<< Пред. стр.

стр. 26
(общее количество: 42)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

всех моих родственников останется твоей ученицей. Понятно, я буду с ним
миловаться, но делать так, что никто не узнает: ни люди, ни бесы!.. Вот
отчего я пришла к тебе нынче. Очень прошу - помоги! Обещаю, что если ты
согласишься, то и тебе перепадет от него удовольствие. И не будешь ты
больше вспоминать своего ненаглядного!
- Превосходно придумала, благодетельница! - воскликнула игуменья. - А
ревновать - то ко мне не станешь? Ведь и я свою руку к сладкому куску
приложу!..
- Какая тут ревность! Я же сама пришла за помощью! А тебе я отведу
специальное место, и никто ничего не заподозрит. Ну, не славно ли?
- Коли так, я непременно пойду за ним. К тому же сейчас это будет
особенно удобно, так как у нас на днях пропала одна ученица - самая
меньшая. Ее-то мы и подменим, и никакой любопытный не догадается!.. Вот
только как его сюда заполучить?
- Об этом мы уже договорились! Он обещал бросить своего наставника и
прийти ко мне. Я уверена, что он это сделает!
В этот момент раздался стук в дверь, и на пороге появились молодые
монахини.
- У ворот стоит какой-то юноша, спрашивает нашу благодетельницу, -
сказала одна монахиня.
- Ну вот, кажется, и он! - воскликнула дама. - Живей зовите его сюда!
В комнату вошел красивый юноша. Молодые монашки стрельнули глазами и
заулыбались. Дама, кивнув ему головой, велела подойти ближе. Юноша пок-
лонился игуменье, которая с первого же взгляда оценила его достоинства.
- Что я говорила? - проговорила дама, взяв гостя за рукав и подводя к
настоятельнице.
- Ни дать ни взять - отрок Шаньцай! /20/ - воскликнула игуменья. - У
меня даже перед глазами все поплыло, и будто я обмякла сразу!
Дама, довольная, рассмеялась. Игуменья вышла на кухню приготовить за-
куски и рассказала о разговоре монашкам.
- Ах, как это прекрасно! - воскликнули они и даже прищелкнули пальчи-
ками от удовольствия.
- Только мне придется вместе с ним уехать! - добавила настоятельница.
- Вы нас покидаете? - огорчились молодые монахини. - Одна собираетесь
вкушать удовольствие!
- Сие дар небес! - возразила игуменья. - Однако же, думаю я, что и вы
в одиночестве не останетесь!
Они рассмеялись. Монахиня, вернувшись в комнату, застала даму в
объятиях юноши. При виде настоятельницы она вытащила из дорожной шкатул-
ки брусочек серебра - десять лянов.
- Вот мой залог! Сейчас я возвращаюсь в лодку, а он, - она показала
на молодого человека, - пока останется здесь. Через некоторое время вы
вместе приедете ко мне. Ничего не перепутайте!
Отдав распоряжение возлюбленному, дама вышла в гостевую залу, где ее
уже ждала трапеза. Отведав кушанья, она сразу же направилась к паланки-
ну. Игуменья, проводив гостью, закрыла ворота и вернулась к молодому
послушнику. Она внимательно оглядела его со всех сторон. Да, действи-
тельно, ей сильно повезло! Ну прямо яркий адамант середь темной ночи!
Монахиня притянула юношу к себе, и их уста слились в жарком поцелуе.
- На несколько дней твоя благодетельница уступила тебя мне, а потом
мы будем с тобой попеременно, - сказала игуменья, приступая к любовной
битве. А когда кончилось удовольствие, она встала и бритвой сняла с го-
ловы юноши волосы.
- Теперь тебя не отличишь от Цзингуань! - засмеялась она, оглядев мо-
лодого человека. - Под этим именем ты и пойдешь к благодетельнице!
Само собой разумеется, в эту ночь настоятельница не отпустила юношу
со своего ложа, и молодым монашкам оставалось лишь жадно глотать слюнки.
На следующий день игуменья стала собираться в дорогу и послала человека
нанять лодку.
