<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

• Ее волосы были распущены и ниспадали на лицо в попытках его
скрыть.
• Она не пользовалась косметикой.
• Язык ее тела выдавал желание защититься.
• Ее глаза были тусклыми, а выражение лица печальным.
• Ее движения были замедленными.

152 Часть П Лечение психологических расстройств
На первых сессиях психотерапевт Энн выявил следующие само¬утверждения:
• “Мне ни в коем случае не следовало его приглашать”.
• “Я не должна была давать ему повод”.
• “Должно быть, я его чем-то спровоцировала” (например, улыб¬
кой).
• “Я должна была не разгуливать пешком, а ехать на машине”.
• “Что во мне не так?” (более общее высказывание).
• “Это я во всем виновата” (потому что он не был незнакомцем).
Кроме этого, Энн проявляла ряд дисфункциональных эмоций, вклю¬чая тревогу, депрессию, смущение и унижение. Также присутствовали бихевиористические воспоминания, касавшиеся недоверия к мужчинам и ситуациям, которые внешне не представлялись опасными.
Ситуация Энн была иной, более двусмысленной, чем ситуация Сью¬зен, поскольку преступник оказался знакомым, а может быть, и другом, который пользовался доверием. С учетом помощи, которую могли ока¬зать Сьюзен попытки гипнотерапевта изменить ее воспоминания о со¬бытии, ее итоговая уверенность в собственной невиновности представ¬ляется более вероятной. Сьюзен была явно изнасилована тем, кого она не знала, и потому ей было труднее усмотреть в своих действиях какую-то вину. Энн скорее могла поверить в свою сопричастность случивше¬муся, поскольку она знала насильника и он ей нравился. Существует давнее и глубоко укоренившееся, культурно обусловленное убеждение, зачастую молчаливо поддерживающееся как женщинами, так и мужчи¬нами, что женщины хотят, чтобы их завоевывали силой и, следователь¬но, побуждают к подобным действиям мужчин. К скрытым культурным допущениям трудно подступиться, и оспорить их нелегко именно пото¬му, что они скрыты, а оттого неподвластны обычным процедурам экс¬плицитной оценки. Находясь под влиянием подобных убеждений, Энн могла бы втайне полагать, будто она спровоцировала ситуацию, или, по крайней мере, запутаться в своих чувствах, не быть уверенной в своих истинных желаниях. Со временем, без психотерапевтической интервен¬ции, ее воспоминания могли бы сместиться настолько, что она пришла бы к убеждению, будто и в самом деле желала этой ситуации, спровоци¬ровала ее. За этим могут последовать чувства личной никчемности и деградации, хотя Энн вряд ли бы увязала чувства с когнициями.
С учетом сказанного, а также из-за ранее идентифицированных са¬моутверждений, гипнотерапевт решила переключить воспоминания Энн с тех утверждений, из которых следовала ее виновность, на те, что

Глава 10 Когнитивная гипнотерапия и реконструкция памяти 153
перекладывали ответственность на Джона, которая на самом деле ему и принадлежала. Энн очень четко помнила все, что она делала непосред¬ственно перед нападением, но с большим трудом вспоминала действия Джона. Гипнотерапевт первоначально сфокусировалась на двух само¬утверждения Энн: “Мне ни в коем случае не следовало его приглашать” и “Должно быть, я его чем-то спровоцировала”, чтобы переключить ее воспоминания и изменить когнитивные допущения личной вины.
Утверждение “Мне ни в коем случае не следовало его приглашать” может быть понято как в метафорическом смысле “приглашения” Джо¬на заняться сексом, так и в буквальном смысле приглашения его в дом. У Энн воспоминание о событии могло включать в себя приглашение в обоих смыслах слова. В любом случае, она отчетливо помнила, что при¬гласила его войти в дом. В соответствии с этим гипнотерапевт приме¬нила следующую процедуру.
Когда ты мысленно возвратишься к нападению [здесь, поскольку Энн мог¬ла не расценивать или не припоминать ситуацию как реальное нападение, гипнотерапевт употребил более сильное слово], ты сможешь начать вспо¬минать, что делал Джон перед самым нападением [повторное употребление слова приучит Энн думать именно в этом направлении]. Ты можешь начать вспоминать, как он останавливается возле парадной двери твоего дома. Ты приглашаешь его или он сам пригласил себя войти? Как это было: ты при¬гласила его или он сам пригласил себя войти? Сейчас вспомнить трудно, не правда ли [понуждение сказать “да”], возможно, он сам пригласил себя войти. И возможно, что ты, когда поразмыслишь над этим побольше, суме¬ешь начать вспоминать, что он сам пригласил себя войти. Но даже если его пригласила ты, он принял приглашение, не так ли? Поэтому он в любом случае несет ответственность за случившееся, разве не так? Возможно, ты даже почувствовала, что должна пригласить его в дом. Это нельзя назвать настоящим приглашением, не правда ли? Итак, чем больше ты над этим думаешь, тем больше ты способна осознать, что существуют различные уровни приглашения, верно? И трудно сказать, что именно явилось первым, не так ли? Пригласил ли он себя, пригласила ли ты его, пригласила ли ты его потому, что считала себя обязанной это сделать, пригласил ли он себя, потому что считал тебя обязанной [процедура запутывания; при необходи¬мости повторяется несколько раз], и чем больше ты думаешь над этим, тем труднее становится точно вспомнить, что же произошло, не правда ли? Воз¬можно, что он сам пригласил себя войти внутрь или ожидал, что его при¬гласишь ты Ожиданиям даже не нужно облекаться словами, не так ли? Они могут быть всего лишь ожиданиями, поэтому, если даже ты и пригласила его, он должен был дать тебе знать, что он ждал приглашения., может быть, бессловесно, но тем не менее ждал.. И кроме того, приглашения бывают разные, не правда ли? [Переключение темы с кто кого пригласил на града-

154 Часть II. Лечение психологических расстройств
цию приглашений.] Если кого-то пригласили для чего-то, то это еще не зна¬чит, что его пригласили для всего, разве нет? Поэтому некто может пригла¬сить себя войти [суггестия нового воспоминания], не приглашая себя вхо¬дить во всех возможных смыслах. И ты можешь не допускать его к сердцу, не удаляя в то же время с глаз. Все зависит от того, насколько далеко ты хочешь позволить ему зайти и насколько далеко от себя хочешь его держать. Здесь ты можешь решать и имеешь право решать. “Внутрь” не означает “в нутро”, правильно? Это все равно что постепенно узнавать кого-то и по¬степенно учиться доверять ему, чувствуя, что доверие возрастает по мере того, как ты постепенно его узнаешь, ощущая комфортным знание, что до¬верие будет постепенно расти; что разным людям можно доверять по-раз¬ному и в разном темпе [суггестия способности вновь доверять в будущем определенным людям]. Доверие индивидуально, не правда ли? Иногда ты можешь довериться, иногда — не можешь. Иногда бывает трудно понять, кому и когда доверять, не так ли? Но ты можешь научиться распознавать, когда доверять, а когда нет, кому доверять и кому не доверять, позволяя со¬бытиям происходить постепенно, так, чтобы приобрести большую уверен¬ность. Доверительное чувство может усваиваться постепенно...
Кроме того, гипнотерапевт поработала над самоутверждением Энн (“Должно быть, я его чем-то спровоцировала”), которое было связано с ее дружелюбием и сердечными улыбками. Некоторые мужчины могут неправильно интерпретировать приветливое, активное поведение жен¬щин, рассматривая его как приглашение к сексу. В результате такие си¬туации воспринимаются по-разному: мужчины зачастую не знают, как интерпретировать подобные действия (или интерпретируют их вопре¬ки изначальному смыслу, в своих собственных интересах), а женщины беспокоятся, не зная, вели ли себя подобающим образом, и/или сомне¬ваются в своих мотивациях.
Последующая неряшливость Энн могла быть попыткой избегать лю¬бого поведения, которое можно было интерпретировать как пригла¬шение к сексу. Гипнотерапевт сделала вывод, что внешний вид Энн во время лечения мог быть связан с ее воспоминанием и интерпретацией предшествующего поведения как откровенно приглашающего. Она со¬ответственно попыталась модифицировать воспоминания Энн об этом поведении.
Энн, я хочу, чтобы ты снова увидела себя беседующей с Джоном — увидела себя улыбающейся и беседующей, беседующей и улыбающейся. Заметь, как это здорово — беседовать и улыбаться, насколько тебе тепло и радостно. Ты чувствуешь себя счастливой тем, что улыбаешься, не так ли? И ты улыба¬ешься, потому что чувствуешь себя счастливой. На самом деле никакой другой причины нет, не правда ли? Все, что ты можешь вспомнить, — это

Глава 10. Когнитивная гипнотерапия и реконструкция памяти 155
свое ощущение счастья и желания улыбаться, потому что ты чувствовала себя счастливой... и то, как улыбка помогала тебе испытывать еще более сча¬стливое чувство. На самом деле это все, что ты можешь вспомнить, должна помнить. Даже сейчас, прямо в эту секунду, ты можешь улыбнуться, прямо сейчас {Энн чуть улыбается) и почувствовать себя немного счастливее. Вот так! Итак, ты можешь чувствовать себя немного счастливее, когда улыба¬ешься... а когда ты счастлива, ты можешь улыбнуться даже шире. На самом деле это все, что ты можешь или должна помнить. Ибо в глубине души ты знаешь, что означает улыбка на самом деле, что значит она для тебя; и то, что улыбка означает для тебя на самом деле, — это единственная важная вещь. И это все, что тебе нужно и хочется помнить.
Заметьте, что гипнотерапевт фактически ни разу не упомянула о том, что поведение Энн могло вспоминаться ей как потенциально приглаша¬ющее, но касалась лишь нового воспоминания, которое она хотела вы¬звать к жизни. Упоминание гипотетического воспоминания Энн о по¬буждении Джона к нападению могло попросту подкрепить его, тогда как гипотеза могла оказаться ложной. Лучше всего не заниматься непосред¬ственным искоренением воспоминания, а суггестировать новое, которое вам хочется вызвать. На дальнейших сессиях гипнотерапевт могла бы также привязать новые воспоминания к манере привлекательно оде¬ваться.
К модификации памяти можно прибегать в широком спектре психо¬терапевтических ситуаций. Психотерапию вообще можно рассматри¬вать как процесс изменения воспоминаний, по крайней мере отчасти. Посредством интерпретаций, вопросов и уточнений психотерапевты различной теоретической ориентации пытаются изменить манеру кли¬ентов оценивать события и даже изменить общий взгляд на ситуацию. Такие действия психотерапевтов, как вербальное побуждение и посту-ральные изменения, свидетельствующие о повышенном интересе, могут ориентировать клиентов в различных когнитивных направлениях. Ког¬да клиенты останавливаются на пренебрегавшихся ими ранее аспектах жизни, они могут начать вспоминать новые факты или иначе анализи¬ровать старые. Наводящие реплики психотерапевта, вроде “Вы помни¬те это, не так ли?”, или “Так не могло быть!”, или “Если вы поразмыс¬лите над этим побольше, то вам, быть может, придут на ум другие вещи”, могут быть особенно действенными в побуждении к памятным измене¬ниям. Возможны изменения воспоминаний о былых событиях по мере того, как клиенты начинают припоминать забытые события или вспо¬минать о них в ином ракурсе. Чтобы рассмотреть совершенно иной при¬мер реконструкции памяти, давайте обратимся к Арнольду.

