стр. 1
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Клаус Дж. Джоул - Посланник

книга первая из серии Жизнь на любви

Правдивая история про любовь

В (незаконченном и неотредактированном) переводе Алёны и Кости. Последнюю редакцию перевода всегда можно найти в интернете на сайте lovebook.boom.ru. Оригинал книги доступен по адресу www.livingonlove.com

Copyright (c) Все права на русский перевод книги защищены. Хотите, можете распечатать эту книгу для личного пользования, а также дать её своим друзьям. Если желаете использовать стихи или любую другую часть Первой книги, напишите нам по-русски или по-английски по адресу kostya@loveable.com, мы очень дружелюбны!

Автор и переводчики ищут издателя для этой книги.



Моему сыну,
Который поддерживал меня,
Я говорю:
Все
в мире
возможно
при помощи любви.


Дети

Нам так трудно с нашими детьми потому,
Что им нужно столькому нас научить
За такой короткий промежуток времени.
Мне жаль, что прошло 15 лет, прежде
чем я это понял.
Теперь я боюсь, что
Я пропустил большую часть своего образования.




Предисловие

Все, что я могу вам сказать, -- прочтите и примите свое решение. Я видел и пережил столько странных вещей в своей жизни, что в большинстве случаев я сам не знаю, что об этом думать. В каком-то смысле моя жизнь ненормальна. Похоже на то, что ненормальные вещи просто случаются. Обычно я об этом молчу, но эту историю нужно рассказать, так как она меняет все вокруг. Я расскажу правду так, как я ее вижу, но, откровенно говоря, иногда я задумываюсь, живу ли я в той же Вселенной, что и все остальные. Мастера йоги говорят, что Любовь есть Бог в физической форме. Единственное, что я знаю наверняка, так это то, что любовь является одной из наиболее мощных сил во Вселенной. И те вещи, которые вы сможете делать при помощи любви, ошарашат вас. Когда вы дойдете до конца книги, вы поймете, что я имею в виду. За свою жизнь я прочитал сотни книг, и во многих из них авторы писали о том, что они пережили и узнали, но они не дают никаких инструкций как этого достичь. Все инструкции по тому, как работать с любовью, даны в этой книге, и не только инструкции, но и описание того, каких происшествий вы можете ожидать, а также какие у вас могут быть результаты. Я даже даю вам инструкции, как я выиграл в спортивную лотерею, используя свой ум для путешествия в будущее. Это несложно, но требует немного времени и усилия, с другой стороны, работать с Любовью так же просто, как вздремнуть. Перед тем, как перейти сразу к инструкциям, прочтите эту книгу. Важно, чтобы вы достигли понимания того, как действует Любовь, и что она делает. После того, как вы прочтете книгу, начнете работать с Любовью и увидите результаты, они заставят вам онеметь.

Желаю вам всего наилучшего в вашем путешествии.

Клаус. Дж. Джоул

Осторожно: эта книга кусается

Если вы ищете чопорного и надлежаще вытянутого, приглаженного и тщательно отредактированного повествования, то это не оно. И на это есть причины. Причины есть всегда. С другой стороны, если вы хотите изменить свою жизнь и изменить этот мир без того, чтобы сойти с ума и свести с ума всех вокруг, тогда, возможно, это для вас.

