<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

-- Денни, представь, что все эти фрагменты принадлежат одной картине, но картине без конца и без начала, и всё продолжает преплетаться, но существуют определённые правила, как, к примеру, правило о том, что если существует определённый фрагмент, то где-то будет его противоположность. Этот противоположный фрагмент может быть большим или меньшим, этого мы ещё не знаем, мы знаем лишь то, что он где-то есть.
Было видно, что у Денни голова пошла кругом, и, надо сказать, было отчего.
-- Давай я объясню это иначе, -- предложил я. -- Пару минут назад ты сказал, что по какой-то причине эту медитацию нельзя использовать для игры в лотерею, и каким-то образом ты решил в своём уме, что это -- настоящий фрагмент мозаики, но на самом деле это -- выдуманный фрагмент, ты придумал его и затем поместил в свою картину. Теперь, не скажи я об этом, придуманный фрагмент стал бы частью твоей реальности. Иными словами, картина, которую рисуешь ты, будет отличаться от рисуемой мною, хоть мы и стартовали с одинаковыми фрагментами. Таким образом, картина, созданная из этих фрагментов тобою, была для тебя подлинной, и для тебя она стала бы правдой. Но, с другой стороны, картина, сложеная мною, истинна для меня. То есть, точно так же, это было бы правдой, но для меня. Таким образом, вопрос в том, какая из этих двух правд -- действительная правда, и как человеку приблизиться к подлинной правде так близко, как это возможно.
-- Думаю, что понимаю то, что ты говоришь. Хотя полной ясности нету, -- сказал Денни.
Беря сигарету, я сказал:
-- Это нормально, пусть всё будет как оно есть. Нам и нужно, чтобы картина в голове оставалась туманной. Тогда мы не будем придумывать из этой истории новую, -- я остановился, чтобы прикурить сигарету, и продолжал. -- Я работал над этим на протяжении многих лет, стараясь понять, вселенную и то, как она работает. Но существовала некая фундаментальная проблема, некоторые вещи, с которыми мой ум был не в состоянии оперировать. Как, например, мои попытки понять время или идею отсутствия времени. Говорят, что на самом деле, всё происходит одновременно, и такая вещь, как линейное время начисто отсутствует. Но одно дело говорить это, а совсем иное дело понимать. Очень немного людей понимают это. Это как теория относительности Эйнштейна: многие читали часть теории и в действительности не понимают ее, и есть люди, которые прочитали ее и думают, что понимают. Но вы сами можете увидеть, что, судя по тем исследованиям, которые они проводят, они не поняли того, что пытался сообщить Эйнштейн. Это не вопрос силы ума, совсем нет. Нас учили, что для того, чтобы понимать сложные вещи, нужно иметь большой мозг или быть невероятно умным, но это неправда, и я служу ярким доказательством тому.
Это заставило Денни прыснуть смехом, и я воспользовался моментом чтобы сделать затяжку.
-- Ну и какую помощь можно из этого извлечь? -- спросила Нина.
-- Потерпите минутку, и я объясню, -- ответил я, затянувшись еще раз перед тем, как затушить сигарету.
Иногда мне трудно выразить некоторые вещи в двух словах, -- сказал я. -- Но может следующее будет иметь для вас некоторый смысл. Много лет назад я пытался понять некоторые вещи, а мой мозг был как бы не в состоянии справляться с теми теориями, как не мог он и поместить их в подходящую систему представлений. Примерно в то время компьютеры лишь начали появляться на рынке, и я как-то разговорился с одним из продавцов компьютеров. Он рассказал мне, что сам компьютер важен не настолько, насколько важны программы. Потому что без программ компьютер -- не что иное, как большое пресс-папье. И тут меня озарило -- дело не в том, что я глуп -- просто в моём мозгу не хватает программы, необходимой для понимания определённых вещей.
-- Значит, всё дело в программе? -- спросила Нина.
-- Да, -- ответил я.
-- Звучит довольно просто, -- вставил Денни.
-- Согласен, -- ответил я, -- но программы для мозга отличны от компьютерных программ. Ум в тысячу раз сложнее компьютера, что позволяет программам для ума быть чрезвычайно простыми. То есть, ситуация со сложностью противоположная, хотя принцип -- тот же.
-- Хорошо, прокрути это для меня ещё раз, -- попросил Денни.
-- Возьми все фрагменты, которые у тебя есть и раздели их. Иными словами, возьми каждый отдельный фрагмент и разбей его на две или три составляющих. Я говорю "две или три " потому что не всё вещи состоят лишь из позитивного и негативного -- есть кусочки информации, обладающие также нейтральной гранью. Потом снова сложи фрагменты вместе, так, как они лучше всего сочетаются друг с другом, но не создавай, не придумывай и не угадывай других фрагментов. И, самое главное, оставь все немного расплывчатым. Другими словами, не принимай полностью, но и не отвергай полностью фрагменты информации, которыми ты располагаешь, пусть волны побьют их о берег. Иногда отдельные фрагменты окажутся в стороне от всех, сами по себе, как будто они не стыкуются -- там их и оставь. Либо это ложная информация, либо позднее найдётся фрагмент, который соединит их с остальными. Позвольте мне привести простой пример того, как складывать фрагменты. У нас есть: будущее, ангел и выигрыш. В моём рассказе два фрагмента соединяются вместе, а один фрагмент остаётся в стороне.
Денни задумался на миг. Я посмотрел в сторону Нины, уже зная, что у неё ответ был готов.
-- Хорошо, -- ответил Денни, -- будущее и ангел стыкуются, а выигрывание остаётся в стороне. Я не знаю, почему будущее и ангел стыкуются, но я знаю, что это так. У меня, также, есть ещё один фрагмент.
-- И что же это? -- спросил я у него.
-- Нечто, что не является тем, чем кажется, и что принадлежит будущему и ангелу. Мне не хватает соединяющего их фрагмента, но я знаю, что они стыкуются, -- ответил Денни.
-- Прямо в точку, Денни! -- ответил я. -- Программой нужно немного попользоваться, чтобы она начала по-настоящему срабатывать, но когда это происходит, то тогда твой ум будет просто давать тебе недостающие фрагменты. Мы знаем, что всё на самом деле не так, как выглядит, поэтому мы оставляем будущее и ангела немного расплывчатыми. Не отвергая полностью того, чем они представляются, но и не принимая этого полностью.
-- Разве это не то же самое, что и угадывание? -- спросил Денни.
-- Нет, не то, -- ответил я. -- Потому что для угадывания ты пользуешься той же областью своего мозга, которой пользуются для воображения предметов. Но если ты лишь разглядываешь имеющиеся у тебя фрагменты, то твоё подсознание начнёт заполнять пробелы между ними. Существует, также, огромная разница между угадыванием и поиском дополнительной информации.
-- Это все равно что сказать, что в моём уме уже есть ответы, -- сказал Денни.
-- Так оно и есть, твой ум знает ответы. Если подсознательная часть твоего ума ещё не имеет этой информации, то как только ты задаёшь вопрос, она немедленно начинает искать её. И она может получить ответы из различных источников -- от души или от подсознания. Есть множество других источников информации, связанных с подсознанием. Наибольшая проблема в том, что без специальной программы, способной обрабатывать информацию, подсознание не может прямо передать информацию твоему сознательному уму. Сознательный и подсознательный умы не очень хорошо умеют общаться друг с другом. Эта сложность в общении не естественна, она пришла с годами. И очень жаль -- потому что многие нужные нам ответы находятся совсем рядом. Сны являются хорошим примером -- их истолкование может быть очень непростым делом, потому что подсознание старается передать информацию сознательному уму, но тот не в состоянии с ней оперировать, вот почему подсознание вынуждено прибегать к символам, что является очень примитивным и грубым методом.
Денни вытер свой лоб и произнёс:
-- В этом что-то есть. Я правильно понимаю, что между сознательным и бессознательным умами есть как бы барьер?
-- Безусловно! И этот барьер нужен там, но ему совсем не обязательно быть таким толстым, каким он есть в настоящий момент. Тот факт, что между умами есть барьер, позволяет сознательному уму иметь дело с настоящим моментом, а не со всем-всем-всем, что может происходить в это же время. Ваш подсознательный ум, к примеру, слышит всё, каждый отдельный звук в комнате, но сознательно мы слышим лишь то, на чём фокусируем внимание. Другими словами, подсознание -- это что-то вроде фильтра, отделяющего то, что, возможно, является для нас важным, от того, что для нас не важно. Кроме того, в подсознании так много всего происходит, что если вы попадаете туда, вам кажется, будто вы засунули голову в пчелиный улей.
Я посмотрел на Нину, затем на Денни и сказал:
-- Кстати, я могу быть не прав со всем этим. И это будет не в первый раз.
Я отодвинул свой стул, встал с него и потянулся. Мы немного подурачились перед тем, как я вернулся к рассказу.


Определенный

Будь определенным.
Брось вызов той части себя,
Которая говорит, что ты не можешь.
Брось ей вызов,
И ты добьёшься.


