<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Глава 4. Гипнотическая индукция 55
в вашей жизни, тогда как эти события представляются все менее и менее опасными. Вы начинаете чувствовать себя все более спокойным и все бо¬лее расслабленным.
В этом примере снижение тревоги связано с телесной релаксацией, а также, наряду с большим ощущением личного контроля, упомянута меньшая опасность будущих событий, которая считается индикатором тревоги (Beck and Emery, 1985). Слово тревога снова избегается, заме¬няясь понятием беспокойство.
Оба примера значительно сокращены из демонстрационных сообра¬жений. В реальной работе с гипнотическим трансом отдельные фразы повторяются, иногда по несколько раз, а основные проиллюстрирован¬ные темы могут подвергаться значительной проработке и расширению. Читатель, наверное, уже догадался, что отличительной чертой гипноте¬рапии является креативность гипнотерапевта.
Непрямые суггестии были впервые разработаны в рамках гипноте¬рапии Эриксона и до сих пор ассоциируются главным образом с этим направлением. Однако теперь непрямыми суггестиями, по крайней мере от случая к случаю, пользуются и многие традиционные гипнотерапев-ты. При непрямых суггестиях связь между суггестией и реакцией кли¬ента только подразумевается, что является причиной возникновения у него различных вариантов реакций. Например, непрямая суггестия за¬крытия глаз могла бы быть такой:
Когда вы достигнете того уровня релаксации, которого желаете и который окажется для вас наиболее полезным, вы заметите, что с вашими глазами происходят изменения. Они могут закрыться, закрыться частично или ос¬таваться открытыми. Что бы вы ни выбрали, вы можете еще глубже погру¬зиться в транс.
Суггестия закрытия глаз могла бы носить еще более непрямой характер:
Как только вы начнете испытывать растущее чувство комфорта, вы можете почувствовать определенные ощущения в глазах. Возможно, веки станут тяжелее; возможно, они сделаются легче; может быть, возникнут какие-то другие новые ощущения. Разве не интересно наблюдать за этими измене¬ниями и тем, что может произойти дальше? Вы можете наблюдать эти из¬менения и учиться на них...
Обратите внимание, что во втором примере закрытие глаз вообще не упоминается. Тем не менее в силу того, что для большинства людей кон¬текст гипноза предусматривает закрытие глаз как обычную реакцию, весьма вероятно, что глаза закроются. Поскольку индивид наверняка сочтет это непроизвольным действием (так как оно не упоминалось),

56 Часть I. Предыстория
постольку он или она интерпретирует это с учетом контекста как при¬знак нарастающего транса. Однако даже если глаза не закроются, дове¬рие к гипнотерапевту сохранится. Кроме того, здесь содержится скрытая, встроенная суггестия того, что будут иметь место реальные изменения; единственный вопрос: какого рода? Встроенные, скрыто ограничиваю¬щие суггестии являются важной составной частью непрямых суггестии. Другие примеры непрямых суггестии были приведены выше, а допол¬нительные будут представлены по ходу дальнейшего изложения.
Завершение транса
Хотя при отсутствии формального завершения гипноза люди не “за¬стревают” в нем, важно обеспечить тот или иной выход из гипнотиче¬ского состояния. Завершение предоставляет контекстуальное указание на то, что транс должен закончиться, и потому выступает в качестве сиг¬нала. Без формальной завершающей процедуры отдельные индивиды, особенно те, кто обладает высокой способностью к трансу, могут сме¬шаться и чувствовать дискомфорт. В частности, их рефлексы могут быть поначалу замедленными, и в этом состоянии таким людям нельзя са¬диться за руль. Кроме того, некоторые люди не сразу выходят из транса (хотя, в конце концов, им это удается) и могут нуждаться в содействии “выходу из него”. Я видел индивидов, которые поначалу казались пол¬ностью вышедшими из транса, однако вскоре выказывали отдельные признаки, говорившие о том, что они все еще оставались отчасти загип¬нотизированными. Эти признаки могут включать в себя замедленные двигательные реакции и заторможенность, а также затруднения при концентрации внимания на заданиях или других людях.
Из соображений симметрии я рекомендую проводить процедуру за¬вершения в порядке, обратном процедуре индукции. Например, если индукция включала в себя лестничную углубляющую технику с про¬хождением десяти ступенек, то завершение должно быть связано с их об¬ратным отсчетом. Обычная процедура завершения может выглядеть так:
И вот настало время выходить из транса. Когда я буду вести обратный от¬счет с пяти до одного [или с десяти до одного], вы постепенно почувствуете [или сможете почувствовать] себя живее и бодрее так, что когда я досчи¬таю до одного, вы откроете глаза и выйдете из транса [или “проснетесь”], чувствуя себя бодрым и освеженным. Пять, бодрее — четыре, начинаете вы¬ходить из транса — три, все бодрее и бодрее — два, почти проснулись — один.
Другим методом, препоручающим клиенту еще даже больший конт¬роль, является следующий:

Глава 4. Гипнотическая индукция 57
Сейчас вы начнете так быстро, как сами захотите, возвращаться в совершен¬но осознанное, бодрствующее состояние. Ощутите свободу во времени. Из¬берите темп, который вас больше всего устроит. Не торопитесь. Начинайте процедуру понемногу, очень медленно, в удобном темпе, начиная открывать глаза, возвращаясь в бодрствующее состояние, чувствуя себя расслаблен¬ным, посвежевшим и в полном сознании (Golden et al., 1987, стр. 29).
Преимущество этой завершающей процедуры состоит в том, что она позволяет клиенту совершить переход от транса к обычному состоянию, выдерживая свой темп, и подтверждает высказывание: “всякий гипноз есть самогипноз”. Даже если на первых порах клиенты могут потребо¬вать от гипнотерапевта большего участия в завершении гипноза, после неоднократно проведенных гипнотических процедур они склонны пред¬почитать и готовы использовать процедуру завершения, которая боль¬ше центрирована на клиенте.
Несмотря на то что выражения “проснуться” или “просыпаться” яв¬ляются метафорами, специалисты часто пользуется ими ввиду отсутст¬вия лучших терминов, а также потому, что большинство людей мыслят гипноз именно таким образом. Однако на подготовительном этапе гипно-терапевт должен подчеркнуть, что эти и похожие на них термины явля¬ются метафорами и не отражают подлинной гипнотической реальности.
Основные гипнотерапевтические техники
Гипнотерапия является исключительно творческим делом. Тем не менее здесь вновь и вновь практикуют несколько основных интервенций, кото¬рые можно использовать при построении широкого круга специальных техник. Я опишу те, которые особо близки когнитивной гипнотерапии.
Гипнотическая релаксация
Если и существует универсальная техника гипноза, то здесь мы имеем именно такой случай. Релаксация тайно или явно сопутствует прак¬тически любому индуцирующему и углубляющему упражнению, равно как и большинству обычных гипнотических процедур. Релаксации не требует только активный гипноз. Действительно, систематическая де¬сенсибилизация обладает выраженным гипнотическим свойством. При лечении тревоги и фобии гипнотическая релаксация может быть глав¬ным компонентом эффективности; в случае других расстройств она тоже важна. Здесь используется хорошо известная идея о том, что в рас¬слабленном состоянии трудно испытывать тревогу, а когнитивная сис¬тема легче вбирает в себя новые данные.

58 Часть I. Предыстория
Возрастная регрессия
Эта техника, по сути, возвращает клиентов в более ранние периоды жиз¬ни. Иногда к ней относятся не слишком уважительно из-за известного сомнительного и спорного мнения, что с ее помощью можно регресси¬ровать к периоду, предшествовавшему рождению, прошлым жизням или восстановить воспоминания о ранней сексуальной травме. Однако воз¬растная регрессия просто помогает индивиду вспомнить события прош¬лого. Вполне возможно, что воспоминания о былых событиях окажутся, по крайней мере, отчасти вымышленными и не обязательно истинными во всех деталях, но в психотерапии важны именно воспоминания, а не их буквальная точность. Люди аффектируются событиями так, как они помнят и интерпретируют их, а не самими событиями. Правда, в судеб¬ных (юридических) ситуациях дело обстоит совсем иначе.
Гипнотически облегченное восстановление воспоминаний может переживаться поразительно реально, как будто события свершаются вновь. В других случаях они могут переживаться только как воспоми¬нания при малой интенсивности эмоций. Аналогичным образом может варьировать степень новизны. Иногда всплывает совершенно новое вос¬поминание, или же ранее незавершенное, отрывочное воспоминание представляется в больших подробностях. И все же восстановление про¬шлых воспоминаний, образов может обеспечить богатый источник дан¬ных для обозрения памятью былого и последующего его когнитивного переструктурирования (Dowd, 1997b). В той или иной форме возраст¬ная регрессия является часто используемой техникой. Образные техни¬ки Дж. С. Бека (J. S. Beck, 1995), предназначенные для идентификации образов, прослеживания образов вплоть до их завершения и воображае¬мого преодоления, имеют особенности, присущие возрастной регрессии.
Возрастная прогрессия
Как следует из названия, возрастная прогрессия предполагает продви¬жение в будущее. Конечно, о будущем нет никаких воспоминаний, ко¬торые можно было бы восстановить, но индивиды вполне могут создать образы желаемого события или желаемого воспоминания о той или иной ситуации. Поэтому клиента, который испытывает тревогу перед публичными выступлениями, можно попросить заглянуть на месяц впе¬ред (когда он будет держать речь) и представить, насколько комфортно он чувствует себя, выступая перед аудиторией. Для будущего можно со¬ставить целый воображаемый сценарий, в котором все будет лучше, чем в прошлом. Образные техники Дж. С. Бека (J. S. Beck, 1995), предна¬значенные для прыжка в будущее и прослеживания образов вплоть до их завершения, имеют особенности, присущие возрастной прогрессии.

Глава 4. Гипнотическая индукция 59
Дауд (Dowd, 1997b) описал похожую технику, используя понятия вооб¬ражаемого замещения и преодоления. Конечно, как в возрастной регрес¬сии, так и в возрастной прогрессии огромное значение имеют повторы.
Суггестированная амнезия
Это пример обывательского понимания гипноза, согласно которому че¬ловек не помнит ничего из происходившего с ним в состоянии транса. Однако существуют два аспекта гипнотической амнезии: амнезия на прошлые события и амнезия на события в состоянии транса (Teitel-baum, 1969). Вторая часто наступает спонтанно, но первой почти нико¬гда не бывает без вмешательства гипнотерапевта. Тем не менее амнезия на прошлые события может принести пользу терапии.
Важным аспектом когнитивной системы человека является то, что негативные события, в отличие от позитивных, обладают тенденцией со временем забываться. На самом деле, эта тенденция помогает всем нам сохранять оптимизм и чувство благополучия. Мы чувствовали бы себя хуже, если бы помнили обо всех наших неудачах и бедах. Многие при¬скорбные события запоминаются как чрезвычайно болезненные, а вос¬поминания зачастую бывают навязчивыми и постоянно “пережевыва¬ются”. В таких случаях может пригодиться даже частичная суггестиро¬ванная амнезия. Конечно, гипнотерапевт должен быть осторожен. Здесь есть опасность внушения слишком широкой амнезии. Лучшими могут быть суггестии типа: “Вы можете постепенно начать забывать или не вспоминать о многих из этих инцидентов”. Есть также данные в пользу того, что суггестированная амнезия приводит к лучшим результатам при высокой способности к трансу или выраженной гипнотической внуша¬емости (Teitelbaum, 1969).
Подстановка воспоминаний
Все больше подтверждается тот факт, что воспоминания не регистриру¬ются в неизменном виде раз и навсегда, но, по крайней мере отчасти, конструируются с течением времени (Loftus and Pickrell, 1995; Zaragoza and Mitchell, 1996). Флеминг с коллегами (Fleming et al.,1992) предста¬вили данные, указывающие на то, что в памятном переживании участву¬ют три фактора: контекст, внимание и частота, с которой вспоминается эпизод. Контекстуальные особенности включают аспекты окружающей обстановки (например, определение ситуации как гипнотической), внут¬ренние характеристики, такие как настроение или химические препа¬раты, и семантический контекст (используемый язык). Фактор вни¬мания — уровень концентрации внимания, направленного на задачу. Милтон Эриксон, например, обычно прибегал к разделению внимания,

