<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

больше было предложение банковских денег. Это увеличение
предложения денег изменяло поведение участников экономи-
ки. Предприниматели начинали новые проекты и расширяли
производство, полагая, что увеличенное количество денег есть
свидетельство растущего спроса на их продукцию. Именно это
происходит в фазе экономического подъема и бума. Проблема,
однако, в том, что количество реальных ресурсов в экономи-
ке не увеличивается только из-за того, что банки эмитируют
необеспеченные платежные средства. Рано или поздно публи-
ка обнаруживает, что банки построили гигантскую пирамиду
кредита – все ведут дела в долг, который, в конечном счете,
обеспечен все теми же металлическими деньгами. Ажиотажный
спрос сменяется бегством от банковских денег – все стремятся
получить не чек, не вексель, не банкноту, а металлическую на-
личность. Крах основанных на кредите проектов развивается
по принципу домино – разорение должников приводит к разо-
рению кредиторов. Публику охватывает паника – начинаются
знаменитые «набеги на банки». До всех доходит тот простой
факт, что количество выпущенных банкнот и выписанных че-
ков много больше количества металлических денег. Это озна-
чает, что те, кто первыми предъявят чеки и банкноты в кас-
сы банков, имеют шансы получить по ним деньги, а те, кто
опоздает – не получит ничего.
105
Великая депрессия

В ответ банки резко повышают ставки по кредитам и по
вкладам. Первая мера призвана охладить аппетиты заемщиков,
цель второй – побудить вкладчиков не забирать деньги, пред-
лагая им за это повышенное вознаграждение. Кроме того, бан-
ки осуществляют интенсивные заимствования золота за грани-
цей и – после учреждения центрального банка – в центральном
банке. Паника прекращается, прекращается отток вкладов.
Какое-то время экономика пребывает в депрессии: банки бо-
лее аккуратно подходят к выдаче кредитов и стараются под-
держивать резервы против банкнот и текущих счетов в более
или менее полном объеме. В это время и происходит та невиди-
мая созидательная работа, когда предприниматели ищут новые
сферы прибыльного приложения капитала, а работники – но-
вых работодателей. Депрессия переходит в оживление. Это
сопровождается очередным понижением процентных ставок
и очередным «вбросом» необеспеченных платежных средств.
Начинается новый подъем и бум, в ходе которого будут посея-
ны семена нового кризиса.

Экономический цикл и центральный банк
Причиной экономического явления под названием «эконо-
мический кризис», или «крах», или «рецессия», или «быстрый
и неожиданный спад» является предшествующий бум. Это не
шутка и не метафора – ситуация всеобщего краха возможна
только, если ей предшествовал всеобщий бум. Именно это отли-
чает циклический кризис от обычных банкротств. Возможность
получить убыток, как и возможность получить прибыль, зало-
жена в самой природе предпринимательской деятельности.
Будущее неизвестно, и предприниматель рискует всегда, даже
если полагает, что дело абсолютно верное. Поэтому в системе
с полным резервированием прибыли и убытки более или ме-
106 Инфляция и её последствия

нее случайно распределены во времени и пространстве: кто-то
ошибается и терпит убытки, кто-то оказывается успешным и
получает прибыль. Загадкой краха является массовый, практи-
чески всеобщий характер предпринимательских ошибок. Эта
массовая эпидемия предпринимательских ошибок генерирует-
ся во время кредитной экспансии – периода, когда банки ин-
тенсивно осуществляют выпуск необеспеченных платежных
средств.
Итак, кризис вызывается диспропорциями, накапливаю-
щимися в период кредитной экспансии. В условиях свободной
банковской деятельности и/или золотого стандарта кредитная
экспансия не может продолжаться долго. Диспропорции в эко-
номике порождаются искажениями в структуре относительных
цен – во время бума инвестиционные товары (промышленное
оборудование, сырье, здания и сооружения производственного
назначения и т.п.) оказываются искусственно переоцененными.
Кроме того, рано или поздно люди сталкиваются с общим обес-
ценением банковских денег. Это приводит к падению спроса
на банкноты и чеки и к росту спроса на металлическую на-
личность. Начинается кризис банковской системы с частичным
резервированием. Если в стране имеется центральный банк,
он приходит на помощь частным банкам, ссужая им золото в
период кризиса. Это вызывает уменьшение золотых резервов
центрального банка. Начинается набег уже на центральный
банк – частные банки стремятся забрать принадлежащее им
золото, которое они сдали на хранение этому «банку банков».
В ответ центральный банк резко повышает процентную став-
ку. Кроме того, стремясь избежать собственного банкротства,
центральный банк, пользуясь своим правом регулировать де-
ятельность частных банков, «запрещает» им возвращать де-
ньги вкладчикам, фактически спасая их от набега.
107
Великая депрессия

