<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Но теперь, когда правительство обвалило процентную ставку,
его инвестиционная идея выглядит гораздо привлекательнее!
Вполне возможно, что теперь он вложит в этот проект все
свои деньги, да ещё откажется от покупки машины и зало-
жит квартиру. В результате металл, кирпич, энергия и время
многих людей превратятся в какой-нибудь заводик, станок,
магазин или сложную компьютерную программу. Возникнет
коммерческое предприятие, обременённое долгами, но доста-
точно рентабельное, чтобы с ними расплачиваться. И тут-то
на поверхность и вылезает главный подвох. При процентной
ставке в 4% годовых такое предприятие будет прибыльным, а
при 6% – убыточным. И судьба его будет зависеть прежде всего
от того, долго ли правительство сможет удержать процентную
ставку на низком уровне.
А правительство, чтобы действительно обеспечить низкий
процент, должно постоянно предлагать рынку дешёвые креди-
ты. Месяц за месяцем, квартал за кварталом. Постепенно оно
43
Инфляционное перераспределение:

осознает, что само загнало себя в ловушку. Чем дольше оно
проводит эту политику, тем большее количество людей начина-
ет вести свои дела, рассчитывая, что они могут занять под низ-
кий процент. Если вдруг её прекратить, все эти люди понесут
потери. А если её продолжить, то ситуация только усугубится:
ведь это будет значить, что мы постоянно рисуем и рисуем но-
вые деньги.
Очевидно, что если делать это, не останавливаясь, то рано
или поздно произойдёт очень серьёзное повышение цен. В этой
ситуации, как ни печально, безболезненного выхода уже нет.
Как ни крутись, массовые разорения неизбежны, а попытки от-
тянуть их только усилят эффект. Вопрос в том, хотим ли мы
добавить к этому вороху проблем ещё и рост цен, падение на-
циональной валюты и всеобщее недоверие к деньгам, доходя-
щее до того, что зарплату будут выдавать колбасой, а за сырьё
расплачиваться специально припасёнными для этой цели бето-
номешалками?
Описанный механизм – это не что иное, как схема всем из-
вестного делового цикла. Вначале благодаря заниженным про-
центным ставкам осуществляются нежизнеспособные инвес-
тиции. Потом правительство накачивает экономику деньгами,
чтобы эти низкие проценты удерживались подольше. Потом
становится ясно, что низкую ставку уже не удержать, и деньги
рисуют, чтобы хоть отчасти возместить потери тех, кто в ус-
ловиях эйфории дешёвых кредитов неудачно выдал ссуду или
вложился в убыточное дело. Потом доходит до того, что если
продолжать эмиссию, начнётся разрушение национальной де-
нежной системы.
На этой стадии правительство обычно отступает и осоз-
наёт, что тех бедолаг, которых оно спровоцировало на глупые
инвестиции, уже не спасти. Накачка денег резко прекращается,
44 Инфляция и её последствия

процентные ставки взлетают, и вскоре наступает эпоха массо-
вых банкротств, когда производства повсюду сворачиваются,
а люди теряют работу. Все понимают, что капиталовложения,
которые при искусственно заниженной процентной ставке ка-
зались очень разумными, на самом деле просто были перево-
дом добра.
К сожалению, превратить тысячу хороших бетонных плит в
убыточный и бесперспективный завод гораздо легче, чем сде-
лать обратное. Поэтому теперь капитал придётся накапливать
заново, а о старом забыть, как об утраченной иллюзии. И вот,
едва только люди протрезвели и настроились на деловой лад,
на сцене снова появляется правительство и опять начинает раз-
жигать горячку бума: «А вот кому дешёвые кредиты только что
нарисованными деньгами? Участвуйте в программе стимули-
рования и восстановления экономики!» И шарманка запуска-
ется снова…
Именно так были устроены все наиболее знаменитые эко-
номические кризисы. Из современных нам кризисов особый
интерес представляют случаи Японии и России. Из кризисов
прошлого – Великая депрессия в США.

