<< Пред. стр.

стр. 10
(общее количество: 42)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Это и есть ранний идеал совершенного состояния, т.е. усовершенствова-
ния жизненных сил, вновь рассматриваемых здесь на духовном уровне, и до-
веденный до логического завершения. Даос освобождает себя от зависимости
любого рода: пищевой, физической, а теперь и сексуальной. Он не испыты-
вает нужды в других, поскольку самостоятельно может порождать детей.
Свободный от всяких привязанностей, он свободен абсолютно.
Аллегории, используемые в этих мистических рассуждениях, словно пыта-
ются привести в замешательство и шокировать нас ради того, чтобы произ-
вести более глубокое впечатление. Вот одна из них, обнаруживаемая глав-
ным образом в даосской поэзии:
"Белой Госпоже исполнилось шестнадцать, она любуется
Нефритовой белизной своего тела:
Но она вздыхает, наблюдая, как проходят дни
Без всякого признака появления свахи.
И днем и вечером она одна:
В одиночестве проводит ночи.
Отец с матерью не понимают ее и дразнят
Разговорами о Чжане Третьем или Ли Четвертом.
И хотя они часто говорят об этом, ничего не происходит.
Но вот однажды появляется
Добрая Женщина Желтая
И стучит в дверь:
Она приходит поговорить о молодом Золотом Господине,
О том, как он красив и хорошо сложен.
И вот два гороскопа несут
К старому Учителю Вану.
Учитель Ван считает, что это будет удачный брак.
Он говорит: все сходится, нет ничего дурного:
Они созданы друг для друга, как Небо и Земля.
Судьба уготовила им счастливый брак.
Сегодня их дети заполнили царство.
Но в те времена нужны были усилия Доброй
Женщины Желтой:
Иначе могли бы разве инь и ян
Соединиться?"
Это всего лишь аллегория, но все же отнюдь не детская игра. Фантазии,
возникающие в процессе медитации, приравниваются к действительности. Это
характерная черта всей мысли, а также и искусства Китая. Например, свит-
ки, которые первоначально разрисовывали даосисты, вовлекают зрителя в
мистическое путешествие через страну снов, созданную по законам Вселен-
ной, но все же гораздо более прекрасную по сравнению с реальным пейза-
жем. Увидеть весь мир, не покидая своей комнаты, - вот даосский идеал
всех времен и основа всех мистических фантасмагорий. Поэт-даос объясняет
это следующим образом: "Маленькая девочка, маленький мальчик - всего
лишь образы.
Добрая Женщина Желтая - тоже только лишь выдумка.
Забираются в горы, лезут через скалы, что за беготня кругом.
В стенах комнаты можно овладеть всем на свете".
Наслаждения от эротической медитации (уд у адептов находится в напря-
женном состоянии) столь велики, что все прочие приемы отвергаются с по-
рога. Процитированный только что поэт далее пишет:
"Внешний опыт пытается все преобразовать посредством
Действия.
Внутренняя алхимия недвижна: она вызревает,
Пока не придет время.
Безногий мальчик поднимается по лестнице
Без всяких затруднений:
Некоторые следуют абсурдной доктрине о злоупотреблениях,
Которая учит алхимическому методу удерживания
Семени во время распутства с женщинами.
Они называют это эликсиром жизни.
Этого достаточно, чтобы бессмертные на небесах
Умерли со смеху".
Осуждение внешнего опыта распространяется и на женский пол. Поиск
утонченной любви при сохранении полного самоконтроля сочетается с са-
дистским женоненавистничеством в будничных взаимоотношениях. На популяр-
ных изображениях даосского ада хорошенькую молодую женщину избивает ду-
бинкой смеющийся демон; предполагается, что она изменяла мужу. На других
картинках женщин связывают, разрезают на куски и т.д. Освобожденные от
всяких обязанностей, живущие с перебинтованными ногами в закрытых гине-
кеях и лишенные места в даосской иерархии, женщины становятся всего лишь
олицетворением своего пола, отвратительными и вероломными созданиями. В
стихах, приписываемых Лю Яню, об этом говорится очень недвусмысленно:
"Эта девушка красива, ее изящные формы
Обещают расцвет женственности.
