<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


2. Особенности проявления в детстве

Психопатию истерического круга редко диагностируют раньше пубертатного периода. Во-первых, потому что инфантильные черты в детстве, включая эгоцентризм, являются возрастной физиологической нормой. Во-вторых, трудно исключить до окончания пубертата, что ребенок даст скачок в развитии душевной зрелости. Тем не менее, изучая детство, отрочество тех людей, которые в зрелом (по паспорту) возрасте однозначно диагностировались как истерические, можно выделить ряд характерных особенностей. Иногда, наблюдая даже пятилетнего малыша, можно осторожно предположить, что мы имеем дело с истерической личностью.
1. Уже с раннего детства поведение окрашено выраженным стремлением привлечь к себе внимание. Мимо такого малыша буквально невозможно пройти, чтобы он как-нибудь не «зацепил» вашего внимания разнообразными просьбами, предложениями, капризами, гримасами, шалостями. Все это не ради того, чтобы действительно повзаимодействовать с какой-то целью, поиграть. Это сразу же выясняется: как только вы серьезно откликаетесь на него, он начинает жеманиться, кривляться, всячески показывать себя. Настоящей игры, взаимодействия не получается. Если вы не можете в данный момент с ним общаться, он будет проявлять либо бурную ласку, либо бурную обиду, чтобы все-таки получить внимание.
2. Некоторым истерическим детям быстро наскучивают игрушки, хотя они любят их получать. Любимой игрушкой нередко оказывается взрослый. С настоящей игрушкой нужно играть самому, а взрослого возможно заставить заниматься собой.
3. Такие дети, особенно девочки, любят наряжаться, кокетничают, шумно выбегают к занятым разговором взрослым, чтобы те срочно полюбовались их прелестными туфельками или колготками (юбка кокетливо идет вверх).
4. Многие охотно выступают в художественной самодеятельности, крайне ревниво и завистливо относясь к аплодисментам и похвалам в чужой адрес. Как отмечала Г. Е. Сухарева, движения их пластичны и легки, есть чувство ритма. На вопрос: «Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?» — многие отвечают: «Артисткой».
5. Рано начинают сочинять небылицы о себе. Бывает так, что их рассказы взаимоисключают друг друга. Их это редко смущает, иногда даже удается ловко выкрутиться, отказавшись от какого-то своего рассказа, или придумать новый.
6. Если в младших классах учитель приводит такого ученика в пример, то это положительно влияет на его успехи. Если за спинами истерика и психастеника стоит учитель и наблюдает, то буквы у истерика становятся ровнее, красивее, а у психастеника от неловкости одни загогулины с кляксами выходят. Некоторые истерики прекрасно учатся в младших классах. У них часто блестящая память, быстрая сообразительность, хорошо «подвешен язык», могут удивлять необычным словотворчеством, богатым воображением. В старших классах, где при выполнении заданий больше используется абстрактная аналитическая мысль, успехи становятся скромнее.
7. Истерики не любят насмешек, но если в школе на них никто не обращает внимания, то могут стремиться вызвать безобидные насмешки над собой. Достигнув этого, стараются стать школьным «клоуном», который вызывает злой смех уже не над собой, а над другими детьми, учителями, и становятся своеобразными героями класса.
8. Из-за наушничанья, стремления к первенству отношения с одноклассниками часто бывают непростыми. Тем более что некоторые дети «раскусывают» театральную наигранность дружеского отношения к себе и не дают истерику «подлизаться».
9. В подростковом возрасте усиливаются нарушения поведения в виде прогулов, дерзости, побегов из дому. Серьезные преступления не типичны. Много хвастовства и «петушения». Истерику важно занять престижное положение среди сверстников, и если это не получается в труде, учебе, спорте, то проще всего изобразить из себя крутого пижона, которому на все наплевать, кроме мнения своей уличной компании. Однако истинным лидером такой компании ему удается стать редко, и тогда в душе назревает конфликт между положением праздношатающегося в обычной уличной компании и тем высоким местом в жизни, которое хотелось бы занять.
10. Проявляют большую настойчивость в достижении цели, связанной с привлечением внимания. Очень беспокоятся о своей внешности. Девушки могут морить себя голодом и истязать физическими упражнениями ради того, чтобы иметь хорошую фигуру. Когда же речь идет об обычной систематической работе, то степень прилагаемого напряжения намного меньше.
11. В случае краха высоких притязаний, ущемления самолюбия могут развиться истерические невротические реакции. У детей и подростков нередко пропадает голос, наступает спазм век, появляется кашель, рвота, случаются истерические припадки, возможны демонстративные суициды. Иногда они «уходят в болезнь» и таким образом получают оправдание неспособности осуществить свои высокие притязания.

3. Варианты истерического характера

В своем выделении вариантов я опирался на характерные жизненные типажи.
1. Практичные истерики. У них вытеснение направляется не только эгоцентризмом, но и желанием получить выгоду, ради нее они способны контролировать свои эгоцентрические проявления. На людей и события, которые сулят выгоду, практичные истерики смотрят сквозь «очки доброжелательности», но к тому, что им не выгодно, они относятся безразлично или высокомерно-брезгливо. Таким образом, в сумме их психической жизни устанавливается некий баланс между эгоцентризмом и выгодой. Эти люди аккуратны в своих делах, их не собьешь на поступок, идущий вразрез с их интересами. Они могут, как Скарлет О'Хара из «Унесенных ветром», с легкостью (благодаря вытеснению) сказать про что-то неприятное: «Ну, об этом я подумаю завтра». В вопросах же своей выгоды подобные истерические люди легкомыслием не отличаются. Во всем остальном они остаются вечными детьми (юношами), отличаясь яркостью капризных чувств, красочностью воображения, подвижностью психики, стремлением выставлять себя и т. д. Вот почему порой, несмотря на то, что в них проглядывает что-то хищно-практичное, легко помириться с такими людьми. Для этого достаточно подлить воды на мельницу их эгоцентризма комплиментом, восхищением.
2. Умные истерики. Встречаются не часто. Речь идет не просто о богатой эрудиции и формально высоком интеллекте, а о способности глубоко жизненно обобщать явления, проникать в суть вещей. Такой человек, будучи истериком, старается показать себя, намекнуть словом, поведением, что он умнее окружающих. Присущи ему и другие, уже много раз перечислявшиеся инфантильно-ювенильные черты. Но вот что интересно: ему действительно есть что сказать, и потому не так жаль, что рядом с ним другие становятся малозаметнее (отчасти он сам их умеет такими сделать). Несмотря на содержательность своих мыслей, порой он «выдает» нечто позерски экстравагантное. Сила умного истерика заключается в том, что в его позе преобладает блистательный ум, а не дешевая театральность. К тому же такой истерик, в отличие от примитивного, тонко сообразует свое позерство с особенностями ситуации.
3. «Серые», примитивные истерики. Про женщину такого типа метко говорят — «королева без королевства и подданных». Этим истерикам не хватает внешнего блеска, остроумия, игры ума. У них нет яркого таланта в какой-либо области, а претензий на особое положение и отношение хоть отбавляй. Их жизнь полна внутреннего конфликта между их скромными возможностями и завышенными притязаниями. Такому человеку повезет, если удастся найти подходящего супруга, рядом с которым он будет ощущать себя значительным, как порой жена генерала сама себя генералом ощущает (механизм обратной проекции). Если же у них имеется хоть мало-мальский талант, то они выставляют его как только возможно.
4. «Астенические» истерики. Подобных застенчиво-робких истериков выделял Э. Кречмер. У них на самом деле имеется комплекс неполноценности, нерешительность, тревожность. По этой причине на людях эти истерики держатся тихо и скромно. Их принимают за астеников. Однако если приглядеться, то можно заметить, что застенчивость, нерешительность преломлены истерической позой. В некоторые моменты жизни эта поза обнажается до крикливой театральности, вылезают претензии: «И я хочу есть кокосы, хочу, чтобы и мне целовали руки, посвящали стихи». Хотя это нередко душевно тонкие, по-детски милые люди, рыдающие по ночам из-за отсутствия красивой одухотворенной жизни. Порой они находят себя в том, что несут какой-то крест: самоотверженно ухаживают за больным родственником, занимаются посильной благотворительностью, страдают от несчастной любви без надежды на взаимность. Вся эта жертвенность по-настоящему им помогает, если имеются восхищенные зрители, без которых жертвенность была бы только тяжестью и углубляла отчаяние.
5. Стервозно-язвительные, безнравственные истерики. Внимание, которое жаждет привлечь истерический человек, бывает совершенно разного качества: от восхищения и почитания до жалости и сострадания. Некоторые истерики «любят» негодование, ненависть — так они больше нравятся себе. Одна из неприятных истерических черт — язвительность: выискивающе-острое стремление ранить других людей откровенно или под видом невинного комментария, шутки. Например, комплимент: «Знаешь, дорогая, тебе так идет новое платье, оно просто замечательно скрывает дефекты твоей фигуры», — может довести чувствительного человека до слез. Язвительность является частью стервозности, то есть удовольствия, получаемого от гадостей: от маленьких острых «шпилек» до настоящей подлости. При этом стервозно-язвительному истерику не стыдно, наоборот, он гордится собой: «Ай да я! Как ловко выбил из седла седока. Так этому паразиту и нужно». Подобным истерикам нравится плести интриги, сочинять анонимки, клеветать. И все-таки истерик данного типа редко бывает прожженным, законченным негодяем. Детско-юношеская структура его психики не позволяет этого. По временам он бывает легким, симпатичным, а язвительность и стервозность трансформируются в остроумие и лихое веселье.
Вкрапления язвительности, стервозности, душевной холодности, расчета могут быть у любого, даже самого милого, истерического человека хотя бы в форме капризной колкости.
Поскольку среди истерических людей женщины преобладают (хотя и мужчин не мало), мне хочется выделить два женских варианта этого характера.
6. Суперженщина. Она вбирает в себя все вышеописанные варианты, на то она и «супер», чтобы быть любой. С утра — она интеллектуалка, днем — экстрасенс, колдунья, вечером — своя «в доску» разбитная деваха. А все дело в том, что были разные ситуации, и она играла разные роли. Нет такой двери, куда бы не смогла войти суперженщина. Порой она может обнаженно-самокритично сказать о себе: «Я — стерва», а в подтексте звучит: «Мне все нипочем. Полюбуйтесь, удивитесь моей самокритике!». Обычно вокруг нее свита мужчин, которыми она командует. Но и у нее бывают периоды растерянности, когда встречает мужчину, который не теряется перед ее напором, спокойно и ясно на все дает ответ, видит ее уловки, «снимает» с нее роли-одежды. В результате такая женщина оказывается в роли Голого Короля, не зная теперь, чем прикрыть свою суть — одержимое позерство. Однако если при этом такой мужчина отнесется к ней доброжелательно, то и она, чуть настороженно, ответит тем же, так как в глубине души у нее появляется уважение и желание завоевать его, позируя великодушно-благородным отношением к нему.
7. «Фифочка». Это прежде всего — дамочка, некое ангелоподобное существо. Она носит пышные, украшенные ленточками и рюшечками платья, обрамленные локонами прически, любит элегантные сумочки, кружевные зонтики и украшения. Из детей предпочитает девочек, потому что их можно наряжать. Она падает в обмороки, охает, ахает, и мужчины с удовольствием подставляют ей свои крепкие плечи и вскоре с удивлением обнаруживают на них острые коготки. Этот хрупкий, не приспособленный к жизни ангел быстро прибирает их к рукам, а при разводе и их имущество. Она оказывается на редкость выносливой, и из шумных скандалов выходит победительницей. Разведенного же мужа, которого обобрала до нитки, выставляет своим знакомым как тирана и ищет, несчастная, сочувствия.
8. Вероятно, к инфантильно-ювенильной группе принадлежат патологические лгуны, псевдологи. Часть из них истерики. Они достаточно подробно изучены. Их главная особенность — неспособность контролировать возбудимое воображение, что выражается выдуманными рассказами о собственной неординарности. Вспомните барона Мюнхгаузена и ювенильно-легкомысленного Хлестакова.

4. Межличностные отношения (проблемы коммуникации)

Сосредоточимся в этой главе на не самых приятных особенностях взаимодействия истериков с окружающими, чтобы быть готовыми к ним в жизни.
1. «Двойной наговор». Например, девушка сообщает подруге «А» под большим секретом, что подруга «Б» говорит о ней гадости. Затем она сообщает подруге «Б» то же самое про подругу «А». Подруги «А» и «Б», не выясняя отношений, их разрывают, а наша героиня уже не мучается ревностью, что они относятся друг к другу лучше, чем к ней.
2. «Двойное отношение». Принцип этого взаимодействия уже описан в главе об эпилептоидных манипуляциях. В отличие от эпилептоида истерику проще быть по отношению к вышестоящим не верноподданным слугой, а милым паинькой. Учитель или начальник не верит жалобам окружающих, которых третирует истерик, так как не представляет себе того милейшего человека в столь неблаговидной роли.
3. «Хотелось бы поговорить по душам, подруга». Это написано на передней стороне майки, а на задней — «Ну что, наелась гадостей?» Игра развивается так. Игрок предлагает поговорить по душам, начинает говорить о чем-то с многозначительным видом и резко осекается. Жертва просит продолжения. Игрок таинственно отказывается. Жертва настаивает. Наконец, игрок, как бы под давлением и исключительно ради совместной дружбы, нехотя соглашается... и очень тонко, так, что не придерешься, смешивает собеседника с грязью. Ведь тот так сильно хотел правды, а кто сказал, что она всегда должна быть приятной?
4. «Да, но». Общая суть игры описана Э. Берном. На передней стороне майки написано: «Помогите!», а на задней — «А вы, оказывается, слабак!» Нередко истерик успешно играет в эту игру с неопытным психотерапевтом. Психотерапевт бросается на призыв о помощи. Его благодарят и приглашают продолжать дальше, что он и делает. Однако что бы он ни предлагал, все оказывается неточным, а он — неспособным помочь. В финале пациент победоносно закрывает за собой дверь, а оставшийся в одиночестве терапевт чувствует себя последним ничтожеством. Антитезисом к этой игре могли бы служить твердо поставленные перед пациентом вопросы: а) Как вы хотите, чтобы я вам помог? б) Каким будет ваш первый шаг на пути решения данной проблемы? Я готов помогать вам в поисках, но выбор и осуществление первого шага принадлежат вам.
5. «Динамо». Общее описание также принадлежит Э. Берну. На передней стороне майки написано: «Ну, разве я не хороша? Дерзай!», а на задней: «Все вы, мужики, одинаковые». Подобное взаимодействие может осуществлять женщина не только истерического характера, но для последней это типично. Она кокетничает и заигрывает с все возрастающей откровенностью, наконец, мужчина откликается и пробует перейти к физическим действиям. Тут-то он и получает презрительный взгляд оскорбленной невинности и громко произнесенное обвинение в нахальстве. Обычно мужчина конфузится и ретируется, но найдется и такой, который в гневе изнасилует. Нередко, но совсем не обязательно, что у такой девушки была подобная мама, которая говорила, что все мужики сволочи, и с воодушевлением наводила «боевой» марафет перед зеркалом, а потом не замечала, как начинала сексуально кокетничать. Девушка дублирует мамин пример: у нее такое же мнение о мужчинах и такое же поведение по отношению к ним. Антитезисом служит психологическая проницательность: поняв, что это игра, можно либо в нее не вступать, либо ограничиться легким вежливым флиртом без намека на физические действия. Также, чтобы не попасть впросак, возможно заранее поговорить с такой женщиной о ее намерениях и планах, после чего игра станет затруднительной.
6. «Пойдем погуляем» — написано на передней стороне майки и «до свидания» на задней. Девушка раздосадована, что к ее жениху пришел в гости друг, а ей бы хотелось, чтобы любимый принадлежал только ей. Выводя погулять собачку, она приглашает с собой друга жениха. Он вежливо соглашается. Как только они переступают порог подъезда, она мило, но твердо говорит ему: «До свидания». Друг в шоке уходит, но долго не может забыть, как его элегантно выставили вон. В этом эпизоде заметна холодная деловитость истерической девушки, впрочем, так мог поступить и истерический юноша.
Большое значение в межличностном взаимодействии истерика играет его умение с помощью вытеснения убедительно входить в роль. Сознательно выдумывать и притворяться сложно, это требует напряженного усилия и борьбы с внутренним стыдом, который возникает при этом. За притворство стыдно не только перед другими, но и перед собой. И вот, достаточно истерику полностью войти в роль, чтобы все эти затруднения исчезли. Кроме того, роль дает дополнительные возможности. Вспомним случай из рассказа Л. Пантелеева «Честное слово», когда мальчик, войдя в роль часового, смог простоять на одном месте целый день. Одним усилием воли сделать подобное было бы крайне сложно. Итак, полное вхождение в роль дает дополнительные ресурсы и снимает с исполнителя напряженное внутреннее усилие и борьбы со стыдом.
Сила истерика в том и заключается, что он входит в какую-то роль, благодаря которой все его слова и действия становятся легкими и убедительными. При этом менее важно, точно ли согласуются какие-то его слова и поступки с фактами действительности: люди скорее пренебрегут легким расхождением с фактами и поверят человеку, который так «искренен» в своих утверждениях. По причине вышесказанного многие истерики бывают не только хорошими артистами на сцене, но и умелыми продавцами и ловкими авантюристами.
Истерик может быть эффективным продавцом, потому что способен полностью отречься от самого себя и войти в ту роль, которая по ситуации наиболее выгодна. Он как бы говорит покупателю: «Я буду ровно таков, как вы пожелаете (ради ваших денежек, разумеется)». Конечно, искреннее расположение к человеку и продиктованное ролью отличаются, как правда отличается от тонкой фальши, но далеко не каждый это распознает.
Имеются социальные положения, когда человек невольно попадает в центр внимания: актер, певец, ведущий шоу, общественный деятель, руководитель престижной организации, художник, журналист, писатель и т. д. Естественно, что эти положения привлекательны для истериков. Порой они становятся людьми перечисленных профессий не потому, что обладают соответствующими талантами, а из-за потребности занять положение, которое даст им возможность привлечь внимание.
Многие истерики очаровательны с высшими, милы с равными и надменны с низшими.