156 Часть II. Лечение психологических расстройств
Арнольд вырос в неблагополучной семье. Его мать была алкоголич¬кой, а отец был поглощен собственной карьерой и отрицал пагубное при¬страстие своей жены. Мать уделяла мальчику спорадическое и в то же время непредсказуемое внимание. Иногда она выказывала к нему при¬вязанность и любовь, но чаще отвергала его и держалась грубо. Арнольд обнаружил, что одни и те же поступки иногда принимаются, а иногда влекут за собой наказание. Отец Арнольда уделял ему мало внимания, но не был груб, а просто большую часть времени отсутствовал. Они мало чем занимались в полном семейном составе. Два старших брата Арноль¬да были старше его соответственно на десять и восемь лет, у них были свои дела. Поэтому воспитание Арнольда было пущено на самотек. Од¬нако семья не испытывала нужды, так как его отец занимал высокую корпоративную должность.
Арнольду было 20 лет, когда он обратился к психотерапевту по насто¬янию своей подружки, по мнению которой он был слишком замкнутым и поглощенным своими мыслями. Хотя сам он не чувствовал потребно¬сти в психотерапевтической помощи, он решил сделать приятное своей девушке в надежде, что она удовлетворится этим и останется с ним. Пси¬хотерапевт произвел оценку ранних неадекватных схем (Young, 1994) Арнольда, чтобы выявить его когнитивные структуры. РНС Арнольда, если располагать их в порядке убывания значимости, были следующи¬ми: эмоциональная депривация (особенно в смысле заботы и эмпатии), брошенность/непостоянство и (в меньшей степени) социальная изоля¬ция/отчуждение. Мировоззрение Арнольда состояло в том, что людям нет до него дела, что от них не дождаться заботы и эмоциональной под¬держки, которых он страстно желал, и он ощущал отсутствие прочных связей с окружающими. Фактически у него были лишь случайные зна¬комые, если не считать подружки, с которой он жил. Арнольд считал се¬бя значительно отличающимся от других людей. Опросник депрессии Бека {Beck Depression Inventory — BDI) показывал 11, что означало лег¬кую депрессию, лишь ненамного превышающую уровень нормы, рав¬ный 9. Психотерапевту Арнольд показался умеренно дисфоричным. Хотя в межличностных отношениях Арнольд демонстрировал нелюди¬мость, он хорошо учился в колледже и собирался стать бухгалтером.
Арнольд когда-то интересовался гипнозом; узнав, что психотерапевт его практикует, он загорелся (по крайней мере, для себя) желанием по¬пробовать. Оказалось, что у Арнольда сохранились отдельные воспоми¬нания о детстве, и он описывал его как “бесплодную пустошь”. Все, что он помнил, сводилось главным образом к тому, как его отец возвращал¬ся домой поздно и смотрел телевизор, а мать пьянствовала на кухне.

Глава 10. Когнитивная гипнотерапия и реконструкция памяти 157
Обычно он ужинал в одиночестве. Он сообщил, что не может припом¬нить никаких семейных мероприятий, хотя знал, что его бабушки и де¬душки жили в том же городе, и полагал, что они наверняка собирались вместе по праздникам. Арнольд сказал, что он не “начинал жить” по-на¬стоящему, пока не закончил среднюю школу в 18 лет. Все, что было до того, кануло в пустоту.
Неизвестно, как обстояли дела в действительности: то ли семейные мероприятия никогда не проводились, то ли Арнольд их не помнил. Как правило, мы помним те события, которые согласуются с нашей интер¬претацией реальности или взглядами на себя. Таким образом, посколь¬ку Арнольд видел себя отшельником, поддерживающим лишь несколь¬ко межличностных контактов, возможно, что его память на семейные события с годами претерпела изменения так, чтобы отражать эту точку зрения. Весьма вероятно, что его память и мировоззрение постепенно сделались взаимоподкрепляющими. Коль скоро малоконтактные люди общаются лишь с немногими, его самоотождествление с отшельником могло повлиять на его воспоминания. В связи с тем что люди, которые поддерживают малое число межличностных контактов, считаются не¬людимыми, отсутствие у него воспоминаний могло упрочить его взгляд на себя как на отшельника. Исходя из допущения, что нет семей, ко¬торые были бы абсолютно свободны от межличностных мероприятий, психотерапевт решил прибегнуть к гипнотическому поощрению отдель¬ных семейных воспоминаний в надежде, что это разорвет “замкнутый” круг и постепенно модифицирует когнитивное структуральное отноше¬ние Арнольда к себе как к отшельнику. Доскональная точность воспо¬минаний могла оставаться за кадром; важно было то, что они могли при¬годиться Арнольду. Как обсуждалось ранее, полезность воспоминаний не определяется их непременной точностью во всех деталях; они долж¬ны быть просто правдоподобными.
Арнольд, я хочу, чтобы ты поразмыслил над своими детскими годами, раз¬мышляя над временем, которое вы проводили всей семьей [имплицитная суггестия фактического существования такого времени без уточнения со¬держания занятий]. Воспоминания, как мы уже выяснили, коварны; иног¬да мы забываем то, что знаем; иногда мы знаем факты, которые не вполне точны [гипнотерапевт предварительно обсуждал с Арнольдом некоторые идеи, изложенные в данной главе]. Иногда мы можем припомнить проис¬ходившее, а иногда то, что мы вспоминаем, не вполне точно; иногда мы мо¬жем постепенно вспомнить ранее происходившие события, если позволим воспоминаниям вернуться [по сути говоря, гипнотерапевт охватывает все возможные условия припоминания]. Ты говорил мне, Арнольд, что немно-

158 Часть II Лечение психологических расстройств
гое помнишь из твоих детских лет; но что-то, конечно, должно было про¬исходить в те годы... поэтому дело только за тем, чтобы вспомнить это, не так ли? Итак, я хочу, чтобы ты позволил своему сознанию “раскрепостить¬ся” [метафора, которую я использую для опустошения чьего-либо созна¬ния] (пауза) и отпустить его в свободное странствие по прошлому, собирая обрывки и осколки воспоминаний о временах, проведенных всей семьей, когда вы вместе занимались разными делами... по ходу дела постепенно складывая эти осколки в картину... незаконченную картину, но все же кар¬тину... на самом деле не ища ничего особенного... просто чего-то, все равно чего, воспоминаний о временах, проведенных всей семьей вместе (пауза). Когда ты доберешься до чего-нибудь интересного, подними указательный палец правой руки [идеомоторное сигнализирование]. Вот так... теперь опи¬ши мне, что происходит...
В ходе этой процедуры гипнотерапевт позволил Арнольду самосто¬ятельно выполнить “поисковую” миссию. При необходимости опреде¬ленные фрагменты этой процедуры можно повторять и расширять. Мно¬гие клиенты справляются с этой задачей и даже находят процесс забав¬ным. Однако важно, чтобы гипнотерапевт подготовил почву, прежде чем прибегнуть к такого рода процедуре, и обсудил с клиентом природу вос¬поминаний, доступ к ним, который порой оказывается медленным и трудным, а также использование идеомоторного сигнализирования. Важна и первоначальная подготовка к процедуре гипноза, поскольку многие клиенты могут решить, что они не находятся в трансе, раз в состо¬янии разговаривать. При малом количестве обнаруженных (или сконст¬руированных) воспоминаний гипнотерапевт может опробовать проце¬дуру иного типа. Преимущество самостоятельного поиска, предприни¬маемого клиентом, состоит в том, что можно обнаружить воспоминания более значимые для клиента, чем в случае, если бы терапевт поощрял ряд стандартных воспоминаний; а кроме того, в этом случае возможно ослаб¬ление сопротивления клиента. Недостатком является то, что может быть обнаружено совсем немногое, и это способно подвести клиента к мысли о безуспешности выполненной работы. Наверное, воспоминания, обна¬руживаемые в ходе этой процедуры, могут быть, по крайней мере отча¬сти, сконструированными, но если они имеют ценность для клиента, они смогут оказать положительный эффект. Терапевт может формировать типы восстановленных воспоминаний.
Некоторые клиенты предпочитают не раскрывать свои личные вос¬поминания, а ждут от гипнотерапевта большего руководства. В этом случае гипнотерапевт может прибегнуть к прямой суггестии или стиму¬ляции определенных типов “общих” воспоминаний. Преимуществом здесь выступает то, что воспоминания могут “припомниться” скорее и

Глава 10 Когнитивная гипнотерапия и реконструкция памяти 159
иногда легче, чем в ходе самостоятельного поиска клиента. Недостатки заключаются в том, что воспоминания, идентифицированные подобным образом, могут быть не столь релевантными для клиента и потому не так легко инкорпорируются. Может повыситься и сопротивление. Гипноте-рапевты, прибегающие к этому методу, должны хорошо знать прошлое клиента, чтобы суггестировать релевантные воспоминания.
Гипнотерапевт Арнольда смог использовать эту технику, встроив в предыдущую процедуру другое окончание. Так как Арнольд знал, что его бабушки и дедушки жили в том же городе, и полагал, что по празд¬никам они могли собираться вместе, гипнотерапевт воспользовался этим как основой для воспоминания.
Особенно ищи воспоминания о случаях, когда твоя семья встречала празд¬ники вместе с дедушками и бабушками... может быть, в полном составе, мо¬жет быть, только ты, твои мать и отец, твои бабушки и дедушки... там могли быть все или некоторые... но важно, чтобы ты увидел себя с ними вместе, окружившими рождественскую елку; может быть, вы поете, разворачиваете подарки, просто беседуете... Вот так, просто увидь себя, свою семью, своих бабушек и дедушек в этой обстановке [это стандартные культурные образы Рождества]. Созерцая эту картину, ты также можешь слышать их голоса, по¬чувствовать аромат рождественской елки... и вместе с этим ты можешь про¬чувствовать счастье, заключенное в этом мгновении, счастье быть просто вместе, радость праздника... Просто продолжай разрешать этой сцене разыг¬рываться в твоем сознании: лови взгляды, внимай звукам, улавливай запа¬хи [полезно задействовать как можно больше чувств, чтобы повысить реа¬листичность сцены], радуясь тому, что ты частица всего этого, чувствуя себя счастливым и удовлетворенным... Удерживай эту сцену в своем сознании, отмечая, насколько счастливым ты себя чувствуешь, являясь частицей этой семейной встречи, разговаривая со своей семьей, вливаясь в нее благодаря счастливому поводу, ощущая тепло и довольство...
В этой процедуре гипнотерапевт воспользовался стандартными куль¬турными воспоминаниями о Рождестве, внушая Арнольду, что и он об¬ладает такими же воспоминаниями. Иногда культурные образы могут спонтанно переживаться как реальные личные воспоминания. Важно удерживать сцены как можно более общими и не привязанными ко вре¬мени, чтобы избежать суггестии событий, которые клиент признает не¬возможными (например, общение с родственником, который умер не¬сколько лет назад). Гипнотерапевт начал также внушать Арнольду, что тот был счастлив находиться в кругу семьи и общаться с домашними; это явилось началом суггестии возможного будущего удовольствия от об¬щения с другими людьми. Важно снова и снова повторять эту сцену и в итоге суггестировать другие счастливые эпизоды, связанные с семьей

160 Часть II. Лечение психологических расстройств
Арнольда или с другими людьми. Любое сопротивление со стороны Ар¬нольда требует немедленного к себе обращения и при необходимости, психотерапевтических или гипнотерапевтических изменений.
Три примера модификации памяти, приведенные в этой главе, носят отчасти спекулятивный характер, хотя все они описаны в литературе по экспериментальной психологии, касающейся процессов памяти. Одна¬ко воспоминания — и хорошие и плохие — являются источником как личного удовлетворения, так и дистресса. Поскольку оказывается, что воспоминания настолько же сконструированы, насколько и припомне¬ны, постольку для психологического здоровья индивида важно хранить как можно больше позитивных воспоминаний. Работа Аллоя и Абрам-сона (Alloy and Abramson, 1979) показала, что депрессивные индивиды обладают более реалистическим восприятием, чем лица, не страдающие депрессией. Наверное, большинству людей, испытывающих психологи¬ческие страдания, а иногда и всем нам, полезно видеть чуть больше “ро¬зового сияния” вокруг наших перцепций и интерпретаций реальности. В большинстве случаев абсолютная реальность воспоминания не важ¬на. При необходимости достижения воспоминаний достаточной степе¬ни точности (как это свойственно юридическим ситуациям) использо¬вание данных техник нецелесообразно.
Резюме
Память — обманчивое явление, а воспоминания конструируются в со¬ответствии с нашими нуждами, страхами и желаниями в той мере, в ка¬кой припоминаются. Есть несколько способов оценки воспоминаний, которые приводят к различным результатам. Существуют различные системы памяти и процессы кодирования. Сама по себе психотерапия представляется суггестивной, и психотерапевты, прибегающие к на¬правляющим техникам, рискуют содействовать клиентам в создании ложных или только отчасти достоверных воспоминаний. Иногда такое построение воспоминаний может оказаться проблематичным; в других случаях оно может пойти на пользу. Вероятно, что гипнотерапевтиче-ские техники, примененные в ситуациях, где верификация абсолютной достоверности образов прошлого не является обязательной, способны переключить воспоминания в направлении более адаптивного функци¬онирования.

