ОГЛАВЛЕНИЕ

ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА И КРИМИНОЛОГИИ


© 2002 г. И.А. Кириллов

О ПРОБЛЕМЕ ПРИЧИН ТЕРРОРИЗМА

Международные организации и учёные-террологи постоянно уделяют внимание проблеме причин терроризма.
Так, Организацией Объединенных Наций в резолюции 40/61 отмечалось, что коренные причины терроризма и актов насилия проистекают «из нищеты, безысходности, бед и отчаяния …, побуждающих некоторых людей жертвовать человеческими жизнями, включая и свои собственные, в стремлении добиться радикальных перемен». То же отмечалось и на VIII Международном конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с преступниками (Гавана, 1990 г.): такими криминогенными факторами являются: бедность, безработица, неграмотность, нехватка доступного жилья, несовершенство системы образования и подготовки кадров, отсутствие жизненных перспектив (на что в России в мае 1995 г. указывал каждый четвертый из опрошенных ВЦИОМом), отчуждение и маргинализация населения, обострение социального неравенства, ослабление семейных и социальных связей, недостатки воспитания, негативные последствия миграции, разрушение культурной самобытности, нехватка объектов культурно-бытового назначения, а также распространение средствами массовой информации идей и взглядов, ведущих к росту насилия, неравенства и нетерпимости.
Аналогичные формулировки даются и в последующих конвенциях ООН, например в п. 26 резолюции Организации Объединённых Наций от 1996 года «О мерах борьбы с международным терроризмом».
Но если вспомнить террористов из общеизвестных группировок: «Красные бригады», «Фракция Красной армии» и др., то большинство из них принадлежали к обеспеченным слоям населения. Как указывает известный терролог И. Александер, среди террористов также можно встретить и представителя из «богатой семьи среднего или высшего класса с определенным социальным престижем». В то же время, по свидетельству бельгийской газеты «Суар», «… террористы рекрутируют своих сторонников в одних и тех же слоях – среди отверженных, маргинальных, забытых и низших общественных слоёв». Таким образом, можно сказать, что прямой зависимости терроризма от нищеты не наблюдается, то же самое касается и богатства.
«Безысходность и отчаяние», о которых говорится в Конвенции ООН, порождали терроризм в США в 60-70-е годы и вызывались в первую очередь расовой дискриминацией, а в настоящее время это, в большей мере, месть за предполагаемое национальное угнетение за пределами страны. В современной Германии некоторые акты терроризма вызываются, наоборот, деятельностью правонационалистических группировок, которые практикуют дискриминационную политику.
Исходя из сказанного, причины указывавшиеся в документах ООН, являются не только не единственными, а даже и не преобладающими. Можно утверждать о наличии в настоящее время националистических детерминант, среди которых доминируют религиозно-фундаменталистские.
Дж. Поуст выделяет две основные причины террористической деятельности:
1. Подрыв или свержение своего правительства – западногерманская «Фракция Красной армии» (РАФ) и итальянские «Красные бригады» (БР).
2. Национальное самоутверждение – бакская «ЭТА», Армянская секретная армия за освобождение Армении (АСАЛА).
Мнений по поводу истоков терроризма немало, но следует согласиться с М.П.Киреевым, что предпосылкой современного терроризма в первую очередь служат кризисные явления. Это подтверждается результатами проведенного нами исследования. Так, 26% респондентов среди факторов роста терроризма в России отметили фактор ухудшения социально-экономического положения населения, но, в тоже время, по мотиву наведения страха на общество, общественные и государственные институты, население совершаются 24% актов терроризма, в то же время 24% - по корыстному мотиву.
Действительно, экономический застой, энергетический кризис, инфляция, рост цен, безработицы, преступности существенно осложняют состояние борьбы с терроризмом, так как изменяется социальное и психологическое состояние многих групп населения, поэтому среди социальных предпосылок в современный период в России следует выделить:
1. Заметное снижение жизненного уровня в сочетании с беспрецедентно возросшей социальной дифференциацией, которые вызывают к жизни такие социально-психологические факторы, как злоба, зависть, ностальгия по прошлому и т. п.
2. Кризисное положение ряда социальных и профессиональных групп, особенно военных, имеющих военный опыт и лиц, имеющих опыт работы с взрывными устройствами и взрывчатыми веществами.
3. Рост безработицы, который тянет за собой проблемы миграции, бродяжничества и т. п.
