стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

На правах рукописи




Кислое Алексей Геннадьевич



ОНТО-ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ
ЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
ДИНАМИЧЕСКИХ КОНТЕКСТОВ


Специальность 09.00.08 - «философия науки и техники»




Л
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук




Научная библиотек»
Уральского <д ,
Госуяаретмнято Г
Уяявеосятета
\




Екатеринбург - 2000
Диссертация выполнена на кафедре онтологии и теории познания
Уральского государственного университета им. А. М. Горького.


Научный руководитель -
доктор философских наук, профессор В.О. Лобовиков.

Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор Бочаров В.А.
кандидат философских наук, доцент Максимов А.А.


Ведущая организация: Уральский государственный педагогический
университет.


Защита состоится «21» марта 2000 г. в 13 часов на заседании
диссертационного совета Д 063.78.06 по защите диссертаций на соискание
ученой степени доктора философских наук в Уральском государственном
университете им. А. М. Горького (620083, г. Екатеринбург, К-83, пр. Ленина,
51, комн. 248).


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке
Уральского государственного университета.


Автореферат разослан «19» февраля 2000 г.



Ученый секретарь
диссертационного совета,
доктор философских наук, профессор '/Г˜} //^-- Н.В. Бряник
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
исследования. Распространение
Актуальность логического
анализа на динамические контексты - теоретическая необходимость, с
которой так или иначе были связаны многие известные проекты
философских реформ логической науки - прежде всего, трансцендентальная
логика Канта и диалектическая логика Гегеля. Эта необходимость и в наши
дни, поднимая вопрос о целостности системы логического знания,
подвергает серьёзному испытанию философию логики. Данная область
философии науки служит пространством нашего исследования.
Актуальность темы, прежде всего, обусловливается ролью
логического знания в современной жизни. Концептуально связывая
мыслительную и знаковую (языковую) практики, логика оказывает влияние
на все интеллектуальные сферы человеческой деятельности. 'Поэтому
исследование закономерностей формирования, функционирования и
развития этой области знания приобретает, наряду с теоретической, ещё и
социально-практическую значимость. Потребность в исследовании
своеобразного бытия и самопознания логики определяется также
внутринаучными процессами дифференциации и интеграции, роста
альтернатив и новых направлений. Одним из аспектов такой научной
саморефлексии, т.е. философии логики является выяснение роли и характера
предпосылок различных логических систем, обосновывающих тип
логического анализа. Построение конкретных формально-логических систем
- существенная и относительно независимая задача. Однако лишь те
формальные системы, для которйых имеется соответствующая семантическая
интерпретация, получают статус собственно логических систем, пригодных
для логического анализа. Отсюда следует разделение проблем обоснования
логического знания на технические, т.е. доказательство непротиворечивости,
полноты и решение других задач определения адекватности логических
систем относительно построенных формальных семантик, и философские,
т.е. принятие типа логики как системы рассуждений. Последнее - новый
образ философской проблемы обоснования логических форм и законов в
ситуации деуниверсализации классической логики. Современный взгляд
обнаруживает, что развитие и функционирование логики во многом задано
взаимоотношениями двух её структурных уровней - онтологического
(связанного с объектами рассмотрения, например, мирами, событиями и др.)
и гносеологического (связанного с понятиями истинности, ложности,
логического следования, суждения, отрицания и др.). Основополагающую
роль они играют при подборе допущений, приемлемых для логического
анализа контекстов различной природы, что требует исследований как
философско-методологического характера, так и конкретно-научного. Без
таких исследований не может быть эффективным ни проектирование
практически ориентированных систем логики, ни выявление оптимальных
форм связи логического знания с определёнными областями его приложения.
Прикладной вектор нашего исследования ограничен рамками