Глава 11
Когнитивная гипнотерапия и улучшение качества жизни
До настоящего момента в данной книге нами рассматривались различные психологические проблемы и расстройства. Что-то случается, и человек ищет помощи, чтобы исправить дело или хотя бы улучшить его; иными словами, вернуться к прежнему психологическому состоянию. Большин¬ство клиентов обращаются к психотерапевтам именно по этой причине. Для некоторых распространенных психологических расстройств я опи¬сал принципы и практические методы когнитивной гипнотерапии, со¬проводив их иллюстрациями для возможного использования с целью преодоления этих проблем.
Теперь, однако, я хочу сфокусироваться на другой стороне стабили¬зации душевного здоровья. Рассказывают, будто Зигмунд Фрейд сказал, что задача психоанализа состоит в том, чтобы взять человеческое горе и превратить его в обычное несчастье человеческого существования. В по¬пытке к дальнейшему сглаживанию этого обычного человеческого не¬счастья я хотел бы обсудить использование когнитивной гипнотерапии для улучшения качества жизни уже благополучных людей. Это люди, которые могут никогда не обращаться за лечением, но часто испытыва¬ют гнетущее чувство личной несостоятельности. Как правило или чаще всего, они идут по жизни относительно счастливо, но нередко испыты¬вают сильное чувство неудовлетворенности. Другими словами, мы все принадлежим к числу таких людей. Никакая интервенция, будь она пси¬хологической или какой другой, не подарит людям вечное счастье, од¬нако возможность улучшения их самочувствия, безусловно, остается.
Что делает людей счастливыми? Ответить можно по-разному: день¬ги, любовь (или секс), успех, большое количество друзей и/или новые переживания (и многое другое). Как правило, однако, все перечислен¬ное оказывается внешними атрибутами: дайте мне больше вещей или самое лучшее, и я наконец-то стану счастливым. Но приобретение но¬вых вещей обычно порождает новый круг желаний (обычно именуемых
6 Зак. 106

162 Часть II Лечение психологических расстройс то
потребностями) по мере того, как стандарты становятся все выше и вы¬ше. Конечно, мы можем попытаться изменить свое окружение, чтобы стать счастливее, но это достаточно сложное и не всегда оправданное решение (Ellis, 1977). Рациональное решение предусматривает замену иррациональных убеждений на более адаптивные. Бернард (Bernard, 1993) констатировал, что “Основой рационального подхода к счастью является то, что первичное изменение должно состояться внутри вас” (р. 11-23, курсив оригинала).
При описании и иллюстрации когнитивной гипнотерапии как сред¬ства для улучшения качества жизни основная когнитивная терапевти¬ческая модель остается прежней. Это означает, что в центре внимания по-прежнему остается модификация когнитивных событий, процессов и структур, которые накладываются на получение удовольствия от жиз¬ни. При том что применение техник, описанных в предыдущих главах, может привести к менее негативному диалогу с собой (имеется в виду негативный самогипноз — Araoz, 1985), сокращение негативных когни-ций или даже замещение их соответствующими позитивными когни-циями не обязательно трансформируется в оптимальное душевное здо¬ровье (хотя может приводить к его улучшению). По-прежнему может оставаться полезным побуждение к разнообразным позитивным когни-циям, не имеющим отношения к негативным когнициям, связанным с психологическим дистрессом. Действительно, первые, представляющие собой пример модели “благополучия”, больше, чем что-либо иное, со¬относятся с моделью “недуга” (проиллюстрированной последними). Привычные способы функционирования, наносящие вред оптимально¬му душевному самочувствию, с трудом поддаются измению, поскольку они нередко основываются на схемах. Повторение и вариации техник, которые будут представлены, имеют решающее значение для долговре¬менного изменения. Поэтому я рекомендую давать клиентам аудио¬записи этих процедур для прослушивания в специально отведенное вре¬мя на протяжении дня. В когнитивной психотерапии всегда подчеркива¬лась необходимость упражнений такого рода.
Перенаправленное внимание играет важную роль в повышении удо¬вольствия от жизни (Walters and Havens, 1993). Мы все неизменно стал¬киваемся с гораздо большим числом входящих сенсорных раздражи¬телей, чем можем воспринять. Наши взгляды на жизнь определяются как тем, что мы скрыто или явно игнорируем, так и тем, чему мы уделя¬ем внимание. Например, многие когнитивные искажения, описанные Дж. С. Беком (J. S. Beck, 1995), такие как селективное абстрагирование, преувеличение/преуменьшение и туннельное видение, подразумевают

Глава 11. Когнитивная гипнотерапия и улучшение качества жизни 163
селективное внимание к одним деталям и игнорирование других. Неко¬торые когнитивные искажения, например дихотомическое мышление, драматизация и чтение мыслей, подразумевают ошибки в интерпрета¬ции. Проблемы перцепции и интерпретации являются причиной боль¬шей части когнитивных ошибок. Гипнотерапия, предназначенная для улучшения качества жизни, перенаправляет внимание с более пробле¬матичных, негативных жизненных аспектов (которые часто оказывают¬ся истинными) на более позитивные, адаптивные аспекты (которые по¬тенциально тоже истинны). Есть данные, свидетельствующие о том, что более счастливы те индивиды, которым присуще умеренное количество позитивных когнитивных искажений (Alloy and Abramson, 1979).
Кроме того, повышению удовольствия от жизни способствуют мета¬форы и сказки. В них заложены могущественные культурные послания, которые являются частью нашего глубинного скрытого знания. Наши метафорические мысли о себе и своем месте в мире могут оказывать сильнейшее воздействие как на наши самочувствие и поведение, так и на восприятие самих себя. Если, например, мы метафорически рассмат¬риваем изменения как опасные авантюры, то отреагируем совершенно иначе, чем в случае, когда мы видим в них заманчивые перспективы (Walters and Havens, 1993). Таким образом, изменение метафор соответ¬ствует принципу перестраивания (Dowd and Trutt, 1988). Поскольку эти культурные метафоры и сказки так прочно встроены в наше скры¬тое знание, постольку их использование в процессе изменения может привести к меньшему сопротивлению, а также к быстрому и скрытому пониманию гипнотического послания.
Побуждение к более позитивным когнициям может изменить даже наше физическое здоровье. В то время как принято считать, что негатив¬ное физическое состояние способно воздействовать на наши психиче¬ские процессы, обратное признается с гораздо меньшей готовностью. Но есть данные, что оптимизм, чувство юмора, влияние, развлечения и дружеские социальные отношения способны воздействовать как на пси¬хологическое, так и на физическое здоровье (Walters and Havens, 1993). Мы только начали изучать сложный комплекс взаимосвязей, существу¬ющих между сознанием и телом.
Бернард (Bernard, 1993) перечислил десять рациональных установок и ценностей, которые, по его мнению, способны помочь людям стать более счастливыми. Многие из них являются бихевиористическими по природе. Однако те, что перечислены ниже, являются когнитивными.
1. Не обвиняйте других в том, что они сделали вас несчастными. Возьмите на себя ответственность за собственное счастье.

164 Часть II Лечение психологических расстройств
2. Разрешите себе быть счастливыми — даже если в итоге другие бу¬
дут несчастны.
3. Принимайте чужое несовершенство (и, я мог бы добавить, свое
собственное).
4. Не принимайте вещи близко к сердцу.
5. Рассматривайте неопределенность как вызов; не бойтесь ее.
В этой главе разбираются следующие темы: 1) преодоление нереши¬тельности, 2) усиление целенаправленного поведения, 3) повышение оптимизма, 4) улучшение результативности решения проблем и 5) по¬вышение межличностной эффективности. Я признаю, что количество мероприятий, способных повысить качество жизни, весьма велико; но перечисленные действия, как мне кажется, охватывают большинство сфер, в которых многие из нас хотели бы улучшить свою жизнь. Описа¬ние и иллюстрация данных пяти тем могут пригодиться клиницистам при разработке не только гипнотических процедур, но и в процессе дру¬гих научных ииследований. В данных иллюстрациях я объединяю ког¬нитивные события, когнитивные процессы и когнитивные структуры, поскольку именно так обычно проводят терапию клиницисты. В преды¬дущих примерах я разграничивал их в иллюстративных целях.
Преодоление нерешительности
Почему люди колеблются? Наверно, потому, что в противном случае они боятся потерпеть фиаско. С точки зрения потерь и приобретений они считают, что потенциальные издержки продвижения вперед пере¬вешивают потенциальную выгоду. Здесь можно думать о двух основных мотивах: мотиве к достижению успеха и мотиве к избеганию поражения. У нерешительных людей последний мотив может быть сильнее перво¬го При всей справедливости того, что нерешительность или бездействие помогут избежать поражения, верно и то, что это не позволит добиться успеха. Однако некоторым людям так жить спокойнее.
Таким образом, если говорить об общей стратегии, то негативные ког-ниции (издержки), которые порождают неуверенность, следует прео¬долевать посредством позитивных когниций, порождающих движение вперед (приобретения). Внимание перенаправляется с преимуществ ко¬лебаний на недостатки издержек; с возможных потерь при движении вперед — на возможность новых приобретений. Нерешительные инди¬виды могут обладать схемой бессилия, приводящей к ощущению “топ-

Глава 11 Когнитивная гипнотерапия и улучшение качества жизни 165
тания на месте”, к которому тоже следует обратиться. В качестве при¬мера преодоления нерешительности рассмотрим случай Эбби.
Эбби, 33 лет, решила обратиться за помощью из-за растущей неудов¬летворенности своей жизнью. Рождение троих детей еще до того, как ей исполнилось двадцать, оставило ей мало времени для удовлетворения собственных потребностей. Эти дети, теперь уже тинейджеры, с каждым днем становились все более независимыми. Ее растущее одиночество привело к возникновению периодов неприятной рефлексии. Она почув¬ствовала, что жизнь проходит мимо и с этим вряд ли можно что-то по¬делать.
Хотя работа на местном заводе виделась ей капканом, страх неизве¬данного удерживал ее от попыток заняться чем-нибудь другим. Она ча¬сто предавалась фантазиям, воображая себе иные занятия лишь для того, чтобы вернуться обратно в реальность, как только задумывалась о раз¬нообразии существующих возможностей. Ее жизнь оставалась зауряд¬ной и безрадостной. Она беспокоилась, будет ли ее будущее хоть чем-то отличаться от настоящего.
Когнитивный анализ показал наличие у Эбби следующих убежде¬ний, которые были подразделены на убеждения вторичного характера.
1. Ничто никогда не меняется!
2. Я не могу измениться.
3. Я никогда не буду ничем большим, чем есть сейчас.
4 Я не заслуживаю лучшего.

5. Я бездарна.
6. Я слишком стара, чтобы попробовать что-то новое (то есть риск¬
нуть).
7. Если я попытаюсь, у меня ничего не выйдет.
8. Все работодатели нанимают только молодых работников.
9. Я слишком стара, чтобы получить другую работу.