4. Широкое распространение среди населения оружия, военной подготовки и специфических милитаристских умонастроений. Оно связано как с соучастием значительной части военных в профессионализирующих и одновременно разлагающих войнах типа афганской и чеченской, так и с вынужденным перепрофилированием многих работников спецслужб, нередко оказывающихся в криминальных структурах. Доступность оружия и многочисленность ищущих себе применения военных.
При изучении статистических данных необходимо отметить, что данные опроса законопослушных граждан дееспособного возраста показывают, что боязнь ответственности за правонарушения для 20% опрошенных является фактором, формирующим правильное поведение. Аналогичные результаты получены в ходе проведённого нами опроса.
Следует также отметить важность психологического подхода к изучению поведения лица, осуществляющего правоприменение в условиях борьбы с терроризмом, что предполагает отдельное исследование стрессов и стрессовых ситуаций (необходимость ускоренной обработки информации, осознаваемая угроза; отсутствие контроля над событиями).
По результатам опроса более 200 руководителей и других опытных работников подразделений криминальной милиции, ОМОНа, спецназа, имеющих практику участия в специальных операциях, проведённого Г.М.Истоминой и А.Д. Сафроновым, абсолютное большинство (93% респондентов) указали на неадекватное самочувствие и поведение в таких ситуациях, что выражалось в чрезмерном волнении, в суетливости и невнимательности к распоряжениям руководителей операции.
Не случайно, по данным анкетирования, 14% респондентов указали одну из причин неудовлетворительного состояния борьбы с терроризмом ? боязнь применения огнестрельного оружия, 18% указали на нерешительность руководителей органов внутренних дел. Немаловажная роль отводится респондентами и такой причине как неподготовленность антитеррористических подразделений, на что указали 17%.
Рост терроризма в России, а также в станах СНГ происходит на фоне общего роста числа его проявлений в мире. За 12 лет с 1968 г. по 1980 г. стало известно около 700 подобных акций, в ходе которых было убито 3668 и ранено 7474 человека. Абсолютные цифры, характеризующие состояние террористической активности на планете, таковы: если в 1980 году во всех странах было зафиксировано 500 террористических актов, то через пять лет, в 1985 г., - 800. Точной статистики на середину-конец 90-х годов нет.
«Терроризм, - пишет М. Болтунов, - обрел черты наступательности, высокой технической оснащенности, отличается изощренностью и жестокостью».
Характерно, что в 1998 г. было раскрыто лишь 32% зарегистрированных актов терроризма. В то время как из 153 дел, всего возбужденных за терроризм, только 7 закончены производством и 102 (66%) приостановлено за неустановлением или не розыском преступника.
Обращает на себя внимание то, что по 132 уголовным делам, возбужденным по фактам терроризма, задержано всего 25 человек, а по 495 делам, возбужденным по фактам захвата заложника, задержано 370 человек, в то время как подготовить акт терроризма одиночке, по нашему мнению, трудно, а произвести захват заложника и вообще проблематично.
Результаты проведенного опроса в основном подтвердили правильность наших выводов по причинам роста терроризма. Так, среди причин роста терроризма в России респонденты указали:
26% - ухудшение социально-экономического положения населения;
19% - усиление противоборства криминальных группировок;
13% - расслоение населения по имущественному признаку;
8% - деятельность национально- и регилиозно-экстремистских группировок;
8% - приграничное положение, близость к местности, где происходят межнациональные конфликты, войны;
7% - рост числа безработных в самых различных социальных группах;
7% - приток мигрантов из стран ближнего зарубежья;
5% - рост национального самосознания, стремление этнических групп к национальному обособлению;
4% - деятельность или влияние зарубежных террористических групп;
3% - факторы дискриминации отдельных национальных общностей.
Все эти факторы не обязательно приводят к терроризму, однако в сочетании друг с другом и взаимодействии со всевозможными конфликтами, такими, например, как конфессиональные, в отсутствии достаточного взаимодействия между правоохранительными органами и нормативной базы, регламентирующей борьбу с терроризмом, он становится более вероятным. Среди причин неудовлетворительного состояния борьбы с терроризмом в России главной причиной 24% респондентов отметили отсутствие достаточного взаимодействия между правоохранительными органами.
Однако одна только эта группа причин, имеющая существенное значение, не может вызвать тот рост терроризма, который наблюдается в настоящее время. Так, акты терроризма, на наш взгляд, могут иметь террористические формы и уголовную мотивацию. Это говорит о том, что терроризм опирается на свойства человеческой натуры, что подтверждается высказыванием австрийского учёного К. Лоренца о том, что агрессию нельзя исключить, избавляя людей от раздражающих ситуаций.
