<< Пред. стр.

стр. 17
(общее количество: 42)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Жемчужина, светящая в ночи.
Покрывало из шерсти черной лисицы, отдушенное благовониями.
Статуэтка сандалового дерева и к ней пропитанная благовониями тигро-
вая шкура.
Два куска серой амбры, оттиснутой в виде рыб.
Драгоценный лотос, качающий головкой.
Зеркало в виде цветка водяного ореха о семи лепестках.
Четыре перстня чистого золота.
Темно-красное платье без подкладки из прозрачного шелка.
Три надушенных платка из узорного крепа.
Коробочка с маслом для волос, от коего они блещут семью оттенками.
Три курильницы червонного золота, предназначенные для сжигания арома-
тов подле постели.
Палочки для еды из носорожьего рога, отвращающие яд.
Коробочка из яшмы для притираний.
Всего двадцать шесть предметов, кои подношу Вам через служанку мою fo
Юйцюн".
В ответ государыня Фэйянь подарила Хэдэ пятицветный полог из парчи с
разводами в виде облаков и нефритовый чайничек с душистым соком алоэ.
Хэдэ залилась слезами, пожаловалась государю:
- Не будь это подарок государыни, ни за что не приняла бы.
Государь благосклонно внял ее словам, и для Хэдэ был оплачен казною
заказ на парчовый полог в семь слоев с рисунком в виде алойного дерева.
Вскоре последовал указ о том, что государь на три года отбывает в Инч-
жоу.
Хэдэ встретила императора на озере Тайи, где к тому времени построили
огромный корабль, способный вместить всю дворцовую челядь числом в тыся-
чу человек. Корабль стал именоваться Дворцом слияния. Посреди озера,
словно бы гора высотою в сорок чи, вздымался павильон Страна блаженства
Инчжоу /13/.
Как-то раз государь и Фэйянь любовались из павильона видом на озеро.
На государе была из тонкого шелка рубашка, без единого шва, с узором в
виде набегающих волн. Государыня была в наряде, присланном в дар из Юж-
ного Юэ: в изукрашенной слюдой пурпурной юбке, на коей складки были уло-
жены наподобие струй, и поверх нее платье из тонкого полотна, цветом на-
поминавшее драгоценную красную яшму.
Фэйянь танцевала и пела песню "Издалека несется встречный ветер". В
лад ее пению государь ударял по нефритовой чаше заколкою для волос из
резного носорожьего рога, меж тем как Фэн Уфан, любимец государыни, по
его повелению подыгрывал Фэйянь на шэне /14/. Неожиданно посреди
хмельного веселья и песен поднялся ветер. Словно бы вторя ветру, госуда-
рыня запела громче. Фэн Уфан, в свой черед, заиграл еще затейливее, и
звуки шэна полились легко и нежно. Музыка и голос отвечали друг другу
согласием. Вдруг ветер приподнял юбку государыни, бедра ее обнажились,
она закричала:
- Смотрите на меня! Смотрите! - И, взмахнув развевающимися по ветру
рукавами, взмолилась:О небесная фея! Отврати мою старость, даруй мне
юность! Не оставь своею заботой!
Государь, опасаясь, что ветер вот-вот унесет ее, попросил Фэн Уфана:
- Подержи государыню.
Отбросив шэн, Уфан успел поймать государыню за ножку.
Ветер стих, Фэйянь залилась слезами:
- Государь был милостив и не дал мне уйти в обитель фей.
Она принялась насвистывать грустную мелодию, потом снова зарыдала, и
слезы заструились у нее по щекам.
Государь устыдился и пожалел Фэйянь. Он одарил Фэн Уфана слитками се-
ребра, по весу и доброте равными тысяче монет, причем дозволил ему вхо-
дить в покои государыни. Через несколько дней дворцовые красавицы обря-
дились в юбки, на коих складки были уложены наподобие струй, и назвали
этот наряд "юбка, за которую удержали фею".
