<< Пред. стр.

стр. 17
(общее количество: 19)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

долларов. Однако все это устройство -- не для защиты от воров, а для защиты
от радиации. Без такой "упаковки" этот грамм калифорния стал бы смертельно
опасным из-за испускания нейтронов и вызвал бы повсюду радиоактивность,
индуцированную нейтронами.
Из обзора за 1971 год следует, что с июля 1969 года по июль 1971 года в
обоих мощных реакторах -- в Ок-Ридже и Брукхэвене (США) -- получены
следующие количества трансуранов: 50 г кюрия-244; 54 мг калифорния-252; 0,4
мг эйнштейния-253; 5*10[8] атомов фермия-257 (невесомое
количество).
Неудивительно, что при таких скудных выходах ведутся поиски других
методов производства трансуранов -- более быстрых, дешевых, выдающих продукт
в больших количествах. Американцы, искони обладающие понятием "большого
бизнеса", создали грандиозный план: ожидать 5 или 10 лет получения 1 г
калифорния они не в состоянии; они хотели одним махом получить 10 г... с
помощью взрыва атомной бомбы!
После некоторых предварительных опытов в июле 1969 года американцы
решились на грандиозный эксперимент, получивший кодовое название
"Хатч[73]". Место действия -- испытательный полигон департамента
атомной энергии США для подземных испытаний ядерного оружия в Неваде.
Местность там в результате многочисленных ядерных взрывов выглядит как
лунный кратер. В эксперименте "Хатч" на 600-метровой глубине взорвалась
атомная бомба взрывной силы в 2000 кт тринитротолуола и образовала подземный
кратер. За 10[-7] с бомба выделила 4,5*10[25]
нейтронов/см[2] -- в 10 миллиардов раз больше, чем мощнейший
реактор. Когда спустя некоторое время снизилась радиоактивность, первые
партии рискнули на планерах высадиться на месте взрыва, чтобы подготовить
почву для бурения. Редкие трансураны находились в застывшем конгломерате
сплавившихся пород весом около 150 000 т. Чтобы их добыть, потребовались бы
"горнорудные" разработки. Это -- безнадежное предприятие, и потому
американцы ограничились буровой пробой в 100 г. Из нее они извлекли
10[10] атомов фермия-257 -- исходного вещества для получения
200-го элемента с относительной атомной массой 500. Это количество в сто раз
превышало полученное до сих пор в мощном реакторе. По приближенной оценке
всего при "Хатч"-взрыве было синтезировано 0,25 мг фермия-257, которые, увы,
как и те вожделенные 10 г калифорния, оказались рассеянными в твердой
породе. Они и сегодня еще находятся там, если только не распались.
Эксперимент "Хатч", а также другие опытные взрывы натолкнули
американских специалистов в 1972 году на далеко идущие планы. При помощи
двух термоядерных взрывов, следующих в кратчайшее время один за другим,
можно было бы перескочить через "барьер синтеза" фермия-258. Тогда можно
было бы синтезировать высшие трансураны прежде, чем вновь распадется этот
весьма короткоживущий промежуточный продукт. Вторая нейтронная молния должна
была бы также перескочить через естественное самопроизвольное деление других
трансуранов. С помощью такого "двойного выстрела" надеялись получить весомые
количества сверхтяжелых элементов, находящихся вблизи порядкового числа 114.
Но и до сих пор эти "процессы синтеза" остаются лишь теорией. Ведь между
СССР и США существуют весьма важные политические соглашения об ограничении
подземных ядерных испытаний. Несмотря на это, американцы пытаются выдвинуть
на первый план научные перспективы такого двойного взрыва: поскольку реакции
между тяжелыми ионами не привели к цели, это -- единственная возможность
достигнуть островка устойчивости.
Радиоактивные "отходы" в настоящее время являются главным источником
для получения синтетических элементов. Из остаточных растворов после
переработки отработанного ядерного горючего получают технеций и прометий, а
также искусственные трансураны. На долю нептуния, америция и кюрия
приходятся соответственно количества 500, 100 и 20 г на тонну выгорания.