Глава первая

Это было в начале зимы, и, обычно, в это время года довольно холодно, но этот год был теплым, и было тепло, почти как летом, за исключением, того, что день был пасмурным и похоже, собиралось на дождь.
Я сидел дома и пытался писать эту книгу, но не мог представить себе как рассказать эту историю. Я не писатель и никогда ничего раньше не писал. В течение нескольких часов я пытался писать и, хотя я сделал несколько общих зарисовок и примечаний о том, что произошло, я все еще не мог двинуться дальше первой страницы. Я не мог подобрать слова, чтобы объяснить что же такое происходило два года назад, что навсегда изменило мою жизнь. В конце концов я сдался и решил поехать в город сделать кое-какие дела.
Я запарковал машину в месте, где я знал, что могу оставить ее на всю вторую половину дня без необходимости платить за паркинг и не получить при этом штраф, и пошел по своим делам. После того, как я побывал везде, где мне было нужно, я решил зайти к другу по имени Генри и пригласить его выпить.
Не нужно прилагать много усилий, чтобы уговорить Генри, и прошло совсем немного времени, как мы уже сидели в маленьком тихом баре под названием "У Гая". Мы пробыли там несколько часов, и затем я решил, что пора ехать домой. Когда я вышел на улицу, дождь лил, как из ведра, что было очень необычно для этого времени года, не говоря уже о том, что такой дождь вообще бывает редко в Калгари.
Я знал, что промокну до нитки, поэтому я потихоньку перебегал от одного навеса к другому, хотя это, конечно, не помогало. Просто это было одним из тех странных поступков, которые мы совершаем, хотя логически это не имеет никакого смысла. Уже стемнело, и из-за дождя было трудно что-либо увидеть. Я стоял под небольшим навесом, пытаясь сориентироваться. Когда я осмотрелся, я понял, что стою на небольшой веранде, покрытой крышей, очень похожей на веранду жилого дома. На окне была маленькая вывеска, на которой светились слова "Бар Нины".
Я еще подумал про себя: "Что-то я не помню, чтобы я видел этот бар раньше". Все строение было около 4,5 метров шириной, казалось, оно втиснуло себя между двумя огромными каменными зданиями.
Вспоминая это все сейчас, я думаю, что должен был обратить на это больше внимания, но в тот момент я был замерзшим и промок. Я постоял там несколько минут и потом почему-то решил зайти.
Я повернул ручку, открыл дверь и вошел. Осмотревшись, я увидел что, похоже, в баре было только двое посетителей, не считая бармена. Справа была расположена небольшая барная стойка, длиной около 3 метров, у которой сидела блондинка с длинными вьющимися волосами и разговаривала с барменом. Слева было несколько столиков, и один человек сидел за столиком. Я помню, что на нем была шляпа. Я повернул к бару и сел через один табурет от блондинки.
Когда я сел, она повернулась и сказала: "Похоже, Вы промокли. Все еще идет дождь?
-- Еще сильнее, чем раньше, -- ответил я, и дрожь прошла по моему телу.
-- Что Вам принести? -- спросил бармен.
-- Шотландское виски со льдом, -- ответил я.
Я посмотрел на свои мокрые брюки и подумал: "Нужно было зайти куда-нибудь в другое место, лучше бы мне выпить горячего какао". Посмотрев вокруг, я спросил себя, зачем вообще я сюда зашел. Странное это было место.
-- Налей ему хорошего виски, Денни, -- сказала блондинка, прерывая мои мысли.
-- О'кей, -- сказал бармен.
С неуверенной улыбкой я подумал, что это обойдется мне в копеечку.
-- Не волнуйтесь об этом, это за счет заведения, -- сказала блондинка, как будто услыхав мои мысли.
-- Спасибо, -- сказал я, приятно удивившись. Быстро взглянув на нее, я подумал: "Могу сосчитать на пальцах одной руки, сколько раз я слышал это заявление".
Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, насколько она красива. Длинные вьющиеся белые волосы казались мягкими, как шелк. Застеснявшись, я отвернулся и продолжал осматриваться, думая, что это место выглядит странным, но в то же время домашним и не опасным.
Бармен поставил стакан с виски передо мной, льда в нем не было. Я уже собирался что-то сказать, но он все еще не выпускал стакан.
-- У нас нет какао, но я могу подогреть вам это, -- сказал он быстро.
-- Горячий виски, такого я еще не слышал! -- сказал я, нахмуренно глядя на него.
-- Очень вкусно, попробуйте, -- сказала блондинка.
-- Почему бы и нет, -- сказал я, так как всегда люблю попробовать что-то новенькое.
Волосы у меня были мокрыми, вода капала на лицо, и я только собирался спросить, где туалет, как бармен протянул мне полотенце.
-- Спасибо, -- сказал я, подхватив полотенце.
Я вытер волосы, и когда клал полотенце, заметил боковым зрением, что блондинка пересела на табурет рядом со мной. Это заставило меня немного занервничать, хотя такое происходило довольно много раз за последние два года Я не посмотрел на нее, а вместо этого наблюдал за барменом, как он подогревал мой виски и ждал, когда он мне его принесет. В баре было тихо, как в доме с привидениями, не играла никакая музыка, не работало радио, не было никаких звуков, что было очень необычным. "Похоже, это будет еще одна странная ночь", -- подумал я про себя.
Бармен поставил мой стакан с виски передо мной и отошел в ожидании. Я поднял стакан, хорошо осознавая, что четыре глаза уставились на меня, и отпил.
Повернувшись к блондинке, я сказал: -- Вот это да, оно испаряется еще до того, как дойдет до желудка, но довольно вкусно, спасибо.
Мы встретились глазами, примерно в этот же момент, когда она улыбнулась. Это было ошибкой. Ее глаза были, как спокойный океан, отражающий луну и все звезды. Я отвел взгляд, слегка смутившись. Бармен Денни стоял в нескольких метрах, вытирая стаканы. Я сидел в тишине, уставившись вперед и грея руки о стакан горячего виски. В тишине я мысленно снова вернулся к своей книге. "Может мне стоит пойти поучиться", подумал я, "или лучше, просто оставить эту затею". Эта мысль принесла мне временное облегчение.
-- Кстати, меня зовут Нина.
Я чуть не пролил свой виски. Обычно я глубоко задумываюсь, и меня нужно возвращать к действительности мягко.
-- Простите, я не хотела Вас напугать, -- сказала блондинка, протягивая руку.
-- Ничего. Меня -- Клаус, -- сказал я, пожимая ей руку.
-- Приятно познакомиться, Клаус, а этого симпатичного джентльмена за стойкой зовут Денни.
Кивнув головой, я сказал:
-- Привет.
-- Так почему Вы так хмуритесь? -- спросила Нина.
-- Не знал, что я хмурюсь, -- сказал я.
-- Проблемы с девушкой? -- спросила Нина.
-- Нет, -- сказал я, отпив теплого виски.
-- Вам лучше сразу рассказать, она все равно не отстанет, пока не расскажете, -- сказал Денни, улыбаясь из-за стойки.
-Это долгая история, -- сказал я, отрицательно качая головой.
Нина наклонилась вперед и посмотрела на меня взглядом, который говорил "у нас впереди целая ночь". Нервничая, я сделал большой глоток виски.
-- Принеси Клаусу еще один, Денни,- сказала Нина.
-- Вообще-то мне пора домой! -- сказал я громко, в то время как другая часть меня сказала "еще, пожалуйста". Одна из фраз явно исходила от нетрезвого человека.
Денни не обратил внимания на то, что я сказал, и начал наливать мне еще стакан.
-- Ну же, облегчи свою душу, Клаус, расскажи нам все, -- потребовала Нина, почти вплотную придвинув свое лицо к моему и явно пытаясь заставить меня посмотреть ей в глаза.
Часть меня сказала: "Подними глаза, ты, трус". "Я не трус, просто я не хочу". "Трус, трус, трус". "Нет...!"
-- Клаус...!- громко сказала Нина.
Я почувствовал, как кулак стукнул мне по руке, прерывая мои мысли.
-- Что! -- сказал я, с легким раздражением.
-- Давай, выкладывай все, -- скомандовала Нина.
Посмотрев в ее глаза, я подумал, сколько шпаг было вытащено из ножен, чтобы драться за эти глаза. Мои губы начали двигаться еще до моих мыслей. Как я этого не люблю.
-- Я пытаюсь написать книгу кое о чем, что произошло не так давно, но не имею ни малейшего представления ни как написать, ни даже как начать излагать свои мысли, -- сказал я, давая себе слово никогда больше не смотреть в эти глаза.
-- И о чем она? -- спросила Нина примерно в тот же время, как Денни ставил передо мной еще один стакан.
-- Она об ангелах, то есть, больше о любви, наверное, о жизни, смысле жизни, больше о любви, по-моему...- ответил я, жалея, что я не зашел в какое-то другое место.
-- О, это интересно, и что же произошло? -- Нина была явно очень настойчивой.
Я отрицательно показал головой и сказал: -- Это действительно странная и долгая история.
Денни посмотрел на меня и, смеясь, сказал: -- Если ты выберешься отсюда, не рассказав Нине этой истории, вот это действительно будет странно.
Я снова отрицательно покачал головой и сказал: -- Я даже не знаю с чего начать.

Я подумал об этом минуту, потому что в некотором смысле мне не терпелось рассказать кому-нибудь. Принимая во внимание, что я, возможно, никогда не увижу этих людей, это, наверное, была прекрасная возможность, но с чего начать?
-- Начни с самого начала, -- сказала Нина, отрывая меня от моих мыслей.
Денни наклонился и был готов слушать. Ему явно все это нравилось.
-- Я должен вам сказать, что это очень странная история, -- сказал я.
-- Мы все внимание, -- сказала Нина, сияя от своей победы.
"Вижу", подумал я про себя.
-- Ладно, дайте мне минутку, чтобы собраться с мыслями, -- сказал я.


Правда

Что такое фантазия?
Что такое реальность?
Что такое правда?
Реальность -- это то, что мы фантазируем?
Или то
Что мы фантазируем становится
Реальностью?
Тогда что такое правда?