Тем не менее, центральный банк при сохранении права бан-
ков на частичное резервирование не в силах отменить эконо-
мический цикл. Более того, позволяя отсрочить наступление
кризиса, искусственно продлевая период бума, центральный
банк усугубляет разрушительные последствия краха и делает
депрессию более глубокой и длительной. Американцы раньше
других почувствовали это на себе – первый разрушительный
кризис в США произошел в 1819 году. Он был связан с кре-
дитной экспансией, поддержанной тогдашним центральным
банком – Second Bank of the United States, или SBUS. Итогом
стало широкое общественное движение за ликвидацию цен-
трального банка, завершившееся упразднением SBUS в 1837
году.
К началу XX века, однако, банковское лобби, заинтересо-
ванное в наличии центрального банка, сумело сыграть на ком-
плексах американцев. Сторонники центрального банка убеди-
ли общество в том, что этот институт есть непременный атри-
бут «цивилизованности» и «высокоразвитости». Американцы,
считая себя провинциалами, болезненно воспринимали от-
сутствие у себя того, что было у «передовых европейских
стран». В 1913 году, после 15 лет пропагандистской работы и
лоббирования, Конгресс принял закон о Федеральном резер-
ве, центральном банке США. Ввиду особенностей США (недо-
верие к единому центру, который считался априорно коррум-
пированным) он был создан в форме государственно-частного
банковского картеля, а не единого банковского учреждения11.

11
Подробнее см. Ротбард, Мюррей. Показания против Федерального резер-
ва». – Социум. 2002; Ротбард, Мюррей. История денежного обращения и
банковского дела в США. – Социум, 2005.
Федеральный резерв
Ожидания, сопровождавшие учреждение Федерального ре-
зерва, были чрезвычайно оптимистическими. Считалось, что
именно центральный банк является средством предотвращения
кризисов. Через год после учреждения Федерального резерва в
Европе началась война, в которую США вступили в 1917 году.
Банковская система США начала масштабное кредитование
американских поставок союзникам, прежде всего – продукции
сельского хозяйства. В этот период были созданы многие ин-
ституты государственного вмешательства в экономику. В час-
тности, была учреждена Военно-промышленная корпорация,
через которую кредиты распределялись по предприятиям и
штатам. Таким образом, с 1913 по 1929 год американцы пре-
бывали в уверенности, что при Федеральном резерве никаких
значительных потрясений быть не может. В течение всего это-
го периода Федеральный резерв осуществлял кредитно-денеж-
ную накачку, накапливая потенциал кризиса и откладывая его
наступление.
Федеральный резерв внес свой вклад в расширение набора
инструментов кредитной экспансии. В первом законе о ФРС
было написано, что в исключительных случаях и на ограничен-
ный срок Федеральный резерв имеет право покупать на рынке
облигации министерства финансов США. К началу 1920-х го-
дов служащие Федерального резерва обнаружили, что таким
образом они могут изменять количество денег в экономике.
Это породило иллюзию, будто во власти центрального бан-
ка оказался инструмент, позволяющий вовремя «сбрасывать
пар» и продлевать экономический подъем до бесконечности.
Именно посредством покупки государственных облигаций
(этот класс операций центральных банков называется «опера-
ции на открытом рынке») в 1927 году в экономику было вбро-
109
Великая депрессия