Хэдэ пользовалась все большей благосклонностью государя. Ей был пожа-
лован титул Сияющая благонравием. Поскольку она захотела находиться
вблизи сестры, государь выстроил павильон Младшей наложницы и несколько
парадных зал: залу Росистых цветов, залу, Таящую ветер, залу Вечного
благоденствия и залу Обретенного спокойствия. За ними располагались ку-
пальни: комната с теплой водой, комната с чаном для льда и водоем с ор-
хидеями. Изнутри помещение было вызолочено и изукрашено белыми круглыми
пластинами из яшмы. Стены дивно переливались на тысячу ладов. Строения
эти соединялись с Дальними покоями государыни через ворота "Вход к небо-
жительницам".
Хотя Фэйянь пользовалась благосклонностью государя, она распутничала
и рассылала всюду людей на поиски знахарей в надежде получить от них
снадобья, отвращающие старость.
Как раз в то время от юго-западных племен бэйпо привезли дань. Посол
бэйпо был искусен в приготовлении некоего яства, отведав коего человек
бодрствовал целый день и ночь. Начальник иноземного приказа доложил го-
сударю о необычной наружности посла, присовокупив, что от того исходит
удивительное сияние. Государыня, прослышав о нем, спросила, что он за
кудесник и каким искусством владеет.
Чужеземец ответил:
- Мое искусство заключается в том, что я могу покорить небо и землю,
изъяснить законы жизни и смерти, уравновесить бытие и небытие. Мне подв-
ластны все десять тысяч превращений /15/.
Государыня тотчас позвала помощницу Фаньи по имени Бучжоу и передала
ей для посла тысячу золотых.
- Тот, кто стремится постичь мое искусство, не должен предаваться
блуду и сквернословию, - предупредил посол.
Государыня не вняла словам чужеземца. По прошествии нескольких дней
Фаньи прислуживала при купании государыни. Государыня поведала Фаньи, о
чем говорила с послом. Та, хлопнув в ладоши, сказала:
- Помню, в бытность мою на службе в Цзянду тетушка Ли Янхуа держала
на озере уток. Но, к несчастью, выдра повадилась их таскать. Однажды
старуха Нэй из Чжули поймала выдру, поднесла ее Ли Янхуа и сказала: "Го-
ворят, что выдра ничего не ест, кроме уток, выходит, ее надо кормить
утятиной". Услышав это, тетушка Ли Янхуа разгневалась и повесила выдру.
Этот иноземец напомнил мне тот случай.
Государыня громко рассмеялась и сказала:
- Ах, вонючий дикарь! /16/ Да разве под силу ему очернить меня перед
государем и добиться, чтобы меня повесили?
Ко времени, о котором ведется речь, государыня соблаговолила полюбить
некоего раба из рода Янь по прозванию Чи-фэн-Красный феникс. Он обладал
отменною силой и проворством, легко перелезал через стены и незаметно
проникал в опочивальни. Хэдэ, как и Фэйянь, принимала его на своем ложе.
Однажды, когда государыня вышла из своих покоев, чтобы зазвать его к се-
бе, она увидела, что раб выходит из павильона Младшей наложницы.
Как велит старый обычай, каждый год на пятый день десятой луны всем
двором отправлялись в храм Упокоения души. Весь день окрест храма звуча-
ли окарины, били барабаны. Все танцевали, взявшись за руки и притопывая
ногами. Когда раб вступил в круг, государыня спросила сестру:
- Ради кого он пришел?
Хэдэ ответила:
- Он пришел ради моей драгоценной сестрицы. Разве может он прийти ра-
ди кого-нибудь еще?
Государыня страшно разгневалась, швырнула в Хэдэ чашку с вином, зали-
ла ей юбку. Сказала при этом:
- Разве может мышь укусить человека?
На это Хэдэ ответила так:
- Коль в платье прореха, то исподнее видно. Только и всего. Никого я
не хочу укусить!