5. Семейная и сексуальная жизнь

Плохо, когда любой ребенок, а истерический в особенности, воспитывается по типу «кумира семьи»: его обожают, многое прощают, восхищаются не только действительными успехами, но и любыми проявлениями, включая отрицательные. Взрослые в своем умилении ребенком создают у того впечатление, что он неподражаем. Такой ребенок не обучается различать «что такое хорошо и что такое плохо». Понятно, как трудно ему будет приспособиться к миру, который совсем не жаждет ему рукоплескать. За свои неудачи и конфликты во внешнем мире он станет обвинять родителей, превращая их в «козлов отпущения». Однако некоторой части истериков удается прямо-таки удивительная вещь: не реализовав ни одной из своих претензий, они способны, как отмечал К. Ясперс, «раздуть» свое самомнение и ощущать себя так, как если бы все претензии осуществились.
Если истерическому ребенку, подростку начинает доставаться меньше внимания (рождение еще одного ребенка, появление в доме отчима), то они, чтобы вернуть себе былую заботу, буквально заставляют делать это, попадая в какие-то истории, заболевая неясными болезнями. А. Е. Личко в связи с истерическими нарушениями поведения вообще замечает: «Родным и близким надо объяснить, что нарушения поведения обычно носят демонстративный характер, поэтому они должны встречать спокойное осуждение без сцен, скандалов, бурных обсуждений с привлечением знакомых и всякого рода посредников, которые обычно становятся для истероидного подростка только желанными зрителями. Однако никогда проступки не должны оставаться незамеченными и безнаказанными — это может только подталкивать на более серьезные нарушения» /6, с. 263/.
Истерик, по крайней мере на короткий период, может ужиться почти с любым человеком. Правда, для этого он должен очень сильно зависеть от этого человека. Происходит это, как отмечал К. Леонгард, по причине способности истерика полностью отречься от своей личности ради своей выгоды, «искренне» разыгрывая ту роль, которая нужна партнеру. Если продавцу это легко, так как приходится подстраиваться под клиента лишь короткое время, то супругу это сделать намного сложнее, ведь брак вещь довольно длительная. Со временем очаровательный супруг все больше будет выявлять капризный эгоцентризм и другие трудности своего характера, а если потребность в приспособлении станет ненужной, то он заставит крутиться уже вокруг себя.
Часто истерики плохо уживаются друг с другом по причине несовместимости двух эгоцентризмов. Быть может, отчасти этим объясняется недолговечность «звездных браков». Но бывает и так, что два истерика, как два ведущих актера на одной сцене, помогают друг другу солировать, потому что в тандеме каждый из них становится ярче, чем в одиночку. Подобным же образом поделить сцену жизни удается и некоторым истерическим друзьям, подругам.
Бывает, что истерическая женщина хорошо уживается с шизоидом. Он может обращать внимание лишь на то, что хочет (живость, яркость натуры, телесное изящество, легкий подвижный ум), а все остальное выносить за скобки, как несущественное, не спотыкаясь об это в своем отношении к даме сердца. Истеричка нередко тормошит, оживляет шизоида, помогает ему в практических делах. Он же, если обладает внутренней значительностью, бросает отсвет этой значительности и на нее, а уж она способна это украсить.
Трудно согласиться с мнением, что истеричка прекрасно уживается с психастеником. Скорее всего, в таких случаях речь идет о психастеноподобном мягком шизофренике или циклоиде, а не психастенике в узком смысле. Если психастеник окажется тонким, духовно зрелым человеком, то он чувствует неподлинность истерических проявлений и не может уважать такого человека. Быть же близким с другим человеком без уважения к нему психастенику трудно. К тому же истерическая женщина будет раздражаться на непрактичность, нерешительность, чрезмерную застенчивость психастеника. Однако и здесь бывают редкие исключения.
Сексуальность истерических мужчин может быть юношески острой даже в зрелом возрасте. Многие истерические женщины бывают по-настоящему фригидны (биологически не созревают до того возраста, в котором женщина может испытать оргазм). Однако зачастую именно эти истерички карикатурно подчеркивают свою сексуальную неотразимость, флиртуют — но все это лишь игра.

6. Духовная жизнь

В творчестве истерика много претензий на оригинальность, не вполне осознанного для него самого подражания, которое может быть талантливым. В своих духовных интересах и увлечениях истерик переменчив и всеяден. Многое зависит от моды и популярности. Ему самому собственная всеядность кажется необыкновенным гармоническим развитием. Чаще речь идет об эрудированности, «нахватанности» разнообразных знаний.
Истерический человек может быть гением чувственности. Имеется в виду не только сексуальность, сколько остронаблюдательное, утонченное, эстетизированное описание пряных земных подробностей бытия. Это нашло свое выражение в произведениях Бунина, стихах Северянина, песнях Вертинского, полотнах Брюллова, Делакруа. По своему мироощущению истерик земной реалист. Другое дело мировоззрение — оно у него зависит от веяний времени и эпохи. Если истерик верует в Бога, то талантлив умением соединить Божественное с пронзительно чувственным восприятием земного, вплоть до его обоготворения. Трудно выразить это лучше, чем И. А. Бунин:

И цветы, и шмели, и трава, и колосья,
И лазурь, и полуденный зной...
Срок настанет — Господь сына блудного спросит:
«Был ли счастлив ты в жизни земной?»

И забуду я все — вспомню только вот эти
Полевые пути меж колосьев и трав —
И от сладостных слез не успею ответить,
К милосердным коленам припав.

Я привел этот отрывок не ради его лирической красоты, а ради того, чтобы прочувствовать сердцем особенность религиозности истерических людей, для которых земное существование не есть бренное, падшее, как для многих шизоидов, а дар от Бога.
Ко многим истерикам подходит высказывание, что они не столько веруют, сколько верят, что веруют. У вульгарных истериков вера носит внешний характер: большие золотые кресты поверх одежды, частое упоминание имени Господа всуе.
Для некоторых истериков типично интриговать многосложностью своих высказываний, следуя напутствию Мефистофеля: «Где не хватает глубины ума, там удивите недостатком связи».

7. Дифференциальный диагноз

Главное в распознавании истерического человека — умение видеть демонстративную позу во всех ее разнообразных проявлениях: от позы интеллигента, жертвы до позы безразличного циника. Поза (стремление казаться) неискренна, ходульна, не имеет внутри себя душевной зрелости и тепла.
Мышление многих истериков эмоционально прихотливо. В течение одной беседы он может неоднократно противоречить себе, но противоречия возникают не по причине дефекта логики (как при шизофрении), а потому, что мышление следует за постоянно меняющимся настроением отношением. Даже при формально высоком интеллекте, в жизни его ум перемешан с глупостью. Многие истерики совершенно не способны, как замечал П. Б. Ганнушкин, к объективной правде о самих себе. К ним подходит высказывание, что у других соринку замечают, а в своем глазу бревна не видят. Они часто не понимают, как их поза воспринимается тонкими людьми, хотя для них очень важно, кто и как к ним относится. Когда истерик рассказывает о какой-то трудной для него ситуации, то часто складывается впечатление, что он один хороший, а все вокруг плохие. Также диагностике помогает выявление букета инфантильно-ювенильных черт. От истериков «веет холодком», многим свойственен расчет, практицизм, стервозность или хотя бы маленькая припрятанная «иголочка».
При встрече с истерическими людьми важно уметь отличать истинную натуру человека от той роли, которую он играет. От истерической демонстрации ощущается наигрыш и фальшь. «Одеваться» в позу могут и циклоид, и шизоид, и шизотипальная личность. Но во всех этих случаях сквозь позу просвечивает противоположное позе содержательное ядро соответствующего характера, а истерическая поза есть только поза, за которой ничего не стоит. Порой истерик рядится в шизоида, играя витиеватой многосложностью фраз, необычными терминами, но шизоид чувствует, что за этим нет серьезной содержательности, и называет такие интеллектуальные навороты «клюквой». В наше время подобной «клюквы» становится все больше, так как нередко брезгуют глубокой простотой и стараются непременно сказать что-то необыкновенно сложное.
Когда демонстративность приобретает вычурные и разрушительные формы, то возможно предполагать шизофренический процесс. Например, четырнадцатилетний мальчик, чтобы обратить на себя внимание близких, пытается выдавить себе пальцами глаза, так что портит свое зрение и сам требует, чтобы его насильно и с унижением отправили в психбольницу, дабы «насладиться» всей чашей страдания. Среди психиатров существует высказывание: «Там, где слишком много истерии, думай о шизофрении».
У истериков часто встречается, как отмечал М. О. Гуревич, инфантильно-грацильное телосложение: пластичная детская живость движений, изящная миниатюрность сложения независимо от роста /22, с. 104/. Встречаются и толстые, нескладные истерики. Главное в диагностике — характерный ансамбль душевных особенностей, ядро характера.

8. Особенности контакта и психотерапевтической помощи

1. В начале контакта с истерическим человеком можно дать ему «сцену», выказывая интерес ко всем сторонам его личности, — так постепенно сложится ваш контакт.
2. По мере продолжения отношений примените тактику частичного замалчивания его демонстративных «достоинств». При этом ищите его действительные достоинства и таланты, не упускайте возможности замечать и поощрять именно их. Если эгоцентризму истерика этого не хватит, то можно по необходимости добавить толику лести.
3. Если в контакте возникнет доверие, покажите ему, что он мог бы добиться в жизни большего, придерживая свою претенциозную демонстративность, ведя себя скромнее и действительно думая о других людях. Иначе конфликтов не миновать.
4. С истерическим человеком целесообразно держаться с достоинством, давать ему почувствовать, что вы, как бы он сам выразился, из себя нечто представляете. В таком случае истерик будет больше ценить ваше расположение к нему, и у вас будет больше возможности на него влиять.
5. Когда истерик претендует на душевную тонкость, то возможна следующая тактика: вы наделяете его ценными интеллигентными качествами, и он это принимает. В дальнейшем вы дадите ему соответствующие советы, и у него будет желание их выполнить, чтобы не потерять удовольствия выглядеть в ваших глазах интеллигентом.
Понятно, что с безнравственным истериком эта тактика не удастся. У него претензии другие. Тогда соответственно действуйте через них. Особенно трудно многим людям иметь дело с «суперженщинами», тем более быть их подчиненными, поэтому хочу дать несколько рекомендаций.
Для этого обратимся сначала к так называемым принципам Беттельхайма, необходимым для психологического выживания под началом тиранического (эпилептоидного) или вздорного (истерического) начальства, от которого находишься в сильной зависимости.
Принцип а: просить о чем-либо лучше в его системе координат, так, чтобы ваша просьба казалась ему рациональной и в его интересах. Например, в концлагере заключенный мог добиться медицинской помощи у нацистов, объяснив, что если ему зашить рану на руке, то он гораздо лучше сможет работать.
Принцип б: важно не чувствовать себя несчастным, сломленным судьбой человеком, который очень не хочет, чтобы над ним издевались, но ничего не может изменить. Надо решить, что в этих обстоятельствах, поскольку иное невозможно, ты сам принимаешь решение какое-то время побыть под самодурским началом данного человека. После этого решения ты уже не пассивная жертва, а взрослый автономный человек, который сам строит свою жизнь. Итак, рассмотрим основные моменты взаимодействия с «суперженщиной».
1. С ней не обойтись без лести, прямой или завуалированной. Комплименты по поводу внешности и одежды принимаются с удовольствием. Вообще же нужно внимательно смотреть, что она сама выставляет на обозрение, и восхищаться именно этим. Например, ее научные статьи или ум, возможно, похвалить так: «Меня всю ночь мучила бессонница. Вечером прочитал вашу статью, она вызвала во мне такое обилие мыслей, что сон как рукой сняло».
2. Нельзя верить в громкие обещания «суперженщины». Она их часто не сдерживает. Если вы начнете чересчур обиженно сердиться на нее за это, то она может сказать, что вы сами и виноваты в этом невыполнении. Стремитесь, чтобы между обещанием и моментом выполнения проходило как можно меньше времени. Здесь очень уместна пословица: «Куй железо, пока горячо».
3. Суждения «суперженщины» о людях крайне субъективны, переменчивы и в течение короткого времени диаметрально противоположны. Например, утром она вас встречает «в штыки», наговорив кучу гадостей. Не надо сразу писать заявление об уходе, так как днем, вытеснив то, что было утром, она к вам может подойти, как лучшему другу, с предложением выпить чашечку кофе. Большая ошибка опираться на ее высказывания, как на суждения в последней инстанции. Лучше быть готовым к любому повороту событий, ничему не удивляться, не расстраиваться из-за плохого и радоваться хорошему.
4. Будучи едкой и язвительной, «суперженщина» не потерпит и намека язвительности в свой адрес. Не критикуйте близких ей людей, которых она сама критикует. Не присоединяйтесь к ее театральной самокритике.
5. Если вы от нее не зависите, то можно пользоваться методом сократического диалога. Не отвечайте гадостью на гадость, а переводите эмоционально-вздорный разговор в рациональный. Не позволяйте спровоцировать вас на эмоциональные реакции, а всем своим видом показывайте, что интересуетесь исключительно ее мыслью. Реагируйте только на мысль, как бы не замечая всех колкостей и взвинченных эмоций. Выхватывайте из ее речи кусочки логических высказываний, подчеркивайте их, развивайте, основывайтесь на них и дополняйте своей логикой. Если вы спокойны, последовательны и проявляете интерес к собеседнику, то истеричка вынуждена будет перейти на логический спор, и это в ваших интересах, если вы умеете убедительно и аргументированно вести диалог. Победить же ее в эмоциональной стихии крайне сложно. Она задавит вас своим эмоциональным напором, если нужно, криком, если нужно, шокирующей ложью, что будто бы вы сами ей сказали то, что сказать никак не могли.
Во взаимодействии с умным, тонким истериком открываются возможности глубокой личностной работы. Можно помочь ему разглядеть проявление его эгоцентризма, довести до осознания моменты, которые он склонен вытеснять. Помочь ему увидеть некрасивость, детскую поверхностность демонстративности, ее бездуховность. Показать, как он благодаря вытеснению бывает некритичен, смешон. Указать, что претенциозность — это требовательность, обоснованная лишь пустым самомнением. Подчеркнуть, что вытеснение, помогая не переживать трудностей, в конце концов оказывается психологической слепотой, которая, как любая слепота, опасна тем, что может завести в глубокую «яму». Перечисленные указания — только направления психотерапевтической работы. Сама же работа гибко сочетает недирективность с необходимой для пользы истерического пациента директивностью.
Разбирать конфликты истерика возможно в театральном духе психодрамы по Я. Морено /23/. Такой способ может вызвать с его стороны больший энтузиазм, подключить его образно-художественное восприятие, помочь ему наглядней увидеть свою неправоту, если режиссер и все участники «спектакля» будут выразительны в своих действиях.
Хорошо, если вы сами способны пожалеть истерика за то, что он по-детски застрял в «дешевом» удовольствии производить впечатление на окружающих, что ему мало ведома насыщающая радость от подлинного диалогического контакта с людьми, серьезной духовной работы. Если в беседах с вами умный истерик прочувствует вышеописанное, то его жизнь сделает поворот к большей глубине. Истерика спасает действительный талант. Умный истерик в состоянии это понять и начать искать дорогу к людям через реализацию общественно-полезного таланта. Эгоцентризм от этого только выигрывает, ведь альтруизмом можно привлечь внимание ничуть не меньше, чем эгоизмом.

9. Учебный материал

В рассказе А. П. Чехова «Попрыгунья» с художественной выразительностью изображена душевная незрелость и эгоцентризм мило-обаятельной истерической женщины.
Советую посмотреть фильм «Унесенные ветром», особенно внимательно нижеописанные эпизоды. В них можно увидеть милую и при этом стервозную, сильную практичную истеричку, которая играет чувства, которых нет, вытесняет совесть, когда она не выгодна, не утомляясь от сплошного притворства и игры.
Сцена 1. «Выцарапывание» денег у Батлера, который сидит в тюрьме. Здесь Скарлет похожа на очаровательную хитрую лисичку, готовую на все ради желанной добычи. Когда ее план срывается, она по-детски набрасывается с кулаками на Батлера и желает ему смерти, хотя еще минуту назад демонстрировала любовную заботу.
Сцена 2. Скарлет запускает руку в карман Фрэнка Кеннеди. Узнав, что Фрэнк разбогател, она внимательно осматривает его бухгалтерские книги и резко меняет к нему отношение. Кокетливой обворожительностью быстро прибирает его к рукам и с честными глазами лжет ему про его невесту — свою сестру.
Сцена 3. «Усмирение» Эшли. Эшли решает уехать. Скарлет не хочет этого. Когда убеждения не помогают, она подчеркнуто громко плачет, на помощь приходит благородная Мелани и помогает Скарлет, оставляя ей возможность и дальше добиваться своего мужа.
В начале американского фильма «Человек за бортом» (в главных ролях Курт Рассел и Голди Хон) показана экстравагантная, холодная, стервозная истеричка. Ее богатство помогает ей ни в чем себя не сдерживать, и потому капризный эгоцентризм цветет махровым цветом.
С утонченным творчеством истерических людей можно познакомиться на полотнах К. Брюллова, Делакруа, Энгра; в произведениях Бунина, Северянина, песнях Вертинского. Вульгарное истерическое творчество заполонило современную эстраду, шоу-программы, в нем много крикливой, экстравагантной позы. Однако и это творчество, будучи массовой культурой, необходимо людям.