Таким образом, регенерационные установки в атомной промышленности служат не
только для необходимого устранения опаснейших продуктов деления, но и для
получения ценных нуклидов.
Однако превращение элементов в атомном реакторе приводит не только к
радиоактивным нуклидам. Из отходов уранового реактора можно получить в
качестве продуктов деления высококачественные благородные металлы --
палладий и родий,-- которые и сегодня считаются весьма ценными. Американские
экономисты полагают, что их извлечение значительно рентабельнее; например, в
1980 году с радиоактивными отходами будет потеряно столько же родия, сколько
его получили из природных источников с помощью весьма трудоемких процессов.
Чем не алхимия: из урана получить палладий и родий, более ценные, чем
исходное вещество.

Реакторы на быстрых нейтронах, "плутоний на черном рынке"

Плутоний является тем искусственным элементом, который сотворяется
рукой человека в очень больших количествах, а именно тоннами. Это
производство нельзя ограничить. В любом атомном реакторе неизбежно
образуется плутоний. При выгорании 33 г урана-235 до 7 -- 8 г образуется
около 6 г 94-го элемента на каждый килограмм реакторного урана. В атомном
реакторе на 1000 МВт ежегодно синтезируется от 200 до 250 кг плутония-239.
Таким путем в Великобритании на 9-ти атомных станциях, работающих на
природном уране, получили до марта 1977 года 7,5 т плутония за счет
регенерации реакторных стержней.
Поэтому нетрудно, зная мощность реакторов, рассчитать мировой запас
"мирного" плутония, находящегося в виде реакторных стержней. В начале 1976
года он составлял, вероятно, около 60 т. К этому количеству следует добавить
официально не известный запас "плутониевого оружия", оцениваемый в 200--300
т. Это количество плутония, находящееся в атомном оружии, не столь уж
"секретно": его можно легко рассчитать из концентрации криптона-85 в
тропосфере нашей планеты, которая с 1959 года возрастает почти линейно. В
атомных реакторах, вырабатывающих плутониевое оружие, этот радиоактивный газ
образуется в количестве 0,3 % от общего выхода продуктов в процессе деления
и практически целиком ускользает в атмосферу.
Помимо такого "искусственного" плутония имеются, как мы знаем,
небольшие количества природного плутония. Все вместе заражает весь мир этим
элементом.
Сравнительно безобидными являются те случаи, когда спутники или атомные
батареи не достигали своей орбиты или сгорали в земной атмосфере. Это
произошло, например, с американским спутником из серии "Транзит", который
упал в 1964 году, имея на борту 1 кг плутония. Такие аварии в космических
путешествиях никогда нельзя полностью исключить, да они и не представляют
большой опасности. Плутоний-238, имеющий период полураспада 88 лет, к
счастью, гораздо скорее исчезнет с поверхности Земли, чем долгоживущий
плутоний-239 с периодом полураспада 24 100 лет. Так, почва Нагасаки еще и
сегодня содержит в десять раз большее количество плутония-239, чем в других
местах.
Озабоченность вызывают падения атомных бомбардировщиков США у Паломарес
и Туле в 1966 и 1968 годах. При этом из ядерного оружия выделились
значительные количества плутония-239. Еще больше загрязнили мир плутонием
все надземные испытания атомного оружия. До прекращения этих испытаний были
выброшены в атмосферу, по приближенной оценке, от 5 до 10 т плутония; 95 %
его в виде осадков заражают радиацией обширные районы земного шара. Следует
напомнить, что плутоний вследствие своей радиоактивности в 10[10]
раз токсичнее синильной кислоты. При работе с этим ядом необходимы
строжайшие меры предосторожности. Британский завод в Олдермастоне,
вырабатывающий плутоний, вынужден был закрыться в августе 1978 года в
результате протеста профсоюзов. У многих рабочих было обнаружено повышенное
содержание плутония в организме.
