<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

СКАЖИТЕ, ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ ПРИЧИНОЙ ВАШЕГО УХОДА С ФИРМЫ ПЛОХИЕ УСЛОВИЯ ТРУДА?
Да........................ ( ) Нет............................ ( )
СКАЖИТЕ, ВЫ УШЛИ ПОТОМУ, ЧТО У ВАС СЛОЖИЛИСЬ ПЛОХИЕ ОТНОШЕНИЯ С ВАШИМ НАЧАЛЬНИКОМ?
Да......................... ( ) Нет........................... ( )
МОЖЕТ ЛИ БЫТЬ ПРИЧИНОЙ ВАШЕГО УХОДА С ФИРМЫ ПЛОХИЕ БЫТОВЫЕ УСЛОВИЯ?
Да.......................... ( ) Нет........................... ( )

Конечно этот набор дихотомических вопросов занимает больше места, чем закрытый вопрос, (сравните с предыдущим примером). Именно поэтому, надеясь на понятливость респондентов, социолог усложнил форму вопроса, сделав некоторый симбиоз вопросов первого и второго типа. В принципе это допустимо, если только за этим не упустить сущность, правильное понимание содержания того и другого типа вопроса. В противном случае можно получить неверные ответы, т.е. получить ответы, которые отражают другую объективную реальность, не ту, которую предполагал изучить социолог. Но об этом, т.е. об особенностях и правилах построения вопросов, более подробно будем говорить в следующих параграфах.
Надеясь на еще большую понятливость респондентов, социолог в целях экономии места еще больше усложнил вопрос, превратив его в иерархическую серию вопросов второго типа. Я имею в виду табличный, или комбинированный, вопрос. И в самом деле, закрытый вопрос с предлагаемыми альтернативами можно легко перевести в табличный вопрос, например:

СКАЖИТЕ, ПОЧЕМУ ВЫ РЕШИЛИ УЙТИ ИЗ ФИРМЫ?


Является основной причиной

Является не основной причиной
Не является причиной увольнения
Из-за низкой
зарплаты
1
2
3
Из-за плохих
условий труда
1
2
3
Из-за плохих
отношений с
начальством
1
2
3
Из-за плохих бытовых условиях
1
2
3

Если вместо альтернатив в закрытом вопросе "да" и "нет" поставить другие альтернативы типа "это является основной причиной", "это является не основной причиной", "это не является причиной увольнения", что любят делать социологи, то и получится тот самый табличный вопрос.
Данный табличный вопрос второго типа содержит серию частных, дополнительных вопросов так же второго типа, каждый из которых должен быть переведен респондентом в серию дихотомических вопросов. Иными словами, респонденту предлагается сложнейшая задача в три этапа найти правильный ответ. Это значит надо построить 12 дихотомических вопросов типа "является ли основной причиной Вашего ухода низкая зарплата" ("да", "нет"), "является ли низкая зарплата не основной причиной ухода" ("да", "нет"), "низкая зарплата не является причиной ухода" ("да", "нет"). Вот почему табличные вопросы плохо работают, о чем подробнее будет сказано дальше.
У исследователя имеется еще одна возможность усложнить работу респондента, предложив вопрос второго типа без альтернатив, предоставив ему возможность определять контекст и содержание вопроса. Я имею в виду открытый вопрос.
Таким образом в социологических анкетах мы имеем вопрос первого типа, или дихотомический вопрос, и три вариации вопроса второго типа открытый, закрытый и табличный (комбинированный) вопрос, которые так или иначе, но сводятся к первому типу вопроса.
В принципе, если признать за вопросно-ответными отношениями в социологических исследованиях статус особого искусственного языка с правом формальной интерпретации типов вопросов, то вариации второго типа вопросов имеют безусловное право на существование. Единственно, что необходимо хорошо знать социологу, какую объективную действительность отражает та и другая форма и их вариации. Экспериментальные исследования показывают, что в зависимости от формы вопроса существенно меняются результаты исследования.
Ниже приводится сводная таблица ответов респондентов на один и тот же по содержанию, но представленный в различных формах, вопрос.

СКАЖИТЕ, ПОЧЕМУ ВЫ РЕШИЛИ УЙТИ ИЗ ФИРМЫ?
( в процентах)

Дихотомичес-кий вопрос
Закрытый вопрос
Табличный вопрос
Открытый вопрос
Низкая зарплата
70
30
27
22
Плохие условия труда
66
34
31
6
Неважные отношения с начальником
42
11
17
8
Плохие бытовые условия
33
27
12
18
Ср. ко-во ответов на одну альтернативу
52,8
25,5
21,7
13,5

Данные, приведенные в таблице, говорят сами за себя. Больше всего ответов на одну альтернативу получил дихотомический вопрос. В два раза меньше ответили на одну альтернативу в закрытом вопросе, в среднем только каждый пятый выбрал одну из предложенных альтернатив в табличном вопросе. И меньше всех ответили на открытый вопрос.
В принципе данное соотношение количества ответивших на различные формы вопроса в социологической практике известно. На открытый вопрос всегда отвечают примерно в два раза меньше респондентов, чем на закрытый. На табличный вопрос не отвечают примерно 25-30%. Больше всего ответов на дихотомический вопрос, наверное потому, что он более прост по форме и понятен респондентам. В научной литературе дихотомический вопрос никогда не рассматривался как особый тип вопроса, чаще всего он описывался как разновидность закрытого вопроса, который имеет особенности использования. Но почему же такая большая разница в количестве ответов респондентов на различные формы вопроса?
Безусловно, форма подачи вопроса играет большую роль. Этого нельзя сбрасывать со счетов. Трудности восприятия вопроса заставляют часть респондентов отказываться отвечать. Но дело не только в этом, причина, как мне кажется, находится глубже. Дело в том, что эти формы вопроса при одном и том же содержании описывают фактически различные объекты исследования.
Так, дихотомический вопрос описывает только ту социальную совокупность опрошенных, причиной ухода из фирмы которых является или низкая зарплата, или плохие условия труда, или плохие отношения с начальником, или же плохое социально-бытовое обслуживание. Только одна из причин в каждом вопросе соответственно описывает только одну совокупность людей. Подсчет голосов на каждую альтернативу ("да", "нет") производится от общего количества ответивших на данный вопрос.
В закрытом вопросе набор альтернатив описывает уже большую совокупность людей, всех тех, у кого причиной увольнения может быть и низкая зарплата, и плохие условия труда, и плохие отношения с начальником, и плохое социально-бытовое обслуживание. В этой совокупности каждая группа, имеющая только одну причину увольнения, может занимать уже меньшее место. Кроме того, респонденты, читая альтернативы закрытого вопроса, осознанно или неосознанно, но ранжируют их между собой по значимости, что так же снижает количество ответов на часть альтернатив. Соответственно процентное соотношение устанавливается по каждой альтернативе от общего количества ответивших. Отсюда и меньшее, по сравнению с дихотомическим вопросом, процентное распределение между альтернативами различных форм вопросов.
В табличном вопросе его генеральная социальная совокупность оказывается больше и более дробной. В нее включаются все те, кто имеет одну из указанных причин ухода из фирмы. Но наряду с этим производится деление каждой из этих подгрупп еще на три подгруппы: на тех, для которых данная конкретная причина является очень значимой, не очень значимой и совсем не значимой. В свою очередь каждая из этих подгрупп делится, будучи уже дихотомическим вопросом, еще на две равные или не равные подгруппы, выбравшие альтернативу "да" или "нет". Таким образом, в табличном вопросе образуются 4 х 3 х 3 х 2=24 подгруппы. Но поскольку процент ответивших на каждую альтернативу табличного вопроса берется от количества ответивших на один из подвопросов, как это обычно делается в закрытом вопросе, то количество групп фактически зависит только от количества подвопросов и альтернатив.
Естественно, процентное распределение будет осуществляться по каждой из этих групп, что соответственно весьма существенно уменьшает процентное наполнение каждой из них. Соотношение не изменяется тогда, когда подсчет производится от общего количества ответивших на каждый из подвопросов. Вот почему получается так, что в табличном вопросе, в нашем примере, в среднем на каждую альтернативу, ответили немногим больше одной пятой опрошенных, при возможности ответа на каждый подвопрос. Но в табличном вопросе неизбежно происходит ранжирование подвопросов между собой, что является довольно трудной задачей.
С одной стороны, респондент должен сам себя отнести к какой-либо альтернативной группе, но, с другой стороны, ему предлагают серию вопросов, где он должен ранжировать по значимости предлагаемые альтернативы. Иначе говоря, в одном случае он должен работать по дихотомическому вопросу, в другом - по закрытому. В результате этого противоречия часть респондентов, как уже говорилось, отказываются ломать голову в поисках правильной процедуры ответа и не отвечают на табличный вопрос.
Ответ респондента - это сложный процесс самоопределения. При выборе ответа он всегда соотносит себя с некоторым контекстом своего бытия. Искажения концептуального бытия в результате неправильно построенного вопроса приводит или к отказу от ответа, или к неверной информации.
В открытом вопросе, где область поиска истинного ответа определяется респондентом самостоятельно, генеральная социальная совокупность данного вопроса имеет совсем другую структуру, чем та, которая была предложена исследователем в закрытом вопросе аналогичного содержания. Анализ ответов на открытые вопросы показывает, что эта структура бывает более дробной, границы групп, как правило, строго не определены, кроме того, они оказываются очень различными по объему и понятийному определению. Правда, бывает, что в ответах на открытый вопрос превалирует мнение по какому-то одному признаку. Но чаще всего открытый вопрос дает не мнение большинства, а большинство мнений. Изменение структуры ответов приводит и к отличному процентному распределению на ряд признаков, описываемых в закрытом вопросе. Как правило, это процент намного меньше.
Однако можно ли ставить под сомнение правомерность применения той или иной формы вопроса? Конечно нет. Любая вариация второго типа вопроса имеет право на существование. Но тогда какие же данные будут истинными, если даже не вооруженным взглядом видно, насколько они отличаются между собой? Ответ может быть только один: все истинны. Необходимо только знать, как уже говорилось, какую объективную реальность отражает, описывает тот или иной вопрос, его различные формы, и как эти вопросы работают в различных ситуациях.
Вопросно-ответные отношения, принятые и устоявшиеся в социологии, диктуют свои особенности использования той или иной формы вопроса, не упуская при этом ни сущности вопроса как концептуально-гипотетического знания, ни его содержания.
Далее мы несколько подробнее расскажем о каждой из форм вопроса, о некоторых особенностях их использования, о трудностях и правилах их построения. Речь пойдет о дихотомическом, закрытом, табличном и открытом вопросах.