Глава 2 (Б). Неустойчивый характер

1. Ядро характера

Этот характер будет описан короче предыдущего, так как представляет меньшую трудность при взаимодействии. Ядром неустойчивого характера является душевная незрелость (по типу дисгармонического инфантилизма-ювенилизма) с выступающей на первый план душевной неустойчивостью, легкомыслием. Это проявляется изменчивостью переживаний, интересов, намерений, увлечений, поступков. Таким людям не дается самодисциплина, они редко доводят до конца начатое дело, отвергают длительные, скучные усилия.
Чем же обусловлена эта неустойчивость?
1. Прежде всего слабоволием, точнее, детской структурой воли. Ребенок может проявлять большой напор и настойчивость, когда ему чего-то очень хочется, а также достаточно стойко противостоять тому, чего он не хочет делать в данный момент. Таким образом, у ребенка есть своя воля, но она растворена в его желаниях. Поэтому немецкий психиатр Э. Крепелин подобные проявления не считал за истинную волю /24/.
Под волей он понимал прямо противоположное — способность делать не то, что хочется в данный момент, а то, что нужно, при этом приходится делать и то, что в данный момент совершенно не хочется. Мы видим, что воля является разумным командиром желаний, а не их рабом или страстным исполнителем. У человека неустойчивого характера (особенно психопата), как у ребенка, часто главным командиром является не всегда разумное, но всегда острое желание минуты. Понятно, что человек, малоспособный противостоять желанию минуты, не способен жить по устойчивому плану.
2. Также детская структура воли отражается в отсутствии четкой иерархии, приоритетов мотивов и ценностей, то есть речь идет о бесплановости воли. Главным реальным мотивом поведения таких людей, независимо от того, что они сами говорят по этому поводу, является получение удовольствия (порой тонкого, романтического).
3. Такой человек способен искренне оправдать, даже благородно обосновать любое свое желание, вытесняя все, что этому противоречит. Человек с неустойчивым характером способен «заходиться», терять голову в пламенной вспышке какого-то чувства.
4. Низкая способность сдерживать остроюношеские желания, в том числе сексуальные, приводит к непредсказуемости поведения, различным эксцессам.
5. Легко наступает пресыщение однообразной деятельностью, нужны яркость, разнообразие впечатлений.
6. Повышенная чувственная впечатлительность ведет к желанию перепробовать все, что можно, откликнуться на все «изюминки» жизни — отсюда страсть в детстве к побегам из дому, в более старшем возрасте — к путешествиям, авантюрам.
7. Высокая податливость к внушению и самовнушению. Неустойчивый в отличие от истерического человека, мягок, как воск, малоспособен противостоять влиянию друзей (как хорошему, так и плохому). В отличие от истерика его достаточно легко уговорить на поступок, идущий против его интересов. Неустойчивый отличается юношеской зависимостью от своих приятелей. Ему свойственна широта души, по причине которой он может пренебречь своей выгодой, махнуть рукой на неприятные для себя последствия и сделать то, к чему подталкивают его приятели. Детско-подростковая склонность к имитации приводит к тому, что он набирается разных привычек от того, с кем поведется.
8. Также неустойчивости способствует наплывающая на него по временам легкая тоскливость (хандра), проникнутая романтической разочарованностью от несбывшихся надежд, скуки жизни. В такие периоды ему хочется забыться, и он прибегает к спиртному. В опьянении он еще более неустойчив, вплоть до совершения преступления, обычно в составе какой-то компании.
9. Отсутствие в неустойчивом прочного внутреннего стержня делает его беспомощным перед собственной неустойчивостью и легкомыслием. Иногда он может, гневно сверкнув глазами, решительно отставить стакан, но на следующий день с удовольствием выпьет за компанию со всеми. Бывает, неустойчивый решит «завязать» с бардаком своей жизни, но по свойственному ему легкомыслию забудет о своем решении, и все возвращается на прежние крути. Полубессознательной стихийной защитой от собственной неустойчивости является находящее на него по временам сильное немотивированное упрямство, но оно как пришло, так и ушло, а неустойчивость остается.

2. Отдельные выразительные особенности неустойчивого характера

Многие неустойчивые отличаются душевной симпатичностью, мягкостью, нежностью, лиричностью натуры. Они общительны, у них быстро возникают симпатии, обычно много друзей и приятелей. В своих переживаниях они восторженны и сентиментальны, как юноши. В них нет истерической холодности, колкости, фальшивости. Они не прочь покрасоваться, любят внешние эффекты. Их пижонство с ароматом легкости, мягкости, изящества по-своему привлекательно, не отталкивает, как ходульная истерическая поза. В них много непосредственности, живости, еще больше безалаберности. Они мало думают о будущем, их раздражают психастеники с их вечным «как бы чего не вышло». Неустойчивых увлекает романтический жизненный полет, полный спонтанности и приключений. Жаль только, что он часто прерывается алкоголизмом, наркоманией, болезнями, несчастными случаями, даже тюрьмой. Такие люди легко раздражаются, но глубоко обидой не ранятся, зла не таят. В относительно зрелом возрасте продолжают любить походы, костры, песни под гитару. В делах, домашнем хозяйстве часто неаккуратны, но это их не коробит, они называют это художественным беспорядком. В этот беспорядок приглашают гостей и под томные звуки джаза пьют при свечах дорогое вино из хрустальных бокалов. Многие неустойчивые не любят, когда ими руководят, и, как подростки, огрызаются и делают наоборот, но если почувствуют сильную руку, то, как те же подростки, робеют и подчиняются.
Они любят новые ситуации, быстро в них ориентируются, наблюдательны, находчивы, но редко предаются глубокому анализу ситуации с разных точек зрения, поэтому их оценки несут в себе односторонность, поверхностность. Часто они решают проблемы по мере их поступления, и, благодаря находчивости, подвижности, им это нередко удается. Вообще же плохо выстраивают стратегию поведения: не удается совмещение ближних и дальних целей, учет последствий, затрат и собственных сил.
При всей их симпатичности на них трудно полагаться. Выйдет неустойчивый на минутку покурить, а вернется через три дня: встретил приятелей, заговорился, пригласили, согласился на минутку, выпил, увлекся... При этом из головы вылетело, что должен был дочку отвести на кружок, а сам срочно явиться к врачу на обследование. Или другой случай: взяв последние деньги, пошел такой человек за необходимыми продуктами, а вернулся без них, но с дорогим флаконом французских духов, запах которых так любит жена. В результате она и сердита на него, и сердиться не может.
Примечателен случай с Сергеем Есениным, описанный В. Катаевым. Есенин собирался съездить в Константиново навестить мать. На вокзале его провожали трое молодых писателей, и Есенин, которому было скучно ехать одному, вдруг уговорил их всех поехать с ним, красочно расписав радость матери и красоту родного села. Все трое согласились, хотя до этого ни у кого и в мыслях не было куда-либо ехать. Взяли билеты, а поскольку до отхода поезда оставалось еще два часа, пошли пить пиво. Скоро деньги кончились, тогда один из писателей предложил сдать свой билет, так как ему в общем-то и ехать нельзя. Но потом кончились и эти деньги, в результате все, включая Есенина, сдали свои билеты, продолжали пить и никуда не поехали.

3. Проявления неустойчивого характера в детстве и юности

Во многом это те же самые особенности, которые мы встречаем у взрослого человека данного характера, так как по-настоящему он так и не расстается с инфантильно-ювенильными чертами.
Трудности с дисциплиной отмечаются в детском саду и особенно в школе. Такие дети болтливы, суетливы, непоседливы, отмечается лабильность настроения. Учатся обычно не очень хорошо, могли бы лучше, но не хотят прилагать достаточно усилий. Материал легко схватывают, но мало обдумывают. Знания поверхностные, не систематичные. Даже к семи годам у некоторых из них сохраняется детский тон речи, капризное складывание губок, выразительный подъем бровей, как у трехлетних малышей. Они плохо переносят даже короткое одиночество в отличие от психастенических и шизоидных детей. Любят прихвастнуть, приукрасить себя. Если какой-либо школьный предмет вызывает у них горячий интерес, то неусидчивость, отвлекаемость как бы исчезают. По этому предмету нередко хорошо учатся. Если же учеба вызывает трудности, а учителя их много ругают, то они могут выбрать путь наименьшего сопротивления: бросить школу и приобщиться к асоциальной компании. Для них вообще типично не решать трудные ситуации, а убегать от них.
Многое зависит от воспитания и среды, в которой растет неустойчивый ребенок. Самое страшное для таких детей — безнадзорность. Неустойчивых следует приучать к режиму. С одной стороны, нельзя заставлять такого ребенка слишком много трудиться, с другой стороны, длительный отдых его расхолаживает. Целесообразно в младших классах при обучении неустойчивых детей опираться на баланс игры и дисциплины. Учеба будет эффективнее, если учитель умеет вызывать интерес к своему предмету, а не просто заставляет его штудировать. Между уроками хорошо проводить физкультминутки с элементами ритмики, так как она уравновешивает нервные процессы. К труду лучше приучать постепенно. Желательно заканчивать труд в тот момент, когда ребенок достигает хорошего результата, который ему самому нравится.
Крайне важно, чтобы у такого ребенка были друзья с устойчивым и положительным характером, так как их пример и влияние на него очень велики. Неустойчивого психопата вообще приходится держать в «ежовых рукавицах», иначе его поглотит улица. Такие дети порой сами тянутся в асоциальные компании, потому что, с их точки зрения, там гораздо интереснее, чем в школе; никто их не «пилит» и позволяют им быть такими, какими они хотят.
В пубертатный период могут появляться грубость, цинизм, незрелое желание овладеть внешними атрибутами взрослости (курение, выпивки, сексуальная жизнь) без малейшего желания приобрести взрослую ответственность за свою жизнь.

4. Семейная и духовная жизнь

Семейная жизнь у таких людей складывается сумбурно эмоционально. Редко неустойчивые являют собой хороший пример супруга и родителя, но дети их часто любят, так как они ласковы, потакают детям в их желаниях, позволяют им делать то, что они хотят. Правда, некоторые неустойчивые, поняв, сколько трудностей принес им их характер, стараются строго воспитывать своих детей, насколько это у них получается.
У многих из них духовная жизнь не отличается глубиной. Им присуща аморфность эстетических принципов, они часто восхищаются всем оригинальным. Бывают среди них и духовно одаренные натуры: артисты, поэты, певцы, художники, но не математики и философы. Они могут быть задушевно-лиричными, их творчество опьяняет красками жизни, теплотой и чувствительностью, щемящим надрывом, искренностью. Некоторые из них мудры, по-детски открыто и просто. Пора взлета у неустойчивых людей в их яркой молодости, они не умеют стареть.

5. Варианты неустойчивого характера

Предыдущее описание относилось преимущественно к душевно тонким людям этого характера. Большинство из них редко попадают на прием к психиатру, чаще к психотерапевту, еще чаще к наркологу из-за алкоголизма. Немало среди неустойчивых и откровенно примитивных людей, которых часто, еще с детства приводят именно к психиатру в связи с асоциальностью. Поэтому, наверное, у психиатров имеется вполне понятная тенденция изображать таких людей пустыми, бездушными. Может быть, в подобные психиатрические описания частично попадают органические психопаты с превалирующим неустойчивым радикалом или неустойчивые психопаты с так называемой органической «подпорченностью». Таким людям действительно свойственны огрубелая бедность души, отсутствие глубоких привязанностей к людям, романтической любви. Все им быстро надоедает и наскучивает, кроме жажды легких впечатлений. Они лишены мечтательности и задушевности. По-мужицки пить, драться, гонять на мотоциклах, воровать, грубо орать блатные песни — все это далеко от мечтательной, романтической, нежной души человека с неустойчивым характером. Он тоже может делать нечто подобное, но все это у него получается как-то красиво, романтически, с привкусом поэзии юности.

6. Дифференциальный диагноз

Синдром «неустойчивости» широко встречается и за рамками данного склада характера. Рассмотрим подобные случаи.
1. Можно видеть, как шизофренический человек безвольно плывет по жизни, куда несет ее течение (симптом «дрейфа»). Причем нередко он рефлексивно видит, что с ним происходит, но это не вызывает у него страха — душа анестезирована апатическим «наплевать». При этом состоянии можно обнаружить такие характерные симптомы, как неспособность сосредоточиться, пустоту в голове и насильственные наплывы мыслей. Психическая энергия резко падает, нет сил на серьезное напряжение воли, даже агрессивные действия совершаются на фоне вялости и равнодушия. Все это не характерно для неустойчивого характера.
2. При социально-педагогической запущенности у здорового подростка неустойчивость психологически понятно вытекает из обстоятельств его жизни. Дело здесь в обиде и мести обществу, нарочито несдержанной распущенности (если бы захотел, то смог бы себя сдержать). Налицо избирательно плохое и избирательно хорошее отношение к разным людям, что связано с тем, кто и как обижал данного человека. За пределами асоциального поведения не выявляется какая-либо психическая патология, в том числе психопатия неустойчивого типа.
3. При депрессиях иногда отмечается асоциальное неустойчивое поведение. Но при внимательном рассмотрении видна его депрессивная основа. Таким отношением к жизни человек (чаще подросток) как бы говорит: «Пусть моя жизнь рушится. Так мне и надо, пусть будет хуже». В таком скрытом виде проявляется боль депрессивного отчаяния, саморазрушительные тенденции.
4. Неустойчивое поведение гипертимного циклоидного психопата похоже по рисунку на поведение неустойчивого психопата. Но дело здесь не в безволии, а в очень высоком жизненном тонусе с ненасытной жаждой деятельности, которая не в силах удерживаться в узких рамках общественно принятого поведения. У неустойчивого нет синтонности циклоида, природной глубины его естественности. У него, как у «вечного юноши», бывает слаб родительский инстинкт, не хватает тревожной стойкой заботы о близких людях, что не свойственно циклоиду. И тот и другой с возрастом могут становиться более стабильными в поведении, особенно циклоид.
5. Буйная неустойчивость органических психопатов носит грубый характер, что связано с их безудержными аффективными вспышками. Но как отмечала Г. Е. Сухарева, у них нет «самого существенного признака инфантильной личности: психической живости, яркости эмоций, большого интереса к окружающему. Преобладает расторможенность, эмоциональная скудость, бедность интересов» /25, с. 330/. Органикам свойственна эйфоринка в настроении, периоды дисфорий, безразличие к похвале и осуждению, грубая телесная диспластика, отклонения в психомоторной сфере, пустоватая содержанием возбужденность — все это не типично для неустойчивых.


Глава 2 (В). Ювенильный характер

1. Сущность характера

Общая группа инфантильно-ювенильных характеров составляет континуум, на одном полюсе которого расположены холодные, расчетливые, стервозные эгоцентрики-истерики, а на другом — мягкие, безвольные, беспечные неустойчивые натуры. Всю группу объединяет душевная незрелость по типу дисгармонического инфантилизма. Как бы посредине между истериками и неустойчивыми находятся люди ювенильного склада.
Таким образом, ювенилы содержат в своем характере что-то от истерического и что-то от неустойчивого полюсов. В ювенилах больше позы и внутренней собранности, чем в неустойчивых, но они мягче, теплее и душевней, чем истерики. Друг от друга ювенилы отличаются разной пропорцией сочетания истерических и неустойчивых черт. В ком-то больше истерического, в ком-то больше от неустойчивых. Многие ювенилы отличаются душевной симпатичностью, которую они, в отличие от неустойчивых, умеют еще и красиво подчеркнуть.
Для того чтобы с неустойчивым или ювенилом возник хороший контакт, нужно стать для него интересным собеседником. Для этого надо суметь живо поддерживать разговор на тему его сегодняшних увлечений. Излишней дидактики и морализма эти люди не переносят.
В случае психологической помощи следует помнить, что слова и обещания таких людей обычно оказываются ненадежными. Например, ювенильный человек, узнав от врача, что допился до алкоголизма, пугается вплоть до эмоционального шока, выразительно раскаивается, утверждает чеканя слова, что теперь-то уж он точно «завяжет». Но стоит ему попасть в свою пьющую компанию, как приятели снова уговорят его на еще только один разок, и пьяное болото вновь его затянет. А то порой достаточно просто взглянуть на эйфоричное в предвкушении выпивки лицо своего дружка, и тяга к выпивке заставляет забыть его все свои «железные» клятвы. У людей с неустойчивым или ювенильным характером подобные срывы бывают не только по отношению к алкоголю, но и в других областях жизни.

2. Особенности истерического реагирования

В заключение объяснения группы инфантильно-ювенильных характеров хочу подчеркнуть, что понятие истерический характер и истерическое реагирование (невроз, психоз) имеют разное значение. В классическом понимании Э. Кречмера, выраженном в его работе «Об истерии», первая особенность истерического реагирования сводится к возврату к древним, инстинктивным защитным механизмам. Их легко наблюдать у животных. Прежде всего это две универсальные реакции: «двигательная буря» и «мнимая смерть». Пример двигательной бури наблюдается у мухи, попавшей между створок окна. Она яростно бьется, пока не найдет выхода, после чего двигательная буря сразу стихает. «Мнимую смерть» легко увидеть, резко взяв божью коровку в руки; она затихнет, как мертвая. Обе эти реакции относительно целесообразны, так как первая помогает найти выход, а вторая сохранить жизнь, потому что многие хищники брезгуют падалью.
Вторая особенность истерического реагирования по Кречмеру заключается в тенденции поиска выхода из затруднительного положения через уход в истерическую симптоматику — так называемый «дефект совести по отношению к здоровью» и «условная приятность или желательность» болезненного симптома. В своей книге «Об истерии» Кречмер приводит следующий пример. «Если девушке предстоит нежелательное замужество, то у нее две возможности избегнуть его. Она может действовать планомерно, после размышления использовать слабые места своего противника; то энергично сопротивляясь, то разумно отступая, она, наконец, достигнет цели путем разговоров и действий, избирательно направленных, приспособленных к каждому новому повороту в положении. Или же в один прекрасный день она внезапно упадет, станет судорожно биться, дрожать и подергиваться, будет бросаться из стороны в сторону, изгибаться дугой и повторять это до тех пор, пока не освободится от немилого претендента» /26, с. 14/.
У человека «двигательная буря» и «мнимая смерть» в полной мере проявляются при катастрофах, панике. В мягкой форме они встречаются тогда, когда человек не может с помощью разума и воли найти осознанный выход из конфликта, и тогда на помощь приходят древние инстинктивные реакции, нередко помогающие найти выход через «силу слабости», как в приведенном примере Кречмера. Истерическое реагирование свойственно душевно незрелым людям и тем, у кого эмоции берут верх над способностью разума найти рациональный выход из трудного положения. Оно может проявляться истерическим припадком, двигательным параличом, потерей чувствительности рук, ног, глухотой, слепотой, «непонятными» обмороками, тряской тела, ощущением кома в горле и т. д. Такое реагирование часто отмечается у истериков с известной мягкостью, астеничностью, а также у неустойчивых, ювенилов, циклоидов, шизотимов с хрупкой эмоцией, органических психопатов и акцентуантов. Сильным же и стервозным практичным людям истерического характера, несмотря на его название, истерическое реагирование не так уж свойственно. Кречмер даже возражал, чтобы демонстративно-эгоцентрический характер назывался истерическим /26, с. 7/. Однако такое название все-таки закрепилось.
Когда истерическое реагирование проявляется у людей с истерическим характером, то оно отличается особенно выраженной «условной приятностью или желательностью» болезненного симптома и ярким «дефектом совести по отношению к здоровью». У таких людей болезненные расстройства проявляются с цепким «рационализмом» в деле достижения желанной цели. Однако эти люди хуже, чем, например, циклоиды, осознают связь своего душевного конфликта с болезненной симптоматикой, то есть и здесь у них выражен механизм вытеснения.
Стратегия «слабости» имеет свои преимущества перед стратегией рациональности и силы. Если с сильным можно спорить, атаковать его, то слабого приходится беречь — иначе ему будет еще хуже. Сильного можно переубедить или прервать с ним отношения, в то время как «слабый» позволяет только заботиться о себе. Порой с помощью «слабости» можно управлять некоторыми людьми эффективней, чем с помощью властной, «железной» руки. Тот, кто восстал бы против открытой тирании, легко прижимается «к ногтю» беспомощной «слабостью жертвы». Действие такой «слабости» подобно удушающей петле. Те, кто почувствуют жесткий эгоизм подобной истерической «слабости» и попробуют восстать, ощутят, что петля сожмется туже. Поскольку в наше время проявления слабости считаются почти неприличными, люди пользуются ею реже и более скрытым образом, чем в былые времена.
Подробный анализ невротического истерического реагирования представлен исследованием А. М. Свядоща /27, с. 100-168/. В современной западной психиатрии истерическое реагирование описывается как диссоциативные и конверсионные расстройства /28, с. 201-217/.

