<< Пред. стр.

стр. 35
(общее количество: 42)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

словно он действительно гора Тайшань /18/. Он хочет, видите ли, меня
исправить! Но ведь и я, между прочим, мог бы то же сделать с ним! Однако
исправлять его я вовсе не намерен. Мог бы и сам сообразить, дурень!.. Не
понимает дуралей, что такой талант, как я, свободный как ветер или поток
воды, способен совершить разные и многочисленные подвиги. Я готов в лю-
бой момент, как говорится, "скрасть яшму и умыкнуть аромат" /19/, и по-
добные деяния украсят меня среди всех живущих ныне людей. Он, видно, ду-
мает, что весь свой век я буду сидеть возле его чада, отказавшись от
славных дел, которые меня ждут впереди. Видите ли, решил меня опекать!
Сделал я лишний шаг - не положено; сказал слово - неприлично! Ну, а если
я и в самом деле совершу нечто необычное, выходящее за привычные рамки!
Тогда, наверное, он вынесет мне смертный приговор! И спорить с ним со-
вершенно бесполезно. Однако же терпеть все его издевательства я больше
не намерен! Значит, остается лишь один выход: оставить жену на попечение
родителя, а самому побыстрее бежать отсюда. Скажу, что еду на учение -
мне, мол, предстоит сдавать экзамены.
Вэйяну казалось, что такой план выглядит вполне убедительно. Но тут
же он подумал: "Сейчас я женат на первой красавице Поднебесной, но впол-
не возможно, что я встречу еще одну, такую же красотку. Ясно, что второй
раз мне жениться уже не придется, и все же, возможно, я испытаю короткое
счастье!" Сначала он решил поговорить с женой, а уж после просить разре-
шение у тестя. Но тут ему в голову пришла такая мысль: "Юйсян привыкла к
утехам и поэтому может сильно огорчиться. Возможно, что она даже ударит-
ся в слезы и примется меня отговаривать". Предвидя печальный исход подо-
бной сцены, он решил изменить свой первоначальный план и сначала погово-
рить с тестем.
- Уважаемый тесть! - сказал он Тефэю. - Ваш ничтожный зять испытывает
некоторое неудобство от одиночества в нашем захудалом горном городишке,
совершенно оторванном от мира. Мало видевший доселе свет, я, ничтожный,
чувствую неистребимую потребность встречи с почтенными людьми и высоко-
достойными наставниками. Я понапрасну растрачиваю здесь время, нисколько
не продвигаясь в своем учении. Вот почему я осмелился просить вас, ува-
жаемый тесть, отпустить меня в путешествие. Я хочу побывать в больших
городах, посетить другие места, дабы расширить свой кругозор. Моя мечта
- найти такое место, где бы я смог увидеть просвещенных учителей, мужей,
по-настоящему ученых, с которыми я завязал бы узы дружбы. Когда придет
пора осенних экзаменов, я поеду в провинциальный город, где попытаюсь
проявить свои таланты на ученой стезе. Возможно, мне улыбнется счастье,
и я займу первое, на худой конец - второе место. Я докажу, что достоин
войти в столь почтенную семью, как ваша. Что скажете мне, уважаемый
тесть? Каков будет ваш ответ? Даете ли вы мне свое согласие?
Тефэя сильно удивили слова зятя.
- Первые умные слова, которые я слышал от тебя за все эти полгода! -
расчувствовался Тефэй. - Прекрасно, что собираешься ехать на учебу! Могу
ли я тебя не пустить?!
- Какая радость, что вы согласились, почтенный тесть! Есть, однако,
одна сложность. Ваша дочь и моя жена может на меня обидеться и осудит
меня за бессердечие. Только-только поженились, а он, мол, уже уезжает в
дальние края! Хорошо, если бы вы, почтенный родитель, сказали ей об этом
сами. Будто предложение исходит не от меня, а от вас. Тогда она не ста-
нет перечить, и я, ваш недостойный зять, смогу спокойно отправиться в
путь!
- Верно! Я непременно так и сделаю!