Дихотомический вопрос
Как уже говорилось, дихотомический вопрос есть непосредственное выражение концептуально-гипотетического знания, выработанного исследователем. Альтернативы "да" или "нет" предлагают респонденту согласиться (в первую очередь, поэтому положительная альтернатива и ставится всегда на первое место) или не согласиться с предложенной концепцией. Но респондент не всегда воспринимает дихотомический вопрос именно таким образом. Предлагаемая концепция в понимании респондента может иметь свой аспект, которого нет в вопросе. Так, в вопросе "хотели бы Вы купить автомобиль?" с альтернативами "да" или "нет" социолог предлагает респонденту подтвердить свое концептуальное знание, что респондент хотел бы купить автомобиль. Но не всякий человек однозначно может ответить на этот вопрос, поскольку концепция, заложенная в данном дихотомическом вопросе оказывается слишком общей, неконкретной или же находится за пределами знаний, за рамками компетенции респондента. "Что это такое, хотел бы купить автомобиль?, - рассуждает респондент. - Наверно хотел бы, если бы были деньги, если бы можно было бы купить то что хочется, если бы было недорогое обслуживание, если бы захотела жена" и пр. И таких "если" может быть много. Социолог поставил респондента слишком в сложную ситуацию в силу неопределенности понятия, заложенного в вопросе.
Чтобы получить четкий ответ в дихотомическом вопросе, социолог должен четко определить границы действенности предполагаемой концепции. Если бы меня сейчас спросили, хотел бы я купить хорошие итальянские ботинки, да еще не очень дорого, то я бы сразу ответил "да". Предложенное в вопросе понятие находится в рамках моей компетенции. Но когда спрашивают граждан России в начале перестройки, согласились бы они с введением многопартийной системы в стране, пожалуй им, никогда не жившим в многопартийной политической системе, ответить было бы очень трудно. Конечно мы можем попросить все-таки ответить, но это будет по существу пустой ответ, поскольку он не отражает концептуальные установки отвечающих.
Однако дихотомический вопрос интересен тем, что позволяет, хотя бы грубо, но достаточно четко, выявить крайние позиции респондентов по отношению к изучаемому явлению, т.е. выяснить, насколько категорично принимаются или отвергаются респондентами предлагаемые позиции, характеристики, оценки. Заставляя респондента отказаться от полутонов и выбрать максимум или минимум, даже если он сам занимает промежуточную позицию, мы принуждаем его признать правомерность той или иной крайней позиции. Респондент, находящийся по шкале на позиции "и не то, чтобы да, и не то, чтобы нет", выбирая все же крайнюю точку, соглашается с исследователем, что изучаемое явление заслуживает крайней позиции.
Предлагая респондентам дихотомический вопрос и распределяя их по крайним позициям, мы тем самым усиливаем зависимости данного вопроса от ряда параметров при анализе. Так на вопрос "скажите, пожалуйста, Вы приходите на работу в хорошем расположении духа, в хорошем настроении?" (да, нет) возможен и третий вариант ответа: "не всегда". Давая две крайние позиции, мы тем самым проводим разграничение между двумя группами работающих, т.е. между группой работающих, которые приходят на работу в хорошем расположении духа, в хорошем настроении, и группой работающих, которые приходят на работу в плохом расположении духа. Это позволяет более резко обозначить зависимость этих групп от других параметров, например от профессии, возраста, должности, пола и т.д.
Правда, необходимо отметить, что в этих случаях мы всегда теряем часть респондентов, иногда довольно большую, не ответивших на такой дихотомический вопрос, т.е. оставшихся на промежуточных позициях.
Трудность использования дихотомического вопроса заключается в том, что при ответе на него есть опасность снятия информации не об оценке респондентом того или иного явления, процесса, отношения, а о психологической установке респондента на категоричность ответа, его склонность к положительным или отрицательным ответам. Как известно, имеется довольно большое количество людей, которые избегают категоричных ответов или, наоборот, которые склонны к ним. Есть люди, которым больше свойственно отрицание или которые придерживаются в основном положительных оценок (таких большинство).
Дихотомический вопрос имеет две формы: с разделенным и неразделенным объемом понятия. Если альтернативы "да" или "нет" подтверждают или не подтверждают разработанную в вопросе концепцию, то это значит, что имеет место неразделенное понятие. Например, "Имеете ли Вы автомобиль?" подразумевает, что респондент или имеет автомобиль, или нет. Третьего не дано, середины нет, есть одно из двух. Это не крайние позиции, это одно неразделенное понятие, которое подтверждается или не подтверждается респондентом.
Сложнее обстоит дело с понятиями, которые оказываются разделенными. Например, ответ на вопрос "Нравится ли вам ваш начальник?" может предполагать множество градаций того, как начальник нравится респонденту. Но можно ограничиться только двумя позициями: да, нравится и нет, не нравится и просить респондента подтвердить или не подтвердить концепцию исследователя, что начальник может нравиться. Но поскольку это понятие может быть разделенным на множество подпонятий или на хотя бы их ограниченное количество, то у респондента может возникнуть сомнение в правомочности дихотомического деления. Ведь он воспринимает вопрос только как просьбу, требование дать оценку своему начальнику, а не подтвердить концепцию исследователя, что он нравится. Здесь возникает целая серия трудностей и содержательного, и психологического порядка. Правильнее будет построить данный вопрос как закрытый, как вопрос второго типа, что нередко и делается в неявной форме. Вопрос строят как дихотомический, но с введением какой-либо третьей альтернативы, например "не очень нравится". Получается вопрос второго типа. Продиктовано это бывает нередко именно трудностями восприятия респондентом вопросов с разделенными понятиями и предоставление респонденту возможности выразить и третью точку зрения.
Но, как уже говорилось, это не дихотомический вопрос. В этом случае возникает противоречие между содержаниями вопроса и альтернатив. Последние, как правило, строятся не на одном, а на двух и даже трех основаниях, о чем еще будет говориться.

СКАЖИТЕ, ХОТЕЛИ БЫ ВЫ КУПИТЬ АВТОМОБИЛЬ?
Да, хотел бы.............................................. ( )
Возможно................................................... ( )
Не думал об этом....................................... ( )
Нет, не хотел бы......................................... ( )

Вопрос, построенный как дихотомический, в своих альтернативах представлен как вопрос второго типа. Социологи нередко прибегают к этому приему для того, чтобы разрешить трудности использования дихотомического вопроса с неразделенными понятиями. В принципе социолог может предлагать любую форму вопроса, если он уверен, что она наилучшим образом решает его задачи. Но необходимо, чтобы вопрос был концептуально определен и для социолога, и для респондента. Исходя из этого можно порекомендовать, чтобы дихотомический вопрос с разделенными понятиями был переведен в вопрос второго типа, в закрытый вопрос с необходимым набором альтернатив. Социолог и в этом случае решает поставленные задачи, но респондентами он легче воспринимается.