- Вы пока оставайтесь в ските, - сказала она монашкам, - я же поеду
туда разузнаю! Если там все в порядке, я обратно уже не приеду, а пошлю
вам свое послание. Как получите его, отправляйтесь к себе домой. А если
кто появится от Янов, скажите, что Цзингуань уехала с матерью-игуменьей,
а куда - вам неизвестно.
Что еще оставалось молодым монахиням? Они лишь кивнули головой: все,
мол, поняли. Настоятельница и переодетый юноша сели в лодку. Для других
пассажиров они считались наставницей с ученицей, а как наступала ночь,
превращались в супругов-любовников. Через несколько дней они приехали в
назначенное место. Дама поместила их в свою домашнюю молельню, однако по
ночам гости шли в дом, где делили ложе втроем. Опытная монахиня научила
даму разным любовным секретам, что, понятно, лишь разожгло их взаимное
любострастие. Но разве юный отрок в силах был справиться с двумя зрелыми
блудницами? Прошло какое-то время, год или два, юноша зачах и умер. Да-
ма, не выдержав этой утраты, сильно затосковала и вскоре тоже сконча-
лась. Что до игуменьи, то родственники дамы, затаив на монахиню лютую
злобу, обвинили ее в воровстве. Монахиню заключили в узилище, где она и
умерла.
Теперь же вернемся к Цзингуань, которая продолжала жить У тетки
Вэньжэня. Ее жизнь не была омрачена беспокойствами, да и кто ее мог пот-
ревожить, если игуменья покинула скит. Через какоето время стало извест-
но, что Вэньжэнь сдал успешно экзамены и даже занял первое место, а за-
тем появился он сам, радостный и веселый. Конечно же, он сразу бросился
к возлюбленной, чтобы сообщить ей счастливое известие. В последующие дни
он проводил время в городе, где занимался делами, какие обычно бывают у
тех, кто недавно сдал экзамены, а вечером приходил в дом тетки и прово-
дил ночь с Цзингуань. Однажды Вэньжэнь послал слугу в Обитель Плывущей
Бирюзы и наказал ему узнать, что там происходит. Скит оказался пустым.
Слуга сообщил, что настоятельница куда-то уехала, а монахини вернулись в
свои семьи. Сюцай поделился новостью с возлюбленной. Наконец-то! Словно
гора с плеч! Через несколько дней сюцай покончил со всеми своими делами.
Пора было возвращаться на родину в Хучжоу. Он посоветовался с теткой,
как им быть дальше.
- Я не могу пока взять с собой Цзингуань. Ведь у нее еще не отросли
волосы. Ей придется пожить какое-то время здесь. Тем временем я, быть
может, сдам столичные экзамены!
- И матушке моей пока еще рано говорить! - заметила девушка. - Не мо-
гу я вдруг вернуться домой, если была ее воля отдать меня в монахини.
Другое дело, когда волосы у меня отрастут, и мы поженимся, вот тогда мы
и явимся вместе! Вряд ли она тогда станет противиться!
Вэньжэнь согласился. А потом, простившись, он поехал домой и повидал-
ся со своей матерью, но о девушке ничего не сказал. В конце десятой луны
ему снова предстояла поездка на экзамены. По пути он заехал к тетке и с
удовольствием заметил, что волосы у Цзингуань стали совсем длинными, по-
чти по плечо. Она смогла их уже укладывать в прическу, правда, с наклад-
ным пучком. Вэньжэнь предложил ей ехать в столицу. Однако тетка им отсо-
ветовала.
- Цзингуань по своим добродетелям достойна быть тебе законной супру-
гой, а потому неприлично ее возить тайно туда и сюда. Пусть она пока ос-
танется у меня и живет как моя приемная дочь, а когда ты вернешься после
успешных экзаменов, мы сыграем свадьбу. Вот тогда все будет по правилам!