Глава вторая

Я сделал глоток виски, поставил стакан и, прочистив горло, сказал:
-- Бывает ли у истории начало или даже конец? То есть, где она начинается и где она заканчивается? Она начинается в начале путешествия или в конце...?
Я остановился на секунду проверить, слушают ли они меня. И продолжил:
-- Или она начинается в тот момент, когда мы принимаем какие-то решения, которые привели нас на путь, который привел к началу истории? Или история начинается, когда мы отправляемся в путешествие, или когда мы начинаем паковать вещи, или когда мы начинаем строить планы? И когда она заканчивается? Если история изменила нас, оканчивается ли она, когда мы перестаем говорить о ней? И какая ее часть является важной? Все те решения, что мы приняли и пути, по которым мы шли...? История -- это как точка, где сходятся четыре дороги. Посмотрим правде в глаза -- ни начала, ни конца не существует...
Если вам когда-либо понадобится отцепиться от кого-нибудь, выдайте им тираду, похожую на эту, и их сдует, как сухие листья летним ветром. Я смотрел на них обоих, пытаясь сдержать улыбку, которая накапливалась во мне от предвкушения, как я буду наблюдать за тем, как их сдует ветром.
-- Я полностью согласен, -- сказал Денни.
Нина кивала головой в знак согласия.
-- Это как правда. В смысле, что такое правда? Иногда правда может быть еще большей загадкой, -- ответила Нина. Ветер явно не подул.
-- Что ты имеешь в виду, Нина? -- спросил я, удивляясь, что из этого еще может получиться какой-то разговор.
-- Например, -- сказала она. -- Десять человек видели, как произошла авария, и существуют десять версий того, что случилось, и единственное, что мы знаем наверняка, так это то, что разбилось несколько машин. И затем возникает вопрос, когда это в действительности произошло? Все началось тот момент, когда одна из машин потеряла управление или когда водители сели в машины? Говорят, наши мысли создают нашу реальность, и если так, то тогда, где настоящее начало этой аварии?
Я и Денни утвердительно покачали головами. Мы на некоторое время замолчали, раздумывая. Денни заговорил и нарушил тишину.
-- Возьмем, например, вон те обои. Мы их видим, но является ли это правдой? Мы видим цвета и полоски, вот чего мы не видим, -- он встал и выпрямился, -- так это людей, которые работали на фабриках, производя эти обои. Их страхи, их мечты, не видим мы и деревья, из которых была сделана эта бумага, ни тех людей которые построили эти стены, надеясь, что они будут в состоянии накормить свои семьи, ни работодателя, который надеялся заработать достаточно денег, чтобы заплатить за все это. Мы видим только цвета и полосы. Но по-настоящему это не является правдой.
Я и Нина кивнули головами.
Мы помолчали, и я сделал еще один глоток виски. Не знаю почему, но мне вспомнился сон, который мне не снился с того времени, как я был маленьким мальчиком. Я думал об этом, когда Нина прервала мои мысли.
-- Опять нахмурился, -- сказала она, подталкивая меня слегка локтем. Должно быть, я почувствовал себя в безопасности, так как мои губы начали говорить сами без моего разрешения.
-- Я только что думал о сне, который я видел, когда был маленьким. Я думал, что мир может быть, как один большой сад, понимаете, города построены в садах и вокруг них, все счастливы, играют, сажают фруктовые деревья, цветы, кусты с ягодами и собирают фрукты. Играют с дикими животными, олени, зайцы и лисы бегают вокруг, и не боятся людей, а тянутся к ним. Люди не боятся людей. Все заботятся друг о друге. А не бьют друг друга.
Я покачал головой и махнул рукой, сказал: -- Просто глупый сон, можно подумать, что такое может когда-либо случиться. Мы слишком увлечены тем, чтобы все взорвать и заработать больше денег, чем наши соседи...
-- Как знать! -- сказал Денни, нагибаясь под стойку и вытаскивая оттуда странную зеленую бутылку. Посмотрев на бутылку, я увидел, что она заткнута пробкой, но на ней нет наклейки.
-- Я берег это для особого случая, -- сказал Денни со странным блеском в глазах.
Посмотрев на маленькую зеленую бутылку, я спросил: -- Откуда она у тебя, с пиратского корабля, что ли?
Денни поставил три стакана в ряд и, улыбаясь, сказал:
-- Нет, не совсем.
-- Похоже, она очень старая, -- сказал я, пока Денни пытался вытащить пробку.
-- Так и есть, -- ответила Нина. -- Очень старая!
-- И что это? -- спросил я.
Нина и Денни на какое-то мгновение взглянули друг на друга, и затем Денни начал наливать.
Я пожал плечами и сказал: -Ладно, а что за особый случай?
Не знаю, от виски или от компании, но я чувствовал себя свободно и в безопасности, хотя они не отвечали на мои вопросы. Бутылки хватило только, чтобы наполнить 3 стакана до половины. Денни поставил пустую бутылку назад под стойку и раздал стаканы. Каждый из нас держал один стакан в руках. Не знаю, что это было, но жидкость была густая, темно-кровавого цвета. Я поднес ее к носу. Пахло сладким, но без признаков алкоголя.
-- В ней нет алкоголя, -- ответила Нина, хотя я опять ничего не спрашивал.
Я улыбнулся...
-- Ну, за что мы выпьем? -- спросил я.
-- За мечты, чтобы они были красивыми и исполнялись, -- ответила Нина, поднимая свой стакан.
-- Согласен, согласен, -- сказал Денни голосом пирата.
Это был удивительный напиток. На вкус похожий ягоды, сладкий и густой, хотя я не мог определить, из каких ягод он был приготовлен. Мои вкусовые рецепторы встрепенулись. Я сделал глоток, еще один, и улетел в какой-то мир, где был только я. Было похоже, что каждая клеточка моего тела пробудилась к жизни, наслаждение переполняло меня, и когда Нина сказала...
-- Лучше пить медленно!
Было слишком поздно. Я уже высасывал последнюю каплю и хотел еще. Когда я поставил свой стакан, они громко засмеялись. Посмотрев на их стаканы, я увидел, что они сделали только по глотку. Наверно тот взгляд, которым я посмотрел на стакан Нины, заставил ее отодвинуть его подальше от меня. Мне ничего не оставалось, как только рассмеяться вместе с ними. Мой ум был чистый, как колокол. И к тому же я чувствовал, что полон энергии.
-- Вот это да! Хорошая вещь, -- сказал я, -покупаю ящик...
Нина и Денни все еще смеялись.
-- Я чувствую, что могу завалить динозавра.
Должно быть у меня на лице была такая улыбка, что позавидовал бы любой клоун.
Нина положила свою руку на мою и сказала:
-- Ну, теперь, когда ты знаешь, что бы не будем над тобой насмехаться, может ты хочешь рассказать нам историю об Ангеле и Любви?
-- Хорошо, -- сказал я, -- что справедливо -- то справедливо.
-- Начни сначала и ничего не пропускай, -- сказала она.
-- Дайте только мне сориентироваться, -- сказал я, пододвигая мой пустой стакан из-под виски и предлагая Денни освежить его. Что он и сделал.


Как обстоят дела

Мир похож на большую миску с супом,
Которая вращается.
И если горох и морковь
Не нравятся друг другу -
Очень их жаль,
Потому как что они обязательно
Будут часто видеться,
И мы все будем здесь, до тех пор,
Пока не научимся быть нежными и мягкими.
Вот такие дела.

