стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

КИМЕЛЕВ Ю.А., ПОЛЯКОВА. Н.Д.
ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВА ЭНТОНИ ГИДЕНСА


Социологи традиционно считали предметом своей дисциплины
изучение общества, как определенного структурированного и
целостного образования, как особой, не сводимой к другим
реальности.
Энтони Гидденс. один из известнейших современных
англоязычных социологов, не является в этом смысле исключением.
Более того, социологическая рефлексия относительно того, что такое
"общество", является магистральной темой его творчества. Ядро
социологических рассуждений Гидденса составляет теория
структурами, которая фактически и образует каркас его теория
общества. Суть подхода Гидденса заключается в стремлении
разработать теорию общества через всестороннее социологическое
осмысление взаимоотношений между социальными структурами и
социальным действием.
Впервые термин "структурация" появляется в работе "Классовая
структура развитых обществ"1). Сам этот термин, как известно,
довольно часто используется во франкоязычной литературе.
Применение же его Гидденсом призвано
1)
Giddens A. The class structure of the advanced societies. - L.; N.Y.,
1973. - 366 p.



33
было, по-видимому, привлечь внимание к новизне подхода к
классовым отношениям. Гидденс стремился показать, что классы
следует воспринимать не как какие-то уже готовые группы. Классовые
отношения - это скорее базис для формирования групп,
"структурирующая" основа для определения групповой
принадлежности.
Гидденс не подвергал сомнению то выявленное еще Марксом
обстоятельство, что классы являются объективными, т.е.
институциализированными компонентами социальных систем. Скорее
он стремился каким-то образом углубить понимание природы
классового сознания и не сводить его лишь к осознанию людьми
своей классовой принадлежности. Гидденс прибегает к замене
термина "классовое сознание" термином "классовое осознание" с
целью показать, что речь идет о таких формах познания социальных
отношений, которые выражают существование классовых различий,
но не используют при этом четкого классового языка.
Во всех этих первых разработках Гидденс по существу пытался
по-новому и расширительно осмыслить то, что принято называть
субъективными моментами социальных отношений. Суть этой
попытки заключалась в указании на то, что знание, которым
руководствуются социальные актеры, конституирует социальные
отношения, а не просто отражает и воспроизводит их объективную
данность.
В дальнейшем Гидденс предпринимает усилия использовать
обозначившийся подход для разработки общей теория социального
воспроизводства. Первый значительный шаг в этом направлении был
сделан в работе "Новые правила социологического метода". Наиболее
же полно и всесторонне теория структурами представлена в книгах
"Конституирование общества: очерк теории структурации" и
"Центральные проблемы социальной теории: Действие, структура и
противоречие в социальном анализе".
В самом общем виде Гидденс понимает теорию структурации


34
как "онтологическое обрамление" для изучения социальной
деятельности человека. "Онтология" в данном случае - это
концептуальное исследование природы человеческого действия и
институтов, а также взаимоотношений между действием и
институтами.
Гидденс подчеркивает различие в подходах функционализма
(включая теорию систем) и структурализма» с одной стороны, и
герменевтикой и различными формами "интерпретирующей
социологии" - с другой, функционализм и структурализм
подчеркивают примат социальной структуры по отношению к
действию. В интерпретирующих социологиях на первый план выходит
действие, категория "смысла" играет первенствующую роль в
объяснения человеческого поведения. "Если интерпретирующие
социологи основываются на империализме субъекта, то
функционализм и структурализм предлагают империализм
социального объекта". "Базисной сферой социальных наук, по теории
структурации, не является ни опыт индивида, ни какая-либо форма
социального целого, но целостная социальная практика,
разворачивающаяся в пространстве и времени" (5, с.2).
В теории структурации целый ряд дуализмов, или оппозиций,
имеющих фундаментальное значение для других школ социальной
мысли, подвергаются переосмыслению и концептуализируются как
"дуальности". Гидденс подчеркивает в связи с этим особую
значимость переосмысления дуализма "индивид/общество" как
дуальности "агентность/структура". Такая концептуализация означает
тематизацию того обстоятельства, что структуры воспроизводятся
через агентность, причем в условиях модерна такое воспроизводство
носит более или менее осознанный характер в силу включения знания
о социальных системах в сам процесс их воспроизводства. Следует
подчеркнуть при этом, что воспроизводство структур через действие
вовсе не означает их растворения в действия, не означает их сведения
к действию. Объективная