10. Я слишком стара, чтобы снова учиться.
11. Все будут смеяться надо мной.
12. Все назовут меня безответственной.
13. Я выгляжу дурой; я веду себя как подросток.
14. Я занимаюсь ребячеством.
15. Я никогда не повзрослею по-настоящему.
16. Я эгоистка (раз думаю, как бы стать лучше).
17. Я должна позаботиться о безопасности.

166 Часть II Лечение психологических расстройств
18. Я все потеряю.
19. Из другой компании меня вышвырнут.
20. Дела пойдут лучше, когда меня повысят.
21. Я не умею принимать правильные решения.
22. Я не знаю, что делать.
23. Я всегда ошибаюсь.
24. Я плохо оцениваю ситуацию.
Помимо этих негативных утверждений, мыслительные процессы Эб-би отличались сверхобобщением (восприятие некоего негативного собы¬тия как всеобъемлющее), драматизацией (ожидание худшего) и преуве¬личением своих негативных качеств с одновременным преуменьшением позитивных. Кроме того, у нее была ранняя неадекватная схема дефект¬ности/стыда со вторичными РНС самопожертвования и подверженно¬сти ошибкам/негативности. В соответствии с этим гипнотерапевт раз¬работал следующую гипнотическую процедуру.
...Академия Знакомств (Soblaznenie.Ru) - это практические тренинги знакомства и соблазнения в реальных условиях - от первого взгляда до гармоничных отношений. Это спецоборудование для поднятия уверенности, инструктажа и коррекции в "горячем режиме". Это индивидуальный подход и работа до положительного результата!...

Эбби, если ты задумаешься над прожитой жизнью, ты сможешь вспомнить времена, когда ты двигалась вперед... и времена, когда этого не было [свое¬го рода трюизм; у всех нас бывали такие периоды]. В одних случаях ты ис¬пытывала большую уверенность, чем в других. Иногда ты пробовала новые пути, иногда — нет. Поэтому перед тобой всегда разворачивались перемены, разве не так? Изменение постоянно, не правда ли [парадоксальное утверж¬дение]? Мы всегда изменяемся... стараемся мы это делать или нет... хотим мы того, или нет; мы всегда изменяемся. Иногда это хорошо, иногда — не очень... иногда нам это нравится, иногда — нет [предыдущие утверждения призваны ослабить ее искаженные когнитивные процессы]. Когда ты дума¬ешь о былом, ты можешь вспомнить о времени, когда двигалась вперед [перенаправление внимания]; почему ты двигалась вперед... и почему не двигалась. Когда мы рискуем, мы можем позволить себе шагнуть вперед... чтобы продвинуться. Это правда; риск может быть оправдан! Риск может оправдать себя; но он может и не оправдать себя; скорее всего, он оправдает¬ся частично. Но если мы не рискнем, то ничто не оправдается; не сможет оправдаться вообще ничего. Мы делаем это всю жизнь, разве нет?... незави¬симо от нашего возраста. Сама жизнь — риск, не правда ли? Мы никогда не знаем, как пройдет сегодняшний день. Легко — правда же? — размышлять о проблемах, сопряженных с риском... не думая о выгоде [перенаправление внимания]. Поэтому я хочу, Эбби, чтобы ты прямо сейчас представила себя в движении, распрямившейся [у Эбби была плохая осанка], смотрящей в -будущее, снимающейся с места и устремляющейся в будущее [метафора для преодоления нерешительности]... чувствуя себя все увереннее и увереннее, испытывая комфорт от собственной способности “сделать то, что должно

Глава 11. Когнитивная гипнотерапия и улучшение качества жизни 167
быть сделано” [культурное послание из “Домашнего спутника в Прериях” {Prairie Ноте Companion) Гаррисона Кейллора насчет того, что следует де¬лать застенчивым людям]. Продолжай видеть себя устремленной в будущее по мере того, как ты чувствуешь себя все увереннее и увереннее... и, чем увереннее и лучше ты себя видишь [обращается к схеме дефектности], тем больше ты способна устремиться в будущее, пробуя новые вещи, делая но¬вые вещи, ощущая все больший комфорт из-за своей способности большую часть времени заниматься столь многими хорошими делами [обращается к РНС преувеличения/преуменьшения и подверженности ошибкам/нега¬тивности]. И ты можешь вызвать эти замечательные ощущения от событий, которые могут дать тебе чувство комфорта в любое время, когда пожелаешь, увидеть себя распрямляющейся и устремленной в будущее... зная, что бу¬дущее — хорошее место, зная, что риск — здоровая сторона жизни, ощущая растущее чувство комфорта в связи со способностью отличать разумный риск от неразумного. И когда ты думаешь об оправданном риске, о позитив¬ных изменениях, если ты рискнешь, ты можешь начать с большей ясностью видеть выгоду, которую сулит оправданный риск.
На последующей сессии гипнотерапевт решил с большей прямотой обратиться к когнитивному искажению по типу преуменьшения/пре¬увеличения и РНС дефектности/стыда, прибегнув к метафоре.
Эбби, я хочу, чтобы ты увидела все свои хорошие качества собранными в маленьком ящике справа от тебя [Эбби — правша; при работе с левшами ящик должен быть слева], а все твои дурные качества — в большом ящике слева. Возможно, именно так ты привыкла думать, что твои дурные каче¬ства гораздо серьезнее и многочисленнее, чем хорошие. Теперь я хочу, что¬бы ты увидела, как твой большой ящик постепенно сжимается и становит¬ся все меньше и меньше... и увидела, как твой маленький ящик с хорошими качествами вырастает все больше и больше... левый ящик становится мень¬ше и меньше... а правый ящик становится больше и больше [повторяет не¬сколько раз]. Теперь ты можешь видеть, что правый ящик с хорошими ка¬чествами гораздо больше, чем левый ящик с дурными качествами. Теперь сфокусируйся на замечательном ощущении, которое возникает, когда ты видишь, что твой ящик с хорошими качествами гораздо больше, чем ящик с дурными качествами. И ты можешь испытать это приятное чувство в лю¬бое время, когда пожелаешь, представляя подобным образом ящики с каче¬ствами; делая правый ящик сколь угодно большим, а левый ящик — сколь угодно малым...
Подобные суггестии можно видоизменять и повторять столько, сколь¬ко потребуется. Хотя в первой гипнотической процедуре я обратился к нескольким негативным когнитивным убеждениям, когнитивным иска¬жениям и ранним неадекватным схемам с целью обеспечить исчерпыва-

168 Часть 11 Лечение психологических расстройств
ющую иллюстрацию, на практике лучше сфокусироваться на одном или двух когнитивных искажениях, как было показано во втором примере. В противном случае клиента легко перегрузить избыточной информа¬цией, в которой потеряется главное послание. Есть разница между не¬прямыми и недостаточно четкими, перегруженными коммуникациями.
Усиление целенаправленного поведения
Многие люди встречаются с трудностями при постановке жизненных целей. Хотя они могут выполнять задания, поставленные другими, и часто справляются с ними очень хорошо, они не в силах самостоятель¬но задать себе направление действий. Их жизнь ориентирована на крат¬ковременные цели и кратковременные действия. Бывает так, что инди¬виды успешно добиваются многого, но при этом оказываются в тупике или останавливаются в силу непредвиденных жизненных обстоятельств, таких как болезни или травмы. Иногда эти обстоятельства оказывают¬ся достаточно суровыми, чтобы им не удавалось “войти в колею” или в случае необходимости избрать для себя новые направления. Действи¬тельно, умение успешно преодолевать негативные жизненные обстоя¬тельства может оказаться важным отличием людей преуспевающих в жизни от тех, кому это не удается. Бывает, что упорство важнее для успе¬ха, чем врожденные способности.
В качестве примера использования гипнотерапии для усиления целе¬направленного поведения рассмотрим случай Эда. Когда Эд с комфор¬том устроился в кресле, он с гордостью рассказал о футболе и о своей жизни в качестве игрока. Было совершенно ясно, что у него был не толь¬ко природный талант, но и подлинная любовь к игре. Его энтузиазм пропал, когда он перешел к рассказу о травме, положившей конец его карьере, а также об апатии и отсутствии мотивации, которые продолжа¬ли досаждать ему, невзирая на то что после травмы прошло уже два года.
Ребенком его постоянно побуждали заниматься спортом не только семья и друзья, но и тренеры с учителями. Он приобрел звания “звез¬ды” и “ценного игрока” для команды, после чего, к сожалению, он на¬чал несколько зазнаваться. Его мечта стала явью на первом курсе кол¬леджа. Когда ему исполнился 21 год, его приняли в профессиональную футбольную команду с окладом, выражавшимся шестизначной цифрой. В тот самый момент, когда его карьера стала выстраиваться и он сделал себе имя в мире спорта, его постигла травма, из-за которой он стал не¬способен к игре и перестал быть “ценным” игроком. И даже спустя два года он оставался полностью поглощенным этим несчастьем.

Глава 11 Когнитивная гипнотерапия и улучигеи,.г ва жизни 169
Когнитивная оценка показала, что Эд питал насчет себя следующие убеждения.
1. Мне давно пора обо всем забыть.
2. Я ничтожество, никто.
3. Я не способен ни к чему другому.
4. Я все потерял.
5. Моя жизнь закончилась.
6. Мне не справиться с этим/я никогда не смогу с этим справиться.
7. Я никогда не найду себе другую работу, так что незачем суетиться.
8. Я никому не нужен и никому не понадоблюсь.
9. Я глуп — я просто тупой качок.

10. Дела никогда не наладятся.
11. Почему это случилось со мной?
Очевидно, что некоторые из негативных самоутверждений Эда от¬носятся к депрессивным. Однако серьезной депрессии у него выявлено не было (его BDI составлял 12), отсутствовал и депрессивный анамнез. Его когнитивные искажения включали драматизацию, сверхобобщение, туннельное видение и навешивание ярлыков (определения себя как “не¬удачника” и “больше не представляющего ценности”). Кроме того, ока¬залось, что Эд обладал первичными схемами жестких/несбалансирован¬ных стандартов и права/эгоцентризма со вторичной схемой неразвитого “я”. Для хорошо известных спортсменов подобный паттерн не являет¬ся необычным. В соответствии с этим гипнотерапевт разработал для Эда следующую гипнотическую процедуру.
Эд, когда ты оглядываешься на свою жизнь, ты видишь многое, чем можно гордиться, не правда ли? [Трюизм и “понуждение к "да"”.] Это было слав¬ное время и славная карьера, когда ты был футболистом, не так ли? [Упот¬ребление прошедшего времени подразумевает, что все перечисленное ос¬талось в прошлом]. И теперь ты гадаешь, что делать дальше... Ты тяжело трудился ради успеха и чувствовал, что заслужил его [обращается к двум первичным схемам]... вещи, важные для тебя. Но теперь, в силу случайно¬сти, в которой ты нисколько не виноват, ты больше не можешь этим зани¬маться, разве не так? [Обращается к убеждению “почему я?”.] Что же те¬перь? Ты не знаешь. Но как ты можешь воспользоваться уже приобретен¬ным опытом, с тем чтобы задать себе новое направление, поставить новые цели? Это почти как в туннеле... ты жил, летя сквозь туннель, четко видя в конце свою цель... но ничего не замечая вокруг. Теперь выход из туннеля перекрыт... куда тебе податься, куда обратить взор? Наверное, пора осмот¬реться в туннеле... но что ты в этом случае увидишь? Остановись и осмот-