Предложение было разумно, и юноша с ним согласился. Простившись с
возлюбленной, он отправился в столицу. И вскоре, действительно, успешно
прошел все испытания, заняв на экзаменах второе место. В Ведомстве Цере-
моний, как это было заведено в те времена, он записался в Книге одногод-
ков /21/ и тут же подал "прошение об отпуске для устройства свадебных
дел" с девицей из семьи Ян. На свое прошение он получил благоприятный
ответ, а в придачу деньги для свадьбы. Довольный, он сразу же отправился
домой. Мать, узнав, что он собирается жениться, удивилась.
- Ведь ты не был ни с кем обручен! На ком же ты собираешься жениться?
- Ах, матушка, у нашей тети в Ханчжоу я встретился с одной девицей -
ее приемной дочкой. Вот за нее я и сватаюсь!
- А почему же я раньше ее не видала?
- Скоро увидите, матушка!
Выбрав благоприятный день, Вэньжэнь нанял лодку, приказал разукрасить
ее цветами и лентами, посадил музыкантов и отправился в Ханчжоу. При
встрече с теткой он тут же ей доложил, что приехал жениться, на что име-
ет высокое дозволение властей.
- Ну, что я тебе говорила? Видишь, как складно все получилось! - об-
радовалась тетка.
Потом он увиделся с невестой, которая сейчас уже была не в монашеской
рясе, а в обычном мирском платье. Влюбленные, взявшись за руки, поведали
о большой доброте госпожи Хуан, взявшей ее в приемные дочери. Тетка по-
могла девушке украсить волосы цветами, проводила до расписного паланки-
на, который доставил ее на судно, где уже горели цветные свечи. Как го-
ворится в стихах:
За красным пологом двое влюбленных повстречались опять.
За парчовым пологом все повторилось, словно время вернулось вспять.
В один прекрасный день они приехали на родину и пришли с поклоном к
матери Вэньжэня. Родительнице очень понравилась красивая девица, но ее
удивил ее хучжоуский выговор.
- Почему она говорит на нашем хучжоуском наречии, если ты ее взял в
Ханчжоу? - спросила она сына.
Сыну пришлось рассказать историю своей молодой жены, которая одно
время была монахиней. А на следующий день молодожены направились в дом
Ян. Перед тем, как войти в ворота, Вэньжэнь передал две визитные карточ-
ки. Одна была адресована теще, а вторая младшему брату Цзингуань. Госпо-
жа Ян подумала, что это ошибка, и карточки не приняла. Тогда Цзингуань
решила идти сама.
- Матушка! - вскричала она, появившись на пороге.
Увидев знатную даму в нарядном одеянии, испуганная мать поспешно
встала со своего места. Дочь она сразу и не узнала.
- Матушка, не пугайтесь!.. Я ваша дочь, ваша монашка Цзингуань из
Обители Плывущей Бирюзы.
Действительно, облик как будто дочерний и выговор тот же, но почему
же она с волосами и в таком необычном наряде?
- Дочка, ты ли это?.. Целый год мы с тобой не виделись. Ни писем не
было, ни другой какой весточки! Истосковалась я по тебе! Этим годом пос-
лала я в скит одного человека, а там, оказывается, ни души. Думала-гада-
ла: куда дочка девалась, а потом случайно узнала, что вы с матерью-игу-
меньей будто бы в другие края подались... И вдруг здесь очутилась!.. И
почему ты такая нарядная?
Дочь рассказала матери всю свою историю. Счастливая мать даже рот
раскрыла от удивления. Потом, немного придя в себя, она велела сыну поз-
вать зятя. Сын (а он в это время уже учился и обладал приличными манера-
ми) вышел к Вэньжэню и, низко поклонившись, проводил его в залу. Тот,
встав рядом с женой, поклонился еще. Госпоже Ян казалось, что ей все еще
снится сон.
- Если бы только я знала, что наступит такой день, ни за что бы не
отдала дочку в монахини!
- Матушка, если бы ты не отослала меня в скит, может, и не было бы
сегодняшнего дня! - промолвила дочь.
Потом все вместе они отправились в дом Вэньжэня, где уже был накрыт
пиршественный стол и гремела музыка.
