<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Практика социологических исследований и методический анализ ответов респондентов показывают, что опрашиваемые, как правило, стараются отвечать искренне, т.е. выбирают те ответы, которые соответствуют их мнению. Безусловно имеются случаи, когда респондент уходит от искреннего ответа и выбирает другой, ложный, с его точки зрения, ответ, не отражающий объективную реальность. Но это бывает сравнительно редко. Почему? Потому что в этом случае опрашиваемому приходится проделывать довольно сложную умственную работу.
Дело в том, что для респондента анкета представляет собой хаотический набор вопросов (об этом мы еще будем говорить), где каждый из них существует как бы сам по себе, самостоятельно, вне связи с другими. Если только респондент абсолютно не вдумывается в вопросы анкеты и не отмечает механически первый попавшийся код (такое случается у отдельных респондентов, если их замучить вопросами), то для того, чтобы выбрать нужный ответ, он должен ввести вопрос в систему своих рассуждений и отыскать в ней ответ в соответствии с контекстом определенных событий. Это необходимый процесс, поскольку любое событие и явление объективной реальности существуют в сознании человека не сами по себе, а в некоторой взаимосвязи с другими событиями, явлениями и обязательно в какой-то единой системе. В этой системе сущностное значение каждого явления определяется в контексте прошлых явлений и событий. Чтобы выявить значение нового, предлагаемого, явления, в данном случае анкетного вопроса, респондент должен сначала ввести его в контекст своих рассуждений, в цепочку прошлых событий и явлений. Далее, он должен найти ответ, нужный, или истинный, в том смысле, чтобы он отвечал определенной логике развития событий, или, говоря иными словами, концептуальной логике.
Например, мы спрашиваем у респондента, что мешает ему хорошо работать. Прежде чем ответить на заданный вопрос, выбрать ответ из предложенного ряда альтернатив, он должен мысленно построить систему рассуждений и определить, что такое плохо и что такое хорошо работать, выяснить, что мешает и что способствует хорошей работе, рассматривая это комплексно, с учетом всех факторов в их ранговой последовательности, представив себе описанное в некоторых временных и пространственных рамках и т.д. И только после этого он должен вывести правильный, т.е. соответствующий логике его рассуждений, ответ. (Здесь опять необходимо подчеркнуть, что логика рассуждений опрашиваемого может быть и неправильной, т.е. не соответствующей тому объективному процессу, который мешает или способствует его хорошей работе). Это трудно сделать, отвечая даже на простые вопросы, выясняющие установки. Вот почему отвечать на вопросы анкеты всегда трудно.
Работа с анкетой вызывает усталость, поскольку требует умственного напряжения, особенно у неподготовленных людей. Нередко именно из-за этого некоторые опрашиваемые (хотя и не всегда осознают в полной мере) отказываются от заполнения вопросника или от ответа на отдельные вопросы. Как показывает методический анализ анкет, чем сложнее методика, чем она многословнее и чем труднее вопросы по содержанию и по форме, тем выше процент отказа от ответов (иногда до 70%).
Теперь представим себе, что респондент решил сознательно ответить неискренне. В этом случае ему придется проделать двойную работу: сначала построить систему рассуждений, чтобы найти правильный ответ (иначе как можно определить неправильный), затем снова построить соответствующую систему рассуждений, чтобы найти строго определенный неправильный ответ. Ведь неправильный ответ - это не первый попавшийся ответ, он, как уже говорилось, является результатом рассуждений и логических построений, но уже другой системы, предназначенной для определения неправильного ответа. Неправильный ответ так же отражает некую объективную реальность в преломлении человеческого сознания, что и выражается в содержательной сущности неправильного ответа.
Так, при анализе и выявлении причин, мешающих хорошо работать, респондент пришел к объективному выводу, что одним из основных факторов является его личная неорганизованность, недисциплинированность, неумение. Но ему, понятно, не хочется в этом признаться, и он ищет другие причины, прежде всего в объективных условиях, причем таких, которые казались бы правдоподобными, и обнаруживает их, например в плохой организации труда, низкой зарплате и пр. Это значит, что во втором своем рассуждении он должен был построить соответствующую систему, чтобы найти правдоподобный ответ именно в объективной сфере. То, что нередко бывает именно так, показывает методический анализ открытых вопросов. Среди критических замечаний тысячи с лишним предложений по улучшению работы предприятий практически не встретилось ни одного, которое говорило бы о том, что сам респондент плохо работает, что это положение следует исправить. Это явление может быть объяснено и другими причинами, которые сейчас мы не будем анализировать.
В то же время на закрытый вопрос, предложенный студентам МГУ, о том, что мешает хорошей учебе, более трети ответили: "личная неорганизованность", "неумение учиться", что соответствует действительности, как показал дальнейший анализ. Сказанное показывает, что вполне можно доверять (в определенных пределах, конечно) ответам респондентов.
Еще раз повторим: делать такой двойной анализ довольно трудно, тем более, что неискренний ответ искать намного сложнее, чем искренний, полностью отвечающий логике не только рассуждений, но и событий, т.е. объективной реальности. Искренний, правильный ответ может быть только один, тогда как ложных - несколько (хотя, разумеется, и не бесконечно много). При этом трудно решить, какой из них предпочтительнее. Грубо говоря, если человек хочет солгать, то он должен помнить, что он говорил (или думал), хорошо знать истинный ответ, чтобы знать неистинный. Как гласит английская пословица: "Тому, кто лжет, нужна хорошая память".
Проблема искренности и неискренности респондентов не самая сложная в социологическом исследовании. В связи с проблемой достоверности результатов правильнее говорить не о неискренности респондентов, а о качестве проведения всего исследования, прежде всего о правильном и грамотном построении вопросов и анкеты в целом. Чаще всего респонденты стремятся отвечать искренне, но из-за ошибок исследователей они оказываются в таких условиях, что вынуждены отвечать неправильно: не понят вопрос, неправильно подобраны альтернативы, анкета утомительна, многословна и пр. Можно утверждать, что в 99 случаях из 100 в недостоверности результатов исследования виноват сам исследователь. Если результаты социологического исследования оказались неверными, не надо торопиться обвинять в этом опрашиваемых, следует искать собственные недоработки. В цепи "респондент - исследователь" слабым звеном чаще оказывается последний.