Как ни опасен и коварен элемент плутоний, все же он необходим для
обеспечения будущей энергетической потребности. С современной точки зрения
атомная энергия является единственным выходом для покрытия дефицита, который
возникнет в близком будущем вследствие растущего потребления энергии и
истощения природных ресурсов. Не может быть никакой дискуссии о том, должны
ли мы строить атомные электростанции или нет,-- говорил в 1977 году
президент Академии Наук СССР профессор А. П. Александров.-- У человечества
нет иного выхода; только с помощью атомных электростанций оно сможет
удовлетворить свои потребности в энергии на века. Этими словами советский
ученый однозначно обрисовал положение в мире.
Природные ресурсы урана-235 тоже исчерпаемы. Поэтому авторитетные
специалисты считают, что уран как носитель энергии будет перспективным лишь
в том случае, если для получения атомной энергии удастся использовать
неделящийся уран-238. то есть превратить его в делящийся плутоний. Уран-238
составляет более 99 % природного урана. Следовательно, необходимо
дополнительно получать делящийся плутоний, и именно в таких реакторах,
которые вырабатывают этого атомного горючего больше, чем используют сами: в
атомных реакторах на быстрых нейтронах. В этом типе реактора нейтроны не
тормозятся и предназначаются не для деления ядра, а для превращения элемента
урана-238 в плутоний-239. Такой процесс с быстрыми нейтронами поднимает
массу технических проблем и требований к технике безопасности, которые до
настоящего времени не полностью разрешены.
При разработке реакторов на быстрых нейтронах Советский Союз идет
впереди: в 1959 году в Обнинске был запущен опытный реактор. Первая в мире
опытная электростанция начала работать в 1973 году в г. Шевченко на
Каспийском море и с тех пор служит для опреснения морской воды. В Советском
Союзе и западных промышленных странах надеются, что к концу 80-х годов можно
будет пустить в ход реакторы на быстрых нейтронах для выработки энергии. По
прогнозам в 2000-м году треть всех атомных электростанций будет состоять из
реакторов на быстрых нейтронах. Связанное с этим расширение атомной
промышленности -- предположительно в 2000-м году общая мощность атомных
электростанций составит 3000 ГВт -- требует повышения ответственности
государств и действенного международного контроля. Ведь эти атомные
электростанции будут все же вырабатывать плутоний -- порядка 1000 т
ежегодно. Такого количества достаточно, чтобы изготовить 150 000 атомных
бомб, по силе равных хиросимской! Нельзя не считаться с опасностью того, что
в капиталистическом мире появится "плутониевая иерархия", что часть этого
огромного количества атомного взрывчатого вещества будет отчуждена, им
смогут торговать на черном рынке и нелегально изготовлять из него атомное
оружие.
Конечно, в социалистическом обществе не существует проблем такого рода.
Однако нам тоже приходится сосуществовать с плутонием, ибо мы не можем
отказаться от атомной энергии. Безусловно, нужно быть бдительными, учитывая
"свободное обращение" с ядерным горючим, принятое в капиталистических
странах. Оно может иметь тяжелые политические последствия. Уже много лет ФРГ
предпочитает торговать атомным сырьем с такими государствами, как Бразилия,
Южная Африка, которые не подписали договора об ограничении ядерного оружия.
С другой стороны, нельзя полностью исключить возможность того, что
террористы овладеют плутонием и начнут сами мастерить бомбы. По словам
одного американского специалиста, для этого нужны только плутоний и умение
читать и писать. Другие считают, что сборка атомной бомбы в гараже при
помощи тисков и молотка -- чистая фикция. Что же является правдой? Твердо
установлено, что в обычных атомных реакторах действительно образуется не
плутоний "чистый для бомбы", а смесь изотопов, содержащая от 60 до 70 %
делящегося плутония-239. Этот плутоний может служить для изготовления
атомных взрывчатых веществ. Испытание атомной бомбы в США показало, что
"дело пойдет" и с таким плутонием из атомных реакторов, который содержит
смесь изотопов. Об этом сообщил журнал "Кемикл энд инжиниринг ньюс" в
сентябре 1977 года, разрушив при этом некоторые иллюзии.