170 Часть II Лечение психологических расстройств
рись в своей туннельной жизни по сторонам... (пауза). Представь, что ты там можешь увидеть — так много вещей, так много возможностей. Возьми одну или две возможности, прочно закрепи их в своем сознании, чтобы ты смог поговорить о них позже.
В этой процедуре гипнотерапевт воспользовался метафорой “тун¬нельного видения”, чтобы помочь Эду приступить к анализу других возможностей, касающихся жизненного пути, и соответственно пере¬направить его внимание. После транса Эд сообщил, что именно такой и казалась ему его жизнь: перекрытый туннель, из которого некуда деть¬ся. Кроме того, гипнотерапевт попытался поставить схемы Эда на служ¬бу изменению, вместо того чтобы попытаться их преодолеть — пример техники утилизации. При последующем обсуждении Эд сообщил, что перед ним, когда он осматривался в туннеле, возник его собственный об¬раз в роли радио- или телекомментатора спортивных новостей. Здесь, как он подумал, он смог бы применить свои знания и талант, чтобы по¬строить новую карьеру. На следующей сессии гипноза гипнотерапевт воспользовался техникой возрастной прогрессии, чтобы помочь Эду увидеть свою будущую карьеру спортивного комментатора.
Эд, я хочу, чтобы ты пропутешествовал во времени, в будущее, чтобы пред¬ставить свою новую карьеру. Когда я буду считать, ты представишь себя пу¬тешествующим во времени; по одному месяцу на каждый счет... один, два, три... [гипнотерапевт досчитал до пятнадцати — приблизительный срок, который, по мнению Эда, понадобился бы ему для заключения контракта и получения работы]. Теперь мы перенеслись на пятнадцать месяцев в буду¬щее. Я хочу, чтобы ты увидел себя в роли спортивного комментатора... ис¬пытывающего тот же “кайф”, то же волнение, те же приятные ощущения, что возникали, когда ты был игроком. Обрати внимание, как жадно ловит твои слова толпа, когда ты комментируешь игру [обращается к схемам]. Ты знаешь, не правда ли, что обладаешь умением сделать игру более захваты¬вающей своим описанием... улучшить игру в глазах болельщиков. Это пре¬красное чувство, не правда ли? ... знать, что ты можешь возбудить ажиотаж точно так же, как привык это делать раньше. Теперь продолжай наблюдать за собой, комментирующим игру, давая приятным ощущениям впитывать¬ся глубже и глубже в твое существо... когда ты видишь себя спортивным комментатором. Теперь увидь себя после игры, в окружении игроков, бесе¬дующим с тренером, участником этого события. Теперь дай этой сцене по¬степенно улетучиться из твоего сознания, но сохрани вызванные ею добрые чувства. И, когда я буду вести обратный отсчет, от пятнадцати до одного, ты будешь постепенно возвращаться в настоящее. Пятнадцать, четырнад¬цать, тринадцать...
В ходе этой гипнотической процедуры гипнотерапевт соединил прош¬лые позитивные чувства Эда, касавшиеся его спортивных способностей

Глава 11. Когнитивная гипнотерапия и улучшение качества жизни 171
и восхищения его игрой болельщиками, с предполагаемой новой карь¬ерой в качестве спортивного комментатора. Можно было надеяться, что после этого Эд сумеет приобрести эти приятные ощущения ины¬ми способами.
Повышение оптимизма
Оптимизм принадлежит к числу самых важных, но и менее признанных из всех возможных психологических состояний. Уровень оптимизма влияет, например, на депрессию, предпринимаемые усилия для решение проблем, личную компетентность, подверженность болезням и физи¬ческое здоровье (Walters and Havens, 1993). Однако не представляется важность оптимистического восприятия, по крайней мере в широких границах. Аллой и Абрамсон (Alloy and Abramson, 1979) обнаружили данные в пользу того, что депрессивные индивиды точнее воспринима¬ют реальность, чем люди, неподверженные депрессии. Оптимизм, опери¬руя в пределах рефлекторной дуги, выступает буфером, предотвраща¬ющим депрессию (Abramson and Alloy, 1981). Религиозная вера, которую можно считать разновидностью оптимизма по отношению к конечным (эсхатологическим) событиям жизни, сопровождается большим душев¬ным здоровьем. Она, вопреки мнению Фрейда и Эллиса, не является ас¬пектом невроза.
Контроль над собой и обстоятельствами тоже, как оказывается, улуч¬шает наши способности к борьбе даже в случае, если он проявляется лишь в малой степени (Walters and Havens, 1993). Я высказал пред¬положение, что обязательность и желательность личного контроля является основным культурным убеждением в североамериканском и западноевропейском обществах (Dowd, 1989) и что те индивиды, которые не могут осуществлять контроль в его позитивной форме, склонны избирать негативную форму (Dowd, 1976). Я подозреваю, что одной из причин большинства внутренних неурядиц в различных сфе¬рах современного американского общества выступает приобретенный людьми опыт, который гласит, что они, хотя и могут оказаться не в си¬лах произвести позитивные изменения, сумеют, по крайней мере, осу¬ществлять негативный контроль. Последний может принимать разно¬образные формы: удовольствие от подавления кого-то другого, поиск негативных сторон в каждой идее и отказ от любого сотрудничества с кем бы то ни было. Скрытое когнитивное убеждение оказывается таким: “Может быть, я не в состоянии получить то, что я хочу, но я, по крайней мере, не дам тебе получить того, чего хочешь ты\ ” Результаты этой ци¬ничной установки мы можем видеть на многих примерах, начиная от

172 Часть II. Лечение психологических расстройств
международной и внутренней политики и заканчивая супружескими и семейными отношениями, что чревато параличом общества.
Уолтере и Хэвенс (Walters and Havens, 1993) констатируют, что эф¬фективный оптимизм основан на трех убеждениях: позитивном взгля¬де на себя; вере в возможность осуществлять контроль над собственной жизнью; вере в осмысленность жизни. Понятно, что эти убеждения не нуждаются в достоверности, чтобы приносить пользу, хотя в этом, на¬верное, заключен и недостаток. Люди, страдающие тяжелыми недугами, вряд ли уверуют в собственное здоровье, хотя они могут убедить себя в осмысленности своего страдания. Третье убеждение фактически при¬надлежит к области религии, хотя одна из ценностей психотерапии и состоит в том, чтобы помогать людям наполнить их жизнь смыслом (на¬пример, Clarke, 1993; Frank, 1973). Эрик Эриксон (Erickson, 1963) заме¬чал, что индивидов, которым трудно найти смысл в жизни на ее послед¬нем этапе, могут захлестнуть отчаяние и отвращение. Однако оптимизм возрастает в том случае, если люди думают о себе лучше, больше конт¬ролируют себя и свое окружение и убеждены, что жизнь (особенно их жизнь) имеет смысл.
В качестве примера гипнотерапии для повышения оптимизма рас¬смотрим случай Шерри. Теплым солнечным июньским утром 25-летняя Шерри, сильно нервничая, пришла на свою первую лечебную сессию. Одетая небрежно, она тем не менее держалась скованно, а темные тона одежды выдавали ее пессимистическое настроение. Ее волосы, туго стя¬нутые на затылке в пучок, усугубляли напряжение, читавшееся на ее лице. Пряча глаза, она пыталась нащупать отсутствующее обручальное кольцо и мучительно подбирала слова, чтобы начать.
Натянутым голосом она рассказала о своем четырехлетнем заму¬жестве за бывшим одноклассником, которого полюбила еще в средней школе, и рождении дочери, последовавшем через год. Ее смятение сде¬лалось очевидным на фоне борьбы обвинения с чувством вины. Шерри расплакалась при мучительном воспоминании о вечере, когда ее муж небрежно обмолвился о своем недовольстве браком и заявил, что боль-ше не желает в нем состоять. Она со стыдом призналась в своей унизи-тельной мольбе о последнем шансе, отчаянии и чувстве опустошенно-сти, которые она испытала, когда он хладнокровно захлопнул за собой дверь.
Шерри месяцами оставалась одна, ни с кем не желая общаться. Хотя время залечило ее раны, остались душевные шрамы, к которым она не могла прикоснуться и разобраться в своих чувствах. Она сообщила о глубоком пессимизме, с которым она взирала на свои шансы привлечь

Глава 11. Когнитивная гипнотерапия и улучшение качества жизни 173
другого мужчину и быть счастливой; фактически она уведомляла о сво¬ем общем пессимизме, которому предавалась сколько себя помнила. Свою будущую жизнь она рисовала одинокой.
Шерри обнаруживала три главных убеждения, разбивающихся на подгруппы.
I. Я виновата в том, что мой брак развалился.
1. Я должна была сделать моего мужа счастливым; если бы мне
это удалось, он не ушел бы от меня.
2. Из-за меня он был несчастен и ушел.
3. Я была плохой женой; из меня никогда не выйдет хорошая жена.
4. У меня никогда не будет удачного замужества.
5. Я останусь одна на всю жизнь.
II. У меня ничего не выйдет ни с одним мужчиной.
1. Мужчины будут уходить от меня, потому что я не сумею сде¬
лать их счастливыми.
2. Ни один мужчина меня не полюбит.
3. Я не могу ни поверить, ни довериться ни одному мужчине.
III. Я недостаточно хороша; во мне есть какой-то изъян.
1. Я недостаточно привлекательна.
2. Я бестолкова; я дура.
3. Я неинтересна; я зануда.
У Шерри был ряд когнитивных искажений, включая персонализа-цию, драматизацию, эмоциональную аргументацию и сверхобобщение. Она обладала также несколькими ранними неадекватными схемами из области разобщения и отвержения (Young, 1994), как-то: брошенность/ непостоянство, эмоциональная депривация и дефектность/стыд. Пред¬ставлялось, что все они участвуют в пессимистическом складе ее ума. Отсутствие оптимизма было свойственно для нее длительный период жизни. В соответствии с этим гипнотерапевт разработал следующую гипнотическую процедуру для повышения оптимизма Шерри.
Шерри, я знаю, что в данный момент ты полна сомнений и скверных чувств, когда думаешь о себе [узаконивает ее чувства и укрепляет терапевтическую связь]. Ты полагаешь, что никогда не привлечешь к себе другого мужчину, не так ли? [Устанавливает подтверждающий паттерн мышления путем “по¬нуждения к "да"”.] Ты чувствуешь, что потерпела поражение, не правда ли? Может быть, ты и не привлечешь; может быть, и потерпела (пауза)... но может быть, привлечешь, и возможно, что поражения не было [отвечает на

174 Часть II Лечение психологических расстройств
вопросы к Шерри так, как ответила бы она, затем предлагает альтернати¬ву]. О второй возможности в эту секунду по-настоящему трудно подумать, не правда ли? Ты так сфокусирована на первой. И может быть, прямо сей¬час ты даже не хочешь о ней думать. Поэтому позволь мне предложить тебе подумать о чем-нибудь другом, что могло бы помочь тебе понять... Подумай о стакане, который наполовину наполнен водой. Что с ним, он пуст наполо¬вину (пауза) или наполовину полон? Все зависит от точки зрения, не прав¬да ли? Если ты считаешь, что он должен быть полон, тогда он наполовину пуст. Наверное, обычно ты думаешь именно так, и ты разочарована. Но если ты посчитаешь, что он должен быть пуст, а он наполовину полон, и ты до¬вольна. Тебе когда-нибудь приходило это в голову? Посмотри: все дело в том, чего ты ждешь и как это интерпретируешь. Что случится, если ты бу¬дешь ждать меньшего? Получишь ли ты больше? Почувствуешь ли себя счастливее? Это по-настоящему интересно, не правда ли, рассматривать возможности... Теперь позволь мне рассказать другую историю. Ты очень активная прихожанка в твоей церкви, разве нет? [Шерри с известным эн¬тузиазмом рассказывала о своем давнем интересе к церковной жизни.] Что это означает? Как это понимать? Допустим, кто-нибудь скажет: “Шерри очень религиозная и духовная личность, и вот почему она этим занимает¬ся”. Как бы ты себя почувствовала, если бы услышала такие слова... очень неплохо, правда? Но представь, что кто-то заявит: “Шерри занялась цер¬ковными делами, потому что любит ощущать в себе власть и контроль”. Каково тебе будет услышать такое... довольно неприятно, не так ли? Но за¬нятие-то остается одним и тем же, верно? Ты можешь знать, почему ты за¬нимаешься каким-то делом, хотя, конечно, все мы способны обманывать себя и часто именно так и поступаем. Но откуда это известно посторонним людям? Им приходится угадывать, правда? А как им угадать, они же не чи¬тают твои мысли, верно? [Обратите внимание на повторные утверждения, укрепляющие согласие.] Поэтому им приходится довольствоваться собст¬венным умом... если они мыслят негативно, то и события толкуют негатив¬но... если они мыслят позитивно, то и события толкуют позитивно. Но ис¬тинным может быть как то, так и другое, по крайней мере в их головах. Поэтому, Шерри, я хочу, чтобы ты сфокусировалась на всех разных спосо¬бах, которыми мы можем интерпретировать то или иное событие. Если мы объясняем его негативно, то нам плохо; если мы объясняем его позитивно, нам хорошо. Иногда бывает трудно понять, в чем подлинная “истина”, и мо¬жет быть, на самом деле и не важно, в чем она, поскольку для истины суще¬ствует много дорог... так много дорог. Но тебе уже известно об этом, не так ли?.. Тебе просто нужно применить свое знание [активация ее скрытого зна¬ния]. И в течение следующей недели ты сможешь использовать это знание, чтобы больше узнать о себе и о том, как ты думаешь о различных вещах.
В начале следующей сессии гипнотерапевт спросил у Шерри, чему она научилась за прошедший период времени после первой их встречи.