научного интереса к логическим средствам выражения и анализа
динамических контекстов, что также имеет теоретическую, и практическую
значимость. Процессуальный характер мира занимал мыслителей всех
времён: от Гераклита до современных постмодернистских «штудий».
Динамические контексты математики, информатики, физики, биологии,
психологии, социологии, истории, экономики, юриспруденции, лингвистики
и других сфер знания являются объектами активного философского
внимания и создают потребность в обогащении методологии науки
соответствующим концептуальным аппаратом. В современной логике
наблюдаются две тенденции: «от статики к динамике» и «от естественных
наук к гуманитарным». Причём взаимосвязь их обеспечивается тем, что
интерес к динамике, кроме прочего, спровоцирован логическим анализом
действий (актов). Эта исследовательская область, слабо разработанная, но
перспективная для самых разнообразных направлений своего приложения
как, например, социально-экономические технологии или робототехника, на
наш взгляд, обречена быть актуальной (действенной), т.к. в силу своей
специфики аккумулирует все разделы современных логических изысканий:
логику норм и оценок, неклассические логики, автоматический поиск
доказательств и др.
Теоретические источники, конкретно-научный материал и
степень разработанности темы исследования. На собственно
философском уровне современные исследования оснований логического
анализа следует рассматривать как проявление тенденции к
фундаментальному обобщению формальных структур, характерных для
конкретных философских дисциплин, прежде всего - формальной логики и
формальной онтологии. Тенденция эта, называемая «формальной
философией», насчитывает многие тысячелетия своей истории: от
апологетов Пифагора до лауреатов премии Тьюринга. Данная
диссертационная работа икяциирована потребностью в синтезирующем
обобщении формально-онтологического и формально-гносеологического
аспектов анализа динамических явлений в рамках концепции логической
формализации мышления, которая, без сомнения, находится в авангарде
формальных философских дисциплин.
Строгие формально-логические исследования мышления,
значимыми образцами которых служат труды Г. Фреге, Б. Рассела и Л.
Витгенштейна, содержат основные принципы понимаемой в широком
смысле аналитической философии и выступают в качестве основных
теоретических источников развиваемой темы диссертации. В этой связи
привлекаются ставшие уже логико-философской классикой работы А. Мера,
Г.Х. фон Вригта, К. Гёделя, Н. Гудмена, Р. Карнапа, С.А. Крипке, У. ван О.
Куайна, С. Лесьневского, Я. Лукасевича, К.И. Льюиса, Дж.Л. Остина,
А.Тарского, А.Н. Уайтхеда, Я. Хинтикки, А. Чёрча и др. Указанных
исследователей объединяет их роль в формировании и дальнейшем развитии
того подхода к проблемам современного логического знания, который
называют «философией логики», т.е. философской концепцией, отражающей
общие представления о природе логической формы и логического
следования.
Неоднородность и широта проблематики, конструктивный
пересмотр теоретических позиций, принципиальная открытость и интерес к
другим философским направлениям характерны для современной
аналитической философии. Связанные с понятием дискурса как
коммуникативного события, наметившиеся уже в работах известных
философов-диалогистов (М.М. Бахтин, М. Бубер, Ф. Розеицвейк, О.
Розеншток-Хюсси и др.) и наиболее отчётливо проявившиеся в последние
десятилетия (Э. Бенвенист, А.Ж. Греймас, Ж. Курте, Т.А. ван Дейк, В.И.
Тюпа, М. Фуко, Ю. Хабермас и др.) изменения в методологии гуманитарных
исследований помогают обратиться к рассмотрению коммуникативной
природы логики. Возникающая на разнице граней взаимодействия внешнего
и внутреннего (реальности и ментальности) множественность дискурсивных
практик проявляется в логике через вариативность её структурных уровней:
онтологического и гносеологического. Перспективы развития логической
науки видятся в поиске обоснованности многообразия типов рассуждений
глубокими философскими теориями мышления, а не в ориентации на
обыденные рассуждения, хотя последние также интересны, но именно как
предмет теоретического осмысления и область прикладных разработок.
Логико-философские исследования не представляли собой
широкого научного направления на философском факультете Уральского
