<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Разве деньгам важно, приходят они к вам легко или в результате изматывающего труда?
Когдая прихожу в банк, никто не спрашивает меня, достались ли мне эти деньги просто или трудно.
Банк не предлагает мне бонус за то, что я зарабатываю потом и кровью. Никто также не налагает на
меня штрафа за легко добытые деньги. Банку-то все равно.
Что такое «отступить»?
«Победители никогда не отступают, а те, кто отступает, никогда не побеждают» — верно?
Представьте человека, который решил научиться игре в гольф, игре, надо отметить, непростой. Его
ждут огромные расходы на оборудование, различные приспособления, тренеров и уроки. Он
обязательно утопит в пруду парочку дорогих клюшек. Его ожидает постоянное разочарование. Если он
всерьез вознамерился достичь поставленной цели и стать хорошим игроком, возможно, играть в
гольф с друзьями, тогда все это оправданно, необходимо и правильно, и ему понадобится немалая
доля упорства, чтобы довести дело до конца.
Но если он стремится лишь к тому, чтобы пару раз в неделю позаниматься спортом, сбросить
несколько фунтов и лучше себя чувствовать, тогда ему стоит забыть об уроках гольфа и почаще
ходить на прогулки. Если он придет к этой мысли спустя месяц или два «борьбы» с гольфом, бросит
этот вид спорта и начнет чаще гулять, как это охарактеризует его? Можно ли считать этого человека
«слабовольным» и «нецелеустремленным»? Или он просто умный? «Победитель» он или
«проигравший»?
Постановка целей — дело, в общем и целом, продуктивное. Несомненно, очень важно четко
представлять себе, куда вы движетесь в этой жизни. Однако слишком часто люди так углубляются в
определение маршрута, разрабатывая его до мельчайших деталей, что не замечают отличных
возможностей, проходящих мимо них. Они заставляют себя запастись терпением и упорством и идти к
намеченной цели даже по сложному и извилистому пути, несмотря на то что легкая и удобная дорожка
лежит прямо у них перед глазами.,
С самого детства я мечтал быть писателем. С ранних летя «подсел» на детективы и взахлеб
зачитывался Рексом Стаутом, Джоном Макдональдом, Робертом Паркером и Джоном Гришемом. Я
даже пробовал сам писать, как они. Я послал около 50 творений в два журнала, «Ellery Queen's» и
«Alfred Hitchcock's», и получил 50 отказов. Я мог бы запереться в мансарде и жить впроголодь,
продолжая сочинять свои опусы, и не исключено, что когда-нибудь, благодаря невероятному упорству,
мне удалось бы создать одно гениальное произведение. А может быть, и нет. Исход весьма
сомнителен. Я мог бы всю жизнь проработать водителем такси или продавцом в магазине, чтобы
иметь постоянный доход для оплаты счетов, и продолжать при этом исписывать тонны бумаги,
сочиняя рассказы, которые никто никогда не опубликует.
К счастью, я не стал убеждать себя в необходимости преуспеть на литературном поприще. После
наглядного тестирования — вот, опять это слово «тестирование» — я отказался от дальнейших
попыток и посвятил себя написанию книг совершенно иного рода, что далось мне с большей
легкостью. И при этом я не чувствовал себя неудачником.
Оказалось, что я достаточно плодовитый и талантливый писатель; особенно хорошо мне удавались
нехудожественные книги популярного характера, связанные с бизнесом и самосовершенствованием, и
составление текстов для рекламы, коммерческих писем, брошюр, каталогов и телевизионных
рекламных роликов. Как правило, я получаю от 8400 до 12600 долларов плюс авторские отчисления
за сочинение рекламных объявлений в самых различных областях и работаю с клиентами по всему
континенту. Это приносит мне большие деньги. Помимо этого я написал и опубликовал шесть книг,
которые хорошо продаются в магазинах (эта седьмая!), а также издал огромное количество книг,
кассет и прочих информационных материалов, распространяемых моими собственными компаниями.
Прибыль от всего этого составила миллионы долларов. Да, мне пришлось проявить НЕКОТОРОЕ
упорство для развития этой писательской карьеры. Но, честно говоря, особенно напрягаться было не
надо, поскольку все это давалось мне легко и естественно.