Глава 11 Когнитивная гипнотерапия и улучшение качества жизни 175
На самом деле не слишком важно, что запомнил клиент, но вопрос тре¬бует умственного поиска, а ответы должны быть не “истинными”, но всего лишь полезными (см. главу 10). Посредством техники утилизации все, о чем упоминает клиент, можно использовать на следующей сессии. В данном случае Шерри сообщила, что она узнала о возможности по-разному думать об одной и той же вещи (раньше такая возможность никогда не приходила в ее голову). Тогда гипнотерапевт применил сле¬дующую процедуру.
Шерри, в последнее время ты узнала важные вещи [соединение с предыду¬щей сессией]. Теперь я хочу, чтобы ты применила это знание, чтобы узнать больше. Ты узнала, что вещи можно видеть по-разному, думать о них по-разному. Теперь давай поразмыслим над новыми способами задуматься о твоих отношениях. Ты чувствуешь себя брошенной, одинокой, ущемлен¬ной, не так ли [обращается к РНС]? Ты чувствуешь себя в чем-то ущерб¬ной, не так ли? Но давай посмотрим на это с иной точки зрения... давай разберемся, кто одинок... ты или твой бывший муж? Кто на самом деле ущербен? Кто ущербен? Ты или он? Возможно, ущербным является имен¬но он... в конце концов, он не смог тебя любить. Возможно, что ни с чем ос¬тался именно он... найдет ли он когда-нибудь женщину, которую полюбит? Разве ты не любила его, не ухаживала за ним? Разве это не плюс? Разве ты не можешь воспользоваться этим опытом заботы, настоящей заботы о муж¬чине, чтобы построить новые отношения? Наверное, ты можешь это сде¬лать, как делала раньше... учиться их строить иначе, стараясь контролиро¬вать свои отношения, выстраивать свою заботу. И может быть, ты узнаешь... вооружившись своим новым знанием о возможности иначе смотреть на вещи... наверное, отныне ты знаешь, что если что-то случается, то это не означает, что оно случится вновь... Оно может случиться... (пауза)... или не может. Все это зависит... от многих вещей, которые меняются раз за разом и которые ты можешь проконтролировать... не идеально, но мало что бывает идеальным, правильно? И когда тебе лучше удается контроль, ты начина¬ешь думать о себе все лучше и лучше... и чем лучше ты о себе думаешь, тем больший ты можешь испытывать контроль. Ты можешь начать знакомство с новыми и важными способами, которыми ты можешь предпочесть вос¬пользоваться для построения отношений с другими людьми; не позволяя отношениям случаться с тобой [обращается к схеме], но создавая их само¬стоятельно, с твоим новоприобретенным ощущением контроля. Подумать об этом прямо сейчас немного страшно, правда? И ты не очень понимаешь, как это сделать. Но ты можешь научиться — и ты научишься, правда?
На следующей сессии была применена гипнотическая процедура, из¬бранная для общего поднятия уровня оптимизма и обращенная к ранним неадекватным схемам Шерри.

176 Часть //. Лечение психологических расстройств
Шерри, я хочу, чтобы ты представила, будто я дал тебе две пары очков: ро¬зовые и темные [это метафоры, которые отсылают к распространенным культурным образам “глядеть на мир через розовые очки” и “видеть всего в черном свете”]. Я хочу, чтобы сначала ты надела темные очки... и обрати¬ла внимание, каким мрачным все выглядит вокруг и какие печаль и песси¬мизм ты испытываешь. Теперь надень розовые очки... и отметь, как светло вокруг и сколько в тебе радости и оптимизма. Но обстановка осталась преж¬ней, не правда ли? Единственным различием является то, как ты на нее смотришь, сквозь какие очки. Если ты смотришь на вещи сквозь темные линзы, ты наполняешься пессимизмом... (пауза). Если ты смотришь на ве¬щи сквозь розовые линзы, ты полна оптимизма. Все, что тебе нужно — сме¬нить очки! И, меняя очки, ты можешь испытывать больший оптимизм в любое время, когда пожелаешь.
Эта процедура является разновидностью телескопической техники, ранее описанной в настоящем томе. Изменение глубоко укоренившего¬ся пессимистического мировоззрения — дело нескорое и непростое. Оно требует многократного применения этой и других процедур, других форм психотерапии и различных жизненных переживаний. Однако гип¬нотические процедуры, подобные приведенной, могут запустить про¬цесс изменения так, что Шерри может стать более открытой, с более оптимистическим мироощущением (см. главу 9).
Улучшение способности к решению проблем
Решение проблем связано с процессом, посредством которого люди по¬знают и вырабатывают реакции на жизненные проблемы (Nezu et al., 1989). Проблемы представляют собой особые жизненные ситуации, ко¬торые требуют реакций, уже содержащихся в репертуаре индивида или выработке новых. Решением является любая преодолевающая реакция, которая ослабляет эмоциональную реакцию и/или позитивно видоиз¬меняет саму проблемную ситуацию. Таким образом, решение проблем подразумевает создание стратегий преодоления для обнаружения и ре¬ализации широкого спектра более эффективных действий. Было пока¬зано, что эффективное решение проблем снижает депрессию (Nezu et al., 1989); кроме этого, модель применялась с целью понижения тревоги (Miner and Dowd, 1996).
Эффективное решение проблем состоит из пяти компонентов: ори¬ентирование на проблему, определение и формулировка проблемы, вы¬работка альтернатив, принятие решения, реализация и его верификация (Nezu et al., 1989). Первый компонент предполагает внимание к пробле¬ме и анализ комплекса допущений и оценок, к которым прибегает ин-

Глава 11. Когнитивная гипнотерапия и улучшение качества жизни 177
дивид в связи с проблемами в жизни, его способности к их решению. Их можно определить как комплекс убеждений. Второй компонент подра¬зумевает уточнение и постижение проблемы, включая возможную пе¬реоценку последствий ситуации для индивидуального благополучия — разновидность рефрейминга. Третий компонент (обычно известный как “мозговой штурм”) требует от индивида вырабатывания как можно большего количества решений для наращивания вероятности отыска¬ния оптимального решения. Четвертый компонент предполагает сопо¬ставление всех альтернативных решений и выбор “лучшего”. Пятый компонент подразумевает осуществление и мониторинг выбранного ре¬шения. Наряду с тем, что не все пять компонентов модели одинаково хо¬рошо поддаются лечению гипнозом, первые два особенно хорошо реа¬гируют на гипнотические интервенции. С тремя остальными можно работать при помощи стандартных психотерапевтических техник. Твор¬ческие гипнотерапевты могут, однако, опробовать гипнотические интер¬венции в работе с одним и более компонентами из числа трех последних.
Люди часто видят проблемы непреодолимыми, а свою способность к их решению — незначительной. Это особенно справедливо для случаев, когда люди застигнуты внезапной катастрофой, для решения которой не годятся их прежние навыки решения проблем. В этом случае первой за¬дачей психотерапевта является помочь клиенту рассмотреть ситуацию как решаемую проблему, а не как непреодолимое событие, не поддаю¬щееся коррекции. Другими словами, важно помочь клиенту перейти от статического в'идения проблемы к динамическому видению, ориенти¬рованному на процесс. Нецу и коллеги (Nezu et al., 1989) описывают пер¬вый компонент — ориентацию на проблему — как мотивационный про¬цесс, тогда как остальные компоненты состоят из навыков и умений. Клиент привносит в задачу по решению проблемы массу убеждений и допущений как о себе, так и о проблеме. Задача гипнотерапевта — заме¬нить любые неадекватные когниции, которые пересекаются с эффектив¬ным решением проблем, на более адекватные. Для примера того, как это может быть сделано, мы можем рассмотреть ситуацию Маргарет.
В ожидании приема 45-летняя Маргарет наблюдала, как легкий ап¬рельский снег в тишине заметает землю. Поскольку ее муж взял на себя обязанности главы семейства, Маргарет могла вести бесхитростное и бе¬зоблачное существование в традиционном качестве жены и матери. Их брак сохранялся и процветал двадцать лет, и каждый играл в нем свою особую семейную роль. И вдруг в результате несчастного случая на охо¬те Маргарет стала вдовой. Твердо намереваясь защитить и сохранить свою семью, она месяцами боролась лишь с тем, чтобы не казаться по¬давленной и обескровленной этой сложной и непривычной ситуацией.

178 Часть II Лечение психологических расстройств

Она не знала, что делать, и не выглядела способной предпринять шаги к научению. Маргарет рассматривала свою жизненную ситуацию как не¬что, превосходящее ее силы.
Когнитивный анализ показал, что в состав ее убеждений входили сле¬дующие.
• Я не могу выносить эту боль.
• Мои чувства не изменятся; эта боль никогда не исчезнет.
• Я этого не переживу.
• Я всегда буду бояться.
• Никто не понимает и никого не заботит, что я чувствую.
• Жизнь жестока и несправедлива.
• Я навсегда останусь одна.
• Никто и никогда не полюбит меня снова.
• Я больше никогда и никого не полюблю.
• Мне нужен мужчина, который обо мне позаботится; я ничто без
мужчины.
• Я неудачница.
• Я не могу без него жить.
• Я не могу делать то, что делал он.
• Он был само совершенство; от меня нет никакой пользы.
• Он был сильным; я слабая.
• Все вокруг чересчур сложно для меня.
В этих убеждениях присутствует статическое, неизменное качество, которое не позволяет Маргарет увидеть какой-нибудь способ реального решения проблемы, рассматривать ее как ситуацию, которая требует решения. Казалось, что ее когнитивные искажения вращаются вокруг драматизации, дихотомического мышления, сверхобобщения и “нагне¬тания ужасов”. Ее ранние неадекватные схемы (Young, 1994; см. главу 5) коренились в поврежденной области автономности и представлений; первичными выступали зависимость/некомпетентность и невыражен¬ное/неразвитое “я” при вторичной РНС поражения. В соответствии с этим гипнотерапевт разработал для Маргарет следующую гипнотиче¬скую процедуру, обращаясь к первому компоненту, ориентированию на проблему.
Маргарет, ты понесла тяжелую утрату, не правда ли? [“Понуждение к "да"” и создание терапевтического альянса.] Ты не знаешь, что делать и куда по¬даться, верно? [Снова то же.] Иногда, когда мы не знаем, что делать, проще



