<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Клаусу.


Глава седьмая

Когда я вернулся из туалета, Нина и Денни уже успокоились, но все еще усмехались. Когда я садился на табурет, Денни поинтересовался у меня, не хочу ли я еще апельсинового соку.
-- Да, пожалуй, можно его немного освежить, -- ответил я.
-- Мы не думали так над тобой смеяться, -- сказала Нина.
-- Но согласись, та часть рассказа, где до тебя все так долго доходит, очень смешна, -- добавил Денни.
-- Наверное, вы правы, -- сказал я, кивнув головой в знак согласия.
-- И это все кончилось? -- спросила Нина.
-- Нет, мы еще даже не приблизились к основному. Самое интересное только начинается, и с этого момента все становится действительно ненормальным.
Денни снова сел на табурет и сказал:
-- Ну что ж, ночь еще только начинается, и если ты готов рассказывать, мы готовы слушать.
На какое-то мгновение губа Денни снова задрожала. Я наклонился к Нине и, улыбаясь, спросил:
-- Почему у Денни время от времени дрожит губа?
-- Это случается, когда он что-то утаивает. Из него не вышло бы хорошего игрока в покер, -- смеясь, ответила Нина.
На момент я задумался, что же может утаивать Денни. Возможно, игра готовилась круто повернуть. Почему-то, все это казалось мне каким-то подозрительным. Мне всегда нравится держать глаза и уши открытыми, чтобы не пропустить ничего необычного. Это был явно один из таких случаев.
Я посмотрел на часы, но они все еще не работали. Было видно, что капельки воды попали за стекло. Я собирался спросить, который час, но решил отпустить эту мысль -- в конце концов, торопиться мне было некуда.
Нина и Денни терпеливо ждали продолжения рассказа.
-- Ну вот, -- сказал я, вспоминая, не чем я остановился, -- в течение примерно двух лет я переезжал из дома в дом, и в начале все было хорошо, но мое сердце было недовольно. Я все еще не был счастлив и провел большую часть последних шести месяцев пытаясь достичь счастья или еще большего счастья. Относитесь к этому как хотите, мне все равно. Я знаю, что вы уже слышали это несколько раз, -- сказал я, посмотрев на Нину с Денни. -- Но именно так и было на самом деле. Я перестал менять дома и проводил все время, пытаясь найти решение своей извечной проблемы. Но у меня заканчивались деньги, и, в конце концов, я временно сдался и решил устроиться на работу. Довольно быстро я нашел хорошо оплачиваемое место. Через несколько дней я также нашел за хорошую цену новый дом, в который и переехал. Я решил, что могу жить так, как живут все остальные, что означает работать на работе, платить по счетам, и немного откладывать на старость. Мой сын жил со мной, и поэтому я думал, что мне, к тому же, нужно служить хорошим примером. Мысль о том, чтобы вот так и пройти по жизни, ожидая конец, ужасно меня подавляла, но другого выхода я не видел.
-- Примерно через пять месяцев после устройства на работу, когда я пришел туда однажды утром, мне объявили, что я уволен. Они сказали, что это было из-за того, что бизнес развивался медленно, и им нужно было урезать расходы. Но настоящей причиной было не это: они видели, что я был несчастлив. Я просто не мог больше этого скрывать, у меня не хватало энергии на то, чтобы постоянно держать на лице улыбку. Я уверен, что они пришли к заключению, что мне не нравилось там работать.
Я остановился на минуту чтобы прикурить сигарету и продолжил рассказ:
-- Это было для меня большим шоком. Я не был по-настоящему расстроен, но в то же время я не знал, что делать дальше. Я просто сидел дома всю неделю, и моим единственным занятием было выгуливать каждый день собаку. У меня были кое-какие деньги, но очень немного, а ежемесячный платеж рассрочки за дом был довольно высоким. Дом не был большим, но находился в хорошем районе. Экономика была не на высоте, и хорошо оплачиваемых работ было не так уж много. Даже если бы я смог тут же найти посредственную работу, я знал, что все равно не смогу позволить себе этот дом. Я помню, как я сидел в парке и смотрел, как мой пес Руди бегал, играя с другими собаками, и что-то щелкнуло во мне. Почему-то я решил, что, возможно, мне стоит предпринять еще одну попытку в поисках счастья. Я подумал, что, возможно, во всех тех книгах, что я перечитал в прошлом, я пропустил что-то или не выполнял правильно инструкции. Как только мы с Руди вернулись с прогулки по парку, я вскочил в машину и направился в библиотеку. По дороге одна часть меня говорила, что это просто потеря времени, но все-таки другая часть меня встрепенулась к жизни с величайшим энтузиазмом. Также я понимал, что в те времена, когда я бросался на поиски внутреннего счастья, я, в общем-то, становился счастливым. Потом, через некоторое время, когда у меня не получалось достичь ничего большего, чем временное счастье, тогда я действительно впадал в депрессию. У меня было очень твердое ощущение, что в этот раз у меня получится. Я помню, что думал, что мне только нужно найти то нечто, что я, возможно, пропустил. И тогда все будет в порядке.
-- О Боже, сколько это будет продолжаться? -- спросил Денни, перебивая меня.
-- Уже все, -- ответил я. -- На этом все начало меняться.
-- Слава Богу, а то это и меня начало вводить в депрессию. Мы уже приближаемся к той части, где будет про лотерею? -- спросил Денни.
-- У почти подошли к этому, -- сказал я и продолжил. -- Короче, я взял целую стопку книг обо всем, что приходило на ум: о медитации, духовные книги, о визуализации, управлении умом, позитивном мышлении, любви и так далее, даже несколько книг по лозоходству, которые, в общем-то, не были нужны. Но я их увидел и решил взять с собой. Короче, я провел несколько недель, делая заметки, и следуя любым инструкциям, как можно лучше. По существу, я начинал читать, как только просыпался и заканчивал, когда шел спать. Перерывы я делал только на то, чтобы поесть или вывести Руди в парк и практиковать все, что предлагалось в различных книгах.
-- Ты достиг каких-нибудь результатов? -- спросила Нина.
-- Никаких, -- ответил я, -- за исключением самого факта того, что я делал усилия, из-за чего я чувствовал себя лучше, по крайней мере, лучше, чем обычно. Вообще-то, я не ждал никаких результатов. Просто во мне горело желание сделать еще одну попытку. В общем-то, сам факт того, что я предпринимал попытки, давал мне надежду, и в каком-то смысле это меня успокаивало. Есть разница между тем, чтобы надеяться на получение чего-то и тем, чтобы ждать, что что-то произойдет. Но мы еще поговорим об этом позже.
Итак, тут-то все и начало меняться. Я уже стал нервничать и подумал, что пора сделать перерыв. Я решил позвонить другу и узнать, дома ли он. Он, как всегда, был дома. Я взял пива и отправился к нему.
-- В то время мой друг был не в лучшем финансовом положении, чем я. Он не работал, и у него было не так уж много денег. Большую часть своего времени он проводил, смотря спортивные передачи и играя в спортивную лотерею, что у него не очень-то получалось. Я увидел некоторые из его проигрышных билетов и с сарказмом предположил, что с таким же успехом для выбора команды, которая выиграет, он может пользоваться игрой "дартс". Он засмеялся и сказал, что я, возможно, прав. Я всегда относился к азартным играм, как к выбрасыванию денег на ветер в надежде, что назад прилетит в два раза больше. Шансов, что такое произойдет, немного. В прошлом я играл в тупой покер, но больше для своего развлечения. Можно выиграть или проиграть максимум пять-десять долларов.
-- Просматривая билеты своего друга, мне пришла в голову идея. Я только что прочел несколько книг по лозоходству и посмотрел программу по телевизору. Там человек искал минералы с помощью лозы, и в тот день он работал для шахтера, чтобы помочь ему найти новые места залежей некоторых минералов в старой заброшенной шахте. Как оказалось, они добились довольно большого успеха. Этот человек, использовавший принципы лозоходства, пользовался просто веревкой с чем-то тяжелым на конце, как отвес. Похоже, что он считал, что вращение влево это "да" и вправо это "нет". Я подумал, что использование веревки это не более, чем один из способов, каким подсознание может общаться с моим сознанием.