Вероятно, когда-нибудь я снова попробую себя в написании детективов. Может быть, через 20 лет,
разделяющих мои попытки, у меня выйдет что-нибудь получше. Не знаю. Зато я буду испытывать свое
перо как финансово благополучный человек и состоявшийся писатель, а не как умирающий от голода
автор.
Те, кто отступает, выигрывают по-крупному
Мой друг Марк Виктор Хансен потерпел полный провал в бизнесе. Его строительная фирма с треском
обанкротилась. И он ушел из этого бизнеса.
Большинство людей предпочли бы услышать душераздирающую историю о триумфальном
возвращении, новой попытке, отчаянной борьбе и грандиозном успехе. Если бы на это ушла вся его
жизнь, получилась бы захватывающая эпопея упорства. Таких историй много. Но история Марка к ним
не относится.
Он полностью порвал со строительным бизнесом, отказался от всего, чему учился (с известным
Бакминстером Фуллером), и решил попробовать себя в совершенно иной области. Довольно быстро
обнаружилось, что он обладает особым даром и любовью к ораторскому искусству. Вскоре он пришел
к выводу, что в жизни не встречал более легкого способа зарабатывать большие деньги. Со временем
он стал одним из самых известных и признанных лекторов, специализирующихся на вопросах
самосовершенствования. Недавно его книги «Куриный суп для души» и «Вторая порция куриного супа
для души» лидировали в списке бестселлеров «New York Times». Марк заработал огромное
состояние. Но вы можете сказать, что он отступил.
У меня есть один друг и клиент, Лен Шикинд. У него на стене висит рамка, в которую вставлено более
дюжины визитных карточек. Каждая из них свидетельствует о бизнесе, в котором попробовал себя
Лен. В некоторых начинаниях он не преуспел и поэтому оставил их. В других достиг значительных
высот, но они ему не нравились, поэтому от них он тоже отказался. Он не «упорствовал», хотя
проявил определенную настойчивость в бизнесе, в котором проработал более десяти лет, сколотив
миллионное состояние. (Я описал эту историю в своей книге «Как заработать миллионы своими
идеями».) В конечном счете Лен создал всемирно известную компанию с тысячами дистрибьюторов.
Он сумел обогатить жизнь многих людей, а все потому, что десятки раз бросал начатое и отступал.
Если вы будете пролетать над городом Ада, штат Мичиган, то увидите раскинувшийся внизу
гигантский комплекс компании «Amway». В ней работают сотни тысяч дистрибьюторов, а годовая
прибыль ее составляет миллиарды долларов. Своим существованием «Amway» обязана тому, что два
приятеля, Рич Девос и Джей Ван Анд ел, перепробовали не одно занятие, включая и работу в
компании «Nutrilite», но ушли оттуда, недовольные политикой руководства. Если вы в определенное
время окажетесь в Далласе, то увидите целую армию женщин, одетых в розовое, за рулем розовых
«кадиллаков» и «бьюиков», прибывших на ежегодное собрание. Косметическая империя «Mary Kay»
существует благодаря тому, что Мэри Кэй была недовольна своей работой в компании,
занимающейся прямыми продажами, и уволилась оттуда по собственному желанию.
НЕСТАНДАРТНАЯ СТРАТЕГИЯ УСПЕХА


Не бойтесь, если на вас навесят ярлык человека, который «отступает». Пересмотрите свои
представления о целях, упорстве, успехах и неудачах. Сосредоточьтесь на «тестировании». И
ищите то, что дается вам легко и естественно, что может повести вас в желаемом направлении.




ГЛАВА 8
СОВЕТ ПО ИНВЕСТИРОВАНИЮ МОЖЕТ НАНЕСТИ БОЛЬШИЙ ВРЕД, НЕЖЕЛИ ОТСУТСТВИЕ
СОВЕТА
Никогда не вкладывайте в то, что есть, пока вы спите.
Владелец лошадей, вроде меня
Специалисты, эксперты и аналитики, собирающиеся на инвесторских конференциях, пишущие книги,
мелькающие в «Wall Street Week» и «Money-line» и раздающие авторитетные советы по вопросам
инвестирования, были посрамлены в разделе фондовой биржи в «Wall Street Journal» группой
«маленьких старушек».