Обратная связь
Не только социологу с респондентом, но и последнему необходима связь с исследователем.
В разговорной речи обратная связь обычно осуществляется посредством визуального наблюдения за собеседником и постоянным анализом речевого потока. Как пишет А.А. Бадалаев, обратная связь есть "необходимое условие взаимодействия людей, отвечающего сформированным у человека представлениям о нормальном течении этого процесса и о достижении в ходе его желаемых целей".
Вступая в контакт, человек внимательно наблюдает реакцию собеседника, постоянно регулирует свои действия в соответствии с поставленными целями. Обратная связь не только необходима, она всегда присутствует и является неотъемлемым элементом любого активного диалога. Отсутствие обратной связи ведет к постепенному затуханию общения. Так, в исследованиях Г. Мейла при прерывании обратной связи появляются ряд новых и специфических явлений в поведении человека.
Утрачивается нормальная интонация, появляются необычные для голоса говорящего особенности (дрожание, прерывистость, неуверенность и др.).
Речь убыстряется.
Появляется "агрессивность и виноватый" смех.
Спонтанное проявление глубоких личностных особенностей.
Изменяется манера поведения.
Читатель может увидеть, что произойдет, если вдруг вы перестанете каким-либо образом реагировать на речь собеседника. Через несколько минут своей речи собеседник остановится и в обязательном порядке задаст вопрос в той или иной форме, а правильно ли его понимают, почему нет реакции на его слова и пр. И обычно это выражается в негативной, даже агрессивной интонации.
В равной степени потребность в обратной связи касается и анкетного проса, особенность которого заключается в том, что респондент всегда находится в положении человека без обратной связи и тем самым лишен возможности по реакции исследователя контролировать свое поведение, в данном случае ответы. В результате у респондента в ходе работы над анкетой появляется неуверенность в себе, в правильности поиска и в нахождении ответа. Он начинает проявлять большую осторожность в ответах, у него чаще возникают неопределенные ситуации, острое желание спросить, проверить, проконтролировать себя, правильность своей работы, т.е. появляется острая потребность в обратной связи.
Насколько сильно это желание показывает практика социологического исследования и эксперименты. Так, например, большинство респондентов обращаются к анкетерам с вопросами при заполнении анкеты. Анализ показывает, что в этих вопросах, как правило, выражается потребность респондентов в контроле со стороны анкетера за своими действиями и правильно ли он делает. Правильно ли отмечает в анкете выбранные ответы. Так ли обводит кружком выбранный ответ, правильно ли отвечает на тот или иной вопрос.
Особенно это видно во время коллективного заполнения анкет, т.е. когда в одной комнате собраны несколько респондентов и каждый заполняет свою анкету. Как бы анкетер ни предупреждал их не советоваться, они всегда это делают, обращаются друг к другу с вопросами, за помощью по сути дела опять же только за тем, чтобы утвердиться в правильности своих действий, т.е. удовлетворяют потребность в обратной связи.
Такая же картина наблюдается и при эксперименте. В ряде исследований был задан вопрос: "При заполнении анкеты Вы к кому-нибудь обращались с вопросами по поводу правильности ответа на отдельные вопросы и пр.?"
Были получены следующие ответы:
К анкетеру...................................................... 90%
К товарищу по работе.................................... 72%
К тому, кто также заполнял анкету.............. 56%
К бригадиру, начальнику...........................…….. 6%
К родственникам, знакомым пр.
(для тех, кто брал анкету домой).................. 100%

Разницы в качестве заполнения анкеты и их содержании между теми, кто советовался, и теми, кто не советовался ни с кем, практически не было.
Исследователь при инструктаже анкетеров призывает их не вмешиваться в работу респондентов, не подсказывать им, как надо отвечать на тот или иной вопрос (кроме технической стороны дела), предлагает оставить респондента один на один с анкетой и тем самым исключить влияние анкетера и сохранить девственную чистоту процесса заполнения анкеты. Однако, учитывая вышеизложенное, такой подход, по всей видимоссти, не совсем правильный. При всем том, что анкетер безусловно не должен оказывать влияния на содержание ответа респондентов, нельзя строго изолировать их друг от друга. При инструктаже необходимо подчеркивать необходимость сохранения и поддержания обратной связи с респондентами, чтобы вселять в них уверенность в правильности их действий.
В тексте анкеты можно различными способами устанавливать обратную связь респондентов с исследователем. Например с помощь вводных слов: "Как хорошо Вы знаете..." или "Как Вам наверно известно...", или "Вы прекрасно понимаете...", или "Вы это хорошо знаете, умете, делаете" и пр.

Логика построения и психология
восприятия анкеты
"Любите ли Вы чинить дверные ручки?"
По некоторым прямым и косвенным высказываниям человека можно сделать заключение о его
привычках, характере, склонностях, ценностных ориентациях. Именно таким образом, как Вы замечали, мы строим представление о человеке, никогда не спрашивая его напрямую, ленив он или нет, интеллигентен, образован, склонен ли приврать или кристально честен. Врач спрашивает: "Курите ли Вы?" - "О да, конечно", сразу же отвечает пациент, и уже по интонации врач понимает, что имеет дело с заядлым курильщиком, курящим давно и с удовольствием.
"Могли бы Вы после некоторых предварительных объяснений управлять вертолетом?", "Превысили ли бы Вы установленную скорость, чтобы быстрее оказать помощь тяжелобольному человеку?", "Преградили бы Вы путь убегающему опасному взломщику?", "Могли бы Вы под руководством извне залезть на высокую фабричную трубу?" - по этим и другим тестовым вопросам можно сделать некоторое общее заключение о том, насколько опрашиваемый склонен к риску.
На серии или, как иногда говорят, батарее вопросов, суждений, задач по построению фигур из кубиков, описаний картинок можно с определенной долей вероятности выявить, определить, измерить некоторые индивидуальные различия, устойчивые психологические качества. Например замкнутость или общительность, агрессивность или сдержанность. Респонденту предлагается рисунок, где изображено, как в вагоне поезда на голову пассажира с верхней полки падает чемодан. Просят ответить, как бы он отреагировал в этом случае, что сказал бы владелец чемодана и, в зависимости от ответа делают вывод об уровне его агрессивности (тест Розенцвейга). Даже самые глубокие мотивы отражаются, по мнению психологов, в поведении (суждении) человека. Надо только уметь расшифровать эти сигналы, идущие из космоса сознания.
Расшифровывая сигналы, определяют мотивы поведения, отношение человека к тем или иным событиям, его установки или личностные характеристики. "Гуляете ли Вы иногда в дождливую погоду?" (вопрос по изучению уровня замкнутости), "Любите ли рассказывать анекдоты и забавные истории?" (вопрос на общительность), "Вы когда-нибудь опаздывали на свидание или на работу?" (любит ли человек себя приукрашивать) (вопросы из теста Айзенка). "Любите ли Вы чинить дверные ручки?" (вопрос, взятый из теста по изучению чувства юмора).
Психологические тесты привлекли внимание социологов прежде все тем, что они направлены на исследование личностных характеристик, необходимых в изучении различных социальных отношений. Социологи вслед за социальными психологами при изучении социальных процессов в пограничных между социологией и психологией областях, начали вводить в социологическую анкету элементы психологических тестов, иногда настолько активно, что социологическая анкета стала сильно напоминать психологическую. Многие вопросы стали вклиниваться в изучение психологических характеристик человека, т.е. в область несоциологическую.
Обращение социологов к психологическим методам изучения характеристик личности не было случайным. Хотя объектом социологического изучения являются наиболее общие (различные уровни общности) законы социального функционирования группы, однако, многие эмпирические данные можно получить только через индивида, анализируя и оценивая его поступки, мнения, черты характера, ценностные ориентации. "В отличие от психологии социологию интересуют массовые и притом безличные процессы, - писал В.А. Ядов. - И все же социолог не может игнорировать самую сердцевину общественной жизни - субъектов деятельности. В социологическом исследовании субъектом может быть лишь социальная группа, некоторая социальная общность, никак не индивид. Но очень часто сведения о социальной общности приходится получать путем анализа данных об индивидах, ее составляющих. Суммарные сведения об индивидах - их социальные ориентации, мнения, стереотипы мышления - оказываются хорошей характеристикой социального целого. Видимо, по всем этим причинам социологи довольно активно прибегают к сугубо психологическим процедурам, связанным с измерением личностных или групповых свойств".
Социологи взяли на вооружение психологические тесты. Правда, как уже говорилось, не столько сами психологические тесты, сколько их элементы, и этим значительно обеднили по глубине и достоверности психологическую информацию. Если психологические тесты конструируются как серия вопросов (суждений) по выявлению, как правило, одного свойства человека, интенсивности его проявления, то в социологических анкетах чаще всего ограничиваются двумя-тремя вопросами. Но социологи выиграли в другом: они подняли такой слой социально-психологических отношений, от которых во многом зависят образование и функционирование общих социальных законов определенной общности людей. И хотя, по меткому выражению В.А. Ядова, использование психологических тестов в социологии "незаконно", поскольку они не дают информации о социальном поведении индивида, а описывают только некоторые психологически устойчивые характеристики, но социальные особенности поведения человека невозможно познать, не изучая его психологических личностных характеристик. Поэтому применение психологических тестов или их элементов в социологии можно оправдать, если социолог хочет выяснить механизм взаимодействия психологических характеристик человека и некоторых общих особенностей его социального поведения в их взаимообусловленности и взаимовлиянии.
Психологические исследования позволяют понять, почему человек поступает так, а не иначе, почему он поступает иначе, а не так, как ему предписывается законом социального поведения, насколько конкретно психологические характеристики определяют его социальное поведение и насколько его социальное поведение обусловливает его специфические индивидуальные качества, психологические характеристики. Взаимодействие это очень сложно и, конечно, не прямолинейно, но понимание его возможно в ряде случаев только при одновременном изучении социального и психологического поведения индивида и больших групп людей.