35
природа социальных структур никоим образом не ставится под
сомнение в теории структурации. Теория структурации представляет
собой концептуальную схему, позволяющую, по мнению Гидденса,
понять, каким образом социальные актеры в одно и то же время
являются и создателями социальных систем, и созданиями этих
систем.
Теория структурации подвергалась критике с двух
противоположенных позиций: и в том плане, что на долю
индивидуального актера остается слишком мало пространства для
свободного действия, и в том плане, что она будто бы явно
недооценивает значение социальных ограничений. Следует отметить в
связи с этим, что теория структурации и не стремится установить меру
или качество свободы действия индивида по отношению к
ограничениям, воплощенным в социальных структурах. Она призвана
устранить "вещный момент" в понимании отношений между
структурами и агентностью, предложить средства для
концептуализации сложных и многообразных взаимопереплетений
между институциональными императивами и ограничениями, с одной
стороны, и рефлексивно организованным направляемым действием —
с другой.
Теория структурации как общая теория социального
воспроизводства стремится дать ответ на базисные вопросы
социологической теории общества. Эти вопросы можно разделить на
те, что относятся к собственно теории общества, и те, что затрагивают
вопросы модерна, истории и социального изменения вообще.
Целесообразно отметить, что при чтении Гидденса действительно
может сложиться впечатление, будто вторая группа вопросов
(посылок) выносится за рамки теория структурации в строгом смысле
слова. Вот почем, теория структурации иногда отождествляется с
творчеством Гидденса вообще, а иногда воспринимается лишь как
компонент, пусть и важнейший, этого творчества. Разумеется, все эти
классификационные вопросы, при всей их важности, не носят
принципиального характера. Теория структурации


36
немыслима вне контекста осмысления модерна, прежде всего
базисных социально-институциональных характеристик этой эпохи.
Структурация - это процесс воспроизводства социальна систем,
понимаемых как совокупность социальных практик. Исследовать
процесс структурации социальной системы - значит, выявить способы,
которыми эта система организуется и воспроизводится через
взаимодействие агентов и групп посредством применения
соответствующих правил и средств. Структурации - это процесс
оформления социальных систем, соответственно это и есть процесс
оформления общества.
Гидденс раскрывает этот процесс через рассмотрение и описание
соответствующих формальных составляющих: через концепцию
социального действия, социальной структуры, социальной системы и
социальных институтов.
Все эти понятия, как уже говорилось, подвергаются Гидденсом
существенной переработке и переосмыслению по сравнению с тем, как
они интерпретируются в других социологических теориях.
Гидденс разрабатывает "стратификационную модель" действия,
которая включает, во-первых, адекватную ей теорию субъекта и, во-
вторых, трактует действие во времени и пространстве как
непрерывный поток поведения, не разделяя его на дискретные цели,
мотивы и т.д.
Теория субъекта представляет собою стратификационную модель
личности, включающую три уровня: бессознательный, практического
сознания, дискурсивное сознание. Главным моментом теории действия
является концепция рефлексивности. Рефлексивность следует
понимать не просто как "самосознание", а как "сознательное
направление действия". Быть человеком - значит быть
целеустремленным агентом, который обладает знанием причин, а если
его спросить, то способен и порассуждать об этих причинах.
Рефлексивность действия означает, по Гидденсу, что актеры
постоянно


37
сохраняют "теоретическое понимание" основ своей деятельности, что
не следует отождествлять с дискурсивным указанием причин -
рационализацией, или практическим сознанием, но означает просто
рефлексивный мониторинг поведения. Речь идет о том, что социально-
научное знание об условиях действия тем или иным образом является
достоянием агентов, причем практически всех членов общества, и тем
самым это знание само становится условием самого действия.
Поскольку социальные институты не только определяют
действие, но и воспроизводятся через действия агентов, то
рефлексивность действия означает также осознание
институциональности действия, а также возможность и фактичность
изменения институтов.
Целесообразно еще раз подчеркнуть, что Гидденс не ставит под
сомнение объективную природу социальных институтов.
Воспроизведение институтов через действие не означает их
растворения в действиях агентов.
Рефлексивная направляемость и рационализация действия
отличаются от его мотивации. Социальные агенты могут указать свои
намерения и основания для действия, но не всегда в состояния
определить мотивы и обусловливающие эти мотивы потребности.
Наличие бессознательной мотивации является одной из важнейших
характеристик человеческого поведения.
Однако не следует считать, что каждый поведенческий акт имеет
свой мотив. Мотивацию следует понимать как "процессуальное"
понятие. Конкретно это означает, что бессознательное крайне редко
непосредственно вмешивается в сознательную направляемость
действия. Действия не зависят исключительно от индивидуальных
психологических механизмов их носителей. "Они опосредуются
социальными отношениями, которые индивиды поддерживают в
рутинной практике своей повседневной жизни" (5, с.50).
Концепция "структурации" раскрывается также и через