шено более 400 млн. долларов, что означало создание банков-
ской системой «из ничего» (через цепочку кредитов) более 3
млрд. долларов, большая часть которых ушла на рынок акций
и отсрочила кризис.
Экономическая наука и журналисты уверяли публику в
наступлении «новой эры», в которой нет места кризисам и
депрессиям. Ошибочно отождествляя инфляцию и рост роз-
ничных цен, популярные экономисты отслеживали динамику
ценовых индексов. Так, в блестящих перспективах и гаранти-
рованном продолжении процветания уже в 1929 году публику
заверяли глава правительственного экономического агентства
(National Bureau of Economic Research, NBER) Уэсли Митчелл,
самый авторитетный в стране и за рубежом экономист Ирвин
Фишер, влиятельный британский экономист Джон Мейнард
Кейнс и другие.
Экономисты проглядели то, что период 1920-х гг. был вре-
менем особенно быстрого роста производительности труда и
технических инноваций. В результате кредитно-денежная ин-
фляция не приводила к росту розничных цен, а цены на зем-
лю, недвижимость и акции не входили и не входят в индексы
цен, отслеживаемые экономистами и статистиками. Таким
образом, индекс потребительских цен оставался стабильным,
что приводило экономистов к неверным выводам об отсут-
ствии инфляции.
Между тем, рост цен на землю был вызван продолжившей-
ся после войны практикой государственного субсидирования
фермерских хозяйств. Увеличенные, под воздействием высоких
цен объемы сельскохозяйственной продукции направлялись на
экспорт, обеспеченный американскими кредитами европей-
ским странам. Рост цен на недвижимость и акции приобрел
характер спекулятивной горячки уже к 1926 году. В операции
110 Инфляция и её последствия

с акциями было вовлечено более трети взрослого населения
США (Рокфеллер принял решение продать свой портфель по-
сле того, как услышал, что мальчики, чистившие его ботинки,
обсуждают перспективы железнодорожных компаний). В кон-
це 1928 года Федеральный резерв попытался было притормо-
зить кредитную экспансию, но действовал непоследовательно.
Политика дешевого кредита была возобновлена уже летом
1929 года.

Спад и Великая депрессия
Говоря о спаде применительно к конкретно-историческо-
му эпизоду «Великая депрессия», мы должны сделать важное
уточнение. Дело в том, что первоначальный спад, наступивший
сразу после краха фондового рынка в 1929 году, не представлял
собой ничего необычного. Акции упали до уровня, на котором
они находились в начале 1928 года. В прошлом бывали и более
резкие спады. На этот раз, однако, вместо резкого ужесточе-
ния кредита Федеральный резерв и министерство финансов
решили продолжить фазу бума. За неделю, прошедшую после
Черного вторника (со среды 23 октября по среду 30 октября),
Федеральный резерв закачал в банковскую систему 150 млн.
долларов. Но Федеральный резерв продолжил ту же политику
и тогда, когда паника сменилась растерянностью. В период с
середины ноября 1929 по конец августа 1930 года только че-
рез операции на открытом рынке Федеральный резервный банк
Нью-Йорка (до середины 1930-х годов именно этот банк, а не
Совет управляющих в Вашингтоне, исполнял роль фактичес-
кого административного главы ФРС) увеличил денежную базу
почти на 300 млн. долларов. В результате вложения банков
в ценные бумаги и выданные ими ссуды на покупку ценных
бумаг на 27.08.1930 были больше, чем в октябре 1929 года.
111
Великая депрессия

Увеличение денег «из ничего» не устраняет, однако, реальных
диспропорций. Оно способно только усугубить их. В фазе кри-
зиса эти диспропорции выражаются в росте числа банкротств
и резком ухудшении финансового положения тех, кто выжил.
Фондовый рынок, отражая эти процессы, не оценил усилий
Федерального резерва – производство продолжало снижаться,
а безработица – расти, причем с ускорением.
Во второй половине 1930-го года стало ясно, что меха-
низм, освоенный в 1913-1929 гг., не работает. Федеральный
резерв продолжал снижать рыночную процентную ставку.
Краткосрочные бумаги, продаваемые Федеральным резервом,
давали 3% в третьем квартала и ниже 3% в четвертом, учет-
ная ставка, по которой коммерческие банки покупали торговые
векселя, снизилась ниже 2%. К началу 1931 года Федеральный
резервный банк Нью-Йорка учитывал банковские векселя по
ставке, чуть превышающей 1,5% годовых. Но кредитный насос
перестал работать – производство, экспорт и импорт сокраща-
лись с пугающей быстротой. Таким образом, можно говорить
о продленном спаде, о спаде, распределенном во времени. Это
отличало 1929-1931 гг. от классического, более или менее лока-
лизованного во времени, циклического кризиса.
Спады и депрессии прошлого перерастали в оживление и
подъем в течение нескольких месяцев. В исключительных слу-
чаях структурная перестройка экономики длилась более года.
Великая депрессия характеризуется несколькими такими по-
пытками оживления, ни одна из которых не перешла в подъ-
ем. Более того, само оживление длилось весьма недолго, после
чего экономика обрушивалась в новый спад и депрессию.
Первое оживление наступило в первой половине 1933
года. В период с января по июль, и особенно, с марта по июль
1933 года выросли практически все показатели, по которым
112 Инфляция и её последствия