Почему мы "закрываем" вопрос?
В обыденной речи, как уже говорилось, в живом разговорном языке мы не формулируем серию возможных ответов. Вопросы задаются в открытой форме, но ответы, хотя и не выражены в явной форме, всегда подразумеваются. Если мы спрашиваем собеседника: "Ты пойдешь сегодня в кино?", то подразумеваем возможные ответы: "да", "нет", "не знаю, возможно". Если спрашиваем: "Что Вам нравится?", то предполагаем, что предметы, о которых идет речь, он видел и знает.
Знание возможных вариантов и характера ответа определяется всем контекстом разговора собеседников или - в более широком плане - контекстом характера их общения.
В искусственном языке, в частности в социологической анкете, мы обязаны задавать серию вопросов, чтобы определить предмет и содержание вопроса.
И опять мы сталкиваемся с тем довольно сложным явлением в социологии, да и не только в социологии, когда большинство вопросов может иметь различную содержательную интерпретацию в зависимости от условий их подачи. Так, на вопрос "как Вы проводите свое свободное время?" можно ответить по-разному. Слово "как" подразумевает различные содержания и формы проведения свободного времени (ходил в кино, играл в карты, читал и т.д.) или различные уровни его качества: "провожу его очень хорошо, средне, плохо и т.д.", т.е. слово "как" может иметь совершенно различный аспект ответа. Поскольку каждый вопрос анкеты представлен как самостоятельный, вне связи с другими вопросами (для респондента, конечно), постольку интересующий социолога аспект необходимо определить, что и делается через предлагаемый набор ответов или, как говорится среди социологов, путем закрытия вопроса. Например задается вопрос, как респондент предпочитает путешествовать. Один вариант ответов может предполагать выяснение предпочитаемого вида транспорта (поезд, пароход, пешком и т.д.), второй вариант может раскрывать с кем предпочитает опрашиваемый путешествовать (с родственниками, с друзьями, один и т.д.), третий вариант ответов предполагает выяснить вид путешествия (по туристической путевке, самостоятельно, в группе и т.д.). В одной из анкет на этот вопрос респондент перечеркнул предлагаемые варианты ответа и дописал на полях свой ответ: "Как я предпочитаю путешествовать?" - "Молча". Это тоже возможный вариант ответа в контексте рассуждений. Для того, чтобы респондент понял, в каком аспекте интересует социолога содержание вопроса, необходимо четко сформулировать всю необходимую серию возможных ответов.
Закрытие вопроса, т.е. определение набора альтернатив, оказывается довольно сложной процедурой, несмотря на кажущуюся ее легкость.
Во-первых, никогда нельзя достаточно твердо сказать без предварительного методического и содержательного анализа изучаемого явления, сколько должно быть закрытий и какие альтернативы должны включать вопросы. Мы не всегда можем сказать, насколько предлагаемый исследователем набор подсказок отражает реальное содержание вопроса с учетом решений какой-либо исследовательской или практической задачи. Без тщательной предварительной экспериментальной и методической работы здесь не обойтись. Однако в практической подготовке социологических исследований, как правило, при выборе альтернатив опираются на интуицию, социологический опыт или просто здравый смысл, что, конечно, не всегда достаточно для подлинно научного подхода к решению исследовательской задачи.
Во-вторых, немалую сложность имеет значимость альтернатив, определяемая выбором респондентом той или иной альтернативы. Например, чтобы выяснить основные мотивы вступления в брак, социолог, исходя из предварительно собранной информации, предлагает свой набор мотивов, или альтернатив закрытого вопроса. Респондент должен указать наиболее существенный. Путем подсчета голосов респондентов определяется значимость того или иного мотива из предлагаемого набора. Но совсем не обязательно, что мотив, который набрал наибольшее количество голосов, в действительности является значимым в структуре мотивов вступления в брак. Он оказался значимым среди предлагаемого набора мотивов образования семьи.
Нельзя требовать от социолога, чтобы он в первом же исследовании так сформулировал вопросы и выбрал такие альтернативы, что результаты исследования полностью отражали бы объективную ситуацию и показали бы истинное содержание явления. Это сложный и длительный процесс, который требует в иных случаях не одного вопроса и не одного исследования. К тому же и содержательное значение того или иного явления не изначально ему присуще, а существует только в относительной форме. В зависимости от системы факторов и явлений может меняться и содержательное значение изучаемого явления. Например, значимость того или иного мотива вступления в брак или выбора спутника жизни существует не сама по себе как абсолютная величина, а как относительная, которая зависит от целой системы взаимоотношений и взаимосвязей.
Так, стабильность семьи и удовлетворенность браком зависят не только от личностных характеристик и социального окружения супругов, но и от системы ценностей, представлений и ожиданий каждого из партнеров. Как говорится, хочешь быть счастливым, смени точку отсчета.
Важно, чтобы исследователь всегда помнил об относительности сущностного содержания изучаемого явления, трудностях его познания и не считал, что получаемые ответы уже составляют объективную истину. Такое нередко, к сожалению, случается с начинающими социологами. Иногда, делая набор альтернатив и получая ответы, социологи с легким сердцем оперируют цифрами, придавая им содержательное значение, и будучи уверены в их истинности. В отчетах при этом обычно пишут: как показало исследование, основными причинами вступления в брак, по мнению опрашиваемых молодоженов, является любовь между супругами и взаимопонимание. Вполне возможно, что это так, но такой категоричный вывод можно сделать лишь после полного исследования всего комплекса мотиваций.
В анкетах, как правило, социолог оперирует закрытыми вопросами, поскольку, как говорилось, это единственный путь определения концептуального содержания анкетного вопроса. Выразить концептуальное содержание - трудная задача, не всегда полностью осознаваемая исследователем. Не случайно в социологической литературе закрытые вопросы анализируются, как правило, только с точки зрения удобств пользования ими (респон-дентам легче на них отвечать по сравнению с ответами на открытые вопросы), их проще кодировать, обрабатывать и анализировать, т.е. они удобны и с чисто технической стороны. И далеко не всегда к закрытым вопросам подходят с точки зрения решения ими той или иной последовательной задачи.
Надо сказать несколько слов о полузакрытом вопросе, т.е. о таком типе вопроса, где респонденту дается возможность дописать свой ответ, если ни одна из предложенных альтернатив не отражает его мнения. Обычно в этом случае делается пометка: "Что еще, напишите..." или "Как иначе, напишите..." и т.п.
Надо сразу отметить, что полузакрытые вопросы, как показывает социологическая практика и методические эксперименты, не дают нужного эффекта. Чаще всего их ставят в анкету, так сказать, для успокоения совести, показывая, что, мол, мы не давим на респондента, даем ему возможность выразить свое мнение. Но респонденты редко пользуются этой возможностью, только 10-15% опрошенных дописывают свой вариант ответа на заданный вопрос в дополнение к предлагаемым альтернативам. Такое ограниченное количество ответов, как правило, не позволяет провести их содержательный анализ. К тому же на полузакрытый вопрос обычно отвечает определенная группа респондентов, например, имеющая высокий уровень образования и умеющая работать с печатными текстами.
Это ограничивает содержательное использование вопроса данного типа. Кроме того дополнительные ответы носят частный, специфический характер, что не позволяет в большинстве случаев построить более или менее приемлемую типологию.

Сколько "закрытий" должно быть в вопросе?
В принципе к большинству вопросов, за исключением специфических, можно предложить довольно много закрытий. Так на вопросы о проведении свободного времени, о формах культурного потребления, о художественных предпочтениях и многих других можно дать большое количество ответов. Так, в одной из анкет о мотивах счастливого семейного брака респондентам было предложено 36 альтернатив, охватывающих материальное положение опрашиваемых, условия и организацию быта, морально-психоло-гические отношения, состояние здоровья и наличие детей и т.д.
Естественно социолога при выяснении всех мотивов, может интересовать весьма широкий круг явлений в различных аспектах и различной степени полноты. Но понятно, что дать в одном опросе все возможные варианты ответа практически невозможно. К тому же это противоречит методике опроса и вот почему.
Прежде всего при большом количестве альтернатив появляется монотонность, респонденту становится неинтересно, к концу набора ответов он устает отвечать, особенно, если таких вопросов в анкете много.
Далее социологи заметили, что респонденты при большом наборе альтернатив, как правило, фиксируют первые и просматривают остальные альтернативы, часто не вдумываясь в их содержание. Как показывает анализ, сумма ответов респондентов по альтернативам, если вопрос построен неправильно, располагается по убывающей.
Конечно можно постараться убедить респондентов тщательно читать все альтернативы, обдумывать и выбирать именно тех из них, которые в большей степени соответствуют их мнению, независимо от того, где они расположены - в начале, середине или в конце набора, но толку от этого будет немного. За несколько минут инструктажа, объяснения, как надо заполнять анкету и отвечать на вопросы, психологию респондента изменить не удастся, и он будет поступать, как обычно. Поэтому нужно заранее нивелировать негативные явления и в конечном итоге облегчить работу и респондентам, и себе.
Для того, чтобы избежать концентрации ответов респондентов на первых альтернативах, можно применить некоторые общие правила. Прежде всего не стоит строить "длинные" вопросы, т.е. давать много закрытий. Лучше ограничиться пятью-шестью закрытиями. Если есть необходимость в большом количестве альтернатив, то целесообразно разделить вопрос на два-три условных вопроса и поставить их под литерами А, Б, В... Можно также расположить альтернативы в два столбца по 3-5 альтернатив в каждом. Это снимет монотонность вопроса. Альтернативы в условных вопросах или в столбцах будут восприниматься респондентами как новый набор альтернатив.
Такая компоновка альтернатив обеспечивает некоторую уверенность в том, что респондент прочтет все альтернативы и выберет именно те, которые в большей степени соответствуют его мнению. Во всяком случае практика построения вопроса и ряд методических экспериментов говорят в пользу данного способа расположения альтернатив. В результате такого построения мы получаем в большинстве случаев по совокупности ответов в усредненных данных равномерное распределение ответов респондентов по альтернативам, независимо от того, на каком месте они находятся: на первом, последнем или в середине набора.
Однако общее количество закрытий в вопросе обусловлено не только методическими требованиями, но и решением содержательных задач исследования.
Прежде всего количество альтернатив в вопросе оказывает влияние на их наполняемость и соответственно на процентное распределение ответов среди всех предложенных альтернатив, что в свою очередь сказывается на значимости каждой из них. Далее, набор и количество альтернатив диктуются размером шкалы. Чем длиннее шкала, определяющая содержательность решаемых задач, тем больше альтернатив и наоборот. И наконец, еще одно немаловажное требование состоит в том, что любой набор альтернатив не должен быть избыточным, т.е. не должен давать больше информации, чем это необходимо для решения поставленных задач. Он должен быть оптимальным. В конце концов это требование и экономического порядка, поскольку любая избыточная информация требует больших затрат времени, материальных и трудовых ресурсов для обработки полученной информации.
Исходя из всего сказанного, можно заключить, что количество закрытий в любом вопросе имеет принципиальное значение для успешного решения исследовательских задач.

Табличные вопросы
В анкетах довольно часто используются табличный, или комбинированный, тип вопроса. Это особый способ построения вопроса, превращенная форма вопросов первого и второго типов.

СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, КАК ЧАСТО В ВАШЕЙ СЕМЬЕ ОБСУЖДАЮТ СЛЕДУЮЩИЕ ПРОБЛЕМЫ?


