<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


по всему, Америка побеждает в этой гонке благодаря более
низким налогам, гибкому рынку труда и меньшему количест-
ву государственных монополий. И сегодня размер европейской
экономики, хоть он в абсолютных цифрах и огромен, в сравне-
нии со США маловат. А денежная единица малой экономики,
даже если она в высшей степени надежна и стабильна, вряд ли
может стать мировой валютой.
Во-вторых, крупнейшие европейские
государства – Германия, Франция, Италия – не смогли выдер-
жать маастрихтские критерии. Сегодня в этих странах дефицит
бюджета не укладывается в рамки 3% ВВП и даже подступает
к уровню 5%. Немецкое и французское правительства, впро-
чем, пытались провести реформы, сократив государственные
расходы, уменьшив дефицит и сделав трудовое законодательс-
тво более гибким, но встретились с большими политическими
трудностями. Во Франции массовые социальные протесты (см.
выше про Пьера) привели к тому, что правительство заморо-
зило реформы рынка труда и продвигается маленькими шаж-
ками в сфере налоговых реформ. В Германии канцлер Ангела
Меркель (Христианско-демократический союз) и её министр
финансов Петер Штайнбрюк (социал-демократ) намерены со-
кратить бюджетный дефицит до разрешенных 3% уже в этом
году, но это будет непросто.
Среди стран, входящих в «большую восьмёрку», только
Россия и Канада сводят консолидированный государственный
бюджет без дефицита. Впрочем, Россия отличается наихудшей
динамикой бюджетного сальдо (разницы между доходами и
расходами бюджета) – в бюджете-2006 оно на 1,8 процентно-
го пункта меньше, чем в предыдущем году. Наиболее крупные
дефициты характерны для лидеров Европейского Союза, США
и особенно Японии.
Дефицит и профицит бюджета в крупнейших странах,% ВВП




Источник: International
Financial Statistics
81
Как починить денежную систему

Наконец, в третьих, сами денежные власти Европы оказа-
лись под влиянием мифа о реальном валютном курсе и повери-
ли в благотворность девальвации. Они решили, что в ситуации,
когда окружающий мир девальвирует свои валюты, а евро рас-
тёт, конкурентоспособность европейских товаров снизится. В
связи с этим принята тактика, когда на девальвацию доллара
и японской иены европейские денежные власти отвечают де-
вальвацией евро.
Таким образом, слабость европейской политики не позво-
лила сделать из евро валюту, качественно превосходящую дол-
лар США. Европейские руководители сами боятся её ощути-
мого укрепления, а без него достичь статуса мировой валюты
невозможно. Рынок чувствует эту боязнь, и все его участники
понимают, что никакой «эпохи евро» в мировой экономике не
будет. Европейские деньги будут обесцениваться параллельно
с американскими, иногда чуть быстрее, иногда чуть медленнее,
но в целом тем же самым темпом.

Как починить денежную систему
Проблема борьбы с инфляцией – это одна из самых старых
задач, которые ставили перед собой экономисты. В настоящее
время существует несколько рецептов победы над механизма-
ми, которые ведут к раздуванию денежной массы. Эти рецепты
укладываются в три основных подхода.
Во-первых, существует идея, что запрет на инфляционную
политику должен быть зафиксирован в конституции. Данный
подход поддерживают монетаристы, или сторонники чикагс-
кой школы, возглавляемой Милтоном Фридменом, а также эко-
номисты «школы общественного выбора», или вирджинской,
которыми предводительствует Джеймс Бьюкенен. И Фридмен,
и Бьюкенен являются нобелевскими лауреатами.
82 Инфляция и её последствия

Второй подход основан на идеях австрийского экономиста
Фридриха фон Хайека. Его суть – в денационализации денег, в
расчистке путей для конкуренции между разными валютами,
как существующими ныне государственными, так и будущими
частными.
Третий подход, наиболее консервативный, основан на клас-
сических принципах австрийской школы политэкономии, и
его отстаивают такие жесткие последователи Карла Менгера
и Евгения Бём-Баверка, как Людвиг фон Мизес и Мюррей
Ротбард. В отличие от Хайека, Фридмена и Бьюкенена, они не
получили нобелевских премий, однако их предложения наибо-
лее просты и в наибольшей степени проверены историческим
опытом.