Но обоюдоострый меч сверкает меж ее бедер,
Где таится погибель для недалеких мужчин.
Этот меч не рубит голов: он вершит свое дело втайне,
Высасывая мозг из мужских костей".
Это очень известное в Китае стихотворение. Еще более известен афоризм
Люй Дунбиня, цитируемый в начале длинного эротического романа эпохи Мин
"Цзинь, Пин, Мэй":
"Дверь, из которой появился я на свет,
Пребудет также и вратами смерти".
Несправедливо, однако, обвинять весь современный даосизм в этих нез-
доровых и садистских наклонностях. Следует отдать должное мистицизму мо-
нахов, признав внутреннюю ценность их системы. За всем многословием и
нарочитыми аллегориями сокрыта высокая и прекрасная цель: достичь гармо-
нии, преодолев глубокий раскол в самом человеке, признаваемый всеми ци-
вилизациями, - противоположность между духовной и половой любовью, раз-
деленность человека на две различные части: выше и ниже пояса.
Внутренний мистический брак направлен на то, чтобы возвысить пол над
телом, осознать совершенство союза между материей и духом. Это философия
жизни, первобытной силы, которая обещает свободу через посредство любви.

Перевод А. Д. Дикарева по изданию: Beurdeley М. et al. The Clouds and
the Rain. The Art of Love in China. - Fribourg; London, 1969.


Дж. Нидэм
ДАОССКАЯ ТЕХНИКА ПОЛОВЫХ ОТНОШЕНИЙ /1/

В сфере половых отношений применялись определенные технические прие-
мы. Вследствие конфуцианско-буддийского антагонизма практика такого рода
до сих пор остается едва ли не самой непонятной, хотя и представляет
значительный интерес для физиологии /2/. Вполне естественно, что в обс-
тановке всеобщего согласия с теориями инь-ян половые отношения между
людьми рассматривались на космическом фоне, как на самом деле имеющие
тесные связи с вселенской механикой /3/. Даосы считали, что секс, отнюдь
не являясь препятствием для достижения бессмертия, может даже быть прев-
ращен в существенно способствующий этому инструмент. Приемы, применяемые
в интимных отношениях, назывались "способом питания жизни посредством
инь и ян" (инь ян ян шэн чжи дао), а их основной целью было сохранение
как можно большего количества семенной жидкости (цзин) и божественного
элемента (шэнь), главным образом путем возвращения семени (хуань цзин).
В то же время две великие силы, заключенные в отдельных человеческих су-
ществах, должны служить непременным источником питания друг для друга,
"и инь и ян сян сюй", как говорит Чистая дева.
Все книги об этом искусстве исчезли из "Дао цзана" /4/ в период ди-
настии Мин (XIV-XVII вв.), если не раньше, однако пространные фрагменты
сохранились в японских медицинских трактатах Х века и позже. Важнейшим
из них является "И сим по" (по-китайски - "И синь фан"), составленный
Тамба Ясуери в 982 г., но остававшийся ненапечатанным до 1854 г. Главный
китайский источник - "Шуан мэй цзин ань цун шу" ("Собрание двойной сли-
вы") - серия книг и фрагментов, собранных в 1903 г. Е Дэхуем. В совре-
менном "Дао цзане" сохранилась лишь одна-единственная глава (вероятно,
вследствие того, что это всего только глава, а не целая книга) - глава 6
из "Ян шэн янь мин лу" ("Продление судьбы посредством питания жизни"),
книги, приписываемой как Тао Хунцзину (V в.), так и Сунь Сымяо (VII в.).