-- Я взглянул на своего друга и сказал, что человек может использовать свое подсознание для того, чтобы увидеть будущее, и понять, какая из двух команд выиграет. Мой друг сказал, что у меня не все дома и что будущее предсказать невозможно. Я не согласился, потому что подсознание может производить огромные вычисления, о которых наши компьютеры еще только мечтают. Тут мой друг начал перечислять мне разные причины, почему это не получится и не может получиться. Видимо, он был еще более тупоголовый, чем я.
-- Но, чем больше я об этом думал, тем больше мне нравилась эта идея. Ко времени, когда я в тот вечер добрался до дома, я уже почти полностью все продумал. Понимаете, я решил, что единственное, что мне нужно сделать, это найти такое состояние ума, при котором сознание и подсознание встречаются и работают вместе, как одно, а не существуют раздельно. Выглядит это очень просто и это действительно просто, хотя я и затратил какое-то время на то, чтобы добиться этого. Все действительно оказалось очень просто. Кроме того факта, что я получил намного больше, чем рассчитывал.
-- А почему подсознание имеет такое значение? -- спросил Денни.
-- Похоже, что подсознание обладает доступом к огромному объему информации. Также, все подсознания, по-моему, объединены в большую сеть, но самое важное, как мне кажется, это то, что наше подсознание также соединено с нашей Душой -- тем, большим, что мы есть на самом деле. В общем, я не хочу далеко уходить от темы, так что давайте пока придерживаться истории, -- ответил я.
Денни согласился, и я продолжил:
-- Я затратил немало времени на разработку деталей и всего плана. К тому же, я снова пошел в библиотеку и взял еще кое-какие книги. Я занимался этим примерно в течение недели или двух, пробуя разные вещи. В общем, я взял всю информацию, какую я мог найти и перемешал ее, взяв немного оттуда, немного отсюда. Вывод, к которому я пришел, заключался в том, что мне нужно было находиться в состоянии очень глубокой медитации, и чтобы мой мозг находился в состоянии транса. Похоже, что между сознанием и подсознанием есть тонкая завеса, которую я пытался перейти. Самой большой проблемой было найти, на чем мне сконцентрироваться. Сначала я пробовал сконцентрироваться на результатах игры, но это только вводило меня в состояние типа сна, и результаты, которые я видел в уме, были неправильными. Потом я попытался сконцентрироваться на своем подсознании, при этом я получал смешанные результаты. Не то, к чему я стремился.
Я не буду пересказывать в деталях все, через что я прошел, чтобы прийти к выводу, к которому я пришел. Главная идея состоит в том, что мы представляем собой нечто большее, чем просто сознание и подсознание. Я пришел к выводу, что нужно соединиться со всем, что есть я. И вместо того, чтобы говорить, Все, Что Я Есть или Высшее Я, я решил назвать это словом Душа.
-- Я был уверен, что подключение к этой большей части себя было ключевым моментом, и это сработало. Да так хорошо сработало, что через шесть недель я выиграл более ста тридцати раз.
-- О какой сумме идёт речь? -- прервал Денни.
Я отпил соку и посмотрел на Денни. Без труда можно было увидеть долларовые значки в его глазах.
-- Общая сумма денег была чуть меньше двух тысяч долларов, главным образом потому, что я делал маленькие ставки. Я не собирался выбросить на ветер последние оставшиеся у меня деньги. Также я решил, что лучше оставаться незамеченным, раз уж это работает, я мог и не спешить. Плюс на тот момент деньги казались мне фактором второстепенным, я чувствовал, что я совершил что-то, что, по словам других, сделать невозможно. Я буквально чувствовал, как парю над землей от радости.
-- А как же насчет счастья? -- спросила Нина.
-- Похоже, это отошло на второй план на какое-то время, -- ответил я. -- К тому же, намного проще быть несчастным, если ты находишься в теплом месте под пальмой и смотришь на набегающие волны. И хотя я был еще не там, но это становилось возможным. Вообще-то, оглядываясь назад, я думаю, что был счастлив. Я проводил за этим занятием много часов, но в то же время мне это очень нравилось. Даже сейчас я трачу на это бесчисленные часы времени открывая, что еще я могу сделать при помощи своего ума. Наверное, можно сказать, что я нашел свое призвание. Но хотя мне это все еще нравится, и я чувствую себя счастливым в этом, но не отсюда приходит моё счастье, и не в этом была причина моего несчастья. Но мы скоро подойдем к этому.
Денни вставил:
-- Ну, если у кого-то депрессия, то совсем неплохо, если он при этом окружен комфортом.
Я посмотрел на Нину с Денни и сказал:
-- Что-то явно происходило. Счастье начало просыпаться внутри меня. И это имело отношение к тому, как я пользовался своим умом. Но в то время, единственным, что я отметил, было то, что я приобрёл покой.
-- Похоже, так оно и есть, -- сказала Нина. -- Для счастья нужен внутренний покой!
-- Согласен, -- сказал я. -- Кроме того, я был занят делом, мне было интересно и, на то время меня не заботило ничто другое. И к тому же...
-- Это не важно! -- перебил Денни. -- Дай мне точные инструкции, как этого добиться.
Я увидел, что в руках у Денни уже была ручка, и перед ним лежал открытый блокнот. Его глаза были размером с блюдца, и губа дрожала еще сильнее, чем раньше.
-- Полагаю, будет лучше, если я сначала расскажу всю историю, -- сказал я в ответ.
-- Я бы предпочла сначала дослушать до конца, -- добавила Нина.
-- Я хотел бы получить инструкции сейчас, иначе ты, скорее всего, забудешь об этом, -- настаивал Денни.
-- Ну, я, возможно, и могу забыть, -- ответил я со смехом, -- но, уж, ты то, наверняка, не забудешь мне напомнить.
Нина пожала плечами и сказала:
-- Выбор за тобой.
Это казалось уже слишком странным. Я не понимал, то ли Денни просто играет в игру, то ли он говорит серьезно. Понимаете ли, есть два типа игроков. Одни играют со вселенной, а вторые просто принимают участие в игре. Главное отличие состоит в том, что играющий со вселенной, находится очень близко к дилеру, и, в общих чертах, знает о направлении, в котором должна развиваться игра, и будет работать в этом направлении. К тому же, такие игроки знают у кого какие карты. Остальные, каким являюсь я сам, просто играют в игру. Я был уверен, что Нина и Денни играли в игру со вселенной, но сейчас становилось похоже, что, видимо, только Нина была таким игроком. Так что, наверное, Денни просто играл в игру таким же образом, как и я. Иногда кажется, что Вселенная творит игру по ходу её развития, во всяком случае, такое у меня впечатление.
Уже не в первый раз мне приходилось проходить через внутреннюю борьбу, решая, включать ли в инструкции книгу и, вообще, стоит ли рассказывать кому-либо об этом. Похоже, я вновь оказался перед перекрестком. Что-то было не так в том, что вселенная оставила такое важное решение мне. Но оставила ли?
Я решил дать Денни инструкции, но сначала, я подумал, стоит прочитать ему небольшую лекцию. По правде говоря, я это делал, в большей степени, для прикрытия своей задницы.
-- О'кей, Денни, я дам тебе инструкции, но хочу, чтобы ты знал, что это может быть использовано в разный целей и если ты решишь применить это для игры в азартные игры, то ты берешь на свои плечи ответственность за все, что может случиться. Если ты, все равно, собирался потратить два доллара на лотерейный билет, тогда ладно, уж, можно, по крайней мере, постараться максимально повысить свои шансы. Но если ты собираешь бросить на эти цели деньги, отложенные для покупки продуктов, могу тебе сразу сказать, что ты проиграешь, и объясню почему...
Денни прервал:
-- Я со всем согласен, без вопросов, -- сказал он, как ребенок, получивший новую игрушку.
Я отпил апельсинового соку и подумал про себя, что я точно слышал эти слова раньше.