Глава пятнадцатая

Я увидел, что мы снова отвлеклись от темы, и в этот момент Денни предложил вернуться к рассказу, на что я охотно согласился.
-- О'кей, после чего мы отвлеклись? Ах, да, вспомнил, -- сказал я и продолжил рассказ. -- Я проснулся на следующее утро в своем обычном полумертвом состоянии. Время приближалось к полудню. Мой пес Руди сидел рядом и смотрел на меня, не отрываясь. Я был немного разочарован в нем, потому что каждый раз, когда у меня случаются крупные неприятности, его нигде не видно.
Нина, прервав меня, спросила:
-- Это кобель?
Я знал, на что она намекает, но проигнорировал искушение выстрелить в ответ.
-- Помню, что я с трудом вытащил себя из постели, направился по коридору и окинул взглядом гостиную. Территория была свободна, и я направился в душ. Я был абсолютно вымотан. Я пытался обдумать некоторые из виденных мною Снов, но их было чересчур много, и, похоже, в каждом из них присутствовал этот ангел. Во всяком случае в тех, которые я частично помнил. У меня было ощущение, что я заново пережил десять дет своего детства. Похоже, что в моих снах этого ангела звали Сники. И в снах или в воспоминаниях, а я не мог отделить одно от другого, выходило, что мы были друзьями. Обычно, у меня нет проблемы со снами. Я склонен их просто забывать, но эти сны каким-то образом таяли и смешивались с моими воспоминаниями. По крайней мере, с теми воспоминаниями, которые были у меня в то время. Нужно сказать, этот период был очень непростым для меня, и мне трудно вспомнить все в подробностях, так все было перемешано.***
Денни поднял плечо и сказал:
-- Ты рассказываешь довольно подробно.
-- Наверное, -- ответил я. -- В общем, после завтрака я решил пойти в магазин, чтобы кое-что купить. Я взял с собой Руди, потому что он любит кататься в автомобиле. По дороге в магазин в моей голове постоянно крутилась фраза, как бывает крутится мелодия. Вот какая: Любовь, похожа на Книгу о Любви. Я не имел представления, что она означала, и почему она пришла мне в голову. Я попытался не обращать на нее внимания и сконцентрироваться на разделении своих снов и воспоминаний. Но к этому времени я уже не был уверен в том, видел ли я ангела, или может мне это только приснилось. Мне приходила в голову мысль, что, возможно, я спятил. Я также подумывал, что может, что-то пошло не так в моей медитации, хотя я никогда не слышал, чтобы что-то шло не так, но никогда нельзя знать наверняка.
-- Я нашел место для парковки очень близко к входу и сказал Руди сидеть в машине. Мягкая крыша в машине был опущена, и для Руди не было никаких ограничений в передвижении, особенно, если бы он увидел кота. Не знаю наверняка, но, видно еще из прошлой жизни собаки и коты имеют зуб друг на друга.
-- Пока я ходил по магазину, покупая продукты, я заметил, что люди смотрят на меня в упор. Когда я смотрел на них, они улыбались мне, как обычно улыбаются знакомому. Я осмотрел свои брюки, рубашку и даже свое отражение в одной из стеклянных дверей, но никакого беспорядка в одежде или чего-то другого не заметил. Похоже все было хорошо если бы не эти люди, происходило что-то странное. Если я надолго останавливался, люди начинали заговаривать со мной или прикасаться ко мне, даже не разговаривая со мной. Они могли, проходя мимо, буквально положить мне руку на плечо или на руку. Одна женщина стояла так близко ко мне, что любой бы подумал, что мы вместе, так как наши тела явно соприкасались. Я попытался отодвинуться, но на нее это не подействовало, она просто передвинулась вместе со мной. В другие дни можно прийти сюда, волоча за собой дохлую лошадь, и никто не обратит на это никакого внимания. Все будут просто продолжать держать дистанцию с вами. Это был один их тех продуктовых магазинов, куда приезжают яппи верхнего сословия на своих Мерседес-Бенцах, и беседы обычно спрятаны за солнцезащитными очками.
И у Денни, и у Нины выражение на лицах было странное. Я решил об этом не думать и продолжал.
-- Это было уже слишком странным для меня, и я схватил свою корзинку и направился к кассе, где стали происходить еще более странные вещи. Даже в очереди в кассу люди продолжали смотреть на меня. Если я смотрел на них в ответ, они улыбались и двигали губами, как бы говоря "привет", и в этот момент я обычно отводил взгляд. По мере приближения моей очереди в кассе две женщины, между которыми я стоял, продолжали придвигаться ко мне.
Я посмотрел на Денни и Нину и сказал:
-- Вы не поверите, но женщина за мной стояла так близко ко мне, что я чувствовал ее дыхание на своей шее, и мы касались друг друга физически. Так близко люди стоят только тогда, когда у них серьезные отношения.
-- Почему же ты просто не продвинулся вперед? -- спросил Денни. Нина посмеивалась про себя.
-- Я пытался, но женщина, стоящая передо мной, двигалась назад, ближе ко мне. Мне начало становиться немного страшно, -- ответил я и продолжал.
-- Потом очередь продвинулась, что означало, что она тоже должна была передвинуться, и в этот момент я поместил свою корзинку между ней и собой, и это решило часть проблемы. По крайней мере до того момента, пока мне не пришлось поставить корзинку на пол. Подойдя к кассиру, мы физически стояли настолько близко, что кассир подумал, что мы были все вместе.
-- Что бы ты сделал, если бы на вопрос кассира, вместе ли вы женщина ответила "да"? -- спросила Нина. Ей явно все это нравилось.
-- Почему же ты не заговорил с ними? Трус! -- спросил Денни.
-- Ну, вообще-то я не могу отрицать этого. Но я мало говорю, даже находясь среди знакомых мне людей. Дело не в том, что я застенчив, а в том, что людям не интересно то, о чем я думаю. К тому же я не люблю разговоров ни о чем. Я считаю их пустой тратой времени, хотя иногда мне интересно наблюдать за людьми, которые являются мастерами такого разговора. Это вопрос точки зрения, некоторые люди, как и я, хотят разобрать жизнь на части и изучить ее, чтобы понять Вселенную. Другие просто хотят жить, и многие хотят просто выжить. Некоторые люди не хотят обсуждать или думать о том, есть ли сознание у растений, и каким образом они думают. А дельфины? Говорят, их язык сложнее нашего. Теоретически это означает, что они обсуждают вещи более подробно, но однако их жизнь кажется простой по сравнению с нашей. Что приводит меня к мысли о том, что мы видим не все события, которые у них происходят.
-- У меня идея, как насчет того, чтобы вернуться к рассказу, -- сказал Денни.
-- Пожалуй, -- ответил я. -- Знаете, мне рассказывать об этом немного скучно. Я это уже прожил и пропустил через свой ум тысячу раз, и для меня это не так уж интересно. А вот о дельфинах можно было бы поговорить.
-- Никогда не знаешь наперед, -- ответила Нина. -- Возможно, ты увидишь что-то такое, что ты пропустил.
-- Наверно ты права, -- сказал я и, подумав минуту, продолжил. -- В общем, когда я вышел из продуктового магазина, я посмотрел в машину, чтобы проверить там ли Руди. Он быт там, и с ним был ангел. С этого момента я просто стану называть его Сники, потому что так будет проще рассказывать оставшуюся часть этого рассказа, по крайней мере, пока не выйдет настоящая правда.
Что-то внутри меня перевернулось. Я не знал, то ли меня снова вырвет, то ли мне нужно бежать или даже сделать вид, что ничего не происходит. У меня по лицу покатились слезы. Даже не знаю почему. По направлению ко мне шла женщина и, должно быть, она увидела слезы. Подойдя прямо ко мне, она попыталась обнять меня, и в этот момент я отскочил. Она извинилась и зашла в магазин.
-- Вот это да. Так я не только скоро выиграю в лотерею, а еще стану притягивать, как магнитом, курочек, -- ответил Денни, прерывая меня с улыбкой, которая покорила бы лягушку.
-- Не совсем, Денни, -- ответил я. -- К тому же, что я тебе сказал по поводу скоропалительных решений?
-- Так я не стану магнитом для курочек? -- спросил Денни, посмотрев на меня разочаровано.
-- Ты привлечешь свою долю женщин, но не только женщин, а просто людей, -- ответил я со смехом. -- Это не имеет ничего общего с инструкциями, которые я дал тебе, это имеет отношение к Любви. Мы скоро доберемся до этого. Короче! Возвращаемся к рассказу. Сники повернул голову, посмотрел прямо на меня и, улыбаясь, крикнул:
"Хочешь сам вести машину или я поведу?"
Я посмотрел на Руди, он выглядел спокойным. Его уши были подняты, что обычно является хорошим знаком. Поэтому я сделал единственное, что мог. Мне оставалось одно из двух -- стоять у двери и плакать или залезть в машину.
-- Я попытаюсь повторить разговор, который у нас состоялся по пути домой, -- сказал я, усмехнувшись. -- Но пока я не забыл, позвольте дать вам один совет, который вам, возможно, захочется сохранить на будущее: никогда не давайте ангелу вести машину!
Денни и Нина засмеялись. Я воспользовался моментом, чтобы промочить горло скотчем перед тем, как продолжить.
-- Ну подумайте сами, -- сказал я, опуская стакан. -- Что бы вы сказали ангелу, сидящему в вашей машине? Что бы вы сделали? Кому бы вы рассказали? Кто бы вам поверил? То ли мой мозг был в состоянии шока, то ли он был перегружен, но все, что мне пришло в голову -- это спросить: "Сколько я могу загадать желаний?
Сники ответил что-то вроде:
-- Боже, это займет больше времени, чем я ожидал. Я что выгляжу так, как будто я только что вылез из старого кувшина? Я ангел, а не джин.
Нервно я ответил:
-- И что?
-- А то что я здесь для того, чтобы помочь тебе вернуть любовь в свою жизнь. Помочь тебе осуществить свои мечты.
-- Что ж, очень приятно, -- ответил я, -- я мечтаю о деньгах. Дай мне, дай мне, -- у меня есть привычка говорить саркастически, когда я готов в штаны наложить от страха.
-- На самом деле ты мечтаешь о том, чтобы в твоей жизни было больше любви, радости и свободы. Ты просто думаешь, что деньги дадут тебе все это. И можешь продолжать так думать.
-- Не помню, чтобы я такое говорил.
-- Вспомнишь, -- ответил он.
-- А что общего между любовью и всем остальным? -- спросил я.
-- Все!
-- Например?
-- Например, если нет любви, нет и жизни. Любовь есть сущность жизни. Любовь есть суть того, что ты есть. Любовь есть та причина, почему ты здесь. Любовь это все. Любовь охватывает все, что есть и все, что будет.
Я помню, что подумал про себя: "О чем мы говорим? Ладно, пусть говорит, пока я не пойму, как мне из этого выбраться."
-- Ты ненормальный! -- сказал я. -- Ты не можешь жить без денег, а без любви жить можно.
-- Да неужели! -- ответил он. -- Покажи хоть что-то живущее, в чем абсолютно нет любви. Ты можешь выжить на очень малом количестве любви, но жить ты не можешь. И в этом большая разница. Недостаток любви приносит огромный вред человеку, и человек, нуждающийся в любви, может принести и часто приносит много вреда другим. Люди, которые начинают войны, являются самым ярким примером. Когда ты наполнен любовью, ты не посылаешь других людей убивать друг друга.
Я остановился на красный свет, повернул голову к Сники и спросил: "А я-то какое имею ко всему этому отношение?" И в этот момент я увидел, что нахожусь лицом к лицу с полицейским, который сидит в машине рядом. Меньше всего мне хотелось бы разговаривать с невидимым ангелом, остановившись на красный свет рядом с полицейской машиной, особенно, если вы едете в открытом автомобиле.
-- Тебя пришлось проехаться с ним в психушку? -- спросил Денни со смехом.
-- Нет. Мне повезло, но по выражению лица полицейского, я понял, что был недалек от этого. Я закрыл рукой рот и сказал: "Давай сначала доедем до дома". Я думал о том, что сказал Сники, как вдруг меня осенило, что я забыл взять информацию по сегодняшним играм.
-- Чувствуешь, что удача сегодня с тобой? Да? -- спросил он.
Отъезжая от полицейской машины, я спросил: "Как ты узнал, о чем я думаю?
-- Запросто. Я же ангел. Я знаю о чем ты подумаешь, еще до того, как ты подумал об этом. Это входит в комплект ангела, -- ответил он.
-- Кстати, Денни, не вздумай играть с ангелами в покер. Они жульничают.
-- Что-то мне подсказывает, что ты прав, -- ответил Денни.
-- Ладно, о чем я думаю сейчас? -- спросил я его.
-- Ты надеешься, что пойду с тобой в казино.
-- Удивительно, -- сказал я, поворачивая на дорожку к дому. Идеи явно крутились в моей голове. Что-то типа, если не можешь кого-то победить, заставь их стать на твою сторону.
-- Но ты, наверное, не знаешь номеров завтрашней лотереи? -- спросил я. Он не ответил. Про себя я подумал: "Наверняка у него припрятан билетик-другой для особого случая где-нибудь в его перьях .
-- Каждый день особый, -- сказал он.
Я повернулся посмотреть, есть ли у него карманы, но он уже исчез.
Я остановился, отпил из стакана и потянулся за следующей сигаретой.
У Денни был очень озабоченный вид.
-- Что происходит у тебя мозговом столбе, Денни? -- спросила, смеясь, Нина.
-- Я пытаюсь понять, что задумал этот ангел. Думаю, что одной из составляющих загадки является любовь. Но он явно что-то задумал, -- ответил Денни.
-- Да, это уж точно, -- ответил я, прикуривая сигарету.