Однако социальное поведение человека зависит не только от его психологических характеристик, личностных, индивидуальных свойств, оно определяется некоторыми общими законами и закономерностями, правилами функционирования данной социальной группы, например семьи.
Так, в вопросе "Раздражаетесь ли Вы, если муж не вытирает ноги при входе в квартиру?" психолог снимет информацию об уровне раздражительности супруги, социолог - о характере ее поведения по отношению к мужу. Такое психологическое свойство, как раздражительность, может проявляться в различных ситуациях по-разному. Если жена относится к мужу с любовью, то не сделает ему замечания, а если и сделает, то в мягкой форме, чтобы его не обидеть, даже если его поведение ее раздражает. Нелюбовь к мужу проявляется в сильном раздражении по поводу его любого поступка, в том числе и тогда, когда он не вытер ноги при входе в квартиру, хотя как психологическое качество оно и не доминирует (если, конечно, не брать крайние случаи).
Зная общие законы функционирования группы, каждый из ее членов определяет свое поведение, которое называется социальным поведением. Если общий закон функционирования группы, в данном случае семьи, не допускает грубости друг к другу, то как бы ни был раздражен каждый из ее членов, он не допустит грубости. Существуют семьи, в которых и взрослые, и дети очень грубо обращаются друг с другом, кричат, позволяют оскорбительные выражения. Но есть семьи, где вежливое отношение к каждому члену семьи, независимо от его семейного статуса и возраста, являются незыблемым правилом.
Общие законы социального поведения, т.е. поведения в группе, как правило, не нарушаются. Могут быть опоздания на работу, прогулы, если это допускается в данной организации, но никто из работников никогда не залезет в карман к другому, чтобы таким образом восполнить пробел в зарплате за прогул. Этот поступок карается группой. Нарушая законы группы, человек сознательно или неосознанно ставит себя вне ее.

Социологический тест. Психологические тесты, как уже говорилось, не дают ответа на многие вопросы социального поведения. Поэтому социологи стали конструировать социологические тесты. Выстраивая серию высказываний или вопросов по примеру психологических тестов, они снимают информацию о социальном поведении респондента и выявляют, таким образом, некоторые его социальные характеристики, а также законы его социального поведения. Особенностью социологических тестов является то, что они снимают какую-то одну социальную характеристику респондента, реже - несколько, но с высокой степенью надежности измерения данного социального признака.
Вот пример социологического теста, взятого из книги В.С. Аванесова "Тесты в социологическом исследовании".




Тест для оценки стабильности брака


Высказывание
Ключ
1.
Мое настроение чаще всего портится дома
Неверно
2.
Любая мелочь приводит в нашей семье к ссоре
Неверно
3.
Когда у меня случается неприятность, я ощущаю себя одиноким(ой)
Неверно
4.
Отдыхать во время отпуска гораздо приятнее с женой (мужем), чем одному (одной)
Верно
5.
Не люблю делиться своими производственными и общественными делами с женой (мужем)
Неверно
6.
Когда мне плохо, жена (муж) становится особенно чуткой(им) и внимательной (ым)
Верно
7.
Я ни разу не слыхал(а) от жены (мужа) грубого слова
Верно
8.
Мне доставляет удовольствие проявлять заботу о жене (муже)
Верно
9.
Уверен, что после брака любовь супругов затухает
Неверно
10.
Жена (муж) обычно нежна и ласкова со мной
Верно
11.
Все наши ссоры быстро кончаются примирением
Верно
12.
Мы всегда отмечаем годовщину нашего брака
Верно
13.
Жена (муж) всегда готовы поддержать меня во всех трудностях
Верно
14.
Почти все подруги (друзья) жены (мужа) мне нравятся
Верно
15.
Мои заботы жена (муж) близко к сердцу не принимают
Неверно
16.
Предпочитают встречаться со своими друзьями без жены (мужа)
Неверно
17.
Жена (муж) говорит о моей работе пренебрежительно
Неверно
18.
Мы с женой (мужем) почти всегда одинаково расцениваем поступки людей
Верно
19.
У нас с женой (мужем) много общих интересов и увлечений
Верно
20.
Не собираюсь менять свои привычки, даже если они не нравятся жене (мужу)
Неверно
21.
По-моему, у меня в семье больше обязанностей, чем прав
Неверно
22.
Брак ограничил мою свободу значительно больше, чем я ожидал(а)
Неверно
23.
Нельзя уступать жене (мужу), это приводит к подчинению и неравенству
Неверно
24.
Меня раздражает, что все житейские проблемы мне приходится решать самому(ой)
Неверно
25.
Не ожидал(а), что семейный быт отнимет столько времени и сил
Неверно
26.
Интимные отношения всегда способствуют нашему примирению
Верно
27.
Нельзя не считаться с настроением жены (мужа)
Верно
28.
Я редко проявляю свое плохое настроение дома
Верно
29.
Если семейная жизнь не сложилась, лучше сразу разойтись
Неверно
30.
Жена (муж) умеют понять меня, как никто другой
Верно