Поскольку критическая масса атомного взрывчатого вещества зависит также
от концентрации делящегося изотопа, она, вероятно, будет значительно выше
для смеси изотопов плутония, что, безусловно, является дополнительным
фактором безопасности. Для чистого плутония-239 критическая масса составляет
5,6 кг при максимальной скорости сближения докритических масс и оптимальном
отражении нейтронов.
Если мафии даже удалось бы смастерить атомное взрывчатое устройство из
"плутония с черного рынка", то сила взрыва его была бы намного слабее, чем
для обычных бомб. Однако такой атомный взрыв все равно был бы катастрофой,
вследствие возникшей радиоактивности и той паники, которую вызывает атомное
оружие любого калибра.
Переработка реакторного плутония с целью выделения чистого изотопа-239
связана с колоссальными техническими издержками. Поэтому не стоит
беспокоиться -- потенциальные "мастеровые" не смогут "дома" получить чистый
плутоний-239. Это относится также и к делящемуся плутонию-241 и
америцию-242. Плутоний-241 образуется в реакторе в небольших количествах и
имеет более низкую критическую массу, чем плутоний-239. Поэтому он
используется в атомных взрывных устройствах меньшего размера. Правда, такое
оружие является еще достаточно страшным. Вследствие малого периода
полураспада плутония-241 атомные гранаты на его основе приходится каждые два
года пускать в переработку и отделять образовавшийся америций-241. Этот
изотоп америция не является взрывчатым веществом. Напротив, америций-242
обладает наибольшим сечением захвата нейтронов для ядерного деления. Его
критическая масса составляет лишь 3,8 кг. К счастью, до сих пор не удается
получить значительных количеств этого изотопа. Так что и такой вариант не
доступен анархистам-кустарям.
А вот контрабанда искусственным элементом плутонием на
интернациональной арене никак не является фикцией. Такое злоупотребление
опаснее, чем кустарная бомба анархистов, столь часто обыгрываемая в
капиталистическом мире, ибо оно непосредственно подвергает опасности мир во
всем мире. Для того, чтобы обойти договор о запрещении атомного оружия, в
западном мире, с одобрения высших кругов, практикуются такие методы, которые
обычно описывают лишь в детективных романах.
В 1969 году грузовое судно ФРГ вышло в море из Антверпена, имея на
борту 200 т урана. Этот металл требовался итальянской фирме для производства
катализаторов для химической промышленности. На пути к порту назначения
Генуе судно с ураном бесследно "исчезло". Много месяцев спустя оно возникло
вновь в небольшом турецком порту... с другим грузом. Даже служба
безопасности ЕВРАТОМа не смогла ничего разведать о судьбе урана. Лишь девять
лет спустя один сотрудник ЦРУ проговорился об истинном положении дел: весь
груз -- 561 плотно закупоренная и запечатанная бочка -- был в свое время
"продан" Израилю. Этого урана им хватило бы, чтобы получить плутоний для
33-х небольших атомных бомб, ибо с 1963 года в Израиле работает реактор на
тяжелой воде.
Описанное происшествие не было единственным. По официальным данным за
последние годы в США столь же "таинственным" образом исчезли по меньшей мере
4 т обогащенного урана и плутония. Об этом сообщала международная пресса в
начале 1978 года. Как недавно доложило британское управление по атомной
энергии, на атомных электростанциях Великобритании недостает 100 кг плутония
-- это "нехватка" при инвентаризации, проведенной за 1971-- 1977 годы.

Предыстория и будущее элемента урана

Плутоний немыслим без урана. Однако в ближайшие десятилетия атомная
промышленность будет и дальше обходиться имеющимися запасами урана, не
создавая слишком больших резервов опасного плутония. Конечно, с большими
затратами связана необходимость каждый раз обогащать природный уран
изотопом-235, содержащимся в нем лишь в количестве 0,7 %. С другой стороны,
мы должны быть счастливы, что нашей планете 4,6 миллиардов лет, а не,
скажем, 10 миллиардов. Тогда на Земле не осталось бы урана-235! Вероятно,
деление ядра вообще не было бы открыто и никогда бы не осуществилось
промышленное использование атомной энергии.