3. Учебный материал

В фильме «Титаник» обратите внимание на ювенильные особенности главного героя Джека. Его движения, походка, переживания, весь стиль жизни наполнены ароматом легкости, стремительности и свободы. Он открыт жизни, жадно впитывает ее, не обеспокоен будущим, растворен в настоящем, готов откликнуться на любое яркое событие. По-хорошему прост, легкомыслен, мало думает о последствиях. Главное для него — стремительно плыть под широкими парусами по морю жизни, куда дует свежий ветер. Телосложение Джека близко к грацильному, он подвижен, раскован. В нем нет позы. Он не отягощен рефлексией, но по-своему глубоко видит людей. Похожа на него по характеру ювенильно-синтонная Роза. По своей естественности ей трудно выносить напыщенную безжизненность высшего общества, ее не прельщают богатства жениха. Ей хочется спонтанности, страсти, естественной полноты жизни. Джек чувствует это и психологически спасает Розу, помогая огню, который горит в ней, вырваться наружу.
Обратите внимание на игру замечательного актера Андрея Миронова в фильме-спектакле «Женитьба Фигаро». В роли Фигаро актер мастерски показал широкий спектр душевных особенностей человека с ювенильными чертами.
Благодаря произведениям С. Есенина становится понятней чувственно-мудрая душа тонкого человека с неустойчивым характером.
Многие песни В. Высоцкого близки неустойчивым и ювенильным людям своим горячим надрывом, романтикой, выразительными образами, свободолюбием, доверительной, душевной интонацией, искренностью.
Песни А. Розенбаума «Утки» и «Вальс-бостон» способны «опьянить» собою ювенильных и неустойчивых людей — столько в них нюансов (как в текстах, так и в мелодии), созвучных этим характерам.


Глава 3. Астенический характер

1. Ядро характера

Астенический характер описывался Ганнушкиным /4, с. 21-23/, С. И. Консторумом /29/. Отдельные черты этого характера даны К. Леонгардом в разделе о тревожно-боязливых и эмотивных личностях /8, с. 194-204/. В западной характерологии астеникам частично соответствуют расстройства личности в виде избегания и в виде зависимости, приведенные Г. Капланом и Б. Сэдоком в их клиническом руководстве /30, с. 657-662/.
Asthenia — по-латински значит слабость. Астеник — это дефензивный человек, которому свойственны раздражительная слабость с вегетативной неустойчивостью, чрезмерная впечатлительность, тревожная мнительность, быстрая утомляемость.
Дефензивность (defenso — оборонять, лат.) или оборонительность означает, что такие люди при встрече с жизненными трудностями не идут в агрессивную атаку, а стараются уйти, спрятаться или замыкаются в духе молчаливого протеста, также могут давать быстро истощающиеся раздражительные вспышки в кругу близких людей. Дефензивные люди, как правило, совестливы и противоположны агрессивным или лениво-безразличным людям. Дефензивному человеку присущ конфликт ранимого самолюбия и преувеличенного чувства собственной неполноценности. Такой человек в тяжкие периоды своей жизни кажется себе хуже и малозначимей большинства людей и остро страдает, так как его самолюбие не мирится с этим. Этот дефензивный конфликт является самым мучительным проявлением в жизни астенического человека, мучительнее раздражительности, нервозности, истощаемости.
Внешне астеническое чувство неполноценности выражается в нерешительности, неуверенности в себе, робкой застенчивости. Стесняясь, астеник прячет глаза, густо краснеет, не знает, куда деть руки. Такой человек часто думает о себе хуже, чем того заслуживает, легко пасует перед неожиданной наглостью, остро стыдится своих недостатков. Избегает публичных выступлений, центра внимания, так как боится, что его «никчемность» будет замечена и осмеяна. Временами, после какого-то успеха или просто размечтавшись, астеник способен самолюбиво переоценивать себя, но длится это до первой неудачи, после которой переживание своей неполноценности вспыхивает с прежней силой.
Астеническая раздражительная слабость проявляется вспышками раздражения. Астеник кричит на близких, несправедливо оскорбляя их. Эта вспышка заканчивается своей противоположностью: раскаянием, слезами, извинениями. В ней нет истинной ярости, опасности перехода к грубо разрушительным агрессивным действиям. Причинами раздражительности астеника обычно являются обиды и подозрения в том, что к нему плохо относятся, не любят, мало помогают, недостаточно заботятся. Астеник особенно раздражителен тогда, когда в глубине души недоволен самим собой, из-за этого он может придираться ко всему на свете, кричать о том, что все его ненавидят, хотят от него избавиться. Эти вспышки порой называют «истериками», потому что они протекают бурно и громок. Однако в них нет истерического сужения сознания с неспособностью посмотреть на себя со стороны, поэтому у астеника сквозь крик или судорожные рыдания иногда можно вызвать улыбку, даже заставить серьезно задуматься. В астеническом раздражении нет позы, демонстрации себя, суть его — неспособность сдерживать дискомфорт, нахлынувшие эмоции. Астеническая женщина может прийти домой и в порыве раздражительности с размаху швырнуть в стену только что купленный торт, но даже в таком поступке проявляются не истерические механизмы, а патологическая несдержанность.
Астеник особенно раздражителен на фоне усталости, в периоды отчаяния. Когда ему приходится терпеть много обид и унижений, в душе скапливается масса неизжитых психических травм, усиливается внутренний дискомфорт, что также является благодатной почвой для вспышек раздражения. Грубость слов, свойственная таким вспышкам, не исключает нежности астенической души. Поясню примером. Как раз нежная кожа легко ранится, ссадины на ней долго не заживают, зудят, и так трудно бывает сдержаться, чтобы резко их не расчесать.
Вегетативная неустойчивость — характерная черта астеников. Она проявляется колебаниями артериального давления, усиленным сердцебиением (вегетососудистая дистония), головной болью, потливостью, дрожанием рук, рвотами, поносами, запорами. Вегетативная нервная система, управляющая обменом веществ и функциями внутренних органов, не поддается обычному волевому контролю, поэтому астеник беспомощен перед этими ощущениями, которыми «наводнен» его организм. Его могут мучить бессонница, плохая переносимость духоты, транспорта, жары, перемен погоды. Он повышенно чувствителен к яркому свету, шуму, скрежетам, скрипам. Тесный воротник, галстук, колючий свитер действуют ему на нервы. Появляющийся с возрастом остеохондроз позвоночника, к которому астеники склонны, добавляет свои неприятные телесные ощущения. Все это пронизывает и усиливает астеническую раздражительность.
Астеники отличаются повышенной впечатлительностью. Они долго не могут отойти от взволновавших их переживаний, по ночам вспоминаются неприятные события дня и лишают их сна. Вид крови, дорожных аварий, страшные сцены на экране телевизоров вызывают у них сильные реакции вплоть до обмороков. Астеники чувствительны к грубым, обидным словам и потому порой бывают малообщительны.
Суть астенической тревожной мнительности состоит в преувеличении какой-то опасности, например болезни, экзамена. Слово «мнительность» происходит от старого русского слова «мниться», то есть казаться. Действительно, астеник чаще тревожно эмоционально преувеличивает опасность вместо того, чтобы кропотливо рассчитать ее вероятность холодным умом независимо от эмоций. Однако это преувеличение, хотя и без логических доказательств, долго сохраняется в силу инертности и глубокой тревожности астеника. Он часто тревожно застревает на какой-то своей мнимой неполноценности, тем самым усиливая и делая стойким дефензивный конфликт.
Астенику характерна относительно быстрая утомляемость. Интеллектуальная, эмоциональная, нервная перегрузка выматывает таких людей. По причине измотанности они успевают сделать гораздо меньше, чем хотели бы, и потому еще больше страдают комплексом неполноценности.
Ядро астенического характера составляют следующие особенности:
1. Дефензивность с конфликтом между ранимым самолюбием и чувством собственной неполноценности. Это пронизывает душевную жизнь всех астенических людей.
2. Раздражительная слабость с вегетативной неустойчивостью и дисфункциями.
3. Повышенная впечатлительность.
4. Тревожная мнительность.
5. Относительно быстрая утомляемость, истощаемость.
6. Гиперкомпенсация и компенсация как реакции на чувство своей неполноценности (будут подробно разъяснены дальше).
Особенности 2—6 свойственны разным астеникам в разной степени. В данном характере не предусмотрено отдельных названий для психопата и акцентуанта, оба обозначаются одним и тем же словом — астеник.

2. Особенности проявления в детстве

1. У некоторых астенических детей уже в грудном и ясельном возрасте отмечаются признаки врожденной нервности (невропатия в понимании Г. Е. Сухаревой), что проявляется в основном расстройствами сна и нарушениями со стороны желудочно-кишечного тракта, а также рядом других вегетативно-соматических расстройств. У детей постарше могут присоединяться повышенная впечатлительность, раздражительная слабость, быстрая истощаемость. Астенические характерологические трудности в поведении и в отношениях с окружающими, как отмечает В. В. Ковалев /12, с. 406/, разворачиваются на протяжении школьного периода и особенно расцветают в период пубертата.
2. У части астеников в детстве отмечаются энурез, тики, заикание, что во многом объясняется неуравновешенно возбудимым реагированием нервной системы. Такие дети боятся животных, резких звуков, темноты и т. д.
3. Астенические дети с ранних лет тянутся к ласке, душевному теплу, доброму слову, хранят в сердце уют семейного очага. В душе взрослого астеника остаются многие красивые детские переживания, например увиденное в первый раз весеннее пробуждение природы, капельки росы на траве, мягкий отблеск солнца на крышах. В трудные периоды своей жизни он возвращается к этим воспоминаниям, и они его согревают.
4. Многие из таких детей начинают рано мечтать, любят книги и фильмы непременно со счастливым концом. Слезливое слабодушие у части астеников намечается уже с малых лет. По причине стеснительности, ранимости они иногда не справляются с элементарными практическими вещами: узнать домашнее задание у одноклассника, попросить сдачу в магазине и т. д. Даже в юности, в отличие от прагматичных сверстников, некоторые астеники в лирической рассеянности-мечтательности не знают, что они хотят для себя, не находят своего конкретного жизненного дела.
5. У многих отмечается депрессивная окраска настроения из-за недовольства собой, неспособности легко и раскованно чувствовать себя среди сверстников. Нередко астеники сторонятся шумных компаний, молчаливы на людях. Все это носит реактивный характер, истинные эндогенные депрессии и аутические тенденции не свойственны астеническим детям. Находясь с людьми, с которыми им хорошо и просто, они жизнерадостны, ищут общения, привязываются к людям, находят в них опору. Они вообще привязчивы и не любят перемен, им трудно расстаться с любимым учителем, школой, к которой привыкли, тяжело навсегда уехать в другой город. Если дома неожиданно появляются гости, астенические дети застенчиво прячутся в своей комнате, придумывают причину, чтобы не выходить к гостям. Уже с детства в них много сердечности, жалостливости, но хватает и обидчивости, чрезмерной капризной ранимости.
6. В подростковом возрасте астеники часто выглядят бледными, хилыми. Им свойственны резкие колебания сосудистого тонуса. Нередко у них обнаруживают повышенное кровяное давление. Как правило, это объясняется тревожной реакцией на врачей в белых халатах, саму процедуру исследования. Тревожных людей перед измерением давления нужно успокоить, измерить давление несколько раз — так можно избежать неоправданного диагноза ранней гипертонической болезни.
7. Астенические подростки (преимущественно мальчики) отчаянно борются с онанизмом, ипохондрически преувеличивают его последствия, считают себя моральными уродами. Они нуждаются в грамотном просвещении на эту тему. Некоторые из них предаются чувственно острым сексуальным фантазиям, которым в реальности вряд ли последовали бы. Астеники стыдятся своего сексуального влечения, краснеют и конфузятся при общении с противоположным полом. Отвергнутая любовь переживается ими крайне болезненно, так как усиливает конфликт комплекса неполноценности и ранимого самолюбия.
8. Астеническим детям трудно в школе. Их пугает неуемная возня, драки на переменах. В школьном мире, с приматом грубой физической силы, они нередко становятся мишенью детской агрессивности, особенно если внешне обнаружат свою чувствительность, пугливость, неумение постоять за себя. Им трудны ответы у доски, экзамены, соревнования. Они уклоняются от ответственных общественных постов, берегут себя от излишних нагрузок.
9. В подростково-юношеском возрасте у астеников обостряется сенситивность, то есть чувствительность к оценке со стороны окружающих, особенно сверстников. Это выражается опасением по поводу своей физической непривлекательности (дисморфофобия) и связанным с этим самоограничением в приеме пищи (нервная анорексия). Дисморфофобия и анорексия подробно исследовались М. В. Коркиной и соавторами /31/. У астеников, как правило, речь идет не о переживании телесного недостатка как такового, а о том, кто и как отнесется к астенику в связи с этим. От мысли, что он некрасив, уродлив, астеник приходит в ужас, готов на многое, лишь бы исправить это. Девочки устраивают голодовки, чтобы стать стройными и красивыми. Все носит психологически понятный характер. Чаще всего дефект выискивается там, где его могут заметить: фигура, рост, лицо, кожа, размер и особенности половых органов (это могут заметить в бане или при половой близости). Астенику досадно, что из-за какой-то мелочи (горбинка на носу, полноватые бедра) он, как ему кажется, становится совсем непривлекательным и не может рассчитывать на возможность любить и быть любимым, что очень важно в этом возрасте. Ему не дает покоя надежда устранить дефект и стать привлекательным, он ищет все возможности, чтобы это осуществить. В отличие от шизофренических случаев эти явления протекают намного мягче.
10. Молодым астеникам весьма свойственна реакция гиперкомпенсации, которая, по определению А. Е. Личко /6, с. 47/, заключается в том, что подростки «ищут самоутверждения не там, где могут раскрыться их способности, а именно в той области, где чувствуют слабость. Робкие и стеснительные, они натягивают на себя личину веселости, даже заносчивости, но в неожиданной ситуации быстро пасуют. При доверительном контакте за спавшей маской «все нипочем» открывается жизнь, полная самобичеваний, тонкая чувствительность и непомерно высокие требования к самому себе. Нежданное ими сочувствие сменяет браваду на бурно хлынувшие слезы».
11. Астеникам не типичны подростковые нарушения поведения: делинквентность, злоупотребление алкоголем, побеги из дому, бродяжничество. Некоторые курят, чтобы с помощью курения скрывать в компаниях свою застенчивость.