Надо вам знать, что впоследствии на чиновном пути Вэньжэня случались
и неудачи... Скопив к пятидесяти годам какие-то деньги, он ушел со служ-
бы и вернулся домой, где стал жить со своей женой, которая удостоилась
звания почтенной дамы. Как-то ему пришлось встретиться с гадателем, об-
ладавшим даром предвидения.
- Скажи: почему моя карьера была не слишком удачна? - спросил он у
ворожея.
- Потому, что в молодые годы вы увлекались любодеянием, чем нанесли
ущерб своим скрытым достоинствам.
Вэньжэнь посетовал, что в юные годы он вел себя не слишком пристойно
в монашеской обители, и потом часто предостерегал других от неосмотри-
тельных действий. Теперь ответствуйте мне: разве любострастие в нашей
истории не получило достойного воздаяния? И заметим, что удивительность
этого брака, конечно же, объясняется тем, что он был заранее предопреде-
лен. Приведем такие стихи в доказательство:
Если ты сомневаешься, что жена
Небом тебе дана -
Ты глух и слеп, и печальная жизнь на веки тебе суждена.
Если твердишь, что женятся люди просто, без всяких чудес,
Значит, ты усомниться посмел в могуществе воли Небес.

ПРИМЕЧАНИЯ

"Любовные игрища Вэньжэня"повесть, имеющая полное название "Сюцай
Вэньжэнь занимается любовными битвами в Обители Плывущей Бирюзы; монахи-
ня Цзингуань нежится под парчовым пологом в доме, что в Желтопесочном
переулке". - Лин Мэнчу. Чу-кэ пайань цзин-ци. Повесть N 34.
1. Выражение "Власами они соединились" означает супружеский союз,
фразеологизм "Пищу подносили на уровне бровей" передает почтительные от-
ношения супругов. Он взят из "Книги о Поздней Хань". Там рассказывается
история Лян Хуна и его жены, которые относились друг к другу с большим
уважением и любовью. Когда, например, жена подносила мужу тарелку с пи-
щей, она держала ее на уровне бровей, выражая тем самым свое почтение.
2. Волшебные персики росли в легендарном саду богини Запада Си-ван-му
- в данном случае намек на то, что брачные союзы определяются на небе-
сах.
3. Куньлуньский раб - персонаж танской новеллы Дуань Чэнши. В ней
рассказывается об удальце Молэ по прозванию Куньлуньский раб, который
помог своему господину - молодому военачальнику Цуйшэну - добыть прек-
расную наложницу сановника Иппня.
4. В "Жизнеописании Хо Сяоюй" танского литератора Цзян Фана говорится
о красавице-певичке Хо, которая полюбила молодого цзиньши Ли И. Однако
Ли бросил ее. Красавица от тяжелых переживаний заболела. Через некоторое
время некий Гость в Желтом Халате насильно привел Ли к певичке, но эта
встреча оказалась последней, так как вскоре красавица Хо умерла.
5. Письмоводитель Сюй-персонаж танской новеллы Сюй Яоцзо "Жизнеописа-
ние Лю", он помог ученому Ханю найти свою возлюбленную Лю в стане полко-
водца-иноземца Шачжали.
6. Имеется в виду Общество Белого Лотоса - одна из тайных сект, расп-
ространенных в средневековом Китае. В учении этих сект причудливо переп-
летались буддийская проповедь спасения, даосская идея о достижении бесс-
мертия и народные верования. В число способов достижения бессмертия вхо-
дила и сексуальная практика, так что власти, жестоко преследовавшие чле-
нов тайных сект, среди прочих обвинений выдвигали и обвинения в развра-
те.
7. Имеются в виду три города местности У (Восточный Китай) - Сучжоу,
Чанчжоу, Хучжоу.
8. Гуаньинь, входящая за пологэротический намек.
9. Эра Обширного Благоденствия (Хун-си) - один год правления импера-
тора Жэнь-цзуна: 1425 г.
