<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 49)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Игорь пришел ко мне на консультацию по совету своего
друга. Его проблема заключалась в том, что он крайне
болезненно реагировал на любые замечания, упреки и
колкие слова в свой адрес. Но больше всего его задевали
насмешки. Однако если человек что-то особенно сильно не
любит и отвергает, то именно это почему-то непременно
притягивается к нему. Игорь сменил несколько мест работы
по причине своих конфликтов с сотрудниками, как правило,
молодыми ребятами, которые, присмотревшись к нему,
начинали над ним подтрунивать. Он молчал, ведь, как
известно, обычно в таких случаях от молчащих людей
отстают. Однако в его молчании была особая незащищенная
напряженность и болезненность реакции, которую видели и
по которой стали лупить еще сильнее. При этом люди не
понимали, до какой степени Игорь изнутри напряжен и
взбешен. Поэтому когда предел его терпения наставал, и он
совершенно неожиданно для людей взрывался и говорил
злобные гадости, люди испытывали шок. Они не понимали,
что с ним происходит, но трактовали про себя его вспышку,
как проявление человеконенавистнической мизантропии и
скрытой злобности. Разумеется, такие вспышки не помогали
Игорю завоевать симпатии коллектива. Его начинали
ненавидеть – либо открыто, продолжая смеяться ему прямо в
глаза, либо скрыто, внешне не выказывая недовольства, но
выстраивая вокруг него стену молчания.
Когда я спросил у Игоря, почему он ведет себя в любой
организации по одной и той же схеме и что он делает внутри
себя, когда люди смеются над ним, он ответил: "Я терплю,
сколько хватает сил, а потом взрываюсь". На вопрос, зачем
он терпит, ведь это не помогает ему прекратить насмешки.
Игорь признался, что он боится сопротивляться прямо,
потому что "иначе совсем, заклюют". Однако он был
вынужден согласиться с тем, что подобное терпение –
глубоко ошибочная тактика, ибо она увеличивает в людях
ощущение безнаказанности. Отвечать надо сразу, либо
решительно пресекая насмешки, либо подстраиваясь к ним и
смеясь над собой вместе с другими. Я объяснил Игорю, что
если бы он действовал, скажем, в юмористическом духе, то
этим он показал бы людям, что его совершенно не заботят их
шутки, которые он даже не воспринимает всерьез. Но
терпение, продиктованное страхом, ведет к чувству
унижения, заканчивающемуся бессмысленным бунтом,
который уже не может помочь человеку вернуть уважение к
себе.
Однако вытравить из Игоря эту реакцию и воспитать вместо
нее как здоровое нетерпение (умение противостоять
унижению чувства собственного достоинства), так и здоровое
терпение (способность проявлять настоящую выдержку и не
допускать истерических срывов, которыми заканчивалось
пребывание Игоря на нескольких работах), оказалось не так
просто. Понадобилось несколько месяцев упорной работы, и
до тех пор пока Игорь не научился получать удовольствие от
самонаблюдения и самоконтроля, он никак не мог обуздать
свою склонность устраивать яростно-обиженную истерику.
Самонаблюдение и самоконтроль – это важнейшая ступенька
к истинному терпению, по-настоящему защищающему
человека от ударов и давления среды, не порождая при этом
в его тонких психологических структурах разрушительную
субстанцию стресса и раздражения. Истинное терпение – это
особое состояние сознания, наполненное принятием мира
целиком, со всеми его плюсовыми и минусовыми явлениями.
Оно предполагает умение человека противостоять давлению,
не допуская внутри себя никаких отрицательных эмоций по
отношению к внешнему раздражителю. Его девиз – не
казаться, как это присуще терпению внешнему, но быть
спокойным и доброжелательным изнутри, несмотря на
агрессивное к себе отношение и вопреки нему. Конечно, с
таким терпением не рождаются, а его воспитывают, причем
наука воспитания считается самой сложной и высокой. Зато
прошедший эту науку получает впечатляющий результат.
"Велик тот, кто велик в терпении", – гласит восточная
мудрость. "Претерпевший до конца спасется", – утверждает
Спаситель. Попытайтесь спастись хотя бы от унижений и
ненужных выбросов эмоций, и вы почувствуете себя намного
сильнее.