Часто
Не часто
Не обсуждаются

Воспитание детей
1
2
3
Материальное положение
1
2
3
Состояние здоровья
1
2
3
Совместный отдых
1
2
3
Отношения с родственниками
1
2
3

По сути дела здесь представлен не один, а группа вопросов (поэтому его и называют комбинированным), объединенных единой формой (поэтому его и называют табличным). Социологи довольно охотно пользуются табличными вопросами, и тому есть веские основания.
Во-первых, они очень емкие и в то же время занимают мало места. Представьте себе, что приведенный табличный вопрос был бы представлен серией отдельных вопросов с полным наименованием каждого вопроса и полным набором собственных альтернатив. Это заняло бы по крайней мере в три раза больше места, чем сейчас. Учитывая, что место в анкете всегда ограничено, можно понять приверженность социологов к комбинированным, или табличным, вопросам.
Во-вторых, применение такого типа вопроса выгодно с точки зрения графического оформления анкеты. Они снимают монотонность, вносят разнообразие в анкету, когда исследователь перебивает серию традиционно построенных вопросов такими табличными вопросами.
Но они все-таки довольно трудны для респондентов. Их сложнее понимать и на них трудно отвечать, особенно тем, кто не имеет навыков работы с текстами. Методическое исследование показывает, что на табличные, или комбинированные, вопросы не отвечают от 15 до 30% опрошенных, иногда и больше, в зависимости от сложности построения и содержания подвопросов. Кроме того, значительно снижается чистота ответов.


Количество отказов от ответов на различные типы вопросов
(в процентах)

При
опросе
студентов
При опросе научных сотрудников
При опросе шахтеров
При опросе заводских рабочих
Табличные, или комбинированные, вопросы
24,7
15,1
23,1
22,9
Простые по форме вопросы
7,4
2.5
6,7
4,1

Несмотря на трудности в применении табличных, или комбинированных, вопросов, отказываться от них нецелесообразно. Они имеют свои преимущества, о чем уже говорилось, хотя пользоваться ими следует аккуратно, не злоупотреблять, т.е. вводить в анкету не больше трех-четырех, делая их по возможности проще, понятнее, постоянно давая разъяснения в тексте и при устном инструктировании об особенностях их заполнения. Строить эти вопросы желательно по единому образцу, чтобы, раз увидев и поняв данный тип вопроса, респондент не тратил в дальнейшем усилий на их понимание. Каждый такой вопрос должен быть тщательно отработан при пилотажном (пробном) исследовании. Только при таком подходе табличные, или комбинированные, вопросы могут использоваться достаточно эффективно.

Вопросы без альтернатив, или открытые вопросы
До сих пор мы говорили только о закрытом вопросе как основном в социологическом исследовании, альтернативы которого описывают содержание и понятийную сущность вопроса. Кроме закрытых вопросов в анкетах используются и так называемые открытые вопросы, в которых респондент не получает каких-либо подсказок, или вариантов, ответа.
До настоящего времени к открытому вопросу социологи подходят как к одному из путей определения возможных вариантов ответов на закрытый вопрос при поисковом исследовании. Нередко случается так, что социолог знает только приблизительные варианты ответа на вопрос, или варианты ответов известны, но не всегда можно заранее определить, какие из них являются важнейшими для исследования. Обычно так бывает, если социолог хочет выяснить структуру мотивов, оценок явления, общие представления опрашиваемых на уровне первого знакомства с объектом, или предметом, исследования.
И в самом деле, возьмите какую-нибудь малоизученную тему и попытайтесь построить закрытый вопрос. Например сформулировать альтернативы в вопросе, почему люди покупают автомашину. Можно, конечно, как уже говорилось, основываясь на некотором общем представлении или посоветовавшись с кем-нибудь, написать ряд вариантов ответов: удобное средство передвижения, сокращение времени на поездки, престижность, занятие в свободное время. Но являются ли эти альтернативы исчерпывающими, полностью ли они описывают структуру мотивов покупки автомашины? Наверное имеются и другие мотивы, о которых мы при первом подходе к исследованию не имеем даже представления.
Для того, чтобы выяснить хотя бы на поведенческом уровне основные мотивы, следует представить респондентам свободу выражения и попросить их написать, почему они купили автомобиль, т.е. задать открытый вопрос. Совокупность ответов на открытый вопрос и их типология позволят выявить структуру мотивов.
Давать же закрытый вопрос уже в поисковом исследовании означает замкнуть и себя, и респондента в узком кругу своего собственного, нередко поверхностного представления о предмете исследования. Чтобы избежать этого, социолог формирует открытый вопрос и расширяет тем самым познавательные возможности исследования.
Как показывает анализ ответов на открытые вопросы, совокупность ответов респондентов и их частотное распределение могут иногда открыть неожиданную перспективу для изучения объекта. "Описание реальности, созданной респондентом для социолога, может оказаться более многообразной или просто другой по сравнению с априорной схемой, предложенной социологом для опрашиваемых". После анализа ответов на открытый вопрос и их типологии можно формулировать альтернативы закрытого вопроса, не опасаясь, что будут упущены самые важные.
Открытые вопросы имеют ряд преимуществ по сравнению с закрытыми. Они позволяют респондентам полностью, без каких-либо ограничений со стороны социолога выразить свое мнение, высказать самое насущное, поднять иногда такие проблемы, которые, может быть, и не пришли бы в голову социологу. Анализ высказываний респондентов позволяет во многих случаях определить проблемы, противоречия, нерешенные вопросы, выявить область действия изучаемых явлений, представить их в неожиданном ракурсе.
Так, изучая проблемы стабилизации кадров и сокращения их текучести среди шахтеров угольных разрезов города Экибастуза (Павлодарская область), мы наряду с высказываниями респондентов о причинах увольнения получили достаточно полную и богатую картину отношения населения к своему городу. Анализ суждений выявил резко негативное отношение к городу, отсутствие не только гордости, но даже уважения к нему. Ответы на открытые вопросы показали, что о городе никто не заботится, что в городе нет хозяина ("Экибастуз - это большой вокзал, где нет хозяина" - вот одно из характерных высказываний). Никого не беспокоит ни настоящее, ни будущее этого города, люди не видят перспектив его развития и т.д. Такое положение и явилось одной из причин миграции населения в другие города. Простой перечень ответов, высказываний респондентов на открытые вопросы без их детального анализа оставляет, как правило, большое впечатление.
Однако открытые вопросы, как и другие типы вопросов, имеют границы использования. В частности, они не позволяют решать некоторые специфические исследовательские задачи. Не всегда через непосредственное мнение опрашиваемых можно выйти на объяснение истинных, глубинных причин поведения как из-за неполного осознания человеком тех или иных явлений, обусловливающих его поведение, или нежелания их раскрывать, так и в силу их престижного или интимного характера. Если мы к примеру будем спрашивать о причинах развода, то чаще всего респонденты не укажут в ответах на открытые вопросы причины интимного характера (сексуальную неудовлетворенность), хотя, как показывают исследования, этот фактор является довольно существенным в стабилизации семьи.
Открытый вопрос всегда труден для респондента. Не все опрашиваемые готовы к такой работе и многие уклоняются от нее. В среднем на открытые вопросы отвечают от 40 до 70% опрошенных в зависимости от характера вопроса.
Другая сложность состоит в большой разбросанности ответов, что существенно затрудняет их квалификацию. Например при опросе студентов МГУ задавался такой вопрос: "Что бы Вы сделали в первую очередь для повышения успеваемости и совершенствования процесса подготовки студентов, если бы были деканом?" Около 500 человек (из 1300) ответили на этот вопрос. Они высказали примерно 800 предложений, критических замечаний, при классификации которых было выделено 40 более или менее однородных групп. Дальнейшая классификация требовала более общего основания, однако при этом терялась бы специфика того или иного предложения.
Типология предложений является довольно трудной по причине неоднозначности интерпретации высказываний. При типологии высказываний, т.е. при их оценке, всегда имеется опасность большего или меньшего субъективизма социолога. Это значит, что социолог может приписать тому или иному высказыванию респондента содержательное значение, которого оно, возможно, на самом деле и не имеет. Такая опасность возникает при недостаточном знакомстве с объектом и предметом исследования.
Один из студентов при ответе на вопрос "Что бы Вы сделали... если бы были деканом?" написал: "Для улучшения учебы необходимо ввести телесные наказания студентов". Можно посчитать это высказывание неудачной шуткой, проявлением несерьезного отношения к вопросу и изъять его из анализа, но можно увидеть в этом предложении крайнюю форму выражения мнения респондента по усилению контроля за успеваемостью. Однако и то, и другое - только предположение, интерпретация исследователя. Что на самом деле думал респондент по одному этому предложению трудно сказать. Неоднозначность интерпретации является ахиллесовой пятой открытых вопросов.
Поскольку обработка ответов на открытые вопросы представляет определенную сложность, имеет смысл привести некоторые формальные приемы работы с ними.
1. Если выборочная совокупность достаточно велика и имеется много ответов на открытый вопрос, то можно произвести из общего массива подвыборку примерно в 200-300 анкет методом случайной бесповторной выборки, чтобы работать с этим небольшим массивом, а не со всеми анкетами. Такое количество анкет легче просмотреть и выписать все ответы, а поскольку выборка была случайной, то распределение ответов респондентов будет репрезентативным всей генеральной совокупности, в данном случае всех опрошенных и ответивших на открытый вопрос. В дальнейшем при анализе ответов опрашиваемых на открытый вопрос по всему массиву все ответы (во всяком случае большинство из них) будут ложиться в типологию подготовленную, по малой выборке.
2. Для типологии ответов респондентов на открытые вопросы целесообразна такая процедура:
а) нередко случается так, что ответы респондентов содержат не одно, а два, три предложения. Так на вопрос, обращенный к рабочим "Что бы Вы сделали в первую очередь для улучшения работы предприятия?" получен ответ: "Улучшил бы жилищное строительство, а также работу транспорта и заводской столовой". В этом случае выписывает не одно, а три предложения респондента: улучшить жилищное строительство, улучшить транспортное сообщение, улучшить работу заводской столовой;
б) когда будут выписаны все предложения респондентов, листок следует разрезать на отдельные предложения и разложить их по группам, выделив единое основание для каждой группы. Так, при анализе мотивов увольнения часть высказываний респондентов была сгруппирована по основанию "отсутствие благоустроенного жилья", другая часть - "неудовлетворенность уровнем зарплаты", третья - "увольняются по состоянию здоровья и в связи с уходом на пенсию".
После раскладки на такие группы остается часть высказываний, которые не попали ни в одну из них и которые трудно типологизировать по одному основанию. Например, такие мотивы увольнения: "мало работы", "хочу жениться, а не на ком, поэтому переезжаю в другой город", "поеду с братом на другую работу" и пр. Можно, конечно, с большой натяжкой отнести их к какой-то уже сформированной группе высказываний, но лучше этого не делать, поскольку наша интерпретация ответов может быть неверной. Лучше отнести эти высказывания в отдельную группу - "прочие ответы".
3. Одни и те же предложения, высказывания респондентов могут быть сгруппированы по различным основаниям, и это не противоречит правилам содержательного анализа. Так, по мотивам текучести кадров высказывания и предложения можно сгруппировать по такому одному основанию, как объективные и субъективные причины увольнения, т.е. получить две большие группы. Анализ предложений студентов МГУ по совершенствованию учебного процесса и повышению успеваемости показал, что их можно свети в две большие группы: 1) предоставить студентам больше свободы при выборе дисциплин, посещений лекций и занятий, сдаче экзаменов и зачетов и 2) усилить контроль за посещаемостью и успеваемостью студентов со стороны руководства, деканата.
При анализе могут быть выделены различные группы высказываний, заложены различные основания для классификации, но социолог должен исходить из основных задач исследования, а не строить их произвольно. Только в этом случае та или иная классификация имеет смысл, то или иное основание правомочно и обоснованно. Но, как уже отмечалось, определение того или иного основания, интерпретация ответов респондентов на открытый вопрос остаются сложной процедурой, требующей особых знаний принципов типологизации и классификации.