60 Часть I Предыстория
когда обычное внимание клиента отвлекалось от гипнотического посла¬ния. На память об инциденте влияет и частота, с которой он вспомина¬ется Неоднократно вспоминаемые события припоминаются с большей уверенностью, но меньшей точностью. Часто поддерживается одна из созданных субъективных версий или извне суггестированное направ¬ление. Таким образом, оказывается, что воспоминаниям может прида¬ваться та или иная форма, которая делает их лучше или хуже. Процесс формирования памяти может быть естественным или умышленно сти¬мулированным. Тейтельбаум (Teitelbaum, 1969) постулирует возмож¬ность подстановки совершенно новых воспоминаний, которая была про¬демонстрирована на примере исследований, осуществлявшихся в годы войны, — соображение, которое также высказывается Лофтусом (Loftus, 1993). На сегодняшний день эта тема является весьма спорной, несмот¬ря на интерес, проявляющийся к вытесненным воспоминаниям о сексу¬альных травмах. Независимо от того, могут ли ранние травматические воспоминания быть полностью вытесненными или полностью вымыш¬ленными, очевидно, что с течением времени память о многих событиях претерпевает значительные изменения. Определенные сдвиги памяти могут быть терапевтически благоприятными, и проницательный гипно-терапевт способен их стимулировать.
Когнитивная репетиция
Применение этой техники в когнитивной гипнотерапии описал Дауд (Dowd, 1997b). Клиент, находящийся в трансе, в состоянии представить, что по-новому ведет себя в проблемных ситуациях. Кроме того, его мож¬но попросить отметить и идентифицировать чувства, сопровождающие это новое поведение, сопоставив их с привычными чувствами в аналогич¬ных ситуациях. Гипнотический транс позволяет клиенту представить это новое поведение и последующие когниции и чувства с интенсивностью, которая обычно не встречается в воображаемых ситуациях.
Организация воображаемых диалогов
Случается, что прямой диалог с другим человеком уже не возможен (на¬пример, если тот умер) или причиняет чрезмерные страдания (напри¬мер, когда этот человек внушает страх). В таких ситуациях может помочь воображаемый диалог в состоянии транса (Dowd, 1997b). Он чем-то на¬поминает технику двух стульев, которая применяется в гештальт-тера-пии. Клиенты могут играть либо себя, либо значимую фигуру из своей жизни, либо чередовать обе роли. Сам терапевт тоже может сыграть одну из ролей. В когнитивной гипнотерапии это очень гибкая техника.

|>Л I I
Часть II
Лечение психологических
расстройств

Глава 5
Введение
Наверное, не было в прошлом и не существует сейчас психологического или соматического расстройства, которое кто-то где-то как-то не попы¬тался бы вылечить при помощи гипноза. Более того: гипноз применялся или упоминался как применявшийся в связи с множеством оккультных и сомнительных феноменов, таких как сатанинские обряды и нагово¬ры, регрессия к былым воплощениям и исследование множественно¬сти личности. В общественном сознании гипноз по сей день ассоцииру¬ется с магией и оккультизмом, придавая таким утверждениям оттенок правдоподобия. Несмотря на то что эта чушь обычно является вотчиной сомнительных деятелей, были случаи, когда к признанию этих феноме¬нов склонялись и гипнотизеры более традиционного толка, вместо того чтобы отнестись к ним с соответствующим научным скептицизмом. Та¬кое необдуманное и доверчивое отношение вредит окончательному при¬знанию гипноза уважаемой психологической лечебной техникой. Гип¬ноз — когнитивная техника, которая, при соблюдении соответствующих условий, способна модифицировать когнитивные: содержание, процес¬сы, структуры.
Бывает также, что отдельные практические работники прибегают к гипнозу, скрыто или явно считая, будто сам по себе он является доста¬точным средством для получения лечебного результата. Это означает, что гипноз превращается в саму терапию, вместо того чтобы быть вспо¬могательной техникой, которая применяется в контексте общих тера¬певтических режимов. Например, рекламой некоторых “центров гип¬ноза” служат обещания того, что клиенты смогут значительно снизить свой вес или навсегда бросить курить в результате одной или двух гип¬нотических сессий, выступающих в роли единственного метода лечения. Такие обещания основываются на вековом стремлении человека найти быстрое (и, конечно, дешевое) решение, которое потребовало бы незна¬чительных усилий по преодолению застарелых проблем. Неизбежное

Глава 5 Введение 63
разочарование, которым заканчивается неудача, также подрывает дове¬рие к гипнозу как к надежной и валидной технике. Иногда случается, что такой взгляд на гипноз разделяют специалисты общей практики.
В этом разделе предлагается описание использования гипноза с це¬лью оказания помощи в преодолении множества психологических про¬блем, с которыми обычно сталкиваются клиницисты. Однако сначала мы должны описать различные типы когнитивных явлений, которым может быть адресован гипноз.
Мейхенбаум и Гилмор (Meichenbaum and Gilmore, 1984) описали три аспекта человеческого когнитивного функционирования, которые обра¬зуют концептуальную основу для интервенций и примеров, представ¬ленных в данной книге. Они предлагают описание различий между ког¬нитивными событиями, когнитивными процессами и когнитивными структурами. Когнитивными событиями являются осознанные, легко доступные мысли, самоутверждения и образы. К когнитивным событи¬ям относятся, например, такие сиюминутные мысли клиентов, как: “Ну и болван же я, что сделал такую глупую ошибку!” или “Я никогда не справлюсь с этой задачей!”. Точно так же когнитивным (образным) со¬бытием является собственный образ, когда человек представляет себя глубоко встревоженным, потеющим и забывающим слова во время вы¬ступления перед публикой. Когнитивные события сравнительно легко идентифицируются, к ним легко подобраться с посторонней помощью, и они считаются поверхностными когшщиями. Добраться до когнитив¬ных событий помогают стандартные вопросы: “О чем вы думаете пря¬мо сейчас?” или: “О чем вы думали, когда произошло X?”, или: “Опи¬шите, каким вы видите себя в момент выступления”.
Когнитивные процессы лучше всего описать как способы мышления. Примерами дисфункциональных когнитивных процессов являются, на¬пример, когнитивные ошибки, идентифицированные Беком и его колле¬гами (Beck et al., 1979), такие как сверхобобщающее, драматизирующее и дихотомическое (“черно-белое”) мышление. Аналогичным образом, иррациональные убеждения, идентифицированные Эллисом и Драйде-ном (Ellis and Dryden, 1997), являются примерами ошибок когнитивных процессов. К таким убеждениям относится “нагнетание страха” (когда ужасным считается простое неудобство), “неизбежность” (когда счита¬ется, что нечто обязано случиться или не случиться, тогда как это собы¬тие всего лишь предпочтительно) и выводы о собственной никчемности, сделанные на основании заурядных ошибок. К другим распространен¬ным примерам относятся преуменьшение хороших событий и преуве-

64 Часть II. Лечение психологических расстройств
личение плохих. Можно сказать, что дисфункциональные когнитивные процессы подразумевают селективное внимание к негативной информа¬ции и отсев позитивной. Когнитивные ошибки могут совершаться и в сторону положительного настроя, хотя они менее свойственны психо¬логическому страданию. В этом случае индивиды могут интерпретиро¬вать события в излишне позитивном ключе, что приводит к установке Полианны1, что тоже может оказаться проблематичным. Обычно у нас нет непосредственного доступа к нашим собственным когнитивным процессам, хотя мы, как правило, гораздо лучше идентифицируем чу¬жие ошибки. Однако при помощи опытного психотерапевта мы можем научиться распознавать ошибки собственного мышления. В этом состо¬ит один из аспектов когнитивной психотерапии.
Дж. С. Бек (J. S. Beck, 1995 ) составил следующий перечень главных когнитивных искажений.
1. Мышление по типу “все или ничего”: понимание ситуаций не в
целом, а с точки зрения “или—или”.
2. Драматизация: предсказание будущего в совершенно негативных
тонах.
3. Дискредитация позитивных моментов: позитивные переживания
не учитываются.
4. Эмоциональная аргументация: считать нечто верным на том ос¬
новании, что вы “чувствуете” это верным, не принимая в расчет
факты, подтверждающие обратное.
5. Навешивание ярлыков: навешивание общего и постоянного яр¬
лыка на себя и других людей.
6. Преувеличение/преуменьшение: преувеличение негативного и
преуменьшение позитивного событий.
7. Ментальный фильтр: большее внимание не к позитивной, а к не¬
гативной информации.
8. Чтение мыслей: необоснованная вера в знание чужих мыслей.
9. Сверхобобщение: выведение широких негативных заключений,
исходя из ограниченного количества данных.
10. Персонализация: неоправданное видение себя причиной поведе¬ния других людей.
11. Употребление императивных утверждений: неизменное и необо¬снованное понимание должного поведения для себя и других,
Имя героини одноименной повести Г. Портера. — Примеч. пер.

Глава 5. Введение 65
которое отражается во многих утверждениях по типу “должен” и “обязан”.
12. Туннельное видение: способность видеть лишь негативные аспек¬ты ситуации.
Когнитивные структуры были названы когнитивными схемами и
представляют собой скрытую систему правил и допущений, зависящую от опыта индивида. Они определяют предрасположенность мыслить, интерпретировать и реагировать определенным образом и находятся вне сознательного осмысления. Когнитивные структуры могут быть весьма адаптивными, что позволяет людям стремительно обрабатывать информацию (Beck and Emery, 1985). Однако результатом такой обра¬ботки могут оказаться укоренившиеся неадекватные структуры. В свя¬зи с тем, что они закладываются в раннем возрасте и являются элемен¬том скрытого знания (Dowd and Courchaine, 1996), индивиду трудно оценить или принять их в случае обсуждения данных структур окружа¬ющими. Обычно люди переживают схемы по типу “так устроен мир и точка!”. Попыткам помочь им взглянуть на вещи иначе оказывается, как правило, ожесточенное сопротивление. Они могут быть функциональ¬ными и дисфункциональными и являются основными когнитивными конструктами в том, что обычно называется типом личности. Дисфунк¬циональные схемы прочно привязаны к расстройствам личности. Кто-то, например, может обладать схемой личной некомпетентности, из-за которой его действия постоянно интерпретируются как “недостаточно хорошие”. У другого может быть схема недоверия, в силу которой все межличностные инициативы других отвергаются как подозрительные. Третий может носить в себе схему зависимости, из-за которой ощущает в себе неспособность функционировать в одиночку и без посторонней помощи. Четвертый может обладать схемой дефектности и постоянно чувствовать себя нелюбимым. Однажды установленные, эти схемы дей¬ствуют подобно трафарету, который пропускает согласующиеся данные, и отфильтровывает отличные, поддерживая тем самым свою неизмен¬ность. Если принять во внимание раннее происхождение и силу этих долгосрочных схем, то остается удивляться, что люди вообще изменя¬ются!
Янг (Young, 1994) разработал общую классификацию ранних не¬адекватных схем (РНС), выделив четыре их вида. РНС — стабильные и устойчивые когнитивные темы, которые развиваются в детстве, после чего не претерпевают существенных изменений, а только развиваются. На их основе формируется наш взгляд на себя, мир и наше место в мире. Эти темы не обусловлены убеждениями и сами себя питают. Они ак-
3 3”. 106

66 Часть II. Лечение психологических расстройств
тивизируются под действием внешних событий, связаны с высокого уровня аффектами и являются результатом ранних дисфункциональ¬ных переживаний из-за опекунов и сверстников. Янг выявил следующие РНС, выделив пять ведущих тем (январь 1994). Разобщение и отвержение
1. Заброшенность/непостоянство: убежденность в том, что в буду¬
щем окружающие не смогут продолжать обеспечивать постоян¬
ную поддержку и защиту.
2. Недоверие/ущерб: ожидание того, что другие обидят или обманут.
3. Эмоциональная депривация: убежденность в невозможности по¬
лучать в будущем от других эмоциональную поддержку, что, в
свою очередь, подразделяется на лишение заботы, лишение эмпа-
тии и лишение защиты.
4. Дефектность/стыд: убежденность в своей дефектности, негодно¬
сти или несовершенстве в важных отношениях. Изъяны могут
быть внутренними или наружными.
5. Социальная изоляция/отчуждение: убежденность в отъединении
от остального мира или в отличии от других людей.
Поврежденные автономность и представления
6. Зависимость/некомпетентность: убежденность в своей неспособ¬
ности компетентно справиться со своими обязанностями без по¬
сторонней помощи.
7. Уязвимость перед лицом опасности: преувеличенный страх ката¬
строфы, которая может разразиться в любую секунду и которую
нельзя отвратить.
8. Запутанность/неразвитое Я: избыточная эмоциональная зависи¬
мость от значимого окружения в ущерб обретению полной инди¬
видуальности.
9. Фиаско: убежденность в прошлой и будущей несостоятельности
или исходной неадекватности по сравнению с другими людьми.
Поврежденные ограничения
10. Право/доминирование: убежденность в своем праве иметь то, что
хочется и когда хочется, как бы это ни сказалось на окружающих.
“Я хочу то, что хочу, когда хочу!”
11. Недостаточный самоконтроль/самодисциплина: трудности с са¬
моконтролем или отказ прибегать к нему, плохая переносимость
фрустрации. Индивид слишком избегает неудобств.