Среди фрагментов, сведенных Е Дэхуем воедино, - "Су-нюй цзин" ("Канон
Чистой девы") и "Сюань-нюй цзин" ("Канон Таинственной девы"), "Юй фан би
цзюэ" ("Тайные предписания для нефритовых покоев"), "Дунсюань-цзы"
("Книга Учителя, Постигающего Тайны") и "Тянь ди инь ян да лэ фу" ("Поэ-
ма о высшей радости"). Прочие древние фрагменты (например, "Юй фан чжи
яо" - "Главные секреты нефритовых покоев") содержатся главным образом в
японских собраниях /5/.
Невозможно провести четкую грань между специфическими даосскими хит-
ростями и обычными приемами, используемыми в спальне; даосы, как и про-
чие люди, обучались и обучали других этим приемам. Ван Гулик справедливо
подчеркивал, что данные тексты полностью свободны от патологических отк-
лонений, как, например, садизм и мазохизм, и лишь в позднейших книгах
появляется то, что может считаться необычным либо вспомогательным, но
отнюдь не аномальным. Многочисленные ссылки на мифических и прочих импе-
раторов в ранних текстах свидетельствуют, что некоторые приемы, вероят-
но, впервые применили древние правители, которые, согласно обычаю, обла-
дали большим количеством наложниц. Эти приемы сохранялись веками, хотя и
в меньшей степени, во всех знатных семьях, где проблема налаживания здо-
ровой половой жизни в условиях полигамии должна была стоять весьма ост-
ро.
Едва ли можно сомневаться в том, что некоторые тексты древнего проис-
хождения.
В библиографии "Цянь Хань шу" перечисляется восемь книг такого рода,
бывших, по всей вероятности, в ходу в 1 в. до н.э.; все они в настоящее
время утеряны. Две из них были озаглавлены "Инь дао" ("Путь женщины"),
но нам ничего не известно об их авторах, Жун Чэне и У Чэне. Прочие книги
были названы в честь различных императоров древности. До нас дошли имена
некоторых людей, которые слыли большими специалистами в этом деле. Среди
них выделяются Лэн Шоугуан, современник и коллега знаменитого врача III
в. Хуа То, и Гань Ши, живший примерно в то же время /6/. Знаменательно,
что предлагавшиеся ими приемы считаются имеющими большое значение для
увеличения продолжительности жизни. Возможно, наиболее типичным из всех
источников является "Сунюй цзин", стиль которого определенно напоминает
классический медицинский труд ханьского времени "Хуан-ди нэй цзин"
("Внутренний канон Желтого императора". - А.Д.). Хотя "Канон Чистой де-
вы" не приводится в ханьской библиографии, он должен был существовать в
какой-либо форме в 1 в., поскольку на него ссылаются как Ван Чун /7/ так
и Чжан Хэн /8/.
Ко времени Гэ Хуна (начало IV в.) упоминаются другие три мудрые жен-
щины, в том числе и Избранная дева" /9/. Это дало основание ван (улику
предположить, что первоначально это были ранги колдуний ("у").
В официальной библиографии эпохи Суй (VII в.) насчитывается семь
книг, среди них "Юй фан би цзюэ", которой мы располагаем. Хотя "Дунсю-
ань-цзы" появляется только в танской библиографии, язык этого трактата
довольно архаичен, а искусно выполненные описания 30 позиций (как, впро-
чем, и все остальное) имеют надежные медицинские и физиологические осно-
вания. Среди наиболее замечательных документов - "Тянь ди инь ян да лэ
фу" ("Поэма о высшей радости"), написанная Бо Синцзянем (ум. в 826 г.),
младшим братом Бо Цзюйи, сохранившаяся только в рукописи в монастырской
библиотеке Дуньхуана и обнаруженная лишь в наше время.