Что лучше: открытый или закрытый вопрос?
Еще совсем недавно социологи считали, что открытая и закрытая формы вопроса только дополняют друг друга, что информация, получаемая через ту или иную форму вопроса, если и не полностью идентична, то во всяком случае не противоречит друг другу. Если же противоречия в ответах на эти вопросы имеются, то они обусловлены неадекватностью представления социолога об изучаемом предмете, которую может исправить исследование в открытых формах вопроса. Ни у кого не вызывало сомнения, что информация, полученная по открытой и закрытой формам вопроса, отражает ту же объективную реальность, хотя, может быть, с разной степенью точности, надежности и пр.
Однако в последние годы многие методические эксперименты и социологические исследования показали, что открытые и закрытые вопросы довольно часто дают различную информацию. Действительно, целый ряд исследований, проведенных нами на промышленных предприятиях, в учебных заведениях, в различных организациях, анализ информации по идентичным вопросам, построенным в различной форме (открытые и закрытые вопросы), подтвердили, что данные, полученные по ним, значительно отличаются. В основном это касается вопросов такого содержания: "Если Вы увольняетесь, то почему?" или "Ваши предложения по улучшению работы предприятия" в различных модификациях. Приведем пример опроса, проведенного на шахте им. В.И. Ленина (г. Междуреченск Кемеровской области).
На вопрос: "Если Вы собираетесь увольняться, то почему?" в открытом и закрытом вопросах были получены следующие данные. (Вычисление процента производилось от общего количества опрошенных).

Варианты ответов
Открытый
вопрос
Закрытый
вопрос
Плохие условия и организация труда
на шахте
14,2%
16,4%
Плохие отношения с руководством
8,2%
10,3%
Плохое обеспечение жильем
25,0%
37,8%
Низкая зарплата
19,0%
29,1%
Неинтересная и тяжелая работа
9,0%
9,1%

Как видно из приведенных данных, процентное распределение ответов респондентов по открытому и закрытому вопросам отличается по некоторым альтернативам больше, по некоторым - меньше. Такое различие, проявляющееся систематически, не позволяет утверждать об их идентичной природе, основываясь на идентичности содержания вопроса. Правильнее, наверное, говорить о неодинаковой содержательности формы вопроса, имеющей различную познавательную природу.
Например, анализируя предпочтения кинозрителей и изменение этих предпочтений в зависимости от формы вопроса в своем методическом эксперименте, О.М. Маслова пишет: "Логично предположить, что закрытый и открытый вопросы - это измерительные инструменты с неодинаковыми познавательными возможностями. Каждый вариант вопроса дает социологу информацию о разном уровне отражения зрительских предпочтений и поведения.
Открытый вопрос "срабатывает" на уровне актуализированного сознания, связанного с теми запасами информации в долговременной памяти респондента, которые чаще других "подкрепляются" систематическим повторением какого-либо вида деятельности (в данном случае просмотром определенной совокупности передач). С помощью вопроса фиксируются углубленный и постоянный интерес к передаче, на основе которого формируется лучшее запоминание и воспроизведение ее названия".
Отвечая на вопрос в закрытой форме респондент вынужден работать в той системе логического рассуждения, которую ему предлагает исследователь и которая может совпадать или не совпадать с системой логического рассуждения самого респондента. Если меняется система логического рассуждения, то, естественно, меняется и значимость того или иного явления, нередко весьма существенно. В открытом вопросе социолог получает информацию о значимости того или иного явления в рамках логического рассуждения самого респондента, который сам "рисует ситуацию". При закрытой форме вопроса, как бы полно он не отражал структуру предпочтений респондентов (а полного отражения добиться практически невозможно по причине самой природы закрытого вопроса), социолог получает информацию о реакции респондента на наше предположение, т.е. согласен респондент или нет с рассуждениями исследователя. Согласитесь, что это может быть весьма различная информация. Как и в жизни, мы можем понять другого человека и согласиться или не согласиться с ним только в том случае, если встанем на его точку зрения, примем его логику рассуждения. Но если мы будем настойчиво придерживаться только своей точки зрения и с ее позиций оценивать все обсуждаемые вопросы, то мы никогда не поймем другого человека. В лучшем случае мы можем договориться о том, что у нас различные точки зрения на данный предмет.
Имеются и другие причины, по которым информация, ответы респондентов могут изменяться в зависимости от формы вопроса.
1. Нарушение репрезентативности. Выборочная совокупность всегда несколько отличается от генеральной совокупности. Еще больше отличия наблюдаются уже после опроса из-за отказа части респондентов отвечать на отдельные вопросы. В зависимости от характера и формы вопроса соотношение групп респондентов по признакам варьируется. Так, комбинированные (табличные), мотивационные и другие вопросы имеют, как правило, больше отказов от ответов, чем фактологические. Еще больше отказов имеют открытые вопросы. Если учесть, что на открытый вопрос отвечают, как уже говорилось, от 40 до 70%, то можно представить, какая разница будет в выборочной совокупности отвечающих на закрытый и открытый вопросы. Фактически ответы на открытый вопрос характеризуют не генеральную совокупность и даже не выборочную, а свою собственную. Естественно, это будет сказываться на распределении ответов респондентов по открытым и закрытым вопросам.
Разницу в ответах на открытый и закрытый вопрос дает иногда и неправильный подсчет голосов в их процентном выражении. Поскольку на открытый вопрос отвечают меньше респондентов, то, соответственно, процент ответивших по той или иной позиции, если взять его от общего числа опрошенных, будет меньше. В этом случае необходимо брать процент ответивших на ту или иную альтернативу не от общего числа опрошенных, а от общего числа ответивших на данный (закрытый или открытый) вопрос, или брать его от общего числа предложений, высказанных респондентами. Хотя и в этом случае разница в ответах не исключается полностью, но она уже имеет другую природу.
Разница в ответах на закрытый и открытый вопросы может появиться в результате различной интерпретации понятий исследователем и респондентом. Например, в закрытом вопросе по текучести кадров альтернатива "отсутствие благоустроенного жилья" может быть понята респондентом иначе, чем ее понимает социолог. Респондент может понять "благоустроенное жилье" как улучшение жилищных условий, получение более благоустроенной квартиры, исследователь же понимает под этим вообще отсутствие благоустроенного жилья, в частности, отдельной квартиры со всеми удобствами. Возможно поэтому социолог становится в тупик, когда видит, что имеющие благоустроенное, по мнению исследователя, жилье, называют в большинстве случаев (70%) в качестве основной причины увольнения отсутствие благоустроенного жилья.
И, наоборот, при анализе ответов респондентов на открытый вопрос, социолог может неправильно интерпретировать высказывания опрашиваемых и группировать их в соответствии со своей логикой рассуждения. Так, высказывание респондента на открытый вопрос о причинах увольнения "отсутствие благоустроенного жилья" социолог может отнести не в группу увольнения по причине отсутствия жилья, а в группу увольнения по причине завышенных потребностей. Соответственно будут различия в ответах респондентов на открытый и закрытый вопросы по одной и той же альтернативе: увольнение по причине отсутствия жилья.
4. В открытом и закрытом вопросах социолог и респондент могут работать в различных аспектах. В закрытых вопросах этот достаточно узкий аспект устанавливается набором альтернатив. В открытом вопросе респонденту дается возможность выбрать свой аспект для ответа. Нередко эти аспекты полностью или частично не сходятся. При наличии различных аспектов ответов, а соответственно и различных наборов ответов и их группировок, процентное их соотношение по сравнению с процентным соотношением в закрытом вопросе, может меняться. Так, если в закрытом вопросе социолог дал пять закрытых мотивов увольнения, а в открытом вопросе таких мотивов в классифицированном виде оказалось 10, то, естественно, и процентное распределение по тем альтернативам-мотивам увольнения, которые имеются и в закрытом, и в открытом вопросах, будет различаться, и чем больше набор мотивов увольнения в открытом вопросе, тем больше будет различие.
Этого можно избежать, если формулировать открытый вопрос строго в тех аспектах, которые заданы в закрытом вопросе, т.е. не предлагать открытый вопрос в общем виде: "Если Вы увольняетесь, то почему? (напишите)", а попросить опрашиваемых указать, какие основные мотивы увольнения имеются в тех или других аспектах, например, увольнение по причине плохих отношений в коллективе, из-за отсутствия благоустроенного жилья и т.д. Вопрос формулируется так: "Имеются различные причины увольнения из-за плохих отношений в коллективе. Назовите некоторые из них, которые, на Ваш взгляд, являются основными". И хотя социолог в некоторой степени структурирует сознание респондента и поиск им ответа, однако оставляет ему большое поле для самостоятельности и свободного выражения мнения. Тем самым мы способствуем целенаправленному поиску решения проблемы и объединения полей поисков исследователя и опрашиваемых.
5. Нельзя сбрасывать со счетов и то, что, как уже говорилось, респондент не всегда охотно отвечает на открытые вопросы. Поэтому наряду тем, что ответы отражают его актуализированное сознание, тем не менее, это могут быть и какие-то случайные ответы, навеянные сиюминутной ситуацией или специфическим отношением к объекту изучения. Так, на ответы респондентов на открытые вопросы могут влиять уровень удовлетворенности работой на предприятии, ориентация на увольнение, неудовлетворенность социально-бытовым обслуживанием и т.д. В ответе на вопрос, почему люди увольняются с предприятия, будет чувствоваться явное влияние личного отношения к ряду явлений на производстве или в трудовом коллективе. Не случайно именно среди неудовлетворенных работой выше уровень критических высказываний. При ответе на открытый вопрос по улучшению работы предприятий потенциальные мигранты высказали 40% критических замечаний, а те, кто не собирался увольняться, только 21%. Эта закономерность была зафиксирована в ряде исследований по шахтным предприятиям. Проблема применения открытых и закрытых вопросов, соотнесения их информации остается актуальной и требует изучения.