Глава 5. Введение 67
Направленность на других
12. Подчинение: чрезмерная передача контроля над собственным по¬
ведением и чувствами во избежание кары, гнева или отвержения
со стороны окружающих.
13. Жертвенность: избыточная сосредоточенность на удовлетворении
нужд окружающих за свой счет.
14. Поиски одобрения: избыточный акцент на получение похвалы и
признания со стороны окружающих в ущерб собственным идеям.
Может подразумевать переоценку статуса, денежных доходов, до¬
стижений.
Сверхбдительность и сдержанность
15. Уязвимость/негативная настроенность: преувеличенное ожида¬
ние того, что дела могут пойти плохо в любую секунду; чрезмер¬
ный страх допустить ошибки, приводящие к этому. “Это обяза¬
тельно, наверняка плохо кончится!”
16. Избыточный контроль: чрезмерное торможение спонтанности во
избежание ошибок, отчуждения других или потери контроля.
17. Жесткие стандарты: убежденность в необходимости всегда стре¬
миться к соответствию очень высоким усвоенным стандартам, как
правило — во избежание критики.
18. Репрессивность: убежденность в том, что следует выказывать гнев
и наказывать всех (включая себя), кто не удовлетворяет твоим
(высоким) требованиям и стандартам.
Янг утверждает, что люди, как правило, обладают двумя или тремя такими схемами, и для оценки последних разработал Вопросник по схе¬мам (Young, 1994). Очевидно, что в умеренном виде многие эти схемы облегчат жизнь индивида. Они могут стать неадекватными лишь в слу¬чае избытка. Индивидам, обладающим могущественной РНС в той или иной сфере, очень трудно понять, почему она может быть неадекватной. Для них самих она очевидна: “Это так, потому что это должно быть так!”
Таковы основные когнитивные явления, с которыми работает когни¬тивная психотерапия. Во многих случаях гипноз может значительно способствовать клиницисту в помощи клиентам преодолевать когни¬тивные ошибки, искажения на всех трех уровнях когниции и замещать их более адаптивными когнициями. В следующих главах описывается применение гипноза для модификации дисфункциональных когниции при многих психологических нарушениях.

Глава 6
Тревога и фобии
С самого начала важно разграничить понятия тревоги, страха и фобии. Бек и Эмери (Beck and Emery, 1985) заявили, что страх является когни¬тивным процессом, тогда как тревога является эмоциональной реакци¬ей. Если развить эту мысль, то страх есть когнитивная оценка будущей угрожающей ситуации. Фактически Бек и Эмери констатировали, что восприятие будущей опасности является отличительным признаком тревоги. Фобией называется особенно интенсивный и необоснованный страх, который характеризуется избежанием пугающего объекта. Одна¬ко во всех этих состояниях присутствует эмоциональное возбуждение, и потому многие интервенции можно использовать для лечения как тре¬воги, так и фобий.
Тревога
Двадцатый век был назван “Веком тревоги”, каким он и был в действи¬тельности. Восприятие грядущей опасности редко когда бывало на¬столько устойчивым и продолжительным. В прошлые века тревога обыч¬но возникала при восприятии физической опасности. Сегодня опасность имеет главным образом социальный и межличностный характер.
Мы окружены социальной опасностью. Ослабление социальных свя¬зей, которые раньше привязывали индивидов к своим общинам, а членов общин — друг к другу, привело к глубинным чувствам одиночества и обособленности. При том что поначалу ослабление социальной крити¬ки часто приводит к животворящему чувству свободы, та же самая сво¬бода в конечном счете может породить тревогу. Как выразился один эмансипированный молодой человек: “С одной стороны, я могу делать, что хочу; с другой — никого не волнует, что я делаю”. Свобода позволя¬ет нам по-новому мыслить, действовать и чувствовать, но она же возла¬гает на нас ответственность за последствия. Поэтому неудивительно, что некоторые люди стараются убежать от свободы, как это видно из

Глава 6. Тревога и фобии 69
примера парадоксальной ностальгии русских по бывшему Советскому Союзу. За свободу приходится платить.
Люди — это высокосоциальные представители животного мира, и ос¬лабление семейных и общественных связей, проистекающее из новой свободы и мобильности, означает, что мы должны сформировать новые социальные отношения вместо того, чтобы наследовать старые. Расту¬щее число разводов является сразу и причиной и следствием этой тен¬денции. Мы должны постоянно создавать новые связи и, следователь¬но, рискуем быть отвергнутыми и подвергнутыми социальной изоляции так, как еще сто лет назад показалось бы немыслимым. Таким же обра¬зом приходится не наследовать, а выбирать профессии и карьеры, что приводит к тревоге, вызванной возможностью неудачного выбора. Ког¬да юноши занимались тем, что делали их отцы, а девушки — тем, чем занимались их матери, выбор был недоступен, и потому тревога дер¬жалась на низком уровне.
Кроме того, тревоге присущи индивидуальные различия. Отдельные люди кажутся напряженнее и тревожнее других — факт, известный с древнейших времен. Возможно, что некоторые из этих индивидуальных различий можно проследить вплоть до биохимических факторов и ко¬лебаний общего уровня активности. Однако психологические интервен¬ции, предназначенные для снижения тревоги, могут оказать значитель¬ное воздействие даже на хронически тревожных людей, хотя, вероятно, и не в той степени, как бы хотелось. Кроме того, иногда могут приносить пользу соответствующие медикаментозные средства, призванные сни¬жать уровень возбуждения.
Гипноз, в известной мере, приспособлен специально для лечения тре¬воги. Эмоциональное возбуждение, присущее всем разновидностям тре¬воги и фобий, можно снизить, если не устранить вообще, при помощи релаксации, которая сопровождает многие формы гипноза. Клиниче¬ские исследования свидетельствуют о неизменной связи лечебного исхо¬да с гипнабельностью (Wadden and Anderton, 1982), поэтому ее оценку следует проводить до начала гипнотерапии. В оставшейся части этой главы проиллюстрировано применение гипноза в отношении когнитив¬ного содержания, процессов и структур, присущих тревоге.
Когнитивное содержание
Джим обратился за помощью из-за постоянных навязчивых тревожных мыслей о своей профессиональной деятельности. Они начинались глав¬ным образом со слов “что, если...?” Например: “Что, если я плохо справ-

70 Часть II. Лечение психологических расстройств
люсь с этим проектом?” и “Что, если я потеряю работу?”. Чем больше клиент погружался в эти рассуждения, тем более крайнюю форму они принимали, указывая, что он предавался драматизации ситуации. С этой умственной “жвачкой”, стоило ее начать, было трудно покончить, и он чувствовал, как становится все более и более напряженным.
Терапия началась с обучения его гипнотической релаксации. Гип-нотерапевт воспользовался техникой индукции релаксации, чтобы по¬мочь клиенту расслабить мышцы и определить зоны повышенного на¬пряжения.
А теперь, Джим, я хочу, чтобы ты откинулся в кресле и закрыл глаза. Хотя сейчас ты можешь не чувствовать большой расслабленности, просто поста¬райся быть настолько расслабленным, насколько сможешь. Важно, чтобы тебе было комфортно ощущать свою способность сделать все, что ты мо¬жешь, прямо сейчас, не беспокоясь о том, что что-то не получается. Пока ты будешь здесь сидеть, я собираюсь перечислить по очереди все группы мышц, и прошу тебя обращать внимание, насколько они напряжены, а по¬том расслаблять их. Одновременно обращай особое внимание на звук мое¬го голоса. Сначала обрати внимание на мышцы твоей головы: за ушами, вокруг глаз, на свою нижнюю челюсть, язык. Обрати особое внимание на малейшую напряженность в твоем языке, так как он часто бывает одной из точек напряженности в теле. Хорошо... теперь дай этим мышцам медленно расслабиться. [Можно получить некоторую информацию о прогрессе путем наблюдения за такими телесными изменениями, как отвисшая нижняя че¬люсть.] Теперь обрати внимание на мышцы шеи и плеч, по ходу дела рас¬слабляя их. Ты чувствуешь, как твои плечи поникают. [Субъект с хорошей гипнабельностью может начать слегка покачивать головой, и гипнотерапев-ту не стоит из-за этого беспокоиться.] Теперь обрати внимание на мышцы предплечий и кистей рук, постепенно расслабляя их. Теперь обрати внима¬ние на мышцы живота и бедер. Ты чувствуешь, что все глубже утопаешь в кресле.
Гипнотерапевт продолжает перечислять группы мышц, переходя к нижним отделам тела Джима, отмечая и называя телесные изменения и интерпретируя их как прогресс в погружении в транс, соответственным образом приспосабливая скорость релаксации. В качестве альтернати¬вы терапевт мог попросить его ощутить, как напряжение вытекает из его тела по мере все большего и большего расслабления.
Второй комплекс интервенций был адресован катастрофическим размышлениям клиента из категории “что, если...?”. Поскольку Джим не всегда сознавал содержание своих навязчивых мыслей, гипнотера¬певт воспользовался двумя методами их разоблачения. Джима попро¬сили вести журнал мыслей, которые появлялись у него при ощущении

Глава 6. Тревога и фобии 71
тревоги. Хотя сначала эта обязанность показалась ему трудной, со вре¬менем он, при поддержке со стороны терапевта, приобрел большую точ¬ность в освещении этих мыслей. Находясь в трансе, Джим учился вооб¬ражать себя в проблемной ситуации (идентифицированной заранее) и сообщать, какие мысли пробегали в его сознании. В рамках предгипно-тической подготовки ему было сказано, что разговаривать в состоянии транса — обычное дело для загипнотизированных людей. Гипнотера-певт записывал все эти высказывания. Была использована следующая гипнотическая процедура.
Гипнотерапевт. Джим, я хотел бы, чтобы ты представил, будто тебя вызва¬ли в офис к шефу для полугодичной аттестации. Когда ты сосредоточишь внимание на этой сцене, позволь себе испытать обычную тревогу. Теперь почувствуй, что ты расслабляешь свое тело так, как мы упражнялись до этого, и ощути, как твоя тревога несколько ослабевает. Теперь расскажи мне, о чем ты думаешь.
Джим. Я думаю: что, если ему не нравится моя работа, что, если он меня вышвырнет? Если я потеряю работу, то сделаюсь полным неудачником!
На следующей сессии гипнотерапевт помог Джиму построить пози¬тивные самоутверждения для противодействия любой негативной мыс¬ли. При этом метод двух колонок был использован в следующем виде (табл. 6.1).
Таблица 6.1
Негативные и позитивные утверждения Джима

Негативные мысли

Позитивные самоутверждения



1. Что, если ему не нравится
моя работа?
2. Что, если он меня вышвыр¬
нет?
3. Если я потеряю работу,
то сделаюсь полным
неудачником

1. Она всегда ему нравилась прежде,
и у меня нет никаких оснований думать, что она не понравится сейчас
2. Ничто не указывает на то, что меня
вышвырнут, и раньше мне всегда удавалось
найти другую работу
3. Даже если я не справлюсь с этой работой,
это еще не значит, что я не справлюсь
с чем-то другим

Затем гипнотерапевт, пока Джим находился в трансе, попросил его сначала обдумать негативную мысль, а потом — позитивное утвержде¬ние. Аналогично воображаемому преодолению, по Дж. С. Беку (J. S. Beck, 1995), ему было предложено также представить при этом, что его на¬чальник стоит перед ним.

72 Часть П. Лечение психологических расстройств
Теперь, Джим, ты чувствуешь себя достаточно расслабленным, чтобы ощу¬щать комфорт, и я хочу, чтобы ты вслух произнес одну из тех негативных вещей, которые ты говоришь себе. Прекрасно! Теперь расслабь свое тело, как мы учились! Замечательно! Теперь выскажи вслух позитивное утверж¬дение, которое ты выучил. Теперь потренируйся, высказывая сначала не¬гативное, а потом позитивное утверждение, продолжая расслабляться. Те¬перь позволь этим мыслям улетучиться из твоего сознания; считай от пяти до одного и постепенно выходи из транса.
Замещение негативных утверждений позитивными должно повто¬ряться как по ходу единичной гипнотической сессии, так и на протя¬жении ряда сессий. Прочно укоренившиеся когниции любой разновид¬ности с трудом уступают место альтернативным. Вот почему так важно их повторение. Вопреки анекдотическим литературным казусам, описы¬вающим исцеление за одну-другую гипнотическую сессию, для того что¬бы состоялось новое научение, гипнотические повторы обязательны почти во всех случаях. Полезным является и повторение процесса ре¬лаксации. Многие гипнотерапевты записывают эту технику на магни¬тофон, чтобы клиенты имели возможность слушать пленку в проме¬жутках между сессиями. Благодаря этому клиенты могут научиться расслабляться быстрее и легче, так что это действие становится автома¬тическим. В конце концов, они могут начинать расслабляться уже на по¬роге психотерапевтического кабинета.
Когнитивные процессы
Бек и Эмери (Beck and Emery, 1985) описали некоторые общие мыслен¬ные искажения, характерные для человека, испытывающего чувство тревоги. Например: сверхбдительность (всегда начеку), драматизация (ожидание худшего), селективное абстрагирование (выделение только плохих аспектов ситуации), потеря перспективы (непонимание стати¬стической вероятности события) и дихотомическое мышление (если вещи не совершенны, то они ужасны). Для ознакомления с примером модификации когнитивных процессов рассмотрим случай Джейн. Она обратилась за помощью из-за сильного страха выступать перед публи¬кой. К несчастью, ее новая работа требовала от нее периодических вы¬ступлений перед аудиторией, и эта перспектива ее ужасала. Ей представ¬лялось, что она говорит писклявым, дрожащим голосом, ее руки трясут¬ся, она оказывается объектом насмешек со стороны слушателей. Как часто бывает при таких расстройствах, Джейн, поскольку выступала редко, не могла привыкнуть к подобному переживанию; скорее, оно по¬просту подтверждало ее наихудшие опасения. Чего она боялась, то и