Сны

Сны, о сладкие сны
Говорят,
Если что-то можно вообразить,
Значит этого можно достичь.
Я вижу это сейчас, так ясно...
Вопрос в другом:
Буду ли я об этом помнить,
Когда проснусь?

Глава восьмая

-- О'кей, начинаем, -- сказал я. -- Первое, что нужно понять, это фактор необходимости. Другими словами, если ты включаешься в игру в покер со своими последними двадцатью долларами, и тебе обязательно нужно выиграть, то с тем же успехом ты можешь просто оставить свои 20 долларов на столе и уйти. Потому что если тебе что-то очень нужно, то получить это будет очень непросто. Иными словами, тебе нужно не привязываться к результату.
Денни отложил свой блокнот и спросил:
-- Похоже, тебе тогда были очень нужны деньги, в чем же здесь отличие?
-- Вообще-то, во многих отношениях, в то время я был на таком этапе своей жизни, что мне было все равно. Если бы я выиграл, хорошо, и если бы не выиграл, то, что из этого? Я знал, о существовании фактора необходимости. Я выучил это много лет назад, испытав на собственной шкуре. Есть огромная разница между тем, чтобы хотеть чего-то и в чём-то нуждаться. Разница очень проста -- когда мы сильно хотим чего-то, то мы будем склонны думать об этом и придумывать способы, как это получить. Но в состоянии, когда нам что-то отчаянно необходимо, наш ум не сможет быть чист, а, скорее всего, будет думать о том, что произойдет, если мы не преуспеем. Это похоже на попытки смотреть в одну сторону, а ехать или идти в другую. Такой способ не действует. Так же работает и ум. Нужно сосредоточить ум на том, чего мы хотим добиться, а не на нашем страхе того, что может случиться, если у нас ничего не получится.
-- То есть, я как бы делаю это просто для удовольствия, просто чтобы чем-то себя занять? Что-то вроде хобби? -- ответил Денни.
-- Отлично, это прекрасное начало, -- ответил я. -- Тогда на тебя ничто не давит, и ты можешь сосредоточиться на том, чего ты хочешь достичь. Понимаешь, если ты сделаешь ставку большой, то будешь привязан к результату, но если поставишь всего два-три доллара, то результат не будет иметь значения, особенно, если ты все равно собирался это сделать.
-- Денни, ты уверен, что понимаешь, о чем говорит Клаус? -- тихо спросила Нина.
-- Я всё понимаю, нет проблем, -- ответил Денни. -- Что делать дальше?
-- Дальше тебе нужно найти тихое место, где тебя никто не побеспокоит. Затем тебе нужно либо лечь, либо сесть в удобное кресло. Я предпочитаю лежать, так как тогда мне не нужно волноваться о том, что моя голова может упасть. Единственной трудностью в положении лежа является то, что, могут потребоваться дополнительные усилия, чтобы сохранить состояние бодрствования. Потом нужно позволить себе полностью расслабиться и дать телу уснуть. Но не уму. То есть, мы ложимся и позволяем телу уснуть до состояния, когда ты его уже не чувствуешь и не можешь ничего слышать. Нельзя сказать, что ты обязательно не должен ничего слышать, но это может оказаться важным в самом конце.
-- Мне нужно что-то представлять, чтобы мой ум оставался бодрствующим? -- спросил Денни.
-- Нет! -- ответил я, -- Потому что, если ты начнешь что-либо представлять, то ты войдешь в состояние, похожее на сон, и потом уснешь. К тому же, если ты начнешь что-то визуализировать, то может случиться, что всё увиденное тобой будет лишь плодом воображения.
-- Так что же мне делать со своим умом, чтобы не уснуть? -- спросил Денни.
-- В этом вся соль, тебе надо сфокусироваться на своей Душе. Душой я называю ту бoльшую часть тебя или Все, Что Ты Есть, чем бы это для тебя ни было. Загвоздка в том, что ты не можешь её визуализировать. Лучшим, к чему я пришёл, является представлять себе, что я слушаю свою Душу. Я представляю, что я пытаюсь услышать что-то очень тихое -- свою Душу. Отвлекись сейчас на момент и попробуй услышать, что происходит за стенами этого бара.
Денни закрыл глаза и замер, я заметил, что он затаил дыхание.
-- Нет, Денни, нельзя задерживать дыхание, продолжай делать то, что ты делаешь, в своём уме, но продолжай дышать.
Я воспользовался этими мгновениями тишины, чтобы закурить следующую сигарету.
Денни открыл глаза и сказал:
-- По-моему, у меня получилось, мой ум был полностью сфокусирован, и, в то же время, он ничего не делал. В общем, он был абсолютно пустым.
-- Все правильно, -- ответил я, -- но самое сложное в том, чтобы удержать этот фокус, не думая о других вещах. Это несложно сделать в течении нескольких секунд, но потом ум пытается внести различные мысли и образы. Ни в коем случае тебе не следует вовлекаться в эти мысли. Если ты поймаешь себя на этом, или на том, что увлекаешься образами, возникшими в уме, ты должен вернуть свой ум назад к концентрации на Душе. Если ты не поймаешь себя в тот момент, когда ты уплываешь, то войдешь в дремотное состояние, после чего, скорее всего, уснешь. Также, очень важно, сосредоточиваясь, оставаться в расслабленном состоянии. Тебе не следует делать усилие, так как тогда ты не будешь расслабленным, и для тебя все закончится головной болью. Так что, тебе нужно быть умственно, физически и эмоционально расслабленным, но одновременно и сфокусированным. Звучит, как что-то сложное, но, на самом деле, это очень естественно.
-- Почему нельзя просто визуализировать результаты в мозгу? -- спросила Нина.
-- Я тоже как раз собирался спросить об этом! -- добавил Денни.
-- Я точно не знаю почему. Я только знаю, что если ты начнешь визуализировать на такой ранней стадии, то почему-то, то, что ты увидишь, будет частью сна, а не правильным ответом. Я еще не знаю ответов на все вопросы, но я знаю, что тебе нужно пройти за состояние сна, чтобы достичь более высокой части своего ума. Это как развилка, ты можешь повернуть налево или направо. Налево -- в состояние сна и направо -- в состояние высшего ума. Вначале будет трудно удержать себя от того, чтобы свернуть налево. Для нас это естественный путь, но лишь потому, что мы проделывали это столько раз, и потому, что большинство людей не часто пользуются дорогой направо к высшему уму или Душе. Это подобно колее, уводящей тебя влево. На самом деле нету ни лево ни право, просто я использую эти понятия для примера.
-- В этом что-то есть. Я думаю, что понял. Но почему ты думаешь, что моя Душа будет мне помогать? -- спросил Денни.
-- Интересный вопрос, я никогда не подходил к этому с такой точки зрения. Я подхожу к этому так, как будто я дотягиваюсь и становлюсь этой бoльшей частью себя самого, получая этим самым все доступные ресурсы. Другими словами, зачем использовать старый ручной калькулятор, когда в твоём шкафу стоит большой и быстрый компьютер? Если тебе нужно принять важное решение в жизни, зачем использовать маленький сознательный ум, который есть не многим более чем мозговой столб (brain stem), если тебе доступны все эти невероятные ресурсы?
Денни попытался меня прервать новым вопросом, но я остановил его на полпути:
-- Посмотри на это следующим образом, Денни, каждый раз, когда ты пытаешься принять решение, ты в, какой-то мере, пытаешься предсказать будущее. Даже, если это такое простое решение, как когда приготовить ужин. Когда все соберутся? В котором часу? Сколько времени это займет? И так далее. Сознательный ум в состоянии производить очень маленькие и медленные вычисления, но та бoльшая часть тебя, назовем её подсознанием, имеет в своем распоряжении больше информации, и обладает памятью обо всем, что ты видел, слышал, нюхал, чувствовал или переживал. Потому она может использовать эту информацию для вычислений значительно более быстрых и точных, чем у сознательного ума. К примеру, подсознание имеет фотографическую память всего, что видели твои глаза. Даже если сознательно ты не видел чего-то, оно, все равно, записано в подсознании. И самое замечательное это то, что все подсознания каким-то образом соединены. Это, как компьютер, который подсоединен к тысячам других компьютеров и может получить любую информацию, которая ему нужна, откуда угодно. Ученые продолжают свои споры, но знание об этом существует уже тысячи лет. Теперь о высшем уме или о той части, которую я называю своей Душой, и которая живет вне временных и физических ограничений.
Я остановился на минуту, чтобы дать Денни возможность задать вопрос, потому что он крутился на месте, как ребёнок, который хочет в туалет.
Денни облегчённо вздохнул и спросил:
-- А почему ты фокусируешься на Душе, если говоришь, что подсознание имеет столько информации в своем распоряжении?
-- Я не знаю ответов на все вопросы, но за эти годы я прочел множество книг, и я люблю читать между строк. Скажем так, никто не заявил о том, что предпринял попытку сделать подобное. Но я предполагаю, что многие пытались использовать визуализацию, и у них ничего не получилось. Кроме того, я уверен, что многие пытались использовать подсознание, и у них тоже ничего не вышло. По правде говоря, я могу лишь строить предположения почему эти два пути не работают. Но если бы я тратил свое время на то, чтобы разобраться в причинах, я бы ни к чему не пришёл. Я полагаю, что мы являемся чем-то большим, чем просто сознательный и бессознательный ум. Откровенно говоря, я думаю, что очень немногие пробовали пользоваться своей Душой, если вообще такие найдутся.
-- Почему ты думаешь, что никто не пытался использовать свою Душу? -- спросила Нина.
Я взмахнул руками в воздухе и сказал:
-- Откровенно говоря, у меня больше теорий, чем ответов. Но, возможно, многое здесь объясняется суевериями, а также страхом. Вообще-то, я думаю, что в большей мере это из-за страха, потому что мой друг, который абсолютно не религиозен, боялся попробовать это думая, что этим я мог нарушать какой-нибудь космический закон. Также, мне кажется, что это держалось в большом секрете, и передавалось, вероятно, только некоторым мастерам.
-- Почему ты думаешь, что это держалось в секрете? -- спросила Нина.
-- Хороший вопрос, это и меня немного беспокоит, -- вставил Денни.
-- Наверное, из-за страха, -- ответил я.
-- Чего же боялись эти мастера? -- спросила Нина.
Денни кивал головой, как бы говоря, что и он задает тот же вопрос.
-- Вероятно, тьмы, -- ответил я. -- Обладание знанием не всегда отгоняет страх, и оно не обязательно делает тебя сильным настолько, чтобы ты мог встретить лицом к лицу всё, что ни пошлёт жизнь.
-- Не похоже, чтобы ты обладал огромными познаниями, так почему же ты не боишься играть с тем, что было спрятано на протяжении столетий? -- спросил Денни.
Я не мог не рассмеяться над этим вопросом. Я поднял в воздух руки и сказал:
-- Чем мне может угрожать вселенная? Я уже пытался покончить с этой жизнью несколько раз. Так что единственное, что остается -- это бессмертие. Что лишь даст мне дополнительное время, чтобы влезть в новые приключения. К тому же, теперь я обладаю умением, которое в тысячу раз сильнее, чем что угодно темное и негативное. Кроме того, почему бы твоей бoльшей части быть недовольной тобой за то, что ты установишь с нею контакт? Пряталось не это, а то, что мы можем сделать и чего достичь, когда устанавливаем контакт с бoльшей частью себя. И у меня есть кое-что очаровательнее, чем спортивная лотерея.
-- Что же это? -- спросил Денни, откладывая ручку.
Губа Денни определенно снова дрожала. Улыбнувшись про себя, я сказал:
-- Я предлагал тебе сначала дослушать рассказ до конца, но ты настаивал. Потому тебе придется подождать, пока я не закончу давать инструкции. Но сначала мне бы хотелось, чтобы ты долил мне апельсинового сока, и я схожу в туалет. Потом я закончу давать тебе инструкции, которых ты так сильно хотел.
Я все еще улыбался про себя по дороге в туалет. Я думал о том, что сказал мне мой друг по имени Джон.
-- Всегда держи туза в рукаве. Возможно, ты никогда им не воспользуешься, но даже если у тебя ничего нет, у тебя будет ощущение, что у тебя что-то есть...