Глава третья

Я сделал вид, что жду, пока Денни закончит наливать мне виски, хотя мне просто нужно было время, чтобы собраться с мыслями. Я достал сигареты из кармана куртки, сохнущей на спинке барного табурета. Доставая сигареты, я глянул, сидит ли еще тот джентльмен за столиком. Конечно, он все еще был там, и не похоже, чтобы он сдвинулся хотя бы на дюйм. Это было довольно странно, особенно потому, что его не обслуживали с тех пор, как я был здесь, а прошел уже почти час.
В то время я не знал, что за игра здесь происходит, но было ясно, что идет какая-то игра. Итак, нам кое-что известно. Мы знаем, что Денни -- игрок и Нина -- тоже, и, нет сомнения, что я тоже в игре, остается еще один. Тот, кто сдает карты, наш джентльмен за столиком. Он, видно, дилер, который каким-то образом явно следит за тем, чтобы все шло в соответствии с планом.
Я видел и пережил много странного за свою жизнь. Одной из причин является то, что я обращаю внимание на вещи, которые кажутся слишком безупречными, или немного не к месту, и затем я разбираю их. Я не всегда нахожу ответ, но жизнь -- это большая загадка, и как только вы собираете вместе несколько кусочков, вы начинаете видеть, как начинает складываться картинка.
Например, что такое совпадение? Некоторые из вас могут знать или не знать, что этого не существует. Это слово ничего не означает, кроме того, что произошло что-то необъяснимое. Но это объяснение не совсем удовлетворительно. Во всяком случае, для меня. Я прожил всю свою жизнь, пытаясь разобраться, что такое жизнь, что мы здесь делаем и какова цель жизни. Я знаю, многих людей это не волнует, но я есть, и я хочу понять зачем. И еще я хочу знать и понимать, как работает Вселенная. Есть сотни вопросов без ответов. В некоторых я разобрался, а на один из них я точно знаю ответ. Вселенной (и всему что существует) нравится планировать и играть в игры, и когда план или то, что я называю игра, прекрасно сходится и замечательно выполнен, тогда его можно увидеть. И тогда вы видите его: вот он, прямо перед вами. Большинство людей называют это совпадением. Но это не так, это план, который прекрасно сошелся. Это очень похоже на большую карточную игру, только вы никогда не видите, какие карты вам сдали, пока игра не развернется. И сегодня вечером карты были явно сданы.
Значит, остается два вопроса. Что это за игра, и кто является смыслом игры? Смысл игры -- я? Или смысл игры -- вы? Потому что сейчас здесь нас пятеро: есть человек за столиком, есть Денни, есть Нина, есть я и есть вы, читающий эту книгу. Вы можете подумать, что вы не принимаете участия в этом, потому что вы только читатель, но Вселенная не так работает, и не так играет. Игроки, наблюдатели, писатели и читатели -- все включены в план, и тем или иным образом, но мы все в игре. Вот так играет Вселенная. Мы все звенья в цепи Большого Повествования. Истории, рассказываемой Вселенной. Может, у вас появились мысли пропустить эту часть и перейти прямо к истории, но я бы на вашем месте пока этого не делал. По-моему, вам нужно немного узнать об игре перед тем, как швырять карты на стол.
Во-первых, когда я говорю Вселенная, для меня это является Богом, или Всем Что Есть и Что Существует. Когда я говорю "игра", для меня это означает совершенный план Вселенной. И когда я говорю "карты", это означает наш выбор играть или не играть.
Ваша игра в том, что вы держите свои карты. Другими словами, когда вы играете, вы часть плана, вы в игре, или, как говорят Йоги, вы едины с Вселенной, и все как будто происходит, так как надо само по себе. Вы появитесь в нужном месте в нужное время и так далее. Но если вы не играете, у вас останется несколько каких попало карт на полу, и происходит обратное. Я провел первую часть своей жизни, наблюдая и изучая игру, она очаровывала меня, но самым интересным было то, что казалось, что никто ее не замечает, по крайней мере, никто из тех, кого я знал. Я никогда не играл, потому что мне нравилось все делать по-своему, и я решил, что не хочу принимать в этом участие. У меня остались шрамы в доказательство этого. Прекрасным является то, что у вас есть выбор -- вы можете сбросить карту, когда хотите. Но игра будет продолжаться -- с вами или без вас. Вы не должны верить ничему из того, что я вам говорю. Но все обстоит именно так. Игра началась, и вас есть карта. И дилер всегда неподалеку. Называйте это как хотите, но все происходит именно так.
Я подумал об игре. Кто или что является ее смыслом? А затем решил не думать, а просто играть. Потому что иногда вы не можете даже познакомиться со всеми, кто играет, или разобраться в какую игру играете, к тому же Вселенная может сделать несколько крутых поворотов, и как только вы решите, что вы ее ухватили, она закрутит вас, как волчок. За последние несколько лет я понял, что постоянно пытаться понять игру -- это слишком много усилий, и это может лишить вас удовольствия игры. Так что иногда лучше просто дать игре идти своим чередом и наблюдать, что случится. Этот выход всегда хорош, потому что Вселенная планирует игру так, чтобы всем было хорошо. Если вы играете на одной стороне с Вселенной, все в конце будет получаться замечательно, хотя чаще всего начало и середина могут немного сбить вас с толку.
Денни поставил передо мной мой стакан в то время, как я затягивался сигаретой. Иногда вы можете растянуть игру.
-- Ну что, Клаус, -- сказал Денни, самодовольно ухмыляясь, -- я правильно произношу твое имя?
-- Довольно похоже, -- сказал я, помешивая лед в стакане.
-- Я решил, что в этот раз тебе захочется холодного виски, -- сказал Денни, все еще усмехаясь.
-- Твой инстинкт тебя не подвел, спасибо! -- сказал я, ухмыляясь в ответ, и, думая, что лучшая игра -- это когда ты играешь с кем-то, кому игра нравится. Лучше этого ничего нет.
-- Значит, тебе нравится играть в игры, Клаус? -- спросила Нина, и у нее тоже появилась ухмылка, как у меня и у Денни.
Игра становится еще лучше, когда все знают, что она началась, подумал я про себя.