государственного факультета, поэтому скорее исключением следует считать
работы С.Н. Гоншорека, Г.А. Кузнецова, В.О. Лобовикова и некоторых
других авторов. Однако научные концепции, публикации и педагогическая
деятельность представителей уральской философской школы послужили для
диссертанта средой формирования интересов, повлияли на характер
исследования и, в силу богатства и разнообразия, открыли широкое поле
перспектив для дальнейших теоретических поисков. Собственно же логико-
философский интерес и тематика диссертации оформились под
непосредственным влиянием обаяния личностей и живых научных
изысканий участников теоретического семинара «Логическое кантоведение»
(г. Светлогорск Калининградской обл., организаторы: В.Н. Брюшинкин, Л.А.
Калинников), в работе которого диссертант принимает участие с 1989 года.
Выявление философских оснований различных типов рассуждений
посредством рассмотрения онто-гносеологических предпосылок в семантике
соответствующих формальных систем характеризуется как современная
логико-философская проблематика, что не снимает необходимости
осознания её теоретических истоков и начал. Среди таковых необходимо
выделить научное наследие Н.А. Васильева и Л. Витгенштейна. Из
исследований последнего времени укажем на работы отечественных и
зарубежных авторов: А. Арруды, В.А. Бажанова, Дж. Барвайса, В.А.
Бочарова, Д.А. Бочвара, В.Н. Брюшинкина, Хао Вана, В.Л. Васюкова, Е.К.
Войшвилло, Г.Х. фон Вригга, И.А. Герасимовой, А.Ф. Грязнова, Н. Гудмена,
А.А. Зиновьева, А.А. Ивина, Ю.В. Ивлева, А.С. Карпенко, П.В. Копнина, Н.
да Косты, В.Н. Костюка, У. ван О. Куайна, 1". Кюнга, Е.Е. Ледникова, B.C.
Меськова, И. Ниинилуото, С.А. Павлова, В.В. Петрова, Б.Н. Пятницына, К.Ф.
Самохвалова, Е.Д. Смирновой, Г.Б. Сориной, Р. Сушко, П.В. Таванца, В.В.
Целищева, Я. Хинтикки и др. Отдельного упоминания заслуживает идея
выдающегося российского логика и философа В.А. Смирнова о разработке
комбинированных логик', восходящая к логическим взглядам Н.А. Васильева.
Теоретические источники по логическому анализу динамических
явлений удобно разделить на четыре взаимосвязанные группы.
Несколько ограниченная трактовка изменения в терминах моментов
времени характерна для исследований по логике времени: пионерские работы
А. Прайора и Г.Х. фон Вригта, а также исследования Дж. Бентема, Е.К.
Войшвилло, И.А. Герасимовой, Р. Гольдблатга, А.А. Зиновьева, А.А. Ивина,
А.Т, Иишуратова, А.С. Карпенко, Г.А. Кузнецова, Л.И. Мчедлипгвили, Н.
Решера, К. Сегерберга, В.А. Смирнова, Ч. Хэмблина и др. При всей
фундаментальности связей концепций динамики и времени, понимание
изменения как темпорального отношения сводит логическое исследование к
важному, но не единственному аспекту — к анализу порядка изменения.
Стремление к более широкой трактовке механизма и логической
структуры изменения оформилось в исследования по логике изменений:
работы Г.Х фон Бритта, Д. Габбая, Ю.Г. Гладких, А.А. Зиновьева, В.В.
Попова, А. Прайора, О.А. Солодухина, Я. Хинтикки и др. Эти исследования
идейно соотносятся с известными философскими воззрениями (имеются в
виду позиции Гераклита, Аристотеля, И. Канта, Г.В.Ф. Гегеля, А. Бергсона,
М. Хайдеггера) на природу процессов (см., например, историко- и
социально-философские взгляды на проблему в работах А.Н. Арлычева, Ж.
Делёза, В.Е. Кемерова, Т.Х. Керимова, А. Койре, А.Н. Уайтхеда, С.А.
Яновской и др.) и с современным анализом изменяющихся систем
(например, в работах Г.П. Быстрая, В.Н. Костюка, Д.В. Пивоварова, И.
Пригожина, И. Стенгерс и др.).
Проблемы быстро развивающихся компьютерных систем привели к
построению класса программных логик, которые сочетают два языка:
логический и описания программ. Особо отметим создателей (В. Пратга, Р.
Ладнера, М. Фишера, Д. Харела) и исследователей (Е.А. Акылбекову, М.К.
Валиева, Р. Гольдблатта, А. Мейера, С. Пасси, К. Сегерберга, А.П.
Столбоушкина. М.А. Тайцлина, Е. Тюрина, В.И. Шалака и др.) систем
динамической логики. Её пропозициональный вариант2 используется в
диссертации в качестве конкретно-научного материала. Динамическая
логика является естественным и далеко идущим обобщением модальной
логики, в котором вырабатываются специальные средства выражения и
анализа изменений статических состояний динамической «программой».
Модальная логика имеет богатый опыт философского анализа своего