Глава 6. Тревога и фобии 73
произошло: ее голос был писклявым, она говорила быстро, у нее тряс¬лись руки.
Джейн выказывала многие искажения когнитивной обработки, свой¬ственные тревоге. Она драматизировала ситуацию и ожидала худшего. Она требовала от себя совершенных ораторских качеств при полном исключении переживаний и идеальной дикции, тем самым демонстри¬руя дихотомическое мышление (“Если я несовершенна, то я плохая!”). Выступая с речью даже в маленьких группах, она постоянно сверлила взглядом свое окружение, ища в слушателях признаки недовольства ею, тем самым демонстрируя сверхбдительность. Из-за этого ее внимание дополнительно отвлекалось от речи, приводя к заиканию и нечленораз¬дельному произношению. Разумеется, это было все, что ей помнилось после (селективное абстрагирование). Она не могла вспомнить приме¬ры сравнительно успешной устной презентации. В ее мышлении о себе как о публичном ораторе преобладали мотивы фиаско, демонстрирую¬щие утрату перспективы.
После первичного обучения Джейн вышеописанным техникам ре¬лаксации, гипнотерапевт решил прибегнуть к возрастной прогрессии или, согласно определению, предложенному Дж. С. Беком (Beck, 1995), прыжку в будущее. При возрастной прогрессии, которая ориентирует клиента на будущее, его просят представить себя в будущей проблем¬ной ситуации со всеми страхами, связанными с ней, и после вообразить, как он справляется с тревогой, используя новые методы. В процессе подготовки к гипнотической сессии гипнотерапевт попросил Джейн описать, как бы та повела себя в случае публичного выступления, если бы не испытывала тревогу. Она дала следующее описание.
Я стала бы говорить серьезно, четко и медлено. Я была бы уверена в своих словах. У меня не дрожали бы руки, не сосало под ложечкой. Я не стала бы все время смотреть на аудиторию, пытаясь вычислить мысли слушателей о моей презентации. Я бы чувствовала, что у меня есть что-то действительно стоящее, чтобы сказать им, и я не трачу их время впустую.
Гипнотерапевт также обсудил с клиенткой возможный характер ее будущего выступления, характер аудитории, ее численность и прочие релевантные данные.
После того как Джейн была загипнотизирована посредством метода релаксации и углубляющей лестничной техники, находясь в кресле с откидной спинкой, терапевт применил следующую гипнотическую про¬цедуру.
Ты говорила мне, что будешь выступать с речью через неделю, в среду. Ког¬да я начну отсчитывать дни, мы отправимся вперед ко дню выступления.

74 Часть II. Лечение психологических расстройств
Сегодня среда (пауза) — четверг (пауза) - пятница (пауза) - суббота (пау¬за) — воскресенье (пауза) — понедельник (пауза) — вторник (пауза) — сре¬да. Сегодня следующая среда, два часа дня, и тебе пора выступать. Теперь я хочу, чтобы ты представила [или увидела] себя, занятой подготовкой к выступлению. Когда ты выходишь на сцену, ты видишь в аудитории людей, которые выжидающе на тебя смотрят. Ты ощущаешь приступ тревоги, но расслабляешься, как мы учились (пауза), хорошо. Ты медленно выходишь на сцену, чувствуя себя более расслабленной и в состоянии большего ком¬форта. Ты осматриваешь аудиторию и говоришь себе: “Разве не здорово, что все они пришли послушать меня!” Ты напоминаешь себе, что знаешь мате¬риал и ощущаешь волнение в связи с шансом им поделиться. Просто про¬должай расслабляться и радоваться возможности поделиться своим знани¬ем. Хорошо (пауза). Теперь представь [или увидь] себя начинающей речь. Ты умышленно замедляешь и понижаешь свой голос, зная, что им он пока¬жется гораздо ниже и медленнее, чем он есть... ниже и медленнее, ниже и медленнее — чувствуя, что ты выступаешь все лучше и лучше, когда гово¬ришь ниже и медленнее, ниже и медленнее. Хорошо! И вместе с тем ты мо¬жешь ощутить себя еще расслабленнее и увереннее, когда ты чувствуешь, как говоришь ниже и медленнее, ниже и медленнее. Ты замечаешь, что ауди¬тория сосредоточенно смотрит на тебя, и говоришь себе: “Им по-настояще¬му интересно то, что я говорю, и я говорю об этом хорошо! Я могу почув¬ствовать себя говорящей, говорящей хорошо. Я испытываю энтузиазм от этой речи”. Теперь продолжай представлять [или видеть] себя произнося¬щей речь, расслабляясь по ходу дела, чувствуя себя все увереннее и уверен¬нее, говоря ниже и медленнее, ниже и медленнее... и, чем увереннее и энер¬гичнее ты себя чувствуешь, тем ниже и медленнее ты говоришь.
Эта процедура с различными вариациями продолжалась еще несколь¬ко минут при периодических паузах, позволявших Джейн абсорбировать материал и не только представить (увидеть), но и почувствовать себя в ситуации. Слово видеть может обладать более непосредственным оттен¬ком, чем слово представить; гипнотерапевты могут выбрать последнее в случае, когда клиент не кажется погруженным в глубокий транс или при возникновении сильной тревоги; а первый термин — когда клиент легче входит в транс или испытывает меньшую тревогу. При желании терапевт может постепенно заменить “представить” на “видеть”.
Когнитивные структуры
Как обсуждалось ранее, существует устойчивая скрытая предраспо¬ложенность к определенному образу мышления и реагирования. Бек и Эмери (Beck and Emery, 1985) описывали (скрытые) когнитивные пра¬вила, которые бывают частью тревожных когнитивных структур. На-

Глава 6 Тревога и фобии 75
пример: “Любая незнакомая ситуация должна рассматриваться как опасная”, “Во всех случаях лучше предполагать самое плохое”, “В не¬знакомой ситуации я должен быть начеку и держать рот на замке”. За всеми этими допущениями лежит ведущее предположение о личной опасности, которая, по утверждению Бека и Эмери, является главным когнитивным конструктом в тревоге. Лии (Leahy, 1996) полагает, что к когнитивным темам тревоги относятся угроза, неотвратимый ущерб и потеря контроля. Поэтому тревога обладает предвосхищающей, ориен¬тированной на будущее направленностью.
Несколько из ранних неадекватных схем Янга (Young, 1994), описан¬ных в предыдущей главе, содержат в своей структуре выраженный тре¬вожный когнитивный компонент. К ним относятся: зависимость/не¬компетентность, уязвимость перед лицом опасности, поиск одобрения, уязвимость/негативная настроенность, дефектность/стыд, недоверие/ ущерб и жесткие стандарты. В самом деле: в большинстве РНС Янга об¬наруживается тревожная составляющая, по меньшей мере отчасти. По¬истине, тревога является бичом столетия!
Поскольку когнитивные структурные схемы переживаются людьми как “установленный порядок вещей”, постольку трудно их непосред¬ственное рассмотрение. Попытки терапевтов открыто оспорить эти скры¬тые схемы часто встречают ожесточенное сопротивление, так как клиен¬там может казаться, будто их побуждают отказаться от главного аспекта своей идентичности. Как замечал Мэхони (Mahoney, 1991), оспарива¬ние в людях чувства личностной идентичности порождает глубокую тре¬вогу и вполне оправданно встречает серьезное сопротивление. Успеш¬нее зачастую оказываются методы непрямого рассмотрения основных когнитивных структур. Однако искушенный терапевт нередко пользу¬ется методами более непосредственного обращения к скрытым ядерным убеждениям. Таким образом, будут рассмотрены оба случая.
Прямые методы
Главной проблемой Джея была тревога, связанная с возможной неуда¬чей как на работе, так и в отношениях с женщинами. На работе его пре¬следовала боязнь не оправдать ожиданий своего начальника. Наряду с тем, что ему казалось, будто он ловко одурачил своего босса, заставив считать себя компетентным работником, он постоянно боялся, что его разоблачат, назовут мошенником. Он описывал себя как человека, ко¬торый постоянно выискивает признаки, свидетельствующие о недо¬вольстве начальника его работой, и проверяет ее на предмет мелких ошибок.

76 Часть II. Лечение психологических расстройств
В обществе женщин он обнаруживал, что постоянно ищет (вербаль-но и невербально) знаков симпатии в свой адрес и одобрения своего по¬ведения. Поэтому он держался подобострастно, и не приходится гово¬рить, что большинство женщин его поведение раздражало и отвращало. Это только закрепляло его чувство межличностной тревоги, приводя к тому, что заискивания и перепроверки удваивались, что, в свою очередь, вело к большему фиаско и большей тревоге. Джей угодил в порочный круг.
В ходе начальных сессий терапевт идентифицировал два главных скрытых (ядерных) убеждения, скрывавшихся за бедственным положе¬нием клиента. Анализ поведения Джея показал, что на работе он при¬держивался жестких стандартов, которые, по Янгу (Yong, 1994), явля¬ются частью ранней неадекватной схемы, подразумевающей сверхбди¬тельность и сдержанность. Такое поведение описывается Эллисом (Ellis and Dryden, 1997) посредством понятий иррациональной убежденно¬сти в мимикрии и перфекционизма, а также соответствует одной из тех основных установок на беспомощность (“Я некомпетентен”), что были описаны Дж. С. Беком (J. S. Beck, 1995). Проблемы, которые возникали у Джея с женщинами, проистекали из ранней неадекватной схемы де¬фектности/стыда и в некоторой степени, наверное, из эмоциональной депривации (отсутствия заботы). Все эти описания похожи на ряд нега¬тивных ядерных убеждений, описанных Дж. С. Беком, например: “Меня не любят”, “Я обречен быть отверженным” и “Я никчемен”.
Дауд (Dowd, 1997b) описал несколько методов модификации ядер¬ных когнитивных схем. Для модификации тех РНС Джея, которые ка¬сались его трудовой деятельности, гипнотерапевт выбрал замещение и превозмогающее воображение. Это аналогично прослеживанию образов вплоть до их завершения и воображаемому преодолению, предложен¬ным Дж. С. Беком (J. S. Beck, 1995). Когда Джей вошел в гипнотиче¬ский транс, его попросили представить, как босс распекает его за пло¬хую работу, а сам он пытается справиться с этой ситуацией. Процедура гипноза протекала следующим образом (выделены слова, которые под¬черкивались голосом).
Я хочу, чтобы ты увидел себя стоящим перед твоим начальником. Он обна¬ружил изъян в одном из твоих недавних заданий и спрашивает тебя об этом. Слушая его, ты можешь почувствовать, как в тебе поднимается тревога. Но ты также видишь, как выпрямляешься и смотришь прямо на него [в мину¬ты тревоги Джей обычно глядел в пол]. По мере того как ты продолжаешь на него смотреть и стоять во весь рост, ты сможешь почувствовать, что твоя

Глава 6. Тревога и фобии 77
тревога ослабевает. Как только твоя тревога начинает уменьшаться, ты на¬чинаешь чувствовать себя более компетентным, меньшим притворщиком, более ответственным. Ты даже чувствуешь себя менее совершенным, но ты знаешь, что в этом нет ничего страшного, ибо никто не совершенен, и это тоже в порядке вещей. В то же время ты можешь увидеть себя компетент¬ным, компетентным и ответственным... когда ты стоишь во весь рост и смот¬ришь в лицо начальнику. Теперь увидь себя отвечающим ему четко, спокой¬но и без страха. Хорошо! И чем больше ты видишь себя отвечающим ему четко, спокойно, без страха, тем меньшую ты испытываешь тревогу, а чем меньшую тревогу ты испытываешь, тем больше ты видишь себя отвечающим ему четко, спокойно, без страха. Ведь это по-настоящему интересно — раз¬ве нет? — ощущать себя более расслабленным потому, что ты чувствуешь себя менее совершенным... почти как облегчение, разве не так? И ты мо¬жешь испытать это чувство облегчения в любой момент, когда захочешь, расслабляясь от своего совершенства, и прибегая к этому чувству облегче¬ния, чтобы расслабиться еще больше. Теперь я хочу, чтобы эта сцена улету¬чилась из твоего сознания, но при этом ты будешь продолжать чувствовать себя все более и более комфортно, все более и более расслабленным.
Когда Джей вышел из транса, гипнотерапевт обсудил с ним его реак¬ции на воображаемое преодоление и вынесенные уроки.
Что касается проблемы, которая была у Джея с женщинами, то здесь терапевт избрал гипнотическую когнитивную репетицию (Dowd, 1997b) в сочетании с гипнотической релаксацией. Процедура гипноза протека¬ла так.
Увидь себя, подходящим к , держащимся прямо и смотрящим
ей в глаза. Тебе интересно, нравишься ли ты ей (любит ли она тебя), но ты
решаешь не спрашивать ее об этом. На самом деле это и не нужно, верно?
Прямо сейчас она находится с тобой, и это все, что тебе надо знать, правда?
Если бы ты ей не нравился (если бы она тебя не любила), то ее бы с тобой
не было, не так ли? Разве не расслабляет знание, что ты действительно при¬
ятный (любимый) парень? Разве не расслабляет знание, что ты по-насто¬
ящему желанный человек? Увидь себя просто разговаривающим с ней, не
проверяющим ее поступков, чувствующим себя комфортно и расслаблен¬
но от одной только близости к ней, знающим, что она с тобой потому, что
она хочет быть с тобой, чувствующим себя комфортно с этим знанием, не
нуждающимся ни в каких других действиях. Еще раз ощути колоссальную
власть ничегонеделанья и деланья меньшего. [Эта техника обсуждалась с
Джеем раньше.] Теперь несколько секунд смотри на себя, общающегося
с в такой манере, и после дай этой сцене медленно улетучить¬
ся из твоего сознания.
Когда Джей вышел из транса, гипнотерапевт обсудил с ним эту сце¬ну — насколько реалистичной она показалась, как он себя чувствовал,