Первый четверг каждого месяца в евангелической лютеранской церкви на Четвертой улице в городе
Бирдстаун, штат Иллинойс, собирается компания седовласых бабушек. Но собираются они там не
ради игры в бинго или вышивания. Это инвестиционный клуб леди из Бирдстауна. Им принадлежит
портфель из 25 ценных бумаг, который они сами собрали. За последние 10 лет они получали
ежегодную прибыль в 23%, оставляя позади многие «профессионально управляемые фонды».
Старушки написали книгу «Руководство по разумному инвестированию леди из Бирдстауна», которая
моментально возглавила список бестселлеров. И в этом нет ничего удивительного.
Несмотря на ошеломляющий успех книги, эксперт Кеннет Фишер, автор инвестиционного раздела
журнала «Forbes», писал: «Уверен, женщины, написавшие эту книгу, просто очаровательны, но они
провалили все мои тесты. Я бы предпочел консультироваться с более опытными и искушенными в
подобных вопросах специалистами».
Этот комментарий напомнил мне мать Джимми Картера. После того как он успел побывать офицером,
заслужившим почести и награды, успешным бизнесменом и президентом Соединенных Штатов
Америки, а его брат Билли, пьяный вдрызг, шатался по кабакам и мочился на улицах, она призналась:
«Я все равно больше люблю Билли».
Эти мнения не имеют особого веса и значимости. Важны только результаты. Отдадим дань уважения
мистеру Фишеру и всем его впечатляющим комментариям, но может ли он продемонстрировать
прибыль от своих ценных бумаг в размере 23% в год?
Тот факт, что группа милых старушек из маленького городка смогла утереть нос прожженным, ловким
и дальновидным асам инвестирования, которых частенько цитируют в «Wall Street Journal» и которые
принимают участие в передачах PBS-TV*, говорит о нестандартном успехе.
* Система публичного телевидения, виртуальный университет, который предстаапяет собой
консорциум 1500 колледжей и телекомпаний. — Прим. перев.
«Сэкономленный цент — заработанный цент»
Нет, вовсе нет. Сэкономленный цент — это статья для подоходного налога. Полученные с него
проценты облагаются налогом на увеличение рыночной стоимости капитала, а может быть, еще и
налогом на наследство. Ценность же цента значительно съедается инфляцией. Так что давайте не
будем увлекаться сказками.
Мне известно, что в американских домах хранится около восьми миллиардов долларов «свободных
денег», рассованных по чулкам, банкам и ящикам комодов. Не могу сказать точно, что этот факт
говорит о людях и их центах. Означает ли это, что они следуют философии «сэкономленного цента»?
А может быть, это свидетельствует о том, что люди так низко ценят эти маленькие медные кружочки,
что разбрасывают их по всему дому? Единственное, в чем я уверен на сто процентов, так это в том,
что для того, чтобы накопить на что-то приличное, потребуется чертова уйма центов. И несколько
жизней.
И еще могу утверждать на собственном опыте, что люди, слишком сильно озабоченные центами,
никогда не зарабатывают по-настоящему большие деньги. Одно дело быть экономным. Огромное
число богатых людей отличаются бережливостью, практичностью и ненавистью к мотовству. Но когда
дело доходит до одержимости экономией, один маленький цент, приложенный к глазу, может закрыть
остальной мир возможностей. (Попробуйте поэкспериментировать!)
Мой наставник говорил мне о дыре в кармане брюк трехсотдолларового костюма, в которую постоянно
заваливается мелочь, чем поспособствовал формированию у меня привычки избавляться от мелочи
при любом удобном случае. Если в ресторане или магазине мне попадается ящик для пожертвований
на достойные цели, я всегда вываливаю туда все содержимое кармана.
Расхождения во мнениях по поводу такой простой вещи, как цент, наглядно свидетельствуют о том,
что вкладывание финансовых средств и управление ими — дело сложное и запутанное.
Как нарушить правила управления деньгами — мы переходим к нестандартным инвесторам
О нестандартных инвесторах много не говорят, но они существуют — и зачастую процветают.