Через несколько секунд мы все смеялись до слез.
Денни вытер слезы и, собравшись, сказал:
-- Так как насчет той истории, Клаус?
Вытирая слезы с глаз, я сказал:
-- Ладно, но сначала, я должен закурить сигарету.
-- Короче, -- сказал я после того, как прикурил и сделал несколько затяжек, -- я прожил большую часть своей жизни, кроме, конечно, последних нескольких лет, очень несчастливо. Трудно объяснить, но у меня была глубокая внутренняя грусть. Точнее сказать, внутри меня не было счастья. Или, наверное, нужно сказать, что счастье просто не существовало, и независимо от того, происходило ли что-то хорошее или плохое, его просто не было, и я ничего не мог с этим поделать.
Остановившись на момент, чтобы сделать еще одну глубокую затяжку, и наблюдая, как дым дрейфует к потолку, я продолжал.
-- Видите, в этот-то и состоит проблема. Для того, чтобы действительно понять, что я имею в виду, вам нужно знать всю историю, но в то же самое время, я не смогу рассказать вам историю, не рассказав этой части, -- сказал я, качая головой.
Я остановился, чтобы затянуться сигаретой и собраться с мыслями. Денни обошел стойку с другой стороны, чтобы взять себе табурет, отнес его к тому месту, где он стоял и сел на него. Я решил, что он понял, что история будет длинной.
-- Я вижу чувства, но не слышу их, -- сказала Нина, явно пытаясь сказать что-то , я не просто нарушить тишину.
-- Даже когда я просто думаю о тех днях, мне становится немного грустно, -- тихо сказал я.
-- Разве другие не видели, что ты грустил? -- спросила Нина сочувствующим голосом, очевидно пытаясь помочь мне продолжить.
Пожав плечами, я сказал:
-- Я просто научился притворяться. Я счастлив, что эти дни уже позади!
-- Это в общем-то не имеет значения, -- сказал я. -- Что касается отсутствия счастья, чего я только не перепробовал за много лет. Я даже наблюдал за людьми, чтобы понять, что приносило им счастье, и затем пробовал делать то же самое. Например, я заметил, что когда люди покупали новую машину, они были действительно счастливы хотя бы какое-то время. Или если у них начинался новый роман. Короче, список того, что люди делают, чтобы быть счастливыми, бесконечен, и я практически перепробовал все. Может это прозвучит странно, но ничего из этого мне не помогло. Кстати, многие из этих вещей заставляли меня чувствовать себя еще более несчастным, чем до того, просто потому, что я ожидал, что что-то произойдет, а ничего не происходило. Вспоминается один сумасшедший пример. Помню, как я пошел покупать новую машину, думая, что это принесет мне счастье. Но после того, как я ее купил, я просидел в ней два или три часа в ожидании счастья или радости, которые прольются на меня, как, похоже, это происходило с другими людьми. Но ничего не произошло. Я не стал счастливее, чем до того, как я купил машину. Хотя, казалось, что у других людей все было по-другому. Не взирая на это, я не перестал пробовать. Я проделал много разных вещей за эти годы, я прочел сотни разных книг от медитации до книг о силе ума, контролировании ума, позитивного мышления, книг о любви, книг о жизни, все виды книг о помощи себе, но ничего не помогало. Было похоже, что во мне чего-то не хватало. Но я также заметил, что я был не одинок, что было много людей, которые находились в таком же положении. Но мысль о том, что я был не одинок, не очень помогала. С одной стороны, я был серьезно настроен решить эту проблему, но с другой стороны я чувствовал безнадежность и много раз бросал это. Я также посещал курсы и некоторые группы по помощи себе. Как-то я решил пойти к психотерапевту. Мне было постоянно грустно, и я решил, что со мной что-то не так. Но после трех недель изливания ему своей души, мне сказали, что у меня все в порядке, и я не сумасшедший, что было приятно услышать. Еще мне сказали, что больше приходить на сеансы не нужно. Единственно, что мне нужно сделать, так это найти дело, которым мне было бы радостно заниматься, и начать заниматься этим. Если бы все было так просто.
Я замолчал, чтобы прикурить новую сигарету, и я заметил, что Денни тихонько похихикивает.
-- Ну, Денни, что же тебя в этом так рассмешило? -- спросил я.
-Я никогда не видел раньше человека, который действительно бы сидел в машине два или три часа в ожидании возникновения счастья. Но я приветствую твою настойчивость, -- сказал Денни, отдавая мне честь, добавив к этому огромную улыбку.
Мы все усмехнулись.
-- Выходит, что это ощущение отсутствия счастья и было твое двигательной силой! -- сказала Нина.
-- Точно, -- ответил я. -- Вместо того, чтобы гнаться за деньгами, славой, любовью, карьерой или любыми другими нормальными вещами, на поиски которых люди тратят всю свою жизнь, все, чего хотел я -- это быть счастливым. То есть, другими словами, я хотел освободиться от той боли, которая была во мне. И той огромной грусти.
Я глубоко задумался, наблюдая, как дым завитками уплывает от сигареты. Я думал о том, что люди делают из-за отсутствие счастья, и о путях, по которым это тебя ведет. У меня было еще кое-что на уме, и я решал, стоит ли мне говорить об этом, как вдруг Нина прервала мои размышления.
-- Я бы удивилась, если бы ты ни разу не подумал о том, чтобы со всем этим покончить, или хотя бы попробовать совершить это! -- сказала она.
Я взглянул на Нину. И, увидев искорки в ее глазах, подумал, Вселенная явно собрала лучших своих игроков для этой игры и ничего не оставляет на волю случая. Похоже, Вселенная знает меня даже лучше, чем я думаю.
Я встал и спросил:
-- Где у вас туалет?
Мне нужно было пойти туда, и к тому же мне надо было собраться с мыслями. Денни указал на маленькую обшитую деревом дверь в конце бара, и я направился туда.
Стоя в туалете, который был не очень большим, не больше, чем в обычном доме, без окон и, определенно, безо всякой возможности улизнуть, если у человека было бы на то желание. Я думал обо всем, что я рассказал до сих пор, и решил, что, если я играл в эту игру до сих пор, то можно продолжить и далее. В конце концов, терять мне было нечего.