Современный экономический кризис
в Японии
Япония – это страна, которая в течение сорока лет, с 1950
по 1990 год, была самым ярким примером блестящего эконо-
мического успеха. Она стала первой страной за пределами ев-
ропейской цивилизации, которую все без колебаний признава-
ли высокоразвитой; более того, в экономической и технологи-
ческой сфере она была одним из очевидных мировых лидеров.
Стремительный рост японской экономики оставался стабиль-
ным и казалось, что скоро внутренний рынок этой страны бу-
45
Современный экономический кризис в Японии

дет уже не вторым в мире после американского, а первым. Ведь
по сравнению с американцами японцы гораздо больше думали
о будущем и охотнее отказывались от текущего потребления
ради серьёзных выигрышей завтра. К тому же, в Японии были
довольно низкие налоги, не слишком расточительные социаль-
ные программы и твёрдая валюта.
Но сегодня Страна восходящего солнца уж не та, что была.
Скажем прямо: она переживает самую настоящую экономичес-
кую катастрофу, которая длится уже 15 лет. Возьмём, например,
японский фондовый индекс Nikkei: в 1989 году он составлял
40000, к 1997 году упал до 18000, в 2001 году колебался в райо-
не 12000 и только в 2006 году поднялся до уровня около 17000.
Сравним это с американским «Доу-Джонсом»: в 1989 – 2500, в
1997 – 6600, в 2001 – 11000, а сегодня – примерно 10700. Итак,
за последние 16 лет японские акции в 3,5 раза подешевели, тогда
как американские стали в 4 с лишним раза дороже.
Печальная судьба постигла и японские банки: если раньше
они были безусловными мировыми лидерами по всем показа-
телям, то сегодня в рейтинге финансовой силы банков, кото-
рый составляет агентство Moody’s, ни один из представителей
Японии не попадает в категорию A или B.
Государственный долг достиг 7 трлн. долларов и превыша-
ет 160% ВВП (для сравнения – в США, Германии и Франции
он составляет примерно 65-70% ВВП)5. Более того: каждый год
долг Японии возрастает как минимум на 350 млрд. долларов по
причине хронических бюджетных дефицитов. Дефицит японс-
кого бюджета больше, чем у английского, немецкого, француз-
ского и итальянского вместе взятых, а если мерить его мерками
России, то он в три раза больше, чем все годовые поступления
в нашу федеральную казну.
5
А в самой Японии этот показатель менялся так: в 1993г. – 60%, в
1999 – 100%, в 2004 – 160%.
46 Инфляция и её последствия

Раньше Япония имела самый большой в мире экспорт,
теперь по этому показателю её обогнали Германия, США и
Китай. И даже раскритикованный нами показатель ВВП отраз-
ил упадок японской экономики: раньше по размеру она занима-
ла второе место, а теперь только третье.
Как же такое получилось? А в точности по схеме, которую
мы изложили выше. В 1985-1987 гг. японские власти органи-
зовали массированный вброс денег в экономику. Делалось это
путём льготного кредитования коммерческих банков. Помните,
что мы говорили про ставку рефинансирования? Так вот, учёт-
ная ставка Банка Японии (так она называется в этой стране)
была в те годы снижена с 5% до 2,5%.
Банки дружно кинулись занимать у государства.
Естественно, при этом банкирам ненавязчиво намекали, что
полученные средства лучше всего ссудить строительным ком-
паниям и фермерам, которые имеют очень сильных лоббистов
в ЛДП, правящей японской политической партии. В результате
в строительном секторе произошёл фантастический бум. Цены
на недвижимость многократно взлетели. Владельцы недвижи-
мости закладывали её и инвестировали полученные от залога
деньги в новые строительные проекты. А правительство всё
накачивало и накачивало экономику деньгами.
В 1986-1990 гг. денежная масса в среднем возрастала почти
на 11%. Индексы цен при этом оставались стабильными, по-
этому никто не признавал, что в стране разворачивается инфля-
ция. Это не удивительно – ведь подорожание недвижимости и
ценных бумаг в большинстве таких индексов не отражается.
А оно было колоссальным, потому что как раз на эти рынки и
впрыскивалась основная сумма эмиссионных денег.
Японские акции на протяжении 1985-1990 гг. подорожали
вчетверо, а земля и постройки – в несколько десятков раз. Банк
47
Современный экономический кризис в Японии