Собрание даосских текстов "Юнь цзи ци цзянь" ("Семь бамбуковых доще-
чек из сумки с туманом"), удивительно повторяя Аристотеля, гласит, что
семенная жидкость содержится в семенных пузырьках (цзин ши) в нижней
части живота (ся дань тянь) /10/ и что в то время как у мужчин накапли-
вается там сперма, в соответствующей части женского тела аккумулируется
менструальная кровь (нань жэнь и цан цзин нюй цзы и юэ шуй). Цель даосс-
ких приемов заключалась в том, чтобы всемерно увеличить количество жи-
вотворного цэин посредством сексуальных стимулов и в то же время всячес-
ки избегать его утраты. Более того, если сила ян в мужчине регулярно пи-
тается силой инь, это не только благотворно скажется на его здоровье и
долголетии, но гарантирует, благодаря ее насыщенной мужественности, за-
чатие младенца мужского пола в случае семяизвержения. Воздержание счита-
лось не только невозможным, но и недостойным, поскольку противоречило
великому ритму природы, где все сущее обладает либо мужскими, либо женс-
кими свойствами. Безбрачие же (за которое впоследствии выступали буд-
дистские еретики) приведет только к неврозам. Таким образом, соот-
ветствующие приемы заключались, во-первых, в частых "coitus reservatus",
продолжительных сношениях с рядом партнерш так, чтобы на всех пришлось
лишь одно семяизвержение /11/. Женские оргазмы (куай) укрепляют жизнен-
ные силы мужчины, поэтому ему следует продолжать половой акт как можно
дольше, чтобы /сила/ ян как можно больше напиталась /силой/ инь /12/.
То, что "coitus reserva-
tus" считается столь полезным для душевного здоровья, на первый
взгляд озадачивает, поскольку прерванное половое сношение ("coitus
interruptus") как метод контрацепции повсеместно осуждается современной
медициной. Однако психологические условия различны: целью древних было
не воспрепятствовать зачатию, но обеспечить укрепление обеих сил, осо-
бенно ян /13/. Особый акцент делался на смене партнеров, появлялось мно-
жество противоречащих друг другу рекомендаций по их выбору, однако бла-
годаря разработанной системе запретов на сношения в зависимости от вре-
мен года, фаз луны, погоды, астрологической обстановки и т.п. подходящий
случай для последователей даосизма выдавался нечасто. В семьях, где дос-
тижение бессмертия не являлось первоочередной целью, на все это обращали
меньше внимания.
Другой способ, а именно возвращение семени, заключался в любопытном
приеме, который можно обнаружить и у других народов в качестве средства
контрацепции; он до сих пор спорадически встречается и среди европейцев
/14/. В момент эякуляции осуществляется нажатие на уретру между мошонкой
и задним проходом, тем самым семенной секрет направляется в мочевой пу-
зырь, откуда он впоследствии выводится вместе с мочой. Этого, однако,
даосы не знали: они думали, что семенную жидкость можно таким образом
заставить подняться, чтобы омолодить или оживить верхние части тела. От-
сюда сам способ получил название "хуань цзин бу нао" - "возвращая семя,
возрождать мозг" /15/. Следует обратить внимание на явную параллель меж-
ду "хуань цзин" и "би ци" (как можно более продолжительная задержка ды-
хания). Поскольку спинной мозг в даосской физиологии в его нисходящем и
ветвящемся трофическом /16/ влиянии уподобляется Желтой реке, этот про-
цесс описывается выражением "повернуть вспять Желтую реку" (Хуанхэ ни
лю), встречающимся в позднейших книгах /17/. Обо всем этом намеками го-
ворится в "Тай шан хуан тин вай цзин юй цзин" ("Восхитительный нефрито-
вый канон Желтого двора"), о котором упоминается в "Ле сянь чжуань" и
"Баопу-цзы", и потому датируемом II-III вв. Возможно, однако, что наибо-
лее древнее упоминание об этом способе содержится в "Хоу хань шу", где
говорится, что Лэн Шоугуан применял искусство Жун Чэна и дожил до прек-
лонного возраста. В комментарии цитируется "Ле сянь чжуань", гласящий:
"Искусство сношения с женщинами заключается в воздержании от семяизвер-
жения, возвращении семени и питании мозга" (юй фу жэнь чжи шу вэй во гу
бу и хуань цзин бу нао).