Хэдэ с давних пор держалась с сестрою, как и полагается простой на-
ложнице с государыней, и та никак не ожидала, что Хэдэ начнет препи-
раться. Вот почему, услышав резкий ответ, государыня оторопела. Тогда
Фаньи сбросила головной убор, грохнулась оземь и принялась биться голо-
вой так, что хлынула кровь. Затем взяла Хэдэ за локти и заставила покло-
ниться государыне. Хэдэ поклонилась и заплакала:
- Вы ныне вознеслись высоко и знатностью превосходите других. Никто
не смеет поднять на вас руку. Разве вы, сестрица, забыли, как прежде в
долгие ночи мы укрывались одним одеялом и не могли уснуть от холода? Как
терпели нужду? Как вы просили вашу сестру Хэдэ прижаться к спине вашей и
согреть ее? Так неужели мы будем ссориться друг с другом попусту?
Государыня тоже зарыдала. Она взяла Хэдэ за руку, потом вынула из во-
лос заколку из фиолетовой яшмы с изображением девяти птенцов феникса и
воткнула ее в прическу сестры. Так все и закончилось.
Государь кое-что прослышал об этой истории и пожелал узнать подробно,
в чем дело. Но, страшась гнева государыни, никто не проронил ни слова.
Тогда он спросил Хэдэ. Она ответила ему так:
- Государыня возревновала меня к вам. Знаки Ханьской династии - ведь
огонь и добродетель, потому вы, государь, и есть Красный дракон /17/ или
Красный феникс.
Государь поверил этому объяснению и остался чрезвычайно польщен.
Однажды, отправившись спозаранку на охоту, государь попал в снегопад
и занемог. С тех пор он ослабел потайным местом и не был могуч, как
прежде. Обычно, лаская Хэдэ, он держал ее ножку. Но с некоторых пор го-
сударь был уже не в силах вызвать в себе страсть. Когда же внезапно он
распалялся желанием, Хэдэ обыкновенно поворачивалась к нему спиной, ли-
шая его возможности ласкать ее.
Фаньи сказала как-то Хэдэ:
- Государь испробовал всякие снадобья, чтобы побороть бессилие, но
даже знаменитый эликсир даосов ему не помог. Только держа вашу ножку, он
может одолеть недуг. Небо даровало ему большое счастье. Почему же вы по-
ворачиваетесь к государю спиной?
Хэдэ ответила:
- Лишь поворачиваясь к государю спиной и не давая ему ублаготворения,
я поддерживаю в нем влечение. Если я буду поступать, как моя сестра, ибо
это она научила государя держать ее ножку, я быстро ему наскучу. Разве
можно одним и тем же средством дважды добиться успеха?
Государыня была надменна и заносчива, чуть захворав, отказывалась от
еды и питья, и государю самому приходилось кормить ее - держать палочки
и ложку. Когда же лекарство было горьким, она принимала его не иначе как
из собственных уст государя.
Хэдэ имела обыкновение вечером омываться в бассейне орхидей. В блеске
ее тела меркло пламя свечей. Государь ходил в купальню смотреть на нее.
Однажды, заметив его за занавеской, слуги доложили Хэдэ. Тогда Хэдэ
прикрылась полотенцем и велела унести свечи. На Другой раз государь по-
сулил слугам золото, если они промолчат. Но ближняя служанка Хэдэ не по-
желала войти в этот сговор. Она стала за занавеску, ожидая появления го-
сударя. Не успел он войти, как она тотчас сказала о том Хэдэ. Хэдэ пос-
пешила скрыться. С тех пор, отправляясь за занавеску в купальню с плава-
ющими орхидеями, государь прятал в рукаве побольше золота, чтобы подку-
пать слуг и служанок. Он останавливал их, хватая за одежду, и одаривал
при этом каждого. Жадные до денег слуги сновали перед ним непрестанно.
Только одному ночному караулу государь раздал сто с лишним слитков.