Тефэй тотчас позвал дочь и, когда она пришла, принялся уговаривать
Вэйяна ехать на учение. Молодой муж делал вид, что ему очень не хочется
покидать молодую жену. Тогда тесть строго его отчитал, и зять для вида с
ним согласился. Ах, несчастная Юйсян! Ведь она только вошла во вкус суп-
ружеской жизни, и вот ей уже приходится расставаться с мужем. Новость
явилась для нее тяжелым ударом. Она походила сейчас на младенца, которо-
го только что оторвали от материнской груди. Какое горе! В конце концов
она, разумеется, смирилась, но потребовала от мужа заранее оплатить все
будущие долги, которые накопятся за долгую разлуку. Вэйян пошел ей
навстречу. В самом деле, неизвестно, когда на его долгом и унылом пути
ему встретится прекрасная дама. Молодые супруги погрузились в пучину
наслаждений, ну ровно как тот любитель застолий, который, выставив все
напитки для гостей, решил прежде испробовать их сам. Несколько ночей
кряду они не разлучались друг с другом, словно были связаны единой
нитью. Что делали они-то никому неизвестно. Об этом знали лишь они одни.
Но вот наступил день расставания. Вэйян простился с женой, поклонился
тестю и в сопровождении двух мальчиков-слуг тронулся в путь. В последую-
щем с ним случилось еще немало приключений, о коих вы со временем узнае-
те. А пока выслушайте такое поучение: "Когда глаголят Истину ради вра-
зумления людей, слушающий внемлет с трепетом, а волосы у него стоят
торчком. Когда говорят о страстях, будящих людские чувства, душа внемлю-
щего приходит в волнение. Человек невежественный полагает, что в подоб-
ной несогласованности таится главный недуг автора. Ан нет! Ему невдомек,
что вызвать волнение души окольными и сторонними способами как раз и оз-
начает по-настоящему убедить человека. Вспомним Юйсян. Как добродетельна
она была до того, пока ей не попались под руку картинки "весенних двор-
цов"! И как буйно вспыхнуло в ее груди сладострастие, когда она их расс-
матривала и читала к ним объяснения! Отсюда следует, что целомудренность
и блудливость ярко проявляют себя именно в подобные короткие мгновения.
Точно так же являют себя благородство и низость человека. Не скроем, ви-
на мужчины здесь большая, ибо именно он подвел женщину к блуду. Вот по-
чему мужья должны всегда проявлять особую бдительность и осторожность!"

ГЛАВА ШЕСТАЯ

СВОЙ ЖАЛКИЙ ТАЛАНТ ПРИУКРАСИВ, ОН КИЧИЛСЯ ВЫСОКИМ ИСКУССТВОМ; ЯВИВ
НИЧТОЖНОСТЬ СВОЮ, ОН ЛИШЬ ВЫЗВАЛ ОГЛУШИТЕЛЬНЫЙ ХОХОТ.

В стихах говорится:
Коль не имеешь матерьял добротный
Для спальных утех,
Не показывай жалкое свое мастерство,
Дабы не вызвать злую усмешку.
В темноте навряд ли увидят
Лик красавца Пань Аня /1/,
А в битве едва ль разглядят
Таланты Цзыцзяня /2/
Коль заблудшие души
Возвращаются в Чуское царство /3/
Спрошу вас, сударь: отчего же
Вы взошли на открытый балкон?
Вы хотели иметь сызначала
Инструмент легкомысленной страсти.
Но, увы, пришлось в миг один
Его усеченью придать.
- Брат мой! Имел ли ты за это время какую-то интересную встречу? -
спросил Соперник Куньлуня.
Вэйян без внимания оставил вопрос, опасаясь, что приятель перестанет
ему помогать и в свою очередь поспешил спросить, удалось ли тому отыс-
кать подходящую даму. Само собой, поинтересовался, хороша ли она собой,
сколько ей лет и где проживает.
- Да, да! Я нашел и даже не одну, а сразу трех. Из них ты можешь выб-
рать любую, какую душа пожелает. Но не жадничай и не гонись за всеми
сразу.