АЛГОРИТМ ТРЕНИРОВКИ ТЕРПЕНИЯ


Мне много приходилось работать над собой, воспитывая в
себе именно это качество, и я постепенно создал для себя
некие правила и алгоритм, позволяющий сохранять
устойчивость, спокойствие и выносливость при
столкновениях с монотонно-агрессивным миром. Эти правила
и методы, которые я стараюсь культивировать в себе и
которым обучаю на семинарах и консультациях
заинтересованных людей, выглядят следующим образом.
Когда вы подвергаетесь частым и болезненным
психологическим ударам в общении и в жизни в целом, то не
допускайте в сознании мыслей, что давление будет длиться
вечно. Старайтесь увидеть свет в конце тоннеля, и даже если
вы его пока не видите, то по крайней мере помните, что он –
впереди. Не бывает вечного давления и темноты. Негативная
полоса жизни обязательно сменится положительным и
светлым периодом.
Учитесь воспринимать само давление обстоятельств, удары
судьбы и отрицательное отношение к себе со стороны других
людей не как мертвый механизм и железобетонную стену,
которые удушают вашу свободу, но как живую игру энергий,
временное сгущение токов, которое обязательно растворится
через некоторое время. Тогда вам будет намного легче
пережить все неприятности.
Научитесь получать удовольствие от легкого волевого усилия
внутри себя, направленного на более полное
самонаблюдение и видение себя в целом, на самоконтроль и
развитие в себе мягкой, но очень мощной воли. Постоянное
внутреннее делание себя, вылепливание из самого себя
сильного уверенного победителя препятствий рождает
энергию внутренней защищенности и терпения, которая
оказывается более сильной, чем энергия внешней агрессии.
На давление и агрессию существует три наиболее
эффективных реакции:
– не отвечать вообще;
– отвечать со смягчающей силой;
– отвечать внешне жестко, внутренне спокойно.
Выбирая тот или иной ответ старайтесь наполнить его
энергией терпения. Ваш терпеливый ответ предполагает, что
вы умеете извлекать из глубин организма и психики
собственные внутренние ресурсы и скрытые силы. Если
человек не умеет подключаться к этим силам и заново
подзаряжать себя в случае психического истощения, то он не
сумеет быть по-настоящему терпеливым.
Сделав все, что можно и нужно, самостоятельно, обращайтесь
к Высшему Началу за помощью. Призывайте силы и энергии
этого Начала, когда собственные силы на исходе и уставшая
рука уже готова отпустить спасительный канат. Помните, что
истинное терпение – это дар неба, но дается он только тем,
кто правильно ведет себя на земле.
Если вы примените эти методы и дополните их собственными
находками и "ноу-хау", то ваша защищенность станет
намного прочнее.


Глава 11. КАК УБЕРЕЧЬСЯ ОТ СТРЕССА?

"Жизнь совсем без стрессов по идее так же невозможна,
как жизнь, состоящая из одних стрессов, но мы в России,
выбрав второй путь, до сих пор живы."
(афоризм из газеты)



СУТЬ СТРЕССА И ЕГО ПРИЧИНЫ


В понятие общей защищенности человека обязательно входит
умение противостоять стрессам, иначе говоря, защищаться от
стрессовых факторов. Это не менее сложно, чем, например,
защищаться от негативных настроений людей.
Если вы покажете мне человека, который сегодня живет, не
испытывая никакого стресса, я не поверю ни вам, ни ему.
Хотя, конечно, допускаю, что существование таких людей
все-таки возможно, однако они должны быть либо
просветленным духовными мастерами, либо счастливыми
бездельниками, чьи жизненные проблемы и трудности
оплачиваются за чей-то счет. Стресс в наши дни пропитывает
практически всю атмосферу жизни. О стрессе сегодня знает
каждый человек, его проклинают и боятся, и, тем не менее,
почти никому не удалось избегнуть его липких объятий. Он
подкрадывается бесшумно, незаметно, как карманный вор в
трамвае, но в результате, опомнившись, мы чувствуем, что
лишились своих законных приобретений. В отличие от
реального вора стресс похищает наши силы, крадет энергию
и спокойствие. Он всегда связан с усталостью, истощением,
ослаблением и телесного, и душевного начала.