Впервые эта идея встречается в работах 1987 г.. см.: Смирнов В.А. Логические методы
анализа научного знания. М., 1987. С.211-221; Smirnov V.A. Assertion and Predication.
Combined Calculus of Propositions and Situations // Abstracts of 8-th International Congress of
Logic, Metodology and Philosophy of Science. Moscow, 1987. Vol. 1. P.333-335. См. также:
Смирнов В.А. Утверждение и предикация. Комбинированные исчисления высказываний и
событий // Синтаксические и семантические исследования нежстенсионрльных логик М.,
!98S C.27-35; Смирнов В.А Комбинирование исчислений предложений и событий и логика
истины фон Вригта // Исследования по неклассическим логикам. М., 1989 С. 16-29.
• М !. Fischer, R.H. Ladner. Prepositional modal logic of pro.iramms, Proc. 9Л A n n . ACM Symp.
on T'heory of Computing, Boulder, Colorado. 1977 P 286-294.
концептуального аппарата: работы С. Крипке, У. ван О. Куайна, В.Н.
Костюка, Р. Монтегю, Е.Д. Смирновой, Я. Хинтикки и др. Нам известно о
«модальном» подходе К. Сегерберга к обсуждению философского значения
логико-динамических систем'' и намерении «опубликовать ... статью,
посвящённую некоторым философским следствиям динамической логики»4,
но ничего не известно о его реализации. Интерпретация систем
динамической логики обычно рассчитана на практическое приложение в
информатике: синтез и верификация программ. При этом рассматривают,
говоря упрощённо, изменение состояния компьютера (или более сложного
технического устройства, например, робота) во время некоторого
выполнения программы. Но и самые широкие философские представления о
динамике природных, социальных или личностных процессов, вызывающих
изменения ситуаций, позволяют связаться с формальной «программой»
динамической логики.
Относительно самостоятельную группу исследований изменений
составляет формальный анализ аспектов поведения, который мы находим в
работах Н. Винера, М.Г. Гаазе-Рапопорта, В.А. Лефевра, В.О. Лобовикова,
Д.А. Поспелова и др., в частности, логика действий, или логика
практических рассуждений, и близкие по интерпретации ф°Рмальные
системы: работы А. Андерсона, А.Л. Блинова, Б. Бук, Г.Х.фон Вригта, И.А.
Герасимовой, А.А. Ивина, А.Т. Ишмуратова, В.И, Курбатова, К. Попа, В.В.
Попова, К.Ф. Самохвалова, Г.Л. Тульчинского, Р. Хилпенена и др. В связи с
особой сложностью и, как следствие, недостаточной концептуальной
разработанностью логический анализ действий, претендуя на большую, чем
логика программ, насыщенность философской проблематикой, порой
содержит формализованные версии, делающие границу с предыдущей,
группой исследований неуловимой, и это симптоматично, как и то, что
теснейшая взаимосвязь этих направлений никем не оспаривается. Анализ
изменений является необходимым этапом проведения анализа действий, а
последний, нередко выступая в роли своеобразной телеологической
причины, позволяет значительно расширить сферу рассматриваемых
динамических контекстов, не ограничиваясь механистическими образцами.
Конечно, нельзя сказать, что современный арсенал логических
средств полностью соответствует комплексу проблем логической
экспликации изменений. Однако, сложившаяся ситуация с одной стороны
требует, а с другой, делает возможным исследование онто-гносеологических
предпосылок специальных формализованных систем, проясняющее
философские основания логического анализа динамических контекстов.
Цель и основные задачи исследования. Целью диссертационной
работы является выявление и типологизаиия онтологических и
гносеологических предпосылок систем пропозициональной динамической
логики, обосновывающих логический анализ контекстов изменений