"Вот так штука! Как любопытно! Я приметил тоже трех. Неужели он тоже
имеет в виду тех трех женщин, коих я встретил в храме? - Вэйян пребывал
в сомнении. - Если это действительно они, тогда сейчас я пока познаком-
люсь лишь с одной. Остальные рано или поздно сами попадут мне в руки! И
его помощь, возможно, мне больше уже не понадобится!"
- Я вовсе не жадный! - вскричал он. - Мне вполне хватит и одной.
- Похвально! - одобрительно промолвил Соперник Куньлуня. - А теперь
ответь: кто больше тебе по душе, полные или худые?
- В тех и других есть своя прелесть! - ответил Полуночник. - Важно
другое: если женщина слишком пышная, ее телеса все ж не должны выпирать
из-под одежды, а если она тощая, ей надобно скрыть свою худобу. Одним
словом, во всем нужна мера!
- В таком случае, мне кажется, эти три дамы тебе вполне подойдут... А
теперь вот что скажи, кто больше тебе нравится: скромницы или нравом
"ветротекучие""фэнлю"?
- Я предпочитаю вторых. От скромниц мало радости на ложе, лучше уж
ночь коротать в одиночестве!
- Тогда мои красавицы тебе вряд ли подойдут, - покачал головой Сопер-
ник Куньлуня.
- Неужели они такие скромницы?.. Откуда тебе известно?
- Я знаю лишь одно, что все они из одной семьи... Слов нет, красавицы
они несравненные, но вот по части "фэнлю", боюсь, что они не слишком
большие мастерицы!
- Не беда! - воскликнул Вэйян. - Любовные чувства в них можно раз-
жечь... Не стану скрывать, моя супруга тоже поначалу проявляла неумест-
ную скромность, однако уже через несколько дней (само собой, после моих
поучений) она совершенно перемениласьрастаяла, будто воск. Ты даже не
представляешь, какую она проявляет страсть сейчас!.. Я полагаю, главное
в женщине - красота, что до ее целомудренности, то ее можно переделать -
дело поправимое!
- Может быть и так!.. Еще спрошу тебя: желаешь ли ты иметь деву сра-
зу, как только увидишь, или тебе надобно к ней присмотреться несколько
месяцев?
- Не стану таиться, Куньлунь, страсть меня сжигает, будто пламень.
Так со мною бывает почти всегда. Если у меня нет женщины дня два или
три, она начинает мне сниться каждую ночь. Ну, а сейчас моя душа вся
трепещет от нетерпения - ведь я покинул дом уже давно. Какое-то время я
еще мог подождать, перетерпеть, пока не встречу красавицу, которую ищу.
Но если я ее уже встретил... Нет, терпеть я больше уже не в состоянии.
- Ну ладно! Тогда двух из них мы отставляем в сторону, к тому же обе
они - дочери богатого и знатного человека, а это значит, что заполучить
их тебе будет довольно трудно. А вот третья... с ней, я так думаю, труд-
ностей никаких не будет. Она - жена одного бедолаги... Должен сказать,
что все это время я держал в памяти твое поручение - оно прямо застряло
в моей башке. Поэтому, когда встретил красоток, я присмотрелся к ним ве-
сьма внимательно... А было дело так. Иду я как-то по улице и вдруг вижу:
за дверью одного дома, задернутой бамбуковым занавесом, виднеется женс-
кая фигура. Понятно, занавеска мешала рассмотреть женщину внимательно, и
все же я заметил, что дама - просто прелесть: этакие пунцовые щечки, бе-
лоснежная кожа. Одним словом, драгоценная жемчужина - вся так и сияет! И
красавица такая, которых обычно рисуют только на картинах. Но тут она
будто была нарисована на бамбуковом занавесе, который трепетал под дуно-
вением самого легкого ветерка. Я прошел мимо ее дома и остановился нап-
ротив. Вижу, из дома вышел мужчина, обликом грубый, в порванной одежде,
с тюком шелка на спине. Как видно, пошел на рынок продавать товар. Я
спросил у соседей, кто, мол, он, и мне ответили, что он - торговец шел-
ком Цюань, который за свою прямодушность и честность получил прозвище
Простак. А женщина - это его жена. Я удалился, а через несколько дней
снова явился к этому дому. В тот раз я смотрел на женщину через занавес,
поэтому разглядел ее не слишком хорошо. Сейчас вижу, женщина сидит возле
самых дверей. И тут у меня в голове мелькнула мысль. Я откинул занавес и
прямо к ней. Говорю, мне нужен, мол, ее муж, Простак, хочу купить у него
шелк. Она отвечает, что муж вышел по делам, а если я намерен купить то-
вар, то она сама принесет его и покажет. Ушла на короткое время и снова
явилась. Понятно, я вперился в нее обоими глазами. Ножки крохотные - по-
жалуй, нет и трех цуней /4/, а пальчики - ну прямо ростки лотоса. В об-
щем, ручки и ножки мне удалось разглядеть внимательно, а вот какова она
телом, белокожа или смугла, - сказать точно не могу. Сам понимаешь, про-
верить трудно. Тут я вижу, на полке лежит тюк шелка.