Филипп Аншульц принадлежит к тем выдающимся вкладчикам, которых специалисты и друзья
именуют не иначе как «безумцами». Но каждый раз, когда он давал повод так себя назвать, ему
удавалось оставить в дураках маститых экспертов и положить в свой карман очередной миллион или
несколько миллионов. В 1984 году Аншульц выложил 90 миллионов за приглянувшуюся ему железную
дорогу. Четыре года спустя он пустил прибыль от этой инвестиции на приобретение другой, более
крупной железной Дороги. В то время многие всерьез задумывались о том, насколько разумно
вкладывать такие колоссальные средства в умирающую, бьющуюся в агонии отрасль, у которой нет
ни малейшей перспективы. Но в августе 1995 года Аншульц продал свое приобретение «Union Pacific
Corporation» за 3,9 миллиарда долларов. Да-да, миллиарда — не миллиона. Он получил чистую
прибыль в 2 миллиарда, без учета налогов, конечно. Аншульц регулярно вкладывает деньги в
недвижимость на мертвых рынках, которые все остальные опасливо обходят стороной. И, согласно
журналу «Forbes», продолжает подниматься все выше в списке богатейших людей Америки.
Мерл и Пэт Вулли также считаются белыми воронами в мире недвижимости, масштабом, конечно,
поменьше, чем Филипп Аншульц, но тем не менее очень состоятельными. Представьте, что некто
сообщает вам следующее: он собирается разбогатеть, скупая дома на одну семью за 80—90% от
запрашиваемой цены и продавая их людям, которые не могут претендовать на банковские займы,
имеют небезупречную кредитную историю и не потянут обычные первоначальные взносы. А
необходимый для покупки и финансирования недвижимости капитал планирует получить от частных
инвесторов с гарантией более высокой ставки процента, чем существующая. Что бы вы ответили на
это? Эксперты сказали бы: «Зачем платить 90% от запрашиваемой цены? Почему бы не поискать
дома, владельцы которых потеряли право закладной, или требующие капитального ремонта, или
изъятые за неплатеж, — это обойдется гораздо дешевле? И с какой стати иметь дело с людьми,
которых не согласится финансировать ни один уважающий себя банк? Да вы, должно быть, совсем
тронулись!»
Вулли начали свой бизнес пять лет назад с единственного дома и тысячи долларов стартового
капитала. Сегодня они и их инвесторы контролируют миллионы долларов в недвижимости, их
месячный доход составляет более 10 тысяч долларов, и к тому же они помогли купить собственный
дом сотням людей, которые в противном случае никогда бы не смогли себе этого позволить. Своим
бизнесом они управляют из спальни, имея в распоряжении лишь одного сотрудника и обычный
персональный компьютер. Около трети продавцов, покупателей и инвесторов обращались к ним по
рекомендации. Совсем недавно Вулли начали обучать своей «системе» других и проводить подобные
операции по всей стране. «Наши действия, — говорит Мерл, — идут вразрез с традиционной логикой
и всем тем, чему учат на семинарах по работе с недвижимостью. Но механизм работает безупречно,
без единого сбоя».
Внимательное изучение истории инвестиций на любом уровне показывает, что стадное чувство в
данном вопросе всегда подводит и что наиболее удачливые инвесторы, как правило, незаметно
движутся в направлении, обратном тому, в котором ломится неистовствующее большинство.
Мой друг Сомерс Уайт — обладатель степени магистра Гарвардской школы бизнеса — одно время
был самым молодым президентом банка в Америке. Сейчас он — бывший сенатор от штата Аризона
— зава -лен предложениями о чтении лекций и консультировании. Как-то Сомерс рассказал мне об
одном из клиентов — компании, которая управляет 400 миллионами долларов в инвестиционных
портфелях. Политика и стратегия этой фирмы противоречат всем общепринятым нормам.
«Большинство людей действуют „здесь и сейчас", — пояснял мне Сомерс, — но эти инвесторы
сосредоточивают внимание на том, что непопулярно в настоящий момент, но будет пользоваться
спросом через несколько лет. Они набили руку, покупая различный „висяк" и продавая его через
несколько лет, когда к нему появлялся бешеный интерес. Это могла быть коммерческая
недвижимость в перенаселенном районе. Потребительские товары. Ценные бумаги. Но всегда что-
нибудь, от чего отказались другие».