Жизнь

Иногда жизнь похожа на
Большую игру в покер,
Которая все продолжается и продолжается.
И как только мы начинаем играть хорошо,
Вселенная вдруг предлагает нам
новый поворот событий,
чтобы мы подумали:
А вдруг все может быть еще лучше.
И
Игра продолжается.

Глава четвертая

Выйдя из туалета, я увидел, что джентльмен все еще сидел за своим столиком, как я и ожидал. Возвращаясь к табурету, я держался подальше от него. Есть одно важное правило, которое нужно помнить, когда играешь с Вселенной. Играть с уважением, и, желательно, выказывайте это уважение. Не то, чтобы Вселенная могла обидеться на вас, просто она может сдать вам новую карту. Потому что Вселенная еще любит и учить. И лучше, чтобы Вселенной не пришлось учить вас уважению к игре. Поверьте, я прошел через это.
Сев на свой табурет, я допил виски одним глотком, начал прикуривать новую сигарету, и одновременно проверил достаточно ли у меня сигарет, так как ночь обещала быть долгой.
Денни наливал апельсиновый сок в два стакана и, повернувшись ко мне, спросил, хочу ли и я сока. Я не видел когда, но, видимо, Денни и Нина допили то, что было налито из маленькой зеленой бутылки.
-- Да! Хорошая идея, -- сказал я.
Денни поставил один стакан с апельсиновым соком передо мной и один перед Ниной и сел на свой табурет. Мы помолчали с минуту перед тем, как я продолжил рассказ.
-- Думаю, я могу рассказать вам все, -- сказал я не совсем уверенным голосом. -- Короче, три раза я решал покончить со всем этим. Это были больше умственные попытки, чем физические, но их было достаточно, чтобы вызвать настоящее потрясение.
Посмотрев на Денни и Нину, я спросил:
-- Ну что, рассказать об этом или хотите, чтобы я пропустил эту часть?
-- А было там что-то интересное? -- спросил Денни.
-- Еще сколько! -- с сарказмом сказал я. -- Это было просто, как в сказке.
-- Наверняка, это интересно! -- сказали Нина с Денни, и оба усмехнулись.
Я не отреагировал на это и продолжал:
-- В общем, первый раз был довольно давно. Все было не так уж плохо, если не считать того факта, что я был несчастлив. У меня было все, что должно было сделать человека счастливым, но ощущения счастья не было. Причина, приведшая меня к депрессивному состоянию, была в том, что я потратил несколько месяцев, читая книги, и, предпринимая серьезные попытки стать счастливым, я приложил к этому много усилий, но результаты были нулевыми. Похоже, мне становилось хуже, а не лучше, и каплей, переполнившей чашу, стала одна ночь, когда я читал взятую в тот день книгу. В той книге автор описывал, как он встретил некоего замечательного учителя, который научил его разным удивительным вещам. Меня разозлило то, что к этому человеку просто пришел чудесный учитель и научил его всему, что он хотел знать -- вот так вот просто взял и пришел, в то время, как я должен был бороться со своими проблемами в одиночку. Еще меня разозлило то, что он рассказал о некоторых интересных вещах, которым он научился, но не дал инструкций, как это делать. Какой смысл рассказывать мне об этом, если не давать инструкций? Бессмысленная трата бумаги и моего времени.
Наклонившись к Нине, я прошептал:
-- Запас моего хорошего поведения в то время уже подходил к концу, -- я сел прямо и продолжал:
-- Я помню все это очень ясно, -- сказал я, качая головой. -- Мне казалось, что Вселенная забыла обо мне. Я был так разочарован и зол, что швырнул книгу об стену и закричал внутри себя, что если я сейчас же не получу помощь, то завтра утром я на машине поеду в горы и сверну в пропасть. Я чувствовал, как ярость струится у меня по венам. Может быть, я бы этого потом и не сделал, но в тот момент в моем мозгу решение было твердым. Я подумал, что пока я здесь, Вселенная может не обращать на меня внимания. Но когда меня здесь не будет, и я буду стоять перед ней, тогда не обращать на меня внимания будет намного сложнее!
Мне нужно было остановиться и выпить апельсинового соку. Даже при воспоминании об этом я терял свой покой. Нина с Денни глядели на меня, не отрываясь, ожидая, что же будет дальше. Я потер лоб и продолжал:
-- Не знаю, сколько прошло точно времени, но я бы сказал, что не позднее, чем через пять минут началось. Все мои внутренние ощущения, казалось, встрепенулись, и я почувствовал, появление чего-то очень большого. Оно было огромным, и, казалось, пыталось втиснуться в мою квартиру и не помещалось. В конце концов, оно заняло всю квартиру, и все равно не поместилось. В общем-то, я ничего не видел и не слышал, но всё это я чувствовал своим существом, иначе я не могу описать это ощущение. Вы не представляете, как я перепугался, по-моему, я никогда еще не был так напуган, я чуть не написал в кровать.
-- В то время у меня была маленькая, но просторная квартира, и с кровати было видно коридор, часть кухни и большую часть гостиной. Свет был везде включен -- просто потому что я не люблю темноты, и, как только темнеет, мне всегда кажется, что что-то большое стоит за моей спиной, наблюдая за мной. Я боялся темноты, сколько себя помню. Поэтому я держу включенным свет. Я также не люблю темных углов -- никогда не знаешь, что там может быть. Через нескольких секунд или минут, мне трудно сказать, лампочки начали мигать, и когда я говорю лампочки, я имею в виду все лампы, даже в автомобиле. Каждая лампа включалась и выключалась, это было почти как музыка, и я буквально трясся от страха. Я чувствовал и ощущал, как это присутствие формируется, и вдруг внезапно я услышал голос, не извне, а как-то в середине моей головы, но он был громким и жестким.
Голос произнёс:
-- Советую подумать еще раз...!
-- И все кончилось. Свет перестал мигать, и то пришедшее нечто покинуло. Я был так перепуган, что, хоть я очень и хотел в туалет, я не поднимался с кровати аж до утра. И на следующую ночь я не ночевал в этой квартире. Самым странным было то, что назавтра по всему дому начались разговоры, продолжавшиеся несколько недель. Пару дней спустя я слышал, как два человека обсуждали это в комнате для стирки, и, по всей видимости, другие люди в доме также почувствовали или ощутили нечто, но не могли дать этому объяснения.
-- Этого случая было достаточно, чтобы я почти на два года бросил ныть о своих несчастьях. Но позже впечатление стало стираться из памяти.
Я остановился, чтобы выпить еще апельсинового соку и закурить очередную сигарету.
-- Как ты думаешь, что это к тебе приходило? -- спросила Нина.
Я покачал головой и сказал:
-- Не знаю, и, честно говоря, не хочу знать. Похоже, я кого-то сильно достал, и, откровенно говоря, я не хотел бы в этом копаться, потому что, кто бы тогда не приходил ко мне, он был явно в плохом настроении.
-- И ты говоришь, что после того, как с тобой произошло такое, ты сделал еще две попытки? Тебя действительно не свернешь, если ты принял решение! -- сказал Денни, явно довольный собой.
Пожав плечами, я сказал:
-- Поймите, время шло, а ничего не улучшалось. Вообще-то, все стало наоборот ухудшаться, и мне становилось все труднее и труднее притворяться. На то, чтобы надевать улыбку, притворяться довольным, когда на самом деле это не так, требуется огромное количество энергии. К тому же, в первый раз это действительно повергло меня в ужас, но, как ни странно, теперь я был подготовлен ко второму разу и не собирался просто так лежать и дрожать от страха. Я планировал драться. В конце концов, я имею право быть счастливым. К тому же, когда у тебя депрессия, и ты подавлен, обычно пропадает способность мыслить ясно. Ну, и, наконец, я попросил о помощи и не получил ее. -- Я задумался на минуту и понял, что это было не совсем правдой.
-- Вообще-то это не совсем так,-- сказал я, усмехнувшись.
-- А, так тебе все-таки помогли? -- спросила Нина.
-- Да. Как бы да. Я выиграл поездку в Мексику, и там я познакомился кое с кем, кто, возможно, мог бы мне помочь, но с этим было еще кое-что связано, и я был к этому не готов. Можно сказать, что я провалил все дело. Но, с другой стороны, мой жизненный путь изменился бы, и, возможно, у меня никогда бы не было возможности понять, как выиграть в лотерею. И, в каком-то смысле, уже это одно стоило того. К тому же, могло случиться, что та история, которую я собираюсь вам рассказать, никогда бы не произошла, а это было бы большой потерей.
-- Минутку, ты, что хочешь сказать, что знаешь, как выигрывать в лотерею? -- спросил Денни, сложив руки на груди, как бы пытаясь сказать, что это невозможно.
-- Да, но об этом позже, -- сказал я.
-- И ты выигрывал больше одного раза? -- спросил Денни.
Его глаза были размером с арбуз.
-- Ну да, но мы подойдём к этому позже, -- сказал я, отодвигая свой табурет от барной стойки и поднимаясь. Мне нужно было немного размяться.
-- Так что, ты получил по заднице и во второй раз? -- спросила Нина, усмехаясь.
-- Нет, не совсем, -- сказал я. -- Вообще-то, даже наоборот. У вас что, нет музыки? -- сказал я, пытаясь переменить тему. -- Здесь слишком тихо!
Денни встал и подошел к маленькому магнитофону, который стоял на одной из полок. Он вставил кассету и покрутил громкость. Не знаю, что это была за музыка, но что-то в стиле "нью эйдж", и она прекрасно покрыла тишину.


Дом

Дом, где в следующий раз отдохнет моя Душа,
Перекресток жизни,
Где можно посадить несколько семян доверия,
Вырастить урожай любви
И поразмышлять, какой дорогой пойти в следующий раз,
Перед тем, как
Направиться домой,
К следующему перекрестку в жизни
Где можно посадить несколько...