Данный тест посвящен изучению одной социальной характеристики во взаимоотношениях между супругами - уровню удовлетворенности браком. Предлагаемая респонденту серия высказываний описывает различные стороны семейных взаимоотношений, конечно, важнейших и соответствующим образом интерпретируемых, в данном случае с позиции степени ориентации друг на друга. Социолог снимает информацию, позволяющую довольно точно отразить реальное отношение супругов друг к другу, что является очень важным при решении ряда проблем супружеской жизни.
Социологический тест интересен тем, что он позволяет глубоко изучить некоторые ценностные ориентации человека, установки, мотивы поведения и на основе этого делать точные и достоверные (в пределах возможного) выводы о состоянии и уровне развития изучаемых свойств. Каждый социолог стремится создать социологический тест, который "по качеству и эффективности измерения соответствовал бы самым строгим критериям, разработанным в теории психологических тестов".
Если психологические тесты снимают психологические характеристики человека, то социологические тесты фиксируют особенности его социального поведения. Социологическая анкета направлена на изучение общих законов функционирования группы. Этим отличается социологическое анкетирование от работы с психологическими и социологическими тестами. Несмотря на специфичность решаемых задач каждого из этих методов изучения объективной реальности, они могут быть между собой связаны для решения некоторых общих задач изучения социального поведения человека и социальной группы, общих социальных законов, использование психологических и социологических тестов в социологических исследованиях правомерно.
Элементы социологического тестирования могут с успехом применяться в социологических анкетах в случаях, когда необходимо четко фиксировать какое-либо основное качество, характеристику человека. В дальнейшем в социологической анкете, в серии вопросов можно зафиксировать не только уровень развития этого качества, но и его направленность, определить факторы, влияющие на него положительно или отрицательно, т.е. исследовать данное качество в развитии. Социологические тесты имеют ряд особенностей и преимуществ и с успехом применяются в анкетах.
Особенностью социологических тестов является то, что они в некоторых случаях позволяют прогнозировать поведение человека на ближайшее будущее. Такое прогнозирование основывается на детальном изучении устойчивых моментов в его поведении, с одной стороны, и с другой - на изменении под влиянием изменившейся ситуации установок и ценностных ориентаций, пришедших в противоречие с его основными социальными потребностями.
Это хорошо можно продемонстрировать на изменении установок и поведения работника в связи с принятием решения уволиться из организации. Известно, что решение уволиться не принимается необдуманно, сразу, спонтанно (может быть, за редким исключением). Оно вызревает в течение длительного времени, может быть год, полтора и опосредуется ростом неудовлетворенности своей работой. В то время, когда растет неудовлетворенность, изменяются установки человека, меняется его отношение к работе, отражаясь сначала слабо, а потом все сильнее в его социальном поведении, например, в снижении активности, ухудшении отношений с руководством и товарищами по работе и т.д. Как показывают социологические исследования, у тех, кто решил уволиться с предприятия, возрастает уровень неудовлетворенности трудом, падает производительность труда. Но это относится в определенной мере ко всем, решившим уволиться, а не к конкретному человеку. Проведя опрос работников по социологическому тесту на текучесть кадров и выявив сигналы неудовлетворенности работой, можно с большой долей вероятности утверждать, что тот или другой работник уволится в ближайшее время, даже если он сам еще в полной мере не осознал изменений, произошедших в его установках.
В анкетах обычно в таких случаях обходились двумя-тремя вопросами типа: "Удовлетворены ли Вы своей работой?", "Собираетесь ли Вы уволиться в ближайшее время?". Но данные вопросы фиксируют уже свершившийся факт, т.е. сформировавшееся намерение уволиться. При всей важности и необходимости такой информации, показывающей уровень потенциальной текучести кадров на предприятии, она практически не помогает принятию каких-либо эффективных управленческих решений по сокращению текучести кадров. Практика показывает, что работа с твердо решившими уволиться является мало эффективной. Необходим другой подход, а именно, выявление элементов неудовлетворенности работой каждого отдельного человека и желательно на самых первых этапах проявления этой неудовлетворенности. Это довольно трудно сделать без специальных методов. Таким методом выступает, вернее, может выступать социологический тест по прогнозированию текучести.
Тест, построенный на основе теста В.С. Аванесова "Тест удовлетворенности строительных рабочих для прогнозирования текучести кадров", был разработан автором настоящей работы для прогнозирования текучести среди мастеров одного московского завода. Была поставлена задача определить число мастеров, которые были неудовлетворенны работой и могли уволиться. Это важно было выяснить с точки зрения вероятности возникновения аварийной ситуации из-за неудовлетворенности работой и, как следствие, снижения требовательности, вероятнее всего неосознанного, к соблюдению техники безопасности рабочих. Результаты исследования были следующие: из 98 опрошенных мастеров 9 человек, по нашим данным, проявили высокий уровень неудовлетворенности работой и должны были в ближайшее время уволиться. Примерно так и получилось: семь человек из девяти в течение года покинули предприятие, а двое были переведены на другие работы, не связанные с непосредственным руководством людьми. Уровень активности у этих мастеров оказался довольно низким. Как видим, тест оказался надежным.
Особенностью социологических тестов, как впрочем и других социальных методик, является то, что, используя одни и те же показатели, близкие по значению, можно снимать различные социальные характеристики человека. Так, тест по текучести, по ориентации на увольнение позволяет снимать информацию и по уровню удовлетворенности (неудовлетворенности) работой. Снять эту информацию можно с помощью метода приписывания значимых критериев, или весов каждого используемого показателя.
Обычно при построении социологических тестов или социологических анкет для выявлений той или иной социальной характеристики выстраивается своя система показателей по каждой из них. При большом количестве изучаемых характеристик, как в социологических анкетах, довольно сложно выписать каждую систему показателей, которых набирается довольно много. В результате получается сложная и громоздкая анкета. Но этого можно избежать, если строить некоторую общую систему показателей для описания различных, но близких социальных характеристик, с различными значениями. В жизни при описании тех или иных явлений мы пользуемся сравнительно ограниченным количеством показателей, но из-за того, что каждый раз мы используем их в различных значениях, можно описывать практически безграничное множество всевозможных ситуаций. Относительное, конечно, множество, поскольку любое безграничное множество в конечном итоге сводится к ограниченному множеству, благодаря массе ограничений.
Как уже говорилось, неудовлетворенность трудом и установка человека на увольнение описывается практически одними и теми же показателями, но с различными весовыми значениями. В самом деле, не все, кто не удовлетворен своей работой, обязательно уволятся, как не все увольняющиеся бывают полностью не удовлетворены своей работой. И все это отражается в одном и том же социологическом тесте или анкете, с одними и теми же показателями, причем единственное различие - это разные ключи к каждой снимаемой социальной характеристике.
Недостатком социологического теста является то, что он не объясняет, чем обусловлено то или иное социальное явление, например, удовлетворенность или неудовлетворенность браком, что повлияло на изменение социальной установки человека, в какой взаимосвязи находятся изучаемые явления. Тест только констатирует положение, дает моментальный срез состояния. Но большего и нельзя требовать от социологических тестов. Каждый метод исследования имеет свое поле применения и границы использования, за пределами которых его достоинства превращаются в недостатки. Как говорится, каждый метод хорош своими недостатками.
В отличие от социологических тестов социологическая анкета позволяет показать явления в их динамике, выявить факторы, влияющие на них, определить основные тенденции их развития. Так, анкета не только снимает информацию об ориентации на увольнение, но и определяет факторы, влияющие на эту установку, т.е. строит динамическую модель взаимосвязей факторов по отношению к ориентации на увольнение изучаемой группы респондентов.