- Эти куски мне что-то не нравятся, - говорю я ей. - Сними-ка вон
тот, что на полке, дай взглянуть!
Она охотно исполнила просьбу... Погода нынче, как известно, жаркая.
На женщине одна легкая кофта. Подняла она ручки вверх, и оба рукава упа-
ли до самых плечей. Под кофтой сразу резко выперли груди. Должен ска-
зать, что кожа у нее белейшая - прямо чистый снег и блестящая, как зер-
кало. Такую белую кожу я, кажется, вижу впервые!.. В тот день пробыл я в
лавке довольно долго. Уходить с пустыми руками мне было как-то неудобно,
поэтому пришлось купить штуку шелка... Так вот, спрашиваю тебя: подойдет
тебе эта красотка или нет?
- Ясно, подойдет! Ты так ярко расписал все ее прелести!.. Только где
мне ее увидеть, как заполучить в свои руки?
- Думаю, сделать это совсем нетрудно! Мы отправимся к ней вместе, но
только захвати с собой деньги. Едва ее муженек выйдет из дома, мы сразу
же в лавку, словно хотим у них купить шелку. Ты с первого взгляда пой-
мешь, подходит она тебе или нет... Мне кажется, что ее муженек, этот
Простак, порядочный чурбан и сильно ей надоел. Этакий простофиля, ну ка-
кой в нем прок! Поэтому едва хозяйка лавки тебя увидит, она мигом затре-
пещет! Ты, понятно, с ней полюбезничай, и если она сразу на тебя не
осерчает, значит, все пойдет как по маслу. Через какое-то время я зайду
к ней снова и договорюсь о твоем свидании. Ручаюсь, что за три дня ла-
вочница окажется в твоих руках. Может, тебе даже удастся взять ее в же-
ны... В общем, во всем положись на меня!
- Если бы все получилось так, как ты сказал! Но как мне тебя отблаго-
дарить? - воскликнул Полуночник. - Только одно мне не совсем понятно: ты
мне говорил, что для тебя будто бы не существует никаких трудностей. Ты,
мол, "появляешься и исчезаешь, как дух; летаешь над крышами и лазаешь по
стенам". Одним словом, тебе как будто все под силу. Тогда почему же ты
сейчас ведешь речь лишь об одной, а о тех двух вроде как бы замолчал?
Неужели потому, что они из богатого дома и ты боишься с ними связы-
ваться, а эта женщина из простой семьи, а значит, ее будет проще обвести
вокруг пальца?
- Это верно, что бедняков обычно обмануть несколько проще, а с бога-
чами лучше не связываться. Все именно так, как ты говоришь! Но так обыч-
но происходит в чем другом, только не в делах любовных. Когда затрагива-
ется женская честь (я говорю сейчас как раз о любовных делах), то проще
всего обмануть как раз богачей. Что до простолюдинов, то их лучше в этом
случае не задевать.
- Непонятно, почему? - спросил Вэйян.
- Богач, как тебе известно, может иметь "три жены и четыре наложницы"
/5/ Когда он проводит время с одной, другие коротают ночь в тоскливом
одиночестве. Но еще в древности говорили: "В сытости и тепле рождаются
блудливые мысли". Словом, жены богача, имея в достатке одежду и пищу,
изнывают от скуки, понятно, что мысли у них в голове вокруг любодеяния.