Сам термин "стресс" был введен в 1932 году в научный, а
затем в общепопулярный оборот канадским психофизиологом
Гансом Селье, который определил его как защитную реакцию
организма, возникающую в ответ на неблагоприятные
изменения среды. В обычных условиях, которые меняются
незначительно, организм и психика также отвечают, но их
реакции вполне предсказуемы, потому оцениваются самим
организмом легко. Но в случае утомления наступает период
так называемых неспецифических, неожиданных реакций:
организм начинает опознавать даже самую мелочь как
опасную угрозу и работает в сверхнапряженном режиме.
Было бы неправильно сводить стресс к избыточным
биологическим реакциям, – он относится, прежде всего, к
психологическим факторам. Вначале перенапрягаются
психика и сознание, и уже потом, вслед за ними
изнашиваются тело и внутренние органы.
Внешние признаки стресса почти всегда выражаются в
утомлении, болезненной обидчивости, сужении объекта
внимания, падении интереса к жизни, нежелании работать и
напрягаться, ослаблении защитной силы. Человек внезапно
обнаруживает, что у него как будто кожа стала тоньше, а
порой ощущает, что она совсем исчезла. Конечно, речь идет
о психологической "коже", но ее отсутствие так же
ощущается физически. В подобном случае становится
намного труднее жить. Вместе с тем, помимо болезненной
чувствительности и ранимости, нарастает ощущение тяжести
бытия. Личности, подверженной стрессу, начинает казаться,
что она не живет, а несет на своих плечах многопудовый
рюкзак с кирпичами, который как бы прирастает к телу.
Почему человек по-новому реагирует на опасные ситуации?
Разве их не было раньше? Разве жизнь первобытных людей
не была переполнена самыми разнообразными опасностями и
угрозами? Тогда опасностей было еще больше, чем сейчас, и
у нашего предка существовали две основные реакции, два
выхода, два ответа на угрозу – агрессия или бегство.
Поскольку угрозы были ясными и прямыми, и первобытный
человек не был скован условностями цивилизации, он мог
позволить себе "выпустить пар", дать выход возникшему
напряжению, открыто выдав реакцию ответной агрессии или
убежав "с места происшествия". А что делать нам,
пережившим бурную реакцию раздражения или страха, но
вынужденным скрывать свои переживания, учащенное
сердцебиение, удушье от бессилия под маской
невозмутимости? Если мы не научимся правильно
реагировать на беспокоящие нас обстоятельства, то мы
быстро износим свою нервную систему и психику, не говоря
уже о теле. Кроме того, не следует забывать, что
физиологический стресс заставляет выделять надпочечники
норадреналин, а психологический стресс, сопровождающийся
тревогой, страхом или гневом, – адреналин. После этого
учащается пульс и дыхание, повышается кровяное давление,
меняется состав крови, и по цепной реакции возникают такие
сердечно-сосудистые заболевания как атеросклероз,
инфаркт, инсульт, а иногда и психозы.
Но стресс – это не только биохимические изменения в
организме, истощение внутренних сил и нарастание
отрицательного ощущения жизни. Во время стресса
неизбежно происходят и серьезные биоэнергетические
перемены. В нормальной ситуации биоэнергетический каркас
человека окружен так называемой заградительной сетью,
охраняющей тонкое тело человека от негативных
воздействий, энергетических ударов и вторжений. В случае
если человеку кто-то наносит подобный удар, – его
заградительная сеть напрягается и отражает нападение. В
случае стресса аура человека делается рыхлой, внутренне
аморфной и поникшей, подобно спущенным парусам.
Снижается эмоциональный тонус, слабеет воля. В этом
состоянии с человеком можно делать что угодно. Стресс не
только деформирует ауру, но и пробивает ее, в результате
чего через эти пробои начинает утекать психическая энергия.
Чтобы выделить самые главные, глубинные причины
возникновения стресса, полезно обратиться к древним
духовным традициям, например, к буддизму, в котором этой
проблеме придавалось исключительное значение. Правда,
тогда ничего не знали о теории Ганса Селье, и то, что мы
сегодня называем стрессом, там нашло другое имя –
страдание. Строго говоря, стресс – это разновидность
страдания, порожденного современной цивилизацией с ее
выматывающим ритмом жизни и ненормальными
искусственными потребностями, которые культивируются
индустрией потребления и развлечения. Попробуем
переложить две первые благородные истины буддизма на
сегодняшний язык психологии, и они во многом ответят на
наши вопросы:
1. Жизнь полна страданий (стрессов).
2. Желания – причина страданий (стрессов).