Японии действительно сбил процентные ставки. Теперь долго-
срочные ссуды выдавались не под 7%, а под 5%, а краткосроч-
ные – вообще под 4%. Разумеется, количество желающих за-
нять только увеличивалось. Пузырь надулся до размеров, не-
слыханных в истории человечества. Но вот настал 1990 год, и
он лопнул.
Дело в том, что многие японские банки, совсем уже рас-
пухшие от дармовых денег, решили пополнить портфели своих
активов иностранными валютами. И стали скупать доллары
США, южнокорейские воны и выраженные в них ценные бума-
ги. Поскольку при этом они дружно выставили на продажу ог-
ромное количество иен, японская валюта начала падать в цене.
Обеспокоенный этим Банк Японии 25 декабря 1989 года повы-
сил процентные ставки. Вслед за этим и коммерческие банки
объявили, что больше не будут кредитовать своих клиентов так
дёшево.
Для многих заёмщиков, особенно для тех, кто хотел рас-
платиться по старым долгам, сделав новые, это было тяжёлым
ударом. Такие люди кинулись продавать свою недвижимость и
ценные бумаги. Эта волна продаж совпала с тем, что на рынок
перестали поступать деньги от эмиссии. В результате цены ста-
ли катастрофически обваливаться.
За один только 1990 год японская недвижимость подеше-
вела вдвое, и примерно на столько же обесценились акции. А
ведь многие объекты недвижимости были залогами по кре-
дитам. Банки оказались в ситуации, когда вместо того, чтобы
получить назад деньги, которые они ссудили заёмщикам, они
могут рассчитывать лишь на недвижимость, которую можно
продать в лучшем случае за две трети от исходной суммы. Это
означало, что неизбежны массовые банкротства банков – с по-
нятными последствиями для вкладчиков и вообще для боль-
48 Инфляция и её последствия

шинства экономических агентов в стране. Настал момент, ког-
да на смену буму приходит грандиозный крах.
И вот тут-то началось самое страшное – то, что придало
японскому кризису такую неслыханную в истории длитель-
ность. Правительство попыталось предотвратить неизбежные
последствия ошибочных инвестиций и сделало всё, чтобы
спасти банки, которые накопили триллионы безнадёжных кре-
дитов.
В 1990-1999 годах было принято девять «программ стиму-
лирования экономики» на общую сумму 888 млрд. долларов.
Их суть была в том, что государственный бюджет выплачивал
особо бедствующим компаниям пособия; кроме того, значи-
тельные суммы были потрачены на борьбу против снижения
цен. Так, за 10 лет строительная отрасль получила от прави-
тельства заказы на 60 трлн. иен, что составляет примерно треть
от всех строительных заказов за этот период.
Была возобновлена денежно-кредитная экспансия – учёт-
ную ставку снизили с 6% в 1991 году до 0,5% в 1997 году и до
0% в 2000 году, причем на нулевом уровне она держалась до
июля 2006 года, когда её повысили до 0,25%.
Денежная масса на протяжении 1991-98 гг. ежегодно увели-
чивалась на 2,8%, а в последующие годы – ещё сильнее.
Банк Японии принял программу выкупа ценных бумаг
непосредственно у коммерческих и промышленных предпри-
ятий, а не у банков. Ведь банки тратили всё, что получали от
государства, на покрытие своих убытков по безнадёжным дол-
гам, а новых кредитов практически не выдавали. Поэтому пра-
вительство и прибегло к такому способу вбрасывать деньги в
экономику. Помните про «операции на открытом рынке»? Это
они и есть.
Чтобы препятствовать падению курсов акций, Банк Японии
начал устраивать интервенции на фондовом рынке, массиро-
49
Современный экономический кризис в Японии

