<< Пред. стр.

стр. 30
(общее количество: 49)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

нести на плечах тяжкое бремя своей начальнической
нагрузки.
С моей точки зрения, хрестоматийным примером
благородного и великодушного поведения с несправедливо
поступившим начальником является поведение Примакова по
отношению к Ельцину. Примаков согласился на пост премьер-
министра под давлением Ельцина, доведшего страну до
кризиса, только после долгих уговоров со стороны
последнего. Не имея личных амбиций, он вывел страну из
последствий дефолта, успокоил народ, терпел интриги
"семьи" и возрастающее недовольство президента. Тем не
менее Ельцин без объяснения причин решил уволить
Примакова. Тот спокойно объяснил президенту, что это будет
ошибкой, к которой плохо отнесется народ, еще раз
напомнил о достижениях кабинета за восемь прошедших
месяцев, отказался сам писать заявление об отставке,
заявив, что у инициатора есть конституционное право
сделать это самостоятельно. И наконец, на вопрос, нужно ли
ему после отставки помочь с личным транспортом и выделить
государственную машину (типичный крючок, за который
кремлевские начальники любят цеплять уволенных
подчиненных), не принял ловушки и с присушим ему юмором
ответил, что будет ездить на такси.
Если бы все умели проявить такое великодушие...
Нужно ли уходить со своей службы в никуда, или имеет
смысл подыскать себе надежный тыл? В моей жизни было и
то, и другое. На первый взгляд вариант с тылом надежнее и
дает большую уверенность, чем когда уходишь в никуда. С
другой стороны в моей жизни события иногда складывались
таким образом, что именно после такого ухода через
некоторое время удавалось найти самое замечательное
место, а заранее подготовленные варианты срывались.
Единых рецептов здесь нет. Но, с моей точки зрения, тыловой
вариант больше всего полезен не для того, чтобы
размахивать им как флагом в момент ухода, а для того,
чтобы, имея за спиной пространство для отступления,
продолжать работать с шефом бок о бок, укрепляя свои
позиции. Большинство людей устроены так, что им
психологически легче сопротивляться насилию, зная, что им
есть куда идти из этой внутренней тюрьмы.


Глава 9. МОББИНГ (КОЛЛЕКТИВНАЯ
ТРАВЛЯ)
НА РАБОТЕ И ЗАЩИТА ОТ НЕГО

"Когда один человек клюет другого, а десять человек
молча смотрят за ними, то это считается несправедливым
избиением, но когда десять человек сбиваются в стаю и
начинают клевать одного – это считается борьбой за
дисциплину в фирме."
Джон Арбстеим



ПОЧЕМУ СОТРУДНИКИ В РАБОЧИХ
КОЛЛЕКТИВАХ
НАЧИНАЮТ КОГО-ТО ТРАВИТЬ?