На первый взгляд, такой подход может показаться
неприемлемым, – ведь желания составляют основу жизни.
Если их нет, то нет и движения, поступков, действий, нет и
ошибок, на которых учатся. Однако, все дело в том, что за
желания бродят в нашем сердце. Буддизм прежде всего
говорил о слишком страстных, изматывающих желаниях,
когда человек хочет добиться вожделенного результата
любой ценой и немедленно. По таинственным законам жизни
такое желание удовлетворяется весьма редко (мешает как
раз именно эта излишняя страстность), и потому все
завершается стрессовыми переживаниями. К страданиям
(стрессам) приводит, согласно буддизму, и слишком ярко
выраженный материальный характер наших желаний, – в
священных текстах они сравниваются с помощью соленой
водой океана, которой никогда невозможно утолить жажду.
В России все, что ни делается на протяжении ее
драматической истории, просто пронизано стрессами. Наших
предков постоянно заставляли нервничать, переживать и
страдать и правители-самодуры, и всесильные чиновники, и
враждебно настроенные государства, против которых мы две
третьих исторического времени потратили на войны, и
суровая, холодная природа с огромными пространствами,
которые нужно было обживать. А сегодня ко всему этому
добавились политические войны между соискателями власти,
агрессивная пресса и СМИ, тревожная экономическая
ситуация. Потому для нас стрессовое состояние – это
одновременно и предмет ненависти, и объект тайного, почти
патологического влечения. Мы как будто нарочно сами
нарываемся на стресс, чувствуя, что без него нам будет
тоскливо и скучно. И просвета в этом запутанном лабиринте
стресса пока не видно.
Бизнес, особенно в России, – всегда зона повышенного
риска. Одно из главных обстоятельств, которое держит
бизнесмена в напряжении и выматывает больше всего –
полная нестабильность во всех делах. В отличие от своего
любого западного коллеги российский бизнесмен никогда не
знает, что его ждет завтра, и потому всегда работает на
пределе. Опасность, а значит и идущий следом за ней стресс
поджидает его на каждом шагу – в конторе, куда в любой
момент могут прийти рэкетиры, в кабинете чиновника,
который может неожиданно потребовать слишком большую
взятку, в машине, которую могут взорвать, в квартире, на
выходе из которой его могут поджидать киллеры, в
командировке, за время которой власть в фирме может
перейти к другому. Это неправда, когда говорят, что стресс
повышает адреналин в крови и потому полезен для здоровья.
Лишь легкая, нечасто встречающаяся разновидность стресса
может молодить кровь и действительно принести некоторую
пользу.
Весьма показательной историей о роли стресса в жизни
бизнесменов (в данном случае речь идет о деловой женщине)
является следующий случай с моей клиенткой.
Олесе 39 лет, по образованию она педагог, но в школе
работала недолго, занялась бизнесом, и теперь она директор
довольно крупного кадрового агентства. На работе дела идут
весьма неплохо, правда, несколько не клеится семейная
жизнь: она два раза была замужем, сейчас вновь свободна,
есть друг. Но не его нежелание взять ее замуж привело ее ко
мне – она и сама не стремится к совместной жизни: "Хочу
отдохнуть от своего мучителя" (это о бывшем муже). Но вот
чего Олеся точно не умеет делать, так это отдыхать. По этому
поводу она и обратилась ко мне. По складу мышления, типу
поведения, привычкам и мечтам, она типичная бизнесвумен и
беспокойный трудоголик в квадрате. Сама того не заметив,
она обрушила на меня кучу производственных проблем.
Однако когда начинаешь ей говорить, что, похоже, ее ничего
не интересует кроме работы, она обижается, говорит, что это
не так, и начинает перечислять косметические кабинеты,
массажные салоны, презентации, ночные клубы, пансионаты,
которые она посетила за последний год. Спохватившись,
добавляет несколько театров и выставочных салонов. Но ни
одно из перечисленных заведений не помогает ей отдохнуть
и восстановить силы. Наоборот, все утомляет.