10. В одном из рассказов сунской антологии "Обширные записи годов Ве-
ликого мира" ("Тай-пин гуан-цзи") говорится об ученом Фэн Шэ, к которому
ночью явилась небожительница. Она стала домогаться его любви, однако Фэн
Шэ отверг ее четырежды, пока фея от него не отступилась.
11. Существовала притча об одиноком мужчине из Лу, к которому однажды
ночью кто-то постучал в дверь. Оказалось, что это красавица вдова, про-
сившая ночлега. Однако хозяин не пустил ее, подозревая в нечистых помыс-
лах. Луский молодец, или Луский мужчина, стало нарицательным именем для
женоненавистника.
12. Иероглиф "восемь" изображается в виде двух черт, наклоненных друг
к другу своими верхними частями.
13. В одной из старых историй говорится о некоей красавице Цзяо, ко-
торая украла у своего отца редкие благовония, чтобы приворожить возлюб-
ленного.
14. Сиши - знаменитая красавица древности. В одной из легенд говорит-
ся, что она была дочерью дровосека. О ее несравненной красоте прослышал
правитель царства Юэ по имени Гоу Цзянь и решил подарить Сиши своему по-
литическому противнику-государю У. Правитель У, увлекшись красавицей,
забросил дела и вскоре был разгромлен.
15. Здесь назван известный мужской монастырь.
16. Слуга употребил китайское слово луаньдайтоу, которое можно пони-
мать двояко: как "голова смутного времени" и как "мешочек с яичками".
17. В праздник Продевания Нити в Иглу люди молили богов о том, чтобы
те даровали им разные умения и искусства (это называлось "просить уме-
ния" - ци цяо). Этот Праздник Двойной Семерки (как его еще называют)
связан с известной легендой о небесной фее Ткачихе и Пастухе, которые
стали мужем и женой, но были разлучены по воле богини Си-ван-му. Потом,
однако, Си-ван-му смилостивилась и разрешила им встречаться раз в год на
мосту, перекинутом через Млечный Путь сороками.
18. Праздник Чаши Юйлань (Юйлань хуэй, или Юйлань пэнь-хуэй)буддийс-
кое торжество, происходившее в 15-й день 7-й луны. Этот праздник связан
с историей верного последователя будды Шакьямуни - праведного отрока Му-
ляня. С чашей для подаяний он отправился в ад искать свою мать, которая
за нарушение буддийского запрета не есть мясной пищи попала в один из
страшных его отделов - круг Голодных Духов. Мулянь, претерпев суровые
испытания, наконец добрался до ада и попросил Будду спасти его мать. Бо-
жество дало ему священную сутру "Юйлань пэнь цзин" и повелело 15-го чис-
ла 7-й луны совершать торжественный молебен. В этот день (иначе он назы-
вается Днем Умилостивления Голодных Духов) богомольцы делают подношения
духам, молятся за усопших, и особенно за души бесприютные.
19. Имеется в виду сюжет минской пьесы fao Ляня под названием "Нефри-
товая шпилька", в которой рассказывается похожая история о двух влюблен-
ных.
20. В буддийских храмах подле изваяния богини Гуаньинь нередко можно
видеть фигуру ее прислужника - прекрасного отрока Шаньцая. По буддийским
легендам, Шаньцай (санскр. Sudhana) - знатный индийский юноша, который
посетил 53 святых будд, чтобы услышать их проповеди.
21. Книга одногодков - особый реестр, куда заносились сведения о всех
сдавших экзамены в один год.

Перевод и примечания Д. Н. Воскресенского.


ЛИН МЭНЧУ
НАКАЗАННЫЙ СЛАСТОЛЮБ /1/

Мы помним о Сян Юе и Лю Бане /2/
Их клич врагов разил
На поле брани.
Но перед Юй и Ци,
Блиставшими красою,
Теряли мужество великие герои.
Эти стихи принадлежат глубокой древности и написаны мудрецом. Любов-
ная страсть во многом определяет течение человеческой жизни - вот смысл
и содержание этих стихов...