Вскоре государь заболел и вконец ослабел. Главный лекарь прибег ко
всем возможным средствам, но облегчения не было. Бросились на поиски чу-
додейственного зелья и добыли "камедь, придающую силу". Пользование
зельем требовало осторожности. Лекарство передали Хэдэ. Во время свида-
ний с государем Хэдэ давала ему как раз столько, чтобы единожды утолить
страсть. Но как-то ночью, сильно захмелев, она поднесла ему разом семь
пилюль. После чего государь всю ночь пребывал в объятиях Хэдэ за ее де-
вятислойным пологом, он смеялся и хихикал без перерыва. На рассвете го-
сударь поднялся, чтобы облачиться в одежды, но тут же упал. Хэдэ броси-
лась к нему. Жизненная влага истекала из потайного места, увлажняя и
пачкая одеяло. Недолго спустя государь опочил.
Когда придворные доложили о случившемся государыне, она приказала вы-
яснить все обстоятельства высочайшей кончины у Хэдэ. Узнав об этом, Хэдэ
сказала:
- Я смотрела за государем, как за малым ребенком, а он отвечал мне
любовью, которая способна повергать царства /18/. Возможно ли, чтоб я
смиренно предстала перед главным управителем внутренних покоев и препи-
ралась с ним о делах, что происходили за спальным пологом. - Затем, неп-
рестанно ударяя себя в грудь, она горестно воскликнула: - Куда ушли вы,
мой государь? - Кровь хлынула у нее горлом, и она скончалась.


ПРИМЕЧАНИЯ

1. Лин Сюань. Неофициальное жизнеописание Чжао-Летящей ласточки (Чжао
Фэйянь вай-чжуань). Перевод выполнен по изданию "Цзю сяо-шо" ("Старая
проза"). /Составитель У Цзэн-ци. Т. 1. - Шанхай, 1957.
2. Чжунвэй. - Чиновник, ведавший поимкой разбойников.
3. ...сочинение старца Пэн-цзу "Различение пульсов"... - По преданию,
мифический старец Пэн-цзу, владевший секретом продления жизни, прожил
будто бы почти до восьмисот лет. В повести говорится о его сочинении,
трактующем о различении пульсов и управлении дыханием. В традиционной
китайской медицине чрезвычайно подробно разработано учение о пульсах
различных внутренних органов.
4. Чанъань. - Город в Северо-Западном Китае (ныне Сиань), бывший сто-
лицей Китая при династии Хань и нескольких последующих династиях.
5. ...правителя Яньэ. - Яньэ - местность в провинции Шаньси; кто ре-
ально имел это звание, установить не удалось.
6. Уточки - неразлучницы-мандаринские утки, считавшиеся в Китае сим-
волом супружеской верности.
7. Император династии Хань Сюань-ди правил с 74 по 49 г. до н.э.
8. Дворец Ароматов (Пэйсян дянь) - один из четырех дворцов тогдашней
столицы.
9. ...вода гасит огонь... - По древнекитайским представлениям, каждой
династии соответствовал один из пяти первоэлементов (вода, огонь, ме-
талл, земля, дерево). Символом династии Хань считался огонь, для которо-
го губительна вода.
10. ...подобно государю У-ди, искать страну Белых облаков. - Импера-
тор ханьской династии У-ди (правил со 141 по 87 г. до н.э.) мечтал о да-
осском снадобье, дарующем бессмертие, и надеялся отыскать страну Белых
облаков, где якобы обитали бессмертные,
11. ...парчи, сотканной русалками. - По древнекитайским поверьям, в
южных морях жили цзяожэнь - человекорыбы, русалки, которые ткали тончай-
шие красивейшие шелка. В данном случае под парчой, сотканной русалками,
имеются в виду, видимо, самые дорогие сорта ткани.
12. ...пять функций жизни (у инь). - Буддизм различает пять функций
человеческого бытия - восприятие формы предмета, способность размышлять,
абстрактную деятельность сознания, физическое действие и опытное знание.
13. Дворец слияния... Страна блаженства Инчжоу. - Оба названия имеют
эротический смысл. Инчжоу, по даосским легендам, одна из трех гор-остро-
вов, будто бы плававшая в море, на которой обитали бессмертные.