ванно скупая ценные бумаги, лишь только индекс Nikkei упадёт
ниже отметки 12000. В результате индекс действительно не па-
дает ниже этого уровня, но и не растёт.
Наверное, вы уже осознали общую логику этих мер.
Японские власти пытаются спасти те предприятия, особенно
банки и строительные компании, которые в период бума совер-
шили наиболее тяжёлые ошибки. Ради этого они прибегают к
самым разным средствам, в том числе всячески препятствуют
падению цен на недвижимость и ценные бумаги, стараясь удер-
жать их на завышенном уровне. В итоге оба процесса – разоре-
ние неудачников и сдувание ценового пузыря – происходят как
в замедленном кино.
Банки и компании с гигантскими долгами превратились в
чудовищных призраков, которые не могут ни жить, ни умереть,
а только растягивают свою мучительную агонию, высасывая
ресурсы из более здоровой части экономики. Цены остаются
противоестественно завышенными (сегодня Япония по-пре-
жнему самая дорогая страна мира), но правительство мешает
им снижаться, считая дефляцию самым страшным злом, какое
только бывает.
В 1991-1994 гг. японская недвижимость подешевела на
80%, а после этого с каждым годом становилась всё дешевле
и дешевле. Но ей по-прежнему не дают упасть до естественно-
рыночного уровня, и каждый шаг в этом падении превращается
в трагедию. И эта история длится уже 15 лет. Индекс Nikkei
сегодня всё ещё выше, чем накануне бума (в 1985 году он был
равен 9500), потенциал падения цен на недвижимость тоже не
исчерпан. Пятнадцать лет непрерывной депрессии – это уни-
кальный мировой рекорд. Но если сознательно проводить по-
литику, растягивающую самую неприятную из всех фаз дело-
вого цикла, ничего другого и быть не может.
50 Инфляция и её последствия

Что же должно делать японское правительство, чтобы
страна вернулась к нормальной жизни? Для этого надо отка-
заться от вмешательства в экономику и не препятствовать ес-
тественным процессам снижения цен и разорения компаний с
безнадёжными долгами. В частности, необходимо немедленно
перейти к жёсткой денежной политике и сбалансировать госу-
дарственный бюджет, отменив всевозможные субсидии полу-
живым банкам и предприятиям.
Да, это будет иметь шоковые последствия. Никак не позави-
дуешь тем, кому придётся в один день расплачиваться за ошиб-
ки, накопленные в течение 20 лет. Но чем раньше это сделать,
тем меньше будут жертвы и тем скорее страна, избавившись от
опухоли безнадёжных долгов, начнёт навёрстывать упущенное.
Насколько можно судить по итогам 2005 года, нынешнее япон-
ское правительство наконец решилось прибегнуть к серьёзным
антикризисным мерам, и относительное оздоровление эконо-
мики уже началось.

Российская денежная политика
в 2000-2005 годах
А теперь обратимся к современной России и сравним, на-
сколько денежная политика, которая проводится у нас при
Путине, сходна с решениями, породившие великие инфляци-
онные катаклизмы прошлого.
В 1990-е основными экономическими инструментами го-
сударства были эмиссия и займы. Собранные таким образом
деньги шли на покрытие бюджетного дефицита. После 2000
года правительство в целом отказалось от использования этих
варварских средств. Теперь у нас бюджет сводится без дефи-
цита, а суммы, которые государство занимает, гораздо меньше,
чем те, что уходят на уплату старых долгов. Положительные
51
Российская денежная политика

последствия этого относительного вразумления всем извест-
ны. Но, как вы знаете, даже сами нынешние руководители госу-
дарства признают, что в области денежно-кредитной политики
у России сегодня не всё благополучно.
Вот несколько цитат из публичных заявлений Владимира
Путина:

«Хотел бы остановиться и на других задачах и про-
блемах. Одна из них – сегодня это становится все более
очевидным – это темпы инфляции. За первый квартал они
почти вдвое превысили запланированный в бюджете уро-
вень. Инфляция начинает съедать наши доходы, а значит,
становится одной из основных угроз экономическому рос-
ту».
16 апреля 2001 года. Выступление на совместной коллегии
Минфина и МНС

«Наконец, немножко меньше, чем в прошлом году, но до-
статочно быстрыми темпами растет инфляция, тоже нужно
обратить внимание. Задачи по сдерживанию инфляции у нас
выше, чем в прошлом году. Поэтому обращаю ваше внима-
ние и рассчитываю, что Правительство будет подходить сис-
темно к этой проблеме».
4 марта 2003 года. Выступление на совещании с членами
правительства

«Проводимая бюджетная политика в целом позволила
обеспечить сохранение макроэкономической стабильности.
Однако предусмотренный федеральным законом о федераль-
ном бюджете на 2004 год прогнозный уровень инфляции был
превышен. Недопустимо высоким остается уровень инфля-
52 Инфляция и её последствия