Смело отправляться туда, куда другие боятся ступить
Там, где другие видят заброшенные здания, преступность, бедность и грязь, человек по имени Хосе
Иисус Легаспи замечает новые возможности. Он возглавляет группу отважных инвесторов, которые
вкладывают деньги и вливают новую жизнь в обветшалые торговые центры на юге Лос-Анджелеса,
хотя другие бизнесмены не спешат обеспечивать живущих и работающих там людей товарами и
услугами. Хосе Легаспи принадлежит к предпринимательскому движению, возглавляемому
иммигрантом, которое разворачивает бурную деятельность в бедных кварталах нескольких крупных
городов. Латиноамериканцы и азиаты воскрешают экономически мертвые районы и возвращают их к
жизни. Невероятно, но по результатам масштабного исследования, проведенного в
1993 году, список из двадцати урбанистических областей, переживающих колоссальный
экономический рост, возглавили Комптон и Саутгейт, атакже два южных района Лос-Анджелеса. За
последние десять лет число предприятий, принадлежащих латиноамериканцам, увеличилось втрое по
сравнению с ростом латиноамериканского населения.
Возможно, районы, находящиеся в самом бедственном положении, будут в конечном счете спасены
этими предпринимателями-иммигрантами в первом или во втором поколении. А более искушенные
квалифицированные инвесторы и бизнесмены, располагающие гораздо большими финансовыми
средствами, сначала поднимают их на смех, потом наблюдают украдкой, а после жалеют, что не
занялись этим ранее.
Читая об этом в журнале «Inc.» (март 1996 года), я вспомнил, как поначалу специалисты насмехались
над Сэмом Уолтоном, когда тот открывал свои магазины «Wal-Mart» в маленьких городках, которые
проигнорировали такие гиганты розничной торговли, как «Sears», «К mart» и «Target». Сэм тогда
утверждал, что в таких местах можно заработать кучу денег. И он оказался прав.
Может ли окупиться банальное, скучное, безликое инвестирование?
Средства массовой информации обожают рассказывать о блистательных инвесторах, вкладывающих
деньги в модные сферы, вроде высоких технологий, спортивных команд и стадионов, рискованных
ценных бумаг и оригинальных новых товаров. Выдающиеся инвесторы — Дональд Трамп, покойный
Роберт Максвелл, дискредитированный Брюс Мак-нелл — все они любимцы газет и телевидения. Но
кроме них работают и другие миллионеры и миллиардеры, тихие, незаметные, разбогатевшие на
скучных и весьма прозаических инвестициях. Как, например, миллиардер Джон Клюг. Хотя на Уолл-
стрит он известен операциями с покупкой и продажей телевизионных сетей и медиакомпаний,
краеугольный камень его богатства составляют более ста монетных автоматических стиральных
машин «Лондромет».
81-летний Клюг всю жизнь славился непредсказуемыми инвестициями. В послевоенные годы он начал
скупать компании, занимающиеся наружной рекламой на щитах, несмотря на то, что большинство
экспертов сходились во мнении, что это абсолютно бесперспективный бизнес, и даже опасный, в
частности, из-за тех, кто считает эти щиты уродливыми пятнами на фоне прекрасных пейзажей.
Приобретая и объединяя маленькие региональные фирмы, Клюк выстроил крупнейшую в Америке
компанию, работающую в сфере рекламы на уличных щитах. Потом, когда предрекались последние
дни местным независимым телевизионным станциям, Клюк принялся скупать и их. К началу 1980-х
годов его компания «Metromedia» стала крупнейшей среди теле- и радиостанций. В конечном счете
Руперт Мердок купил телевизионные станции «Metromedia» и основал то, что сегодня известно как
«Fox Network». К 1995 году Клюг продал все компании, входящие в «Metromedia», получив прибыль в
9 миллиардов долларов. Неплохо для бизнеса, который начинался со скупки маленьких рекламных
фирм.
Теперь Клюг вкладывает деньги в коммуникационные фирмы в таких малопривлекательных местах,
как Москва, Будапешт и Бухарест. В столице Латвии, к примеру, компания Клюга предоставляет
кабельное телевидение за 9 долларов в месяц. Ежемесячно на него подписываются около двух тысяч
человек.
В начале 1996 года это казалось пустяками. Компания погрязла в долгах, экспериментируя с
неизвестными технологиями и получая лишь несколько сот тысяч долларов прибыли в месяц. Клюг
занимался активной скупкой, слиянием и комбинированием фирм вокруг этого странного предприятия.
Но какой бы безумной ни казалась последняя затея Клюга сторонним наблюдателям, история
показывает, что глупо ставить против него.
Я бы предпочел вложишь деньги в повторное изобретение, чем рисковать с неизвестным
Меня часто упрекают в отсутствии интереса к новаторским идеям и разработкам. «Впереди идущие»
слишком часто падают, наповал сраженные стрелами. Зачем рисковать с новыми идеями, когда
можно вполне безопасно пустить в ход старые?