78 Часть II, Лечение психологических расстройств
чему он научился. При проведении гипнотической когнитивной репе¬тиции важно убедиться в наличии у клиента реакции на когнитивную фантазию и связанного с ней чувства комфорта, чтобы модифицировать ее на будущих сессиях.
Непрямые методы
Поскольку Джей был необычно открытым и не склонным к защите, гип-нотерапевт избрал прямые методы работы над его проблемами. Однако если бы клиент проявил большее сопротивление, он воспользовался бы непрямыми методами. Ниже приводится пример использования непря¬мой гипнотерапии применительно к гипотетическим ядерным когни¬тивным схемам Джея.
Гипнотерапевты, работающие в рамках терапии Эриксона, как пра¬вило (хотя не всегда), опираются на непрямые индукции и процедуры (например, Erickson and Rossi, 1979). Поскольку эти техники могут быть сложными и замысловатыми, читателю рекомендуется пройти дополни¬тельный тренинг прежде, чем пытаться ими воспользоваться. Они не так просты и легки в применении, какими часто кажутся. В целом они опи¬раются на введение суггестии не напрямик, а через метафоры и аллю¬зии. Эти суггестии часто бывают встроены в естественный поток разго¬ворной коммуникации так, что не существует четкой границы между индукцией и гипнотической процедурой. Кроме того, в них может быть использовано разделенное сознание, когда внимание клиента отвлекает¬ся от важных аспектов коммуникации посредством способа постепенно¬го формирования воспоминания (Fleming et al., 1992). Иногда создается впечатление, что гипнотерапевты здесь даже не касаются проблемного поведения или ситуации. Ниже приводится возможный сокращенный вариант гипнотической процедуры непрямого характера для проблемы Джея, связанной с его работой. (Выделены слова, на которые ставится ударение.)
Джей, хочу, чтобы ты слушал, пока я буду говорить, обращал внимание на мои слова, но постепенно позволял своему сознанию переключиться на дру¬гие вещи. На самом деле тебе не нужно обращать пристальное, осознанное внимание на то, что я говорю... твой бессознательный разум услышит то, что ему нужно услышать — что он хочет услышать. Ты можешь войти в транс любым способом, который выберешь, либо закрыв глаза, либо держа их открытыми. Пока я продолжаю говорить, ты можешь позволить себе вой¬ти в транс настолько глубоко, насколько ты пожелаешь — хорошо — чув¬ствуя себя хорошо, что бы ты ни делал {пауза). Когда ты был очень юн, Джей, ты, вероятно, задумывался, достаточно ли ты хорош... достаточно ли

Глава 6. Тревога и фобии 79
хорош, чтобы делать все те вещи, которые ты хотел делать... все вещи, ко¬торых хотели от тебя другие. Когда ты стал старше, ты обнаружил, что ты можешь прекрасно делать многие вещи... прекрасно делать все больше и больше вещей. Тебе стало нравиться твое умение. И все-таки, наверное, еще оставался тот голос из детства — любопытствующий, достаточно ли хорош ты — интересующийся, собираешься ли ты сделать это. Годы прошли, и ты сделал это, но голос детства по-прежнему остался, удивляясь и спрашивая, достаточно ли ты хорош, сделаешь ли ты это. Возможно, голос детства все еще там, все еще спрашивает, достаточно ли ты хорош, сделаешь ли ты это. Но тот детский голос теперь можно заменить взрослым голосом, говоря¬щим: “Я сделал это; я достаточно хорош!” И пока я продолжаю с тобой говорить, ты можешь слышать два этих голоса и постепенно позволить взрослому голосу возобладать. Итак, чем больше ты думаешь “Я сделал это!”, тем быстрее ты сможешь начать чувствовать себя уверенно и комфор¬тно, уверенно и комфортно — знающим, что ты можешь и впредь извлекать удовольствие из своего умения, — знающим, что ты, Джей, не должен быть совершенным, просто достаточно хорошим. И ты можешь обрести комфорт и расслабленность в том, чтобы не быть совершенным, в том, чтобы быть достаточно хорошим, — знающим, что чем больший комфорт ты обретаешь, тем лучше ты будешь ощущать свое умение, а чем лучше ты будешь ощу¬щать свое умение, тем больший комфорт ты обретешь. Не правда ли, ком¬фортно ощущать себя не совершенным, а достаточно хорошим.
Непрямая гипнотическая процедура для решения проблемы Джея с женщинами могла бы быть следующей.
По мере того как ты будешь чувствовать себя все более комфортно, ты смо¬жешь, если пожелаешь, начать переживать транс любым способом, каким захочешь, зная, что твой бессознательный разум сможет начать анализ тво¬его беспокойства, фокусируясь на всех способах, какими оно влияет на твои отношения с женщинами. И твой бессознательный разум сможет присту¬пить к рассмотрению новых путей мышления — новых путей действия. Твой бессознательный разум сможет начать видеть новые и желанные воз¬можности, не только те, что желаешь ты, но также и те, что другие желают видеть в тебе, как другие желают видеть тебя. И ты сможешь начать ду¬мать обо всех желанных частях себя — всех, которые другие желают ви¬деть в тебе. И чем больше ты об этом думаешь, тем больший комфорт ты можешь ощутить, желая еще даже большего комфорта и считая себя же¬ланным. Разве все эти новые способы взглянуть на себя не захватывают... открывая для тебя новые и желанные возможности?..
В этих примерах адресатами являются ранние неадекватные схемы, хотя к ним обращаются по-разному. В гипнотерапии Эриксона чрезвы¬чайно важна креативность, и каждый гипнотерапевт учится приспосаб¬ливать общие указания к своему личному стилю.

80 Часть П. Лечение психологических расстройств
Фобии
Фобии можно считать особенно сильными нереалистичными страхами, которые также отличаются избеганием одного или нескольких пред¬метов или ситуаций (Golden et al., 1987). Они обычно устойчивы дли¬тельное время и могут усугубляться или распространяться на другие си¬туации. Кроуфорд и Барабаш (Crawford and Barabasz, 1993) обсуждают данные, указывающие на то, что эффективность гипноза при лечении пациентов, страдающих фобией, может быть связана с их высокой гип-набельностью и умением как визуализировать и конструировать живые образы, так и концентрировать свое внимание. Фактически традици¬онная систематическая десенсибилизация может быть эффективна при использовании ее в гипнотическом контексте при работе с высоко вну¬шаемыми индивидами. Несмотря на то что в ряде работ (Crawford and Barabasz, 1993) была показана связь между более высокими уровнями гипнабельности и терапевтическими результатами, необходимость в вы¬явлении индивидуальной способности к гипнозу сохраняется, так как высокая гипнабельность была обнаружена не у всех индивидов, страда¬ющих фобиями.
По причине, что фобии возникают вокруг одного или нескольких специфических объектов или ситуаций, я буду иллюстрировать когни¬тивную гипнотерапию фобий, обращаясь только к когнитивному содер¬жанию. При работе над когнитивными процессами и когнитивными структурами, участвующими в фобиях, можно пользоваться теми же ме¬тодами, что и при лечении расстройств, сопровождающихся высоким уровнем тревожности.
В качестве примера гипнотерапевтического лечения когнитивного содержания рассмотрим случай Мэри. Ее направил на лечение муж из-за того, что она все больше и больше боялась путешествий. Дело дошло до того, что она могла выходить из дома только в сопровождении мужа, и то ненадолго. Клиентка страдала расстройством, обычно известным как агорафобия, или прогрессирующее ограничение перемещений из-за страха открытого пространства.
Когнитивная оценка показала, что Мэри панически боялась обмо¬рока или сердечного приступа в общественном месте. Она боялась, что никто не сможет или не захочет ей помочь. Находясь вне дома, она пе¬реживала множество соматических симптомов, таких как сердцебиение, мышечная слабость и потоотделение, которые она расценивала как до¬казательства того, что с ней вот-вот приключится обморок или сердеч¬ный приступ. Эти симптомы возникли несколькими годами раньше,

после того как она споткнулась и упала в торговом пассаже. Хотя она не
ушиблась, ее неприятно поразило внимание, проявленное к ней окружа-
ющими, и с тех пор она избегала этого пассажа. Постепенно она стала
испытывать тревогу при посещении любого пассажа, а позже - любого
общественного места, где могла опозориться.В конце концов она стала
чувствовать себя комфортно только дома.
Первичная оценка ее способности к трансу показала, что Мэри об¬ладала достаточно высоким уровнем гипнабельности. В соответствии с этим гипнотерапевт, посовещавшись с ней, выбрал гипнотическую про¬цедуру для лечения фобии. Следуя когнитивной модели, он произвел когнитивное переструктурирование (Beck and Emery, 1985), пытаясь изменить убежденность Мэри в том, что ее симптомы указывали на при¬ближение обморока или сердечного приступа.
Первой задачей гипнотерапевта было сделать так, чтобы Мэри по-но¬вому смотрела на значение своих симптомов, для чего потребовалось снабдить ее основными сведениями о симптомах тревоги и паники, рав¬но как и о том, как легко ошибиться, приняв их за сердечное заболева¬ние. На самом деле Мэри никогда не падала в обморок, и терапевт сумел показать ей весьма малую вероятность такого события. Второй задачей было научить ее основным техникам мышечной релаксации, которые она могла бы потом использовать в состоянии транса. После трех сес¬сий, ушедших на анализ источников и динамики протекания симпто¬мов и ознакомление с возможностью иной их интерпретации, а также на упражнение в релаксации, Мэри почувствовала в себе готовность перей¬ти к гипнотерапевтическому этапу.
Поскольку Мэри обладала очень хорошей способностью к визуали¬зации (фактически она визуализировала свои сердечные приступы и об¬мороки), гипнотерапевт избрал метод модификации образов (Beck and Emery, 1985), используя гипноз для вызова образа и его видоизменения. Многие техники Бека и Эмери, связанные с модификацией образов, от¬личаются выраженными гипнотическими свойствами. После стандарт¬ной индукции гипнотерапевт применил следующую процедуру образной модификации путем повторной подстановки преодолевающего образа:
Сейчас, Мэри, я хотел бы, чтобы ты представила [увидела] себя в торговом пассаже. Ты прохаживаешься, рассматривая товары, и параллельно отме¬чаешь слабую тревогу; твое сердце начинает биться чаще, а ладони стано¬вятся влажными. Но теперь ты сознаешь, что все это признаки тревоги, а не сердечной болезни, и позволяешь себе расслабиться, давая своим мышцам расслабиться и своему сознанию расслабиться. Хорошо. Делая так, ты смо¬жешь почувствовать, как биение твоего сердца чуть-чуть замедляется, ты

82 Часть II. Лечение психологических расстройств
чувствуешь себя все более и более комфортно. Ты видишь вокруг себя лю¬дей, но ты понимаешь, что они вовсе не смотрят на тебя, и ты их даже не интересуешь. Они слишком заняты своей собственной жизнью, как и ты. И ты можешь обрести комфорт и расслабление от знания того, что они и вправду обращают на тебя не слишком много внимания, и даже если кто-то обратит, то что тебе до того? Ведь это совершенно не важно — и ты, когда сознаешь это, ощущаешь еще большую расслабленность. И когда ты обво¬дишь магазин взором, ты можешь ощутить еще больший комфорт, расслаб¬ляясь и расслабляясь. Теперь ты начинаешь обходить прилавки, рассматри¬вая разные товары... и если ты начинаешь испытывать тревогу или слабость, ты можешь расслабить свои мышцы и свое сознание, чувствуя, как ты из¬бавляешься от тревог, напряжения, избавься от своих страхов... зная, что то, чего ты боялась, на самом деле не произойдет.
С соответствующими вариациями эта процедура неоднократно по¬вторялась на протяжении курса из нескольких сессий — до тех пор пока Мэри не научилась с легкостью расслабляться, отгоняя тревогу (повто¬рение образа) (J. S. Beck, 1995). Вначале, когда она, пребывая в трансе, не могла достаточно расслабиться, гипнотерапевт давал ей инструкцию: “Дай этой сцене улетучиться из твоего сознания, и пусть твои мысли очистятся”. Далее, после упорной тренировки, Мэри приобрела способ¬ность покидать свой дом (хотя и не сразу пошла в пассаж), прибегая к релаксации и стратегиям воображаемого преодоления, которым ее обу¬чили.
Резюме
Тревога является чрезвычайно распространенным психологическим расстройством, наверное, поистине тем, что “отличает” XX столетие. Иногда она может принимать крайние формы и быть достаточно выра¬женной, чтобы классифицироваться как фобия. К счастью, это состоя¬ние очень хорошо поддается лечению. Гипноз в сочетании с релаксаци¬ей и образными техниками хорошо подходит для лечения когнитивных проявлений тревоги на всех ее уровнях. Как правило, клиенты осваива¬ют множество стратегий преодоления, которыми могут воспользовать¬ся в других возбуждающих тревогу ситуациях.