Глава пятая

После того, как я немного размял кости и снова сел на табурет, я собрался передохнуть и послушать музыку, но Денни заволновался и, барабаня пальцами по стойке бара, бросил на меня полный нетерпения взгляд.
Я сказал:
-- Ну ладно! -- и продолжил рассказ:
-- Это было примерно два года спустя. Эмоционально я был там же, где и раньше, но теперь я еще потерял работу и был на пути к своему первому банкротству. Потеря работы и банкротство -- это было еще не все. Я работал упорно в течение примерно года в группе взаимоподдержки, и единственным результатом было лишь то, что я завел несколько приятелей и получил возможность иногда поплакаться. Вобщем-то, я снял какой-то груз со своей души, но счастлив я все равно не был.
-- А ты пробовал заниматься еще чем-нибудь в те два года, кроме посещения группы поддержки? -- спросила Нина.
-- Я пытался работать на разных работах, но, каким-то образом, я чувствовал, что нечто мешает мне найти счастье, и в то время я не мог понять что же это было. Теперь-то я знаю, в чём было дело, но тогда это просто сводило меня с ума.
Все замолчали на некоторое время, мыслями я был в том времени.
-- Я помню, что дело было в том, что я был сильно расстроен. Я начал злиться по-настоящему, я злился на Вселенную. И, большей частью, я злился на то нечто, что тогда, в первый раз приходило ко мне. Потому что, я думал, какое оно имело право сначала напугать меня до полусмерти и потом не помочь мне, а просто сказать, что мне нужно подумать еще раз. Ну, как еще я должен подумать? -- говорил я себе, сжав кулаки. -- Я был готов драться! И еще я очень устал от жизни. Казалось, ничто мне не помогало, и все к чему бы я ни притрагивался, превращалось в пыль. Наверное, лучше всего можно описать это, сказав, что без счастья жизнь просто превращается в бесконечную ночь. Также я чувствовал сильную боль внутри, от которой я не мог избавиться. Мне почто невозможно описать словами все ощущения и эмоции, которые у меня тогда были. Я просто не мог понять, почему мне было так трудно достичь состояния внутреннего счастья, которое должно быть очень естественным. Мне хотелось лезть на стены. К тому же, я могу стать несносным, если я не получаю чего хочу. Особенно, если я серьезно стараюсь этого достичь. Наверное, стоит сказать, что я не был несчастным постоянно. У меня были счастливые моменты, но я не был удовлетворен тем количеством счастья, которое у меня было, мне хотелось больше, понимаете?
Нина посмотрела на меня и ответила:
-- Да, думаю, что понимаю.
-- Ты действительно думал, что ты можешь победить то, что, возможно, в сто раз больше тебя? -- спросил Денни со смехом.
Я покачал головой и сказал:
-- Сама победа не так уж важна, важно то, что ты заявил о себе. Хотя мое заявление было, явно, не совсем правильным. Просто я думал, что жизни нечего мне предложить, и я хотел отправиться куда-нибудь в другое место. Меня всегда удивляло то, что люди согласны сражаться за камни, землю и все остальное, но только не за любовь и радость. А это единственное, за что стоит сражаться. Все остальное временно.
Денни утвердительно кивнул головой, и я продолжал рассказывать.
-- Было около часу ночи, -- сказал я, остановившись и вспоминая. -- Я решил, что утром просто поеду в горы и все сделаю так, как будто произошел несчастный случай. Но вскоре после того, как я принял это решение, я почувствовал покой. Это было что-то такое, чего я раньше никогда не чувствовал. Я просто лежал в кровати и был спокоен. Наверное, в это время я задремал и был в состоянии полусна-полубодрствования. И в этом похожем на транс состоянии у меня было видение. Оно было очень похоже на настоящее. Как будто я физически был там. Я был в музее изобразительных искусств, в самом его центре. Я смотрел по сторонам, и вдруг заметил, что большая часть картин, которые висели на стенах, были моими. И тут началось самое интересное. Я услышал, как открылась дверь и, слегка повернувшись, я увидел, что вошла женщина. Она было высокая, стройная, у нее были прямые белые волосы почти до плеч, молочно-белая кожа и большие глаза. Я не заметил, как она оказалась прямо передо мной. Она была невероятно красива. Единственно, как я могу это описать, это сказать, что она была красивее, чем ее внешний облик, красота была вне ее внешности. Мы стояли лицом к лицу не дальше, чем в полуметре друг от друга.
Она спросила: "Вы Клаус?"
-- Как только она это сказала, я почувствовал, как каждая клеточка моего тела ожила и начала внимать. Мне казалось, что я состою из миллиардов и миллиардов клеточек, каждая из которых имеет свое сознание, и в этот момент каждая из клеточек внимала. Это было совершенно диким и одновременно одним из самых замечательных ощущений, которые у меня были в жизни. Казалось, что каждая клеточка моего тела была индивидуальностью, которая принимала участие в моей жизни. Они были почти как маленькие существа, которые трудятся все вместе над созданием моего физического тела, чтобы я мог жить и проходить опыт физического существования. У меня было впечатление, что все что я делаю, влияет на них и имеет для них значение. Короче, я попытался ответить на ее вопрос и не смог. Слишком много всего происходило в моем теле, и я кивнул головой. Она протянула мне руку, и какую-то долю секунды мы держали руки друг друга. Она сказала: "Мне бы хотелось, чтобы Вы еще какое-то время побыли там, немного позже Вы все поймете."
-- Слушать ее голос было все равно, что слушать голоса тысячи Ангелов, каждая клеточка моего тела была вся внимание. Это было ошеломляюще. К сожалению, в ту же секунду, как она это сказала, все закончилось, и я проснулся в своей кровати. В течение нескольких месяцев после этого меня преследовало это видение, и я пытался вернуться туда не один раз, но все безуспешно. У меня и близко ничего не получалось.
-- Что же было такого в этом видении, что оно тебя преследовало? -- спросила Нина.
-- Я надеялся, что может быть я встречу этого человека в реальной жизни. Это было глупостью, но все-таки это была искорка надежды. И одна только надежда на это помогала мне жить в течение почти трех лет. Эти три года показались мне такими долгими. Но, думаю, что таков был план. Видно, Вселенная решила, что если она не смогла меня запугать настолько, чтобы я жил в этом мире, тогда, возможно, искушение сработает лучше. И, как видите, оно помогло, во всяком случае, на некоторое время.
-- Может у тебя был просто химический дисбаланс в организме? Ты когда-нибудь думал об этом? -- спросил Денни.
-- О да, этот путь я тоже прошел, и испробовал нескольких докторов, но дело в том, что лучше я буду страдать, чем жить на лекарствах до конца своей жизни. К тому же большинство из них имеют серьезные побочные действия, и я опасался, что если я начну принимать некоторые из лекарств, то я потом не смогу быть счастливым без них. У меня также была надежда, что когда-нибудь я найду ответ. К тому же, лекарства -- это только временное решение, они не решают проблему и не устраняют причину, вызывающую проблему. Я считаю, что любовь и счастье не должны зависеть от обстоятельств или опыта или моего физического тела.
Я почувствовал напряжение оттого, что начал вспоминать свое прошлое, потянулся за сигаретами и, закуривая, сказал:
-- Сделаем небольшой перерыв!
Нина и Денни согласились.


Последняя линия обороны

О Боже, ну разве мы не упрямы,
О да, упрямы,
Мы готовы сражаться против всей Вселенной,
Тысячи воинов, будто отлитых из стали,
Пятьсот тяжелых коней,
И ты будешь стоять против них со своим соломенным кинжалом.
Я был воином целую вечность и еще один день,
Я не знаю всего,
Но одно я знаю:
В этот день прольется кровь,
И это будет твоя кровь, друг мой,
И также моя,
Потому что по законам чести я должен остаться.
Поэтому я прошу тебя:
"Подумай".
Подходит ли этот день для того, чтобы умереть?