Предмет и содержание вопроса
Концептуально-гипотетическая модель вопроса предполагает и еще одну структурную составляющую, а именно выделение в вопросе его предмета и содержания.
Предмет и содержание вопроса определяются его понятийным составом. Имеется два уровня понятийного состава вопроса. Первый уровень, когда содержание вопроса определяется внешним, т.е. поверхностным, значением сути явления; второй уровень, когда вопрос содержит глубинное значение, что и раскрывает его истинный смысл. В зависимости от этого меняется характер и содержание ответа. Так, например, в вопросе: "Хорошее ли я купил пальто?" получаю ответ: "Нет, тебе надо изменить фигуру", т.е. ответ получен на вопрос не первого уровня, а второго, который и является, так сказать, глубинным содержанием и определяется только контекстом разговора, что возможно только в процессе непосредственного общения. В социологическом вопросе мы, как правило, этого лишены (но не в полной мере), поскольку респондент не имеет возможности установить контекст разговора и для него смысл и содержание вопроса определяются только посредством установления предельно широкого контекста.
Таким образом, прежде чем сформулировать вопрос, исследователю необходимо определить, какую содержательную информацию он хочет получить. И первое, что он должен сделать - определить предмет вопроса. Что это такое и в чем его отличие от содержания вопроса?
Предмет вопроса - это концептуальное видение объекта, определяемое исследователем и отражающее его сущностное содержание. Вполне понятно, что концептуальное содержание вопроса может приобретать различные формы выражения.
Смысловое содержание вопроса - это выражения предмета вопроса.
Смысловое содержание вопроса может меняться в зависимости от конкретных задач и условий опроса, от формы его проведения и от многих других привходящих моментов, нивелировать которые можно только с помощью изменения формы вопроса. Задавая один и тот же вопрос детям или взрослым, малограмотным или высокообразованным людям, мы естественно меняем форму вопроса, т.е. его словесное выражение, иначе говоря по-разному его задаем, но сохраняя при этом в обязательном порядке предмет вопроса.
Например, перед социологом стоит задача выяснить мотивы увольнения с предприятия (причины увольнения могут выступать в качестве программного вопроса всего исследования). Мотивы увольнения в этом случае будут предметом вопроса. Но вполне понятно, что исследователь, исходя из различных объективных и субъективных условий, может по-разному сформулировать этот вопрос, сохраняя предмет вопроса. Например:

- "Выскажите свои мотивы увольнения с предприятия".
"Если Вы собрались увольняться с предприятия, то назовите,
пожалуйста, основные причины".
- "Если бы Вам предложили на другом предприятии более высокий заработок (с вариантами: интересную работу, дружный коллектив, хорошего начальника, квартиру и пр.), то перешли бы Вы туда работать?"
- "Что Вас привлекло на другом предприятии?"
- "Что говорят хорошего и плохого о предприятии Ваши
знакомые?" и т.д.

Вариантов может быть много.
Необходимо помнить, что смысловое содержание вопроса есть не субъективное выражение пожеланий исследователя, хотя и это обязательно присутствует, а объективная потребность. Зная это, необходимо постоянно следить за тем, чтобы, меняя смысловое содержание вопроса, ни в коем случае не поступиться предметом вопроса. То, что это происходит постоянно, не надо доказывать - социологическая практика дает достаточно примеров. И это происходит потому, что нет четкого разделения предмета и смыслового содержания вопроса, а это ведет к неправильному построению вопроса и искажению получаемой информации.



Глава 3. Искусство задавать вопросы и
получать ответы

Получение строго определенного знания требует разнообразия форм и методов построения вопроса и его структуры.
Пожалуй, впервые проблема построения вопроса стала насущной при разработке искусственного, формального языка, к примеру языка социологической анкеты. Богатство общественных явлений и потребность в получении различной информации, как говорится, на все случаи жизни, обусловили задачу выработки (чаще всего заимствования из живого языка) различных по форме, и по содержанию типов вопросов.
Вступая в общение с респондентом через систему вопросов и ответов, социолог должен быть твердо уверен в адекватном понимании опрашиваемым содержания вопроса и адекватном содержанию вопроса ответе. Необходимое социологу четкое знание о том, какую информацию несут в себе вопрос и ответ и, соответственно, какую объективную реальность они отражают, возможно только при наличии общих знаний о природе вопросно-ответных отношений, законах и закономерностях их развития и правилах построения вопроса.