14. Шэн. - Музыкальный инструмент, род губного органчика, состоящего
из деревянного чашеобразного корпуса, в крышку которого вставлено более
десяти трубочек.
15. ...все десять превращений... - Т. е. все явления, происходящие в
природе.
16. ...дикарь! - Древние китайцы, считая свою страну центром мирозда-
ния (отсюда само название Китая Чжунго - Срединное царство) и верхом со-
вершенного общественного устройства, называли представителей всех окру-
жавших их племен и народов дикарями, варварами.
17. Дракон. - Символ императора, императорской власти.
18. ...способна повергать царства. - Героиня использует обычное в ки-
тайском языке образное выражение, восходящее еще к древним песням, в ко-
торых говорилось о красавице, одним своим взглядом повергающей царства.
Здесь этот образ несколько переосмыслен.

Перевод К. И. (Голыгиной. Примечания Б. Л. Рифтина.


АНОНИМ (IX в.)
ЗАПИСКИ О ТЕРЕМЕ ГРЕЗ /1/

На склоне лет государем Ян-ди /2/ овладела разнузданная похоть воз-
жаждал он женских прелестей Однажды сказал приближенным:
- Когда в твоих руках все богатства, какие ни есть в Поднебесной,
жаждешь испить полную радость тех дней, что отпущены судьбой. Ныне в
стране до самых крайних ее пределов царят процветание и благополучие, и
я мог бы предаться сладким радостям жизни. Мой дворец наряден и просто-
рен, но нет в нем отрады, ибо нет никаких затей - извилистых переходов,
укромных галерей, потаенных уголков. Будь у меня такой дворец, наслаж-
дался бы в нем до конца своих дней.
Приближенные хором ответствовали своему государю:
- Есть тут один художник, имя ему мастер Юсяншэн. Ходит слух, будто
умеет возводить высокие палаты.
Назавтра же призвали мастера и спросили о деле.
- Прошу разрешения вначале подать чертеж, - ответил тот.
Не прошло и нескольких дней - мастер принес чертеж. Государь просмот-
рел его и был премного ублаготворен. Не откладывая, приказал дать работ-
ных людей десять тысяч и снабдить мастера всем, что требуется
Минул год, и дворец был построен Что это было за диво! Слепили глаза
бесчисленные резные окна, затейливо извивались галереи, веселила глаз
круговерть нефритовых перил и. словно непомерных размеров браслет, со
всех сторон опоясывали его красные стрехи, балконы и террасы. Во дворце
было великое множество дверей и потайных дверок, которые вели неизвестно
куда, а все комнаты соединялись коридорами и коридорчиками. У входных
дверей лежал на перилах извивающийся, литой из золота дракон, во дворе
стояли на задних лапах резанные из нефрита чудовища. Дивно излучала свет
яшмовая черепица, ворота блистали, словно солнца, золотом и яшмой пере-
ливался двоРец. Поистине он был творением незаурядного мастера. С древ-
них времен и до нынешних дней люди не видывали подобного чуда. И был
дворец не без хитрости: случись кому забрести в его покои, до конца дней
мог искать выход. Государь удостоил постройку посещением и остался дово-
лен.
- Гуляя по покоям дворца, - сказал он приближенным, - чувствуешь себя
небожителем. Поистине мой дворец - это Терем грез.
Дворец и вправду был хорош, но и обошелся недешево: казна иссякла, ни
чоха не осталось. К тому еще государь воздал мастеру благодарностью - за
хорошую службу пожаловал званием чиновника пятого разряда и выдал из
казны тысячу локтей превосходного полотна.
В новый дворец Ян-ди переселил из своего гарема тысячу красавиц и
совсем удалился от дел. Минула полная луна, а государь ни разу не поки-
нул Терем грез.