Страх

Страх сделать попытку
В конце концов
Прольет слезы
Любви.

"Я очень надеюсь, что в этом я прав......"


Глава девятая

Туалет был невероятно маленьким. Там был один умывальник и одна кабинка с небольшой дверцей. Я вошел в кабинку, закрыл за собой дверь, и занялся делом. Я думал о том, что, возможно, мне не стоило упоминать о лотерее. Может мне стоило сохранить это в секрете. Но, с другой стороны, при помощи этой информации можно делать столько полезных вещей. Я услышал, как открылась дверь туалета, и мне показалось, что я услышал шаги. Когда дверь закрылась, я услышал голос пожилого человека. Он произнёс:
-- Не бойся рассказывать то, что ты знаешь, остальное предоставь мне.
-- Вот как, а ты-то кто такой? -- спросил я с сарказмом, думая, что, это Денни подшучивает надо мной. Я нажал ручку слива, повернулся и открыл дверь кабинки, ожидая увидеть стоящего там Денни, но там никого не было. Я быстро открыл дверь в туалет и вышел, дав ей закрыться за собой. Я обежал взглядом бар, но там не было никого, кроме Денни, Нины и сидящего за столом старика. Я подумал, что невозможно, чтобы старик мог возвратиться к своему столику так быстро, к тому же, он выглядел так, как будто не двигался вообще. И Денни и Нина оба уставились на меня, не понимая, почему я там стою. Я прошел к своему табурету и сел.
Глядя на Нину с Денни, я спросил:
-- Пока я был в туалете, кто-нибудь туда заходил? -- они оба посмотрели на меня, затем друг на друга и покачали головами.
-- Та жидкость из зеленой бутылки, не вызывает, случайно, галлюцинаций? -- спросил я.
-- У меня нет, -- ответил Денни, качая головой. -- Нина, а у тебя?
-- Я в порядке, -- сказала Нина, пожимая плачами.
-- Наверное, дело в виски, после него можно увидеть пару розовых слонов. А что такое? Что ты увидел? -- спросил Денни.
-- Мне показалось, что я что-то услышал, так пустяки, -- ответил я. -- Ладно, давайте вернемся к инструкциям.
-- Хорошая мысль, -- ответил Денни.
-- Когда делаешь это упражнение, ты можешь дойти до точки, где ты можешь начать слышать произносимые кем-то слова или музыку, или даже просто звуки. Также ты можешь прийти к точке, когда в твоем мозгу начнут складываться картинки, но тебе не нужно волноваться по этому поводу, и лучше всего просто позволить этому происходить не принимая в этом участия. Эти вещи являются лишь отголоски в твоем уме. Кстати, это хороший знак, означающий, что ты очень близко к тому месту, куда стремишься.
Я отпил апельсинового соку и начал прикуривать новую сигарету, чтобы дать Денни возможность подогнать его записи.
-- И что это будут за видения и звуки? -- спросила Нина.
-- Моя теория такова. Ум, особенно, подсознательный ум, никогда не останавливается. И я думаю, что на этом этапе происходит связь с подсознательным умом. И очень важно продолжать двигаться, позволить себе заплыть еще глубже, и продолжать фокусироваться на своей Душе, невзирая на то, что видишь или слышишь.
Денни поднял голову и спросил:
-- Как я пойму, что я дошел до своей Души?
-- Хороший вопрос, -- ответил я. -- Вообще-то, это больше похоже на степень состояния, это что-то такое, что становится всё большим с каждым новым разом. Когда это произойдет, ты сразу поймешь, что ты там. Некоторые признаки это то, что ты почувствуешь себя очень мирно, также ты можешь ощутить, что стал больше. Также, твой ум будет очень чист. Это сложно объяснить, но когда ты вошел в это состояние, с ним ничто не сравнится. Ты можешь почувствовать, что теперь ты в большей степени соединен со вселенной, и одновременно отгорожен от каждодневных забот. По-другому я объяснить это не могу. И, к тому же, я уверен, что каждый чувствует это по-своему.
Я остановился на мгновение, чтобы дать Денни ещё одну возможность подогнать его записи. Было похоже на то, что он записывал каждое слово.
-- И как же Денни узнает результаты игр? -- спросила Нина.
-- Мы подходим к самому интересному, -- ответил я, откладывая сигарету. -- Вообще-то на этом этапе нужно сделать выбор, потому что тут можно делать много чего другого разного и увлекательного, о чем я расскажу вам позже. Но если ты решил пойти по пути узнавания результатов игры, пусть будет так. Всё, что я рассказал тебе до сих пор, ты должен выполнить один к одному. Этот путь очень узок, и нужно оставаться сфокусированным и не сойти с него. Но когда достигаешь Души, в какой-то степени, у тебя появляется больше гибкости, и то, о чем я тебе сейчас расскажу, можно изменять.
-- Я готов! -- ответил Денни. Что из его уст означало "продолжай, не останавливайся".
-- О'кей, на этом этапе можно начать визуализацию. Мне нравится представлять, что я двигаюсь вперёд во времени и переношу себя к магазину на углу. Затем я представляю, что захожу в магазин к стойке с лотерейными билетами и смотрю прямо на лист с результатами игр. Изначально я представлял, что еду в поезде, и каждый город, который я проезжал, был одним днём из будущего. Когда я доезжал до дня, в котором я хотел быть, поезд останавливался, я выходил, шел к газетной стойке и спрашивал результаты. Но я обнаружил, что, порой, я использовал своё воображение слишком глубоко. Потом я понял, что это было из-за того, что я пытался сделать поезд чересчур настоящим, вместо того, чтобы просто чувствовать или ощущать, что я нахожусь в поезде.
-- А как мне разобраться, не придумываю ли я всё, что вижу? -- спросил Денни.
-- Кое-что будет результатом твоего воображения, без этого не обойтись, -- ответил я. -- Лучший способ, который я нашёл, это представить магазин или поезд, на твой выбор, и представлять их очень легко, так, чтобы они не становились твоей действительностью, а только формой, с помощью которой ты измеряешь время. Но когда ты будешь смотреть на результаты, ты должен визуализировать их очень четко, но не используя воображение, или используя его как можно меньше. Также у тебя это не должно занимать много времени. Я получал прекрасные результаты ещё и тогда, когда просто просил свою Душу поместить ответы в мой ум. Так чтобы я видел их, как будто бы я смотрел на экран, на который спроецированы ответы. Следует просто поиграть с этим и выяснить, какой способ тебе подходит наилучшим образом. Если же ответы неверны, то это не значит, что такими их даёт тебе Душа. Это ты не слушаешь или неверно слышишь или видишь.
-- Сколько времени у тебя ушло на то, чтобы добиться этого? -- спросила Нина.
-- Десять дней, примерно, -- ответил я.
-- Ну, совсем неплохо, -- сказал Денни.
-- Однако, не забывай, что в то время я не работал, и в основном проводил целые дни занимаясь лишь этим. Есть ещё некоторые мелочи, которые тебе нужно знать. Не каждый полученный тобой ответ будет правильным, по различным причинам. Будущее не высечено в камне и может измениться в любой момент. Поэтому я старался получить результаты шести - десяти различных игр. Затем, позднее, я смотрел на них и сравнивал с тем, какие ответы я дал бы сам. Потом я выбирал две или три игры и ставил на них. Иногда, если я чувствовал, что сегодняшний день может быть удачным для меня, и информация может придти очень четкой, я ставил на большее количество игр, но только если мои ощущения подсказывали мне так поступить. Я делал маленькие ставки, и использовал разные комбинации. Скажем, у меня было десять игр, и я мог поставить на три или четыре комбинации ("экспресс") по три-четыре игры в каждой. И в случае каких-то ошибок, выигрыши все равно перекроют проигрыши.
-- Это представляется таким простым, хотя я вижу, что немного поработать нужно. Так, говоришь, это все? -- спросил Денни.
-- Это все! -- ответил я. -- Ну, может, еще один нюанс. Держи в уме, что новичкам везёт...
-- Что ты имеешь в виду? -- спросил Денни.
-- Сам увидишь, -- ответил я.
-- Эй, это не...
-- Я поняла! -- перебивая Денни воскликнула Нина, выпрямившись на своем табурете. -- О, Боже, это же... У-у-у, я почти что пропустила, ты видишь это, Денни?..
-- Сейчас же замолчи, Нина! -- перебил я. -- Если кто-то не видит этого, значит он не готов, и этого не произносят вслух.
Нина провела рукой по губам и, улыбаясь, произнесла:
-- Нема как рыба.
-- Совсем не смешно, -- сказал Денни, соскочив с табурета и собирая свои записи.
У меня была такая глубокая улыбка, что я почти что ощущал как уголками губ дотрагиваюсь до ушей.
Денни поднял голову от своих записей, посмотрел на меня и сказал наполовину серьезно:
-- Тебе кажется, что дилер -- это ты?
Пытаясь убрать улыбку с лица, я подумал про себя:
-- Я не дилер, но я знаю, когда у меня на руках больше одной карты. Видите ли, когда вы играете со вселенной корректно, что значит с уважением, любовью и добротой, то Вселенная продолжает сдавать вам карты. Я слыхал, что если ты получишь всю колоду, то вселенная может позволить тебе самому сдать несколько карт. Что же до меня, то это чересчур большая ответственность, и я думаю, что чтобы получить так много карт, человек должен посвятить себя работе по изменению мира. Мне кажется, что у таких людей, как Мать Тереза, могло бы быть несколько колод. Сложно сказать наверняка, но всё, что я знаю, это то, что три или четыре карты позволят тебе многого достичь.