Западные исследователи разработали целый ряд мотивационных типологий терроризма, выделяя два их основные типа – личностный и политико-идеологический.
Нужно учитывать и существование различных психопатологических деформаций личности террористов, но следует иметь в виду, что мотивационно-ценностной и идейной основой политического терроризма являются следующие факторы: внутренняя убежденность в абсолютной, высшей, единственной истине и, как следствие, вытекающий из нее фанатизм и готовность утверждать ее любыми средствами. Этот главный мотив политического терроризма отсутствует во всех формах криминального насилия.
Итак, согласно типологиям мотиваций терроризма, они могут быть политико-идеологическими (достижение определенных целей в политической борьбе или в борьбе за какую-то идею); корыстными (стремление приобрести материальные блага в обход существующего порядка); эмоциональными, психопатологическими. И хотя они чаще всего переплетаются, основное внимание должно быть обращено на первые, которые могут быть трех основных видов: социально-политическими, национальными (сепаратистскими) и религиозными (фундаменталистскими).
Наиболее прочной и труднопреодолимой является мотивационная основа религиозного терроризма, поскольку она связана с традициями и выражается в самых крайних формах. Д. Капитанчик считает, что «терроризм находит свое наиболее угрожающее выражение в контексте возрождения исламского фундаментализма». Это подтверждается результатом опроса 26 шиитских террористов. Все опрошенные выразили готовность совершить самоубийственные террористические акты. Среди респондентов, что особенно характерно для современной радикально настроенной молодёжи, до 19 лет 71,42% выразили желание совершить террористический акт, в более старшей возрастной группе – только 34, 37%, в то время как в возрасте 15 –16 лет отмечается стопроцентная готовность к совершению таких актов. Хотя это характерно в основном для восточного терроризма, для стран запада такие преступления практически отсутствуют. Они не характерны даже для сепаратистского (баскского, корсиканского и др.) и национально-религиозного терроризма, так как в христианской культуре существует традиционно негативное отношение к самоубийству, что можно использовать в борьбе с терроризмом.
Огромное значение для борьбы с терроризмом имеет знание особенностей социально-психологической обстановки в России. Данные, подобные указанным ранее, были получены в результате исследования, проведенного под руководством А.А. Козлова, в НИИ конкретных социологических исследований Санкт-Петербургского университета.
Настораживает тот факт, что высоким оказался процент тех, кто выразил хотя бы умозрительную - на уровне голого умысла - готовность принять участие в тех или иных насильственных действиях: в отрядах «самообороны» - от 40,2% у студентов, до 58,4 % у курсантов военных училищ; в «терроризме» (кавычки указывают, что мы имеем дело лишь с вербальной заявкой на совершение этих действий) - от 5,9 % у респондентов из числа школьников, до 20,8 % среди курсантов; в локальных войнах (в качестве «волонтеров») от 6,3 % у студентов, до 30,2 % у курсантов; в уличных беспорядках или погромах - от 6,1 % у учащихся ПТУ, до 10,4% у курсантов.
Социологи делают вывод о том, что потенциальные «террористы» в большей степени тяготеют к идеалу «беззаботного человека», не связанного сколько-нибудь серьезной ответственностью (у них в 1,5-3 раза ниже ориентация на семью и бытовое устройство, обзаведение собственностью). Это люди с ослабленным чувством жалости и способности прощать людей, они склонны к «нанесению ответного удара» («отомстить, чтобы запомнили навсегда» - этот показатель среди них в 3,8-4,5 раза выше, чем в среднем по массиву). Могут совершить поступок, наказуемый по закону, 48,9 % «террористов», 47,8 % «погромщиков» и 37,1 % «волонтеров» при среднем значении этого показателя 20 %.
Следовательно, появление среди молодежи «террористов» (агрессивно-экстремистски настроенных лиц) представляет собой в основном нравственно-мировоззренческую проблему, и в то же время, большинство из них воспитывалось в нормальных, вполне здоровых семьях. Опасность, на наш взгляд, заключается в том, что экстремистски настроенной молодежи может оказаться достаточно для создания «критической массы» и возникновения цепной реакции в обществе.
Итак, существенную роль играют не поддающиеся анализу иррациональные факторы, особенно в националистическом и религиозно-фундаменталистском терроризме, и это затрудняет проблему ранней диагностики, прогнозирования и профилактики террористических актов. Но учитывать эти факторы необходимо, так как 9% террористов имеют отношение к националистическому движению и 4% участвуют в религиозном движении. Как было уже сказано, религиозные концепции, лежащие в основе той или иной формы религиозного терроризма, необходимо учитывать, поскольку это может помочь не только в профилактической антитеррористической деятельности, а также в определении перспектив переговоров об освобождении заложников и др.