Глава 7 ^^
Расстройства, связанные со стрессом
Расстройства, приводящие к стрессу, во многом похожи на расстрой¬ства, сопровождающиеся тревогой; Голден с коллегами (Golden at al., 1987) рассматривают их в той же главе, где речь идет о лечении тревоги и фобии. Однако эти два вида расстройств имеют различия, особенно на фоне посттравматических нарушений, и требуют отдельного лечения. В соответствии с этим данная глава описывает использование гипноза при лечении посттравматического стрессового рассройства (ПТСР) как разновидности стрессовых нарушений.
Селье (Selye, 1956) определил стресс как неспецифическое последст¬вие любого требования, предъявляемого к организму. Это определение неспецифично и опирается на реакции. Однако другие исследователи утверждали, что стресс развивается из-за комплексного взаимодействия между требованиями окружающей среды, собственным восприятием этих требований и собственной мнимой способностью их удовлетворить или изменить. Например, Лазарус и Фолкман (Lazarus and Folkman, 1984) считают, что стресс определяется оценкой стрессора и мнимой способностью (или ее отсутствием) индивида справиться с требовани¬ями, налагаемыми стрессором. При таком рассмотрении стресс пони¬мается с точки зрения требований среды или внутренних требований, которые чрезмерно напрягают или истощают адаптационные ресурсы индивида. Поэтому переживание “стресса” должно определяться как природой требования, или стрессора, так и количеством и качеством доступных индивидуальных ресурсов.
Жизненные события, приводящие к стрессу, систематически демон¬стрировали свою связь со многими психологическими и телесными нарушениями. К известному стрессу могут привести даже позитивные события; негативные заканчиваются еще большей его выраженностью. К позитивным событиям относятся свадьба, рождение ребенка и покуп¬ка первого в жизни дома. К негативным событиям относятся смерть

84 Часть II. Лечение психологических расстройств
любимого человека, развод, изнасилование/сексуальная травма и более редкие события, такие как стихийные бедствия и переживания военно¬го времени. Достаточно суровые, многие из этих негативных событий могут привести к тому, что сегодня широко известно как посттравмати¬ческое стрессовое расстройство. Более ранними названиями этого нару¬шения в условиях военного времени были “военный невроз” и “боевая психотравма”. Таким образом, новейшее понятие ПТСР охватывает во¬енные травмы, но не исчерпывается ими.
Военные ПТСР рассматривались с позиций двух разных теорий (Do¬novan et al, 1996), отражавших взаимодействие между индивидом и со¬бытием. В анализе ПТСР теория резидуального стресса (ТРС) основы¬вается на отвращающем и отравляющем характере военных пережива¬ний. Другими словами, причиной выступают сами по себе боевые дей¬ствия. Однако теория эвапорации стресса (ТЭС) гласит, что главную роль в ПТСР играют довоенные переменные. Иными словами, ключевыми являются индивидуальные отличия. Донован с коллегами обнаружили, что участие в боевых действиях является единственным и сильнейшим фактором, предопределяющим ПТСР. Однако они также пришли к вы¬воду, что значимым фактором того же рода могут быть телесные на¬казания в детстве. Они предположили, что ПТСР может запускаться или усиливаться анамнестической детской травмой, поскольку индиви¬ды, подвергавшиеся насилию, могут быть психологически ранимее, чем остальные.
В ПТСР существуют три основных типа симптомов (Spiegel, 1996): навязчивые симптомы (воспоминания, поглощенность травмирующим событием), эмоциональная холодность (потеря воли) и гипервозбужде¬ние (преувеличенная реакция на стимулы, имеющие отношение к трав¬ме). В лечении ПТСР гипноз может принести особую пользу благодаря сходству, которое существует между этими разновидностями симпто¬мов и тремя главными компонентами гипноза: абсорбцией, диссоциаци¬ей и внушаемостью (Spiegel, 1996). Особую важность, следовательно, может иметь оценка способности клиентов к трансу до применения гип¬ноза в лечении ПТСР. Возможно, что высоко гипнабельные индивиды могут с большей вероятностью переживать симптомы ПТСР как ответ на травму. Кроме того, они чаще могут проявлять такие симптомы без сознательного их осмысления. Аналогичным образом, эмоциональная холодность предполагает гипнотическую диссоциацию, а состояние ги¬первозбуждения напоминает повышенную гипнотическую отзывчи¬вость на сигналы (Spiegel, 1996).

Глава 7. Расстройства, связанные со стрессом 85
По Шпигелю (Spiegel, 1993), применение гипноза в лечении ПТСР требует обеспечения контролируемого доступа к травматическим вос¬поминаниям и помощи клиентам в контроле над сильными эмоциями и физиологическими реакциями, которые могут развиться в ответ. Кроме того, гипноз может помочь клиентам дистанцироваться и отстраниться от непосредственности травматического переживания, а также способ¬ствовать им в более перспективном рассмотрении этого переживания. В гипнотическом трансе можно давать суггестии разрешения травмати¬ческого переживания. Наконец, иногда можно модифицировать и фак¬тическое воспоминание о травмирующем событии.
Когнитивное содержание
Когнитивное содержание многих ПТСР-нарушений состоит из навяз¬чивых и неконтролируемых воспоминаний о травматическом событии как таковом в сочетании с сильным эмоциональным возбуждением. При лечении этих состояний важно обеспечить клиентов методикой сниже¬ния возбуждения и контроля над навязчивыми симптомами. В качестве примера того, как это могло бы быть сделано, давайте рассмотрим слу¬чай Джорджа.
Джордж был ветераном войны во Вьетнаме, участвовавшим в наступ¬лении при Тет в 1968 году. Он побывал в особенно жестоком сражении и видел смерть многих своих друзей. Поскольку он командовал взводом, он чувствовал особую ответственность за эти смерти и проклинал себя за то, что не защитил своих ребят от угрозы. Его воспоминания состоя¬ли в первую очередь из ужасных картин, рисовавших мертвецов, наря¬ду с видением себя, очень медленно и безрезультатно продвигающегося сквозь побоище. Анализ его автоматических мыслей, сопровождавших воспоминания, выявил следующие их варианты: “Я не должен был ве¬сти моих людей в это пекло!”; “Я никудышный командир, я виноват во всех этих смертях!”; “Я должен был сделать больше, во всем этом вино¬ват только я”. Эти воспоминания и автоматические мысли немедлен¬но сопровождались сильным эмоциональным возбуждением, включая дрожь, потоотделение и неспособность сосредоточиться.
На самом деле, по словам его командиров, Джордж вел себя образцо¬во и спас многих своих людей. Вьетконговцы заманили его в ловушку, и он сражался с превосходящими силами противника, пока не подоспе¬ло подкрепление — ко времени, когда вьетконговцы были уже разбиты. Тем не менее он считал себя виновным и не верил тем, кто убеждал его в обратном.

86 Часть II. Лечение психологических расстройств
Джордж оказался умеренно гипнабельным клиентом и был глубоко заинтересован в использовании гипноза. Важно, чтобы клиент не испы¬тывал никаких неудобств из-за гипноза как метода лечения, поскольку некоторые люди, страдающие ПТСР, боятся, что в трансе их захлестнут неконтролируемые воспоминания. Гипнотерапевт предпочел сначала сосредоточить внимание на автоматических мыслях Джорджа, возни¬кавших на фоне воспоминаний, и помочь ему дистанцироваться от не¬посредственной их близости (дистанцирование; J. S. Beck, 1995). После индукции последовала следующая гипнотическая процедура:
Сейчас, Джордж, я хочу, чтобы ты еще раз представил себя в одном из тво¬их воспоминаний, но теперь глядя на себя издалека [техника дистанциро¬вания]. Смотри на бой, на себя в бою, но все это кажется очень далеким — почти как если бы происходило с кем-то другим. Ты ощущаешь необычную отстраненность, почти как если бы был там не полностью. И так же ослабе¬вают твои чувства, связанные с образом, как будто они остаются, но не на¬столько сильны. Интересное чувство, не правда ли? Теперь попробуй пред¬ставить себя говорящим: “Я делаю мало, я не должен был вести сюда взвод” и немедленно произнеси вместо этого следующие слова: “Я не виноват в том, что очутился здесь. Я делаю все, что могу в скверной ситуации”. Про¬должай повторять эти мысли [гипнотерапевт снова и снова повторяет аль¬тернативные утверждения]. Хорошо. И, по мере того как ты повторяешь эти мысли, ты сможешь начать ощущать, что успокаиваешься, делаясь менее возбужденным. Приятное ощущение, согласен?
Поупражнявшись с Джорджем в этих альтернативных самоутверж¬дениях на протяжении нескольких сессий, гипнотерапевт обучил его стратегии преодоления для контроля над воспоминаниями — телеско¬пической технике. Процедура гипноза была структурирована следую¬щим образом:
Я хочу, чтобы ты еще раз вызвал в своем сознании памятный образ. Но на сей раз взгляни на него с другого конца телескопа [техника дистанцирова¬ния]. Когда ты увидишь уменьшенный образ, ты сможешь сделать его еще меньше, если вытянешь трубу телескопа, и больше, если укоротишь. Короче и длиннее, больше и меньше — ты можешь контролировать размеры образа. И ты замечаешь, что всякий раз, когда ты делаешь образ меньше, ты испы¬тываешь меньшее возбуждение. Больше — больше возбуждения. Меньше — меньше возбуждения. Правильно, очень хорошо. И ты можешь испытывать все больший и больший комфорт благодаря твоей способности усиливать и понижать свое возбуждение. Таким образом, когда ты переживаешь воспо¬минания, ты можешь сразу же взглянуть на них с другого конца телескопа и сделать их меньше и менее могущественными, меньше и менее могуществен¬ными, меньше и менее могущественными...

Глава 7. Расстройства, связанные со стрессом 87
Телескопическая техника была применена, чтобы помочь Джорджу уменьшить путем дистанцирования его непосредственную погружен¬ность в травмирующее воспоминание и сделать его способным к более рациональной оценке его мыслей и чувств. Превозмогающие самоутвер¬ждения были использованы, чтобы помочь ему в процессе переосмы¬сления реальности. Джордж сообщил, что воспоминания начали умень¬шаться как по частоте, так и по интенсивности.
Когнитивные процессы
Джордж также демонстрировал по меньшей мере два из тех когнитив¬ных искажений, что были идентифицированы Дж. С. Беком (J. S. Beck, 1995) и рассматривались в главе 2: дисквалификацию, или дискредита¬цию позитивного и навешивание ярлыков. Джордж не принимал в рас¬чет героические усилия, которые он предпринял, чтобы вызволить из беды нескольких своих людей, и концентрировал внимание только на тех, которых он не смог спасти. В этом также были отголоски преуве¬личения/преуменьшения, так как Джордж преувеличивал свои прома¬хи и преуменьшал заслуги. Он, следовательно, навешивал на себя ярлык “некомпетентного” командира. Помимо интервенций, направленных на вышеописанные когнитивные содержания, гипнотерапевт воспользо¬вался следующей гипнотической процедурой, воздействующей на ког¬нитивные процессы.
Ведь это очень просто, Джордж — разве, нет? (употреблением слов “разве нет?”, “не так ли?” клиент побуждается к согласию) — видеть в ситуации лишь негативный смысл? Это легко для всех нас и составляет часть чело¬веческого бытия [нормализует его когниции]. Но как, я в этом уверен, тебе известно [еще одно использование согласующей формулировки], для всех нас важно рассматривать как позитивные, так и негативные интерпретации ситуации. Без этого картина реальности остается незавершенной. И если мы даем однобокое толкование событий, то таким образом объясняем и свои поступки. Поэтому если мы видим лишь негативное, то мы обозначаем себя негативно... (пауза) ... если мы видим лишь позитивное, то мы обозначаем себя позитивно. И потому, при всей важности видения всех аспектов ситу¬ации, нужно видеть как можно больше позитивных аспектов. Позволь мне исходить из общего соотношения 60 и 40; 60 процентов позитивного, 40 про¬центов негативного1 (пауза). Итак, Джордж, сейчас я хочу, чтобы ты пред-
Исследование “состояний сознания” (SOM), выполненное Шварцем и Гаромони (Schwartz and Garomoni, 1989), указывает, что для душевного здоровья оптимальным соотношением позитивных и негативных автоматических мыслей является 6:2.