Наиболее поразительный аспект всей даосской философскорелигиозной де-
ятельности (поразительный и для большинства современных китайцев) состо-
ит в том, что для кандидатов в бессмертные она предусматривала не только
обычную супружескую жизнь и индивидуальные упражнения, но и публичные
мероприятия. Эти церемонии религиозного характера назывались "истинным
искусством выравнивания ци" /18/ ("чжун ци чжэнь шу"), или "соединением
ци" ("хэ щ хунь ци") мужчины и женщины. Считается, что эти церемонии ос-
нованы знаменитым даосским семейством Чжанов, живших во II в. (Три Чжа-
на); они определенно были распространенным явлением около 400 г., когда
ими заправлял Сунь Энь. Многое из того, что мы знаем о них, исходит от
математика VI в. Чэнь Луаня, который из даосизма обратился в буддизм и
написал "Сяо дао лунь" ("Осмеяние даосизма"). Церемония устраивалась ра-
ди избавления от вины (ши цзуй) /19/ и проводилась по окончании поста в
ночь новолуния либо полнолуния. Она состояла из ритуального танца "сра-
жения дракона и тигра" /20/, который заканчивался публичной иерогамией
(культовым браком) или последовательными совокуплениями участников сбо-
рища в кельях, расположенных по сторонам храмового дворика /21/. Пары
обучали вышеупомянутым приемам. Литургический текст, похоже, содержался
в книге под названием "Хуан шу", от которого сохранился фрагмент высоких
поэтических достоинств /22/. Естественно, как буддийский аскетизм, так и
конфуцианская стыдливость были шокированы, и к 415 г. уже набрало силу
противодействие. К середине VI в. были предприняты масштабные посяга-
тельства на даосизм, и, по всей вероятности, на исходе VII века празд-
нества "Хэ ци" прекратились /23/. Однако частная деятельность такого ро-
да продолжалась до расцвета Сун в той степени, в какой ею были озабочены
даосы, приписанные к храмам, а для светских лиц это вообще было харак-
терно вплоть до прошлого века, и более что эти упражнения одобрялись и
предписывались профессиональной медициной /24/.
Признание важности женщины общей структуре материального мира и ее
равенства с мужчиной, убежденность в том, что достижение здоровья и дол-
голетия требует согласованных действий обоих полов /25/, восхищение оп-
ределенными психологическими характеристиками женщины, включение физи-
ческих проявлений пола в божественный групповой катарсис, равно свобод-
ный как от аскетизма, так и от классовых различий, - все это лишний раз
раскрывает перед нами характерные черты даосизма, не имеющие аналогов в
конфуцианстве и обычном буддизме. Определенно, между всем вышеперечис-
ленным и матриархальными элементами в примитивном племенном сообществе
должна иметься некоторая связь, а в древней даосской философии должна
была некоторым образом отражаться значимость женского символа. Не явля-
ется простым совпадением и то обстоятельство, что даосисты в древнем Ки-
тае были главными представителями социальной солидарности, союза и
единства всего, что противостояло разделению и разобщенности. Их мысль и
деятельность заходят так глубоко, что могут считаться универсальными,
имеющими ионийские и орфические /26/ параллели. Любовь, энергия влечения
и союза во Вселенной правят первоэлементами, звездами и богами; для гре-
ков это было банальностью, что отражено в "Дафнисе и Хлое" Лонга /27/. И
Лукреций посвятил свою великую поэму Венере /28/, поскольку только в ре-
зультате сочетания и объединения как отдельных частиц, так и людей, мо-
гут создаваться и существовать организмы различных уровней сложности.
Физиология даосистов, возможно, была примитивной и причудливой, но их
отношение к мужчине, женщине и космическим первоосновам было куда более
адекватным, чем у конфуцианства с его патерналистско-репрессивной суро-
вой простотой, столь типичной для состояния умов в обществе феодальной
собственности /29/, или же чем у буддизма с его холодной потусторон-
ностью, для которого секс не был ни естественным, ни прекрасным и расс-
матривался лишь как затея искусителя по имени Мара (Яма).
В средние века все еще встречались известные приверженки и последова-
тельницы даосизма, и великий конфуцианец танской эпохи Хань Юй (768-824
гг.) написал об одной из таких женщин поэму "Девушка с Цветочной Горы".