Все вокруг считают тебя смельчаком, все думают, будто сердце твое
незнакомо с жалостью, будто ты способен убить человека не моргнув гла-
зом, но вот ты увидел девицу с нарумяненным личиком и блестящими, напи-
танными маслом волосами - оболочку из кожи, налитую кровью и набитую
костями, - и ты становишься податливым и мягким как воск. Вспомните ге-
ройские подвиги чуского Ба-вана и ханьского императора Гао-цзу. Они бо-
ролись за власть во всей Поднебесной, и что же - первый из них даже в
смертный час всеми помыслами своими был с наложницей Юйцзи, а второго
даже хмель не мог заставить забыть о возлюбленной, госпоже Ци.
А если уж и такие герои дали любовным чарам нераздельную над собой
власть, что говорить о простых смертных? Удивительно ли, что легкомыс-
ленный юноша с горячими чувствами, опьяненный любовью, забывает все на
свете и, как говорится, теряет свою душу. Если человек скромен и цело-
мудрен, он гнушается блудодейства, ценит женскую чистоту, и со временем
ему воздается по заслугам. У него появится наследник, он получит высокую
ученую степень, разбогатеет, а его потомки станут знатными вельможами.
Подобные примеры часто встречаются в различных жизнеописаниях.
И, напротив, если кто растрачивает душу и плоть свою в любовных
страстях и не щадит доброго имени мужних жен, он рано или поздно лишится
должности и богатства, или все возмездие падет на его Детей, и даже в
загробном мире не найдет он покоя. С ним произойдет то же, что случилось
с неким сюцаем по имени Лю Яоцзюй из округа Шучжоу, который жил на исхо-
де годов Чунь-си /3/ в династию Сун. Другое имя этого ученого мужа было
Танцин. Жил он с отцом, служившим в Пинцзяне. Наступила пора осенних эк-
заменов, и Танцин, пользуясь высоким положением отца, нанял лодку и отп-
равился в Сючжоу на экзамены. Когда лодка отчалила, Танцин взглянул на
корму и замер от изумления: у кормового весла он увидел очаровательную
девушку лет шестнадцати или семнадцати. Вдоль шеи девушки вились тонкие
локоны, в глазах таились прелесть и обаяние. Даже простое платье и гру-
бые украшения не могли скрыть изящества ее стана. Стройная, словно ветка
мэйхуа, она стояла у весла и смотрела на воду. Танцин не мог оторвать от
нее взгляда, сердце его затрепетало. Вскоре он с сожалением узнал, что
девушка - дочь хозяина лодки. "Правильно говорит пословица: ясная жемчу-
жина родится в безобразной раковине, - вздохнул Танцин. - Так оно и
есть". Он очень хотел перемолвиться с красавицей хоть несколькими слова-
ми, но ему мешал старик-лодочник, стоявший рядом с дочерью у кормового
весла. Боясь, как бы старик не разгневался, Танцин принял вид безразлич-
ный и скромный и отвернулся. Но время от времени взоры его снова обраща-
лись к красавице. Чем больше он смотрел на нее, тем более привлека-
тельной она ему казалась. Он был уже не в силах сдержать нахлынувшее
чувство, и вот что он придумал. Он подошел к старику и велел ему тянуть
лодку волоком.
- Лодка тяжела и идет очень медленно, так я могу и опоздать, - сказал
он.