И вот в тот момент, когда женщина изнывает от своих любовных дум и
страстей, возле появляется мужчина, который, нимало не раздумывая, лезет
к ней под одеяло. Она, понятно, умоляет его уйти (впрочем, без особой
охоты), однако ее призывы, как вы понимаете, остаются без ответа. И тут,
как на грех, является муж. При виде столь непристойной картины он дол-
жен, понятно, первым делом схватить полюбовников и немедля тащить их в
суд. Однако супруг не решается это сделать - глядишь, замараешь свое
знатное имя. А может, порешить их на месте? Жаль красавицы жены! Удавить
любовника? Нет, тоже не выход! И тогда супруг, стерпев унижение, остав-
ляет блудников в живых, а мужчине позволяет уйти ненаказанным.
У простолюдина, как известно, всего одна жена, только с ней одной он
и проводит ночи. Поскольку женщина живет в голоде и холоде, блудливые
мысли ее обычно не посещают. Если женщина спуталась с посторонним мужчи-
ной, то муж ее не станет смотреть на приличия: он без промедления при-
кончит любовников или стащит их в суд. Вот почему я утверждаю, что прос-
толюдинов лучше не задевать. Что до богатеев, то провести их не состав-
ляет большого труда.
- Тогда почему ты нынче предлагаешь другое, совсем не то, что сейчас
сказал? - спросил Вэйян.
- Верно! Может показаться, что мои слова расходятся с делом, но это
только на первый взгляд... На самом деле вовсе не так. Просто положение
у этих трех дам несколько иное, можно сказать, обратное тому, о чем я
тебе только что говорил. С женою торговца как раз можно что-то приду-
мать, а вот с теми двумя - довольно трудно.
- Я уже тебе обещал, что останавливаюсь пока на одной. Но все ж инте-
ресно, если бы ты рассказал мне и о тех двух дамах. Мне хочется лишний
раз убедиться в твоем добром отношении ко мне!
- Изволь! - согласился Соперник Куньлуня. - Они - родные сестры. Од-
ной немногим более двадцати, другой - около семнадцати. Обе вышли замуж
за родных братьев и таким образом между собой породнились еще раз. Мужья
их происходят из знатного чиновного рода, но сами они - обыкновенные сю-
цаи. Старший брат (его прозвали Воюньшэном-Студентом, Лежащим на облаке)
вот уже лет эдак пять женат на старшей из сестер. Младший (его прозывают
Июньшэном-Студентом, Прислонившимся к облаку) обручился с младшей из
сестер всего три месяца назад. Обе девы необычайно красивы и ничем не
уступят той, о ком я только что рассказывал. Только они уж больно прос-
тодушны и скромны. К любовным играм, как мне показалось, они совершенно
равнодушны. На постели лежат, будто неживые, даже рта не раскрывают -
молчат, и все тут! Заполучить их довольно трудно, так как мужья проводят
с ними каждую ночь (кстати, других жен и наложниц у мужчин нет), к тому
же сами женщины к греховным связям не расположены. Одним словом, чтобы
пробудить в них любовную страсть, надобно приложить особые усилия, к то-
му же немалые. В общем, придется ждать, пока их мужья не отлучатся из
дома... Вот почему, я думаю, что времени на них уйдет несколько месяцев
- не меньше... Ну, а жену этого Простака заполучить гораздо проще - ведь
торговец часто уезжает из дома.
Судя по описанию приятеля, женщины походили на тех трех дам, которых
Вэйян встретил в храме. Лишиться их было бы не только досадно, но и не-
разумно. Полуночнику очень этого не хотелось.
- Все, что ты мне рассказал, наверное, так и есть! Только одного ты
не учел... Вот, скажем, ты рассуждал, что две молодые дамы большие
скромницы и совершенно не проявляют интереса к любовным делам. По всей
видимости, на то есть свои причины. Не потому ли, что мужское богатство
их супругов слишком жалкое, а жизненных сил у мужчин не хватает? Может,
они просто не доставляют своим женам радости! Вот отчего их жены недо-
вольны! А стоит им увидеть меня, и вся их сдержанность мигом улетучится!