Фактологические и мотивационные вопросы
Из всего многообразия вопросов можно выделить те, которые фиксируют уже свершившееся действие, указывают на наличие какого-то факта. Например, уволился с работы, купил цветной телевизор, отдыхал на море, имеет библиотеку и т.д. Это так называемые фактологические вопросы. Они, как правило, четко определены во времени: "Имели ли Вы постоянную работу в течение последнего года?"
Фактологические вопросы представляют собой один из основных типов анкетных вопросов и играют важную роль в социологическом исследовании. Прежде всего они интересны тем, что, зафиксировав уже свершившийся факт, поступок, действие, они уже не зависят в момент вопроса от мнения респондента, его состояния, оценки и пр. Это позволяет получить объективную картину тех или иных сторон деятельности людей. Так, при определении уровня жизни тех или иных социальных групп можно пойти по пути его определения самими респондентами. Мнение респондентов о самих себе тоже представляет интерес и при решении той или иной задачи бывает необходимым. Но можно построить систему показателей, фиксирующих только факт экономического благосостояния, скажем, наличие автомашины, квартиры, мебели, предметов домашнего обихода и проч., и на основе анализа этих данных вывести общую объективную оценку уровня жизни изучаемых групп. Выводы этих двух исследований могут сильно отличаться. Не знаю как в других странах, но в России любят прибедняться, всегда занижают уровень своего благосостояния. И только фактологические данные позволяют получить более или менее точную картину.
Фактологические вопросы, как правило, не представляют трудности для восприятия и сложности для ответа. Правда, некоторые из них могут требовать и хорошей памяти, и значительных умственных усилий, когда исследователь, например, спрашивает о далеком прошлом или просит произвести суммирование некоторых действий или их усреднение: "Сколько чашек кофе Вы выпиваете в день?", "Как в среднем Вы учитесь?", "Как обычно Вы проводите свое свободное время?" и т.д. Среднее в данном случае - не оценка деятельности, а некоторое среднее действие.
В связи с этим следует отметить некоторые особенности фактологических вопросов, касающихся далекого прошлого и будущего действия.
Фактологические вопросы, как уже отмечалось, фиксируют свершившееся, независимые от оценки респондента факты. Но тут есть опасность, если это касается далекого прошлого, что факт (наличия, действия) может восприниматься через качественную оценку ситуации. Например, мы спрашиваем, сколько квадратных метров жилплощади имел респондент 15 лет назад. Большинство из опрошенных помнит это в лучшем случае приблизительно. Метраж жилища в данных случаях нередко фиксируется через качественные определения: большая или маленькая комната, т.е. такая, какой она осталась в восприятии респондента. Соответственно меняется и представление о метраже комнаты. Исследуя однажды жилищные условия респондентов, которые они имели 15 лет назад, мы неожиданно выяснили, что в зависимости от увеличения или сохранения численности проживающих в квартире ее общий метраж в восприятии жильцов уменьшается или увеличивается. Это можно объяснить тем, что перенаселенная квартира воспринимается как маленькая, а малонаселенная - как большая.
И хотя в приведенном примере ответ респондентов выражался в некоторых количественных единицах, на самом деле здесь снималась информация об оценке респондентами своих жилищных условий. Как видим, при этом произошла подмена понятий, в результате чего полученная информация не отразила той реальности, которая исследовалась социологом.
Анализировать события прошлых лет труднее, потому что осознанно или нет респондент рассматривает их в контексте сегодняшнего дня, современной ситуации и соответственно трансформирует свой поступок, свою оценку, искренне веря, что так оно и было на самом деле. Не случайно прошлое часто кажется лучше настоящего.
Другую природу имеют фактологические вопросы, касающиеся будущего действия. Когда социолог спрашивает, как бы поступил респондент, если бы он встретился на улице с хулиганом, то он фактически снимает информацию не о факте поведения, а установку на действие. Если респондент отвечает, что обязательно дал бы отпор (на самом деле частенько бывает наоборот), то ответ его отражает не реальное поведение, а только его мнение по этому действию, что далеко не одно и то же.
Основным недостатком фактологических вопросов является то, что они не изучают действие в развитии, они лишь фиксируют факт, давая моментный срез. Однако для понимания причин того или иного явления этой информации часто оказывается недостаточно. Вот почему для изучения глубинных истоков того или иного явления, верной оценки тех или иных социально-экономических, духовных процессов социологи используют так называемые мотивационные вопросы.
Они имеют несколько форм и соответственно различное назначение: снимают интенсивность протекания процесса, выясняют мотивы поведения, дают оценку деятельности (через мнение респондентов), выясняют личностные установки, ценностные ориентации, показывают направленность протекания процесса и т.д.
Интенсивность процесса снимается вопросами такого вида: как часто, редко, больше, меньше? Скажем: "Как часто Вы смотрите телевизор?" (варианты ответа: очень часто, часто, редко, очень редко, не смотрю телевизор). Вопросы, изучающие интенсивность протекания процесса, используются социологами довольно охотно, но они трудны для анализа, поскольку их интерпретация не одинакова у разных людей.
"Что значит долго добираться до дома в условиях большого и малого города?". В обоих случаях респонденты могут ответить, что они тратят много времени, но для такого города, как Москва, это будет значить примерно полтора часа, а для такого, как, скажем, Владимир, - всего пятнадцать минут.
"Что значит часто смотреть телевизор?". Для человека с высшим образованием это в среднем один-два часа в день, для людей с начальным образованием это может быть и пять, и шесть часов. Поэтому анализируя ответы типа "часто", "редко", "больше", "меньше" и т.д., необходимо прежде всего четко знать, как респонденты понимают эти слова, поскольку их понимание может весьма отличаться от установки исследователя.
Мотивационные вопросы являются весьма привлекательными для социологов. Они часто используются при изучении общественного мнения, например, во время выборов.
Мотивационные вопросы дают представление об установках респондента, о том, как он понимает и воспринимает те или иные события, и т.д. Не вдаваясь в детальный анализ сущности мотивационного поведения и ценности его изучения для социологического исследования, отметим только, что они интересны прежде всего как некая идеальная модель поведения человека. Но идеальное представление и реальное поведение - далеко не одно и то же.
Идеальное представление, сформированное на основе прошлого опыта, в конкретном поведении опосредуется реальной ситуацией, условиями жизни. Спрашиваем у женщин, сколько детей они хотели бы иметь. Чаще всего они отвечают: два-три ребенка. На самом деле большинство имеют одного ребенка, во всяком случае в Москве.
В анкетах так же часто просят респондента оценить престижность той или иной работы, некоторые события, действия, определить свое отношение к тому или иному явлению и т.д. Характерные вопросы: "Скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете работу Вашего депутата?", "Удовлетворены ли Вы своей работой?" и т.д.
Эти вопросы при общем подходе направлены на выяснение мнения респондента. Как известно, социологи в основном изучают общественное мнение. Не случайно большинство вопросов анкет начинаются со слов: "Как, по Вашему мнению...?", "Как Вы считаете...?", "Какие возможности, по Вашему мнению, имеются...?" и т.д. В практике использования мотивационных вопросов необходимо указать критерии оценки или уметь договориться о понятиях. Не определив, что респондент и исследователь имеют в виду, как понимают то или иное явление, социолог рискует неадекватно оценить ответы респондента.
Изучая уровень культурного развития каких-либо групп, можно в принципе ограничиться прямым вопросом: "Как Вы оцениваете свой уровень культурного развития?", предложив респондентам какую-либо шкалу. Что дает исследователю получаемая информация, посредством такого прямого вопроса, путем самооценивания? Только то, что респонденты сами себя оценили таким-то образом. Но насколько данная информация, соответствует некоторым общим критериям уровня культурного развития для данной группы? Единственно, что можно сказать, что данные по уровню культурного развития, полученные путем самооценки, являются отражением некоторых собственных критериев опрашиваемых.
Подобна информация мало чего стоит, если не выбраны точки отсчета, критерии оценки. Такие критерии устанавливаются и определяются уже другими вопросами. Исследователь задает этот критерий, формулируя серию вопросов, например, о наличии предметов культурного потребления в семье, о посещении культурных заведений и пр. Ранжируя по некоторой значимости ответы респондентов, социолог определяет уровень культурного развития изучаемых групп людей. Исследователь может соотнести свой критерий, уровень культурного развития с уровнем развития как его определили сами респонденты и тем самым выявить отклонения, насколько он завышен или занижен, насколько объективна их самооценка и т.д., что позволит определить структуру и направление культурного потребления различных групп опрашиваемых.
Чтобы исследователь и респондент говорили на одном языке, понимали друг друга, в анкете необходимо формулировать контрольные вопросы. Скажем, после вопроса "Скажите, пожалуйста, большая ли у Вас дома библиотека?" (ответ: "Большая") задается следующий вопрос: "А Вы не назовете примерное количество книг в Вашей библиотеке?" (ответ: "Примерно 100 книг"). Контрольным вопросом мы определяем, что понимает респондент под "большой библиотекой". Анализируя его представление "большая библиотека" и соотнося его с общепринятым пониманием или с пониманием исследователя, можно определить некоторые качества респондента, например, не желает ли он представить себя в более выгодном свете.
Таким образом, для того чтобы определить правильность понимания респондентом того или иного явления необходимо его соотнести с другим пониманием. Этим другим пониманием может быть точка зрения самого исследователя. Соотнося ответы респондентов со своим представлением, социолог может сделать заключение насколько респондент правильно понимает изучаемое явление. Но строго говоря ни исследователь, ни респондент не могут претендовать на то, что их понимание истинно, т.е. насколько понимание изучаемого явления исследователем и респондентом совпадает с таким пониманием, которое отражает объективную реальность. Социолог, конечно, может принять свою точку зрения как истинную и полностью удовлетворить исследовательские задачи, но это еще не доказывает того, что его понимание соответствует объективной реальности. Для этого необходимо ввести третий критерий. Например, взять за основу такое понимание явления объекта, которое принято в научной литературе и которое получило хорошую проверку в многочисленных социологических исследованиях. В качестве критерия можно взять понимание явлений объекта некоторой экспертной группой. Последнее характерно для случаев, когда надо определить мало разработанное понятие. Таким образом создается как бы координационная сетка, где ответы респондентов находят свое место и имеют четкие координаты.
Общественное мнение - это особый мир со своими внутренними законами и диалектикой развития. Как общественное мнение формируется? Как оно воздействует на общественное сознание и поведение? Какие объективные процессы отражает? В конечном счете все определяют люди, наделенные сознанием, волей, обладающие ценностными ориентациями, заинтересованные в решении тех или иных проблем, имеющие реальное представление о том, как достичь поставленных целей. В свою очередь объективная действительность, не зависящая от сознания отдельного человека, оказывает воздействие на формирование общественного мнения и общественного сознания. Связь этих явлений очень сложна и еще не полностью изучена. Однако можно с уверенностью сказать, что только всестороннее, пристальное изучение мотивов представления и реального поведения в их соотношении друг к другу позволяет выяснить роль того и другого в изучаемой проблеме, выявить причины конкретного явления.
Нередко из-за понимания сущностной разности двух форм общественного бытия, а именно идеального представления и реального поведения, они смешиваются, и тогда мотивы выступают как причины поведения. Ответы респондентов по мотивам поведения нередко принимаются социологами за причины, в результате выдаются необоснованные рекомендации. Идеальное и реальное поведение людей, их установки и действия могут не совпадать полностью или частично и быть даже противоположными друг другу.
Разумеется, из сказанного не следует, что изучение мотивов поведения не позволяет обнаружить реальные причины. Мотивы поведения содержат большую или меньшую долю информации, которая отражает в той или иной степени реальные процессы, через изучение которых можно найти подход к выявлению причин поведения.