А вот два миллиарда лет тому назад, к примеру, проблема запасов урана
была бы совсем не столь острой. Природный уран содержал тогда от 3 до 4 %
урана-235 -- такой концентрации достаточно для пуска атомного реактора без
предварительного обогащения. Природа даже позволила себе шутку: в то время
действительно существовал такой самопроизвольный реактор. В Окло, в
республике Габон, на западном побережье Африки, где сейчас ведутся
разработки мощных месторождений урана, два миллиарда лет тому назад
протекала доисторическая цепная реакция и замедлителем служила природная
вода. Реактор в Окло работал, по меньшей мере, 150 000 лет. Как это узнали?
Толчком для научного расследования по делу "Окло" был странный
результат анализа: уран из Окло содержит 0,7171 % урана-235 вместо обычных
0,7202 %. Недостающие 0,0031 % следует приписать выгоранию урана в
естественном реакторе. К такому выводу пришли только после исключения
множества других источников ошибок. Значит, природа уже два миллиарда лет
тому назад совершала то, чем человечество так гордится сегодня, а именно --
запуском самоподдерживающейся атомной цепной реакции с ураном!
В настоящее время не остается ничего иного, как удовлетвориться
имеющимся природным ураном-235. Мы должны попытаться найти другие
возможности, если не хотим резко перевести атомную промышленность на
плутоний. Возможной альтернативой был бы ториевый реактор, поскольку он дает
делящийся уран-233. Тория на Земле достаточно. Однако пока может помочь и
более полное использование имеющихся полезных ископаемых путем разработки
руд с меньшим содержанием урана. Кроме того, имеется еще совершенно
нетронутый запас -- около четырех миллиардов тонн урана: это уран из
Мирового океана.
Получать золото из морской воды -- от такого безнадежного предприятия в
1926 году отказался Фриц Габер, ввиду слишком малого его содержания. Для
урана положение несколько более благоприятно, поскольку его содержится в
среднем 3 мг в 1 м[3] морской воды. Несколько проектов ждут
своего оптимального экономического осуществления: некоторые микроорганизмы и
водоросли могут накапливать как благородные металлы, так и уран. Штаммы
водорослей, "пожирающих уран", ежедневно омываемые миллионом кубометров
воды, могли бы дать около 1 т урана в день. Специалисты полагают, что для
этого было бы достаточно фильтрующей клетки с поверхностью 100
м[2].
В Японии существуют планы создания к 1985--1990 годам первой
промышленной установки для получения урана из морской воды. К 1980 году
должны были войти в строй две пилотные установки. Для селективного
связывания урана японцы разработали синтетические ионообменники -- смесь
свежеосажденного гидроксида алюминия, гидроксида железа и активированного
угля. Для переноса гигантских количеств воды они собираются использовать
прилив и отлив, то есть заставить море естественным путем проходить через
ионообменник.
Такие процессы наверняка стали бы рентабельными, если одновременно
можно было бы получать из моря другие ценные элементы: фосфор, ванадий,
серебро и, прежде всего, золото! Золото также усваивается некоторыми
микроорганизмами и водорослями. Поэтому "биологические золотые прииски"
отнюдь не являются утопией. Вообще многие рудные месторождения возникали,
вероятно, в результате осаждения колоний микроорганизмов или водорослей. В
настоящее время науке известны искусственные ионообменники, с помощью
которых можно отделить золото, рассеянное в морской воде, от следов других
элементов и накопить его.
В 1974/75 годах советское исследовательское судно "Ломоносов" совершило
плавание по экваториальной Атлантике с тем, чтобы определить содержание
золота в воде океана и проверить экономичность получения его из морской
воды. Советские ученые получили большой разброс данных о содержании золота:
от 0,004 до 3,4 мг/м[3] в среднем 0,2 мг/м[3]. При
этом они установили, что в тропических водах содержание золота значительно
выше среднего. Анализы Фрица Габера подтвердились. Советские ученые пришли к
тем же выводам, что и Габер за 50 лет до этого: получение золота из моря в
настоящее время совершенно нерентабельно, хотя имеются морские зоны с
достаточно высокой концентрацией золота.