Милтон Фридмен: ударим по инфляции
конституцией
Лидер монетаристов предлагает всем государствам зафик-
сировать в своих конституциях, что никакой орган власти не
может принимать решений, способных увеличить денежную
массу больше, чем на 3-4% в год. Почему именно 3-4%? Потому
что таковы максимальные долгосрочные темпы роста реаль-
ного производства в экономике разных стран. Если денежная
масса будет увеличиваться теми же темпами, что и реальный
ВВП, то инфляция устремится к нулю. А вот если реальная эко-
номика растёт, тогда как денежная масса остаётся стабильной,
то цены будут снижаться. Монетаристы, и в этом их сходство с
кейнсианцами, считают, что снижение цен само по себе вредно
и опасно. Если выбирать между небольшой инфляцией и не-
большой дефляцией, они предпочтут инфляцию. Вот поэтому
конституционный лимит на эмиссию денег и устанавливается
на таком уровне.
83
Как починить денежную систему


ФРИДМЕН, Милтон (Milton Friedman, р. 1912)
Американский экономист, лидер направлений, известных как
монетаризм и чикагская школа. Лауреат Нобелевской премии
(1976). Сторонник конституционного ограничения определя-
ющего, что денежная масса должна увеличиваться не более,
чем на 3-4% в год. Имеет репутацию радикального сторонника
свободного рынка, не ограниченного никаким регулировани-
ем; в действительности в своих теоретических работах зани-
мает по данному вопросу противоречивую позицию и лишь в
публицистике выступает как последовательный либерал-ры-
ночник. Основные работы – «Методология позитивной эко-
номики» (1953), «Денежная история Соединенных Штатов,
1867-1960» (1963). Наиболее влиятельный экономист-теоре-
тик последней четверти ХХ века. Его книга «Капитализм и
свобода» разошлась тиражом свыше 1 млн. экземпляров; В
1980 году телекомпания PBS сняла десятисерийный фильм
«Свобода выбора», в котором Фридмен рассказывал, как ра-
ботает свободный рынок и почему экономическая и личная
свобода неразрывно связаны. Научно-популярная книга, ко-
торую Фридмен и его жена Роза написали на основе сери-
ала, тоже стала бестселлером. В 1980-х – автор постоянной
колонки в журнале «Ньюсуик».



В истории человечества подобные конституционные нормы
раньше никогда не встречались. До сих пор, если у власти на-
ходились противники инфляции, они просто старались рисо-
вать поменьше денег, и этого вполне хватало, чтобы цены не
росли. А если к рулю приходили инфляционисты, им и в голову
не приходило запрещать эмиссию – своё любимое орудие эко-
номической политики.
84 Инфляция и её последствия

Логика Фридмена такова: если сторонники твердых денег
когда-нибудь получат большинство, позволяющее изменить
конституцию, а потом потеряют власть, то те, кто придет им на
смену, уже не смогут так легко устроить инфляцию, как рань-
ше. До тех пор, пока конституционное большинство не получат
сторонники эмиссии, которые сразу отменят этот запрет.
При этом Джеймс Бьюкенен указывает, что отменить кон-
ституционный запрет на эмиссию будет не так-то легко. По
его теории, когда речь идет о поправках к конституции, поли-
тики рассуждают не так, как при обычном распиле бюджета.
Соображения абстрактного здравого смысла и общего блага иг-
рают при этом несколько большую роль. Так происходит из-за
того, что конституционные формулы мало у кого связываются
с непосредственной краткосрочной выгодой, они имеют слиш-
ком обобщенный вид.
В современных условиях создание политической коали-
ции, которая может пробить денежную эмиссию и раздел све-
женарисованных денег между участниками – дело достаточно
легкое и быстро окупаемое. Но если предположить, что эта
коалиция сначала должна отменить антиинфляционную конс-
титуционную поправку, то процесс затягивается. А поскольку
политические альянсы недолговечны, то всякий участник та-
кого блока в глубине души подозревает: «Вот сейчас мы отме-
ним поправку, а потом мои партнеры по коалиции договорятся
с вражеской партией Икс, а нас кинут, и эмиссионные деньги
пойдут не на поддержку наших избирателей, фермеров, а куда-
нибудь в ВПК».
85
Как починить денежную систему