Г,"1 '"l'l\
Глава 11. Когнитивная гипнотерапия и улучшение качества жизни 179
всего оказывается не делать ничего, правда? Бездействие не обязательно приносит нам награду, правильно? ... Но оно хотя бы позволяет избежать неправильного шага. А иногда люди... и ты можешь быть из их числа... ви¬дят вещи настолько плохими, что и представить не могут, что те когда-ни¬будь смогут улучшиться! [Обращается к драматизации.] А иногда люди думают... и ты можешь так думать... будто одна плохая вещь означает, что плохим будет все [обращается к сверхобобщению]. Это похоже на мир, раз¬деленный на злое... и доброе, а в середине пусто [обращается к дихотоми¬ческому мышлению]... {пауза)... Но если ты задумаешься над этим всерьез, то сможешь обнаружить в таком образе мышления изъяны. Давай, я тебе покажу, как это делается. Представь линейный график, на котором с одно¬го конца находится все “плохое”, а с другого — все “хорошее”. Поняла? Подними указательный палец правой [доминантной] руки, когда сдела¬ешь... Хорошо. Теперь смотри, как плохая часть постепенно становится все меньше и не такой протяженной, приближаясь к середине. Теперь смотри, как хорошая часть становится больше и протяженнее, так что они движут¬ся друг к другу; плохое становится меньше и отчасти хорошим, а хорошее становится меньше и отчасти плохим. По мере того как они продолжают развертываться, ты можешь увидеть, что они встречаются в середине... но как тебе быть с серединой? {Пауза.) Что тебе делать с серединой — местом, где вещи отчасти хороши и отчасти плохи... в хорошем есть нечто плохое, в плохом есть нечто хорошее? Это и вправду сбивает с толку, не так ли? Как может нечто, что-то, быть и тем и другим? Но когда ты серьезно над этим подумаешь, ты осознаешь, что таковы многие вещи, не правда ли? Может быть, ты сможешь вспомнить, как когда-то [вспоминая детство] тебе было трудно принять решение [трюизм; такое бывало со всеми нами]. Может быть, тебе было трудно принять то решение из-за внутреннего конфликта; то, чего тебе хотелось, отчасти было плохим, отчасти — хорошим. Вот поче¬му решение трудно, правда? Если нечто было бы целиком хорошим или целиком плохим, то у нас бы вообще не возникло никаких затруднений [рефрейминг]. Мы бы точно знали, что делать. И сделали бы это. Итак, в действительности, когда ты над этим размышляешь, большинство вещей расположено посередине: это смущает, здесь трудно решать, они плохи и хо¬роши одновременно. Поэтому, хотя непосредственно сейчас ты можешь быть одинокой, это не означает, что ты всегда будешь одна, верно? ... В точ¬ности так, как быть вместе не означает, что вы всегда будете вместе. И ты знаешь, что это не так. Таким образом, чем больше ты размышляешь над жизнью, тем больше ты способна осознать, что большинство вещей, как и на этом графике, располагается в середине — там, где все непонятнее, но зато интереснее.
Метафорический образ был использован в этом примере с целью про¬демонстрировать и выработать у Маргарет новый способ мышления, по¬средством обращения к ее дихотомическому мышлению и сверхобобще-

180 Часть П. Лечение психологических расстройств
нию. За многие годы Маргарет привыкла раскладывать вещи по отдель¬ным концептуальным полочкам (еще одна возможная метафора), ей тре¬бовалось время, чтобы начать мыслить в не столь сжатых и ограничен¬ных категориях. Здесь также могла бы оказаться полезной процедура запутывания.
Чтобы помочь Маргарет обратиться ко второму компоненту решения проблем — их определению и формулировке — гипнотерапевт применил следующую процедуру.
Коль скоро мы постепенно прояснили твои допущения насчет себя самой, которые являются частью твоей ситуации [не “проблемы”], ты можешь начать осознавать, что ты порой даже не бываешь уверена в том, что тебе нужно сделать, что тебе хочется сделать. Все это иногда походит на доста¬точно серьезное дело, не так ли... и никакого решения на горизонте? Итак, может статься, что первым делом нужно решить, что делать дальше... куда направиться прямо сейчас? В чем ты нуждаешься больше всего? Подумай '| о вещах, в которых ты нуждаешься в данный момент — деньгах, новом спут- \ нике, времени на детей, работе, большей уверенности в себе. И может быть, ¦, о чем-то еще, о чем-то большем. Воспользуйся моментом, чтобы определить ;,, в своем сознании: это то, чего тебе хочется, в чем ты нуждаешься. Подумай ь> о только что упомянутых мною вещах и о чем-нибудь еще... {пауза)... Вое- ^ пользуйся случаем, дай мыслям прийти в твою голову, раскрепости свое со- '' знание... {пауза}... Теперь, когда я перечислю их снова, подумай о них... и, когда я буду называть их вновь, подними указательный палец правой [до- ' минантной] руки, как только я назову самую важную. Помни, что твой бес¬сознательный разум знает, что ему нужно, чего он хочет... ты знаешь боль¬ше, чем ты знаешь, что ты знаешь — и ты мудра в своем знании наилучшего для себя [намек на процедуру запутывания, обращается к неразвитому “я”]. Ты знаешь, что тебе нужно на глубинном уровне. Поэтому позволь своему бессознательному разуму думать, когда я назову деньги, спутника, время на детей, работу, уверенность в себе... теперь позволь мне перечислить их сно- 11 ва и дай своему указательному пальцу подняться, когда будет названо са¬мое важное [палец поднимается на “уверенности в себе”]. Хорошо, ты опре¬делила уверенность в себе как самую важную вещь... Теперь дай своему сознанию раскрепоститься и назови первую второстепенную вещь, которую тебе хочется, которая придет тебе на ум [ранее гипнотерапевт говорил Мар¬гарет, что она сумеет разговаривать в трансе]. Теперь назови первую вещь, которая придет тебе в голову {Маргарет называет “силу”). Хорошо, теперь давай подумаем об этих двух вещах: уверенности в себе и силе, силе и уве¬ренности в себе. Они идут рука об руку, не так ли? Если мы начнем приоб¬ретать одно, мы можем начать приобретать и другое. Но как нам начать, как тебе начать? У тебя уже есть многое из того, в чем ты нуждаешься, ты зна¬ешь об этом? [Игра словами.] Итак, позволь мне кое-что тебе предложить, ладно? {Маргарет согласно кивает.) Подумай о себе, стоящей одиноко, сто-

Глава 11 Когнитивная гипнотерапия и улучшение качества жизни 181
ящей прямо. Думай о стоянии в одиночестве как о хорошем, важном... ибо только в том, чтобы стоять одиноко и прямо, мы можем по-настоящему ощутить силу и уверенность в себе [рефрейминг ее негативного чувства, по которому она навсегда останется одна, а также обращение к невыраженно¬му “я”]. Почувствуй, как сила вливается в тебя, когда ты стоишь одна, все¬цело отвечая за себя, готовая встретиться с миром, встречаясь с миром, гля¬дя миру в глаза, испытывая растущий комфорт, благодаря своему умению стоять одиноко и с чувством уверенности в себе... зная, что одно идет бок о бок с другим, одиночество и ощущение уверенности в себе, ощущение уве¬ренности в себе и одиночество. И ты можешь испытывать это чувство силы и уверенности в себе в любое время, когда пожелаешь, стоя прямо и пред¬ставляя себя стоящей в одиночестве, встречая мир с уверенностью и силой.
В этой процедуре обратите внимание, что гипнотерапевт помог Мар¬гарет определить, с чего приступить к работе над проблемой, как расши¬рить область ее рассмотрения, способствуя этим процессу решения. От¬метьте также, как гипнотерапевт преобразовал ощущение одиночества, превратив его из проблемы в составную часть решения. Кроме того, при помощи повторов было присоединено ощущение силы, уверенности в себе, стояния прямо и стояния в одиночестве. Как многие незащищен¬ные люди, Маргарет сутулилась. Стояние прямо — простое действие, которое она легко могла выполнить, хотя и не без некоторой трениров¬ки. Можно постепенно стимулировать его присоединение к другим эле¬ментам.
Повышение межличностной эффективности
Межличностная эффективность — широкая область, которая охватыва¬ет самоуважение, позитивную самоидентичность, нахождение позитив¬ных внутренних сил и способность к коммуникации. Как правило, ре¬комендуется обсудить с клиентами, в какой сфере их жизни они хотят стать более эффективными, помочь осмыслить их прошлые усилия в этих направлениях. Здесь, как и для большинства терапевтических дей¬ствий, важен тщательный сбор анамнеза. Однако в данном случае он особенно важен из-за трудности сфокусировать внимание на соответству¬ющих объектах, намеченных к изменению. Кроме того, клиенты редко обращаются за помощью, имея перед собой четкую цель повысить соб¬ственную межличностную эффективность.
В качестве примера использования гипнотерапии для повышения одного аспекта межличностной эффективности мы можем проанализи¬ровать проблему Мэтта. Вскоре после своего сорокалетия Мэтт обра¬тился за помощью, желая разобраться с беспокойством, которое вызы-

182 Часть II Лечение психологических расстройств

валось неприятной напряженностью, в атмосфере которой он в послед¬нее время работал. Он описал эти отношения как “натянутые” и заявил, что они мешали ему руководить людьми. В резул ь rare первичной оцен¬ки психотерапевт увидел в нем человека требовательного, лишенного гибкости и высоко чувствительного к критике. Аналогичные проблемы, возникшие на прежней работе, вынудили его уйти в надежде начать все сначала на новом месте. Однако, как обычно и бывает в таких ситуаци¬ях, он не забыл захватить на новое место себя самого, и старые пробле¬мы всплыли вновь. Скованность и оборона, которыми отличался язык его тела, сошли на нет, как только в его сердитом тоне убавились нотки защиты и прибавилась некоторая задумчивость. Его охватила глубокая печаль, едва он признал, что не всегда был таким. С болью в голосе он рассказал о прежней работе и нескольких сослуживцах, которые без устали высмеивали его из-за его этнического происхождения. В этой отравленной атмосфере он продержался больше двух лет, пока стресс не начал сказываться на его здоровье. Он смущенно признался в тяжелой фрустрации, которую переживал в связи с собственной неспособностью быть таким сослуживцем и начальником, каким он был некогда. Он ска¬зал, что на новом посту он не знает проблем и насмешек, с которыми сталкивался на прежнем месте; тем не менее он постоянно их ждет и по¬тому неизменно держится настороже.
Когнитивный анализ показал наличие у Мэтта следующих убеж¬дений.
I. Я не тот, кем был раньше.
1. Я утратил свою способность руководить.
2. Я не могу изменить себя нынешнего/свои нынешние чувства.
3. Никто меня больше не любит.
II. Я не такой, как все.
1. Я хуже других.
2. Я не вливаюсь в коллектив/я никогда не вольюсь.
3. Никто меня не любит/и не полюбит.
III. Я не могу доверять людям/сближаться с людьми.
1. Все слишком критикуют меня.
2. Я хочу, чтобы люди оставили меня в покое.
3. Я ненавижу работать с людьми.
4. Я должен нападать на окружающих, пока они не напали на меня.
У Мэтта оказались следующие когнитивные искажения: дихотоми¬
ческое мышление, эмоциональная аргументация, навешивание ярлыков