38
понятия "структура" и "система" в их взаимосвязи. Структура - это
правила и средства, организованные как свойства социальных систем,
или как "структурные свойства". "Структура имеет двойственный
характер, который связан с принципиально рекурсивным характером
социальной жизни, и выражает взаимозависимость структур и
субъекта действия" (2, 0.69). Под действенностью структуры Гидденс
подразумевает то, что структурные свойства социальных систем
являются и средством и результатом практики, которая создает
систему. Таким образом, теория структурации решает проблему
синхронии и диахронии в связке "действие - структура" и проблему
жесткости и принудительного характера структуры, которая
концептуализируется не как ограничение для действия, а является его
компонентом. "Структура есть способ, посредством которого
отношение между частью и целостностью выражается в социальном
воспроизводстве" (2, с. 71).
Система - это воспроизводимые отношения между субъектами
действия и коллективами, организованные как регулярная социальная
практика. Социальные системы есть системы социального
взаимодействия, существующие синтагматически в потоке времени.
Системы имеют структурные свойства, но сами по себе не являются
структурами. Последние выступают как необходимые свойства систем
или коллективов и характеризуются "отсутствием субъекта".
Социальные системы имеют три структурных компонента: они
содержат коды (правила, выступающие как способы кодирования
поведения), отношения господства (включая взаимосвязи между
полномочиями и распределением), способы легитимации (способы
нормативной регуляции, теория нормативной регуляции) (2, с.97).
Разделение сигнификации, господства и легитимации носит
аналитический характер. Сигнификация структурируется в языке и
через язык, однако язык одновременно фиксирует


39
и аспекты господства, а коды, включенные в сигнификацию, имеют
нормативную силу.
Социальные системы, в отличие от структуры, существуют во
времени и пространстве. Пространственно-временная организация
социальных систем обеспечивается среди прочего и тремя
указанными аспектами структуры, которые выполняют функция
опосредования и трансформации. Смысл опосредования сводится к
"связыванию" времени и пространства, которое означает "наличное
присутствие" действующих субъектов внутри социальной системы.
Всякое социальное взаимодействие включает опосредование,
поскольку всегда имеется "проводник", который "несет" социальный
взаимообмен сквозь пространственно-временные интервалы. Понятие
трансформации подразумевает "трансформационный характер" всех
социальных правил (т.е. они подразумевают бесконечный ряд
эмпирических контактов) и ресурсов. Внутренней чертой
человеческого действия, таким образом, является
"трансформационная способность". Понятия трансформация и
опосредования применяются не только в отношении
структурирования взаимодействия в пространстве и временя, но и в
анализирующих структурах. Взятые вместе они обеспечивают
обратимость правил и ресурсов.
В противоположность ролевой теории, выдвинутой
функционализмом, Гидденс утверждает, что "социальные системы
состоят не из ролей, а из (воспроизводимых) практик; и именно
практики, а не роли должны выступать (через двойственность
структура) "точками артикуляции" между субъектом деятельности и
структурами" (2, с.117). Поскольку социальные системы помещены во
время и пространство, их можно интерпретировать как структурные
"поля", где агенты занимают определенные позиции по отношению
друг к другу. Социальная позиция определяется как социальная
идентичность, которая означает определенный круг прерогатив и
обязательств, осуществляемых действующим субъектом: эти


40
прерогативы и обязательства составляю ролевые предписания,
связанные с данной позицией.
К структурным компонентам социальной системы Гидденс
относит и понятие противоречия, которое отличается от
"функциональной несовместимости". Социальное противоречие это
"оппозиция или дизъюнкция структурных принципов социальной
системы, где эти принципы действуют в рамках друг друга, но в то же
время противоречат друг другу" (1, с. 141). Под структурным
принципом (или принципом системной организации) понимается
институциализированная сеть взаимосвязей, которые направляют
воспроизводство системы. Эти взаимосвязи действуют на трех
уровнях системной интеграции: гомеостазис (действие "каузальных
петель", т.е. каузальных отношений, когда изменение в одном пункте
вызывает последовательность событий, воздействующих на другие, и,
в конечном счете, воздействие возвращается в начальный пункт,
стремясь привести его в первоначальное состояние); обратная связь
("саморегуляция посредством обратной связи через действие
селективной информационной фильтрации"); рефлексивная
саморегуляция.
Отношения "социальная интеграция - социальный конфликт" и
"системная интеграция - системное противоречие" являются не просто
оппозициями, а носят диалектический характер. Противоречие может
возникнуть только через системную интеграцию, так как само понятие
противоречия уже включает в себя понятие системной интеграции.
Конфликт и противоречие имеют тенденцию к совпадению, однако
существует ряд обстоятельств, которые отделяют их. Оба понятия
связаны также с господством, которое воспроизводится в результате и
через противоречие.
Важно отметить, что интеграция для Гидденса - это не синоним
сплоченности или консенсуса, его процесс взаимодействия. Гидденс
проводит различие между социальной и системной интеграцией.
Социальная интеграция - это