Каждому человеку знакомо чувство ущемленности или
неловкости, когда вы попадаете в новый коллектив, который
относится к вам не очень хорошо или даже плохо.
Предположим, что вы вошли в такой коллектив и начали
работать. Однако отношения с сотрудниками не
складываются. Более того, со значительной их частью
назревает конфликт. Вы делаете несколько ошибок и
проявляете слабость. И тогда вас начинают травить. Вы
становитесь объектом критики, насмешек, жестоких шуток,
несправедливых или огульных обвинений, издевательств.
Может быть и другой вариант травли – "тихий" и
"цивилизованный", когда на вас не кричат и ни в чем прямо
не обвиняют, но когда вы заходите в комнату – все
замолкают и в вашем присутствии никаких серьезных
разговоров не ведется. Если нужно передать какую-то
важную информацию, то коллектив либо демонстративно
переходит в другую комнату, либо дожидается, когда вы
выходите. Вас не приглашают вместе пить чай, не зовут в
столовую и, разумеется, вы никогда не участвуете вместе с
коллективом в вечеринках и ни у кого не бываете в гостях.
Полагаю, что не стоит описывать ваши переживания и долго
говорить о моральной цене, которую платите вы за
присутствие в таком коллективе.
Каждый человек, подвергающийся моббингу, в первую
очередь думает о том, как от него защититься. Однако
прежде чем выстроить конкретную стратегию защиты,
полезно подумать о причинах, побуждающих коллектив вести
по отношению к вам подобную политику травли.
Коллектив может начать травить новичка, пытающегося войти
в привлекательную для себя среду, прежде всего потому, что
считает себя элитарным сообществом и воспринимает
новичка недостойным своего уровня. Иногда такое поведение
является всего лишь временным испытанием, инициацией,
которое завершается прекращением травли с последующим
посвящением в члены коллектива, как только станет ясно,
что новичок способен держать удар и по своим
профессиональным и человеческим качествам вполне
достоин быть в этом круге. Иногда же жесткое неприятие и
травля продолжаются вплоть до того времени, когда новичок,
уставший от оскорблений и унижений, принимает решение
уйти из общества высокомерных снобов или агрессивных
акционеров корпорации.
Далеко не всегда моббинг возникает лишь по отношению к
новичку. Нередко под жернова коллективной травли и
негативного общественного мнения подпадает давнишний
работник или член клуба со стажем. В этом случае может
быть организована травля, мотивируемая профессиональной
некомпетентностью преследуемого, хотя и подобные доводы
частенько выдвигаются коллективом в качестве аргумента,
обосновывающего необходимость наказать зарвавшегося
наглеца. Чаще всего моббинг возникает при несовпадении
или расхождении интересов коллектива и той жертвы,
которую он выбирает. Если эти расхождения достигли
конфликтной стадии, которая не разрешается мирным путем,
коллектив может применить такую меру воздействия как
моббинг в мягкой или жесткой форме.
Не менее часто жертва бывает сама виновата в реакции
коллективного неприятия.
Сергею 42 года, он работает инженером на государственном
оборонном предприятии. Денег зарабатывает мало, и для
него это чрезвычайно болезненный вопрос. Недавно от него
ушла жена с ребенком к другому человеку, объяснив ему, что
сделала это из-за его бедности и жадности. Как я сумел
убедиться в конце консультации, жадности патологической.
Он имеет мало друзей, ведет довольно замкнутый образ
жизни. Сейчас он страдает не только по поводу проступка
жены, но и в связи с ситуацией, сложившейся на его работе.
Его коллеги из экономического отдела, в основном женщины,
подвергли его моббингу после того, как услышали его
жалобы во время беседы по телефону с матерью, что ему
придется тратить деньги на подарки к 8 марта. В первый
момент я не совсем поверил, что женщины отдела,
услышавшие эту фразу, не разговаривают с ним третий
месяц, но когда попросил его дословно воспроизвести свои
слова, понял, что реакция женщин была вполне адекватна.
Другим моментом, до конца прояснившим для меня ответ на
вопрос, почему этот субъект подвергался и, наверное, еще не
один раз будет подвергаться моббингу, стало поведение
Сергея в конце консультации. Он, признавший, что ведет
себя с людьми очень эгоистично и часто бывает жадным,
проявил свои свойства и со мной: отказался расплатиться за
консультацию.
Нередко вся вина жертвы состоит в ее психологической
слабости и болезненной реакции на коллективное
издевательство и травлю. Люди, сталкивающиеся с
откровенной слабостью и незащищенностью сослуживца, тем
более, если он еще их чем-то не устраивает, превращаются в
стаю, которая с наслаждением клюет подставившегося под
молох травли. Вообще, моббинг – процесс двухсторонний –
он результативен только в том случае, если жертва ощущает
себя таковой, если она глубоко страдает. Если же человек,
выбранный коллективом на роль мальчика для битья,
внутренне не согласен выступать в подобном амплуа, если
его самооценка не поддается прямому управлению извне, а
все насмешки и претензии с него как с гуся вода, то говорить
об эффекте моббинга в этом случае не приходится. В
отдельных случаях один человек может "поставить на уши"
весь коллектив.
Моббинг возникает также в ситуациях, когда гонимым
оказывается либо высоконравственный, либо
высокоталантливый человек, а в качестве гонителей
выступает либо темная и даже преступная среда, либо
сборище серостей и посредственностей, которые жгуче
завидуют тем, кто хоть в чем-то их опередил. Сколько
примеров коллективной травли можно найти в истории.
Любой духовный учитель или гений обязательно подвергался
той или иной форме остракизма со стороны толпы. Вообще
исторические примеры коллективной травли весьма
многочисленны – чего стоит одна святая инквизиция,
избиение древнеизраильских пророков или история
Спасителя, распятого по решению Синедриона. В более
прозаическом варианте к разновидностям моббинга можно
смело отнести те преследования, которым подвергались
новички в некоторых монастырях и духовных заведениях
(достаточно прочитать "Очерки бурсы" Помяловского),
"дедовщину" в армии или тюремные обычаи проверять на
крепость каждого приходящего.
Склонность тех или иных групп и коллективов к моббингу
имеет некоторые закономерности с точки зрения пола. Чаще
всего моббинг возникает в однополых коллективах –
мужчины травят мужчин, а женщины – женщин, хотя иногда
бывает и объединение людей против других людей
противоположного пола. Например, компания мужчин может
травить одну женщину, а группа женщин отыгрываться на
одном не понравившемся им мужчине. Наибольший
иммунитет к моббингу присущ так называемым смешанным
коллективам с примерно одинаковым числом мужчин и
женщин.
ИСКУССТВО ПРОТИВОСТОЯНИЯ МОББИНГУ