Чтение между строк

На чтение между строк я наткнулся много лет назад, и оно мне чрезвычайно помогло. Я расскажу об этом коротко и красиво, потому что иногда, чем проще тем лучше. Самой большой трудностью в нашем языке является то, что когда мы пытаемся обсуждать или объяснять такие вещи, как Вселенная, время, пространство, измерения и сознание, слова просто не находятся, но, как обычно случается в жизни, всегда появляется кто-то, кто находит путь в обход ограничений. Лучше всего я могу это объяснить таким образом, похоже, каждое слово, написанное или произнесенное, обладает вибрацией, или чем-то еще, что я объяснить не могу, потому что сам точно не знаю, что это. Но тем не менее, если мы ставим некоторые слова рядом, они начинают вибрировать по-другому, каждое отдельное слово начинает вибрировать на свою ноту, и также два слова вместе вибрируют на какую-то ноту. Но самым странным является вот что. В любом обычном предложении с определенным количеством слов каждое слово будет вибрировать, и все предложение будет также вибрировать, но эти ноты не меняются, если, конечно, вы не меняете некоторые слова. Но есть предложения абсолютно отличные от этих, в которых каждое слово вибрирует, и предложение вибрирует, но не на одну ноту. Это похоже на то, как будто в предложении звучит нота, рассказывающая некую историю, и история эта существует за пределами написанного.
Мне бы очень хотелось объяснить вам, как это работает, но, к сожалению, я не имею об этом ни малейшего понятия. Однако, я знаю, как читать между строк, или более точно, я знаю как получать информацию от своего подсознания.
Приведу пример, который вы, возможно, переживали сами. Случалось ли вам сидеть, читая что-то, книгу или журнал, и вдруг через какой-то промежуток времени вы будто очнулись ото сна и понимаете, что, вы прочли несколько страниц, вы не имеете ни малейшего представления, о том, что вы прочли. Как будто вы были на автопилоте, часть вас читала и другая часть спала наяву, или что-то в этом роде. Это значит, при чтении вам попалось одно из таких предложений, и в тот момент вы были в нужном состоянии ума, а ваше подсознание пыталось передать вам информацию, заложенную в том предложении. Если ваше подсознание дает вам информацию в символах, тогда все может казаться сном, и какие-то части вашей реальности смешиваются со сном, и затем вам их нужно отделить.
Читать между строк -- это одно. Писать между строк -- это совсем другое. Я думаю, в этом мире, есть только несколько человек, которые знают, как писать таким образом. И, наверное, потребуется целая жизнь, чтобы этому научиться. Из той информации, которую я собрал, получается, что наивысшая концентрация людей, умеющих это делать, из Тибета. Похоже, язык, не имеет значения. Даже если вы не можете читать на этом языке, вы все равно можете читать между строк. В действительности, самым простым способом научиться этому -- это попытаться прочитать книгу на другом языке. Конечно, это должна быть книга, написанная в этой форме. Любая духовная книга или информация, написанная на тибетском, прекрасно подойдет. Я сам научился этому таким способом. Уверен, что сознательному уму становится скучно, когда он пытается читать что-то, чего он не может прочесть, и на каком-то этапе верх берет подсознание. Скорее всего, вы почувствуете, как вы входите и выходите из состояния, похожего на сон, по окончании вам нужно будет посмотреть на ваш сон и даже записать его, чтобы потом проанализировать. То, что вы обнаружите, ошарашит вас. Вот еще один способ. Вы можете позволить себе уплыть во время чтения. Лучше всего это делать при чтении книги или другого какого-то текста во второй раз. Конечно, если вы уплываете и начинаете думать о ваших повседневных заботах, вам нужно вернуться назад. Больше всего мне нравится представлять себе, что часть меня разговаривает со мной. Я считаю, что эта часть есть мое подсознание. Во время чтения я разрешаю себе уплывать и возвращаться. Я читаю, потом я слушаю, потом снова читаю и так далее. На удивление, это намного проще, чем кажется.
В продаже есть много книг, в которых информация написана между строк. Интересно, что хотя люди не знают, как писать между строк, это все равно случается, особенно с писателями, которые занимаются ченнелингом или много медитируют. Особенно, если они медитируют как раз перед тем, как начать писать. Также я заметил, что в любой книге, переведенной с тибетского на английский кем-либо, достигшим какого-то уровня в медитации, информация, написанная между строк, переходит в новый язык. Я считаю, что это явление потрясает ум. Прекрасным примером могут служить любые книги, написанные Алисой А. Бейли. Там столько информации между строк, что на прочтение одной книги может запросто уйти четыре-пять месяцев. Также книгами, на которые можно обратить внимание, являются книги, написанные Сетом, Санайа Роман, книги Ричарда Баха, и многие другие. Объем информации, написанной между строк, в каждой книге свой, хотя за последние несколько лет с 1995 по 1998 и позднее, похоже на то, что он увеличивается.
В следующий раз, когда кто-то напишет вам письмо, можете попробовать проделать это. Иногда люди пишут об одном, а думают о другом. По какой-то причине то, о чем они думают, проявляется в том, что я называю "между строк".
Ну что, похоже, эта информация добавит новый интерес в чтение?
Есть особая причина, почему я дал вам эту информацию именно в этом месте книги. Я мог бы сказать о ней, но тогда пропадет весь интерес.
Ох уж эти запутанные сети, которые мы плетем!