3. Варианты астенического характера

Данный вопрос практически не разработан. Мне представляется возможным выделить следующие варианты:
1. Эмотивные астеники. Под эмотивностью К. Леонгард /8, с. 198/ понимал «чувствительность и глубокие реакции в области тонких эмоций». Эмотивные люди мягкосердечны, жалостливы, задушевны. Они легко впадают в растроганность, сентиментальность. Под влиянием трудных обстоятельств становятся угнетенными, теряя способность сопротивляться и бороться. Это застенчивые, боязливые, но чуткие и правдивые люди, глубоко чувствующие природу и искусство, радость и горе. Одухотворенные эмотивные астеники полны сострадания, за других переживают больше, чем за себя. Они способны разделять все трудности судьбы любимого человека. Им свойственна серьезность переживаний без экзальтированности. Слабое место — неспособность драться в широком смысле. Осторожным, кротким отношением к окружающим эмотивные астеники пытаются защититься от людской агрессии.
2. Астеники с романтическим полетом в душе. Одухотворенность роднит их с эмотивными. Однако главное для них — жизнь мечты. Они затаенно ждут спокойного тихого вечера, когда можно будет предаться воображению разных ситуаций. В этих ситуациях представляют себя смелыми, лихо раскованными, искрометно остроумными — то есть такими, какими не получается быть в обычной жизни, но хотелось бы. Также мечтают о чем-то высоком, любовном, приключенческом. В мечте могут пережить полнее и больше, чем в действительности, которая им тяжела и от которой лечатся мечтаниями. Подобные астеники напоминают интровертов, но в отличие от шизоидов их мечты не оторваны от жизни, а наполнены земной романтикой. В повседневной реальности они отзывчивы, стремятся посильно помочь друзьям и близким. К людям, которых любят, относятся с большой преданностью, теплом, очень дорожат их отношением к себе. Но в отличие от циклоидов способны легко проявлять искреннее тепло и заботу лишь к узкому кругу духовно созвучных людей (в этот крут могут не попасть родственники). Некоторые свою зажатость, застенчивость элегантно прячут за мило-неряшливым стилем поведения. Одна из их проблем заключается в том, что они не умеют отказывать в просьбах друзьям и потом мучаются под грузом дел, который оказался на их плечах.
3. Астеники, «застрявшие» в гиперкомпенсации. Есть астеники, которые до старости стараются во что бы то ни стало казаться уверенными в себе, решительными, сильными. В результате они не раскрывают заложенное в их душе богатство лирических переживаний. Но некоторым из них (далеко не всем) удается благодаря гиперкомпенсации сделать карьеру. Как правило, эти астеники отличаются особенно острым самолюбием-честолюбием, наличием так называемого стенического жала, меньшим духовным богатством, чем описанные выше два варианта. Однако даже став начальниками, они не воцаряются в кабинете, сохраняют человечность, стараются помогать людям.
4. Примитивно-занудливые астеники. Живут простыми интересами, заботами о близких. В их душе нет полета романтической мечты. Многие по причине тревожности занудливы, стараются все сделать по правилам, боятся отойти от заведенного порядка — «как бы чего не вышло!». Часть из них производит ложное впечатление на людей с нелогичным мышлением. Дело же в том, что они не умеют точно выражать словами свои переживания. Чувствуя это, они занудливо кругообразно пытаются уточнить свою мысль, иногда используя простонародные выражения, отчего понять их становится еще труднее. Примитивные астенические люди у многих не вызывают симпатии. Они часто угрюмо-неразговорчивые, колючие или ранимо-капризные, завидующие своим удачливым знакомым. Также немало среди них скучных ипохондриков, мучающих родственников вечным требованием поддержки и жалости. Некоторые по причине трусливости подводят своих знакомых в отличие от одухотворенных астеников, чье нравственное чувство заставит преодолеть трусливость и не подвести человека.

4. Межличностные отношения (особенности коммуникации)

Дефензивный конфликт астеника многообразно проявляется в его поведении. Характерно сказал про себя один из них: «Я бегаю из норки во дворец». Астеник ищет в жизни маленький уютный уголок, чтобы спрятать там душевную ранимость, комплекс неполноценности. Занимает самые скромные места в жизни: библиотекарь, домашняя хозяйка и т. д. Однако острое самолюбие не желает с этим мириться — хочется жить интересной жизнью, быть не хуже других. В «норке» становится неуютно, и астеник пытается выйти в большую жизнь, сделать что-то значительное. Потом, не выдержав, снова спешит в «норку». Этот конфликт: «Где же лучше: в норке или во дворце?» — долго мучает астеника, пока он не найдет свое место в жизни.
Астеник, не разобравшийся в своем характере, требует от себя, как от других, а от других, особенно близких людей, как от себя. Таким образом, он злоупотребляет механизмами проекции и идентификации, размывая психологические границы между собой и окружающими, лишая себя и других права на индивидуальность. Он сам страдает от подобной дисгармоничности и иногда называет ее «дурацкой болезнью сравнения».
Астеническим людям трудно общаться из-за стеснительности, неуверенности в себе. Они зажимаются, тушуются, не могут проявить себя в полной мере. Боятся сделать что-нибудь не то, не так, опасаются насмешек, подозревают снисходительное отношение к себе, так как сами считают себя никчемными. Их легко сбить, поставить в неловкое положение, сконфузить. Они остерегаются вступать в контакт с людьми, если нет уверенности, что к ним хорошо отнесутся. Молчаливостью стараются обезопасить себя от вопросов и неудачных ответов на них. Некоторые астеники стараются держаться подчеркнуто сдержанно и спокойно, чтобы скрыть трепещущее внутри волнение. Редко кто из них способен на людях закричать, грубо браниться, но они могут изображать сверхуверенность, напускать на себя браваду. Иногда получается забавная картина из смеси жалкой застенчивости и бравадной гиперкомпенсации.
Астеникам трудны ответственные решения, они ищут советов, поддержки, в некоторых случаях согласны, чтобы решение было принято за них. Им трудно требовать и добиваться чего-то для себя — становится неловко. Легче делать то же самое для других людей. Часто, чтобы избежать столкновений с людьми, молчат или делают вид, что согласны, иногда поддакивают, стыдятся показать свою неосведомленность или высказать точку зрения, которая не совпадает с только что прозвучавшей.
По известной концепции Альфреда Адлера, человек с ощущением своей неполноценности компенсирует ее стремлением к власти /32/. Это верно по отношению к психастеноподобным эпилептоидам, но вряд ли по отношению к астеникам. Астенику власть не сладка: ему страшно принять несправедливое решение, кого-то обидеть, кому-то отказать, с кем-то бороться. Лично ему нужна не власть, а признание своей полезности людям, уважение с их стороны. Астенику трудно быть в тягость кому-то. Если он подумает, что это так, то постарается не навязываться, уйти.
Астеника легко обидеть. Он злопамятен в том смысле, что рана даже от маленькой обиды (если она значима) долго болит и не заживает. Однако агрессивной мстительности в нем нет. Он может «мстить» пассивно, например, мог бы обидчику сделать что-то хорошее, но не сделает. Астеники часто недовольны своим робким характером, хотели бы, чтобы он был более решительным.
Астеник, совершая плохие поступки, потом мучается этим, особенно если ему убедительно показать, что он поступил дурно. Ему тяжелы не только собственные безнравственные поступки, он так устроен, что безнравственность других людей, как-то связанных с ним, остро им переживается, как своя собственная. Например, астенической девочке стыдно за непотребное поведение своей подруги на вечеринке, а астенической маме за некрасивые поступки своего ребенка, будто бы не ребенок, а она сама совершает эти поступки.
Астеники с детства невольно учатся трем вещам: 1) предвидеть и обходить опасности стороной; 2) так вести себя с другими людьми, чтобы они их меньше обижали; 3) определять отношение к себе других людей, если зависят от них. Часто астеники, чувствуя, что в людях разбираются «туманно», тянутся к изучению психологии. Однако порой свои коммуникативные трудности они решают проще — через спиртное. Астеники начинают пить, чтобы быть смелее, увереннее в общении. Также поднимают себе спиртным дух в депрессивных состояниях, связанных с переживанием своей малоценности.
Иногда они прибегают к компенсаторным фантазиям, представляя, как хлесткими точными словами положили на «лопатки» несправедливого начальника. Или воображают свои похороны, как собравшиеся люди горюют, что потеряли человека, который был достоин любви, иного отношения, что проглядели его, и все уже теперь безвозвратно потеряно. После этого на душе становится чуть легче.

5. Семейная и сексуальная жизнь

Ряд астеников с выраженной раздражительной слабостью попадают в разряд ноющих домашних тиранов. Сохранность семьи в таких случаях зависит от умения близких относиться к раздражительности, как к прозрачной занавеске, сквозь которую не теряется из вида ласковый и душевный астенический человек. И второй момент — сохранность семьи зависит от толерантности близких к тем «ужасным» словам, которые астеник выкрикивает в раздражении. К счастью для астеников, многие люди отличаются подобной толерантностью. Но если близкие решат, что эти слова порождаются не дискомфортным состоянием, а соответствуют бессознательному отношению астеника к ним, то разрыв семьи весьма вероятен. Некоторые люди, чаще это шизоиды, стихийно психоаналитически относящиеся к любым неотслеженным высказываниям, как к неслучайным оговоркам, долго астенической раздражительности не вынесут.
Астенические родители — обычно тревожно опекающие, создающие у ребенка впечатление, что мир полон опасностей. Они сами невольно являются образцами страха перед жизнью. Тяжелые астенические психопаты, будь их воля, держали бы свое любимое чадо при себе, не выпуская на улицу. Однако в астенических родителях есть много хорошего: они дают много любви и ласки своим детям, ответственно относятся к их развитию, дарят им свои светлые душевные особенности характера. Когда астеническая мама в раздражении нашлепает своего ребенка, то тут же нередко целует его, извиняется, плачет.
Важной гранью воспитания астенических детей является не прямая борьба с фантазированием, а дополнение его развитием живой наблюдательности интересного вокруг них (природа, животные, поведение людей). Познание мира вместе с умным собеседником приносит астенику удивительную радость и помогает выйти из мира мечтаний в жизнь. Астеническим детям не подходит как излишняя строгость, так и чрезмерная ласка. Излишняя строгость мешает развитию в ребенке жизнерадостности, уверенности в себе. Чрезмерная ласка не способствует появлению дисциплинированности, умению сдерживать себя. Лучше всего, по мнению Г. Е. Сухаревой, мягкая настойчивость. Для астенического ребенка деструктивно воспитание по типу «Золушки», описанное О. В. Кербиковым /33/, когда ребенку дают почувствовать, что, что бы он ни делал, все — плохо, и сам он — всегда плохой.
В выборе супруга действуют следующие противоположные закономерности. Если брак — это партнерство, основанное на любви, то следует отметить, что любовь чаще зиждется на личностном созвучии людей, а удачное партнерство — на их взаимодополнительности. Вот и получается нередко, что когда два астеника вступают в брак, то между ними возникает симпатия, душевная связь, а слабости одного не компенсируются силой другого. Возможно, астенику целесообразно искать супруга, у которого, кроме астенических черт характера, имеются и другие, делающие их брак более жизнеспособным. Астеник нередко привязывается к своему супругу, и ради того, чтобы не рвать семейных уз, долго терпит обиды, пьянство, оскорбления и ощущает острую боль и опустошенность при разрыве отношений. Некоторые астеники так нуждаются в тепле и любви, что даже готовы вымаливать их и унижаться, производя жалкое впечатление.
Астеникам свойственна достаточно острая чувственность, в том числе и сексуальная. Порой стеснительность мешает ей полнокровно проявиться. У астенических мужчин при первом контакте с женщиной иногда случается психогенная импотенция, так как трудно одновременно делать два дела: тревожно сдавать «экзамен» на мужскую полноценность и предаваться любви. В таких случаях важно спокойное и мягкое отношение женщины.

6. Духовная жизнь

Астеникам свойственна ранимая романтическая одухотворенная реалистичность. Ранимая духовность заключается в щемящей жалости ко всему хрупкому, нежному, беззащитному, с желанием по возможности это беззащитное как-то защитить, уберечь. Астеническому человеку трудно без муки в душе пройти мимо котят, мокнущих под дождем. Если есть возможность, то он постарается их обогреть, накормить. Астенику по себе хорошо известно, что такое беззащитность и как велика благодарность тому, кто искренне помог. Из этого знания и возникает особенная астеническая жалостливость с талантом тонкого сочувствия и сопереживания.
Астеники трепетно чувствуют проявления живого в окружающем мире (феномен тонкой биофилии по Э. Фромму). Хрупкие льдинки в проруби, истое пение птиц, осенние листья на ветру, веселый солнечный дождик наполняют светлой радостью их душу, привязывают к земной жизни. Астеническая душа редко несет в себе такую духовную мощь и размах, какие мы обнаруживаем у шизофренических людей, шизоидов, циклоидов, некоторых психастеников. Вот почему среди гениальных людей, изменивших жизнь человечества, трудно найти людей астенического склада. Астеник и сам не стремится в заоблачные высоты духа, ему там холодно, страшновато и одиноко. Он и в реальной жизни часто боится высоты и одиночества.
По известному выражению П. Тиллиха: «Бытие не только дается, оно требуется». Если человек не проживает свою жизнь в соответствии со своим призванием, то ощущает себя пустым, его мучает экзистенциальная вина за не по-своему прожитую жизнь. Астеникам, как и всем людям, необходимо найти свой смысл жизни. Для этого большинству из них не нужно штудировать философию и теологию, интеллектуально решать «вечные» проблемы — все равно разобраться в этом почти невозможно. По интересному выражению С. Моэма на горных вершинах (как и на вершинах духа. — П. В.) чаще увидишь сплошной туман, а не ошеломительное зрелище /34, с. 33/.
Место астеника там, где нужна душевная чистота и жалостливость, где можно приносить насущную, пусть малую пользу конкретным людям, где необходимы деликатность и добросовестность. Человеческая преданность тем, кого полюбил, — ценная черта астеника. Многие одухотворенные астеники бессознательно чувствуют, что самое дорогое для них в этом грубом мире — теплые души близких людей. Сохранить искорку родной человеческой жизни, сберечь ее — вот главный и вполне достаточный смысл жизни. Все остальное вторично по отношению к нему. Для сложного астеника характерней путь в духовность, чем в конкретную религию. В своем духовном развитии он интуитивно разделяет живое от мертвого, теплое от холодного, тонкое от грубого, ранимое от бесчувственного, доброе от агрессивного, саморазвитие от ограниченного самодовольства.
Бывают ситуации, когда робкие астеники оказываются смелее, чем о них думают. Чаще всего астеник совершает смелый поступок, когда его заедает совесть, и он не в состоянии пройти мимо творящегося зла. В этом одухотворенному астенику помогает его непритязательность: ради правды ему не страшно потерять богатство, карьеру, положение, так как он готов довольствоваться малыми жизненными благами. Важнее сохранить чистоту души и богатство ее переживаний (их нет при «грязной» совести).
Смерти астеник боится больше, чем крупных жизненных неприятностей, так как обычно не чувствует реальности загробной жизни, и тогда земная жизнь — это все, что у него есть. Многим астеникам удается вытеснить страх смерти, но не до конца, подспудно он живет в них и актуализируется при любом серьезном напоминании.
Астеники, богатые романтическим переживанием тонких проявлений жизни, обычно талантливы в лирико-поэтическом духе, реже — в научно-техническом и крайне редко в философском, аналитическом ключе.

7. Дифференциальный диагноз

Астенический характер имеет относительно простой душевный рисунок. Однако диагноз астенической психопатии и акцентуации не прост, так как их главное проявление — застенчивость — встречается и у других характеров. Диагноз ставится на основании характерных особенностей, проявляющихся уже в детстве и приобретающих типичную структуру к юности. Это особенно показательно, если не было серьезной длительной психотравмирующей ситуации, которая могла бы привести к астеноподобным особенностям характера.
При беседе с астеником мы чувствуем в нем переживание собственной неполноценности и ранимое самолюбие, делающее это переживание особенно острым (дефензивный конфликт). Астеники нередко прячут глаза, густо краснеют, не знают куда деть руки, робко зажаты, напряжены стеснительностью. Обычно отмечается гиперкомпенсация, сквозь которую при соответствующем построении беседы нетрудно разглядеть неуверенного в себе, чувствительного человека.
Типичные проблемы астеников: застенчивость, неуверенность в себе, ощущение своей неполноценности, впечатлительность, чувствительность к оценке со стороны окружающих (сенситивность), трудности общения, обидчивость, раздражительная слабость, утомляемость, масса «нервных» соматических ощущений, ипохондричность, тревожная мнительность.
Дифференциация застенчивости
1. В случае эпилептоидов мы имеем дело либо с псевдозастенчивостью (маска), нарочитая сделанность которой выдает себя. В случае истинной застенчивости у эпилептоида мы чувствуем, что за напряженностью, возникающей от самой застенчивости (что типично и астенику), просвечивает иная, дисфорическая, авторитарная, злобноватая напряженность.
2. В истерических случаях мы видим холодноватую позу застенчивости, от легкого, милого кокетства ею, до карикатуры на нее.
3. У неустойчивых и ювенилов серьезная стойкая застенчивость наблюдается редко.
4. Застенчивость психастеника очень похожа на астеническую, только в ней еще больше моментов двигательной неловкости.
5. Циклоид на спаде настроения застенчив, настроение поднялось, и от застенчивости не осталось следа. Даже в застенчивости переживания движения циклоида не теряют своей естественности, мы не обнаруживаем двигательной неловкости.
6. Шизоиды бывают остростеснительными, но часто без астенической внешней выразительности (краски на лице, конфузливости и т. д.). При этом от застенчивого волнения у них часто потеют ладони, бьется сердце, но внешне это незаметно. Чем сильнее шизоид стесняется, тем больше уходит в себя, становится отрешеннее, порой красиво закидывая ногу на ногу и глубоко откидываясь на спинку кресла.
7. При мягкой шизофрении (полифонический характер) застенчивость бывает гротескно-острой, чудаковатой: человек, разговаривая с вами, почти отворачивается в противоположную сторону. Нередко шизофреническая застенчивость отщеплена от робости, тревожности, каких-либо вегетативных проявлений, чего никогда не бывает у астеников. Гиперкомпенсация нужна астеникам, чтобы не казаться смешными, а выглядеть смелыми и раскованными. Шизофреническая же гиперкомпенсация часто смешна и нелепа, например, чтобы скрыть застенчивость, молодой человек входит в комнату к незнакомым людям на руках. При мягкой шизофрении застенчивость может резко возникать в определенном возрасте, а до того и намеков на нее не было. Застенчивость у таких людей в зависимости от состояния то появляется, то совершенно исчезает, чего не бывает у астеников.