Внутренний Ребенок

Замечали когда-нибудь,
Что в каждом
Взрослом теле
Живет ребенок,
Который брыкается,
Пытаясь выбраться наружу?
Может нам стоит их выпустить,
Пока они не разнесли весь дом?

Глава десятая

Денни был абсолютно вне себя из-за нашего с Ниной маленького секрета. Я сказал ему, что по ходу дальнейшего рассказа будет ещё немало подсказок, что, похоже, на некоторое время успокоило его. Это, в общем-то, не секрет, а одна из таких вещей, которая, если попытаешься выразить её в словах, принимает голове у слушателя определённую форму, а как только она облачена в форму, она уже больше не то, чем была. Есть такие вещи во вселенной, которые не могут быть облачены в слова. Потому что сделать так означает тотчас их разрушить, и получится, что вы даете кому-то нечто совершенно бесполезное. Наибольшая проблема в том, что, если вы попытаетесь рассказать это кому-либо, то человек облачит это в форму и позже, когда он увидит эту информацию в ее настоящем виде, он автоматически снова поместит ее в прежнюю форму, и, таким образом, информация будет потеряна.
-- Перед тем, как продолжить рассказ, -- сказал я, посмотрев на Денни, -- мне, наверное, стоит сказать вам кое-что, о чем я забыл упомянуть.
-- Вот это сюрприз, -- произнёс Денни с саркастически улыбаясь.
-- Вообще-то, это важная информация, особенно, если у вас возникают трудности с удержанием на Душе фокуса вашего ума, -- сказал я, делаю попытку саркастически улыбнуться в ответ. -- На протяжении ряда лет я прочел много книг по восточной медитации, и многие из них упоминают различные области мозга, на которые вы можете медитировать, но ни в одной из них не упоминается мозговой столб. Этот похоже на ситуацию, когда кто-либо боялся бы спускаться в темный подвал, даже при включенном свете, потому что там остаётся много тёмных мест, где могут спрятаться обитающие там чудовища. Я обнаружил, что лучший путь решения проблемы темного подвала -- это поместить источник света в самом тёмном месте, и по этому же принципу работает и наш мозг.
Почему-то эта мысль показалась Нине очень забавной.
-- Когда ты пытаешься сфокусировать свое внимание на Душе, в определённом смысле ты используешь то, что некоторые йоги называют высшим умом. Но иная часть твоего ума постарается привнести другие мысли. Это то, с чем мне постоянно приходилось бороться. Вопрос был в том, чтобы разобраться, какая часть мозга делает это? Тогда я рассмотрел все части мозга, которые упоминаются в книгах по медитации.
Я остановился, чтобы прикурить следующую сигарету.
-- Мне всегда нравится искать странные элементы, такие, которые почему-то не укладываются в систему, хотя выглядят обычными или даже слишком обычными.
-- Что ты имеешь в виду? -- спросила Нина с любопытством.
-- Посмотри на восточные учения йогов или мастеров. Если вы им зададите вопрос, они дадут очень короткий ответ, но если вы дадите им ручку и бумагу, они будут писать до того времени, пока рак на горе свиснет. Довольно непоследовательно, вам не кажется?
-- Полагаешь, это нечто означает? -- спросил Денни.
Кивнув головой, я произнёс:
-- Если что-то существует, оно что-то означает. А как насчет того факта, что, хотя они принадлежат разным расам и происходят из разных стран, у всех у них одинаковый стиль письма? Временами я размышлял над тем, что они умудряются исписать сотни и сотни страниц и при этом почти ничего не рассказав. Уже не говоря о том, что они пишут снова и снова об одном и том же, меняя лишь угол зрения и подход к вопросу. Посмотрим правде в глаза -- они все пишут, используя какой-то код. И если все они знают, что это за код, то его не так уж сложно разгадать. Если кто-то может написать десять книг и ничего не сказать, это довольно примечательно, так как в таком случае, он, должно быть, пишет между строками. Вот поэтому-то я и ищу в тех местах, на которые они говорят не стоит тратить время, и копаю в тех местах, о которых они не упоминают...
Ведь если у вас есть клад, и вы хотите о нём рассказать, но не хотите говорить где он лежит, а, тем более, как его достать, если только эти люди не готовы следовать за вами, то в таком случае вам нужно как следует запутать следы.
И проблема, которую я обнаружил, состоит в том, что вы не можете достичь своей Души или той большей части себя, если не сделаете так, чтобы ваш ум прекратил тарахтеть как квочка, только что снесшая яйцо. И ключом к этому является единственное, что они обходили стороной, мозговой столб. Отключи его, и ты вошёл.
В течении какой-то минуты я чувствовал гордость за себя, пока не сообразил, что мой мозговой столб обыграл меня, и я уподобился петуху, который восседает на заборе, кудахтая и похваляясь перед сидящими вокруг него курами. Ненавижу, когда это происходит.
-- Ты имеешь право гордиться тем, что сам додумался до всего этого, -- ответила Нина, явно нежно проталкивая занозу еще глубже.
-- Действительно, я когда-то пробовал медитировать, но столкнулся со сложностями из-за мыслей, которые постоянно лезли мне в голову. Так как мне их отключить? -- выручая меня, включился в разговор Денни.
-- Проще простого, -- сказал я. -- Сначала полностью расслабляешься и успокаиваешься. Затем всего на минуту визуализируешь, что луч идет от твоей Души прямо через макушку головы к твоему мозговому столбу, наполняя всё вокруг очень ярким светом. После этого ты уже больше его не визуализируешь, а просто помнишь о нем. Это как будто, если бы у тебя дома плотник чинил крышу, то тебе не надо было бы стоять там весь день и смотреть на него, ты бы просто знал, что он сидит на крыше. Короче говоря, просто оставляешь там свет, без того, чтобы постоянно фокусироваться на нем. Это даст занятие всей этой области мозга. Я точно не знаю, за что она отвечает, но знаю что этот метод работает, а это все, что имеет значение на данный момент.
-- Денни, расскажи Клаусу о подвальных чудовищах, -- произнесла Нина, меняя этим тему.
Денни покачал головой, на лице у него отразился испуг. Нина наклонилась ко мне и сказала:
-- У нас здесь есть подвал, но Денни туда ни за что не пойдет, он думает, что там есть чудовища. Хочешь взглянуть сам?
-- Пожалуй, нет...- ответил я. -- Если Денни считает, что в подвале есть привидения, мне этого достаточно.
Нина засмеялась и сказала:
-- Все вы, мужчины, одинаковы -- от вас много шума, но когда приходит серый волк, вас не сыщешь.
Из соображений безопасности я решил пропустить её реплику, и попытался вспомнить, о чём я говорил перед тем, как меня отвлекли.

Секрет Вселенной

Ключ:
Мысль, Доверие

Замок:
Действие, Любовь

Дверь:
Результат, Радость

Игра:
Продолжение

Нет!