Я вижу, что в списке наиболее посещаемых мест Олеся не
назвала ни спортивные клубы, ни бассейны, ни даже
природу. На мой вопрос "почему", она честно призналась, что
особой любви к подмосковной природе не питает – не
ухожено, можно легко простудиться, дачу не любит с детства,
в турпоходы ходить терпеть не может, и вообще, не
спортивный она человек. Вот загорать где-нибудь в Испании
или на курортах Флориды – это класс. Но и там ей не удается
полноценно отдохнуть – разрывает страсть к новым
впечатлениям, и потому ей не сидится на месте, она начинает
ездить по стране, посещать ночные клубы и тусовки. На мой
вопрос-предложение, а может быть, прекратить такую гонку,
и уж если приехала на курорт, то лечиться и отдыхать, она
прореагировала отрицательно: "А зачем тогда мне ехать,
если все интересное, что там есть, так и не увижу?".
Чем дальше, тем яснее становится, что Олеся просто
переполнена необузданными желаниями, от которых вовсе не
собирается отказываться, даже если они ее до предела
утомили. Я провел с ней несколько тестов и выяснил, что
главное для нее – это все же престиж: и еще то, насколько
она хорошо выглядит перед подругами и знакомыми. Ее ум
постоянно сравнивает свой успех с достижениями (прежде
всего, материальными, в которые входит доход и уровень
отдыха) других людей. Она живет так, как если бы хотела
сжечь себя к середине жизни, за короткое время попробовав
все красивые блюда бытия. От меня она хочет, чтобы я
"каким-нибудь способом снял с нее стресс, ведь моей подруге
Тане вы помогли наладить жизнь". Однако я вижу, что в
данном случае ничего сделать невозможно, и, как всегда
бывает в случаях с проблемными клиентами, начинаю
подводить разговор к отказу.
Но Олеся не собирается сдаваться, видимо, руководствуясь
логикой, что раз пришла, надо выжать все, что возможно.
Она требует проведения сеансов по снятию стресса, говорит,
что хочет испытать "глубокие ощущения", опять-таки
ссылаясь на рассказы подруги Татьяны. Я объясняю ей, что
когда у человека так много желаний и он от них не
собирается отказываться, то энергия, полученная во время
сеанса, или бесполезна, или даже вредна, потому что
желания усиливаются. "Что вы мне буддизм проповедуете, –
заводится Олеся, – я женщина, а не монахиня, которая
борется с желаниями. Желание – это мой бог, а его
удовлетворение – моя религия". Она переходит на
полушепот, наполненный просящими кокетливыми
интонациями: "Ну, вы все-таки проведите сеанс. Только не
требуйте, чтобы я чему-то училась и что-то изменяла в
жизни. Я – женщина состоявшаяся и состоятельная, а сейчас
просто хочу расслабиться".
Вольному воля, желание клиента, если он не хочет кому-то
причинить вред, – закон. Мы проводим с ней сеанс
погружения с совершением медитативного путешествия в
место силы. В процессе сеанса, когда у меня обостряется
видение ауры клиента и тонкое зрение, я вдруг отчетливо
вижу перед мысленным взором здание какой-то больницы.
После сеанса, когда Олеся заканчивает выражение своих
восторгов, рискуя показаться надоедливым и приправляя
свои советы комплиментами, я все же советую ей капитально
изменить образ жизни и взгляды на мир и себя саму. Она
весело улыбается и уходит. Я четко знаю, что заниматься
систематически она не будет, так как воспринимает
консультацию и сеанс как экзотику, о которой, со знанием
дела, можно рассказывать за чашкой кофе и сигаретой
подругам. После ее ухода меня некоторое время не покидает
ощущение, что Олесю ждет неблагоприятный финал, и мы с
ней еще встретимся.
Встреча действительно происходит. Через полтора года ко
мне приходит бледная, похудевшая, помятая жизнью
женщина, в которой я не сразу узнаю когда-то
преуспевающую бизнесвумен. Олеся рассказывает, как через
полгода после нашей встречи у нее произошел нервный
срыв, и она несколько месяцев пролежала в отделении
неврозов, за это время потеряла друга, фирму, резко
обострились отношения с дочерью и вообще жизнь не
удалась. "Я слишком много хотела, – признается она, – а
сейчас я готова учиться по-настоящему".
Теперь я могу, не ожидая несерьезных возражений,
объяснить Олесе, что стресс поражает человека на
нескольких уровнях и его невозможно преодолеть, не
устранив глубинную причину. Чтобы Олеся поняла, что ее
истощает не только и не столько насыщенный образ жизни,
сколько ненасытная алчность в желаниях, ей понадобилось
удариться этими желаниями о преграду в виде
переутомленного организма и нервной системы. Мы начали

<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 49)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>