Глава шестнадцатая

-- Вернемся к рассказу. Иначе, это займет у нас всю ночь, -- сказал я и продолжал.
-- Не помню в течение скольких дней я пытался рассортировать воспоминания своего детства. Я также старался отделить сны от воспоминаний, но не мог этого сделать. Все это сбивало с толку. У меня очень хорошая память, я редко что-либо забываю. И мне было трудно принять тот факт, что я мог забыть несколько лет своей жизни, особенно вещи, которые теперь я вспомнил. Я помню, что у меня не было друзей, и, видно, все время я проводил с этим ангелом. Меня не очень любили, это было больше похоже на презрение. Что легко понять, принимая во внимание тот факт, что ты проводишь много времени, общаясь с кем-то, кого никто не видит.
Остановившись на момент, я сказал:
-- В какой-то мере я надеялся, что никогда его больше не увижу. Но с другой стороны, впервые за долгое время я почувствовал себя одиноко. Я даже в какой-то степени хотел, чтобы он вернулся назад.
Я отпил из стакана и, посмотрев на Нину и Денни, сказал:
-- Понимаете, я не могу объяснить, какое влияние нечто подобное имеет на вас. Особенно, если вы никому не можете об этом рассказать. Хотя, думаю, сейчас это уже не имеет значения.
Нина протянула руку и погладила меня по спине.
-- Сегодня вечером ты не один.
-- Возможно..., -- ответил я и продолжил рассказ.
-- Я почти уверен, что это случилось в пятницу после обеда. Я сидел в своем любимом кресле у окна, просматривая варианты результатов спортивных игр на ближайшие выходные. Я раздумывал о том, стоит ли мне провести еще одну медитацию. В конце концов, никто не говорил, что мне можно или нельзя этого делать. Но в то же самое время я ощущал в мозгу некоторое беспокойство по поводу того, видел ли я на самом деле ангела. В конце концов, если я вижу ангела, которого на самом деле нет, то это может означать, что я свихнулся, и если это так, то очевидно, что я не смогу принять трезвое решение по поводу того, происходит ли это на самом деле. Примерно в то время, как я об этом думал, свет от фонарика привлек мое внимание. Я осторожно выглянул в окно, чтобы меня не заметили в случае, если это был отсвет от фар машины судебного исполнителя.
-- Разве ты еще не оплатил все счета при помощи тех денег, которые выиграл? -- спросил Денни.
-- Да где там, -- ответил я. -- В то время мне понадобилось бы намного больше денег для достижения финансового баланса. Я хотел уже увеличить ставки, но, как вы сами видите, события стали разворачиваться немного бурно. Вернемся к рассказу. Когда я выглянул из окна, не было ни машины, ни кого-либо вообще. Со вздохом облегчения я вернулся к своим билетам и чуть не выпрыгнул из кресла. На софе сидел Сники.
-- Вижу, ты трудишься над ставками, выглядываешь из окна, прячешься от судебных исполнителей. О, какую запутанную сеть мы сплели, -- сказал Сники, использовав одну из моим любимых строчек.
В ответ я сказал ему, чтобы он больше так не подкрадывался ко мне. Я считаю, что даже галлюцинация должна постучать.
-- Я пытался предупредить тебя, но ты был слишком занят выглядыванием в окно, -- ответил он.
-- У каждого свои недостатки, -- сказал я.
-- Мы просто сидели некоторое время, уставившись друг на друга. Он наверняка знал, что я пытаюсь сформулировать вопросы. У меня уже была их целая сотня, но я не мог сформулировать ни одного. Мой ум был пуст. В конце концов я смог что-то спросить.
-- Как мне понять, что ты настоящий? -- спросил он.
-- Верь! -- ответил он.
-- А может у меня галлюцинации? -- спросил я, даже не понимая насколько глупым был этот вопрос. Есть один верный способ определить сошел ты с ума или нет -- это спросить галлюцинацию, галлюцинация ли у тебя.
И Нина, и Денни засмеялись, явно давая понять, что я, должно быть, прав.
-- Так как, похоже, шок у тебя прошел, спроси себя, что приходит после шока? -- спросил Сники.
Я немного подумал.
-- После шока приходит отрицание или неверие, -- ответил я. Как раз в это время в гостиную вошел Руди, посмотрел на Сники, подошел к тому месту, где я сидел, и лег, уставившись на Сники.
-- О'кей, если ты настоящий, почему я не помнил о тебе до того дня? -- спросил я.
-- Нет, ты помнил, -- ответил Сники. -- Ты просто решил, что все это выдумал, потому что тебе было трудно поверить во что-то, что не вписывалось в тот мир, который ты создал для себя.
Я ничего не ответил, но, наверное, у меня был озадаченный вид, потому что, хотя то, что он говорил, было похоже на правду, я не чувствовал, что могу согласиться с этим на все сто.
-- К тому же ты был очень мал, и с тобой случилось много неприятных вещей. Когда дети или люди проходят через трудный период, они склонны подавлять некоторые из своих воспоминаний, чтобы продолжать функционировать. Это просто инстинкт самосохранения.
-- Я знал, что он был прав, но он все еще меня не убедил, -- сказал я и посмотрел на Нину и Денни.
Сники, или кем он там был на самом деле, продолжал убеждать меня.
-- К сожалению, воспоминания складываются в группы, -- сказал Сники. -- Если одно воспоминание подавлено, то те воспоминания, которые могут напомнить о нем, будут тоже подавлены. То есть я стал механизмом напоминания, и как только ты меня увидел, ты столкнулся с тем фактом, что я должен существовать в реальности. Теперь твой ум будет работать над тем, чтобы объяснить то, что ты видишь, и, чтобы проделать это, он будет искать воспоминания, и одно воспоминание вызовет другое, как в эффекте падения костей домино.
-- Можно мне перебить тебя, -- сказал Денни. -- Так ты дружил с ангелом, когда был ребенком или нет?
-- Денни, за ответ на этот вопрос можно дать миллион, правда? У меня есть своя теория, но давай подождем и посмотрим, совпадут ли ваши ответы с моими, -- сказал я, поднимая руки вверх.
-- Что-то здесь не сходится, но я пока не могу понять что, -- добавила Нина.
Денни, соглашаясь, кивнул головой. Я снова отпил виски и продолжал:
-- Я сидел и все еще не мог сформулировать ни одного вопроса. Теперь, когда я об этом думаю, мне это кажется странным. Затем что-то пришло мне в голову, и я сказал:
-- Я вот тут думаю. А где ты был, когда я был по уши в дерьме? Я бы не отказался тогда от помощи, не говоря уже о компании. Ты знаешь, сколько времени и усилий ушло на то, чтобы все это пережить, -- в этот момент я почувствовал, как ярость поднимается во мне. Руди решил поискать себе более спокойное место.
-- Ну, насколько я помню, ты был довольно непреклонен в том, чтобы я ушел. Дай-ка мне освежить твою память. По-моему ты сказал, чтобы я ушел, пожалуйста, исправь меня, если я не прав, -- ответил он.
-- Ладно, помню, -- ответил я, перебивая его. -- Я сказал тебе уходить, потому что я больше не хотел иметь никакого дела с любовью. Я сказал, что люди жестоки, и все думают, что я сумасшедший, и я обвинял тебя в том, что у меня нет друзей. Я сказал, что людям нет до этого никакого дела, а из-за тебя они говорят, чтобы я уходил. Я сказал, что ты впустую тратишь мое время, когда рассказываешь мне о том, что никого не волнует.
После того, как я ему это сказал, я помню, что нахлынувшие чувства заставили меня замолчать. Когда я был маленьким, я начал ненавидеть этот мир и людей в нем. Выживание! Выживание -- это единственное, что имеет смысл, сказал я себе. Продержусь, пока не стану больше и сильнее и затем дам ответный бой. Вот как я думал, когда мне было примерно восемь лет.
-- Ты должен был помочь мне тогда, -- сказал я, -- а не появляться сейчас, когда все и так идет хорошо.
-- Ты никогда не был один, -- ответил он. -- Никто никогда не бывает один, даже если они думают, что они одни. Спроси себя, сколько необъяснимых вещей произошло с тобой, именно тогда, когда тебе это нужно было больше всего?
Посмотрев на потолок, я подумал, интересно, сколько всего может случиться неправильно в течение одной жизни.
Он исчез, как только я отвернулся, и хорошо, так как мне нужно было время, чтобы все обдумать.
Я потянулся за сигаретами и попросил Денни налить мне еще апельсинового соку.
-- Нет проблем, -- ответил он.
-- Странно, -- сказал я, посмотрев на Нину, -- Даже теперь, когда я вам все это рассказываю, переживания вновь возвращаются, как будто это случилось вчера. Странно, не правда?
Нина покачала головой и тихо сказала:
-- Нет.
Мы какое-то время помолчали перед тем, как я продолжил рассказ.