- Мне показалось, что в силах у мужей полный достаток, да и богатство
у них пресолидное, хотя, быть может, и уступает гигантам... Кстати, а
каково твое достояние, как с твоими силенками? На сколько времени их
хватает? Мне надобно знать и о твоем мастерстве, насколько оно у тебя
изощренное. Расскажи мне об этом да поподробней, дабы я имел представле-
ние о том, в чем тебе помогаю.
- О! Об этом ты не беспокойся! - вдохновился Вэйян. - Сил у меня -
хоть отбавляй! Хватит на любую! Как в поговорке: "Отошел от стола,
чувствуя довольство и сытость". Я вовсе не похож на того скупердяя, ко-
торый пригласил гостей в свой дом и умудрился сытых оставить голодными,
а пьяных заставил отрезветь!
- Похвально! - одобрительно кивнул головой Соперник Куньлуня. - И все
ж, ответь без утайки: сколько раз ты способен поднять оружие, прежде чем
силы твои иссякнут?
- Меры в сраженьях не знаю, никаких правил в любовных делах не имею,
а счета не веду.
- Счет вести, конечно, необязательно, а вот помнить о времени поедин-
ка не мешает. Так, все-таки на сколько времени тебя хватает?
Полуночник обычно сражался не больше часа. Боясь, что такой срок по-
кажется приятелю слишком коротким и тот ненароком откажет ему в помощи,
Вэйян прибавил еще один час.
- Сил у меня в избытке, продержаться могу долго! - похвастался он.
- Увы, твои возможности никак нельзя назвать выдающимися, они до-
вольно посредственные, хотя для семейной жизни их, быть может, вполне
достаточно. Но если ты собрался "лезть к соседу через стенку и проникать
во вражеский стан", этих сил недостаточно.
- Пускай это тебя не тревожит, брат! - воскликнул молодой любодей. -
В свое время я приобрел весьма чудное средство под названием "весеннее
зелье", но, к моему огорчению, оно уже давно лежит у меня без дела...
Сейчас я наверное похожу на воина, который не знает, где ему применить
свое оружие. Однако едва начнется настоящее сражение, я тут же пущу свой
меч в ход. Потру и подмажу, где надо, чтобы биться целую вечность!
- Никакое зелье не способно увеличить мощь оружия, хотя и помогает
продлить схватку, - заметил Соперник Куньлуня. - К примеру, живет некий
муж, чье естество обладает грубой мощью. Съевши подходящее снадобье, он
стал походить на талантливого студента, который перед испытаниями наелся
трепангов или каких-то других укрепляющих средств. Его дух и силы окреп-
ли многократно, поэтому свое сочинение он пишет сейчас совершенно сво-
бодно. А теперь представим другого человека, чье богатство ничтожно. Пе-
ред экзаменами он целыми цзинями /6/ глотает "весеннее зелье", трепанги
и прочие укрепляющие средства, однако пользы от них никакой! На испыта-
ниях он все равно не напишет ничего путного. Вот почему мне важно знать,
как велики твои возможности, скажем, если их считать хотя бы в цунях.
- Вдаваться в подобные подробности мне как-то неловко... скажу лишь,
что они немалые! - Полуночник уклонился от прямого ответа, но приятель
не отступал и велел ему снять одеяние, даже потянул его за штаны, но сю-
цай наотрез отказался.
- В таком случае, я вряд ли смогу тебе чем-то помочь! Посуди сам, ес-
ли во время любовных утех ты чем-то не потрафишь избраннице или, наобо-
рот, причинишь ей боль, она, глядишь, еще поднимет вопль и обвинит тебя
в насильстве. Возникнет скандал! Что тогда делать? Выходит, подвел тебя
не кто иной, как я!
Поняв причину беспокойства друга, Вэйян улыбнулся.