БЬЮКЕНЕН, Джеймс Макгилл
(James M. Buchanan, р. 1919)
Американский экономист, лидер вирджинской школы или
школы общественного выбора. Лауреат Нобелевской премии
(1986). Выходец с американского Юга; в семье его родителей
культивировались реваншистские настроения относитель-
но гражданской войны 1861-1965, в связи с чем Бьюкенен
усвоил критические воззрения на политику официального
Вашингтона и создал теорию, согласно которой эта полити-
ка определяется краткосрочными эгоистическими интереса-
ми высших чиновников. Автор теории, показывающей, как
конституционное устройство государства влияет на эконо-
мическую политику, проводимую должностными лицами
страны. Сторонник конституционных поправок, запреща-
ющих некоторые разновидности экономической политики
(бюджетный дефицит, накопление государственного долга,
кредиты центрального банка). Основная работа – «Расчет
согласия» (1962).

Но с этой поправкой есть и другая проблема.
Конституционное ограничение эмиссии не уничтожит всей
«машины по производству инфляции», которая вмонтирована
в государственное устройство современных стран.
Сама по себе эта мера не уменьшит влияние банковского
картеля во главе с центробанком, который по прежнему будет
требовать себе привилегий и особого статуса во всем, что ка-
сается денег. Никуда не денутся и политически влиятельные
профсоюзы, которые постоянно и неуклонно добиваются по-
вышения номинального уровня заработной платы. Если эко-
номический рост не очень быстр, то такое давление должно
привести или к массовой безработице (представьте, что будет,
86 Инфляция и её последствия

если в современной России запретят платить зарплату меньше,
чем 30 тысяч рублей в месяц) или к эмиссии, которая обесце-
нит деньги, но позволит профсоюзным вожакам отчитаться о
формально достигнутом успехе. Подобные особенности совре-
менной политики заставляют экономистов искать более ради-
кальные антиинфляционные рецепты.

Фридрих Хайек: денационализация денег
В 1976 году, когда Хайек уже стал нобелевским лауреатом, а
его учитель Мизес скончался, этот экономист выпустил работу
под названием «Denationalization of Money», что в русском из-
дании было переведено как «Частные деньги».
Логика этой книги такова. Баланс политических сил де-
лает невозможным, чтобы правительство воздерживалось от
эмиссии. Что ж, рассуждает Хайек, если так, попробуем зайти
с другой стороны и сделать нормальных субъектов экономики
независимыми от инфляционистских действий правительства.
Для этого достаточно, чтобы нынешние государственные ва-
люты не считались легальным средством платежа по любым
обязательствам. При заключении контракта стороны вправе
указать в качестве расчетной валюты любую мыслимую еди-
ницу, и именно в этих единицах должники обязаны расплачи-
ваться. Любая организация должна получить право выпускать
собственные деньги и предлагать их публике, если та ими заин-
тересуется. При найме рабочей силы и при назначении любых
цен заинтересованные лица будут выбирать те деньги, которые
сочтут наиболее надежными и стабильными. Возникнет насто-
ящая конкуренция.
В результате этого предложения те валюты, чьи эмитенты
проводят инфляционную политику, просто перестанут пользо-
ваться спросом. Они не будут никому нужны, и те, кто рисует
87
Как починить денежную систему

эти «деньги», не смогут на них ничего купить. А популярность
приобретут только те валюты, издатели которых смогут убе-
дить публику в том, что их ценность сохранит постоянство.
Как они этого добьются? Если бы я был банкиром, выпус-
кающим частные деньги, пишет Хайек, я бы действовал так.
Прежде чем запустить в обращение свои деньги, я бы накопил
достаточные резервы золота и валют, уже заслуживших репу-
тацию. Затем создал бы надежный и заслуживающий доверия
механизм по раскрытию информации об этих резервах, их пуб-
личному мониторингу. Далее, принял бы на себя официальное
обязательство, что все деньги, выпущенные моей конторой, я
готов в любой момент забрать обратно и выдать взамен них зо-
лото или признанную валюту по раз и навсегда установленно-
му фиксированному курсу. И, наконец, никогда бы не выпускал
больше денег, чем смогу погасить, потратив все свои золотова-
лютные резервы.