Анкета без вопросов. Мы уже говорили, что любой или почти любой вопрос раскрывается альтернативами, что ответ на тот или иной вопрос можно найти в контексте альтернатив за исключением открытых вопросов.
Вы спрашиваете у товарища, которого не видели длительное время, "Как дела?" или "Как поживаешь?". Ответ будет таким же неопределенным, как и вопрос "Ничего". Почему? Потому что отвечающий не знает контекста Вашего вопроса, не знает, в каком аспекте ему отвечать. Это может быть и вопрос о здоровье, и об отношениях в семье или на службе, и о работе и еще десятки вариантов возможных вопросов. И если Вы желаете узнать, что Вас действительно интересует, то задаете дополнительные и уточняющие вопросы. Так же и в анкетных вопросах: "Как Вы занимаетесь в процессе учебы?" Можно ответить: "Занимаюсь дома, в библиотеке, в транспорте". Возможен и такой вариант: "Занимаюсь в основном днем, в группе, занимаюсь один, занимаюсь с другом". Может быть и так: "Занимаюсь хорошо, средне, плохо". Или же: "Занимаюсь систематически, время от времени, только во время сессии".
Вопросительное слово "как" подразумевает множество аспектов, и нужный аспект устанавливается альтернативами вопроса. Получается, что респондент отвечает фактически не на вопрос анкеты, а на его альтернативы. Тогда, может быть, вовсе отказаться от формулирования вопроса, оставив только альтернативы?
Например таким образом:
"Я обычно занимаюсь в процессе учебы систематически".
"Я, как правило, занимаюсь время от времени, не постоянно".
"Я занимаюсь в основном только во время сессии".
Вопрос имплицитно присутствует в альтернативах, представленных в форме суждений, высказываний.
Ниже приводится образец так называемой тестовой анкеты по изучению стабильности производственного коллектива (1984 г.).

Тестовая анкета по изучению проблем стабилизации
производственного коллектива угольной шахты

Шифр
Шифр
Суждения
Ответы
1
2
3
4
5
001
012
До поступления на шахту я сменил 3 и более мест работы
да
нет
002
051
Руководители шахты проявляют мало заботы о рабочих
да
нет
003
020
Я пришел на шахту, что хорошо заработать
да
нет
004
015
Я полностью удовлетворен своей работой
да
нет
005
024
Я плохо знаком с коллективным договором на шахте
да
нет
006
027
Я имею почетные звания
да
нет
007
008
Поступая на шахту, я очень мало знал о ней
да
нет
008
048
У меня бывали случаи опоздания на работу
да
нет
009
004
До поступления на шахту я работал в другой отрасли
да
нет
010
057
У нас в коллективе в основном хорошие отношения
да
нет
011
021
Я пришел на шахту, чтобы получить различные льготы
да
нет
012
041
Премиальная система оказывает большое влияние на повышение трудовой активности
да
нет
013
039
У меня бывали случаи невыполнения плана
да
нет
014
002
Я пришел на шахту по совету знакомых, родных
да
нет
Шифр
Шифр
Суждение
Ключ
1
2
3
4
5
015
025
Я много раз награждался денежной премией
да
нет
016
014
Я мало удовлетворен своей работой
да
нет
017
022
Я хорошо знаком с коллективным договором на шахте
да
нет
018
016
Практически я не удовлетворен своей работой
да
нет
019
056
У нас в коллективе не очень хорошие отношения
да
нет
020
005
До поступления на шахту я работал в сельском хозяйстве
да
нет
021
040
Полностью план я выполняю редко
да
нет
022
023
Я слабо знаком с коллективным договором на шахте
да
нет
023
047
У нас на шахте низкий уровень трудовой активности
да
нет
024
058
Я имею много друзей в бригаде
да
нет
025
042
Зарплата оказывает слабое влияние на повышение трудовой активности
да
нет
026
037
Я не имеют возможности уйти с шахты
да
нет
027
006
До поступления на шахту я учился в ПТУ
да
нет
028
049
Я выполняю план систематически
да
нет