Как бороться с моббингом? В первую очередь стараться
видеть развитие ситуации не на один, а на несколько шагов
вперед и не закладывать в свое будущее негативные
причины, которые через некоторое время могут обернуться
вашей травлей. Делайте то, что требует логика
необходимости, и не ссорьтесь с людьми, если этого не
требуют интересы дела. Когда вы понимаете, что вам не
удалось всего предусмотреть и назревает сильное групповое
давление на вас, нужно попытаться определить, почему это
происходит, увидеть и понять причины травли. В зависимости
от характера нападок можно избрать и применить наиболее
эффективные стратегии защиты. Если перед вами так
называемый элитарный коллектив, всеми силами
старающийся доказать свою избранность, то вы можете дать
понять, что вы не покушаетесь на эту элитарность и не
стремитесь войти в лидирующую неформальную группу, а
вполне довольствуетесь ролью работника. Можете, напротив,
постараться постепенно утвердиться в этой группе,
демонстрируя возрастающий профессионализм. Постепенно
вас будут вынуждены признать и будут с вами считаться, как
с профессионалом.
Один близкий мне человек, музыкант, при попытке войти в
творческий коллектив столкнулся с ярко выраженным
моббингом. Ему пришлось потратить несколько лет на
достижение значительно более высокого профессионального
уровня. В конце концов, он превзошел эту группу и по
музыкальной, и по актерской линии, и она была вынуждена
просить его остаться, когда тот в воспитательных целях
заявил, что его приглашает на работу другой коллектив.
Хорошим методом, парализующим слаженную работу
самоутверждающегося коллектива, является применение
известного древнеримского принципа "разделяй и властвуй".
Выявите нескольких неформальных лидеров в сплоченном
хоре насмешников и попробуйте с ними побеседовать с
каждым по отдельности. Может быть, вам удастся
подружиться с кем-то из них. Высшим пилотажем с вашей
стороны будет такое перераспределение сил в группе, что
эти неформальные лидеры начнут ссориться между собой.
Можно обратиться и к формальному лидеру, к начальнику, и
попробовать заручиться его поддержкой. На моей памяти
было несколько таких случаев, когда привлечение
начальника на свою сторону прекратило преследование.
Правда, в качестве привлекающей стороны выступали
женщины, использующие традиционный женский арсенал в
виде кокетства и комплиментов шефу. В двух случаях это не
имело никаких иных последствий, кроме того, что моббинг
был прекращен, но в одном случае женщина из огня попала в
полымя, и ей потом пришлось выдерживать длительную осаду
со стороны шефа, истолковавшего комплименты
затравленной сотрудницы как призыв к служебному роману.
Эта начальническая осада оказалась едва ли не более
сильной, нежели атаки сотрудниц.
В некоторых случаях травля может быть прекращена каким-
то неожиданным экстравагантным поступком со стороны
жертвы, повышающим уважение к ней и резко меняющим
расклад сил. Мне известен случай, когда мужество,
проявленное одним преследуемым сотрудником во время
небольшого пожара, когда он спас жизнь нескольким людям,
в том числе и своим мучителям, сразу вывело его в ряды
неформальных лидеров.
Основной принцип, которого должна придерживаться жертва
моббинга, – ни в коем случае не ломаться психологически,
сохранять внутреннюю стойкость. В этом случае неважно, что
вы примените в ответ на неприятные коллективные действия
– останетесь в молчании выполнять производственные
задания, сумеете разрядить сгустившееся поле неприязни,
несколько раз рассказав остроумный анекдот, или будете
жестко отстаивать свои права, с вызовом отвечая на каждую
колкость. Главное, чтобы ваш ответ был убедителен и нес
заряд силы, превосходящей все нападки.