ции и в начале 2005 года. В результате усилились риски за-
медления темпов и снижения качества экономического рос-
та. Высокая инфляция в значительной степени снижает эф-
фективность мер по повышению уровня доходов населения.
Полагаю, что имевшиеся возможности сдерживания инфля-
ции не были полностью использованы».
24 мая 2005 года. Бюджетное послание Федеральному
Собранию «О бюджетной политике в 2006 году»

«Вместе с тем хотел бы обратить ваше внимание на то, что
Правительство и Центральный банк прекрасно понимали и
видели конъюнктуру, складывающуюся на внешних рынках,
прогнозировали развитие российской экономики. И тем не
менее в текущем году поставили перед собой планку удер-
жания инфляции на уровне 8,5%. Уже сейчас ясно, что мы с
этой задачей не справляемся. Еще раз хочу сказать – в целом
тем не менее положительно оцениваю усилия Центрального
банка и Правительства по удержанию инфляции, но считаю
эти меры недостаточными».
26 октября 2005 года. Вступительное слово на совещании по
экономическим вопросам в Кремле

«На что хотел бы обратить внимание. <…> Хочу обратить
внимание на то, что цель – конечно, одна из целей и самая
главная цель – обеспечение темпов экономического роста при
снижении инфляции. Вместе с тем мы знаем заложенные па-
раметры этого года – 8,5%, за первые два месяца рост – 4%.
Мы в конце прошлого года говорили о том, что нужно пред-
принимать необходимые меры. Разговоров много, а результат
пока не тот, который мы ожидали».
53
Российская денежная политика

6 марта 2006 года, Стенографический отчет о встрече с
членами правительства

Чаще всего на первый план выдвигается своеобразная
«дилемма десятилетия». Её суть такова. Надо выбрать, что
хуже – инфляция или укрепление рубля. Большинство россий-
ских экономистов уверены, что опасно и то, и другое, но, к со-
жалению, одновременно избежать того, и другого невозможно.
Поэтому желательно принять какую-то промежуточную поли-
тику, которая позволит нам пройти между Сциллой и Харибдой.
Или попасть одновременно и к Сцилле, и к Харибде, но чуть-
чуть, слегка так. Чтобы в полной мере понять эту логику, надо
сделать небольшое отступление. Чем плоха инфляция, мы уже
знаем, но что дурного в укреплении рубля? Вот это мы сейчас
и поясним.

Миф о реальном валютном курсе
При денежной эмиссии происходит рост цен. Он неравно-
мерен, какие-то товары дорожают раньше и сильнее, чем дру-
гие. Поэтому, если сравнивать значение любого индекса цен с
фактическими ценами любого товара, мы увидим, что они уве-
личиваются несинхронно и непропорционально. То же самое
наблюдается, если товаром, с которым мы делаем сравнение,
будет иностранная валюта.
Если правительство устраивает эмиссию, неизбежно вы-
растет и индекс внутренних цен, и курсы иностранных валют.
Однако из-за этой неравномерности в течение какого-то пери-
ода может получиться так, что внутренние цены уже вырос-
ли, а валюты ещё не подорожали. Или наоборот: курсы инос-
транных валют поднялись, а внутренние цены – те же, что и
раньше. Многие экономисты, журналисты и политики уделяют
54 Инфляция и её последствия

этим двум специфическим ситуациям особое внимание, прида-
вая им огромное значение и даже сочиняя о них мифы.
Существует даже специальный термин «реальный валют-
ный курс», используемый для измерения разрыва между тем-
пами увеличения ценовых индексов и темпами удорожания
иностранных валют. Допустим, если индексы цен в России
поднялись втрое, а курс доллара прыгнул с 28 до 56 рублей,
это называется повышением реального курса рубля. Если же
доллар подорожал не вдвое, а вчетверо, до 112 рублей, то ре-
альный курс российской валюты снизился. Ну а если благодаря
какому-то совпадению доллар вырос ровно в три раза и задер-
жался на отметке «84 рубля», говорят, что реальный курс рубля
стабилен.
Ситуация, когда курсы иностранных валют повышаются
быстрее, чем внутренние цены, имеет характерную черту – в
это время покупки на российском рынке становятся для ино-
странцев и других обладателей иностранной валюты особенно
дешёвыми. А вот для русских всё, что продаётся за границей,
становится дорогим. Поэтому такие периоды называют не
только периодами низкого реального курса рубля, но и периода

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>