По результатам опроса особое место среди причин совершения террористических акций занимает получение материальных выгод, ценностей – 24%, но и наведение страха на общество, общественные и государственные институты и население не остаётся без внимания террористов– 24%. Политические мотивы так же занимают достаточно большой сектор, например: реализация своих идей и замыслов политического, религиозного, идеологического и иного характера – 11%, а изменение политики государства или его отдельных органов в центре или республике – указывают 10% от опрошенных. Немаловажное внимание уделяют респонденты такому мотиву, как привлечение внимания к себе и своим проблемам – 11%. Мотив, который указан в статье 277 УК РФ – месть государственным, политическим или религиозным деятелем в связи с их государственной или общественно-политической деятельность составил 8%. А 6% указали такой мотив, как изменение решений законодательной, исполнительной или судебной власти любого уровня, 5% - желание покончить жизнь самоубийством, 1% - иное.
Для разрешения конкретных конфликтных ситуаций, для предупреждения терроризма, для разработки стратегии и тактики борьбы с терроризмом анализ мотивационно-ценностной и идеологической основы терроризма имеет огромное практическое значение.
Таким образом, мотивационные и идейные основы современного терроризма заключаются в следующих факторах:
Психологические:
- вера в обладание абсолютной истиной;
нежелание разрешать конфликтные ситуации установленными в обществе способами;
ослабление социального неприятия преступника;
отказ от общечеловеческих ценностей.
Медицинские факторы:
отклонения психопатологического характера.
3. Экономические факторы:
стремление улучшить свое материальное положение в обход установленного порядка;
неверие в действенность допустимых в обществе способов приобретения материальных благ.
Политические факторы:
отчуждение большей части населения от управления государственными делами;
нестабильность политического режима.
Правовые факторы:
низкое правовое обеспечение борьбы с терроризмом.
Организационные факторы:
неспособность уголовно-исполнительной системы эффективно решать поставленные перед ней задачи, так как в силу своей неподготовленности она не готова к такому объему работы;
- отсутствие опережающей превенции;
отсутствие достаточного взаимодействия между правоохранительными органами.
- неподготовленность антитеррористических подразделений.
Технические факторы:
недостаток материальных средств для организации успешной борьбы с терроризмом;
недостаток технических средств эффективного обнаружения и обезвреживания орудий терроризма.
Исходя из результатов опроса и анализа статистических данных, можно сделать вывод, что основную опасность для России пока представляют экономический (выбор террористами в качестве объектов нападения коммерческих фирм и промышленных предприятий определяется стремлением оказания влияния на фирмы с целью изменения либо прекращения их деятельности), криминальный (борьба между крупными и криминальными группировками за власть и распределение сфер влияния, приносящих доход, зачастую сопровождается совершением актов терроризма, направленных против лидеров и членов других группировок), сюда необходимо отнести борьбу за экономическое влияние, этнический терроризм (наглядным примером этнического терроризма может служить операция по захвату больницы в г. Буденовске). Данные виды терроризма указаны, на наш взгляд, по степени опасности.
Но кроме мотивационной характеристики терроризма необходимо учитывать и цели, которые преследуют террористы. Американские специалисты по борьбе с терроризмом выделяют целый спектр целей, которые ставят перед собой террористы.
1. Ближайшие цели:
получить всемирную, национальную или местную огласку своих намерений;
вызвать реакцию, ответные действия и репрессии правительственных сил, которые немедленно приведут к их общественному осуждению;
вредить, ослаблять или беспокоить правительственные военные или другие силы безопасности;
получить деньги или снаряжение;
показать неспособность правительства защищать граждан;.
дезорганизовать или разрушить главные средства передвижения или связи;
продемонстрировать силу или реальность своей угрозы;
отменить или отложить принятие решений или законодательных актов;
вызвать забастовки или замедление темпов работы;
дискредитировать инвестиции зарубежных стран или их программы помощи;
освободить заключенных;
отомстить за что-то.
2. Дальнейшие цепи:
вызвать кардинальные изменения в государстве, такие, как революция, гражданская война или международный конфликт;
подорвать и дискредитировать установленную инфраструктуру в целях поддержки мятежников;
влиять на принятие решений полицией на местном, национальном или международном уровне;
получить политическое признание в виде законного органа, представляющего этническую или национальную группу.



ОГЛАВЛЕНИЕ