Глава одиннадцатая

-- Предлагаю вернуться к рассказу, -- ответил я.
Нина и Денни согласились.
-- В течение тех шести недель начали происходить странные вещи. Я не мог дать им объяснения, поэтому просто предположил, что мое осознание усилилось, и, видимо, я становился более чувствительным к происходящему вокруг. Откровенно говоря, мне не хотелось иметь дело с кое-чем из того, что тогда происходило, поэтому я решил, что лучше всего будет просто не обращать на это внимания. Все началось с малого. Сначала у меня появилось чувство, что за мной наблюдают, знаете, как когда кто-то пялится на тебя. В основном, я это чувствовал по ночам, и потому начал оставлять свет включенным. Следующая странная вещь тоже начала происходить по вечерам. Иногда, когда мы с моим псом Руди сидели в гостиной, он мог вдруг сесть, навострить уши и уставиться в центр комнаты, как будто бы смотрел на что-то. Это случалось много раз в течение нескольких недель. Сам я ничего не видел и не слышал, но иногда явно чувствовал, что, как будто, что-то смотрело на меня. Самым интересным во всём этом было то, что если Руди решал покинуть гостиную, то он обходил то место в центре, на которое он пялился, хотя обычно он прошёл бы напрямик.
Я на минуту остановил рассказ, чтобы закурить сигарету. Нина и Денни терпеливо ождали, когда я продолжу.
-- Потом вещи стали передвигаться с места на место. Например, я положу что-то на одно место, чашку или Книгу, а позже они оказываются где-то в другом месте. Я пытался объяснить это себе тем, что, видимо, не уделяю достаточного внимания тому, что делаю, но где-то в глубине души я знал, что проблема не в том. Я живу простой жизнью с немногими вещами, но те вещи, что у меня есть, всегда лежат на своих местах. Однажды произошло вот что. После обеда я лег, чтобы войти в медитацию и выбрать какие делать ставки, но забыл включить обогрев. Когда я вхожу в глубокую медитацию, температура моего тела довольно значительно падает. Я уже начал расслабляться, как вдруг почувствовал, что замерзаю. Мне не хотелось вставать, а потом начинать все сначала. Вдруг я услышал, как обогреватель включился и подумал, что, может быть, я все-таки включил термостат. И продолжил медитировать. К тому времени, как я закончил медитировать, в доме было уже чересчур жарко. Поднявшись, я подошел к термостату, чтобы выставить его на более низкую температуру. Но, посмотрев на него, я понял, что я не выставлял его на более высокую температуру. Тумблер стоял на отметке 21 градус, а температура в комнате доходила до 27, и в тот момент, когда я смотрел на термостат, я услышал, как обогрев выключился. В те же шесть недель мне приснилось несколько странных снов. Я запомнил, что в двух из них разговаривал с ангелом, но не мог ни полностью вспомнить сон, ни что было сказано. Мне также несколько раз снилось, что я сражался с мечом в руках, но я не смог вспомнить никаких подробностей. Обычно, подобные вещи привлекли бы моё внимание, но тогда я хотел остаться сфокусированным на получении правильных результатов спортивных игр.
Я остановился на минуту, чтобы отпить апельсинового соку. Нина с Денни хранили гробовое молчание, они явно ожидали, что что-то произойдет или, по крайней мере, предвкушали это. Я закурил еще одну сигарету и продолжил:
-- Вот тут-то дело и приняло иной оборот, -- сказал я. -- Ближе к последней неделе мне стало трудно видеть результаты. Я видел страницу, но мне не удавалось увидеть сами результаты, как будто кто-то прикрывал их пальцем. По мере того, как я перемещал свое восприятие с одной области страницы на другую, темное пятно как будто передвигалось следом. Я был все еще в состоянии достичь желаемого результата, но у меня это занимало невероятное количество времени и требовало большой концентрации. Я полагал, что, возможно, это вмешиваются мои собственные сомнения, что не было бы чем-то необычным. С каждым днем мне становилось все труднее и труднее, и каждый день я прилагал все больше и больше усилий. Я не собирался допустить, чтобы такая незначительная проблема разрушила мои достижения. Я подумал, что, вероятно, в последние недели я разленился и не погружался в медитацию достаточно глубоко. Поэтому каждый приступая к медитации я прилагал усилия, чтобы войти еще глубже. Я купил шумопоглощающие наушники, которыми пользуются строительные рабочие, когда работают с шумным оборудованием. Наушники значительно улучшили мою способность концентрироваться. Еще я купил повязку на глаза, которую обычно используют для сна. Используя повязку и наушники я стал способен погружаться значительно глубже, и меня ничто не отвлекало. Я и сейчас ими пользуюсь и если кто-то хлопнет дверью или уронит что-либо, это меня не выдернет из состояния, в котором я могу находиться в этот момент.
-- 6 Ноября, -- сказал я, остановился, чтобы затянуться, и продолжал, -- именно в этот день прорвало плотину.<$FВ оригинале "когда дерьмо упало на лопасти вентилятора" (прим. перев.)> Я не был слепым, я чувствовал, что что-то приближается, но такого я просто не ожидал.
По лицу Денни было заметно, что он занервничал.
-- Кстати, я только что вспомнил, что забыл рассказать кое-что, а это большой кусок всей картины. Полагаю, даже, что это один из главных ключей.
-- С тобой всё в порядке? -- спросил Денни. -- Ты собираешься оставить нас в подвешенном состоянии!
-- Денни, дай ему ещё одну порцию доброго напитка. Это поспособствует тому, чтобы его губы продолжали двигаться. -- смеясь, отозвалась Нина.
-- Мне нужна ещё минута, это по-настоящему важно, -- ответил я, отлично понимая, что Денни раздражен. Возможно, он думал, что это имеет отношение к лотерее и означает, что у него ничего не получится.
Денни слез с табурета, схватил стакан, бросил в него лед, схватил бутылку и налил в такой манере, в которой ни один бармен никогда не наливает. Нина рассмеялась. Денни поставил стакан передо мной, а открытую бутылку поставил рядом со стаканом.
-- Сделано, теперь хорошо бы увидеть двигающиеся губы! -- потребовал Денни и снова сел на свой табурет.
Перед тем как продолжить, я подумал, что не знаю, в какую игру играет вселенная, но разберусь в этом до окнчания этой ночи. Я посмотрел через плечо, сидит ли еще старик за своим столиком. Сидит. Не сдвинулся даже на дюйм. И почему-то никто и не пытался обслуживать его. Это было очень странно. Очень странно. Я хотел что-то сказать, но потом подумал, что может лучше оставить все как есть и посмотреть, что случится.
-- Дело вот в чем, -- сказал я, поворачиваясь к Нине. -- Примерно через три недели после первого успеха со спортивной лотереей, я решил, что было бы неплохо, если попытаться совершить путешествие в будущее и посмотреть, как складывается моя жизнь что там делает мое будущее я, и как идут его дела. Я подумал, что если я могу путешествовать в будущее, чтобы посмотреть результаты игр, то я смогу перенестись туда и посмотреть, как там складывается моя жизнь. Потребовалось три или четыре попытки. Не помню точно сколько, но, так или иначе, у меня получилось.
Я обнаружил, что когда я пытаюсь заглянуть в будущее, полное изображение появляется не сразу, а через значительный промежуток времени. Сначала я увидел, как я сижу на пластмассовом стуле на лужайке у ямы для костра. Затем появилась трава, деревья и другие объекты. Поначалу я подумал, что сижу в лесу. Но затем появился дом или что-то вроде летнего домика примерно на расстоянии пяти -- десяти метров у меня за спиной. Я смотрел прямо на себя в будущем и вдруг заметил, что он тоже смотрит на меня, и рядом с ним, тоже на пластмассовом стуле, сидит ангел. Я попытался очистить изображение и убрать все, что могло быть создано моим воображением. В этот момент я в будущем указал на меня пальцем, глянул на Ангела, снова на меня, и сказал:
-- Неужели он наконец-то добрался сюда? -- И они оба громко рассмеялись.
-- По какой-то причине я не смог там удержаться и мгновенно возвратился в свое обычное состояние бодрствования. Я сел в кровати, подумал об этом какое-то время и решил, что, скорее всего, я придумал все видение полностью или, по крайней мере, часть его, и решил попытаться как-нибудь в другой раз. Но так никогда этого и не сделал.


Джокер или Карта Шута

Я называю её Картой Шута, хоть это совсем не шуточная вещь. Именно поэтому у меня никогда не было желания играть в эту игру. Я разобрался в этой игре ещё в довольно юном возрасте, и примерно в это же время я понял, что держу в руках одну из таких карт. Обладание подобной картой, в особенности если вы не понимаете этого, может стать проблемой. Мне довелось встреться со многими людьми, обладающими этой картой, и я вдоволь насмотрелся на сложности, возникающие в результате этого. Главная проблема для обладателя такой карты в том, что у него нет выбора -- если вселенная указывает вам путь, то ничего иного вам не остаётся. Вы не можете взять и выкинуть эту карту. Вы не можете убежать, не можете спрятаться и не существует способа бороться с ней. Я думаю, что выбор есть, но, видимо, его делает ваше высшее Я или Душа, и, когда решение принято, изменить его нельзя. У разных людей эта карта может проявляться по-разному, но всегда получается, что она играет вами, а не вы ею. Наверняка вы задаете себе вопрос, что же она делает? Я могу объяснить это так: если у вас на руках такая карта, то тем или иным способом вас направят в этой жизни к чему-то замечательному. К сожалению, я не могу выразить это точнее.
Много лет назад я обратился за помощью к одной очень одаренной женщине. Я спросил ее: "Что происходит в моей жизни? Я пытаюсь идти в определённом направлении, но, похоже, что Вселенная пинками направляет меня в другую сторону. Как я могу с этим бороться?" Она ответила так: "У тебя на руках карта, и ты знаешь это, но всё равно решил бороться. Тебе суждено проиграть! Я ничем не могу тебе помочь". Взбешённый, я ответил: "Я буду драться до конца, буду упорным и одержу победу." Уходя, я услышал, что она произнесла: "Ты проиграешь."
Вы, наверное, спрашиваете себя, почему люди противятся этой карте? Честно говоря, на Земле очень мало людей, кто имел бы такую карту и не оказывал бы сопротивление тому, что она несёт.
Почему? Потому что эта карта ведет вас по пути, который кажется абсолютно нелогичным. Вы ощущаете, что вас толкают на путь совершенно непонятный для вас. Но это не всё: эта карта -- игральная, а не географическая, и вы видите путь перед собой лишь на один шаг вперед. Это испытает предел вашей веры -- и шагнёт за него. Почему? Объяснение займёт слишком много времени, к тому же я не уверен в правильности своей теории. Я могу дать вам намек: после того, как вы прочтете эту книгу, посмотрите, как развернулись события, и вы ясно увидите, что эта книга и есть моя карта, и её действие отнюдь не закончилось.
Как узнать, нет ли у вас на руках подобной карты? Вот несколько признаков:
Первый. У вас может присутствовать ощущение, что вам необходимо делать что-то более полезное в своей жизни, или что есть что-то более важное, чем просто проживать день за днем, но вы понятия не имеете о том, что это.
Второй. Вы можете чувствовать срочность необходимости сделать что-то, но не представляете, что.
Третий. Вы ощущаете, что различными путями вас подталкивают в определенном направлении, а если вы пытаетесь идти в другую сторону, то жизнь превращается в кромешный ад.
Четвёртый. Возможно, вы чувствуете, что постоянно находитесь в поисках чего-то или что-то сильно желаете, но не знаете что.
Теперь отвлекитесь на минутку и станьте спокойным. Подумайте, не находится ли у вас на руках одна из подобных карт?
Избавьте себя от агонии борьбы с этой картой.
Я был в таком положении и боролся как мог -- ничего приятного.