8. Особенности контакта и психотерапевтической помощи

Астеник тревожно напряжен тем, как его оценивают, поэтому хорошо, если вербально и невербально вы дадите ему почувствовать ваше доброе расположение. На первых этапах знакомства избегайте двусмысленностей и помните, что некоторые разъяснения и интерпретации могут быть приняты астеником за критику. В контакте такие люди ценят ненавязчивую теплоту, ласковость: астеник с благодарностью отнесется к этому, находя в этом душевную защиту. Не следует комментировать проявления его застенчивости, оценивающе, в упор его разглядывать. Ваша естественность поможет быть естественным ему. От авторитарности астеник съеживается и уходит в себя, иногда пугается и начинает бестолково, по-солдатски подчиняться, а в гиперкомпенсации дерзит.
Беседу недопустимо вести в форме допроса. Избегайте прямых категоричных вопросов. Конструктивней проявлять интерес в разных формах, например: «Мне интересно, что вы чувствуете по поводу того-то»; «Вы знаете, у меня это происходит так, а как у вас?»; «У моего знакомого было то-то, а случалось ли такое с вами?». Можно высказывать мягкие предположения по поводу переживаний астеника, и это даст ему возможность подтвердить или опровергнуть ваши предположения — в любом случае, высказаться. Ранимые астеники не любят, когда им лезут в душу. Беседуя с астеником, можно предложить ему чашку чая, что раскрепостит его, поможет занять руки. Если возникает пауза напряженного молчания, то за чашкой чая легче разговаривать на посторонние темы. В разговоре с астеником давайте ему обратную связь, чтобы он не мучился в догадках о вашем восприятии ситуации. Когда он рассказывает вам о себе, то в ключевых местах рассказа мягко и одобрительно ему улыбайтесь, слегка кивая головой, в знак того, что вы его слушаете и понимаете. Беседуя, лучше находиться в открытой, доброжелательной позе, как это рекомендует Аллан Пиз /35/.
На первых порах астеник нуждается в щедрой психологической поддержке. Проще всего ее оказать, искренне сообщая ему о том, что вам действительно в нем нравится. Желательно, чтобы после первых встреч с вами астеник уходил душевно согретый, с благодарным чувством в душе. Он так часто психологически истязает себя, что воистину заслуживает теплого, поддерживающего контакта. Астеническому человеку хочется помочь еще и потому, что, ощущая благодарность от помощи, он старается, в свою очередь, помогать другим людям. Происходит своеобразная эстафета добра.
Серьезная, стратегическая помощь астенику заключается в том, чтобы помочь ему с помощью характерологии основательно изучить себя и других людей. Благодаря этому он будет лучше ориентироваться в жизни, примерно зная, что в этой или иной ситуации ждать от себя и от других. Эта ориентировка помогает меньше беспокоиться, сохраняет душевные силы. Обидчивость снизится, когда астеник осознает, что обижающее поведение людей адресовано не именно ему: подобное поведение вытекает из их характера. Ему станет ясно, что чем меньше слепого требовательного ожидания от людей, тем меньше обид. К тому же повышенно конфликтные люди нередко либо больны, либо серьезно сами обижены. Обучать астеника характерологии стоит не столько в научно-аналитическом ключе, сколько наполняя его душу художественными характерологическими образами из литературы, искусства, кинофильмов — это больше подходит его мечтательно-романтической натуре.
Эффективней характерологическое обучение проводить в группе дефензивных интеллигентных людей с разными характерами. В такой группе астеник поймет, что его характер считают слабым только потому, что за силу принимают грубоватую практичность с напористостью и расторопностью, способностью с известным безразличием относиться ко многим вещам. Общаясь с товарищами по группе, он осознает бесценность их интеллигентности, эмоциональной хрупкости, духовности и сам захочет быть ближе к ним, чем к так называемому «сильному» типу.
Целесообразно эти групповые занятия строить по принципам терапии творческого самовыражения (сокращенно ТТС) по методу М. Е. Бурно /36, 37/. Суть метода заключается не столько в обогащении духовной культурой, сколько в таком психотерапевтически продуманном взаимоотношении с ней, при котором происходит оживление, высвечивание, укрепление неповторимой индивидуальности участника группы. Занимаясь в группе, астеник убеждается в творческом богатстве дефензивности вообще и своей астенической в частности и начинает прибегать к творчеству как целительному источнику. Методика проведения ТТС технически проста. Трудность в другом — ведущий должен без казенного схематизма разбираться в характерах и быть живой, творческой личностью, способной увлечь других людей творчеством.
Для астеника подобные группы являются еще и оазисом, где согревается душа и чувствуешь себя полноценным человеком. Участники занятий становятся референтной группой, созвучие с которой психологически защищает и помогает быть самим собой в жизни. Благодаря групповым занятиям астеник точнее находит свое место среди людей, убеждаясь, что и он по-своему ценный человек. Когда астеник находит свое дело в жизни, в широком смысле связанное с созидательностью, то в нем включается стеническое начало. Во имя такого дела он бывает достаточно решителен и уверен.
По мере занятий ТТС внутреннее состояние астеника серьезно меняется. В периоды тревожной растерянности его состояние можно озвучить так: «Мое „я" маленькое, беззащитное. Вот-вот исчезнет, все смыслы размыты, душа в несобранности и дискомфортном раздерге». В моменты же творческого вдохновения состояние совсем иное: «Мое «я» ощутимо, реально, на переднем плане душевной жизни; в душе — осмысленность, полнота, радость, надежда, ничего не страшно и в смерть не верится». Психотерапевтичность последнего состояния очевидна. Важно отдельные моменты вдохновения превратить в творческий стиль жизни. Это можно пояснить «принципом велосипеда»: пока крутишь педали, едешь вперед, а стоит перестать это делать — тут же падаешь. Так и в лечении творчеством.
Когда астеник обретает свое счастье, а оно связано с духовностью и нужностью людям, то ему легче становится делать что-то несвойственное его натуре. Это глубоко понятно — трудно, «душно» делать чужое, своего не имея, а имея свое — гораздо легче, так как есть чем «дышать» и не переживаешь, если чуждое твоей личности получается хуже, чем у других. Например, легче служить в армии и не ругать себя за то, что как солдат плох, если понимаешь, что твоей натуре свойственны иные дела. Параллельно или в рамках ТТС можно проводить тренинг уверенности и навыков общения, не боясь, что они усилят тенденцию к примитивной гиперкомпенсации, потому что астеник не захочет уже потерять душевное богатство и свою интеллигентность, осознанные на занятиях ТТС. Астеникам помогают курсы по конфликтологии. После подобных курсов они становятся общительнее, так как уходит страх, что не найдутся что сказать и как ответить в конфликтной ситуации.
К психотерапии астеников подходит парадоксальная гештальт-терапевтическая теория изменения: «Изменения наступают тогда, когда мы осознаем, кто мы действительно есть, а не тогда, когда стараемся стать тем, кем мы не являемся» /Д. Рейнуотер, 38/.
Тактическая и симптоматическая помощь. Астеник часто рассеян по причине мечтательной несобранности, душевной измотанности. Ему стоит рекомендовать завести специальную книгу для записей. Туда он будет заносить важные дела, встречи. Без инструментов самодисциплины астеник успевает гораздо меньше, чем с ними, духовно страдая от того, как мало ему удается сделать в жизни. Благодаря записной книге он также меньше мучается от невыполненных обещаний, договоренностей. Самолюбивый астеник нередко намечает большие планы, поэтому не беда, если удается выполнить хотя бы половину намеченного. Астенику не следует выполнять десять дел сразу: впопыхах все валится из рук, и ни одно дело не доводится до конца. Необходимо приучать себя концентрироваться на том, что делаешь в данную минуту, и быстро и полностью переключаться на новое дело. Переключения освежают внимание, и их можно практиковать как сознательный прием. Астенику полезно сразу все класть на свои места, иначе теряется масса сил на поиск нужных вещей.
Астеник невольно ищет оранжерейных условий, где он смог бы совершить больше полезного, чем в обычной жизни, которая выматывает его. Взрослый астеник нередко сужает круг своего общения, чтобы было меньше дерганий и обязательств. Астенику необходимо помогать учиться выживать в реальном мире. В частности, полезно систематично разбирать его успехи и неудачи. Неудачу следует разбирать не в критическом, а в обсуждающем ключе, рассматривать ее как обучающий опыт. Успеху можно порадоваться, но затем непременно разобрать его механизм — какие способности и действия обеспечили его. Это нужно, чтобы астеник становился психологическим хозяином своих успехов, меньше зависел от помощи извне, был самостоятельным.
Кстати, такой спокойный разбор успехов и неудач разумно включать в воспитание астенических детей. Для психастеников, при их склонности к психологической аналитичности, данный метод оказывается еще полезней. Астеники и психастеники пытаются делать это самостоятельно, что порой превращается в самоедство и умственную «жвачку»; с умным и опытным помощником они достигают лучших результатов.
В трудных ситуациях астенику нужен собеседник, помогающий ему разложить все «по полочкам», отделить главное от несущественного, ибо в тревоге все кажется существенным. Астенику свойственны три вида неконструктивных усилий.
1. Напрасные действия. Перед ответственными событиями астеник представляет их себе и начинает тратить силы, как бы пытаясь улучшить ситуацию. Например, опаздывая на работу, он напрягается всем телом, словно старается подтолкнуть автобус, чтобы тот ехал быстрее.
2. По меткому выражению Кристана Шрайнера, «жизнь в кресле дантиста». Думая о будущем, астеник тревожно переживает события, которые еще не случились и, вероятно, вообще не случатся.
3. У астеника нередко возникает сумятица в голове, когда он думает о чем-то потенциально страшном, значимом. Он не замечает, как уже по десятому разу возвращается к одной и той же мысли; а даже если и заметит, то с таким же «успехом» приходит к ней в одиннадцатый раз. В еще большей степени вышеописанное присуще психастеникам.
Как это возможно прокомментировать и что посоветовать? Второе и третье усилия не совсем бесполезны: они мобилизуют и, если не истощают, то накапливают энергетический заряд для предстоящего события. Полезно применять один из принципов Д. Карнеги: «Представить и пережить худший вариант». Если он оказывается выносимым, то можно успокоиться, так как все остальное будет легче. При сумятице в мыслях, чтобы не плутать в собственных рассуждениях, полезно их систематизировать и закреплять на бумаге.
По отношению к неопределенным событиям в будущем важно составлять подробный, но гибкий план-анализ действий. Тревожному астенику надо так составить этот план, чтобы в нем был предусмотрен выход из всех ситуаций, в которые он может попасть. Необходимо подготовить себя к тому, что все может оказаться совсем не так, как спланировал, и тогда нужно будет действовать по ситуации. С гибким планом астенику легче входить в незнакомую ситуацию, быть подвижным и даже способным к экспромтам.
Порой у астеника остаются тревожные «хвосты» не до конца ему ясных ситуаций общения. Он беспокоится о том, что о нем могли подумать. По рекомендации М. З. Дукаревич /39/, астенику предлагается ответить себе на следующие вопросы: Кто именно подумает плохо? Почему? Нужно ли вам считаться с этим? Что бы подумал умный человек? Теперь они ничего хорошего в вас не видят? Умеют ли прощать те, которые, как вам кажется, плохо о вас подумали? Ну и что, если подумают не так, как вам хочется? Мир и ваша жизнь перевернутся от этого? Обдумывание этих вопросов помогает обрести точку опоры.
Что делать, если молодой астеник отчаянно гиперкомпенсируется, превращаясь в нахала от застенчивости? Имеет смысл обсудить с ним защитные возможности реакции компенсации. В случае компенсации человек, психологически защищаясь от неудач, старается добиться успехов там, где у него имеются способности. Так, молодой человек спокойно говорит: «Да, я плохой каратист, но зато многое знаю о животных, которые мне интересней, чем восточные единоборства». Ценность реакции компенсации состоит в том, что человек прилагает силы в области своей природной одаренности. Его усилия оказываются успешными и приносят настоящую радость, так как являются творческой реализацией его подлинной натуры.
Что заставляет некоторых астеников выбирать гиперкомпенсацию? Прежде всего, острое самолюбие, не желающее мириться с какой бы то ни было слабостью; насмешки сверстников и взрослых над астенической застенчивостью, скромностью, неуверенностью. Также астеники опасаются, что, будучи стеснительными и чувствительными, не смогут понравиться противоположному полу; меньше, чем сверстники, добьются в жизни, так как для успехов якобы нужны нахальство и самоуверенность.
При гиперкомпенсации человек пытается добиться успехов там, где изначально слаб. Стимул к действию идет от желания соответствовать ценностям окружающих, от стыда, чувства ненависти к себе. Радость, получаемая при этом, — лишь радость самолюбия. К тому же при серьезных препятствиях гиперкомпенсация срывается: от астенического «нахальства» не остается и следа, а только слезы и отчаяние. Чувство неполноценности при этом обостряется. Плюс ко всему многие учителя и родители неточно воспринимают гиперкомпенсацию как недостаток внутренней культуры. С молодым астеником в период гиперкомпенсации иногда бывает неуютно и неприятно общаться, так как он самолюбиво-неестественно пытается «нечто из себя изображать».
Что касается проблем с внешностью, то подскажите астенику, что деление людей на красивых и некрасивых чересчур упрощенно. Человек формально может быть некрасив, но интересен, обаятелен, со своей «изюминкой» — и этим он нравится больше, чем стандартно красивые люди. Важно помочь астенику мягко и открыто проявлять свою индивидуальность. С возрастом астеники спокойней относятся к своей внешности.
Краткие советы по проблемам общения
1. До астеника следует донести, что его застенчивость приятна многим людям, особенно умным и интеллигентным.
2. В ряде ситуаций необходимо держаться, пусть со скромным, но достоинством, так как некоторые люди не будут уважать астеника, если подумают, что он сам себя не уважает. К сожалению, многим свойственно «судить по одежке» и по тому, как человек преподносит себя.
3. Желательно не начинать общение с высокой «планки», дабы не было потом тревожного ощущения несоответствия. Ряд астеников ощущают себя «шпионами», которых скоро разоблачат и поймут, что они ничего не стоят. Поэтому общение лучше начинать со скромной средней «планки», по возможности ее поднимая.
4. Астенику нужно учиться замечать и ценить свои успехи, неудачи бросаются в глаза сами. Можно завести так называемый дневник Пифагора, куда ежевечерне записывать все свои успехи и все хорошее, что случилось за день, чтобы повышалась самооценка и возникало приятное чувство благодарности жизни.
5. Астеника стоит побуждать смелее говорить о своих потребностях. Ему помогает овладение формой положительных «Я — высказываний», которая предполагает конструктивное сообщение своих потребностей без оскорбления собеседника и манипуляции им /40, с. 87-91/.
Психотерапия раздражительной слабости индивидуальна в каждом случае. Приведу пример. Астеник сильно раздражается на своего астенического сына за то, что тот в драках не дает отпор ребятам, убегает. При помощи техники «Inner shouting» (внутренний крик) отцу удается осознать корни своей раздражительности и справиться с ней /41, с. 433/. Суть раздражительности заключалась во внутренней боли и отчаянии отца: ему было страшно, что все увидят, что его парень — слабак, и станут этим пользоваться. Отца пугало, что мальчик малого достигнет в жизни, будет робок и несчастен, каким когда-то был сам отец. Во время психотерапии отец осознал, как сильно любит сына и как для него ужасна перспектива, что сын проживет всю жизнь в унижении. Также он понял, что сердится на мальчика еще и за то, что тот является «вещественным доказательством» его собственной слабости. Осознание всего этого помогло отцу и сыну. Отец нашел адекватный способ выражения своей любви и заботы.
Другим приемом работы с раздражительностью является прерывание паттерна по методу НЛП /42, 43/. Астенику предлагается воспринимать раздражение как напоминание («якорь») о том, что он живет вместе с близким человеком ради любви и заботы, а не ради ссор. Затем с помощью техник НЛП соединяются («заякориваются») первые признаки раздражения и состояние любви и благодарности к близкому человеку. Таким образом, раздражение, выполнив функцию напоминания, гасится в своем зародыше и открывает дорогу подлинным отношениям.
Известны случаи, кода астеники, проживая с незнакомыми людьми в общежитии, месяцами не выявляли раздражительной слабости: срабатывали другие защитные механизмы. Значит, близкие могут не только понимающе прощать астенику его раздражительность, но и требовать, и помогать ему сдерживаться.

9. Учебный материал

1. Главный герой фильма Э. Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром» Женя Лукашин — милый, мягкий, стеснительный, робкий человек. Ему уже почти сорок, а он все не может решиться на женитьбу (хотя хотел бы этого). Лиризмом, душевной симпатичностью, тонкостью он напоминает астенического человека. Особое внимание обратите на эпизоды, в которых Лукашин ведет себя как бы нахально, уверенно. В этом видится гиперкомпенсация, быть может, усиленная опьянением.
2. В искусстве астеникам созвучна щемящая, ранимая теплота-доброта, ласковая тоскливость, лирическая нота, камерность, стремление к уюту, тонкая чувственная радость жизни. Многие из них находят это для себя на полотнах Поленова, Рябушкина, Саврасова, Левитана, Перова, импрессионистов. В отдельных полотнах Крамского (возможно, астенического художника) мы видим характерную мечтательность вплоть до сказочности, нежную красоту изящных линий, романтичность. Некоторых астеников волнует и поднимает над тревогами романтически возвышенное искусство, например теплая гармония Шопена, нежность Вивальди, Сен-Санса, пронзительная чувствительность Чайковского. В литературе астеникам часто нравятся лирические произведения со счастливым концом, проникнутые добротой, иногда сентиментальностью, как, например некоторые романы Ч. Диккенса.