41
взаимодействие между субъектами действия. Она определяется как
системность на личном уровне, предполагающем пространственное и
временное соприсутствие агентов взаимодействия. Системная
интеграция - это взаимодействие групп и коллективов, составляющее
основу системности общества как целого, общества как
"барельефного" образования на фоне многочисленных
коммуникативных взаимодействий. Системная интеграция
осуществляется не в произвольной форме личного общения, а в
жесткой институционализированной форме.
Гидденс вычленяет в связи с этим понятие "институт" и
указывает, что институты - это то, что люди создают в результате
своего взаимодействия, это стандартизированные способы поведения,
которые играют основную роль в пространственно-временной
организации социальных систем. Средствами такой организации и
воспроизводства выступают различного рода условности, правила,
средства и т.д., рассматриваемые как институциональные
характеристики систем социального взаимодействия. Социальные
институты классифицируются Гидденсом следующим образом: 1)
символический порядок (способы дискурса); 2) политические
институты; 3) экономические институты; 4) законы (способы)
санкционирования (1, с. 107).
Барельефное выступание какого-либо конкретного общества на
фоне множественных отношений в рамках интерсоциальных систем
(см. ниже) становится возможным благодаря тому, что определенные
структурные принципы продуцируют определенное "сочетание
институтов" в пространстве и времени. "Подобное сочетание является
первой и наиболее базисной идентифицирующей характеристикой
того или иного общества" (5, с. 164). К числу других структурных
принципов, определяемых свойства конкретных обществ, можно
отнести: 1) связь между социальной системой и определенной
территорией; 2) наличие нормативных элементов, включающих


42
притязание на данную территорию; 3) наличие у членов общества
чувства общей идентичности.
Таким образом, термин "общество" имеет у Гидденса два
основных значения. Он может служить, во-первых, как общее
обозначение социальной ассоциации, или социальной интеракции.
Во-вторых, "общество" может использоваться как указание на
определенное конкретное образование, отличающееся от других,
окружающих его образований. Это какое-то общество в отличие от
других обществ. Такое использование термина "общество" имеет свои
весьма существенные недостатки, связанные с тем, что социальные
тотальности вовсе не обладают четко очерченными пределами.
Социальные тотальности существуют только в контексте
"интерсоциальных систем". Все общества в одно и то же время и
являются социальными системами, и конституируются пересечением
множества социальных систем (5, с.164). Это множество социальных
систем или может быть полностью "внутри" какого-то общества, или
может находиться и "внутри" и "вне" данного конкретного общества.
Общества поэтому являются "социальными системами, которые
барельефно выступают на фоне прочих системных отношений, в
которых они укоренены" (5, с.164).
Значение структурных принципов связано с тем, что именно они
определяют тип общества. Гидденс предлагает тройственную
классификацию типов общества: 1) племенное общество; 2)
общество, разделенное на классы; 3) классовое общество
(капитализм). В племенных обществах одни и те же средства
обеспечивают и социальную, и системную интеграцию, они
полностью зависят от локальных контекстов взаимодействия с
присущим этим контекстам высоким уровнем непосредственного
присутствия агентов взаимодействия. Связь традиции и родства
находит непосредственное воплощение в пространстве и времени.
Господствующим структурным принципом общества,

43
разделенного на классы, является "ось, связывающая городские зоны с
их сельским окружением" (с. 183). Дифференциация города и сельской
местности служит средством разделения социальной и системной
интеграция. Наблюдается определенное расчленение
институциональных сфер - экономической, политической,
символической, юридической.
Отличительный структурный принцип классовых обществ
современного капитализма следует искать в разведении и в то же
время взаимосвязи государственных и экономических институтов.
Происходит разделение социальной и системной интеграции.
Общества указанных типов существуют в различных
интерсоциальных системах. Племенные общества существуют в
рамках "до-исторических" и фрагментарных систем. Общества,
разделенные на классы, вкупе с племенными обществами - в рамках
имперских мировых систем. Капиталистические общества вместе с
обществами названных типов существуют в условиях "ранней
капиталистической мировой экономики". В настоящее время следует
говорить о "современной капиталистической мировой экономике".
Гидденс настойчиво подчеркивает, что предлагаемая им
классификация типов общества и интерсоциетальных систем, в
которых существуют эти общества, не является эволюционной схемой.
Эволюционизм отвергается, несмотря на то, что он являет собой
весьма мягкий вариант тех теорий социального изменения, что
опираются на детерминистские представления о структурной
каузальности применительно к социальному действию. "Человеческая
история не имеет эволюционной нормы и можно причинить
значительный ущерб, если попытаться втиснуть ее в такую форму" (5,
с.236).
Отвергая детерминистские структурно-каузальные теории,
Гидденс предлагает иной подход к анализу социального изменения.
Ключом здесь является его теория "барельефного" общества,
существующего на фоне множества интерсоциетальных


стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>