ХАЙЕК, Фридрих Август
(Friedrich August Hayek, 1899-1992)
Австрийский экономист и социолог. Лауреат нобелев-
ской премии (1974). Ученик Людвига фон Мизеса. В годы
Первой мировой войны был призван в австро-венгерскую
армию и воевал на итальянском фронте. С 1931 года рабо-
тал в Лондоне; в 1938 году, после присоединения Австрии
к Третьему Рейху, принял британское подданство. В конце
жизни вернулся в Австрию. Сторонник всестороннего сокра-
щения государственного вмешательства в экономику. Автор
концепции «денационализации денег». Будучи убеждённым
противником социализма и кейнсианства, поддерживал лич-
ную дружбу с Кейнсом и не подверг своевременной критике
его главный труд, надеясь, что Кейнс вскоре сам откажется
88 Инфляция и её последствия

от высказанных там теорий. О Хайеке нельзя однозначно го-
ворить, что он принадлежал к австрийской школе экономи-
стов, однако он очень много сделал для её популяризации.
Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган заявляли, что руковод-
ствуются идеями Хайека.

Остроумное предложение Хайека имеет свои специфи-
ческие достоинства. В отличие от рекомендаций Фридмена,
оно никак не регламентирует деятельность государственных
учреждений. Центральный банк не уничтожается, и от него не
требуют немедленно прекратить эмиссию. Он просто-напросто
ставится в положение, где должен выбрать одно из двух: или
эмитировать свои банкноты в строгом соответствии с объемом
своих резервов, или смириться с тем, что они перестанут быть
общепринятым платежным средством. Всё-таки здесь есть ка-
кой-то выбор, определенная свобода маневра. В рамках дан-
ной системы Центробанк может выжить и стать нормальным
коммерческим банком. Относительная плавность перестройки
и гибкость схемы, бесспорно, увеличивают политическую реа-
лизуемость данного типа реформы.
С другой стороны, логика частных или денационализиро-
ванных денег предполагает, что в каждой стране и в каждом
городе параллельно будет обращаться несколько конкуриру-
ющих валют. Вместе с тем, сам смысл существования денеж-
ной единицы предполагает, что от нее тем больше пользы, чем
большим количеством людей она признаётся.
Если у людей есть выбор между двумя одинаково обеспе-
ченными и стабильными валютами, одна из которых имеет
более широкое обращение, они предпочтут те деньги, которые
уже приобрели популярность. (Именно поэтому большинство
из нас скорее пожелает получать плату за свой труд в американ-
89
Как починить денежную систему

ских долларах, а не в канадских). Таким образом, логично ожи-
дать, что в условиях конкуренции между валютами мы увидим
постепенно усиливающийся процесс концентрации рынка и в
итоге – всемирное торжество одной-единственной денежной
единицы, по-настоящему доказавшей свою надежность.
Некоторые критики считают, что денежная реформа по
Хайеку на ранних этапах будет тормозить этот процесс, искус-
ственно затягивать не самое удобное состояние «мультивалют-
ности». Кажется довольно очевидным, что в процессе хайе-
ковской конкуренции между валютами будут вытеснены все
денежные единицы, которые не обеспечены на 100% золотом.
Но если это так, почему бы вместо такой реформы не перейти
сразу к классическому золотому стандарту?