судят о состоянии экономики – зарплата и розничный товаро-
оборот, объем производства, количество отработанных чело-
веко-часов. Начали снижаться запасы товаров, скопившиеся у
производителей и торговцев. Однако уже к концу 1933 года си-
туация оказалась хуже, чем в его начале. Начиная с июля, рост
прекратился, а затем началось обвальное падение.
Второй период оживления относится ко второй половине
1935 года. Он также продолжался недолго, хотя и несколь-
ко дольше первого. Признаки спада начали появляться уже
в 1936 году, а в 1937 году разразился полномасштабный
кризис, хотя оживление так и не перешло в подъем. Спад
продолжился и в 1938 году, сменившись стагнацией в 1939.
Количество безработных составляло более 10 млн. человек,
или около 19% рабочей силы, производство упало до уров-
ней ниже 1929 года.

Почему депрессия оказалась такой
длительной?
Общепринятая точка зрения на Великую депрессию мо-
жет быть выражена в трех предложениях. Вначале свободный
рынок обвалил ведущую экономику мира (1929-1930). Затем
республиканская администрация ничего не делала, ожидая,
что свободный рынок расставит всё по своим местам и эко-
номика оживет (1930-1932). В конце концов президентом был
выбран демократ Рузвельт, который осуществил беспример-
ную государственную программу и вывел страну из депрес-
сии (1933-1934).
113
Великая депрессия

Предвыборные лозунги Франклина Рузвельта
в 1932 году
Эта точка зрения преобладает до сих пор, хотя современ-
ники имели на сей счет другое мнение. Они считали, что пре-
зидент занят чем-то не тем, что нужно. Мы можем уверенно
сделать этот вывод, посмотрев на те лозунги, с которыми шел
на выборы 1932 года Франклин Рузвельт. В 1928 году выборы
легко выиграл республиканец Герберт Гувер, вступивший в
должность 1 марта 1929 года (вплоть до 1933 года включи-
тельно день инаугурации американских президентов был
установлен в начале марта). Большая часть срока его пребы-
вания в Белом доме пришлась на период после краха, который
последовал в октябре 1929 года. Таким образом, его конкурент
на президентских выборах 1932 года должен был выбрать
риторику, которая показала бы избирателям, что претендент
собирается проводить совершенно иную экономическую по-
литику, чем действующий президент.
Франклин Делано Рузвельт и его предвыборный штаб на-
шли такую альтернативу. Результаты выборов (22,8 млн. голо-
сов у кандидатов от демократической партии против 15,7 млн.
голосов у республиканцев, что дало им 472 голоса в коллегии
выборщиков против 59) отчасти были предрешены непопу-
лярностью Гувера. В тот год люди, «голосовавшие» у дороги,
частенько держали самодельные плакаты «Подвези, а то прого-
лосую за Гувера». Тем не менее, волна энтузиазма и ожиданий,
сопровождавшая приход Рузвельта в Белый дом, объяснялась
его предвыборными лозунгами. Перечислим главные из тех ло-
зунгов кампании Рузвельта 1932 года, которые имели отноше-
ние к экономической политике.
«Рузвельт и Гарнер (кандидат в вице-президенты, шедший
в паре с Рузвельтом, губернатор Техаса) – за немедленное и
114 Инфляция и её последствия

значительное снижение государственных расходов за счет лик-
видации бесполезных государственных ведомств и вновь со-
зданных контор».
«Девиз демократов – не допустить роста государственного
долга. Кандидаты демократической партии – за бездефицит-
ный государственный бюджет. Демократы обещают прекра-
тить абсурдную политику заимствований федеральным прави-
тельством».
«Мы со всей определенностью обещаем не допустить выхо-
да страны из золотого стандарта».
«Демократы – за прекращение неэффективных бюрократи-
ческих программ, общественных работ и расточительной под-
держки сельского хозяйства».
Итак, для ответа на вопрос о причинах длительности
Великой депрессии необходимо прежде всего понять, в чем со-
стояла программа администрации президента-республиканца
Герберта Гувера, каковы были итоги его деятельности.