' Segerberg К- Applying moda! logic. Studia logica, 1980, vol. 39, № 2/3.
4
Сегерберг К. «После» и «во время» в динамической логике // Модальные и
интенсиональные логики и их применение к проблемам методологии науки. М., 1984 С.58.

7
различной природы. Осуществление настоящей цели предполагает
постановку и последовательное решение следующих задач:
уточнить понятие логического анализа, исходя из современной
ситуации, характеризующейся богатством и разнообразием арсенала
логических средств;
показать, что без учёта онто-гносеологических оснований не только
невозможна гарантия эффективного проведения логического анализа, но и
возникает угроза разрушения сущности анализируемого контекста;
конкретизировать тему пересмотра онтологических предпосылок
систем логики за счёт возможности конструирования в рамках
семантического аппарата различных абстрактных объектов
рассмотрения;
конкретизировать тему пересмотра гносеологических предпосылок
систем логики за счёт возможности независимого определения в рамках
семантического аппарата различных истинностных оценок;
проанализировать идею комбинированных, логик как общий принцип
конструирования логических систем различного типа посредством
варьирования онто-гносеологических предпосылок;
проанализировать динамическую логику как обобщение модальной
логики;
исследовать комбинированную структуру динамической логики и
особенности онто-гносеологических предпосылок её пропозициональных
модификаций.
Теоретико-методологической основой исследования служит
металогическое положение об обусловленности логических систем
семантикой их языка. Исследование не нацелено на решение технических
вопросов построения конкретных формально-логических систем и
доказательств их адекватности относительно принятой семантики, а
рассматривает вопросы из области философии науки, конкретнее -
философии логики, по обоснованию определённых систем рассуждений
(типов логик), однако точные логико-семантические методы активно
используются. Интерпретируя дескриптивные и логические термины,
принимая предпосылки относительно объектов рассмотрения, определяя
условия истинности высказываний, логическая семантика является объектом
исследования, т.к. может выступать и в качестве чисто формального
построения, и как аналитический метод, существенно опирающийся на
философские концепции при обосновании логических процедур. В этой
связи автор привлекает работы по философским основаниям логической
семантики, принадлежащие Г.Х. фон Вриггу, Г. Кюнгу, В.А. Смирнову, Е.Д.
Смирновой. В диссертации достаточно будет ограничиться
пропозициональным уровнем систем логики с реляционным вариантом
семантики возможных миров, тем самым - не перегружать текст
техническими сложностями, сосредотачиваясь на содержательных вопросах.
Положения, содержащие новизну и выносимые на защиту:
на основе понимания коммуникативной природы логики дана
формулировка, уточняющая понятие логического анализа как вида
диск)'рсиеной практики, заключающегося в применении к оценке
корректности контекстуально-определённых рассуждений формального
аппарата логических систем с установленными онто-гноскологическими
предпосылками;
на примере погико-аргументационной экспертизы в праве
продемонстрировано, что эффективное, сохраняющее сущность
исследуемого контекста проведение логического анализа требует
соответствующих онто-гносеологичгских предпосылок для применяемых
логических средств;
впервые разобрана (на материале пропозициональной динамической
логики) модально-комбинированная структура динамической логики, что
позволило выявить характер и роль онто-гносеологических предпосылок
логических систем, обосновывающих способы рассуждения, адекватные
распространению логического анализа на динамические контексты'»
последовательно проведена аналогия «пропозиция — программа» в
качестве метода онто-гносеологического проектирования систем
динамической логики, на основе чего выдвинута идея о «неклассической
динамичности», а также сформулированы и проанализированы следующие
понятия: «пропуск», «универсальное изменение», «безрезультатное
изменение», «сингулярное изменение»;
рассмотрены широкие возможности автономного развития
концептуального аппарата динамической логики на основе экспликации
характеристик направленности, последовательности и параллельности
выполнения изменений, благодаря чему сформулированы и проанализированы
следующие понятия: «обратное изменение», «кортеж изменений» и
«система изменений».
Теоретическая и практическая значимость работы. Проведённое
исследование непосредственно значимо для современной философии логики,
однако это теоретическое значение носит явно выраженный
методологический характер. Во-первых, анализируется опыт успешного
проектирования нового, динамического типа логических систем. Во-вторых,
подготавливается общая онто-гносеологическая основа для проектирования
более конкретных, ориентированных на приложения в специальных, в том
числе и гуманитарных (экономика, право, психология) областях, систем
логики (эпистемической, деонтической и др.), где анализ динамики
человеческих действий (т.е. динамика процессов особенно сложной
природы) играет первостепенную роль. Положения и выводы диссертации
наиболее полно излагаются автором в спецкурсе «Логико-философские
этюды», частично используются при чтении лекций по соответствующим
разделам (например, «Модальная логика», «Неклассическая логика») общего
курса логики и в рамках спецкурса «Основы практической полемики и
аргументации» (в разделе «Контекстуальные способы аргументации») на
философском факультете Уральского государственного университета.
Апробация результатов исследования. Материалы диссертации
легли в основу докладов и выступлений автора на следующих научных
конгрессах, конференциях и семинарах:
• «Логическое кантоведение - 2: Логика практического разума»
(Калининград. 1989);
• «V Кантовские чтения, посвящённые 200-летию «Критики способности
суждения»» (Калининград, 1990);
• «Логическое кантоведение - 3: Философия Канта и современная логика»
(Калининград, 1991);
• «Проблемы эффективного включения человека в интеллектуальные

стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>