P.S. Эта карта может быть также и "замедленного действия", что означает, что она у вас есть, но еще не заработала в полную силу. И в этом случае эффект все равно ощущается тем, у кого она на руках.

И дилер,
и игроки,
и писатели,
и читатели --
все участвуют в игре.



Глава двенадцатая

-- Итак, перед тем, как продолжить рассказ, -- признёс я, глядя на Нину и Денни, -- мне следует сообщить вам, что 6-го ноября вся моя жизнь перевернулась, и, хотя я помню практически всё, некоторые вещи могу рассказать не в том порядке, в котором они происходили.
-- Он тормозит или мне кажется? -- спросил Денни, посмотрев в направлении Нины.
-- Тормозит. По крупному. -- ответила Нина.
-- Вовсе нет, -- ответил я, -- просто пытаюсь быть основательным. Не хочу, чтобы что-то осталось непонятым.
Денни и Нина тихо сидели, пристально глядя на меня. Казалось, они пытались вызвать во мне чувство вины. Можно подумать, это могло бы у них получиться... Вдруг странная дрожь прошла вверх по позвоночнику, и как будто вылетела через макушку головы. У меня было странное чувство, что я чересчур испытываю свою удачу.
-- О'кей, вот как всё происходило. Довольно рано утром я обычно хожу в магазин, чтобы посмотреть результаты вчерашних игр и взять расписание игр сегодняшних. Но из-за очень беспокойной ночи, я спал дольше обычного. Также, по какой-то причине мне не очень хотелось заниматься лотереей, что-то внутри меня было не на месте. После обеда я вывел Руди на прогулку, а по дороге из парка мы остановились у магазина и я взял спортивную информацию. У меня всё ещё было достаточно времени, так как ставки нужно сделать до 5 или 6 часов вечера. И, как правило, у меня хорошо получалось входить в глубокую медитацию сразу после долгой прогулки. Поэтому как только мы вернулись домой, я пошел в спальню и лёг. Обычно в одной руке я держу список игр, чтобы изучить его прямо перед тем, как закрыть глаза. Справа от себя я кладу ручку и записную книжку, чтобы можно было записать результаты, не вставая. Мои глаза были защищены от света повязкой, а на ушах были наушники, чтобы снизить вероятность того, что меня что-то потревожит. Итак, я лежал на кровати, медленно расслабляясь и уходя всё глубже. Нужно заметить, что из-за сложностей, проявлявшихся на протяжении последних двух недель, этот процесс занимал, по крайней мере, два часа. Я как раз подходил к той точке, где моё тело становится бесчувственным, как услышал, что как будто кто-то прочищал горло. Предполагая, что это был Руди, я продолжал медитировать, но через пару минут под моей кроватью раздался глухой стук или щелчок. Громкие звуки, подобные этим, обычно возвращают меня назад к бодрствующему состоянию, а это значит что я должен начинать всё сначала. В этот раз я подумал, что, звук был издан деревянным кронштейном, поддерживающим матрас. Иногда, когда мне сложно трудно расслабиться, я веду обратный счёт от ста до единицы, и, обычно, это позволяет мне расслабиться даже в тех случаях, когда ум этого не желает. Я начал медленный обратный отсчёт, и после нескольких цифр мог бы поклясться, что кто-то начал считать вместе со мной. Я почти слышал как очень тихий голос произносит числа одновременно со мной. Яостановился и прислушался, но ничего не услышал, и снова начал считать, но после одного или двух чисел снова услышал что слабый голос считает вместе со мной. Я подумал, что, видимо, сам всё это воображаю, и решил пропустить отсчёт и лежать до тех пор, пока мое тело не уснет. Я был как раз на грани, за которой тело отключается, в точке, где слух и все физические ощущения пропадают, как вдруг что-то ударило по кровати достаточно сильно, чтобы по ней прошла волна. Я подумал, что, возможно, ко мне зашёл приятель, который и встряхнул кровать, чтобы разбудить меня. Поэтому я приподнял повязку и открыл глаза. Но то, что я увидел, не было моим другом. Я не мог поверить своим глазам. Моё сердце билось так сильно, что, казалось, оно разорвёт грудь.
-- Передо мной стоял ангел, большой ангел, ростом, по крайней мере, фунтов семь<$Около 2 метров 10 сантиметров.>. Отряхиваясь, он сказал что-то вроде: "Слушай, ты что никогда там не пылесосишь? У тебя серьёзная проблема с пылью, приятель." У меня на ушах всё ещё были наушники, и я не должен был услышать его, но я громко и чётко слышал в своей голове всё, что он сказал.
На мгновение прервавшись, я взял ещё одну сигарету из пачки. Нина и Денни как будто замерли во времени, а по выражению лица Денни можно было предположить, что он думает, что ангел собирается снять с меня живого полосу кожи. Я прикурил сигарету и продолжил.
-- Это была та манера говорить, которую я ожидал бы от ангела, -- сообщил я Денни и Нине. -- Моё тело онемело, но сердце и ум мчались со скоростью миллиард миль в час. Не знаю, как долго мы пялились друг на друга, притом он -- улыбался. Не думаю, что улыбался и я. В голове носились мысли. Я думал, что этого не может быть! Может, он пришёл, чтобы напугать меня до смерти; наверное, я не должен был применять йогические штучки, чтобы выигрывать в лотерею? Может вселенная потеряла терпение по отношению ко мне? Может, Вселенная послала этого ангела, чтобы исправить меня? Всё моё тело начало трястись. Мне приходилось пугаться и раньше, но так, как в этот раз -- никогда. Я подумал, что, может быть, мне стоит выпрыгнуть из окна, но сообразил, что ничего не выйдет. Вдобавок, он стоял слишком близко к двери, чтобы я смог пробежать мимо него. Я слышал, как часть меня кричала: "Ты должен убраться отсюда, смывайся!" "Подыгрывай ему, -- сказал я себе, -- вот именно, подыгрывай. Язык может вывести тебя из этого, просто скажи "привет" и не теряй головы."
Каким-то образом мне удалось выдавить из себя одно слово -- я сказал: "Привет...!"
Он наклонился ко мне и произнёс: "Вот это да! Посмотрите-ка, он разговаривает. Приятель, расслабься, а то твои глаза вылетят из орбит."
"Гав..!", крикнул он, наклонясь вперёд.
Во мне что-то перемкнуло, -- сообщил я, наблюдая за оцепеневшими лицами Нины и Денни.
"Ну вот, теперь, когда к тебе вернулось дыхание, почему бы нам мило не поговорить друг с другом?" -- улыбаясь, сказал ангел.
Тут уж я не выдержал -- я испугался, вскочил и прыгнул на него. Если слова не помогают, я готов драться! ...Я пролетел прямо сквозь него -- головой в стену.
Я прервался, чтобы сделать глоток скотча и несколько затяжек, один лишь разговор об этом заставлял моё сердце колотиться в груди.
Денни покачал головой и спросил:
-- Ты что, ненормальный?! Ты бросился на ангела?
Нина зашлась смехом, и нам двоим не оставалось ничего другого, как последовать ее примеру.


Одно дерево пало

Я помню время, когда мой меч был быстр, а я был меньше, младше и быстрее.
Одной из моих любимых игр было сражаться на мечах с деревьями.
Вы можете подумать, что деревья не будут такими уж грозными противниками, но это не так. Нужно только правильно их выбрать.
В каждом Лесу есть по крайней мере около полудюжины таких. Здесь-то и начинаются хитрости. Ибо некоторе деревьям любят очень гибкие шпаги, и нужно быть очень осторожным в том, сколько силы вложить в свой удар, ибо они могут ответить ударом двойной скорости.
С другой стороны, получить укол гибкой шпагой не так больно, как твердым и жестким мечом. Такой меч разрубит ваше оружие напополам в самом разгаре битвы. Тогда вы влипли. Все, что вы можете сделать, так это спасаться бегством в надежде, что другое дерево даст вам свой меч. То есть, если из вашей спины ещё не торчит меч.
До сего дня, гуляя по лесу, я вспоминаю свои боевые кличи.
И слышу зов: "Давай, старина, мы бросаем тебе вызов!"
Моё сердце просыпается, адреналин поступает в кровь, мои движения ускоряются.
Но я слышу лишь тишину, когда обнимаю их и отдаю свою любовь.
Да, много раз я получал при этом удары мечом в спину, эти шрамы я ношу с честью и достоинством.
Бросьте мне вызов, и, клянусь жизнью,
Я обниму вас так, что из ваших пор потечет сама любовь.
Моим друзьям деревьям, с любовью.