Респондент, отвечая на предложенное суждение, выбирает "да", если он согласен, или "нет", если не согласен с ним. "Да" и "нет" не являются альтернативами в их традиционном виде, они только фиксируют, есть ли ответ на данную альтернативу, которая выступает в форме суждения, или нет.
Шифры слева обозначают: 1 шифр - порядковый номер суждений тестовой анкеты и служит для занесения на перфокарты и обработки на ЭВМ; 2 шифр - порядковый номер альтернатив ключевой анкеты, где каждая альтернатива (суждение) соотнесены с соответствующим вопросом. Техническое задание для оператора ЭВМ и программа анализа первичной социологической информации составляются по второму шифру.
В чем преимущество тестовой анкеты?
Респондент, привыкнув к форме вопроса (суждения), далее уже не задумывается над ней и все внимание сосредоточивает на содержании вопроса (суждения) в отличие от традиционной анкеты, где респонденту нередко предлагают различные по форме вопросы, что значительно затрудняет восприятие содержания вопроса. Кроме того, форма вопроса, принятая в тестовых анкетах, очень проста и доходчива и ее восприятие не вызывает у респондентов какой-либо трудности. Такая форма подачи вопроса (суждения) обычно используется в психологических и социологических тестах.
Справочный материал нередко представлен в форме суждений, а не вопроса. Это весьма выгодно отличает тестовую анкету от традиционной, составленной почти из одних вопросов, что иногда раздражает опрашиваемых и снижает степень их доверия.
Простота и легкость формы подачи суждений, и соответственно - легкость их восприятия, а значит - и ответа, способствуют снижению количества уклонившихся от ответов на анкету в целом и на отдельные вопросы. Если в традиционной анкете в заочном опросе количество не ответивших достигает 30%, в зависимости от типа вопроса, то в тестовой анкете количество не ответивших колеблется как в целом по анкете, так и по отдельным вопросам в пределах 3-5%. Поскольку не ответившие, которые представляют собой специфическую группу (они чаще всех болеют, чаще отлучаются с работы, социально неактивны и пр.), оказывают влияние на репрезентативность, то сокращение количества не ответивших свидетельствует о существенном преимуществе тестовой анкеты по сравнению с традиционной.
Тестовая анкета, как правило, бывает примерно на одну треть короче, чем обычная анкета аналогичного содержания. Соответственно она требует меньше времени для заполнения, что также является аргументом в ее пользу.
В тестовой анкете практически снята возможность влияния ответов предыдущих вопросов на последующие, которая постоянно присутствует в традиционной анкете, поскольку все вопросы (суждения) в тестовой анкете выступают как независимые друг от друга и полностью самостоятельные.
Есть и другие преимущества тестовой анкеты, которые постепенно выявляются в практике их применения.
Однако, как и любая другая методика, тестовая анкета имеет свои недостатки. Прежде всего, это опасность возникновения монотонности от однотипных по форме вопросов (суждений), последовательно выстроенных по всему полю анкеты. Если таких вопросов (суждений) десять-двадцать, это не страшно, но если их двести, триста, четыреста, то это вызывает сильную усталость. Поэтому лучше всего тестовую анкету составлять небольшого объема, содержащую не более 100-150 вопросов (суждений). Форма тестовой анкеты не разрешает вводить образные вопросы, строить ситуации, применять игровые приемы, использовать вопросы по оживлению внимания, пробуждению интереса, т.е. не позволяет использовать многие преимущества обычной анкеты.
Одна из существенных сложностей тестовой анкеты заключается в том, что, составляя ее, необходимо строго следить за тем, чтобы понятийные содержания суждений как альтернатив вопроса не пересекались и чтобы объемы их не совпадали, как это иногда случается в вопросах традиционной анкеты. В последней вопросе раскрывается серией ответов как подпонятий, которые могут пересекаться, и объем одного понятия может частично входить в объем другого (иногда это допускается правилами построения вопросов, поскольку респонденты всегда соотносят предлагаемые понятия между собой и выбирают только один ответ, полностью или частично соответствующий содержанию вопроса). В тестовой анкете каждое такое подпонятие (как альтернатива вопроса) выступает как самостоятельное, не связанное с другим, и при ответах из-за разбросанности альтернатив по полю анкеты респондент не может соотносить их между собой и выбирать наиболее приемлемый ответ.
На практике в процессе ответа может получиться так, что респондент отвечает дважды на один вопрос или вопрос содержит два ответа, когда требуется только один. Это происходит тогда, когда предлагаемые суждения, являющиеся выражением альтернатив исследуемого вопроса, имеют пересекающиеся объемы понятий. Например в вопросе "Бывают ли у Вас случаи опоздания на работу?" с альтернативами (бывают часто, бывают редко, не бывает), последние представлены в тестовой анкете в виде суждений:
У меня бывают довольно часто опоздания
на работу.......................................................... да нет
У меня бывают довольно редко опоздания
на работу........................................................... да нет
У меня не бывает опозданий на работу......... да нет
Представленные в различных частях анкеты данные суждения воспринимаются респондентами как самостоятельные, не связанные одним вопросом. Лишенные возможности логического выбора, опрашиваемые нередко воспринимают их как однопорядковые - опоздания бывают и отвечают положительно на первую и на вторую альтернативы (в тестовой анкете - суждение). Особенно это касается альтернатив с трудно различимым объемом понятий. При ответах на суждения тестовой анкеты респондент, как правило, забывает, где и как он отвечал, какую альтернативу выбрал, и отвечает на следующую альтернативу как на совершенно самостоятельную. Не надо говорить, насколько сильно это искажает результаты опроса.
Для преодоления этих недостатков в тестовой анкете необходимо применять альтернативы со строго разделяющимися понятиями, как, например, в дихотомических вопросах с альтернативами "да" или "нет". Нельзя включать в вопрос альтернативы с промежуточными понятиями. Так, в вышеприведенном примере следует ограничиться только двумя альтернативами "опоздания бывают" и "опозданий не бывает", исключив третью - "опоздания бывают редко". Только в этом случае можно добиться четкого разделения понятийного содержания суждений тестовой анкеты в ответах респондентов. Тестовая анкета может быть использована только как одна из возможных методик (инструментария) снятия социологической информации. Учитывая ее преимущества и недостатки, можно применять ее для решения тех или иных специфических задач социологического исследования. Правда, можно соединять обычную, традиционную и тестовую анкеты, используя преимущества той и другой. Но в каждом конкретном случае, в каждом конкретном исследовании социолог должен выбирать соответствующую поставленным задачам и целям исследования методику.
В принципе как традиционная, так и тестовая анкеты представляют собой лишь одну из возможных методик (инструментов) для снятия социальной информации. Их может быть много, и они весьма разнообразны по форме и по содержанию. Увеличивать количество методик и инструментария, конечно, не является самоцелью. Каждая методика призвана решать специфические задачи, но учитывая, что этих задач весьма много и некоторые из них требуют специальных инструментов, можно понять необходимость изобретения новых методик исследования.