Пережитки местных верований в отдельных районах свидетельствуют о приз-
нании древними значительности женщин; например, легенда о наводнении в
Тайюани (пров. Шаньси) по-прежнему порождает ежегодные процессии, где
девушки играют роли всепобеждающих и обожествляемых героинь. Здесь при-
сутствуют как символ женщины, так и символ воды. В общем, даосы многому
могли научить мир, и пусть даже даосизм как организованная религия уми-
рает или уже мертв, будущее, вероятно, принадлежит его философии.


ПРИМЕЧАНИЯ

1. Во втором томе своего труда "Наука и цивилизация в Китае" Дж. Ни-
дэм посвящает несколько страниц "сексуальной технике" как одному из спо-
собов достижения индивидом "материального бессмертия", являвшегося, как
известно, центральным положением религиозного даосизма и заветной целью
адептов этого учения. Рассматривая практическую деятельность даосов, Дж.
Нидэм выделяет также дыхательные упражнения, гелиотерапию, гимнастику,
алхимию и прием лекарств, соблюдение определенной диеты. - А. Д.
2. Этот параграф существовал в данном виде задолго до появления вели-
колепной книги ван Гулика (4), напечатанной частным образом в количестве
50 экземпляров, направленных в 50 наиболее значительных библиотек земно-
го шара. На это исследование китайских представлений о физиологии пола и
половой жизни ван Гулика подвигла находка серии эротических цветных ил-
люстраций для одной из книг подобного рода, которые издавались при ди-
настии Мин в период между 1560 и 1640 гг. Это была "Хуа ин цзинь чжэнь"
("Различные позиции для цветочного сражения"), датируемая 1610 г., кото-
рую он воспроизвел и перевел. Единственное расхождение в выводах между
нами состоит в том, что оценку, данную ван Гуликом даосской теории и
практике в его книге, я рассматриваю в целом как чересчур неблагосклон-
ную; немногочисленные заблуждения были делом исключительным. Впос-
ледствии в результате личного контакта мы пришли к согласию по данному
вопросу. "
3. Ср. с взглядами Лао-цзы, изложенными в главе 21-й "Чжуанцзы": "В
крайнем пределе холод замораживает, в крайнем пределе жар сжигает. Холод
уходит в небо, жар движется на землю. Обе /силы/, взаимно проникая друг
в Друга, соединяются, и /все/ вещи рождаются" (Цит. по: Атеисты, матери-
алисты, диалектики древнего Китая. - М., 1967-С. 241. - А. Д.). Стоит
напомнить, что ранее в связи с "лестницей душ" уже упоминалась теория
Ван Гуя о том, как должны соединяться небо и земля с тем, чтобы произ-
вести высшие формы жизни.
4. "Дао цзан" ("Сокровищница дао, или в неточном, но распространенном
переводе "Даосский канон") - наиболее полное собрание ассимилированных
даосизмом текстов. Подробно см.: Кобзев А. И., Морозова Н. В., Торчинов
Е. А. Московская "Сокровищница дао" // Народы Азии и Африки. - М., 1986.
- N 6. - А.Д.
5. Популярные переложения некоторых из них все еще находятся в обра-
щении (или находились до недавнего времени) в "публичных библиотечках" у
уличных торговцев книгами в Китае, прочие скрытно передаются из рук в
руки. Я навсегда запомнил ответ одного из глубочайших исследователей да-
осизма из Чэнду, которого спросил о том, сколько людей следует этим
предписаниям. "Вероятно, больше половины мужчин и женщин Сычуани", -
последовал ответ.
6. В "Хоу Хань шу" (гл. 1126) перечислены и другие знатоки конца эпо-
хи Хань и периода Троецарствия: Дунго Яньнянь, Фэн Цзюньда, Ван Чжэнь, а
также знаменитый колдун Цзо Цы.