Мне самому по душе нестандартное инвестирование. В 1995 году с тремя партнерами приобрели всю
интеллектуальную собственность и права на материалы доктора Максвелла Мальца, включая его
бестселлер в 30 миллионов экземпляров «Психокибернетика». Три крупнейших издательства
отказались от этой возможности. По каким причинам? Мальц и психокибернетика давно и
бесповоротно устарели. Целое поколение понятия не имеет об этой науке. Сейчас полным-полно
современных авторов, перспективных и интересных. Зачем же вкладывать деньги в того, кого давно
уже нет в живых? И так далее.
Невзирая на их глубокомысленный анализ, мы моментально приступили к возрождению
психокибернетики. Одно издательство, «Prentice-Hall», подразделение «Simon & Publisher»,
переиздало два труда доктора Мальца и заключило договор с авторами нашего Фонда
психокибернетики на написание новой книги. Компания «Audio Renaissance», производитель аудио-
книг, выпустила книгу Мальца на кассетах и запланировала еще одну. Мы развернули активную
маркетинговую деятельность по продвижению собрания самых лучших работ доктора Мальтца,
включенных в новый домашний курс «Жизнь при нулевом сопротивлении» («Zero Resistance Living»).
Три крупных компании почтовых заказов подписали договор на распространение этой программы.
Существуют даже версии для различных специальностей, например «Практика нулевого
сопротивления для дантистов». Бизнес, который никому не был нужен, за один год принес более
миллиона долларов, а в следующем — еще больше.
Некоторые заметные фигуры в других сферах думают точно так же. Достаточно взглянуть на
кинематограф. «Устаревший» герой комиксов Бэтмен превратился в персонажа одного из самых
кассовых и зрелищных фильмов 1990-х годов. Старые телешоу переместились на большой экран и
принесли создателям гигантские прибыли. Нельзя не восхищаться тем, как ловко компания «Pepsi»
вдохнула жизнь в умирающий бренд «Kentucky Fried Chicken». Мой клиент «Guthy-Renker Corporation»
предпочитает вкладывать деньги в производство успешного, пользующегося популярностью ролика,
чем создавать новый, что объясняет факт существования пяти информационных роликов для Тони
Роббинса, трех — с рекламой косметических средств Виктории Принципл и двух — «Perfect Smile».
В то время как я пишу эту книгу, руководители «Kraft Foods» копаются в своих архивах, стирая пыль со
старых брендов в поисках новых возможностей. Наиболее успешный пример — «Crystal Light».
Возможно, вы помните этот питьевой порошок, который продавался в пакетиках и предназначался для
тех, кто сидит на диете. Ему более десяти лет. Разведенный в воде и раз-литый в симпатичные яркие
бутылки, он оставил далеко позади широко рекламируемый напиток «Fruitopia», принадлежащий
«Coca-Cola». Роберт Мор-рисон, исполнительный директор североамериканского подразделения
«Kraft Foods», говорит: «Вчерашний бизнес может стать сегодняшним. И завтрашним, если у вас
хватит ума». Ключевой лозунг компании «Kraft» в 1990-х годах — «повторное открытие».
Хотите безопасности и стабильности? Банк может оказаться не лучшим выбором
Большинство людей об этом не подозревают, но до сих пор многие пытаются вернуть свои вклады из
прогоревших банков. В этих так называемых «надежных учреждениях» ДЕЙСТВИТЕЛЬНО потеряна
прорва денег. Но многие упрямо продолжают класть свои сбережения в банки под смехотворно низкие
проценты, которые, как правило, даже не покрывают инфляцию и налоги.
Один мой приятель, Тед Томас, учит людей, как вкладывать деньги в сертификаты залогового права
на имущество для обеспечения уплаты налогов. Не буду утомлять вас подробностями, но постараюсь
придерживаться сути: эти бумажки застрахованы вдвойне. Они субсидируются правительством,
которому принадлежат налоги, А ТАКЖЕ самой недвижимостью. Обычные люди — такие как вы или я
— могут пойти на аукционы или обратиться в муниципальные органы, купить таких бумажек столько,
сколько захотим, любого достоинства, и получать на вложенные средства 15,20, 25, даже 50%
прибыли. В то время как банковские депозитные сертификаты обеспечивают жалкие 4—6%, Тед и его
ученики имеют по 400% — с таким же риском, а может быть, даже меньшим.