Глава 4. Психастенический характер

1. Ядро характера

Психастенику (душевно слабому, в пер. с греч.) свойственны изначальная тревога, слабое вытеснение, дефензивность, деперсонализация с блеклой чувственностью, аналитичность, реалистичность мироощущения.
Изначальная (базальная) тревога и слабое вытеснение. Для психастеника жизнь полна опасностей. Он ощущает их не абстрактно — туманно, как большинство людей, а с острожгучим переживанием того, что рано или поздно они произойдут или уже произошли, только он пока этого не знает. Психастеник живет так, как будто идет по минному полю. Многим такое отношение к жизни кажется неправильным. Но правда психастеника в том, что мир, действительно, полон опасностей. Конечно, он понимает, что, кроме опасностей, есть свет и радость. Но верх берет тревожная логика: если опасность вовремя не обнаружить и не обезвредить, то свет и радость исчезнут — стало быть, об опасности думать нужно. Тревога эта изначальна, никто психастенику ее не внушал, она живет в глубинах его существа. Она базальна, так как вытекает из переживания зыбкости человеческого бытия.
Почему же большинство людей не страдают подобным образом? Им помогает доверие к бытию, судьбе, жизни, вера в Бога. Многие вытесняют базальную тревогу. У психастеника же очень слабое вытеснение в этом отношении. Ему страшно не думать о страшном.
Изначальная (базальная) тревога свойственна астенику и ананкасту, но они в большей степени способны ее вытеснять. Эта тревога выражается не только в недоверии к естественному ходу событий, но и проявляется вполне определенными феноменами. У астеников — это преимущественно тревожная мнительность, у психастеников — сомнения, у ананкастов — навязчивости. Все эти феномены связаны одной тематикой — что-то плохое может случиться. Базальная тревога встречается и у людей других характеров, особенно у шизофренических и у циклоидов.
Психастенический характер родствен астеническому, но является более сложным характерологическим ансамблем. Описанная в главе об астениках дефензивность с конфликтом ранимого самолюбия и чувства неполноценности в полной мере присуща психастеникам. Но в отличие от астеника, психастеник подробно анализирует внутренний дефензивный конфликт и его внешние проявления.
Деперсонализация (чувство своей эмоциональной измененности) у психастеника носит мягкий характер. Суть ее в том, что в ситуации стресса у психастеника как бы выключаются, «немеют» чувства, мышление при этом остается ясным, и сохраняется способность разумно действовать. Этим-то и объясняется, почему робкие психастеники совершали военные подвиги, уверенно и собранно отвечали на экзамене после бессонной ночи. По причине того же душевного онемения они не чувствуют острого горя на похоронах. Психастеник может всю жизнь отчаянно бояться какого-то события, например смертельной болезни, но когда это событие происходит, то включается деперсонализация, и он встречает его стойко и даже мужественно.
Однако в повседневной жизни, при мелких стрессах душевное онемение оказывает психастенику плохую услугу. Всякий раз, когда нужно как-то выявлять свои чувства, они ускользают, и психастеник теряется. Без «компаса чувств» непонятно, что сказать в той или иной ситуации, невозможно естественное, раскованно-непосредственное поведение. Приходится искусственно выстраивать «правильное» поведение, одновременно анализируя, удачно ли получается. При этом психастеник тревожно напряжен, скован. Внутри у него — неуверенность, растерянность: что сказать, как ответить. Порой, как назло, при отсутствии адекватных чувств, приходят совершенно неуместные мысли и переживания; их надо вовремя отследить, не дать им выхода. В этом состоянии психастеник может допустить какой-то ляпсус, тут же попытаться исправить его, невольно напрягаясь и вызывая ответное напряжение у собеседника. В таком состоянии неуклюжие шутки психастеника вместо того, чтобы сгладить неловкость, лишь усиливают ее.
Пытаясь «включить» живые чувства, психастеник старается мыслями четче обозначит суть ситуации, характер отношений. Вместо радости общения в душе возникает неестественная натужность. Чувства же, ради собеседника, приходится немножко изображать. Иногда психастеник свою неспособность испытывать чувства, адекватные ситуации трактует как грубую патологию и напрасно мучается переживаниями по поводу несуществующей у него шизофрении.
Но вот остается психастеник вечером один в спокойном уюте своей комнаты, и в душе все оттаивает. Тогда и включаются живые чувства, возникает полноценный отклик на все произошедшее за день. Ощущается радость от встречи с интересным человеком или захлестывает острая душевная боль при воспоминании о похоронах. Психастенику досадно, что эти чувства пришли с опозданием, что не удалось их выразить в нужный момент. Однако следует заметить, что даже в эти моменты полного спокойствия психастенику может не хватать уверенности в точности своих чувств.
Если бы было принято выказывать свои чувства не в момент взаимодействия, а спустя какое-то время в письме, ему было бы легче. Иногда он и сам обнаруживает, что в письмах может выражать себя полнее. Психастеник начинает настраивать себя на то, что в следующий раз будет естественным, скажет искренние, от сердца слова, когда нужно — обнимет человека, выразит подлинное сочувствие. Однако наступает следующий день и вместе с ним — снова тревожное напряжение по поводу неестественных, онемевших чувств; впрочем, кое-что из намеченного выполняется.
Зная свою особенность, психастеник старается заранее обдумать ситуацию, написать в блокноте ключевые пункты — все это для того, чтобы его слова и поступки были точнее, адекватней. В ситуации, к которой, по его мнению, он готов, психастеник испытывает меньший стресс, стало быть, меньшее онемение и больше непосредственности. Ведь общается же он без выраженной деперсонализации с друзьями и родными.
Блеклая чувственность или, как выражаются психофизиологи, слабость «животной половины», или «жухлая подкорка», неотъемлемы от данного характера. Подкорка — это область мозга, расположенная под корой больших полушарий. От ее функционирования зависит способность органов чувств ярко, цепко, точно и с наслаждением воспринимать окружающий мир. У психастеника работа мысли, то есть активность коры больших полушарий мозга, превалирует над активностью подкорковых областей мозга. Это объяснение И. П. Павлова хорошо и просто описывает физиологические предпосылки блеклой чувственности психастеника при одновременном компенсаторном засилии мыслительной работы. Подобный феномен И. П. Павлов называл «второсигнальностью»; психастеник именно «второсигнален».
Блеклая чувственность конкретно выражается в том, что непосредственные радости бытия — наслаждение тонкой гастрономической кухней, мышечная радость от занятий спортом, удовольствие от ходьбы босиком по влажной траве и т. п. — воспринимаются психастеником глуше, чем людьми иных характеров. Психастенику не хватает природной координации движений, ловкости, глазомера, природного чутья. Его механическая память слабовата, у него нет абсолютного музыкального слуха, не хватает сочности, яркости красок в восприятии мира. Проговорив целый час с человеком, психастеник затрудняется описать детали одежды собеседника, цвет его волос, не может уверенно вспомнить конкретных фраз и выражений. Но хорошо помнит общий смысл и тональность беседы.
По причине той же блеклой чувственности в его памяти не остается рельефного, устойчивого отпечатка только что произошедшего события. Так он мучается и перепроверяет, уже в который раз, закрыл ли дверь, выключил ли газ перед уходом из дома. Это не навязчивости, так как он на самом деле не может убедительно для себя воспроизвести в памяти момент захлопывания двери, выключения газа. И приходится повторять данные действия до тех пор, пока не возникнет четкое воспоминание-ощущение: да, газ выключен.
Эти проверки отчасти обоснованны, потому что психастеник по рассеянности действительно иногда забывает выключить газ, закрыть дверь: проверки являются компенсацией его рассеянности. Таким образом, мы видим у психастеника две причины неуверенности в собственных чувствах: деперсонализация и слабая чувственность. Необходимо отметить, что деперсонализация и блеклая чувственность неотделимо дополняют друг друга: блеклые чувства легче поддаются онемению, а онемевшие чувства становятся более блеклыми. Психастеник компенсирует свою неуверенность чрезмерной аналитичностью.
Аналитичность психастеника рефлексивна. Рефлексия — это способность отстраненно оценивать свои переживания, как бы выходя из себя и наблюдая за собой со стороны. Рефлексивность — свойство абстрактного высокоорганизованного мышления. Интересно, с юмором описывал так называемое «тройное я» психастеника П. Б. Ганнушкин: «его первое "я" чувствует страх; второе "я", не желая обнаруживать перед другими свое психическое состояние, замаскировывает этот страх и старается — часто с успехом — скрыть свое волнение и быть спокойным; наконец, третье "я" наблюдает за первыми двумя, а подчас и подсмеивается над ними» /44, с. 438/.
Деперсонализация, блеклая чувственность, слабое вытеснение способствуют рефлексивной аналитичности, так как мысль, не опьяняясь яркой красочностью впечатлений, захватывает душу, сплетаясь в тягостный самоанализ-самоедство. Как выражался С. И. Консторум, психастеник «совершает 80 тысяч лье вокруг своей персоны» /29/. При неудачах психастеник мало способен думать о себе нейтрально или хорошо, и эти «80 тысяч лье» превращаются в 80 тысяч самобичеваний. Одна из причин этого состоит в том, что неудачи актуализируют психастеническое чувство неполноценности во всех его подробностях, с чем не может смириться ранимое самолюбие психастеника и мучительно наказывает его. Самоанализ-самоедство часто не нравится самим психастеникам, так как не выводит их к свету и только сильнее занижает самооценку. Другой человек бросил бы это тягостное занятие, психастенику же непременно надо выяснить, что он за человек и чего стоит. Вытеснить из сознания это неприятное выяснение он не способен. При этом он судит себя чересчур строго (мерки задает ранимое самолюбие и гипертрофированная совестливость).
Нерешительность, а стало быть, трудность уверенно действовать также погружают психастеника в тягостное размышление, по принципу «семь раз отмерь, один — отрежь». Вспомним Гамлета, образ которого трактуется по-разному: от эпохального интеллигента до холодного эгоиста, философствующего там, где это не уместно. Независимо от этих мнений, ясно одно: убей Гамлет без промедления своего врага, великой пьесы не получилось бы. Вся соль пьесы — в глубоких размышлениях. Гамлет говорит: «Так трусами нас делает раздумье». Интересна и обратная мысль, что трусость (нерешительность) склоняет к тревожному размышлению. По отношению к психастенику верны обе эти мысли.
Сомнение — типичная черта психастенической аналитичности. Сомнение — это встреча, борьба нескольких мнений, логическая работа ума. Оно возможно лишь в ситуации неопределенности. Когда психастеник сомневается, то это значит, что он не уверен ни в плохом, ни в хорошем. Если в неопределенности психастенику видится какая-то значимая для него угроза, то он постоянно думает об этом. Не думать для него в этой ситуации практически невозможно, тем более если речь идет о чем-то важном. Бывает, что сомнение крутится и крутится внутри себя, не продвигаясь вперед и не в состоянии остановиться. Изнурительно долго оно может работать вхолостую, пока неожиданно не озарится пониманием. Или постепенно, почти незаметно для себя винт сомнения входит в изучаемый вопрос все глубже и глубже, наконец достигая ответа. Психастеническое сомнение — это способность отыскивать неприятную неопределенность и превращать ее в радующую ясность.
Существуют типичные мучающие психастеника размышления: вопрос о смерти и ведущих к ней опасных болезнях; позор вообще и позорные болезни в частности; сумасшествие; благополучие свое и близких; сложности межличностных отношений; смысл жизни; нравственный долг. Таким образом, психастеник не переживает обо всем на свете, например по поводу неопасных болезней, мелких житейских неприятностей. От многого он вообще бережет свое внимание. Иначе он бы просто разрушился от обилия переживаний. Основные сомнения психастеника концентрируются в нравственно-этической и ипохондрической областях. Ипохондрия — переживания по поводу мнимой, не существующей у человека болезни. Если болезнь на самом деле есть, но чрезмерно переживается, то говорят об ипохондрических наслоениях.
Психастенические сомнения не бывают нелепыми, алогичными, они всегда реалистичны: то есть то, чего боится психастеник, действительно может произойти. Другое дело, что психастеник преувеличивает степень опасности, вероятность беды. Но и в этом есть своя логика. Например, психастенику говорят, что тысячи людей летают самолетами, и только маленький процент погибает в авиакатастрофах. Он соглашается, но добавляет: «А вдруг я-то как раз и окажусь в этом маленьком проценте?»
Истинная навязчивость отличается от сомнения тем, что человек воспринимает ее содержание, как полный абсурд. Психастеник в детстве и отрочестве может серьезно мучиться от навязчивостей, но с возрастом, по мере формирования характера их все больше и больше заменяют сомнения.
Структура тревожного сомнения психастенического психопата зачастую такова: существует 1% беды против 99% благополучия, ставка делается на этот 1%, и он воспринимается, предположим, как 30% или 90%. Поэтому однопроцентное «а вдруг?» может довести психопата до паники. Это преувеличенное «а вдруг» и есть жало тревожного сомнения. Психастенику для спокойствия нужно, чтобы никаких «а вдруг» не возникало.
Сомнения не позволяют психастенику быть убежденным там, где большинство людей на его месте давно бы пришли к решению. Например, он может долго сомневаться в реальности измены жены несмотря на то, что все в этом уверены. И корень сомнения здесь не в его оптимизме, которого мало, а в тревожной серьезности: поставишь точку, порвешь отношения — а вдруг жена не изменяла? Подобная опрометчивость страшна, и психастеник ходит кругами сомнений.
Реалистичность мышления и чувствования проявляется, прежде всего, в склонности к реалистическому мироощущению, суть которого, по М. Е. Бурно /45, с. 8/, состоит в том, что человек ощущает свое тело источником своего духа. Психастеник не чувствует, что душа существует изначально, вне его телесного организма, сама по себе, приходя к нему из вечного духовного Первоисточника. Он чувствует, что его душевная жизнь рождается в недрах его тела. Подобная реалистичность свойственна психастеникам, астеникам, циклоидам, эпилептоидам, с известными оговорками также и инфантильно-ювенильным людям. Про людей других характеров в этом отношении нужно говорить особо. Речь идет не о мировоззрении, а о чувстве глубинно-интуитивной взаимосвязи своей души и мира. Мировоззрение и мироощущение могут не совпадать; особенно часто истерики и циклоиды думают то, что им хочется в данное время думать, а не то, что глубинно ощущают внутри самих себя.
Реалистичность психастеника проявляется также тем, что он поглощен обдумыванием земных проблем, а не абстрактных, философских, мистических построений. Его мышление опирается на факты, сверяется с ними в своей сложной аналитичности, уважает опыт и правду жизни. Благодаря сложной работе сомнений, умный психастеник видит мир глубоко и по-земному просто. Он не чувствует своей душой, как шизоид, подлинной реальности бесконечного, изначального Духа, правящего миром. Человек психастенического характера, пусть неуверенно и сомневаясь, идет по земле, ценя теплоту и красоту ее материальности.
Итак, неотделимо друг от друга в ядро психастенического характера входят:
1. Изначальная (базальная) тревога со слабым вытеснением.
2. Дефензивность с конфликтом ранимого самолюбия и чувства неполноценности.
3. Деперсонализация с блеклой чувственностью.
4. Рефлексивная аналитичность со склонностью к тревожным сомнениям.
5. Реалистическое мироощущение.
Подведем итог: психастенику свойственно реалистическое мироощущение, но в отличие от других реалистов его изначальная тревожность, не будучи вытесненной, преломляясь дефензивностью, деперсонализацией, аналитичностью и реалистичностью, преобразуется в тревожные сомнения, прежде всего этического и ипохондрического характера, и в тревожную неуверенность по поводу адекватности своих чувств. Аналитичность выполняет компенсаторную роль по отношению к деперсонализации и блеклой чувственности. Похожий механизм отмечается при психастеноподобной шизофрении. Подчеркну, поэтому, что у психастеника нет расщепления (schisis — о нем речь дальше) душевной деятельности. Психастенический характер представляет психологически понятную цельность.
Кратко осветим историю осмысления психастенического характера. Научному изучению психастении положили начало исследования П. Жане /46/ и Ф. Раймонд /47/. Понимая ее широко, П. Жане основным расстройством психастении считал понижение психического напряжения, в связи с которым страдает «функция реального», возникает чувство незавершенности, неуверенности в своих психических процессах (деперсонализация в современном понимании). Из этого, по Жане, вытекают все остальные особенности психастенической психики: нерешительность, «умственная жвачка», неуверенность в себе, склонность к навязчивым состояниям. При этом клинические описания Раймонда и Жане включили в себя собирательную группу, по крайней мере десяти различных состояний.
С. А. Суханов /48/ понимал психастению уже, чем Жане и Раймонд, исключив из нее болезненные влечения, эпилептические и органические состояния. С. А. Суханов выделил «тревожно-мнительный» характер, который отождествлял с психастеническим. Однако его описания содержали широкий спектр психастеноподобных состояний, включая ананкастические и шизофренические. К тому же основным психастеническим расстройством Суханов считал, как Жане и Раймонд, истинные навязчивости. Т. И. Юдин отграничил- от психастеников сенситивных шизоидов Кречмера, при этом психастеники и ананкасты остались у него неразделенными /49/.
Следующий важный шаг принадлежал П. Б. Ганнушкину /4, 44, 50/, который обратил внимание на описанный в 1902 году пражским психиатром А. Пиком феномен и назвал его психастеническим сомнением. Именно склонность к сомнениям, а не к навязчивостям П. Б. Ганнушкин считал одной из основных черт психастеника. В его описаниях психастенический характер представлен как целостный ансамбль, душевный рисунок (второй важный вклад П. Б. Ганнушкина). Также он отграничил психастеника от астеника и неврастеника и, что особенно важно, от шизофренических состояний. Он показал, что психастеник с тяжелым характером — врожденный психопат. Однако в его работах о психастенике нет отчетливого описания деперсонализации. И. П. Павлов описал «второсигнальность» и чувственную блеклость психастеников, объяснив этим их двигательную неловкость, отсутствие чувства реального, неестественность, ощущение неполноты жизни, рассудочность /51/.
Курт Шнайдер /52/ описал психастеников, в нашем понимании, гораздо более скупо, чем П. Б. Ганнушкин. В психиатрии английского и немецкого языков преобладает описание ананкастических и обсессивно-компульсивных состояний /30, 53, 54, 55, 56, 57/. Возможно, это связано с тем, что в России больше психастеников, а на Западе ананкастов. К тому же работы П. Б. Ганнушкина малоизвестны за рубежом.
В наше время психастенический характер подробно изучался М. Е. Бурно, который, подытожив опыт предшествующих ученых, сформулировал ядро данного характера. Суть его, по М. Е. Бурно, — «обусловленная природной, изначальной тревожностью-дефензивностью, вкупе с чувственной жухлостью-блеклостью и засильем реалистической аналитической работы мысли, тревожно-тягостная неуверенность в своих достаточно реалистически-земных чувствах» /45, с. 24/.
Как и для астеников, для психастеников характерны раздражительная слабость с вегетативной неустойчивостью, впечатлительность, быстрая утомляемость, реакция гиперкомпенсации. Однако у психастеников обычно эти особенности менее выражены, чем у астеников. Астеники и психастеники — родственные характеры и, в сущности, принадлежат к одной, астенической в широком смысле группе. Отличие состоит в том, что астеники обладают достаточно острой чувственностью и у них нет деперсонализации и гипертрофированной аналитичности.
Многие люди четко диагностируются либо как астеники, либо как психастеники. Существует и переходная часть спектра, когда про человека можно сказать, что он, скорее, астеник, чем психастеник, и наоборот. В силу этой родственности очень многое из того, что было описано в главе об астеническом характере, приложимо и к психастенику, поэтому второй раз описываться не будет. Лишь некоторые, особенно примечательные для психастеника моменты будут повторены.