Солнце на Земле

Большой путь проделан человечеством от алхимии до первых удачных
превращений элементов и их искусственного получения. Как показывает открытие
деления атомного ядра, для деятелей науки возникли теперь серьезные
общественно-политические проблемы. Ученые, открывающие новые элементы,
синтезирующие, идентифицирующие и превращающие их, почувствовали особую
ответственность по отношению к обществу. С того времени, как были сброшены
атомные бомбы на японские города Хиросиму и Нагасаки, вопрос об
ответственности науки стоит особенно остро. Капиталистический мир, в
принципе, оставляет ученым мало возможностей для решения этой проблемы,
однако и там существовали и существуют лица, которые смело борются против
злоупотребления их научными результатами. Нередко приходилось им все же
вступать в конфликт со своей совестью.
К их числу принадлежит Отто Хан. Его обуревали сомнения, правильно ли
он поступил, когда открыл человечеству путь к получению атомной энергии.
Хан, открывший вместе с Штрасманом деление атомного ядра, считал, что
наилучшим выходом как для энергетики, так и для политики является ядерный
синтез гелия из легких элементов. В таком термоядерном реакторе не
образуется ни твердых радиоактивных продуктов распада, ни взрывчатого
вещества плутония. В своем докладе "К истории деления урана и последствиям
этого достижения", сделанном в 1958 году. Хан высказался следующим образом:
"В настоящее время у нас есть водородная бомба -- грозный призрак
взрывчатого превращения водорода в гелий. Однако на нашем Солнце идет совсем
другой процесс: саморегулирующийся синтез гелия из водорода, протекающий уже
миллиарды лет, которому мы обязаны тем, что наша Земля еще обитаема и не
охладилась до мертвой груды камней... Наши дети и внуки, должно быть,
овладеют этим процессом; они принесут Солнце на Землю -- если им разрешат до
этого дожить".
Солнце на Земле -- это не только научная проблема. В переносном смысле
это означает победу прогресса человечества. В настоящее время осуществление
управляемой термоядерной реакции -- первоочередное требование, которое
поставлено перед наукой и техникой. А как считали прежде?
В 1897 году Клеменс Винклер, старейшина химии, выразился по поводу этой
проблемы весьма своеобразно: "Мы, обитающие на Земле, приковываем свой
взгляд к сверкающим небесным светилам над нашими головами; мы следим за их
движением, даже рассчитываем его с поразительной точностью, однако наше
горячее желание проникнуть в суть их происхождения, в их сущность и
назначение остается неутоленным. По отношению к загадкам Космоса все мы
являемся вопрошающими детьми".
Для ученого это поразительно поэтические слова. Винклер считал, что
можно лишь гадать о том, что происходит на Солнце, наблюдая раз в году
солнечное затмение. Тогда "на несколько минут нам приоткрывается картина
грандиозного движения материи, химического и механического разрушения,
которое бушует на Солнце и не имеет себе равного на Земле".
Какая древняя космическая сила орудует здесь? Физики Аткинсон и
Хоутерман во время своего учения в Геттингене, то есть уже в 1927/28 годах,
развили знаменитую теорию возникновения солнечной энергии: жар Солнца и
свечение звезд вызваны атомной энергией: она выделяется в результате
превращения элементов, слияния ядер атомов самого легкого элемента --
водорода -- с образованием гелия. Фриц Хоутерман с удовольствием вспоминал
эти годы в Геттингене и любил рассказывать следующую историю: "Я гулял с
хорошенькой девушкой, а когда стемнело, появились яркие звезды, одна за
другой.-- Как прекрасно они сверкают!-- воскликнула моя спутница. А я ударил
себя кулаком в грудь и сказал: со вчерашнего дня я даже знаю, отчего они
сверкают..."