АРМЕЙСКИЙ МОББИНГ, ИЛИ "ДЕДОВЩИНА"


Особым вариантом моббинга, заслуживающим отдельного
разговора, является дедовщина в армии, причем по
свидетельству различных авторов, российская армия
выделяется этим "достижением" среди многих других армий
мира, хотя это явление – интернациональное. Судя по
публикациям, министерство обороны кое-что делает в этом
плане, однако такие болезни быстро не лечатся. Армия с ее
жесткой структурой и дисциплиной вообще является средой,
где личность молодого человека, по сути еще мальчишки,
подвергается колоссальному прессингу. Многие не
выдерживают этого и либо покидают часть (причем такие
побеги нередко кончаются трагически), либо даже
накладывают на себя руки, причем процент подобных
самоубийств достаточно высок и явно превышает те же
показатели на гражданке. Те, кто прошел испытания,
становятся значительно сильнее, хотя процесс нравственного
огрубения после службы в сегодняшней армии в каком-то
смысле неизбежен. Важно проходить подобные испытания с
наименьшими потерями, а это возможно прежде всего в том
случае, если человек заранее готовится к трудностям и более
или менее представляет, в какую среду он попадет.
Вряд ли большое количество современных призывников
будут читать эту книгу, хотя, может быть, кто-нибудь прочтет
и натолкнется на эту главу. Однако у нескольких сотен тысяч
призывников есть близкие, и может быть, первыми прочтут
они, сделают свои выводы и каким-нибудь образом донесут
вычитанную информацию до сознания тех, кому это
адресовано. Именно это соображение побудило меня
включить в свою книгу специально написанную статью моего
друга, психолога Игоря Татарского, посвященную теме
психологического выживания в армии. Он делится
соображениями о том, как надо готовиться к армии, как там
вести себя и как противостоять армейскому моббингу.
"О так: называемых неуставных отношениях слышали,
наверное, все. Их можно разделить на две большие условные
группы.
Первая группа включает в себя различные малоприятные
"правила поведения" и ритуалы для каждого призыва. Эти
"правила" передаются десятилетиями из поколения в
поколение и касаются практически всех. Они немного
отличаются в зависимости от рода войск и от
географического размещения части.
Вторая группа – это просто издевательское поведение одних
военнослужащих (более сильных) по отношению к другим
(более слабым). Эти издевательства носят индивидуальный
характер и зависят от конкретного садиста и его жертвы.
Чтобы это различие было понятнее, поясню на примере.
После ужина некий взвод отправляется "на картошку" –
чистить на кухне картошку для всей части. Чистят,
естественно, молодые солдаты – им "положено", а
старослужащие лоботрясничают (в зависимости от степени
попустительства офицеров "деды" могут пойти спать, пойти в
другую роту поболтать с приятелями, выпить водки и
отправиться "ловить" приключения и т. д.). Это "правила
поведения".
Другой пример. Некий "ветеран" заставлял нескольких
"сынков" поедать письма из дома, которые находил в их
карманах. Причем давал на эту процедуру почему-то только
две минуты. Поскольку с непривычки за это время письмо
съесть довольно трудно, то он требовал, чтобы ребята
тренировались на газетах. Ну и так далее. Так вот это
действие можно отнести к категории индивидуальных
издевательств.
Все эти неуставные отношения сильно попахивают смесью
позднего рабовладельческого общества с ранним
феодализмом. Они в значительной степени ослабляют
боеспособность армии. С ними борются отдельные офицеры,
военные психологи, юристы, священники, общественность.
Однако проблема эта непростая и решается пока довольно
медленно.
"Правила поведения" разделяются на две категории. К
первой категории относятся те, что ущемляют права самого
молодого призыва – на нем лежит основная тяжесть бытовой