А тут еще некий дафу /3/ Хэ Чоу преподнес государю коляску для плотс-
кой утехи. Внутри был механизм, который делал девицу неподвижной. Госу-
дарь велел поместить в коляску девственницу и познал радость на грани
блаженства. После этого он сказал Хэ Чоу:
- Искусно ты сработал. Придумай еще что-нибудь да позатейливее.
Хэ Чоу был великий мастер всяких механизмов. И скоро он поднес госу-
дарю коляску на оси. Коляска вращалась по кругу и могла подыматься
вверх, при этом она раскачивалась. Те, кто был внутри, тоже раскачива-
лись, и государь получал от этого немалое удовольствие.
- Скажи, как следует называть твое устройство? - спросил однажды го-
сударь мастера.
- Увольте, государь, мое дело строить, а выдумывать название - ваша
забота.
- Ты прав, мастер. И что за наслаждение доставляет мне твоя коляска!
Мы назовем ее "Коляска, воплотившая грезы".
В другой раз государь призвал живописца и велел тому написать карти-
ну, на коей были бы разом изображены все прекрасные обитательницы Терема
грез. Картина заняла не одну сотню полотен и была вывешена во многих за-
лах.
В тот же год был нанят мастерплавильщик, некий Шангуань Ши. Он изго-
товлял отменные бронзовые ширмы. Каждый экран полировался до тех пор,
пока не становился подобен зеркалу. Ширма имела пятьдесят чи в высоту и
три в ширину. Ширмы-зеркала, их было изготовлено несколько десятков,
поставили вокруг ложа государя, и всем, кроме счастливицы, избранной го-
сударем для личного услужения, входить в опочивальню строжайше запреща-
лось. Дивно множились изображения, отраженные блестящей поверхностью
ширмы, и казалось, целый хоровод девиц выходит из зеркал. Государю затея
пришлась по душе, он повелел живописцам изобразить в натуральную величи-
ну те образы, что возникали на экранах. Эта прихоть Ян-ди обошлась казне
стократ по десять тысяч монет. В награду за труд Шангуань Ши заплатили
прещедро - тысячу золотом.
Дни и ночи государь проводил в Тереме грез. Распутство вконец изнури-
ло его, силы иссякли. Однажды он признался тем, с кем был близок:
- Уповал, что в сладком забвении проведу дни, оставшиеся мне до кон-
чины, а познал только усталость. Думал, чем больше женщин делит с тобой
изголовье, тем легче смежить веки, но выходит наоборот: погружаешься в
грезы, и окаянная плоть не дает глаз сомкнуть. Что делать?
На другой день некий Ван И, карла, родом из племени пигмеев, подал
государю доклад, в котором писал:
"Чиновники, что надзирают за крестьянами, разоряют их; подданные, ко-
им надлежит заниматься потребным делом, предают забвению обязанности и
долг; безродные выходцы из глухих окраин удостоены чести входить во дво-
рец, получают чины и должности, государь им расточает милости - вот как
обстоят дела. А кто эти выскочки? Годятся лишь на то, чтобы мести мусор
на заднем дворе. А кто те, что слоняются из комнаты в комнату и даже но-
чуют во дворце? Есть ли среди них хоть один, кому можно доверять? Нет.
Все они воры, у коих на уме только одно - попасть в списки дворцовых на-
хлебников и схватить кусок пожирнее.
Скажи, государь, как честным и преданным предстать пред твоими очами?
Скажи, как сделать, чтобы лишь мудрейшие и достойнейшие могли входить в
твои личные покои? Из тех, кто обретается подле трона, не многие этого
удостаиваются, а тот, кому выпадает удача, не всегда достойнейший. Пото-
му и получается, что вокруг трона одна безродная провинция.
Они трубят твое имя, но сейчас не время принимать от них поздравле-
ния. Изо дня в день надлежит укреплять положение царского дома, кое не
так уж прочно и в одночасье может рухнуть.
Ваш подданный слыхал: мудрость - это чистая субстанция, ниспосланная
небесами, дабы обрести себя во плоти человеческой. Чтобы стать подобным
дракону, способному затмить солнце, государю надо начать с малого: быть
рачительным и бережливым хозяином государства, приблизить к себе людей
верных и достойных. Тогда новые песни зазвучат в Поднебесной, вы обрете-
те в себе Дух Вселенной, а Дао вечного Неба станет законом царствования.