Глава шестая

После короткого перерыва, прочистив горло, я продолжил рассказ:
-- По-моему, после этого прошло почти три года. Это было ранним вечером, я вышел поужинать в ресторан, но есть не смог. Я был совершенно подавлен и расстроен, в глазах стояли слезы. Я сел в машину и поехал. Я был настолько бесчувственен и изнеможен, что просто поехал по шоссе в горы. По какой-то причине мысль о том, что через час или два все закончится, приносила мне облегчение.
-- В этом-то и проблема с самоубийствами, люди думают, что это выход, а это наоборот лишь начинает весь процесс заново, -- прокомментировала Нина.
-- Согласен, -- сказал я. -- Но когда ты уже зашел так далеко, все перестает иметь значение, остается только желание выйти из этой темноты, хотя бы ненадолго. Я бы все отдал за то, чтобы побыть хотя бы неделю счастливым. Вот как всё было.
Нина кивнула и посмотрела на меня с сочувствием.
-- Похоже, по пути ты изменил свое решение, иначе бы не сидел здесь сегодня, -- сказал Денни.
Не знаю почему, но верхняя губа Денни дрожала. Мне показалось это довольно забавным.
-- Вовсе нет. На самом деле, вот что случилось. Примерно на расстоянии 30 минут езды от Калгари стояла заправочная станция. В баке было достаточно бензина, но по какой-то непонятной причине, как только я проехал эту станцию, моя машина чихнула, дернулась и поехала со скоростью максимум миль пять в час. Это было похоже на то, как если бы кто-то очень быстро включал и выключал зажигание. Я посмотрел на датчик топлива -- его было достаточно. К тому же машина была новой. Я решил развернуться на шоссе и поехать назад на заправочную станцию, думая, что, вероятно, что-то случилось с электронным зажиганием. Но как только я начал приближаться к станции, машина стала прекрасно работать. Я решил, что нет смысла ее ремонтировать. Если ее хватит на эту поездку, то потом это уже не будет иметь значения. И я решил снова поехать в горы, развернувшись для этого на шоссе.
-- Мне пришлось проехать около мили, пока я нашел место для разворота. Я был в таком плохом настроении, что меня не остановило бы, даже, если бы мне пришлось толкать машину самому. Я развернулся и вновь направился в горы. Но, как только я доехал до заправочной станции, машина принялась дергаться и чихать. Я пытался переключать передачи, включать и выключать фары и зажигание, но ничего не помогало. Машина продолжала чихать, пока я не подъехал к месту, где можно было развернуться. Машина еле ехала, и я едва смог завершить маневр. Она ехала так плохо, что до станции я ехал минут десять или пятнадцать. Несколько раз двигатель глох, но я снова его запускал. Затем, как только я доехал до заправки, двигатель снова ожил и начал замечательно работать. Поэтому я проехал заправку и направился к тому месту, где можно было развернуться, что было на расстоянии мили. Машина все еще работала хорошо. Я пересек шоссе и поехал снова по направлению к горам. Несносная машина продолжала работать хорошо, пока я не проехал заправку, затем произошло то же самое. Двигатель начал чихать и то включаться, то выключаться. Я был уже действительно сильно расстроен и решил ехать, как есть, но чем дальше я отъезжал от заправки, тем хуже ехала машина. В конце концов, мне оставалось только одно -- снова развернуться. И, естественно, как только я доехал до заправки, машина снова поехала нормально, она вся ожила и мурлыкала, как котенок.
-- Почему же ты не остановился на заправке и не попросил персонал проверить ее? -- спросил Денни.
-- Во-первых, уже было девять или десять вечера, и я не думал, что в такое время там будет механик. К тому же, она прекрасно работала на противоположной стороне трассы, и почему-то я знал, что с машиной было все в порядке. Но на этот раз я не собирался позволить Вселенной так просто себя остановить, -- ответил я.
-- Ну ты и упрямец, -- ответила Нина, покачивая головой.
-- Возможно, но я был зол и собирался показать Вселенной, что с меня хватит.
-- И что же, ты так и ездил туда-обратно, пока твоя машина не развалилась на части? -- спросил Денни, как будто он знал ответ наперед.
-- Вроде этого, но не совсем, -- сказал я. -- Я так и ездил по кругу до 9 или 10 утра.
Нина и Денни разразились хохотом. У меня не оставалось выбора, как только присоединиться к ним. Сейчас, оглядываясь назад, это кажется безумством. И, наверное, так оно и было.
-- Ну и ну, так ты хочешь сказать, что ты все-таки сдался, -- сказала Нина, аккуратно вытирая слезы со щек.
-- Нет, вообще-то я не сдался, просто я был совершенно измотан и решил поехать на заправочную станцию, чего-нибудь поесть и выпить кофе. После этого я собирался продолжить. К тому же, мне нужно было залить бензину. Хорошо ещё, что у них был круглосуточный ресторан. Короче, я подъехал к заправке, и попросил залить бак доверху. Я помню, что работник странно на меня посмотрел, но я не обратил на это особого внимания. Я запарковал машину и вошел в ресторан. Там было очень тихо, только несколько старых дальнобойщиков сидело за стойкой. Я выбрал место за одним из столиков, разделенных невысокими перегородками. Наверное, к этому времени я находился почти в бредовом состоянии. И, должно быть, выглядел ужасно. На лице были признаки изнеможения, белки глаз были красными, а на щеках видны были следы от слез. Подошла официантка с кувшином кофе в руках и, посмотрев на меня, с очень юморным и заботливым видом спросила, не я ли тот тип, который ездил на машине взад-вперед всю ночь.
Нина с Денни все еще хохотали. Потянувшись за сигаретой, я нахмурился так сурово, как только мог, но от этого они засмеялись еще громче.
-- Давайте, давайте, смейтесь. Когда-нибудь роли переменятся, и тогда посмотрим, что в этом смешного, -- сказал я.
-- Как ты думаешь, какова вероятность того, что подобная ситуация могла произойти? -- спросил Денни, посмотрев на Нину.
Взмахнув руками в воздухе, Нина ответила:
-- Наверное, один на миллион.
Мне пришлось ждать довольно долго, прежде чем они успокоились, и я смог продолжать.
-- Короче говоря, я сказал официантке, что моя машина не хочет ехать в горы, а едет только назад в Калгари. Я едва мог говорить, во рту у меня пересохло, и я не чувствовал своих губ. В добавок я слишком устал, чтобы смущаться.
-- Она спросила меня, куда я направлялся. И совершенно прямо я ответил: -- Сброситься с горы!
Она стояла и смотрела на меня, и потом неожиданно расхохоталась. Наконец она, похоже, успокоилась и, наклонившись, сказала: "Похоже, до вас все доходит небыстро. Я принесу вам завтрак, потому что вы еще будете с нами долгое время".
-- Она налила мне чашку кофе и направилась в кухню. Я ожидал услышать смех из кухни, но ничего не услышал. Я понял, что она никому не рассказала.
-- Она не спрашивала меня, почему я решил сброситься в машине с горы, но после еще нескольких слов, бесплатного кофе и завтрака я сел в машину и отправился домой.
К этому времени Денни с Ниной так громко хохотали, что это начало меня раздражать, я извинился и вышел в туалет. Я не обиделся на них, просто мне было немного не по себе.
Сейчас эта заправочная станция не работает, там ничего нет, кроме пустого здания. Я все еще иногда езжу туда и думаю, сколько еще таких, как я, останавливалось там.
Так что теперь я все еще здесь и рад этому. Что касается обещания, что все в конце концов станет мне понятно, оно сбылось. Но что касается совета подумать хорошенько еще раз, то он меня еще немного раздражает.

А Вам, добрая и великодушная официантка,
СПАСИБО!!!

ТРЕБУЕТСЯ

Ангел-Хранитель.
Должен обладать невероятным,
невообразимым и совершенно
непостижимым терпением.
Резюме и лотерейный билет присылать
по адресу а/я 40081,

стр. 1
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>