Понятийное содержание вопроса
Один из принципов понятийного деления позволяет сгруппировать вопросы по двум типам, а именно с неполным и полным делением. Первый тип означает, что набор альтернатив, предлагаемый респонденту, не исчерпывает всего понятийного содержания вопроса. Во втором типе вопросов набор альтернатив полностью его исчерпывает. Каждый из них имеет свои правила построения и особенности использования.
Большой интерес представляют вопросы с неполным делением. Их особенность состоит в том, что содержащееся в них понятие имеет неограниченное деление, и набор альтернатив становится безграничным, как, к примеру, в вопросе "Какое сочетание красок больше всего Вам нравится?" Понятийное содержание вопроса может быть ограниченным, но достаточно широким, и респонденту предлагается большое количество вариантов ответа, скажем "Какую литературу Вы имеете в своей домашней библиотеке?" (варианты: историческую, мемуарную, специальную, детективную, фантастическую и т.д.).
Основная трудность и сложность использования этого типа вопроса заключается в том, то исследователь должен ограничиваться определенным и довольно небольшим набором альтернатив. В самом деле, не может же социолог предложить опрашиваемому все возможные варианты ответов. В большинстве случаев в этом и нет особой необходимости.
Тот или иной набор альтернатив может быть продиктован различными задачами.
1. Социолога интересует только факт наличия некоторого явления, процесса или признака, поэтому он ограничивается таким набором альтернатив, который только фиксирует данное явление. Например, факт указания на наличие той или иной литературы свидетельствует о том, что респондент имеет домашнюю библиотеку. Обычно это делается в тех случаях, когда нет возможности задать прямой вопрос.
2. Исследователь хочет выяснить, как проявляется изучаемое явление или насколько интенсивно проходит процесс, например, степень участия в политической жизни страны. Это можно определить по тому, в каких формах политической жизни участвует опрашиваемый, предполагая, что участие в сложных формах политической жизни, свидетельствует о большой общественно-политической активности.
3. Социолог исследует какую-то специфическую сторону проявления изучаемого явления или процесса, некоторые особенности его протекания. Так, наряду с выявлением факта участия в политической жизни общества, уровнем активности респондента, может появиться необходимость выяснить, в какой сфере общественной жизни опрашиваемый проявляет наибольшую активность: по месту жительства, на работе и пр. Соответственно, выбираются и альтернативы.
4. Исследователь изучает определенный аспект какого-либо явления, процесса, например какого рода политическую деятельность ведет опрашиваемый по признаку важности, сложности, ответственности или в каких политических организациях он работает. В зависимости от характера политической деятельности можно определить интересующий исследователя аспект.
5. Социолога также может интересовать, какими признаками (характеристиками) обладает респондент, и из всех возможных вариантов он выбирает те, которые в большей степени его характеризуют, например, в качестве активного участника общественной жизни.
И тому прочее.
Каждый из этих подходов требует специфического построения набора альтернатив. Так, в случае фиксирования какого-то явления, процесса, выявления интенсивности его протекания и т.д. нельзя брать частные, незначительные, случайные формы его проявления, поскольку при этом есть опасность зафиксировать неустойчивое состояние явления или процесса. Необходимо быть уверенным, что, используя те или иные показатели в качестве вариантов ответа, альтернатив вопроса, мы фиксируем сущностные характеристики.
Например, в вопросе о политической деятельности при случайном наборе альтернатив мы можем не получить истинную картину уровня общественной активности респондента. Поэтому необходимо выбирать только те альтернативы, которые могли бы достаточно надежно характеризовать изучаемое явление, показать устойчивость его признаков, т.е. выбрать наиболее существенные, характерные для решаемой задачи показатели.
Разработка вопросов с неполным делением требует четкого определения понятийного содержания формулируемого вопроса, полного и четкого определения того, какую информацию хочет получить социолог. Наверное поэтому этот тип вопроса используется, судя по вышедшим социологическим анкетам, неохотно. Действительно, этот вопрос всегда оставляет какую-то неудовлетворенность. Хочется спросить о многом, но объем вопроса и методические требования к ограничению количества альтернатив не позволяют этого сделать. В результате остается впечатление, что за бортом остается большое количество невостребованной и такой необходимой (особенно, когда получить ее нельзя) информации. Правда, такая неудовлетворенность является следствием нечеткого представления о том, какая информация необходима социологу для решения исследовательской задачи.
В социологических анкетах чаще всего применяется вопрос с полным делением, т.е. вопрос, альтернативы которого как подпонятия полностью или большей частью исчерпывают понятийное содержание вопроса.
Например:
СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, КАКУЮ ЛИТЕРАТУРУ ВЫ ИМЕЕТЕ В СВОЕЙ ДОМАШНЕЙ БИБЛИОТЕКЕ?
Художественную............................................. ( )
Политическую.................................................. ( )
Научную, специальную.................................... ( )
Учебную............................................................ ( )

Предлагаемый набор ответов по большей части исчерпывает (для домашней библиотеки) понятийное содержание вопроса. И в самом деле, литература может быть (в данном контексте) либо художественная, либо политическая, либо научная, специальная, либо учебная. (Возможны, конечно, другие варианты полного деления: например, "отечественная", "зарубежная", - но это уже другое понятийное содержание вопроса).
Главное при построении такого типа вопроса - это правильно выдержать объемы и соотношение подпонятий, который выступают в виде альтернатив. Необходимо, чтобы выделенные как подпонятия альтернативы имели равные объемы, совокупность которых полностью или по крайней мере большей частью исчерпывала общее понятие, которое заложено в вопрос контекстом исследования.
Но нередко это правило нарушается. Как показывает анализ социологических анкет, при построении такого типа вопросов допускаются, по крайней мере, четыре типичные ошибки.
1. Альтернативы имеют слишком большой уровень общности. Нередко по объему совокупность их превышает содержание понятия вопроса. Так, в анкетах нередко задается вопрос о профессиональной подготовке с такими альтернативами. Фрагмент анкеты:
"СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ГДЕ ВЫ ПОЛУЧИЛИ ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ПОДГОТОВКУ? "
В ПТУ, ТУ и других училищах.......................….. ( )
На различных профессиональных курсах......... ( )
Непосредственно на производстве.................. ( )
В техникуме........................................................ ( )
В ВУЗе...............................................................… ( )
В данном вопросе введение альтернативы " в ВУЗе" не совсем правильно, поскольку она описывает более широкий круг явления: наряду с профессиональным, институт дает и общее высшее образование. Респондент воспринимает последнюю альтернативу как более широкое понятие, что нередко приводит к сдвоенным ответам, так как он вынужден выбирать одну альтернативу в рамках понятийного содержания вопроса (какую он имеет профессиональную подготовку) и вторую альтернативу в рамках более общего понятия (какое он имеет общее образование), что приводит к смещению показателя профессионального образования. Если на рабочих местах занято большое количество рабочих, имеющих среднее специальное и высшее образование (в настоящее время таких рабочих насчитывается от 10 до 30%), то это может привести к значительному искажению информации. В совокупности ответов (при сдвоенных ответах) число имеющих профессиональную подготовку может оказаться намного большим, чем на самом деле.
Требование к ограничению объема понятий альтернатив нередко вступает в противоречие с другим методическим требованием - ограничением качества альтернатив в вопросе. Однако последнее неизбежно ведет во многих случаях к увеличению объема понятий альтернатив, повышению уровня их общности. Стремление же к снижению уровня общности, сокращение объема понятий имеют следствием увеличение количества альтернатив в вопросе. Так, в вопросе о наличии той или иной литературы в домашней библиотеке количество альтернатив увеличивается с сокращением объема понятий: художественная, общественная, политическая, научная, специальная, учебная, справочная и т.п.
Разрешение данного противоречия зависит от правильной разработки понятийного содержания вопроса, т.е. формулирования его понятийного содержания определенного уровня общности, что и обусловливает уровень общности его альтернатив.
2. Альтернативы имеют небольшой уровень общности, носят частный характер, и по объему совокупность их не исчерпывает объема понятия вопроса.
Фрагмент анкеты:
"ЧТО ДЛЯ ВАС ЯВЛЯЕТСЯ САМЫМ ВАЖНЫМ В
ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА?"
Чистота рук и одежды........................................ ( )
Вежливость......................................................... ( )
Аккуратность...................................................... ( )
Выполнение своих обещаний............................. ( )
Не обманывать.................................................... ( )
Хорошо учиться.................................................. ( )
Любить родителей............................................... ( )
Другое, напишите_________________________
_________________________________________

Понятие "воспитание" даже в рамках конкретной семьи намного шире предложенной совокупности понятий в альтернативах. И хотя объем общего понятия в принципе исчерпывается включением последней альтернативы, по сути дела это просто уловка социолога, не сумевшего методически грамотно построить вопрос. Предлагаемый набор альтернатив описывает только часть общего объема понятия, что не позволяет определить основные параметры процесса воспитания и тем самым получить верные данные.
3. Объемы понятий альтернатив могут быть не соразмеримыми, когда объем понятий одной альтернативы может быть больше объема понятий другой или когда одна альтернатива отрывается от другой, т.е. получается разрыв в объемах понятий, или когда объемы их понятий пересекаются.
Приведем пример несоразмерности понятий по объему.

"СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ЧЕМ ВАС ПРИВЛЕКАЕТ ПРОЖИВАНИЕ В ДЕРЕВНЕ, В СЕЛЬСКОЙ МЕСТНОСТИ? "
Чистый воздух, ближе к природе,
спокойствие, отсутствие шума......…………………….…..( )
Наличие собственного дома...........………………………….( )
Наличие огорода, участка...............…………………………( )
Что еще, напишите_________________________________

Первая альтернатива в данном наборе явно больше по объему, чем остальные, естественно, она наберет и большее число голосов. Если объемы понятий этих альтернатив уравновесить, например, поставить первой альтернативой "быть ближе к природе", то соответственно изменится и процентное распределение ответов респондентов, т.е. две последние альтернативы получат больше голосов. В зависимости от объема понятий меняется и их количественное выражение.
Несколько подробнее необходимо остановиться на вопросах с пересекающимися объемами альтернатив.
Фрагмент анкеты:
"СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА. ЧТО ДЛЯ ВАС ЯВЛЯЕТСЯ САМЫМ ВАЖНЫМ В ЖИЗНИ? "
Патриотизм............................................……..….( )
Гражданский долг..................................…………( )
Национальная идентификация...............………....( )
Что еще, напишите__________________________

Понятно, что объемы указанных понятийных образований пересекаются, их трудно разъединить и наполнить специфическим содержанием. Более того, понятие "патриотизм" выступает как более общее, включающее в себя часть других понятий. Данный набор альтернатив ставит респондента в затруднительное положение. В его понимании патриотизм, гражданский долг является столь же важными, как и национальная идентификация. Эти понятия настолько равнопорядковы, что выбрать среди них ведущее оказывается практически невозможным. Поэтому при суммировании ответов респондентов получается практически равное распределение по всем альтернативам. Разница в ответах по альтернативам может иметь случайный характер, а при большом их наборе вступает в силу фактор расположения альтернатив: первые альтернативы получают больше всего голосов. В результате исследователь не получает из ответов респондентов данных о приоритете того или иного нравственного мотива (если в этом заключалась его задача).
Вот еще пример с пересечением объемов понятий альтернатив.
Вопрос: "Ваш возраст?"

До 20
лет
20-24
лет
24-28
лет
28-35
лет
35-40
лет
40-45
лет
45-55
лет
55-60
лет
Свыше 60 лет
01
02

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>