88 Часть II. Лечение психологических расстройств
ставил всех людей из твоего подразделения, которых тебе удалось спасти. Сосредоточься на их лицах, вспомни их имена, увидь их такими, какими они были, ощути их благодарность тебе за твою помощь и руководство. Когда этот образ возникнет, позволь подняться указательному пальцу твоей пра¬вой руки [идеомоторный сигнал]. Правильно! Очень хорошо! Теперь удер¬живай этот образ в сознании и медленно дай ему развернуться, видя людей, которых ты спас, видя и слыша их благодарность тебе за твое руководство... наслаждаясь разворачивающимся образом [пауза несколько секунд, мож¬но даже до минуты или больше]. И когда ты сосредоточишься на этом раз¬ворачивающемся и устойчивом образе, ты можешь начать видеть себя в более позитивном свете, эффективным командиром, который сделал все, что он смог, а смог он действительно многое. Ведь для того чтобы быть эф¬фективным, тебе не нужно быть совершенным, не так ли? И у тебя теперь есть новый инструмент, чтобы преодолеть ситуацию, не правда ли? Поэто¬му, когда бы ты ни решил, будто плохо держался в бою, ты сможешь поду¬мать обо всех людях, которые оценили и благодарно восприняли твою по¬мощь и руководство.
Эта процедура применялась на дополнительных сессиях в расширен¬ном виде и с вариациями. Как уже неоднократно замечалось, повторение играет решающую роль в замене искаженных когниций на более адек¬ватные.
Когнитивные структуры
В качестве примера использования гипноза в лечении другой формы ПТСР давайте рассмотрим случай Нэнси. Если симптомокомплекс Джорджа вращался вокруг навязчивых когниций и гипервозбуждения, то симптомы Нэнси были более сложными. Они заключались главным в образом в эмоциональной холодности при наличии отдельных навяз¬чивых когниций. Несколько лет, то есть на протяжении периода детства, который она могла вспомнить, ей досаждал сексуальными приставани¬ями близкий родственник. В конце концов она пожаловалась матери, которая после этого запретила родственнику общаться с Нэнси. Кли¬ентка считала, что “навсегда похоронила всю эту историю в прошлом”, однако призналась в периодических вспышках памяти, которые высве¬чивали прошлое домогательство. Вдобавок ее не удовлетворяли сексу¬альные отношения с мужем, и она старалась по возможности вообще избегать физической близости. Она сказала, что нарочно эмоциональ¬но “отключалась” в минуты близости и старалась ничего не ощущать. Нередко ей удавалось сделать это с помощью размышлений о посторон¬них вещах или взирая на себя как бы издалека.

Глава 7. Расстройства, связанные со стрессом 89
Тесты на восприимчивость к гипнозу показали, что Нэнси обладала хорошей способностью к трансу, и она была заинтересована в примене¬нии гипноза. В предварительных беседах было выявлено ее понимание того, что она, будучи ребенком, не могла быть ответственной за домо¬гательства. Однако у нее до сих пор возникали отдельные назойливые мысли о том, что она была хотя и немного, но виновата в этом, посколь¬ку ей было по душе общество этого человека и “Мне нравилось это”. Хотя она сама и не давала такого описания, терапевт посчитала, что Нэн¬си ощущала себя в некотором роде “запятнанной” и не заслуживающей удовольствия от интимных отношений с мужем. Согласно схеме Янга (Young, 1994) (см. главу 5), в этом проявлялись элементы репрессив¬ности. Поэтому гипнотическая интервенция была структурирована, во-первых, вокруг ее когниций самообвинения (когнитивное содержание), а во-вторых, вокруг повышения ее удовольствия от физической близо¬сти и понижения ее эмоциональной холодности (когнитивные структу¬ры). После гипнотической индукции, погрузившей Нэнси в транс, гип-нотерапевт применила гипнотическую процедуру, призванную ослабить самобичевание Нэнси в связи с сексуальной травмой. Эта процедура, таким образом, может рассматриваться как изменение, если не подста¬новка, воспоминания, так как терапевт воспользовалась разделенным вниманием, чтобы внушить послание, которое снимало с Нэнси вину. Процедура протекала приблизительно так (выделены слова, на которые ставилось ударение).
Нэнси, я хочу, чтобы ты постепенно расслабилась и разрешила своему со¬знанию свободно парить, думая о чем угодно, что только ему заблагорас¬судится. И ты можешь ощутить уверенность в том, что ты услышишь то, что тебе будет нужно услышать, что ты захочешь услышать — прямо здесь, прямо сейчас. Хорошо. Просто дай своему сознанию парить, расслабляясь, ощущая свободу, слушая, но на самом деле не слушая... (пауза). Нэнси, я уверена ты знаешь, что дети и взрослые по-разному осмысливают события, разве не так? Дети часто чувствуют себя виноватыми во всем. Но взрослым известно, что они часто не отвечают за происходящее. Разве не будет облег¬чением знать, будучи взрослой, что ты отвечаешь не за все. Возможно, даже за меньшее, чем ты думаешь. Как взрослая, ты можешь рассказать об ответст¬венности ребенку, которым ты когда-то была. Ты можешь, Нэнси, осознать, что ты не отвечала за происходящее, познать ответственность с другой, но¬вой для тебя стороны, по мере того как ты, Нэнси, растешь и развиваешь¬ся... Непрерывное изменение, новый взгляд на вещи, новое ощущение силы, но в то же время — ощущение твоих ограничений, ограничений в твоей от¬ветственности. И кажется комфортным и расслабляющим, не правда ли, осознавать, впервые узнавать, что ты не отвечала за происходящее, обре¬тая растущий комфорт в этом знании.

90 Часть II. Лечение психологических расстройств
Эта процедура повторялась с вариациями на протяжении нескольких сессий. В такого рода гипнотической практике важно проверять дости¬гаемый клиентом прогресс, чтобы гарантировать, что возникающие об¬разы не усугубляют страдания. Нэнси сообщила, что у нее начали исче¬зать назойливые мысли, связанные с самобичеванием.
Устранение болезненных симптомов является положительным ре¬зультатом, однако жизнь Нэнси оставалась эмоционально скудной. По¬этому гипнотерапевт решила обратиться к ее эмоциональной холодно¬сти и отсутствию удовольствия от физической близости. Сначала она обсудила с Нэнси ее (Нэнси) заинтересованность в фактическом дости¬жении большей близости в отношениях с мужем, особенно в сексуаль¬ной сфере. Нэнси заверила ее, что действительно хочет большей близо¬сти, и терапевт, таким образом, сочла нужным прибегнуть к сочетанию гипнотической релаксации с когнитивной репетицией. После стандар¬тной индукции процедура гипноза протекала так.
Нэнси, я хочу, чтобы ты сделалась все более и более расслабленной, испы¬тывая комфорт и наполняясь приятными ощущениями. Ты знаешь, что мо¬жешь расслабиться настолько глубоко, насколько ты этого хочешь прямо сейчас, на любом удобном для тебя уровне транса. [При работе над этими чувствительными вопросами важно приноравливать свой темп так, чтобы не слишком толкать клиента в избранном направлении.] Теперь постарай¬ся найти тот уровень транса, комфорта и релаксации, который тебя устраи¬вает... (пауза). Когда ты займешь этот уровень, подними указательный па¬лец правой руки [идеомоторный сигнал]... Хорошо! Теперь я хочу, чтобы ты увидела [или представила], как к тебе приближается твой муж. Наблюдая [или представляя] за его приближением, ты видишь [или представляешь], как сама подаешься к нему. Это новое поведение, не так ли? И ты можешь почувствовать себя комфортно, зная, что ты всегда можешь сказать “нет”. Но на самом деле, прямо сейчас, в настоящий момент, ты не хочешь этого говорить. Ты подаешься к нему и обнимаешь его так же, как он обнимает тебя, просто чувствуя тепло его близкого присутствия, испытывая удоволь¬ствия оттого, что хочешь его, чувствуя себя счастливой и расслабленной. Теперь удерживай этот образ несколько секунд — столько, сколько тебе понравится. Если ты начнешь чувствовать себя неуютно, возвращайся, зная, что ты снова сможешь приблизиться, как только захочешь. [Окончательный контроль важно оставить за клиентом.] Хорошо! (Пауза.) Теперь увидь [представь] себя приближающейся к нему еще раз, на этот раз по своей ини¬циативе. Испытай счастливое чувство, порожденное желанием сделать это. Удерживай его столько, сколько тебе понравится... (пауза). Теперь разре¬ши этому образу улетучиться из твоего сознания, тогда как сама ты продол¬жаешь ощущать расслабленность и комфорт.

I

Глава 7. Расстройства, связанные со стрессом 91
Более медленное продвижение особенно важно при работе в столь чувствительных областях, как физическая близость и сексуальность. В этом примере интимные образы и позитивные чувства сначала были скромными. Если бы Нэнси сумела безболезненно приблизиться к мужу описанным образом, то в ходе дальнейших сессий можно было бы ис¬следовать большую близость и более яркие ощущения. Если нет, то при¬шлось бы повторно упражняться в достигнутом уровне близости до тех пор, пока она не почувствовала бы себя комфортно. Предельный уро¬вень и степень когнитивной гипнотической репетиции задается только уровнем обсуждения деталей, удобным клиенту (и гипнотерапевту!). В подобных ситуациях лучше всего, чтобы терапевт и клиент были од¬ного пола во избежание смущения или других проблем.
Резюме
Расстройства, связанные со стрессом, совершенно обычны в сегодняш¬нем мире. Если причину тревоги не всегда удается установить сразу, то иначе обстоит дело со стрессовыми расстройствами. Стрессор может происходить из любой сферы жизни индивида и бывает иногда доста¬точно сильным, чтобы серьезно расстроить процесс жизнедеятельно¬сти. Если стрессор достаточно силен, то итоговое нарушение можно классифицировать как посттравматическое стрессовое расстройство. Если раньше ПТСР ограничивались переживаниями военного времени, то сегодня их границы расширились, включив разнообразные сильные стрессоры, присущие многим аспектам жизни.

Глава 8
Депрессия
Депрессия — один из самых частых психологических недугов и прозва¬на обычной простудой, поражающей душевное здоровье. Каждый из нас время от времени испытывает депрессию или хотя бы “хандру”, и это чувство, как правило, проходит само собой. Однако в некоторых случа¬ях оно достаточно серьезно и продолжительно, чтобы потребовать ле¬чения.
Существуют два типа депрессии. При униполярной депрессии инди¬вид испытывает только депрессию, хотя она может колебаться от жес¬токой формы до состояния, близкого к норме. При биполярной депрес¬сии (ранее она называлась маниакально-депрессивный психоз) имеют место индивидуальные перепады настроения от депрессии к мании и обратно, организованные в циклы той или иной продолжительности. Поскольку биполярная депрессия в настоящее время считается рас¬стройством, которое изначально находится в сфере ведения медицины, то эта глава фокусируется на униполярной депрессии и менее выражен¬ной дисфории.
Самой разработанной и изученной программой лечения депрессии является когнитивная терапия по методике Бека и его коллег (Beck et al., 1979). Они обнаружили, что для депрессии характерен негативный взгляд на себя, мир и будущее. Независимо от того, действительно ли вызывают депрессию эти негативные когниции, существуют достаточ¬ные свидетельства в пользу эффективности когнитивных и когнитив¬но-поведенческих стратегий в лечении депрессии, особенно ее унипо¬лярной разновидности (Golden et al., 1987). Помимо этого, отдельные индивиды переживают дисфорию, или мягкую депрессию. Такое состо¬яние, хотя и не настолько серьезно, чтобы его можно было классифици¬ровать как клиническую депрессию, иногда достаточно изнурительно и требует лечения.

Глава 8. Депрессия
Депрессию можно рассматривать как реактивную, когда она развива¬ется в ответ на ситуационное поражение или разочарование; она может быть и хронической. Индивиды с хронической депрессией или дисфо¬рией обычно расцениваются окружающими как типично “пришиблен¬ные” или “малохольные”. В хронической депрессии могут участвовать биохимические факторы. Индивидуальные различия в депрессивном стиле были известны на протяжении веков. Древние греки, например, выделяли меланхолию как один из четырех темпераментов. Тем не ме¬нее здесь могут присутствовать и психологические причины, а психоло¬гические интервенции могут пригодиться в лечении даже хронически депрессивных индивидов, хотя их депрессия может снизиться и не на¬столько, насколько бы им хотелось. Могут помочь соответствующие ле¬карственные препараты, особенно на начальных этапах лечения. Но в целом исследования показали, что когнитивная психотерапия, по мень¬шей мере, настолько же, насколько фармакология, эффективна как в лечении депрессии, так и в защите от рецидивов (Evans et al., 1992). При реактивной депрессии или при неадекватной и постоянной дисфории предпочитаемыми объектами интервенции оказываются, как правило, когнитивные события и когнитивные процессы. При хронических фор¬мах депрессии или дисфории к когнитивным событиям и процессам на¬верняка присоединятся когнитивные структуры.
Депрессия может сопровождаться различными симптомами (Golden et al., 1987), включая эмоциональные (например, плаксивые причи¬тания), когнитивные (например, избыточная самокритика), поведен-ческие-(например, вялость), соматические (например, нарушение сна). Хотя интервенции могут касаться любого класса симптомов, наиболее хорошо зарекомендовали себя те, что связаны с поведенческим и ког¬нитивным. Также было показано, что наилучшие результаты может принести активация поведения, сопровождаемая когнитивными интер¬венциями (Beck et al., 1979; Kelly and Dowd, 1980). Следовательно, де¬прессивные клиенты могли бы выиграть в первую очередь от активного гипноза (Golden et al., 1987).
Гипноз исторически считался противопоказанным при депрессии, поскольку она отличается низким уровнем возбуждения, а традицион¬ные гипнотические техники снижают это возбуждение еще больше (Yap-ko, 1993). Кроме того, отдельных психотерапевтов беспокоила подста¬новка симптомов в случае успешного устранения депрессии посредст¬вом гипноза. Однако применение активного гипноза должно развеять эти опасения, поскольку он фактически активизирует клиента.