Объятия

Только деревья, насколько я знаю,
Любят такие объятия.
Знаете,
Такие, где вы сжимаете
Очень сильно
Действительно сильно
Я имею в виду очень-очень сильно
Нет, не просто сильно, а очень-очень-очень-очень сильно
Так сильно, что у вас краснеют уши.
Вот это объятия.
Только мне и деревьям нравится так обниматься.



Глава семнадцатая

Денни соскочил со стула и пошел наливать мне еще один стакан апельсинового соку, добавив немного молотого льда.
-- Так ты думаешь, что можно использовать твой метод, чтобы выигрывать в лотерею? -- спросила Нина.
Денни продолжал качать головой и сказал:
-- Не вижу, почему бы нет.
-- Разве это не то же самое, как если кто-то хочет получить что-то ни за что? -- спросила Нина.
-- Наверное, в каком-то смысле так оно и есть, -- ответил я. -- Но с другой стороны, ты приложишь много усилий к этому, а не просто будешь бросать деньги на ветер в надежде, что удача победит. Ты используешь свой ум и все способности, которые у тебя есть. Ты также ничего ни у кого не отбираешь, потому что, если другие дадут правильные ответы, они тоже выиграют, во всяком случае пока существует игра.
-- Это хороший довод, -- ответил Денни. -- Что, если ты решишь написать об этом, и слишком много людей решат сделать то же самое, тогда очень скоро никакой лотереи не останется.
-- Понимаю, что ты имеешь в виду, -- ответил я, -- но дело в том, что это уже происходит.
-- Что значит "уже происходит", -- спросила Нина. -- Что ты сделал?
У Денни глаза снова стали величиной с арбузы.
-- Примерно полгода назад я хотел написать книгу и рассказать, что произошло, но не зная, как нужно писать, я взял магнитофон и просто рассказал эту историю, вот так же, как я сейчас рассказываю ее вам. Она поместилась на четырех кассетах, почти шесть часов, и затем я сделал копии и продал несколько из них, просто чтобы посмотреть, будет ли это кому-нибудь интересно. И, похоже, что кто-кто максимально использовал эту информацию, потому что я слышал, что у комиссии по спортивной лотерее начались проблемы по сведению бухгалтерских книг, потому что вдруг появилась группа людей, которая постоянно выигрывала. Сначала они попытались уменьшить вероятность выигрывания, надеясь, что это сломает ту систему, которой пользовались эти люди, но ничего не вышло. Теперь они ограничили количество денег, которое можно поставить. Мне сорока на хвосте принесла, что комиссия по лотерее лихорадочно пытается выяснить, какой системой пользуются эти люди, но все дело в том, что никакой системы нет.
-- И сколько ты выпустил кассет? -- спросила Нина.
-- Около дюжины, -- ответил я.
-- Если ты выпустил только дюжину, что же тогда произойдет, если ты напишешь книгу и тысячи людей прочтут ее? -- спросила Нина.
-- Трудно сказать, -- ответил я. -- Возможно комиссии по лотерее придется все прикрыть или придумать как сделать игру более сложной. Это как игра в шахматы, если ты не будешь пользоваться умом, какой смысл играть. Правительство решило сделать азартные игры легальными, преследуя свои собственные цели, и если они не могут выдерживать накал страстей, который последовал за этим решением, тогда им лучше всего отойти от этого. Не похоже, чтобы они не переживали, когда гребли лопатой миллионы долларов, которые люди зарабатывали тяжким трудом. А хотят они отдавать эти деньги назад или нет, это меня не волнует. Конец мира не наступит только потому, что прекратят розыгрыш лотереи. К тому же этот рассказ не о деньгах или лотерее, он о любви и о том, что можно сделать при помощи любви и ума.
-- Но как только отменят лотерею, не будет никакого смысла всему этому учиться, -- сказал Денни.
-- Ничего подобного, -- ответил я, -- есть невероятное количество вещей, которые ты можешь делать, обладая этим талантом. Глупо и узколобо думать, что ты можешь его использовать только для того, чтобы выигрывать в лотерею. Есть много невероятного и замечательного, где можно использовать этот же самый метод. С его помощью ты можешь изменять мир и помогать огромному количеству людей. Ты можешь использовать его на работе, в своем бизнесе -- перечень бесконечен, и только потому, что лотерею отменят совсем или в том виде, в котором она существует сейчас, не стоит скрывать эту информацию. Единственно, почему я рассказал о лотерее вначале, так это потому, что так я начинал, и потом медленно понял остальное, о чем вы узнаете как только дадите мне вернуться к рассказу.
-- Ладно, тогда давай вернемся к рассказу, -- ответил Денни.
Нина наклонилась ко мне и спросила:
-- Ты все еще играешь в лотерею?
-- Нет. Наверное, я не должен говорить нет. Я все еще время от времени играю, но большей частью просто для удовольствия. Я ставлю два доллара. Не выигрываю я очень редко, но как способ зарабатывания денег я перестал это использовать очень давно. Большей частью потому, что не деньги были моей главной целью, хотя, признаюсь, что на какое-то время я сбился со своего пути. Моей настоящей целью было стать счастливым, и стать счастливым таким образом, чтобы это не зависело от денег или вещей, или отношений. И я счастлив сообщить, что после 41 года я наконец-то достиг своей цели. Ничто не может с этим сравниться. Но я работаю над новым проектом и использую лотерею, чтобы проверить получается ли он. Но это уже другая история.
-- Как ты достиг своего счастья? -- спросила Нина.
-- Оставшаяся часть рассказа будет этому объяснением, -- ответил я.


Секрет

Вчера я спросил своего пса:
В чём твой секрет жизни?
Он ответил:-- Если оно убегает, преследуй его.
Я спросил:-- А что если оно не убегает?
Он отвечал:
Просто подожди...