Об этой разновидности вкладов вы много не услышите, потому что брокеры, финансовые плановики,
банкиры и страховые компании жестко контролируют всю информацию об инвестировании, которая
поступает к потребителям.
Еще один мой знакомый последние пять лет получает более 20% прибыли на деньги, вложенные в
чужие страховые полисы. Что это, черт возьми, такое? Инвестор покупает права бенефициария по
страховому полису, который нуждается в наличности, на случай смерти владельца полиса от
неизлечимой болезни. Страховой полис приобретается со значительным дисконтом от номинальной
стоимости. Его владелец может получить деньги прямо сейчас, пока он жив, — от страховой компании
он этого не добьется. Инвестор получает «верный доход» — очень хорошую прибыль на вложенные
средства. Опять же, об этой разновидности инвестирования средства массовой информации не
распространяются, поскольку страховые компании от нее не в восторге. На финансовом рынке многие
не могут делать деньги, продавая их вам, а некоторые считают это занятие гнусным. И тем не менее
подобная практика, хотя она и идет вразрез с нормами, существует и довольно прибыльна.
Ваш банкир, страховой агент или семейный бухгалтер многого недоговаривают, не так ли?
Революция в сфере недвижимости
До шестнадцати лет он рос в приюте. Он сменил несколько бесперспективных скучных работ, усердно
изучая искусство торговли недвижимостью и выискивая способ «пробиться в игру» без денег и связей.
В 1960-х годах Альберт Лоури произвел настоящую революцию в сфере недвижимости, опубликовав
книгу, в которой запечатлел свой путь с нуля к многомиллионному состоянию. Книга называлась «Как
обрести финансовую независимость, инвестируя в недвижимость». «Настоящая революция» — это не
преувеличение, поскольку Эл Лоури стал первым, кто практиковал покупку недвижимости без
начального взноса.
До Лоури нормой считалась выплата первоначального взноса в размере 30%. Поэтому тот, кто не
располагал большими запасами наличности, не мог даже и мечтать о том, чтобы быстро разбогатеть в
сфере недвижимости. Но Лоури первым опробовал стратегии «творческого финансирования» и
«финансирования владельцами», вырвав бразды правления из рук банкиров и открыв двери для
предприимчивых, нестандартно мыслящих бизнесменов. Они скупали недвижимость и богатели не по
дням, а по часам, сдавая ее в аренду, ремонтируя пришедшие в упадок здания, предоставляя
жильцам право покупки на правах аренды и так далее. Те, кто прошел обучение под руководством
Лоури, приобретали в течение года или двух от десятка до сотни домов, практически ничего не
вкладывая.
Поскольку на его лекции съезжались десятки тысяч людей, многие переняли его методы, некоторые
усовершенствовали их, сколотили немалые состояния, написали собственные книги и тоже стали
проводить семинары. К ним относятся Роберт Аллен, автор «Nothing Down» («Только вперед»), и
Карлтон Шитс, которому принадлежит телевизионная реклама по инвестированию в недвижимость,
дольше всех продержавшаяся в эфире.
Несмотря на необходимость постоянного усовершенствования, методы Лоури продолжают приносить
пользу многим людям. Один мой клиент, Рон Ле-гранд, заработал приличное состояние благодаря
«системе быстрого оборота», позволяющей контролировать и производить операции с
недвижимостью менее чем за 90 дней. По всей Северной Америке у него тысячи учеников,
использующих разработанные им методы и получающих с каждой сделки тысячи долларов. Мерл и
Пэт Вулли, упоминавшиеся на предыдущих страницах, более последовательно придерживаются
схемы Лоури, покупая недвижимость и держа ее при себе годами, хотя их стратегии приобретения,
финансирования и продажи по праву можно считать революционными и новаторскими. Американский
институт недвижимости Ларри Пино, подразделение Открытого университета, учит людей
зарабатывать деньги в этой сфере, не владея ни одним домом.
Все эти приемы противоречат общепринятым «нормам», которые проповедуют брокеры, банкиры и
ипотечные компании. И как тут агенту по продаже недвижимости сдержать крепкое словцо, когда он
вкалывает 80 часов неделю, зарабатывая 50 или 60 тысяч в год, а последователи нестандартных
методов получают столько же за пару месяцев, да еще и не особо напрягаясь.