Хаос вопросов со строгой логикой построения
Логика хаоса. Однажды произошел такой случай. В 1981 г. проводилось исследование по теме "Влияние удовлетворенности трудом на стабилизацию трудового коллектива". В процессе работы заказчику была предоставлена для утверждения программа и методика исследования. Через неделю мы получили анкету, на которой через все поле было выведено: "Не подсовывайте мне несовершенную анкету!" Несмотря на столь категоричное заявление, это были еще цветочки. Ягодки нас ждали впереди. При встрече заказчик полностью вылил на нас свое негодование. Работа велась по хоздоговору, и он считал себя вправе высказать все, что думал по этому поводу. "Мы платим Вам большие деньги, а Вы нам подсовываете всякую ерунду. В анкете нет никакой логики, никакой последовательности, вопросы прыгают с одной темы на другую, заполнить ее невозможно. Это какой-то хаос вопросов", - сказал он. Сам того не ведая, заказчик сформулировал одно из основных правил построения методики социологического исследования "анкета - это хаос вопросов".
В самом деле, правильно составленная социологическая анкета оставляет именно такое впечатление: никакой логики в рассуждениях, отсутствие последовательности в вопросах, непонятные переходы от одной темы к другой. Такая анкета часто раздражает несведущего человека. На самом деле ничего необычного здесь нет. В свободной беседе, например, мы довольно часто перескакиваем с одной темы на другую: говорим о погоде, о работе, о личных делах. И ни у кого это не вызывает неудобства, поскольку любая беседа строится в соответствии с логикой межличностного общения. Впрочем, любой печатный текст имеет свою внутреннюю логику, несмотря на иногда внешнюю несвязанность его структурных элементов. Однако в анкете, когда представляешь ее на обсуждение, нередко это вызывает удивление. Это происходит потому, что, как правило, внешнему взгляду не всегда ясна внутренняя логика анкеты, т.е. кажется непонятным, зачем был задан тот или иной вопрос и каким образом вопросы связываются друг с другом.
Чем объясняется такая внешняя непоследовательность вопросов по их содержанию? Можно построить анкету таким образом, чтобы она выглядела логически непротиворечивой и имела строгую последовательность однотипных по содержанию вопросов? Некоторые авторы по методике исследования придерживаются именно такого метода построения анкеты, и смысл здесь безусловно имеется, о чем будет сказано дальше, но чаще всего этого не получается из-за ряда методических требований. Каких же именно требований.
Во-первых, логически построенная анкета (в данном случае речь идет о чисто внешней, визуальной, а не внутренней логике), когда один вопрос логически следует из другого или имеется их тематическая последовательность, иногда совершенно непреднамеренно может повлиять на чистоту ответов. Дело в том, что ответ на последующий вопрос может быть предопределен ответом на предыдущий. Как говорится, сказал "а", говори и "б". Логическая система вопросов может спонтанно предопределить и логическую систему ответов респондентов.
В одном из исследований по изучению информированности населения в анкете была сформулирована серия вопросов, касающихся использования средств массовой информации: что и как часто читают, смотрят и какие телевизионные передачи, слушают ли радио, читают ли газеты, и пр. Затем, сразу после этой серии вопросов следовал вопрос: "Откуда в основном Вы узнаете о последних событиях у нас в стране и за рубежом?" Варианты ответа: из официальных источников - радио, газеты, телевидение; из бесед с друзьями, знакомыми.
В результате опроса было получено, что примерно 70% респондентов узнают о последних событиях у нас в стране и за рубежом из специальных источников и 30% - из бесед с друзьями и знакомыми. И хотя первая цифра оказалась ниже, чем мы предполагали, тем не менее в принципе она не противоречила нашим логическим рассуждениям и гипотезе исследования, согласно которой официальные каналы являются основным источником информированности населения о событиях у нас в стране и за рубежом. Однако второе исследование по этой же теме и на том же объекте, которое проводилось практически сразу после первого, дало совсем другой результат. Данный вопрос был поставлен в анкете отдельно, будучи логически не связанным с предыдущими вопросами. Во втором исследовании только 42% опрошенных ответил, что они получают информацию в основном из официальных источников. Не вдаваясь в разбор всех тонкостей и сложностей взаимосвязи официальных и неофициальных каналов информации и их влиянии на уровень информированности населения, подчеркнем только тот факт, что определенная последовательность вопросов может оказать воздействие на исследование.
Во-вторых, изучая ту или иную проблему, мы естественно, касаемся ее различных аспектов. Например, выясняя причины разводов, социолог анализирует различные факторы, обусловливающие этот процесс: и личностные характеристики супругов, и их материальное положение, и жилищные условия и т.д. Соединенные в одной анкете, они, естественно, создают впечатление определенной хаотичности. "То вы задаете вопросы о любви, то о зарплате, какая между ними может быть связь?" - иногда спрашивают у социолога. Действительно, видимой внешней связи между этими факторами нет, связь эта заложена в исследовательской программе. Социолог знает, зачем и почему он задает тот или иной вопрос, какое место он занимает в системе анализа. Для непосвященных эта связь кажется непонятной, да ее и трудно уловить на основании анкетных вопросов.
В психологических тестах ни у кого уже не вызывают недоумения вопросы типа "любите ли Вы красный цвет?", "гуляете ли в дождливую погоду?", задания расставить точки, нарисовать несуществующее животное. Желание что-либо исправить в психологическом тесте или дополнить его возникает редко. Видимо поняли, что тестовые вопросы или суждения - это только форма выражения исследовательской программы, а ключ к ней находится в кармане у исследователя.
В социологических исследованиях к этому еще не привыкли, поскольку по форме социологические вопросы имеют тот содержательный характер, который как бы отражает программное содержание исследования. Кажется, что по вопросам можно сразу определить, что хочет узнать социолог.
И в самом деле, если в анкете стоит вопрос, почему работник хочет уволиться с предприятия, то, естественно, возникает предположение, что социолог хочет при помощи этого вопроса выяснить причины или мотивы увольнения. На самом деле это может быть совсем не так, социолога могут интересовать некоторые ценностные установки в профессиональной ориентации тех или иных групп работников предприятия и вопрос о мотивах увольнения может быть только одним из показателей степени ориентации в профессиональной деятельности.
Поэтому, когда мы спрашиваем респондента, имеет ли он родственников или любимую подругу в другом городе, сколько тратит времени на дорогу от дома до работы или как часто болел в последний год, то это вызывает недоумение и обвинение в нелогичности. "Мы платим Вам деньги не за то, чтобы узнать, есть ли у него родственники в другом городе или хочет ли он жениться. Мы хотим знать, почему он хочет уволиться с завода!" - восклицает в этом месте разгневанный заказчик.
Как уже говорилось, целевые программные вопросы, как правило, в прямой постановке не встречаются в анкете. Социолог может изучать удовлетворенность браком и ни разу прямо не задать об этом вопрос. Проблема может изучаться серией косвенных вопросов. Ведь в жизни не всегда интересующие нас вещи выясняются, как говорится, в лоб. Обычно при первом знакомстве стараются выяснить некоторые личностные характеристики человека, скажем, возраст, образование, семейное положение, кем и где работает и т.д., но эти вопросы редко ставятся напрямую, разве только от большого нетерпения и любопытства. Они выясняются чаще всего косвенным путем, как говорится, исподволь. Читатель может сам проверить, проследив в такой беседе, как и какие вопросы задаются собеседниками. В анкете же не всегда соблюдается это правило, а если соблюдается, то социолога нередко обвиняют в неумении составлять анкету. Пожалуй, ни на одном из этапов исследования не подвергается столь строгой критике работа социолога и не предлагаются настойчивые услуги со стороны различных некомпетентных людей, особенно тех, кто имеет право "разрешить" исследование.
Говоря о том, что респонденту совсем не обязательно знать те связи и отношения между вопросами, которые закладываются исследователем, мы, конечно, не хотим сказать, что мы его нарочно обманываем, что, составляя "хитрую" анкету, специально держим его в неведении, чтобы он нечаянно не ответил так, как мы не желаем. Респондент, безусловно, является соавтором исследования, и мы должны всеми средствами привлечь его к совместной работе, вызвать у него доброжелательность, интерес и желание отвечать на вопросы. Разумеется, это возможно при соблюдении первого и важнейшего условия, а именно - понимания им основных целей и задач исследования. Поэтому в начале анкеты всегда указывается, с какой целью проводится исследование, каковы его основные задачи. Но подходя к респонденту как к нашему помощнику, активному участнику, социолог должен стремиться к тому, чтобы максимально облегчить ему работу, сделать ее менее трудоемкой и в то же время получить верные данные. Составляя "хитрую" анкету, мы тем самым делаем ее более доступной, легкой, понятной - с одной стороны. С другой - "хитрая" анкета позволяет глубже изучить тот или иной процесс, построить такую систему взаимосвязей, которая позволяет выйти на истинные причины изучаемого явления.
Респонденту нет необходимости знать все хитросплетения вопросов, внутренний механизм устройства анкеты, как скажем, радиослушателю не нужны знания устройства радиоприемника. Внутренний механизм функционирования анкеты - это дело социолога. Его задача - построить анкету таким образом, чтобы понятийная интерпретация используемых показателей и система их взаимосвязей позволяла выйти на те объективные связи, которые и обусловливают изучаемый процесс или явление. Эта внутренняя механика часто бывает непонятной, да и не может быть понятной для несведущего человека без знания программы исследования целиком. Но еще раз повторим, что и не нужно это респонденту.
Безусловно, исследователю не безразлично, как респондент воспринимает анкету. Зная, что внешне нелогичная анкета, такой хаотичный набор вопросов может вызвать негативную реакцию, исследователь может привести ее в относительный порядок, используя формальные приемы связи отдельных вопросов и блоков вопросов, например, путем введения вводных слов и предложений типа "Сейчас мы хотели бы Вас спросить..." или "А теперь перейдем к новой теме...", или "В следующих вопросах нас будут интересовать такие проблемы..." и т.д. Иногда можно даже подчеркнуть, что мы сознательно перескакиваем с одного вопроса на другой, с одной темы на другую, умышленно задаем разные по тематике вопросы, как бы говоря респонденту, что мы, мол, понимаем, что это звучит нелогично, но ничего не можем сделать, так надо.
"А сейчас совсем другой вопрос: "Случилось ли так, что Вы не находили контакт со своей невестой и у Вас возникала мыль: "А не разойтись ли нам?"". Построенная по возможности логично анкета, безусловно, снимет многие вопросы как у респондентов, так и у заказчиков.
Анкета, составленная абсолютно правильно, нередко оставляет впечатление не только хаотичной, но даже примитивной. Анкетные вопросы бывают иногда настолько просты и легки, что нередко вызывает у читающего удивление: "Такую анкету и я мог бы составить!"
Как-то один начинающий социолог показал мне анкету и осторожно пытался выяснить мое мнение. Было видно, что ему хотелось высказать свое критическое отношение, но он не решался: анкету выпустила солидная научная организация. Привыкший к многословным, объемным, сложным анкетам, которые готовили социологические службы, молодой социолог не мог оценить совершенной простоты этой анкеты. Невольно возникало желание объявить ее примитивной. И только прочитав программу исследования, можно было понять не только профессиональную грамотность ее авторов, но и их мудрость.
Вопросы были сформулированы лаконично, четко, ясно, они были просты для восприятия, не требовали для ответа большого умственного напряжения и были доступны для всех групп опрашиваемых. Только опытный социолог может представить, сколько времени, труда и знаний потребовалось исследователям, чтобы создать такую точную методику. Создали эту программу и методику исследования известный социолог Ф.Р. Филиппов и руководимая им исследовательская группа.
На самом деле простота эта кажущаяся. Чтобы составить такую анкету, требуется не меньше таланта, знаний и труда, чем для создания прекрасного романа. Разница состоит в том, что социолог не получает широкого признания, его успех могут оценить только его коллеги. Да еще может быть, благодарность респондентов, получивших удовлетворение от заполнения анкеты, и, безусловно, результаты опроса являются утешительными моментами на долгом и трудном пути исследователя. Простую анкету составить так же трудно, как написать роман.