Глава тринадцатая
Мое счастливое число

-- Никогда не слышал, чтобы кто-то ввязался в драку с Ангелом. Если ты полагал, что оказался в беде, зачем было ухудшать положение? -- Спросил Денни. Он качал головой и всё ещё продолжал вытирать слезы с глаз.
Я пожал плечами и сказал:
-- На самом деле я не знаю, что на меня нашло -- и не могу предположить ничего другого кроме того, что до смерти испугался. Помню, что когда он наклонился ко мне и крикнул "Гав!" (что, между прочим, я слышал громко и отчетливо, хотя на ушах у меня были наушники), я запаниковал и взорвался.
-- И что же было дальше? -- спросила Нина.
-- Я ударился головой о стену и это всё, что я помню. Похоже, это отключило меня. Придя в сознание, я обнаружил себя сидящим на кресле в гостиной. Ангел сидел на диване. Когда сознание вернулось ко мне, я обнаружил, что вижу прямо сквозь него. Дотронувшись рукой до лба, я удивился, не найдя там ни шишки, ни даже ссадины. Голова тоже не болела, да и, вообще, я чувствовал себя как после долгого сна. Но присутствовало некое спокойствие -- как при параличе, ум был спокоен, а тело расслаблено. У меня не было сомнений в том, что я ударился головой о стену, потому что, когда голова бьётся о что-то твердое, это сопровождается определенным неописуемым звуком, который вы слышите за момент до того, как отключиться. Я помню, что взглянул на часы, было почти 6:30 вечера. Я был уверен, что когда я лег и начал работу над ставками было примерно 2:30.
-- Неужели ты не испугался? -- спросил Денни.
-- Нет, ничуть. Я признаю что это немного странно, но полагаю, что это связано с тем параличным спокойным состоянием, в котором я находился. Я могу объяснить это только этим, -- сказал я, отвечая на вопрос Денни, и продолжил:
Я посмотрел на него и спросил:
-- Ты кто?
-- Разве это не очевидно? -- ответил он.
Я уставился на него, мой мозг был чересчур парализован, чтобы справиться с этой задачей, мне пришла в голову мысль, что, возможно, я сплю, но она не задержалась надолго.
-- Давай подскажу, -- произнёс он, ухмыляясь. Почему-то ухмылка показалась мне знакомой.
-- Смотри, крылья, -- сказал он и расправил одно их своих крыльев. -- Вот перья, ах, да, и смотри, я свечусь и могу тушить и зажигать свет.
Я не заметил, что свет был включен. Я просто сидел, уставившись на него.
-- Подожди, пока не отгадывай. Видишь, вот мой нимб, и это еще не все. Я могу парить, могу стать совсем маленьким и очень большим. Ладно, дам тебе три попытки, -- сказал ангел.
Мои ум и тело двигались, как в замедленной съемке. Он продолжал сидеть, а я пытался собраться с мыслями. Его вид был мне очень знаком. Наконец, я спросил его, почему мне кажется, будто я его знаю. Когда я задал вопрос, то понял, что говорю, как в замедленном кино.
-- Ну, ты попал не в бровь, а в глаз. У-у-пс. Скажем, в твоем случае это было головой в стену, -- ответил, смеясь, ангел.
В моей голове просиял свет. На секунду что-то промелькнуло у меня в мозгу, но что это было, я понять не мог.
Я показал на него пальцем и сказал: "Сники".
-- Тот, кто сказал, что биться головой об стену не приносит пользы, явно никогда не видел тебя. Мы имеем дело с настоящей гениальностью, мой друг, -- ответил ангел саркастически.
У меня не было времени ответить, потому что в этот момент ворота или дверь в моем мозгу открылась. Голова закружилась, воспоминания пошли сплошным потоком, как будто кто-то загружал в меня целую жизнь. Я едва успел дойти до туалета, прежде чем меня вырвало. Не знаю, сколько я там находился, но когда я вышел, ангел уже исчез. Что, наверное, было неплохо, так как в голове у меня горелел пожар. Уже через несколько минут я спал мертвым сном в своей постели.
-- Почему же на тебя нахлынули воспоминания, да так, что тебя даже вырвало? -- задал вопрос Денни.
-- Этот вопрос все еще остается открытым для дебатов. Возможно, к концу рассказа вы сможете мне на него ответить, -- сказал я.
-- Кем или чем был этот Сники? -- спросила Нина.
-- Вообще-то, Сники -- это имя Ангела. Пока что будем называть его так. Вы увидите, что произойдет ближе к концу рассказа, -- ответил я.
-- Если ты никогда не видел этого ангела раньше, откуда тебе знать, как его зовут? -- спросил Денни. -- К тому же, что это за имя такое -- Сники?
Нина и Денни рассмеялись. Это хорошо, подумал я, так как им понадобится весь их ум чтобы сложить картину воедино, понять её смысл и при этом не тронуться разумом.
-- Что касается имени, тут всё станет понятным по мере продолжения рассказа. Конечно же, с другой стороны, все на самом деле не так, как это представляется. Что касается твоего второго вопроса, Денни, я не смогу тебе на него честно ответить до того, как закончу весь рассказ. Если, конечно, ответ на него вообще существует.
-- Всегда есть ответ, -- ответил Денни.
Потянувшись за сигаретой, я покачал головой и сказал:
-- Ты можешь верить в это столь долго, сколько тебе угодно, но всё в этом мире является не тем, чем оно представляется, даже близко не тем.
-- Мне кажется абсолютно очевидным, что ты или вошел в это с головой, или у тебя огромные проблемы, -- сказала Нина.
-- Я бы поставил деньги на оба утверждения, -- со смехом вставил Денни.
Затянувшись сигаретой, я сказал:
-- Посмотрим. Иногда мне становится страшно, но это меня не останавливает. Во всяком случае не надолго.


Продаётся
Ангел-Хранитель
с извращённым чувством юмора,
в том виде, в котором есть, без гарантии, назад не принимается.
Чек или денежный перевод посылать по адресу почтовый ящик ...


Глава четырнадцатая

Денни взял свою записную книжку и, закрывая её, сказал:
-- Полагаю, мне нет смысла сохранять эти записи, -- сказал он и глубоко разочарованно вздохнул.
Я пожал плечами и спросил:
-- Почему ты так полагаешь?
-- Разве это не очевидно? -- ответил Денни. -- Наверняка этот ангел сказал тебе, что всего этого делать нельзя.
-- Нет, -- ответил я, -- кроме того, я ещё не закончил рассказывать.
-- Тогда зачем же к тебе приходил этот ангел? -- спросила Нина.
-- Запасись терпением, и всё узнаешь, -- ответил я. -- И кто сказал, что это был ангел?
-- Ты сказал, что он был ангелом, -- ответил Денни.
-- Этого я не говорил. Я лишь сказал, что он был похож на ангела. Помните, мои слова о вещах, которые кажутся слишком безупречными? Я никогда не видел ангелов. Но если я и встречу ангела, то совсем не ожидаю, что он будет выглядеть так, как будто только что снимался в главной роли в голливудском фильме.
Денни выглядел слегка успокоившимся, хоть и запутавшимся.
-- Если это был не ангел, то кто же это был? -- спросила Нина.
-- Я не сказал, что он не был ангелом, -- ответил я. -- Знаете ли, если вы желаете понять Вселенную и прикоснуться к её секретам, вам не следует строить догадки, потому что это вводит ум в заблуждение. Собирайте факты, как новые фрагменты мозаики, храните их и ждёте, пока другие части головоломки не станут на свои места. Постижение Вселенной имеет больше общего с охотой, чем с игрой в угадывание. Вы охотитесь за фрагментами, а не строите догадки о том, какими они могли бы быть. Порой вам придётся разобрать на части то, что вам уже известно, чтобы увидеть фрагменты поодиночке, а потом снова собрать их вместе, чтобы увидеть полную картину. Поступая таким образом, вы не строите догадки, а рассматриваете большую часть истины фрагмент за фрагментом.
-- О'кей, умник, и как же нам разобрать на части всё, что ты до рассказал нам сих пор? -- спросила Нина.
-- Ладно, давайте разберём сказаное мной по частям, -- ответил я. -- Для начала у нас есть несчастье, потребность, успех, у нас есть страх, неудача, созерцание, будущее, у нас есть нечто, похожее на ангела и так далее. Теперь приглядитесь к каждому фрагменту.
Я остановился и ждал, пока Нина и Денни закончат рассматривать каждую часть.
-- Единственная картина, которую я вижу -- это та, которую ты нам описал, больше ничего нет, -- произнёс Денни. -- Если не строить догадок, то это всё.
Я посмотрел на Нину, и она отрицательно покачала головой.
-- Затруднение в том, что вы не добавляете свои главные фрагменты, -- сказал я.
-- А что такое главные фрагменты? -- спросил Денни.
-- Всё во Вселенной является не более, чем тенью своей противоположности, то есть самолёт не будет самолётом без неба. Истина постоянно изменяется и расширяется, вот почему не существует такой вещи, как единственная истина.
-- Я всё ещё не понимаю, -- сказал Денни, пожимая плечами.
-- Хорошо, всё является ни чем иным, как тенью своей противоположности. Тогда возьми фрагмент, который мы называем несчастьем и разложи его на противоположности. Теперь у тебя два фрагмента, несчастье и ...
-- Радость, -- ответила Нина, -- и у потребности -- это удовлетворение. Теперь я вижу, картина выросла.
-- Я всё ещё не понимаю этого, -- сказал Денни расстроенным тоном.
Нина посмотрела в мою сторону и спросила:
-- Можно мне?
Я ответил:
-- Пожалуйста.
Я удивился что она схватила эту мысль так быстро.

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>