94 Часть П. Лечение психологических расстройств
Активный гипноз
С известной точки зрения гипноз есть расслабленное, почти сонное со¬стояние, подобное по своим характеристикам сну. В действительности этот образ порождают сами гипнотерапевты, прибегая к релаксации как методу индукции и пользуясь метафорами сна и глубины (например: “Вы все глубже входите в транс, вы становитесь все более и более сон¬ным”). Тем не менее гипнозом можно пользоваться и с целью вызвать бодрое и активное состояние, стимулируя в ходе него активацию.
Вспомните, что когнитивное направление в гипнозе опирается на мо¬дель социального влияния. Из этого следует, что клиенты относят под¬сказки гипнотерапевта к явлениям, которые оказываются благоприят¬ными во время транса. Поэтому важно сказать клиентам, что они могут испытать транс как бодрящее, а не как апатичное состояние и что раз¬личные люди по-разному переживают транс. Этому пониманию можно помочь, если использовать в качестве примеров “дорожный гипноз” или увлеченность каким-либо делом, равно как вновь и вновь повторять опре¬деление гипноза не как сонного состояния, но как концентрацию вни¬мания. Кроме того, при использовании активного гипноза для гипноте¬рапевта важно говорить в оживленной, а не в той мягкой, успокоитель¬ной тональности, которая обычно используется, и постепенно повышать темп по ходу индукции. Классическим образцом активного гипноза, приносящего пользу во многих ситуациях, является следующий:
Закройте глаза, и пусть ваши руки мягко покоятся на бедрах. Чувствуйте себя расслабленным, но чутким, в полном сознании, сидящим прямо, но в то же время не слишком прямо. Теперь представьте, что я привязал к од¬ной из ваших кистей воздушный шарик, наполненный гелием, и что эта кисть начинает ощущаться легче другой... Замечайте разницу между ощу¬щениями в обеих кистях. Почувствуйте, как легкость в одной кисти распро¬страняется на всю руку, все легче и легче... Вся ваша рука становится легче и легче. Когда она становится легче и легче, вы можете ощутить, что она на¬чинает подниматься с вашей ноги... постепенно взмывая вверх, становясь все легче и легче... кверху и кверху... выше и выше. По ходу того, как ваши кисть и вся рука поднимаются, вы чувствуете себя бодрее и живее, полным энергии... поэтому чем выше поднимается рука, тем большую вы ощущаете бодрость... как будто это ощущение протекает сквозь ваше тело, наполняя вас энергией и уверенностью. Когда ваша рука поднимется до уровня голо¬вы, она остановится... при этом вы продолжите испытывать прилив энер¬гии и уверенности.
Сейчас я хочу, чтобы вы представили, что гуляете в лесу погожим осенним днем. Небо чистое, а воздух бодрящий... Вы можете вдыхать ароматы леса и ощущать дуновение ветерка на щеках... Вы можете слышать хруст павшей

Глава 8. Депрессия 95
листвы под ногами, суету мелкой живности в кустах и щебетание птиц... Слева вы можете слышать журчание быстрого ручья, бегущего по камням... [Важно задействовать как можно больше сенсорных систем.] Вы можете ощутить лесную жизнь, когда всякое животное запасается пищей на зиму, хлопочет, занятое своими делами, энергичное в своем занятии. И, по мере того как вы видите, слышите, вдыхаете и ощущаете все явления природы, прохладный воздух и занятость побуждают вас идти быстрее и быстрее... и, когда вы идете быстрее, вы можете почувствовать, как становитесь еще уве¬реннее и энергичнее... увереннее и энергичнее. Это здорово! Все ваше тело чувствует себя энергичнее! Всякий раз, когда вы вдыхаете, вы можете ощу¬тить себя становящимся энергичнее и увереннее... когда вы выдыхаете, вы можете почувствовать себя обновляющимся [присоединение энергичности и уверенности к обычным человеческим действиям]... Вы можете почув¬ствовать, как бьется ваше сердце, полное жизни и энергии. Вы можете ощу¬тить румянец на щеках и кровь, струящуюся по вашим жилам... И вы смо¬жете восстановить эти ощущения, когда бы ни захотели... просто вспомнив эту бодрящую прогулку; все, что вы видели, слышали, ощущали, обоняли; и энергию и уверенность, которые вы чувствовали.
Прежде чем начинать гипноз, важно широко обсудить с клиентом бодрящую сцену. Не всякий любит гулять в лесу; то, что находит бодря¬щим один индивид, другой может посчитать скучным. Из-за того что депрессивных индивидов мало что радует или интересует, гипнотера-певт мог бы спросить клиента о вещах, которые ему нравились в про¬шлом, и использовать их для построения приятного переживания. Раз¬работка гипнотических процедур терапевтом совместно с клиентом яв¬ляется примером их продуктивного взаимодействия (Beck J. S., 1995). Конечно, невозможно разработать вместе все процедуры, но я рекомен¬дую поступить так с максимально возможным числом.
Когнитивное содержание
Когнитивные самоутверждения депрессивных индивидов отличаются темами утраты и грусти. Как констатировали Бек и его коллеги (Beck et al., 1979), клиенты не видят в себе ничего хорошего (негативный взгляд на себя) и считают, что не станут хорошими никогда, или не видят для се¬бя доброго будущего (негативный взгляд на будущее), а также убеждены, что сам по себе мир — скверное место (негативный взгляд на мир). Бек с коллегами (Beck et al., 1979) перечислили некоторые общие положе¬ния, которые могут предрасположить индивида к депрессии, например:
• для счастья мне должно удаваться все, за что бы я ни взялся;
• чтобы я был счастлив, меня должны принимать все и всегда;
• если я ошибусь, то это означает, что я никчемен;

96 Часть II. Лечение психологических расстройств
• если кто-то со мной не согласен, то это означает, что я ему не нрав¬
люсь;
• моя ценность как личности зависит от стороннего мнения (р. 246).
К образцам более специфических депрессивных самоутверждений относятся: “Я никогда не добьюсь успеха, я ничего не умею сделать правильно! Я никогда не закончу эту книгу! Мир полон зла”. Такие са¬моутверждения часто отличаются навязчивостью и постоянством, их трудно эффективно изменять. Кроме этого, клиенты могут быть более склонны к спонтанному припоминанию прошлых печальных событий и негативной интерпретации в период депрессии неоднозначных теку¬щих стимулов. Или, по утверждению Шактер (Schacter, 1996), создает¬ся впечатление, что люди вспоминают события сквозь призму их по¬следующего эмоционального состояния. Это известно под названием эффекта согласованности настроений и объясняется детальнее в ра¬боте Дауда и Куршена (Dowd and Courchaine, 1996). Таким образом, назойливые депрессивные самоутверждения обладают тенденцией за¬крепляться, циркулируя по кругу и затрудняя интервенцию. Делались отдельные попытки намеренно фасилитировать воспоминание путем приурочивания текущего настроения к настроению в момент исходного переживания, но этот феномен оказался ненадежным (Dowd and Cour¬chaine, 1996).
Из-за кругового, самоподкрепляющегося характера депрессивных са¬моутверждений я рекомендую начинать с процедуры активного гипно¬за, особенно при работе с клиентами с более выраженной депрессией. Этим можно добиться как общего приятного введения в гипноз, так и бодрящего переживания, и тем побудить клиента к продолжению. Ак¬тивный гипноз может фактически незаметно перейти в разновидность возрастной прогрессии, известную как временная проекция (Golden et al., 1987).
При временнАой проекции клиента сначала просят составить список занятий, которые радовали его раньше или нравятся в настоящее время (в том случае, если клиента еще хоть что-то радует). Эти дела могут и, возможно, должны быть сравнительно простыми занятиями вроде про¬гулок, езды на велосипеде, прослушивания музыки или чтения. Затем клиента просят представить себя предающимся этим занятиям в буду¬щем. Эти сессии можно записать на магнитофон, чтобы клиент мог про¬слушивать записи дома. По ходу сессий гипнотерапевт дает суггестии степени, в которой клиент наслаждается этими занятиями. Поскольку эти события содержатся в будущем, постольку удовольствие, которое

Глава 8. Депрессия 97
они доставляют, представить легче, чем если бы они происходили сей¬час. Но для всех нас будущее рано или поздно наступает.
В качестве примера временной проекции давайте рассмотрим случай Джен. Она обратилась за помощью из-за депрессии, развившейся после того, как ее уволили с работы. Хотя она “знала”, что была уволена по причине общего сокращения штатов, ее донимали навязчивые, посто¬янные мысли о собственном служебном несоответствии. Эта мнимое не¬соответствие стало распространяться на другие сферы жизни, так что теперь она начинала критиковать свою супружескую и материнскую де¬ятельность. Гипнотерапевт, работая с Джен, установил, что когда-то ей нравились долгие велосипедные прогулки и она находила это занятие как расслабляющим, так и заряжающим энергией. Когда Джен находи¬лась в трансе, была использована следующая процедура.
Джен, ты знаешь, что тебе когда-то очень нравилось кататься на велосипе¬де. И тебе известно, что люди меняются, не так ли [образец трюизма, пред¬назначенного побудить к согласию]... и “но то, что было когда-то, все еще может случиться”. Ты помнишь, как тебе это нравилось? Поэтому сейчас я хочу, чтобы ты отправилась вместе со мною в будущее, в котором, быть может, это вновь доставит тебе удовольствие. Сейчас ноябрь; когда я буду отсчитывать недели и месяцы, ты сумеешь представить себя путешествую¬щей в будущее... декабрь, первая неделя, вторая неделя, третья неделя, чет¬вертая неделя; ...январь, первая неделя, вторая неделя, третья неделя, чет¬вертая неделя; ...февраль, первая неделя, вторая неделя, третья неделя, четвертая неделя; ...март, первая неделя, вторая неделя, третья неделя, чет¬вертая неделя; ...апрель, первая неделя, вторая неделя, третья неделя, чет¬вертая неделя; ...май, первая неделя, вторая неделя, третья неделя, четвер¬тая неделя; ...июнь, первая неделя, вторая неделя... Сейчас вторая неделя июня, прекрасный день! Представь, как ты снимаешь свой велосипед с крю¬ка и отлаживаешь механизм... Ты прыгаешь в седло и начинаешь ехать... делая так, ты начинаешь испытывать старое чувство волнения и бодрости по мере того, как твои ноги движутся вверх и вниз... вверх и вниз... ты ощу¬щаешь ветер в своих волосах, на своем лице... чувствуешь, как солнце при¬пекает твою кожу, согревая тебя всю целиком. И, по мере того как ты про¬должаешь ехать, ты можешь почувствовать, как твое сердце бьется чаще — не в скачке — но в устойчивом, ощутимом, энергичном биении. Ты можешь ощутить, как кровь бежит по твоим жилам — приятное, бодрящее чувство. Очень приятно, не правда ли, иметь в своем теле столько энергии! И пока ты продолжаешь ехать, ты можешь чувствовать, как эта энергия и жизнен¬ная сила захлестывают все твое тело, пронизывая его насквозь, наполняя твое тело теплом и энергией. Теперь продолжай ехать еще несколько се¬кунд, наслаждаясь этими ощущениями, этими волнующими ощущениями... {пауза). Теперь постепенно замедляй ход, так чтобы ехать медленнее и мед-
4 Зак 106

98 Часть II. Лечение психологических расстройств
леннее, постепенно останавливаясь... но продолжая ощущать энергию в сво¬ем теле, энергию в не столь кипучей форме, пока не остановишься (пауза). Теперь я начинаю обратный отсчет, считая со второй недели июня, первая неделя; четвертая, третья, вторая, первая неделя мая; четвертая, третья, вто¬рая, первая неделя апреля; четвертая, третья, вторая, первая неделя марта; четвертая, третья, вторая, первая неделя февраля; четвертая, третья, вторая, первая неделя января; четвертая, третья, вторая, первая неделя декабря; и обратно в ноябрь. Сейчас снова ноябрь, и ты можешь расслабиться, но по-прежнему чувствовать себя бодрой, энергичной и взволнованной своей по¬ездкой.
Когда Джен вышла из транса, она сообщила, что такой бодрости она не испытывала с тех пор, как ее уволили.
Независимо от способа передачи энергии клиенту, страдающему деп¬рессией (будь то активный гипноз или временная проекция), такая под¬зарядка аналогична поведенческой активации в когнитивной психоте¬рапии. Она позволяет сделать первый необходимый шаг. Однако самой по себе ее может быть недостаточно для поддержания прогресса или профилактики рецидива. Здесь также может помочь модификация са¬моутверждений (когнитивных содержаний).
Гипнотерапевт Джен помог ей идентифицировать негативные са¬моутверждения, которым она давала жизнь в связи с потерей работы, а также те, что начали возникать касательно других сфер ее жизни. Были выявлены и записаны следующие:
• “Я никогда не получу другой работы — по крайней мере, такой хо¬
рошей, как эта!”;

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>