"Чем меньше слов, тем меньше недоразумений"
Как бы это ни звучало парадоксально, многословность вопроса нередко следует из стремления к четкому и ясному выражению основной мысли, вопроса. Тогда прямой вопрос превращается в описательный, что приводит к обратному эффекту: затрудняет понимание вопроса, быстро утомляет респондента. В обилии слов, пояснений, порой, теряется сущность вопроса, его смысл.
Фрагмент анкеты:
"Если Вы участвовали в оформленном самодеятельном походе у себя на предприятии или организованном официальными организациями вне предприятия, то какой категории сложности было это путешествие? (Если поход не официальный, то можно отметить также категорию сложности, по мнению респондента)".
Это - пример неудачно сформулированного вопроса. Он длинный, многословный, местами противоречивый и не без стилистических погрешностей. Многословие идет от неумения построить вопрос кратко, лаконично, ясно выразив его смысл, избежав лишних слов.
Проблема многословности касается построения не только вопроса, но и его альтернатив. Как и вопрос, альтернативы должны быть краткими, четкими и ясными для понимания. Там, где можно обойтись словами "да" или "нет", не следует допускать многословного объяснения, что такое "да" или что такое "нет" в понимании автора. Лишние слова, слишком подробное описание, например, места действия или ситуации, подробное разъяснение вопроса и содержание используемых понятий и так далее, могут изменить его смысл, увести респондента в детали, несущественные элементы и затруднить чтение и понимание альтернатив. Необходимо хорошо понимать, что любое используемое слово несет в себе понятийную нагрузку, а не просто термин ( иероглиф) для обозначения события. В силу этого неправильно подобранные слова, могут запутать респондента или по меньше мере затруднить ему работу над анкетой. Понятно, что в конечном итоге все это может отрицательно сказаться на чистоте и достоверности результатов.

СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ ЛЮБОВЬ ДОСТАТОЧНЫМ УСЛОВИЕМ ДЛЯ ЗАМУЖЕСТВА (ЖЕНИТЬБЫ)?
Да, считаю, что любовь это единственное и
достаточное условие для замужества (женитьбы)
и без нее семейное счастье просто невозможно.............. 01

Да, считаю, но в совокупности с другими не менее
важными качествами человека, такими как доброта,
хорошее положение в обществе, любовь к детям и пр. ….. 02

Конечно, любовь - это хорошо, но недостаточно для
решения такого важного вопроса, как замужество
(женитьба). Есть другие, более важные и сущест-
венные условия...............................................................……. 03

Для женитьбы (замужества) и дальнейшей
хорошей семейной жизни выходить по любви
совсем не обязательно. Самое главное, как говорят,
чтобы был хороший, надежный человек и тогда все

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>