Старику лодочнику помогали только дети - сын и дочь. Он отправил на
берег сына Сань Гуаньбао но Танцин потребовал, чтобы и сам старик впряг-
ся в канат. В лодке осталась лишь дочь у кормового весла да Танцин в
своей каюте. Теперь можно было и поухаживать за красоткой. Танцин приб-
лизился к девушке и, не зная, с чего начать, задал ей несколько вопро-
сов. Девушка отвечала немногословно, но самые звуки ее голоса привели в
восхищение молодого повесу. Ободренный тем, что она ответила, Танцин
принялся строить девушке глазки. Смущенная, она пыталась положить конец
разговору и то стыдливо отворачивалась, то решительным тоном просила
Танцина оставить ее в покое. Танцин уже потерял надежду расшевелить кра-
савицу. Но тут она вдруг усмехнулась и искоса взглянула на него. Не зря
говорят, что за суровостью таится часто зазывная игра. Эти хитрые уловки
привели юношу в замешательство, и душа его затрепетала еще сильнее. Он
стал гадать, чем бы привлечь внимание девушки. Наконец его осенило. Он
открыл свой сундук и достал белый шелковый платок. Завернув в него орех
и завязав узел "согласие сердец", он кинул платок девушке. Она сделала
вид, будто ничего не заметила, и с ледяным выражением на лице продолжала
работать веслом. Танцин решил, что она и в самом деле ничего не видела,
и усердно мигал красавице, указывая ей глазами и даже рукою на платок и
словно говоря: "Подними же его!". Но дочь лодочника невозмутимо стояла
на месте, делая вид, будто не понимает его знаков. А тем временем лодоч-
ник свернул канат и приготовился вернуться в лодку. Танцин испугался.
Тревожно переминаясь с ноги на ногу, он кивал головой и размахивал рука-
ми, но по-прежнему не двигался с места. Молодой повеса хотел уже сам
поднять платок, но в этот момент старик с сыном прыгнули в лодку. Щеки
юноши залил яркий румянец, он обливался холодным потом, не зная, куда
деваться от стыда. И вдруг девушка неторопливо вытянула ножку, поддела
острым носком своей туфельки платок, подвинула его к себе и накрыла юб-
кой. Затем так же спокойно наклонилась и спрятала платок в рукав. С зар-
девшимся лицом смотрела она на воду и улыбалась. Сердце перепуганного
Танцина наполнилось благодарностью к девушке за то, что она выручила
его, и страсть запылала еще жарче. В этот день и родилось их взаимное
влечение.
На следующий день Танцин снова спровадил старика вместе с сыном на
берег - тянуть лодку, а сам подошел к девушке и как ни в чем не бывало
сказал:
- Очень вам благодарен за вчерашнее. Без вашей помощи я бы осрамился
самым ужасным образом.
- Я-то думала, вы храбрец, а вы, оказывается, совсем робкий, - засме-
ялась девушка.
Оставив это замечание без ответа, Танцин продолжал:
- Такой красавице и умнице, как вы, надо бы и мужа под пару. Но осле-
пительный феникс нередко ютится в убогом курятнике.
- Вы не правы. Ведь так повелось с незапамятных времен: красивое лицо
- несчастливая судьба. Видно, на то есть воля Неба, и я не смею роптать
и жаловаться.
Танцин был покорен мудрыми речами своей собеседницы. С этой поры, где
бы они ни встретились, в каюте или на корме, они старались быть поближе
друг к другу. Они обменивались красноречивыми взглядами, свидетельство-
вавшими о глубине и силе их чувства. К сожалению, ни на что иное, кроме
взглядов и бесед, они не могли отважиться - всему остальному вечною по-
мехою был старик, который, шагая вдоль берега, то и дело оборачивался и
проверял, что происходит в лодке. Так пламя это, можно сказать, горело
впустую.
Когда они приплыли в Сючжоу, Танцин даже не подумал искать себе места
в гостинице, а остался жить в лодке. На экзамены он отправился по-преж-
нему занятый мыслями о дочери лодочника. Получив тему для сочинения,
Танцин написал его наспех и тут же удалился из экзаменационной палаты,
чтобы побыстрее вернуться в лодку. Оказалось, что старик с сыном, вос-
пользовавшись его отлучкою, пошли в город за покупками, наказав девушке
сторожить лодку. Когда Танцин увидел девушку одну, радость его была нео-
писуема.
- Где твой отец и брат? - спросил он, впрыгнув в лодку.
- В городе.
- Давай найдем уголок потише, мне нужно с тобою поговорить.
С этими словами Танцин стал развязывать канат. Девушка, смекнув, в
чем дело, взялась за весло, и скоро лодка оказалась в месте совсем без-
людном. Танцин приблизился к любимой и обнял ее.

<< Пред. стр.

стр. 26
(общее количество: 42)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>