Герберт Гувер, его стиль и карьера
На экономическую политику, безусловно, оказала влияние
личность президента, его предшествующий опыт инженера и
администратора, его установки и мнения относительно того,
как устроена и как работает экономика.
Гувер получил национальную известность как деятель пос-
левоенного восстановления Европы. Еще в начале войны он вы-
ступил с инициативой создания государственно-общественной
организации, на которую было бы возложено оказание гумани-
тарной помощи населению оккупированной немецкими войс-
ками Бельгии (напомним, что США вступили в войну только в
1917 году). Такая организация (American Relief Administration,
или ARA) была создана и Гувер был назначен ее руководите-
115
Великая депрессия

лем, после чего быстро организовал закупку продовольствия
на выделенные государством средства, доставку его в Европу,
наладил взаимоотношения с немецкими оккупационными влас-
тями и создал систему распределения среди бельгийского насе-
ления. После вступления США в войну он вернулся в Америку
и занял пост главы федерального ведомства – Администрации
по делам продовольствия. После окончания войны, в 1918 году
он вновь отправился за океан, став координатором всех про-
грамм американской помощи населению стран Европы. На
этом посту Гувер обнаружил склонность и умение учитывать
большое количество противоречивых требований многочис-
ленных сторон, вовлеченных в процесс, зачастую находивших-
ся в конфронтации.
По возвращении в Америку Гувер был назначен на пост
министра торговли США. Он действовал так, как привык в
Европе – когда начался спад 1920-1921 гг., инициировал серию
трехсторонних совещаний (бизнес, правительство, профсоюзы),
на которых с участием науки вырабатывались рекомендации по
выходу из кризиса. Почти все то, что потом было применено им
в 1930-е годы, было создано на этих совещаниях: масштабные
программы поддержки сельского хозяйства, программы обще-
ственных работ, государственные агентства с широкими ком-
мерческими возможностями, финансирование местных расхо-
дов федеральными деньгами и т.п.
Особо нужно сказать об общественных работах. К началу
1920-х годов эту идею поддерживали все слои американского
общества – большой бизнес и малые предприниматели, кон-
серваторы и прогрессисты, черные и белые. Ее поддерживали
профсоюзы (Американская федерация труда), Совет американ-
ских инженеров (его президентом был избран Герберт Гувер),
Торговая палата, влиятельная Ассоциация генеральных под-
116 Инфляция и её последствия

рядчиков, объединявшая крупнейшие строительные компании,
губернаторы штатов, члены палаты представителей и сенато-
ры. Экономисты не могли выдержать одиночества и дружно
присоединились к общему хору, обозвав неприсоединившихся
коллег реакционными схоластами, оторванными от жизни.
В Англии рубежа XIX-XX веков идея общественных ра-
бот пропагандировалась видными социалистами Сиднеем и
Беатрисой Вебб. Веббы познакомили с ней американских со-
циологов, экономистов и журналистов, когда в 1919 году орга-
низовали в Нью-Йорке Новую школу социальных наук. Один
из влиятельных советников Гувера, американский экономист
Уэсли Митчелл какое-то время преподавал в этой школе. Как
и Гувер, он разделял инженерный пафос эпохи и считал необ-
ходимым проведение такой экономической политики, которая
бы предотвратила негативные последствия экономического
цикла. Не видя связи между устройством банковской системы
и кризисами, политики той поры полагали, что расширение го-
сударственного участия в экономике («активная антицикличе-
ская промышленная политика») способно устранить наиболее
«деструктивные» проявления кризиса.
Личный стиль Гувера включал сочетание публичной дема-
гогии о «добровольном сотрудничестве» государства и бизне-

<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>