Пока же ничто из этого не достигнуто, не посетят государя ни благостный
сон, ни душевный покой. И то сказать: при свете ли дня, под покровом ли
ночи во дворце одни пирушки да прогулки. На моем веку не было года, ко-
торый прошел бы без расточительного празднества. Дворец полон блудниц,
вы без счета познали красоток, а ведь на склоне лет силы плоти, как и
все на свете, иссякают.
Расскажу притчу: "Жил в стародавние времена старец. Он пел и плясал в
одиночестве, подыгрывая себе на каменном гонге. Люди спросили его: "Ска-
жи, много ли радости петь и плясать одному?". Старец ответил: "Радостно
мне, ибо есть к тому три причины. На век людей мало выпадает спокойной
жизни, а ныне не вижу я ни мятежей, ни солдат - это первая причина. Люди
рано познают дряхлость и недуги, а мое тело бодро и здорово - вот вам
вторая причина. Людям редко удается прожить долгий век, а мне уже
восьмой десяток - вот третий повод к радости". Подивились люди его расс-
казу и с тем ушли". Позвольте, государь, извлечь мне из этой притчи на-
зидание - пока помыслы государя идут вразрез с тем, что говорил старец,
его подданные - богатые и знатные - будут гордо ездить в высоких колес-
ницах и тем умалять достоинство небесноподобной особы государя и сияние
его лика, подобного дракону и фениксу. Дальше предвижу больше: чиновники
перестанут кланяться до земли, забудут о запрете на упоминание священно-
го имени государя, а там умыслят и на власть и даже жизнь его. И тогда
жди смуты. И, увы, простые люди прольют горючие слезы".
На следующий день, призвав Ван И, государь сказал ему:
- Всю ночь думал над твоим докладом. Нахожу в нем глубокий смысл. По-
истине ты любишь меня.
Скоро он повелел найти в задних покоях дворца тихую комнату и посе-
лился в ней. Женщинам вход к нему был запрещен. Прожил в уединении два
дня, а потом покинул добровольную келью:
- Изнемог от такой жизни. Если бы суждено было мне прожить десять ты-
сяч лет, затворничество имело бы смысл.
И с этими словами опять воротился в Терем грез.
В столичном дворце было великое множество женщин, и, конечно, не каж-
дая могла надеяться, что государь призовет ее хоть однажды. Без всякого
дела они толпами бродили по дворцу. Как-то одна из жен Ян-ди, красавица
в звании фужэнь, повесилась на стропилах. При ней нашли кошель, что но-
сят на плече, а в нем - стихи. Отнесли государю.
Прочтя стихи, государь преисполнился печали. Выразил желание погля-
деть на усопшую.
- Редкостной была красоты и свежа, как цветок персика, - сказал он,
вздохнув.
Велел явиться чжуншисюю Яньфу, чиновнику, что начальствовал над гаре-
мом.
- Я поставил тебя распорядителем гарема, велел отбирать в Терем грез
наивиднейших красавиц, а ты чинил помехи. Отчего и по какой причине не
взял эту красавицу? - гневно спросил он и тут же велел этого Яньфу в же-
лезах отправить в тюрьму.
Государь Ян-ди захотел ответить возблагодарением на страдания усопшей
и велел похоронить ее с почестями, кои подобают государыне. Он часто пе-
речитывал ее стихи и однажды, проникшись их горьким настроением, велел
положить на музыку. Потом самолично отобрал сто красавиц из столичного
гарема и отправил в Терем грез.
На восьмом году правления под девизом Да-е - "Великие свершения /4/
некий маг поднес ему для подкрепления сил киноварные пилюли и государь
начал их принимать Однако ничто не помогало - силы падали, государь уже

<< Пред. стр.

стр. 17
(общее количество: 42)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>