Несколько лет спустя Карл фон Вейцзекер и Ганс Бете интерпретировали
ядерные реакции на Солнце как круговой процесс. Начинаясь с углерода-12,
этот цикл протекает далее с выделением энергии через стадию образования
изотопов углерода, азота и кислорода и вновь возвращается к исходному
изотопу. По балансу четыре атома водорода соединяются в гелий. Разность их
атомных масс выделяется в форме энергии.
Упомянутые исследователи были не единственными и не первыми из тех, кто
занимался загадкой солнечной энергии, искал решений и находил правильные
ответы. Сегодня мы знаем, какие мощные усилия предпринимаются в
высокоразвитых промышленных странах, чтобы осуществить на Земле процессы,
протекающие на Солнце. По осторожным оценкам, термоядерные реакторы начнут
работать лишь в 2000-м году. Такая оценка мало понятна, ибо в специальной
литературе прошлых лет уже были сообщения о том, что проблема термоядерного
синтеза разрешена или разработаны пути ее разрешения. Быть может, здесь тот
же случай: давно известный процесс превращения водорода в гелий будет
покоиться в забвении прошлого и надо будет воскрешать его вновь,-- так же,
как в свое время тайный рецепт алхимиков для получения золота?
Выдающийся химик Эмиль Фишер, скончавшийся в 1919 году, вспоминал, что
еще в 1898/99 годах он вместе с физиком Фридрихом Кольраушем проводил опыты,
которые имели своей целью ни больше, ни меньше, как превращение элементов
друг в друга. Оба ученых уже тогда предполагали, что такого рода превращения
элементов осуществляются на Солнце. Они хотели подтвердить эту гипотезу
экспериментом. Фишер и Кольрауш воздействовали катодными лучами на водород
при пониженном давлении и надеялись с помощью спектрального анализа
обнаружить его превращение в благородный газ гелий. К сожалению, они не
достигли определенного результата.
Великий физик Резерфорд также не сомневался в том, что такое
превращение водорода в гелий может происходить; это можно увидеть из его
обращения к British Association[74] в сентябре 1923 года в
Ливерпуле. По словам Резерфорда, источником энергии Солнца и звезд является
синтез гелия из водорода. Обнаруживаемый при этом дефект массы должен
выделяться в виде энергии. Хотя Резерфорд был вполне уверен в реальности
такого превращения элементов, он мало верил в то, что подобный космический
процесс можно будет воспроизвести на Земле. Было бы "очень сложно, даже
невозможно получить гелий из водорода в лабораторных условиях".
Не прошло и трех лет, как эта проблема, казалось, была решена. Панету и
Петерсу из Химического института Берлинского университета удалось провести
такое превращение в лаборатории! В своих рассуждениях оба ученых исходили из
энергетического баланса следующей реакции:
4*1,008 г (Н) = 4,003 г (Не) + 0,029 г
Дефект массы в 0,029 г, который испытывает водород при превращении в
моль атомов гелия приводит к выделению энергии -- около 2,7*10[9]
кДж по формуле Эйнштейна. Таким образом, при синтезе 4 г (1 моль атомов)
гелия из водорода выделяется столько же энергии, сколько при сгорании более
80 т высококачественного каменного угля. Поэтому оба химика сделали вывод,
что вряд ли надо вообще подводить энергию для того, чтобы заставить идти эту
реакцию. Атомы Н должны превратиться в гелий просто с помощью катализатора,
например палладия. Образовавшийся гелий можно обнаружить спектральным путем
уже в количестве 10[-8] -- 10[-10] мл.
Оба исследователя приступили к работе. Опыт был так продуман, чтобы
гарантировать невозможность проникновения в вакуумную аппаратуру природного
гелия из воздуха. Панет и Петерс получили положительные результаты, то есть
обнаружили гелий. В августе 1926 года они сообщили, что найденный гелий
образовался в результате воздействия палладия на водород. Было ли это
разрешением вопроса, первым шагом к появлению искусственного Солнца на

<< Пред. стр.

стр. 17
(общее количество: 19)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>