Глава восемнадцатая

Я сделал глоток апельсинового сока, поставил свой стакан и продолжил рассказ.
-- Мои любимые дни -- это воскресенья, -- сказал я. -- Улицы тихи и определённо никакие сборщики платежей по просроченным счетам не таятся за углами. Хорошее время для того, чтобы отправиться в супермаркет за едой. Мы с Руди решили отважится и сделать ещё одну попытку сходить в тот супермаркет. Я сказал Руди сидеть в машине, и когда входил, то подумал, что при первых же признаках беды, я исчезну. Я неспешно пролагал свой путь по магазину незамеченным, всё было снова как обычно. Господи, вот это облегчение! Когда я ходил тут и там, выбирая ещё какие-то товары, с полки канцелярских товаров прямо в мою красную корзинку упала записная книжка. Согласитесь, что вероятность того, чтобы нечто подобное случилось, достаточно мала. Тем не менее, я взял записную книжку, и когда я перелистывал её страницы, мне в голову пришла мысль: что если Сники не будет появляться какое-то время? Это может кончится тем, что я всё забуду. Первый день уже помнился смутно, он был более похож на сон. Я положил записную книжку назад на полку. Но, придя домой, я сразу же начал делать записи.
Я сидел в гостиной в своём любимом кресле у окна и делал заметки, когда я услышал:
-- Я рад, что ты приноровился.
Мне не надо было глядеть туда, чтобы понять, кто это был. Я посмотрел на Сники и сказал:
-- Господи, если бы ты еще не подкрадывался ко мне таким образом! Почему тебе не постучать в парадную дверь?
-- Ты не реагируешь на стук в парадную дверь, -- ответил он.
-- Хорошо, стучись в заднюю дверь, -- сказал я.
-- Ты и заднюю дверь не открываешь.
-- Наверное, тут ты прав, -- ответил я и спросил: -- А как насчёт вспышки света перед появлением?
-- Это можно устроить, -- ответил он.
На этот раз я подготовился и заранее записал некоторые вопросы, которые хотел задать. Я перевернул страницу блокнота и спросил:
-- У меня к тебе вопрос, -- сказал я. -- Что случилось позавчера в магазине? Люди вели себя очень странно.
-- Мягко говоря, ты светился, -- ответил он, саркастически улыбаясь.
-- Что? -- спросил я, пытаясь посмотреть на Сники моим самым озадаченным взглядом.
-- Хорошо, позволь мне спросить тебя, что происходит, когда люди влюбляются? -- спросил Сники.
-- Они сияют, -- сказал я.
-- И?
-- Хорошо, дай мне минуту подумать, -- ответил я. Я был уверен, что знаю ответ. В конце концов, я наблюдал это достаточное количество раз.
-- Во первых, вокруг них есть какое-то сияние, -- сказал я. -- Потом, они кажутся более привлекательными, особенно для противоположного пола, они как будто притягивают людей.
-- Вот именно, -- ответил Сники, -- попробуй посмотреть на это следующим образом. Когда люди влюбляются, их сердца начинают открываться, и они буквально начинают излучать любовь. Вот откуда берется то сияние. И в твоём случае произошло то же самое -- твоё сердце открылось на время, и ты излучал любовь, но в гораздо больших объёмах, чем ты привык видеть.
-- Довольно опасная вещь, будем надеяться, что это не случится вновь, -- сказал я, покачав головой.
Сники тоже качал головой. Я не понимал, что это значило.
-- Только представь, что бы ты мог сделать, если бы ты научился открывать своё сердце, Клаус, -- попросил Сники.
-- Да-а, только представь, что бы я мог сделать с миллионом долларов, Сники, -- ответил я.
-- Помнишь себя в шесть лет? -- спросил Сники.
Я пожал плечами, как бы говоря, какая разница?
-- Ты хотел знать всё про любовь. Ты хотел, чтобы каждый был счастлив. Ты хотел изменить мир, сделать что-то значительное, -- сказал Сники. -- Временами ты стоял посреди поля, делая вид, что ты посылаешь любовь всем цветам и бабочкам, как маленькое солнце, излучающее любовь. Помнишь это?
-- Не-а. В конце концов, как ты и сказал, мне было всего шесть лет, и, вообще, оставь меня в покое. Мне было всего шесть лет и, очевидно, я не представлял себе на какой планете я нахожусь. У меня странное ощущение, как будто ты пытаешься хитростью заставить меня сделать что-то, что я делать не хочу, -- ответил я.
-- И что же это такое, чего ты не хочешь делать? -- спросил Сники.
Я немного подумал и ответил так:
-- Тут ты меня поймал. Я даже не догадываюсь.
-- О'кей, что же ты хочешь делать? -- спросил Сники.
-- Я почувствовал, что у меня начинается головная боль. Я прокручивал это тысячу раз в своём уме, и каждый раз, когда я находил нечто, делание чего, по-моему, приносило бы мне наслаждение, это нечто раскалывалось на части, -- думал я про себя.
Я почувствовал, что Сники услышал мои мысли.
-- Я даже не знаю, -- ответил я. -- Как будто чего-то не хватает, и я просто не в состоянии определить что это. Иногда я думаю, что это скука, но это не она. Это как... Вот оно, моя жизнь подобна краске без какого-либо цвета в ней.
-- Давай вернёмся в то время, когда тебе было шесть или семь лет. Подумай об этом. Вещи, которые ты делал тогда, казались они тебе, как ты говоришь, бесцветными? -- спросил Сники.
Я пробовал сообразить. Я схватил сигарету и, пока прикуривал её, я заметил краем глаза, что Сники и след простыл. "Конечно, бросил на меня бомбу, а затем удалился, друг любезный", -- сказал я громко, не надеясь на ответ.
Я прервался на мгновение, чтобы сделать глоток апельсинового сока.
-- Так что же ты делал, когда был младше? Клаус! Похоже, тогда ты был счастлив, -- спросила Нина.
-- Ну, хорошо... Нельзя сказать, что все было распрекрасно, в действительности, чаще всего я едва мог это вынести -- ответил я. --- Но были всякие вещи, которые мне нравилось делать... Ну знаете, такие дела, делать которые вам никогда не надоедает. Каждое утро я горел сильным желанием уйти из дома. Я не мог дождаться, когда выйду за дверь. Спал я только тогда, когда просто больше не мог держать глаза открытыми. Когда Сники исчез, я подумал обо всём этом. Когда я был младше, что-то было иначе внутри меня. Когда я был маленьким, сон был помехой, но позднее в моей жизни сон превратился в бегство, и в моём списке дел появилось много таких вещей, которые просто надо делать. Но, так или иначе, это не приблизило меня к пониманию того, что же это было такое, что так всё меняло. И что бы это ни было, похоже, что потом оно исчезло из моей жизни.
-- Так ты не знаешь, чего не достаёт, или предположительно не достаёт? -- спросила Нина.
-- Я знаю. Но в то время, когда Сники впервые появился рядом, я даже не догадывался. На самом деле, я думал, что причина того, что Сники был тут, имела отношение к выигрышам в лотерею. Но я начинал понимать, что он пришёл не из-за лотереи, а по какой-то иной причине, и это понимание позволило мне чувствовать себя значительно более комфортно рядом с ним. Я в меньшей степени чувствовал потребность обороняться после этого. Что же до того, чего не хватало в моей жизни или во мне, потерпите ещё немного, обо всем этом говорится в рассказе.
Денни издал вздох облегчения. Вероятно, потому что теперь он понял, что это не было связано с лотереей.
-- Так причина, его появления в таком случае никак не связана с лотереей, верно? -- спросил Денни.
-- Правильно, -- ответил я, -- но она имеет определённое отношение к самому методу.
Я улыбнулся, а плечи Денни опустились. Похоже Нине это тоже показалось довольно смешным.


Я -- пёс и вот моя Жизнь.
Я сплю,
Я вижу сны,
Я испугаю одну-две кошки
До смерти
И день окончен.
Что за славная жизнь,
Может завтра мне попадётся белка.
О завтра...
Большая, жирная, медленно бегущая белка.


Девятнадцатая глава

Я взглянул на Нину с Денни и, туша сигарету, спросил:
-- Вы задумывались когда-нибудь сколько времени и усилий уходит на приведение в движение физического тела? -- Они оба лишь удивлённо посмотрели на меня.
Я покачал головой и сказал:
-- Вот как всё происходило (Всё было вот так). Спустя несколько дней после последнего посещения я всё ещё не сделал никаких ставок, в основном потому, что не знал, что происходит, и мой ум всё ещё допускал возможности того, что у меня "поехала крыша". Я ощущал, что если я продолжаю подвергать сомнению своё состояние, то это свидетельствует о том, что я ещё в порядке.
-- Я принимал ванну, слушая "ZZ Top" через наушники и размышляя о сложности пребывания в физическом теле и о сложности жизни. Подумайте только, как много требуется для того, чтобы обслужить физическое тело в течение целого дня. Невероятно много. Смотрите, сначала мы поднимаемся утром и первое, что нам надо сделать, это слить избыточную жидкость. Затем мы моем, скребём и причёсываем наше тело. После мы распыляем, втираем и вдавливаем в него какие-то вещества. Но это ещё не всё. Затем мы надеваем вещи, которые нам приходится стирать, сушить, складывать и гладить. И на этом вы думаете все, да? Не тут-то было. Лишь верхушка айсберга. Теперь оно требует заправки. О, но ничего такого простого, как охапка сена, о нет, нам надо помешать, процедить, перемешать, поджарить и, наконец, запихать всё это в отверстие в голове. Не забудьте пережевать. Да, вот это -- эффективность! О'кей, теперь нам необходимо место для хранения этого тела, особенно ночью, чтобы во сне ничто его не съело и, конечно же, чтобы сохранить его сухим если случится быть дождю. Итак, мы снимаем, покупаем или строим жилище. Но для этого вы отводите своё тело в некоторое место и принуждаете его нечто делать, а заем некто даёт вам бумагу, которую вы отдаёте кому-то другому. Понимаете ли, жилище особенно важно, так как если вам некуда поместить своё тело, вы -- в невыгодном положении. Далее, чтобы добраться до того места, где вам дают бумагу, если вы принуждаете тело делать вещи, которые оно делать не желает, вам нужно устройство для перемещения тела, которое похоже на оболочку тела, которую вам надо кормить из шланга, а также мыть, натирать воском, чинить и которой вам надо давать приют. О, в этом так много смысла, не так ли? Итак, вам надо произвести дополнительные строительство и обмен бумагами. А для того, чтобы всё ещё больше усложнить, замечали ли вы когда-нибудь, что всегда есть что-то, пытается есть ваше тело или спариться с ним? Можете поместить своё тело в парк и посмотрите, что произойдёт -- насекомые попытаются сосать вашу кровь, собаки попробуют слизать ваше лицо, а следующей вещью, которую вы ощутите, будет то, что кто-то будет тереть собою о вас. Попробуй разберись.
Денни с Ниной к этому времени уже громко смеялись. Они явно полагали это смешным, для меня же в те дни, к несчастью, это было правдой и я воспринимал это значительно серьёзней. Я прикурил следующую сигарету и терпеливо ждал, пока Денни с Ниной не успокоятся, чтобы я мог продолжать.
-- Я всё ещё лежал в ванной. Глаза были закрыты, но мне показалось, что сквозь веки я увидел вспышку света. Открыв глаза, чтобы посмотреть, что происходит, я увидал Сники, сидящего на унитазе с бумажным корабликом и бритвой в руках. Моё сердце забилось значительно быстрее, пока я смотрел на бритву. Это была бритва старой конструкции, того типа, что открывается наверху, как бомбовый люк на бомбардировщике Б-52. Что-то в этих двух вещах было знакомо мне. Я ждал когда они всплывут в моей памяти.
-- Теперь я понимаю, почему ты потерял часть своего чувства юмора, при таких-то взглядах на жизнь, -- произнёс Сники.
-- Как, к примеру, что (При каких таких)? -- ответил я, косясь одним глазом на бритву, а другим -- на дверь.
-- Как то, о чём ты только что думал.
-- Ну, просто себе мысль, делов-то, -- сказал я.
-- Нет, по-моему, это -- нечто большее, -- произнёс он , озабоченно глядя на меня. -- Понимаешь ли, если исключить из жизни Любовь, всё становится механическим, холодным и лишённым любви. Это правда, что многие вещи, которые тебе надо совершать одни и те же каждый день, но если в твоих действиях присутствует любовь, то во всё приобретёт некий романтический оттенок. Рассмотрим, например, твою ванну. В общем-то, у неё одна основная функция, но прибавь несколько пузырей, игрушек, которые, как я вижу у тебя есть, может быть, свечу и какую-нибудь приятную беседу, или даже какую-то музыку и получим полностью новое переживание.
-- Что это за кораблик и бритва? -- спросил я.
-- Ты помнишь! Один человек сложил тебе точно такой же бумажный кораблик, потому что ты не хотел иди в ванную. Как всё меняется, я вижу, что теперь у тебя есть пластмассовые кораблики. Но тогда, лишь только ты видел кораблик, ты бегом летел вверх по ступеням в ванну, -- ответил Сники.
-- Да, я помню, -- ответил я.
-- Ты помнишь бритву? -- спросил Сники с большой улыбкой, указывая бритвой в мою сторону.
-- Да, -- ответил я. Воспоминание уже всплыло у меня в уме. -- Это сложно забыть, принимая во внимание, что я всё ещё сижу на том шраме.
-- А помнишь, что я говорил тебе не играться с этой бритвой? -- спросил Сники.
-- Ты всегда говорил мне не делать того или другого, -- сказал я, -- так что ты хотел этим сказать?
-- Невозможно доказать тебе, что я -- настоящий, и ты -- не сошёл с ума, потому что всё можно рассматривать как фрагмент воображения, и не мне доказывать тебе что-либо, а ты можешь позволить верить себе. Уже в одном этом огромное достижение. Итак, подумай, чего не хватало в твоей жизни все эти годы?
-- Я поднял голову, чтобы сказать "Почему бы тебе просто не сказать мне?", но он уже исчез (но его уже и след простыл). После него остался лишь бумажный кораблик. (Он оставил после себя лишь бумажный кораблик.) Я взял его и заметил, что на его борту было что-то написано. Это было: "Несколько лет назад ты представил, что что-то делаешь, помнишь, а мысли формируют (создают) действительность. Бремя доказательства лежит на неверящем". Я надел наушники, бросил кораблик в воду, и играл с ним, пока тот не утонул. Это принесло множество воспоминаний. Но я не имел ни малейшего понятия, что я представил себе два года назад такого, что сейчас, предположительно, стало действительностью.
Я взглянул на Нину и сказал:
-- Погоди, это -- в продолжении рассказа, -- потому что я знал, что именно она собиралась спросить.