2. Особенности проявления характера в детстве и юности

Уже у ребенка-психастеника больше тревожности, чем у других детей. Именно тревожности, а не страхов. Страх — это непосредственное переживание опасности в момент встречи с ней, а тревожность — мучительное ожидание опасности в будущем. В этом смысле у животных много страха, но мало тревожности. Ребенок-психастеник тревожится, например, когда матери нет дома, его воображение рисует картины всяческих несчастий. Даже если окажется, что мать задержалась, чтобы купить ему подарок, он обижается на нее и не рад подарку.
Поскольку тревога связана с опасностью, которая только еще может случиться, то вполне естественно возникновение защит. Подобная защита бывает реальной (например, мытье грязных рук при опасении заразиться) или ритуально-символической, если надежного реального способа защиты не находится. Г. Е. Сухарева /25, с. 291/ и другие детские психиатры отмечали у психастеников (особенно часто в отрочестве) защитные ритуалы, «обереги». Их проявления многообразны (постукивания, приметы, подсчет предметов и т. д.), а смысл один — чтобы не случилось чего-либо плохого.
Учеба в младших классах дается трудновато, так как основная нагрузка ложится на память, способность к аккуратности, быстрому механическому усвоению навыков. Психастеникам присущ постоянный самоконтроль, бесконечные перепроверки, медлительность — в связи с этим они могут не успеть за урок справиться с контрольной работой. Во время докладов, публичных выступлений озабочены тем, как их оценивают окружающие. Публичные выступления часто трудны или невозможны. Они стремятся к порядку в учебе, но несобранность не позволяет им создать тот порядок, что вызывает у них раздражение. Очень переживают за свою успеваемость. Их не следует жестко ругать за плохие оценки, поскольку это порождает страх неудачи и затрудняет учебу. Если учитель по-доброму относится к такому ученику, подбадривает его, когда нужно, то это положительно сказывается на успеваемости.
В старших классах, где требуются аналитические способности, психастеники начинают учиться лучше и нередко творчески. Неспособные механически зазубрить материал, они вынуждены досконально логически разобраться в нем. Доходя до сути своим умом, они способны своими словами ясно объяснить изучаемый предмет другим ребятам, приобретая в том качестве популярность среди одноклассников. В институте их успеваемость повышается еще больше благодаря способности логически обобщать и мыслить, пусть медленно, но глубоко по-своему, с желанием вникнуть в суть любимых предметов. Во всей полноте аналитический талант психастеника нередко раскрывается уже в зрелом возрасте.
Школьная общественная работа для них нелегка, так как они боятся ответственности и решений, связанных с неопределенностью, риском. Они медленно сходятся с товарищами, ищут тех, которые не травмируют их ранимость. Из-за моторной неловкости с трудом дается физкультура, уроки труда. А. Е. Личко указывает /6, с. 50/, что у психастеника лучше удаются те виды спорта, где нагрузка падает на ноги. Из-за того, что не любят и не умеют драться, вырабатывают в себе осторожность, умение обходить конфликты, уступать. Обычно не умеют знакомиться и ухаживать за девушками, стыдятся проявить свою влюбленность.
Несмотря на вышеописанное, психастеник-подросток и, особенно, ребенок не проявляет тревожной психастенической цельности взрослого. По временам ребенок может легкомысленно махнуть на что-то рукой, понадеяться на случай, вытеснить неприятность. В детстве у психастеника более «сочная подкорка», чем в старшем возрасте. Он больше способен к непосредственной, не обремененной самоанализом радости жизни. Да и сама жизнь под крылышком родителей видится радостней, безопасней. О многих опасностях ребенок-психастеник просто не знает и потому меньше тревожится.
Наибольшая нагрузка на психастенический характер падает в юности, когда он складывается в систему. Во-первых, психастеник из узкого круга школы и семьи выходит в широкий мир, где необходимо принимать быстрые и серьезные самостоятельные решения. Во-вторых, чем больше психастеник узнает о жизни, тем больше он узнает об опасностях, и тем больше возникает поводов для тревог. Мир «ощетинивается» новыми, до сей поры неизвестными опасностями. В-третьих, усиливающаяся в юности рефлексия на фоне бледнеющей чувственности (в сравнении с детством) часто усиливает нерешительность, стеснительность, трудности общения.
В юности даже реалистический психастеник встречается с промельками философического ужаса. Например, его разум не может вместить в себя представление об отсутствии границ вселенной. Порой у психастеника возникает кризис в жизни при мысли об обреченности на смерть, которая может явиться нежданно рано. Кажутся бессмысленными любые начинания, так как все равно умрешь, и зачем тогда все? Целенаправленная деятельность держится на имплицитной вере в то, что цель будет достигнута, а откуда взять эту веру, если не знаешь, будешь ли жив завтра? Молодой психастеник умом понимает неизбежность смерти, а душой принять, что не будет его, такого живого и настоящего, не может. Самые жестокие ипохондрии отмечаются в психастенической юности. Прав Э. Фромм /58/, «что умирать всегда тяжело, а не прожив жизнь, еще тяжелее».

3. Варианты психастенического характера

Клинические варианты психастеников практически не выделялись. Допустимо различать психастеников по различным «наслоениям» на основное ядро характера.
Психастеники бывают внешне общительными, душевно теплыми, то есть циклоидоподобными. Могут быть шизоидоподобными, и тогда у них есть повышенный интерес к аутистическому творчеству. Они любят доводить свои мысли до логической законченности, по причине сенситивности особенно трудно пускают к себе в душу. Эпилептоидоподобные психастеники внешне напряженны (но без дисфорической окраски) и как бы авторитарны, не просты в своих отношениях с людьми, завистливо-самолюбивы (по причине комплекса неполноценности, а не тяги к власти). Психастеники с ювенильностью отличаются внешней восторженностью, известной спонтанностью, романтическим полетом в душе. Они как бы «пьянеют» от своих тревог и потому поддаются терапии разубеждением труднее других, более рассудочных психастеников. Некоторых психастеников тревожный формализм роднит с ананкастами. Ряд истероподобных психастеников очень любят похвалы и аплодисменты, при этом стесняясь их, оставаясь болезненно самокритичными при неудачах.
Эти разделения по типу подобия условны, так как конкретный психастеник может быть «многоподобным», выявляя свои разные грани в разных ситуациях. Бывают и «хрестоматийные» психастеники, в которых ядро представлено почти в чистом виде, практически без «напластований».
Среди психастеников есть духовные люди с творческими, интересными сомнениями, а есть и примитивные, измучивающие своих родственников этическими сомнениями типа — пять или пятнадцать рублей дать почтальону, принесшему телеграмму.

4. Межличностные отношения (особенности коммуникации)

Психастеник, как и астеник, испытывает достаточно много трудностей в общении с людьми. Отличие в том, что психастеник эти трудности тщательно обдумывает, анализирует. После важного разговора он тревожно перебирает в памяти свои слова, мучаясь тем, что нужно было сказать все совершенно иначе. Беспокоится, что собеседник его неправильно понял и неизвестно, как сейчас к нему относится. С нетерпением ждет новой встречи с этим человеком, чтобы, увидев его, поговорив с ним, наконец успокоиться. Иногда психастеник не в состоянии ждать дольше и поздним звонком будит своего знакомого, чтобы извиниться и расставить все точки над «i». Знакомый же неподдельно удивлен, так как преспокойно забыл о разговоре и о том пустяке, за который винит себя психастеник. Порой для психастеника неопределенность даже хуже плохой определенности, так как пытка неизвестностью с лабиринтом сомнений становится нестерпимой.
Психастеники являются людьми нравственными в том смысле, что хотят совершать хорошие дела и стыдятся плохих. Это не означает, что они не способны на дурной поступок. Но им трудно выйти из действия «поля нравственности» и попустительски относиться к своим проступкам. Они подолгу размышляют над нравственными вопросами, так как эти вопросы являются для них насущными, повседневными вопросами их жизни.
Хорошие, нравственные или нейтральные особенности психастеников, по причине сложности жизни, могут иметь и неприятную оборотную сторону. Поясню примерами. Психастенику трудно быть назойливым по отношению к людям, и он может отказаться от каких-то важных дел, если для своей реализации они требуют настойчивости, напористости или нарушают чьи-то интересы, планы.
Психастенику страшно обидеть человека, тем более незаслуженно. По этой причине он может обходить острые углы в отношениях, не идти на прямой разговор, не возмутиться там, где это нужно. Иногда психастеники проглатывают обиды и оскорбления, ничем внешне это не выказав. А потом в узком кругу знакомых или даже незнакомых могут жаловаться на своего обидчика, рассказывая достаточно подробно, как дурно с ними обошлись, как трудно им было. В результате таких рассказов они получают сочувствие к себе и осуждение обидчика. Этого достаточно, чтобы вышел «порох» и была одержана нравственная символическая победа. Когда обида оказывается особенно болезненной, унижающей личность психастеника, то он бывает злопамятным на долгие годы. Такая злопамятность является проявлением его ранимости: «заноза» застряла, ранка болит и не заживает. Нередко отношения психастеника с людьми нарушаются из-за застрявших в нем обид. Эпилептоидная мстительность, выражаемая агрессивным действием, ему не свойственна.
В психастенике часто нет конгруэнтности: он чувствует одно, говорит другое, делает третье. Наблюдательные люди замечают и недолюбливают эту особенность. Цепко это видят истерики и некоторые шизоиды, а потому психастеник бывает напряжен с ними. Неконгруэнтность усиливается тем обстоятельством, что психастеник защитно пытается притвориться таким же, как все. Ему трудно уверенно и открыто проявлять себя на людях. Он стыдится, если окружающие насмехаются над его несоответствием их стандартам. Иному психастенику трудно быть умным среди дураков, нежным среди грубиянов, сентиментальным среди циников — и он подыгрывает компании, в которой находится. Он сам это замечает, и эта его особенность неприятна ему.
Психастенику неудобно приказывать, заставлять других подчиняться, но если он начальник, то перед ним неизбежно встает задача руководить людьми, в том числе и принуждать к чему-то. Так как ему трудно предстать перед людьми авторитарным, то он старается «завернуть» принуждение в нравственную «обертку». Например, объясняет подчиненному, что нежелаемое для того поручение будет для него полезным. Чаще же ссылается на начальство, комиссии и уже от их имени способен обосновать свое приказание или для дела напугать подчиненных. Все это оттого, что он не может просто отдать приказание и сказать, как многие начальники: «Делайте, как я сказал!». Психастенику быть начальником трудно, так как необходимость принимать неоднозначные решения, невозможность учесть интересы каждого работника, при этом никого не обидев, мучают его. Если он займет пост с реальной, серьезной ответственностью, то у него может наступить нервный срыв от перенапряжения.
Психастеник избирателен в своей доброте и заботе, и когда заботится о ком-то, то делает это серьезно и последовательно. Ко многим духовно не близким людям он остается внутренне холоден, однако внешне может выказывать им доброжелательное и даже участливое отношение. Отчасти это происходит по причине внутреннего стыда за свою холодность к ним. Тут психастеника подстерегает ловушка. Люди, поверив в его особую доброту к себе, возмущаются, со временем разобравшись, что особой доброты к ним на самом деле нет.
Другая ловушка для внешне обходительного и любезного психастеника состоит в том, что, привыкнув к его любезности, ему уже не прощают малейших проявлений безразличия. Однажды взяв высокую планку нравственно-щепетильных взаимоотношений с людьми, он вынужден ее держать. В этом есть и для него свой плюс — многие люди невольно стараются вести себя с ним также нравственно щепетильно. Во всей этой взаимной предупредительности есть явная внутренняя дистанция, которая ранимого психастеника может устраивать. Ему гораздо легче быть с людьми на «вы», чем на «ты». Некоторым это не нравится, а некоторые сочувствуют ему, так как за внешней обходительностью психастеника чувствуется ледок одиночества.
Психастеник, как и некоторые астеники, ощущает стыд за плохие поступки близких людей, как будто сам их совершает. Отсюда рождается повышенный контроль не только за своим поведением, но и за поведением близких, что последним не нравится. Порой принципиальность психастеника вырождается в перестраховочный формализм, от которого душно окружающим. Он становится занудлив из-за своего желания все сделать добросовестно, а также по причине своих многократных попыток объяснить одно и то же, так как боится, что его неправильно поймут с одного раза. Психастеники бывают педантами-мучениками в отличие от эпилептоидов и ананкастов, которые получают удовольствие от своего педантизма.
Многих властных людей раздражает в конфузливом, исполнительном психастенике внутренняя самостоятельность. Психастеник не любит, когда его переделывают на свой лад, противится такой переделке. Его душа обычно полузакрыта для людей: он с готовностью говорит о себе то, что хочет, а что не хочет, — умалчивает.
Психастеник чувствует себя неловко, если в разговоре возникает долгая пауза. Он либо, душевно напрягаясь, уходит в себя, либо старается эту паузу быстрее заполнить. В частности, он может рассказывать собеседнику о каких-то проблемах (не обязательно своих) для того, чтобы потом искать его мнений и советов, ставя перед собеседником все новые вопросы и проблемы. При этом бывает, что психастенику не так уж нужны эти мнения и советы, нередко он даже лучше разбирается в проблеме. Такая псевдоаналитическая беседа необходима ему, чтобы избежать тягостного молчания, в котором обостряется ощущение своей неполноценности и стыда перед собеседником за разобщенность душ, по причине которой говорить не о чем. Это взаимодействие напоминает безобидный вариант описанной Э. Берном игры «Да, но». Иногда в таких ситуациях от неловкости психастеник несет чепуху, при этом мучительно стыдится и готов провалиться сквозь землю.
Психастеник, будучи нравственно-щепетильным, чутко-осторожным, уставая от щепетильности или гиперкомпенсаторно может иногда чересчур категорично высказываться, переходить на менторский тон.
Итак, мы видим сложнопротиворечивую натуру психастеника, где достоинства, слабости и компенсаторные защиты пронизывают друг друга. Невозможно кратко охватить все нюансы психастенической коммуникации. Приведенные примеры ставят своей целью помочь уловить общую тональность, мотив психастенической коммуникации. К некоторым психастеникам подходят именно приведенные примеры и описанные трудности, к другим — совершенно иные. Слишком велика разница между молодым и старым, примитивным и сложным, работающим над собой и духовно пассивным психастеником.
Психастеник может, как и человек любого характера, манипулировать людьми, чтобы получить от них что-то ему нужное. Правда, на вопиющее злодеяние он по природе своей души не способен. Психастеник, если ему убедительно показать, что он не прав, практически всегда чувствует вину и недоволен собой. Последнее так типично, что иная реакция ставит под вопрос диагноз психастенического характера.
Необходимо отметить, что психастеники способны на героизм как по причине защитного деперсонализационного онемения, так и в тех случаях, когда, замученные совестью, готовы переступить через все свои страхи. Они способны идти на риск ради дела, которое их вдохновляет. Вспомним поездку А. П. Чехова на Сахалин, добровольную военную службу К. Моне в Африке, кругосветное путешествие Ч. Дарвина.
Трудно сказать, кому в жизни легче — психастеническому мужчине или женщине. Психастеник не похож на бесстрашного ковбоя или Джеймса Бонда, а психастеничка на «классическую женщину». Она может беспомощно теряться в многословных женских посиделках на тему мужчин, нарядов, детей, домашнего хозяйства. Нет в ней бурной эмоциональности, женской расторопности, способности широко и живо сочувствовать, обворожительно окутывая всех и каждого теплой заботливостью. Она не склонна к сексуальному кокетству. Психастеничка сдержанна, и окружающие могут думать, что она малочувствительная, «замороженная», или замечать в ней только внешнюю напряженность. Это несправедливо. Наблюдательные люди могут разглядеть в ней душевную мягкость, доброту, внешне скромную, но подлинную одухотворенность.
Есть в психастениках, мужчинах и женщинах, так называемое стеническое «жало». Стеническое — значит сильное, по причине которого они способны в значимых для них ситуациях быть твердыми, настойчивыми. Например, психастеник в ипохондрии способен уговорить врачей провести массу исследований или с настоящим упорством добивается зачисления в психотерапевтический колледж, чтобы стать высокопрофессиональным психотерапевтом для себя и окружающих. Измучившись нерешительностью в принятии решения, психастеник торопливо и решительно проводит его в жизнь. Практически в любом психастенике есть избирательная стеничность, которая помогает ему быть жизнеспособным. Поэтому название характера — психастенический (душевно-слабый) — имеет относительное значение.
Психастеники, обделенные непосредственной чувственной радостью жизни, не являются эмоциональными «бедняками», ведь чувственность — это еще далеко не все переживания. Психастенические люди обладают чувствительной душой. Они остро ощущают не только обиды и унижения, но и нежность, доброту, заботу, страдания. В их душе совершается сложная жизнь реалистической мечты, они способны на внешне тихий, но внутренне захватывающий восторг.
Психастеник бывает неожидан в своих проявлениях. Инертно мыслящий, консервативный вдруг удивит свежим поворотом мысли, сделает свободный шаг. Осуждающий что-то — неожиданно широко посмотрит на проблему, — и вот уже нет осуждения. Все эти метаморфозы искренние и подлинные. Отчасти они связаны с изменениями настроения, но их основная причина лежит в деперсонализационной неуверенности в своих чувствах, оборачивающейся многозначностью отношения к миру. Склонность к сомнению не дает психастенику уютно расположиться в однозначной категоричности, которую он склонен проявлять в гиперкомпенсации.

5. Семейная и сексуальная жизнь

Психастеник побаивается трудностей семейной жизни, так как она накладывает на него дополнительную ответственность. Он боится, что ему не хватит времени на духовные раздумья, что и так небольшие силы поглотятся бытом. С другой стороны, мысль прожить всю жизнь в одиночестве невыносимо гнетет его. Психастенику очень важно найти глубокосозвучного человека, с которым было бы не страшно разделить судьбу. Без этого семейная жизнь больше отнимает, чем дает ему. Сексуальная сторона отношений здесь менее важна. Только на сексуальной гармонии психастенический брак долго держаться не может.

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>