- Мое богатство, разумеется, увидеть можно, но только не днем. На
свету хвастаться им как-то негоже. Впрочем, если у тебя есть на сей счет
какие-то сомнения, я могу рискнуть и показать. - С этими словами он при-
нялся расстегивать штаны. - Вот мой жалкий капиталец! Взгляни! - Он сде-
лал жест, как это обычно делает торговец, взвешивая рукой серебро.
Соперник Куньлуня подошел ближе и со вниманием посмотрел. И вот что
он увидел:
Яшмово-бело тело,
Ало-красна макушка.
У основания вьется нежная поросль.
Под кожей едва видны
Тончайшие нити-сосуды.
Если измерить предмет,
Длиною - не больше двух цуней.
Если взвесить его - потянет
Три, этак, цяня /7/ - не меньше.
Преотличная забава
Для отроковицы тринадцатилетней
Или для юного отрока
Годков, этак, четырнадцати.
Перед битвой он крепок,
Словно выкован из железа.
Или похож на моллюск,
Скрытый в створках раковины.
Но вот кончился бой,
И он походит на согнутый лук
Иль на креветку,
Покрытую грубым нарядом.
Соперник Куньлуня закончил строгий осмотр. Он не издал ни единого
звука, чем привел молодого сюцая в полное замешательство. Повеса был
очень высокого мнения о своих могучих достоинствах.
- Воин, понятно, сейчас несколько обмякший, как это бывает после сра-
жения, надо видеть его в деле...
- Боюсь, и в деле такому воину похвастаться нечем! Можешь убирать! -
бросил приятель и добавил со смехом: - Ты сильно переоценил свои возмож-
ности! Другие обладают богатством в три раза большим. Забавно, чем же ты
собирался прельстить чужих жен? Неужели и впрямь вот этим своим капи-
тальцем? Я-то думал, что ты ищешь дев, потому что владеешь каким-то осо-
бенным чудом, коим возможно не только удивить, но и испугать человека.
Поэтому я поначалу не хотел заставлять тебя раскрывать твои секреты. А
оказалось, у тебя не оружие, а жалкий скребок, который годится лишь на
то, чтобы почесывать кожу. Для настоящего дела он совершенно не годится!
- Это только по-твоему мое оружие невзрачно и в нем будто нет ни ве-
личия, ни мощи. Однако у многих оно вызывает одобрение!.. И уж никак
нельзя его назвать бесполезным!
- Любопытно, кто им мог восторгаться? Не иначе только "неразломанные
тыквы" или, быть может, зеленые отроки, которые ни в чем ровным счетом
не смыслят. Эти, возможно, действительно способны вздыхать от восхище-
ния! Что до людей бывалых, то вряд ли кто-то из них выразит свои востор-
ги!
- По-твоему выходит, у других оружие гораздо солидней?
- Скажу тебе откровенно, на своем веку мне довелось видеть разное,
однако столь деликатные проявления, как я узрел у тебя, - это я вижу
впервые!
- Меня нисколько не интересуют другие мужчины, ты лучше расскажи о
мужьях тех трех красавиц. Мощны ли они в своих чреслах по сравнению со
мной?
- Их богатство посолидней раза в два или три и во столько же раз
длинней!
- Ты шутишь! - рассмеялся Вэйян. - Ты все это выдумал, чтобы под этим
предлогом отказать мне в помощи! Поэтому ты меня и испытывал... Возмож-
но, у тех двоих ты и вправду побывал ночью в гостях и кое-что успел
подсмотреть. А как же с торговцем шелком Простаком и его женой? Ты же
сам сказал, что видел ее только днем, к тому же всего один раз, а с му-
жем - так вообще не встречался. Как же ты сравниваешь меня с ним?
- Обоих сюцаев я видел собственными глазами, а о торговце я кое-что
слышал. Я расспрашивал о нем у соседей, и те немного сообщили о нем -
что он из себя представляет. "Странно, что этакая красотка вышла за него
замуж! - удивился я. - Интересно, как живут они вместе?" И вот что сосе-
ди мне рассказали. Торговец, хотя и безобразен обличьем, однако же обла-
дает солидными достоинствами, которые окупают все его недостатки. Поэто-

<< Пред. стр.

стр. 35
(общее количество: 42)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>