Вот загадка

Вы готовы?
Хорошо!
Сознательное творение
Это Сознательное Творение
Я не обещал, что это будет просто


Глава двадцатая

Я собирался уже продолжить рассказ, как вдруг заметил, что Денни, потирая лоб, смотрит в блокнот. Нина тоже обратила внимание на поведение Денни и, пока я прикуривал сигарету, спросила его в чем дело. Денни только промычал что-то, но ничего не ответил. Я был почти уверен, что знал, что происходит в его голове.
-- В чем дело Денни? -- спросил я. -- У тебя противоречивые убеждения?
Денни посмотрел на меня и спросил:
-- Что ты имеешь в виду?
-- Перестань, Денни, -- ответил я, -- У тебя же все написано на лице. Ты уже не знаешь чему верить, и получится ли вся эта затея с лотереей. Верно?
-- Наверное, так, -- ответил он. -- Я не имею в виду, что ты говоришь неправду. Просто может у тебя это получилось, но это не означает, что это получится у меня.
-- Денни, если бы десять Ангелов пришли сюда сейчас прямо от Бога и сказали бы, что у тебя получится, тогда бы оно получилось? -- спросил я.
-- Наверняка, -- ответил Денни, и глаза его заблестели.
-- А если бы это был только один Ангел, у которого бы была отрыжка от пива. Тогда бы все получилось?
Нина хихикнула.
-- Ну, возможно, -- ответил Денни.
-- Почему для тебя важно сколько будет Ангелов? -- спросил я.
-- Не знаю. Наверное, тогда легче в это поверить, -- ответил Денни, качая головой. -- Не понимаю, к чему ты ведешь.
-- Главное, что ты прав, у тебя это не получится, -- ответил я.
На лице Денни отразился шок, у Нины тоже, на минуту мне показалось, что Денни перестал что-либо понимать.
-- У тебя ничего не получится потому, что ты не веришь в это, так что расскажи, почему тебе кажется, что у тебя ничего не выйдет, -- быстро проговорил я.
Денни задумался на мгновение и затем ответил.
-- Наверное, это кажется слишком простым. Всегда думаешь, что раз уж на земле живет столько миллионов людей, то кто-нибудь должен был давно дойти до этого.
-- С точки зрения логики это имеет смысл, и на каком-то этапе жизни я сам верил в подобную чепуху. Позже я понял, что это просто моя ограниченная вера пыталась оправдать себя. К тому же, я не единственный в мире, кто смог это сделать. Просто все остальные, добившиеся этого, тихо сидят и молчат. Странно получается, но как только ты что-нибудь обнаруживаешь, случается так, что те, другие люди, которые тоже это открыли, тоже перестают прятаться в кустах.
-- Вера может быть как запертой дверью так и ключом, открывающим эту дверь, -- ответила Нина.
-- Верно, -- сказал я, -- в настоящий момент твоя вера -- это закрытая дверь. Посмотри на это с другой стороны: если бы мы убедили тебя, что ты не можешь научиться кататься на лыжах, и ты бы в это поверил, ты бы ни за что не научился после этого, не стоило бы пытаться...
-- Да, но...
--... потому что так все происходит. Даже если все доказательства говорят об обратном.
-- Да, но если что-то доказано, то тогда оно реально и мы должны верить этому, -- ответил Денни.
-- Нет! -- ответил я, качая головой.
Я схватил стакан и швырнул его на пол за стойкой, стакан разлетелся на миллион осколков.
-- Видишь, стакан был с круглыми боками, с плоским дном и пустой, а теперь он таким не является, -- сказал я, понимая, что пример был довольно паршивым.
-- Послушай, Денни, я не могу доказать тебе, что вера влияет на все, что ты можешь или не можешь сделать. Много лет назад я ходил на кое-какие курсы, одним из них был курс по медитации, другой был о силе ума, и третий был об использовании силы подсознания. На всех трех курсах в какой-то момент кто-нибудь задавал этот вопрос. Могу ли я этим воспользоваться, чтобы выиграть в лотерею или на бирже ценных бумаг? Каждый раз им отвечали "Нет" разными способами... Но по правде говоря, какое-то время я сам верил в эту глупость. Но потом мне стало подозрительно, потому что тебе там говорят, что ты можешь делать всевозможные невероятные вещи, и только этого не можешь. Казалось, все пытаются увести тебя от этого. Особенно интересно это выглядит, когда ты видишь, что тот же человек покупает лотерейный билет. То есть они пытаются тебе сказать, что тебе можно купить лотерейный билет, но нельзя использовать все доступные тебе ресурсы, чтобы этот кусок бумажки стал чего-то стоить. Тот факт, что я выиграл в лотерею, был моим наименьшим достижением, но самым большим шагом, потому что наконец-то до моей тупой башки дошло, что я не беспомощная песчинка, о которой Бог забыл, и что если я верю в то, что могу что-то сделать, то я на самом деле могу это сделать. Кроме того, я покажу вам сегодня кое-что такое, что намного превосходит всякие лотереи, и если вы воспользуетесь этим, то никакие лотереи вам не будут нужны.
После того, как мы с Денни, смеясь, подмели осколки с пола, я продолжил рассказ.
Я только лег в постель и закрыл глаза, как вдруг заметил вспышку света. Я знал, кто это был. Чуть-чуть повернув голову и приоткрыв один глаз, я увидел, что на краю постели сидит Сники.
-- Почему ты не пришел до того, как я лег спать? -- спросил я его.
-- Я подумал, что может тебе захочется, чтобы я рассказал тебе что-нибудь перед сном, как когда ты был маленьким, -- ответил он.
-- Я помню твои сказки на ночь и, если мне не изменяет память, они были больше похожи на лекции.
Я знал, что он что-то задумал. Я это чувствовал.
-- Вечно они заставляли тебя засыпать и видеть хорошие сны, верно? --быстро сказал он в ответ.
-- Между прочим, Нина и Денни, вы заметили некую странность в манере Сники говорить? -- спросил я.
Нина и Денни покачали головами в знак отрицания.
-- Ну что вы, он говорит абсолютно точно так же, как говорю я. Он пользуется теми же словами, и у него те же словарные обороты. Разве вам не кажется это странным? -- спросил я.
-- Я думала, что это оттого, что ты так рассказываешь, -- ответила Нина.
-- Ничего подобного, ответил я, -- можете на всякий случай запомнить это. Ладно, вернемся к тому месту, где я остановился. Я согласился слушать сказку Сники и лег, закрыв глаза.
-- Жил-был маленький мальчик, у которого был только один друг -- Ангел. Все свое время они проводили вместе, играя, смеясь, сражаясь на мечах, лазая по Деревьям, и разговаривая о том, чтобы сделать мир лучше, полным любви и радости. Они проводили много дней в поисках сокровищ в мусорниках. Конечно, у Ангела всегда получалось найти лучшее сокровище.
-- А вот и нет...
-- Они проводили много дней на озере в маленькой весельной лодке, где они могли разговаривать часами, и их никто не слышал. Они качались на волнах, которые делали большие лодки, и хохотали. Это были самые счастливые дни для мальчика. Однажды маленький мальчик сказал Ангелу, чтобы тот ушел и больше не приходил. Мальчик сказал: "Ты должен уйти. Из-за тебя никто меня не любит, они думают, что я тупой и сумасшедший". Этот день был очень грустным для них. Но мальчик не знал, что, когда он зло прогнал Ангела, он сам отвернулся от любви. Из-за того, что он не позволил любви войти в его физическое существо и не верил в любовь, у него возникало все больше и больше боли, и с возрастом эта боль росла. Мальчик, теперь у же мужчина, перепробовал множество вещей, чтобы исправить то, что было не так, но он не знал, что задыхается из-за отсутствия любви. И сколько бы любви ни посылал Ангел, она не доходила, потому что его сердце было закрыто.