7. "Лунь хэн". Глава 6, где упоминание о Су-нюй не отличается бла-
госклонностью: "Чистая дева, описывая Желтому императору способы /любви/
Пяти дев, /изложила то, что/ приносит вред не только телам родителей, но
и естеству их сыновей и дочерей" (цит. по /5/). Ван Чун не объяснил, что
он имел в виду.
8. В прекрасной эпиталаме "Тун шэн гэ" ("Песнь согласия"), созданной
до 100 г. Из этого стихотворения явствует, что в ханьское время невестам
вручали свиток с изображениями позиций для сношения и пояснительным
текстом. Одна из позиций в метафорической форме описана в "Дао дэ цзине"
(глава 61). (См.: Древнекитайская философия. - Т. 1. - М., 1973. - С.
133. Видимо, "имеется в виду фраза "Пинь чан и цзин шэн му, и цзин вэй
ся" ("Самка всегда невозмутимостью одолевает самца, невозмутимо распола-
гаясь снизу"). - А. Д).
9. Это был также низший ранг императорских наложниц.
10. То есть "нижнее киноварное поле" - парафизиологический орган те-
ла, в который, согласно даосской "внутренней алхимии", следовало направ-
лять потоки сексуальной энергии. Подробнее см.: Этика и ритуал в тради-
ционном Китае. - М 1988. - С. 210211 - А. Д.
11. Дж. Нидэм ссылается на "Су-нюй цзин" (л. 16) и "Юй фан чжи яо"
(л. 16). Однако в китайских источниках не всегда говорится о том,
сколько именно семяизвержений должно приходиться на каждое занятие лю-
бовью. В "Юй фан чжи яо" просто упоминается о полезности "множества сно-
шений без утраты семени". Поэтому данное Дж. Нидэмом определение "coitus
reservatus" (numerous intromissions with a succession of partners
occuring for every one ejaculation) представляется не вполне адекватным.
- А. Д.
12. Физиологическая рациональность этой процедуры не нуждается в ком-
ментариях, что бы ни думали о древних китайских теориях.
13. Поскольку те же самые приемы рекомендовались и для женщин - пре-
тенденток на бессмертие, становится понятна и история с "у", обнаружен-
ная де Гроотом /3, с. 1233/ в "Цзю Тан шу" в главе 130. Это история о
"красавице зрелого возраста", которая путешествовала согласно импера-
торскому указу, принося жертвы различным местным божествам, сопровождае-
мая группой
"развращенных молодых людей".
14. Особенно среди турок, армян и жителей Маркизских островов. Врачи
XVII в. (например, Санкториус) рекомендовали своим пациентам периодичес-
ки воздерживаться от эякуляции при сношении.
15. См.: "Су-нюй цзин", л. 2а; "Юй фан чжи яо", л. 16; "Баопу-цзы"
("Нэй бянь"), гл. 6, л. 576. Это интересная мысль с точки зрения истории
эмбриологии. Идея о том, что "отец порождает белое, а мать - красное"
(т.е. белые части тела - мозг, нервы и т.д. - происходят из выделений
семени, а красные - из менструальной крови), - это одно из древнейших
представлений, которым увлекались мыслители в сфере биологии.
16. То есть регулирующем обмен веществ и питание тканей. - А. Д.
17. Например, в "Су-нюй мяо лунь" ("Таинственные речи Чистой девы"),
примерно 1500 г.
18. Обратите внимание на сохранившееся слово "хунь" ("смешение") -
этот "древний лозунг общинной жизни".
19. Это рекомендуется взять на заметку различным школам в современной
психологии.
20. Здесь важно отметить использование мужского и женского алхимичес-
ких символов.
21. А. Масперо /6, с. 167/ предполагает возможную связь с брачными
празднествами у первобытных племен, описанными М. Гране /2/, но это, по
всей видимости, трудно доказать. Нельзя не почувствовать характерный для
даосизма сильный дух первобытной общинной солидарности, пропитавший эти
празднества, в которых сам секс был как бы божественным. Крайне многоз-
начительно, что один из буддийских оппонентов говорил, что во время этих

<< Пред. стр.

стр. 10
(общее количество: 42)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>