Вернемся к леди из Бирдстауна
Ежемесячно инвестируя 25 долларов, шестнадцать женщин в возрасте от 41 года до 87 лет смогли
собрать портфель стоимостью 60 тысяч долларов. Помимо этого, выход в свет книги, проданной в
количестве трехсот тысяч экземпляров — и это число постоянно растет, — значительно увеличивает
их доходы. Эти женщины имеют самые различные профессии: секретарь., домохозяйка, директор
начальной школы, ассистентка дантиста на пенсии, учительница рисования на пенсии, лаборантка на
пенсии, хозяйка цветочного магазина, владелица химчисток на пенсии, хозяйка свиноводческой
фермы, банковская служащая на пенсии, сотрудница страховой компании, фермерша на пенсии,
банковский кассир на пенсии и брокер по операциям с недвижимостью.
Только три из них имеют хоть какие-то соответствующие познания, да и то с натяжкой.
Это обычные женщины, которые собрались вместе, изучили специальную литературу, подключили
здравый смысл и значительно преуспели в инвестициях на фондовой бирже, приводя в неописуемое
изумление специалистов, вроде цитируемого ранее мистера Фишера, не желающих даже
признаваться в этом.
Такой клуб можно найти в любой сфере инвестирования и предпринимательства; повсюду есть кто-то,
кто утирает нос дипломированным специалистам. Наблюдать за этим одно удовольствие!
НЕСТАНДАРТНАЯ СТРАТЕГИЯ УСПЕХА


Специалисты чаще ошибаются, чем оказываются правы, по поводу того, когда, куда и как
следует вкладывать деньги. Как доказал пример леди из Бирдстауна, каждый из нас может
стать собственным консультантом — и не просто может, но должен. Асы с Уоллстрит гадают
точно так же, как и мы с вами. Уверенность в своих силах— замечательное качество.




Глава 9
ВКРАТЦЕ ПРО НЕСКОЛЬКО МИФОВ ОБ УСПЕХЕ, РАЗБИТЫХ В ПУХ И ПРАХ
Некоторые свято хранимые убеждения об успехе и неудаче так легко развенчать, что они не
заслуживают отдельной главы. Я перечислю их по порядку.
«Какое отношение к этому имеет удача?»
Вам придется каждый день заключать пари на все подряд, иначе вам будет везти, а вы и не узнаете.
Герой Ричарда Дрейфуса из кинофильма «Скачи во весь опор»
Какое отношение к этому имеет удача? Возможно, самое непосредственное. Существует, к примеру,
известная история о Фреде Смите из «Federal Express», которому нечем было платить служащим. Он
собрал остатки наличности, полетел в Вегас и выиграл в кости достаточную сумму, чтобы компания
могла работать дальше. Азартные игроки обожают эту историю. Большинство моих коллег,
занимающихся вопросами успеха в бизнесе, терпеть ее не могут.
Все они категорически отрицают любое участие удачи. Они должны так делать. В конце концов,
признать существование «счастливого случая» и «невезения», никоим образом не связанных с
личным контролем и самоопределением, означает позволить людям утвердиться во мнении: «И зачем
это мне беспокоиться о постановке целей, распределении времени, овладении нужными навыками и
прочей ерунде, если счастливая случайность в одно мгновение может вознести меня на вершину
успеха?»
Я прекрасно понимаю желание торговцев секретами успеха проигнорировать фактор удачи и везения.
Но это большая ошибка.
Такая штука, как везение, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО существует. Как бы вы это ни назвали, как бы ни
описали, судьба время от времени выбрасывает невероятные фортели. Скажем, стечение
обстоятельств.
16 октября 1995 года Дэвид Уиттиг, один из руководителей инвестиционного банка «Kidder Peabody»,
рассказал мне случай, который он назвал «чистой воды удачей». Эта история не единственная,
известная мне.
Однажды вечером в 1986 году Уиттиг ужинал в ман-хэттенской квартире Марти Сигела, которому
через несколько месяцев после описываемых событий было предъявлено обвинение в инсайдерских
торговых операциях с ценными бумагами*. Сигел изо всех сил пы-
* Незаконные операции с ценными бумагами на основе внутренней информации о деятельности

<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>