Людвиг фон Мизес:
просто золотой стандарт
Золотой стандарт – это система, хорошо известная в
XIX веке, но в XX столетии лишь немногие экономисты реша-
лись выступить в его защиту. Самым влиятельным из этих авто-
ров был Людвиг фон Мизес. Перечислим основные элементы, из
которых состоит система золотого стандарта.
Во-первых, правительство держит золотые резервы.
Во-вторых, оно выпускает бумажные купюры, банкноты.
В-третьих, государство гарантирует, что каждый, кто предъ-
явит в государственное учреждение такую бумажную купюру,
может обменять её на определённое количество золота.
В-четвертых, количество золота, на которое меняется бу-
мажная денежная единица, определено законом раз и навсегда
и указано на самой купюре.
В-пятых, золотой резерв – не меньше того количества, ко-
торое потребуется, чтобы разменять все выпущенные в обра-
90 Инфляция и её последствия

щение бумажные купюры, если вдруг они будут предъявлены к
погашению одновременно.
Но и это еще не всё.
В-шестых, при размене бумажных купюр на золото металл
выдаётся в виде отчеканенной монеты установленного образ-
ца, ясно определенного веса и пробы.
В-седьмых, такую же монету может получить всякий, кто
принесёт на монетный двор соответствующее количество зо-
лота.
Наконец, в-восьмых, золото в любой форме может свобод-
но и беспошлинно быть предметом купли-продажи, экспорта
и импорта.
Фактически при такой системе деньгами являются не золо-
тые монеты, а само золото, в какой форме бы оно ни существо-
вало. Ведь государство гарантирует, что любой кусок золота
легко может быть перечеканен в монету, если это потребует-
ся его хозяину. При этом нет никаких ограничений на добычу,
ввоз или вывоз металла.
Таким образом, объём денежной массы определяется не
правительством, а публикой. Если люди будут добывать много
золота и захотят, чтобы всё оно было перечеканено в монету,
монеты будет много. Если, наоборот, добыча металла прекра-
тится, и общественность захочет перелить монеты в слитки
или украшения, монет станет меньше.
То же самое и с банкнотами – их количество в обращении
определяется рынком, а не правительством. Если люди хотят
пользоваться в быту звонкой монетой, они относят бумаж-
ные купюры в государственное казначейство и разменивают
их на золото. Если же банкноты кажутся им более удобными,
то золотые монеты отправляются в подвалы казначейства, а
вместо них предъявителям выдаются бумажные деньги на ту
91
Как починить денежную систему

же сумму. Система золотого стандарта позволяет свободно
конвертировать друг в друга слитковое золото, монету и бу-
мажные купюры – в любом направлении и в любом объёме.
Соотношение их цены жестко зафиксировано, поскольку вы-
пуск необеспеченных банкнот не допускается, а издержки по
перечеканке слитков в монету довольно низки и стабильны.
В отличие от конституционного ограничения эмиссии и де-
национализации денег, золотой стандарт имеет длинную «исто-
рию успеха». В ХIX – начале XX века эта система денежной
политики стала в развитых странах общепринятой. Там, где её
требования строго соблюдались, не возникало практически ни-
каких проблем с денежным обращением. Например, в Англии
1914 года цены почти всех товаров были примерно такими
же, как в 1815 году, то есть в течение 99 лет инфляция держа-
лась в среднем на нулевом уровне. В России золотой стандарт
существовал с 1897 по 1914 год. Установление этой системы
объединило российский финансовый рынок с мировым и спо-
собствовало притоку иностранных капиталов. Без этого при-
тока царское правительство не смогло бы в 1906 году получить
крупные займы от Франции и, скорее всего, рухнуло бы уже во
время революции 1905-1907 гг. К сожалению, старый режим
не смог в полной мере использовать возникшую передышку,
в 1914 году вступил в Первую мировую войну и, стремясь фи-
нансировать военные расходы за счет эмиссии, тотчас уничто-
жил свободный размен бумажных денег на золото.

МИЗЕС, Людвиг (Ludwig Heinrich Edlervon Mises,1881-1973)
Австрийский экономист, представитель австрийской школы.
Уроженец Львова. Во время Первой мировой войны воевал
в рядах австро-венгерской армии на русском фронте. Первая
крупная работа Мизеса не получила признания в англоязыч-
92 Инфляция и её последствия

ном мире из-за отрицательного отзыва Кейнса (впоследствии
Кейнс признался, что когда читал эту книгу, он плохо пони-

<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>