работы в казарме. Например, уборка в роте или на
территории, кухня и т. п. В "поле", на боевом объекте бывает
как раз наоборот – там основная ответственность лежит на
более опытных старослужащих.
Вторая категория – это особые привилегии, касающиеся
прослуживших от полугода и больше. Чем больше солдат или
матрос служит, тем больше он имеет привилегий. Само
наличие этих привилегий практически никак не ухудшает
жизнь "молодых" – они просто не имеют "права" ими
пользоваться, им "не положено". Например, старослужащие
могут не ходить на зарядку и поваляться в постели лишних
пятнадцать минут. Они могут ушивать форму, точнее, почти
должны, иначе на них косо будут смотреть ребята этого же
призыва, и "не поймут" молодые, мечтающие сделать то же
самое. Прослужившие полгода могут, осторожно, конечно, не
сразу расстегнуть крючок у формы и слегка ослабить ремень.
Те, кто прослужил год, могут позволить себе расстегивать
верхнюю пуговицу, не по уставу носить ремень,
модифицировать свою повседневную или парадную обувь и т.
п. Буйная же фантазия "ветеранов", прослуживших полтора
года ограничивается только волей офицеров. Если офицер
закрывает на это глаза, то "дедушка" может позволить себе
абсолютно все.
Кстати, об одежде. Разница между старослужащим и молодым
в одежде, в манере ее носить существует абсолютно по всем
позициям: пуговицы, трусы, обувь, портянки, шинели,
бушлаты, головные уборы, ремни, кокарды, брюки, погоны и
т. п.
Неписаные "правила поведения", эти "положено – не
положено" регламентируют абсолютно все стороны армейской
жизни (за исключением боевой): прием пиши, ее количество,
отход ко сну, место сна, место в машине или в клубе, место в
строю, манеру строевого шага, время отбоя и подъема,
порядок и форму отдыха, манеру ходить и говорить, порядок
умывания, порядок увольнения в город, порядок соблюдения
уставов. Например, выпить или удрать в самоволку может
себе позволить только старослужащий. Если это сделает
молодой, то ему очень крепко достанется. Есть даже такое
определение: "пьянка" – "в бой идут одни старики".
Конечно, в разных частях и ротах, на разных кораблях и
"точках" могут быть свои вариации этих "правил": где-то
молодой солдат, исполняя стишок для ветеранов "Дембель
стал на день короче", стоит на табуретке, а где-то на
тумбочке; где-то хоронят окурки, а где-то нет: где-то
принято носить "ветерана" ночью в туалет на одеяле, а где-то
сам ходит.
Стратегии борьбы. Скажем сразу, борьба с неуставными
отношениями – дело очень сложное и иногда небезопасное.
Только с ростом культуры всех военнослужащих: и рядовых,
и прапорщиков, и офицеров можно достичь положительных
сдвигов. Но армия и флот не существуют в отрыве от
остального общества, поэтому окончательно решить эту
проблему можно только, как говорят на Руси, всем миром.
1. Индивидуальная борьба. Возможна и эффективна против
индивидуальных издевательств. Против "правил" бороться
очень сложно, так как в этом случае против борющегося
выступает, как правило, почти весь старший призыв,
ревностно следящий, чтобы "рабы" не бунтовали.
Надо стараться с самого начала не провоцировать своей
слабостью любителей поизмываться. Еще раз скажем:
качайтесь, качайтесь, качайтесь! Над физически сильными
ребятами очень редко издеваются. Следите за своим внешним
видом, осанкой, походкой, речью. Старайтесь быстро освоить
свою воинскую специальность: над хорошими специалистами
издеваются крайне редко. Если же кто-нибудь сделает такую
попытку, то его быстро приведут в чувство ребята своего же
призыва. Помните: не давайте повода!
2. Коллективная борьба. К сожалению, встречается очень
редко, потому что молодые солдаты разобщены и не могут

<< Пред. стр.

стр. 30
(общее количество: 49)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>