Сники остановился на мгновение, не знаю, почему.
На самом деле Ангел никогда не покидал мальчика, он просто сделался невидимым. Потому что Ангел знал, что однажды мальчик передумает и, конечно, годы спустя так и случилось. И снова вместе, они решили написать книгу о Жизни на Любви.
-- Мечтай-мечтай, я никому ничего не буду рассказывать, -- после того, как я это произнес, я попытался не обращать на него внимания и заснуть. Я только помню то, что я едва слышал.
-- Однажды мальчик, теперь уже мужчина, выиграл в лотерею, и на эти деньги он купил красивый дом в лесу. Он проводил там большую часть своего времени и писал о любви и реальности жизни. Однажды, когда этот мужчина прогуливался по лесу, он услышал, как девочка разговаривала с деревьями. Говорят, с тех пор мальчик, разговаривающий с Ангелом, и девочка, разговаривающая с Деревьями, жили счастливо вместе.
-- Даже не думай об этом. А сколько я выиграл?.. -- сказал я, не будучи уверен, произнес я это вслух или только про себя.
После этого, я думаю, он придвинулся ближе или каким-то образом выстрелил следующие слова прямо мне в голову. Потому что я уже засыпал, когда услышал его громко и четко.
-- Мечты создают верящих, а верящие начинают создавать. Тебе стоит обратить внимание на палатку и пятна на ее спине. Похоже, она тебя хорошо знает, иначе бы не делала все это таким явным.
У Нины чуть голова не отвалилась от хохота, Денни последовал ее примеру, и у него от хохота покатились слезы. Я тоже немного посмялся, хотя мне это и не казалось смешным. Я даже не совсем понимал, что рассмешило Нину. Я подумал, что, возможно, она знает что-то, чего не знаю я. Время от времени у Нины получалось успокоиться на несколько секунд, но затем она снова начинала смеяться, и так продолжалось довольно долго. Я не мог не смеяться сам просто оттого, как она смеялась. Это уже само по себе было смешно.
-- Вы, мужчины, все одинаковы, -- ответила Нина, вытирая слезы с глаз, что к тому моменту делали уже все мы. Я держался за живот, потому что он болел от такого сильного смеха. Это, наверное, является хорошим показателем того, что я мало смеюсь и, возможно, воспринимаю вещи немного слишком серьезно.
-- Вы не можете увидеть палку в грязи, даже если споткнетесь о нее, -- сказала Нина снисходительным тоном. -- Просто представьте, что когда-то, до того, как вы родились, вы оба решили встретиться когда-нибудь в этой жизни. И чтобы это непременно дошло до тебя через твою тупую башку, она решила, что ей нужно прицепить табличку на спину, чтобы ты ни в коем случае ее не пропустил. О чем это вам, Клаус и Денни, говорит?
Широко улыбаясь, Нина уставилась на меня. Я искал, что бы такое сказать ей в ответ. Теперь уже понимая, над чем она смеялась все это время. Я посмотрел на Денни в надежде, что у него будет какой-либо ответ в защиту.
В ответ Денни сказал:
-- Почему это только он должен решать, или мы, или еще кто-нибудь? Если она будет смотреть в оба, сама сможет его найти.
Мне понравился этот ответ, и я кивнул головой, но Нина тут же не оставила от него камня на камне.
Она рассмеялась и ответила:
-- Вы, мужчины, настолько слепы, что не увидели бы ее, даже, если бы об нее споткнулись.
И Нина снова рассмеялась. Было не похоже, что она собирается скоро перестать, так что мы с Денни начали разговор между собой.
-- Ты еще случайно не нашел ее? -- спросил Денни, пытаясь сказать это достаточно громко, чтобы я смог его услышать за смехом Нины. Нина явно услышала это и оттого рассмеялась еще громче.
-- Думаю, что нашел. Есть еще некоторые вопросы и, возможно, осложнения, которые я еще полностью не устранил.
-- То есть ты видел ее, но еще не познакомился с ней, -- спросил Денни.
-- Что-то вроде этого, -- ответил я. -- Уже прошло два года с тех пор, как Сники рассказал мне эту сказку на ночь. В тот момент мне это было неинтересно, но потом я стал думать о том, что он имел в виду.
У Денни был озабоченный вид, Нина уже успокоилась, но улыбка у нее все еще была до ушей.
-- Вот теперь мы подошли к разговорам о девочках, -- ответила Нина, явно получая от всего происходящего максимум удовольствия.
-- Дело не в этом, -- ответил я. -- Не знаю, как точнее объяснить это, но наше будущее, наше настоящее и наше прошлое никогда не являются окончательными, их всегда можно изменить. Знаю, выглядит это все очень странным и, в какой-то степени, невозможным, но ближе к концу рассказа есть один очень хороший пример. А сейчас на некоторое время представьте, что когда мы живем, у нас есть возможность изменить наш жизненный опыт, другими словами, изменить вероятность. Многое зависит от того, во что мы полностью верим. Возьмем, например, выигрыш Денни в лотерею. Это может быть, а может и не быть его жизненным опытом. В данный момент этот выбор каким-то образом сделан, но если, например, он верит в то, что это возможно, то тогда он переключается на другую вероятность и тогда может играть в спортивную лотерею, как я ему показал, и выигрывать.
-- Какое это имеет отношение к этой женщине? -- спросила Нина, теперь уже более серьезно.
-- Вот какое. Когда Сники в первый раз сказал мне об этом, я не обратил на это никакого внимания, но потом я стал думать об этом, и в каком-то смысле, тоже начал верить в это, наверное, потому, что мне так хотелось. И потом я начал искать в разных возможностях и нашел ее. После этого я нашел ее здесь в физической вероятности или в физической опыте, который я сейчас переживаю. Вообще-то она была намного ближе, чем я ожидал. Но пока еще есть много вопросов без ответов. Например, для того, чтобы изначально найти ее, я путешествовал не в будущее, а в настоящее и в продуктивные реалии настоящего, что я объясню позже. Дело в том, что я возвращался назад несколько раз, и иногда она там была, а иногда нет. Но была ли она действительно там, или она была помещена туда в ту возможность после того, как Сники сделал такое предположение, а я принял и поверил в него, что и создает физический опыт, который мы переживаем? Убеждения напрямую связаны с нашим физическим опытом.
Нина качала головой, а Денни ответил:
-- Это все чертовски запутано, и я все еще не вижу, какое это имеет отношение к тому, подойдешь и заговоришь ли ты с ней.
-- Все намного сложнее, -- ответил я, качая головой. -- Когда Сники сделал такое предположение, это не означало, что оно реально существовало в тот момент, он мог просто поманить меня этой реальностью. И только потому, что это стало частью моей физической реальности или опыта, абсолютно не означает, что это и ее опыт.
Нина слегка притронулась к своей щеке и ответила так:
-- Возможно, ты прав. Два упрямых тупоголовых человека в одной комнате в одно время могут создать некоторые трудности. Особенно, если она еще большая трусиха, чем ты.
-- Так ты смог отыскать ее в реальной жизни? -- спросил Денни.
-- Вообще-то, я был с ней знаком более двадцати лет, проблема в том, что я обладаю противоречивой информацией, что может быть просто извращенным желанием Сники заставить меня уделить больше времени изучению времени и возможных событий. Откровенно говоря, когда я даже просто думаю об этом, у меня начинается головная боль. Налей мне еще стаканчик, Денни, -- попросил я.

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>