Глава 11 Когнитивная гипнотерапия и улучшение качества жизни 183
и сверхобобщение. В нем не было персонализации, так как он столкнул¬ся с реальными оскорблениями на прошлой работе и сознавал, что не подвергается им на новом месте. С подобными ситуациями, в которых существуют реальные проблемы с окружением, всегда бывает трудно справиться психотерапевтическими методами. Мы хотим помочь кли¬ентам научиться управлять проблемными ситуациями, но, делая так, мы не желаем оправдывать дурное поведение окружающих.
У Мэтта обнаружились две ранние неадекватные схемы, которые усугубляли его нынешние проблемы: ущербность/стыд (возможно, от¬ветственные за его гиперчувствительность к отвержению) и, во вторую очередь, недоверие/ущерб (приводившие его к заранее недоверчивому отношению к окружающим). В случае с Мэттом для этих схем суще¬ствовали реальные основания, связанные с окружением (такие, лежат, возможно, в основе большинства РНС). Но данные схемы усугубляли проблемы среды, которые, в свою очередь, несли частичную ответствен¬ность за их первоначальное возникновение. Таким образом, Мэтт уго¬дил в порочный круг (см. главу 10), где схемы, вызванные неприят¬ными переживаниями, в дальнейшем выступают в качестве фильтра, который действует так, что данные, подтверждающие схемы, допуска¬ются в когнитивную систему, а данные, которые их не подтверждают, от¬сеиваются.
В соответствии с этим гипнотерапевт разработал для Мэтта следу¬ющую гипнотическую процедуру.
Наверное, Мэтт, за свою жизнь ты не раз видел, что люди отличаются друг от друга [трюизм]. Отличаются многим: ростом, весом, цветом волос, полом, этническим происхождением, цветом кожи — отличаются, и в то же время во многом остаются одинаковыми [гипнотерапевт перешел от тривиальных, по крайней мере по нашим культурным меркам, различий к более ярким и значительным]. Если ты и вправду повнимательнее приглядишься, то смо¬жешь увидеть, что люди больше похожи, чем отличаются друг от друга. У нас одни надежды, одни страхи... мы все хотим добрых отношений с дру¬гими людьми, все желаем добра нашим детям. Мы все хотим преуспевать на работе. Но кое в чем мы различаемся... однако отличия — это только от¬личия; они не лучше и не хуже, они всего лишь отличия. Ты, например, чем-то отличаешься от меня, но ты не лучше, не хуже, ты просто другой [об¬ращается к схеме дефектности/стыда]. Представь в своем сознании двух разных людей, стоящих рядом... никто из них не выше соседа; никто из них не ниже другого... но они рядом — разные, но равные. Поэтому ты можешь поднять голову [у Мэтта была привычка опускать глаза], зная, что ты дру¬гой и в то же время такой же. Такой же, но все-таки другой.

184 Часть II Лечение психологических расстройств
Чтобы обратиться к недоверию к людям, которое отражалось у Мэт-та в его РНС недоверия/ущерба, а также к его непроизвольным мыслям о невозможности впредь доверять окружающим, гипнотерапевт приме¬нил следующую процедуру.
Мэтт, мы успели обсудить, что люди в чем-то не похожи, но во многом оди¬наковы. Наверное, ты и сам это замечал. Ты, например, в чем-то похож на меня, а в чем-то не похож. Наверное, ты замечал и то [приступает к “побуж¬дению сказать "да"”], что разным людям можно доверять в разной степени. Иногда нелегко сказать, кому можно довериться, а кому нет, не правда ли? Как, например, я могу доверять тебе? Наверное, ты считаешь, что я могу — но откуда мне знать? И наоборот: можешь ли ты доверять мне? И откуда Jj| тебе знать, что ты можешь? Это трудно, не правда ли, знать наверняка? '" И люди, наверное, тоже различны в своих доверчивости и надежности, раз¬ве нет? Иногда они доверяют... иногда им можно доверять... иногда они не доверяют... иногда нельзя доверять им... иногда они меняются настолько, что могут доверять, и им можно доверять... иногда они меняются так, что не могут доверять, и им нельзя доверять [полузапутывающая процедура, пред¬полагающая непрерывное изменение, предназначенная для разрушения ригидных допущений]. Поэтому все пребывает в состоянии изменения, правда? {Пауза.) Доверять — не доверять; заслуживает доверия — не за¬служивает доверия... Важно то, что люди разные, продолжают оставаться разными, по-разному... они становятся не теми, что прежде... они постоянно меняются. И чем больше ты над этим думаешь, тем глубже и глубже, посте¬пенно эта мысль проникает в твое сознание, знакомя тебя с новыми возмож¬ностями, всегда новыми и отличными возможностями.
Резюме
В этой главе приведено несколько примеров гипнотических процедур, которые могут способствовать улучшению психологического функци¬онирования психически устойчивых индивидов. К другим квазигипно¬тическим техникам, ^применявшимся на протяжении веков, относятся молитва и медитация. Всем нам порой бывает трудно, как правило вре¬менно, справиться с определенными аспектами нашей жизни. Наряду с тем, что гипноз не устранит и не в состоянии устранить всю боль, сопря-женную с человеческим бытием, он может ослабить ее в определенные периоды. Используя основные принципы, описанные в предложенных примерах, творческие, гипнотерапевты могут создать новые направле¬ния в работе с клиентами, отличные от тех, что были изложены в этой главе.

Глава 12
Когнитивная гипнотерапия в преодолении сопротивления
Терапевтическое сопротивление
Сопротивление как психологическое явление привлекало внимание психологов начиная со времен Зигмунда Фрейда. Почему получается так, что клиенты, намеренно или нет, выказывают сопротивление психо¬терапевту — лицу, которое пытается помочь, и этим затрудняют сам про¬цесс, предназначенный для помощи им в достижении их целей? Почему даже в случаях, когда ищут помощи в преодолении своих психологиче¬ских и бихевиористических проблем, клиенты порой саботируют свои собственные наилучшие устремления? Такие явно парадоксальные и са¬моразрушительные действия были источниками многих гипотез, кото¬рые высказывали психотерапевты разных школ. Сторонники психоди¬намических теорий в целом считали, что сопротивление вызывается бессознательными конфликтами и представляет собой защитное дей¬ствие, направленное против осознования вытесненного, бессознатель¬ного материала. Действительно: фундаментальной психодинамической техникой является исследование этих конфликтов и постепенное извле¬чение вытесненного таким образом, что бессознательные конфликты могут делаться осознанными, что, в свою очередь, приводит к облегче¬нию. Эта “гидравлическая теория” личности явилась детищем науки образца XIX столетия и постулирует сопротивление в качестве неизбеж¬ного выражения невротических конфликтов. Чем здоровее индивид, тем меньшая существует потребность в сопротивлении и тем меньше оно выражается.
Бихевиористическая психотерапия либо игнорировала сопротивле¬ние, либо приписывала его неадекватным или неподходящим техникам психотерапевта. Теоретически сопротивление могло связываться с би-хевиористическими задачами, однако оно интерпретировалось как свя¬занное не с внутренними переменными факторами клиента, а с дефект-

186 Часть II Лечение психологических расстройств
ными техниками психотерапевта. Мейхенбаум и Гил мор (Meichenbaum and Gilmore, 1984), рассматривая сопротивление с точки зрения обработ¬ки информации, усматривают в нем нежелание учитывать данные, кото¬рые расходятся с существующим у индивида мировоззрением. Главную цель психотерапии они видят в побуждении клиентов к рассмотрению своих когниций в качестве гипотез, подлежащих постоянному соотне¬сению с реальностью.
Когнитивно-развивающая психотерапия, которая отличается стро¬гим конструктивизмом, продвигает эту теорию на шаг дальше. Она по¬стулирует, что индивиды активно конструируют и организуют свои пер¬цепции окружающего мира в когнитивные схемы. С этой точки зрения сопротивление возникает из-за особого события, когда смысл события нельзя уложить в существующую смысловую структуру или схему ин¬дивида (Dowd and Seibel, 1990). Сопротивление, следовательно, не яв¬ляется ни выражением невротических потребностей или следствием не¬подходящих психотерапевтических техник, ни устойчивым нежеланием рассматривать альтернативные точки зрения. Оно есть выражение фун¬даментальной человеческой потребности предохранить ядерные когни¬тивные структуры личного смысла от чересчур стремительного изме¬нения и избежать в процессе этого потери чувства личностной идентич¬ности. Как отмечал Мэхони (Mahoney, 1991), когнитивная система впол¬не адекватно и мудро защищает себя от слишком быстрого изменения ,"” в ее основных конструктах личного смысла. В основе сопротивления ' * лежит защита смысловых структур (Liotti, 1989). Льотти полагает, что с сопротивление, которое оказывает изменению отдельный конструкт, i является функцией его прошлой способности предсказывать события, центральным положением в опыте и самоопределении индивида. Ины¬ми словами, конструкты, которые доказали свою полезность в прошлом, с наибольшим трудом поддаются изменению. Чем сильнее процесс из¬менения затрагивает все большее количество основных когнитивных конструктов, тем активнее сопротивление этому изменению. Измене¬ние, касающееся более периферических когнитивных или бихевиори-стических аспектов личности, таких как особые установки или тактиче¬ские действие, наступит быстрее и легче. Из этого понимания сопротив¬ления следует, что оно вызывается не только попытками изменить основные когнитивные конструкты, но и особыми ситуациями. Иначе говоря, сопротивление ситуационно специфично, оно проявляется в од¬них ситуациях больше, нежели в других. Однако, как интуитивно знают большинство людей, некоторым индивидам свойственно большее сопро¬тивление во всех или в большинстве ситуаций. Справедливость этого

Глава 12 Когнитивная гипнотерапия в преодолении сопротивления 187
подтвердило исследование родственного понятия — психологической реактивности. Если сопротивление выглядит бихевиористическим вне¬шним выражением противодействия, то реактивность является внут¬ренним потенциалом к нему, который может либо получать, либо не по¬лучать бихевиористического выражения.
Психологическая реактивность в психотерапии
Теория психологической реактивности была первоначально разработа¬на Джеком Бремом (Brehm, 1966) и позже была развита Брем и Брем (Brehra and Brehm, 1981). Они предположили, что реактивность являет¬ся мотивационной силой, которая возбуждается лишением или угрозой лишения осознанных бихевиористических свобод. Эта мотивационная сила может быть направлена на восстановление этих свобод и выражать¬ся множеством прямых и непрямых способов. Люди, таким образом, могут откровенно участвовать в недозволенной деятельности; могут извлекать косвенное удовлетворение путем наблюдения за другими людьми, занимающимися недозволенной деятельностью; могут преда¬ваться недозволенному поведению или же могут проявить агрессию по отношению к лицу, запретившему такое поведение. Важно отметить, что для снижения эффектов реактивности людям вовсе не обязательно на деле предаваться запрещенному поведению, но им достаточно всего лишь знать о возможности потенциальной свободы сделать это при же¬лании. Поэтому мы с полным правом говорим о потенциале реактив¬ности Дауд (Dowd, 1989) предположил, что реактивность вытекает из моишации к достижению, восстановления контроля над собственным “я” и ситуациями, в которых мы оказываемся. Эта мотивация может подразумевать чрезвычайно могущественное ядерное когнитивное до¬пущение, согласно которому мы фактически обязаны контролировать себя и ситуации. Это ядерное когнитивное допущение может быть осо¬бенно могущественным в высокоиндивидуалистических культурах Се¬верной Америки и Западной Европы, где на первый план выступают такие культурные послания, как “позаботься о собственной жизни” и “будь самим собой”. Но оно может быть менее могущественным в куль¬турах где события чаще объясняются с позиции “судьбы” или “удачи”. Дауд (Dowd, 1976) утверждал, что если люди не способны установить кон гроль творчески и позитивно, то могут осуществлять его в деструк¬тивной манере, чем объясняются внешне извращенные, саморазруши¬тельные индивидуальные действия.
Хотя реактивность, как и сопротивление, первоначально считалась ситуационно специфичной, в ряде исследований были продемонстриро-

188 Часть II. Лечение психологических расстройств
ваны значительные индивидуальные различия в потенциале реактив¬ности. Их описал Дауд (Dowd, 1999). Шкала психотерапевтической ре¬активности ( Therapeutic Reactance Scale — Dowd et al., 1991) неоднократ¬но демонстрировала нормальное распределение реактивности. По полу¬ченным данным, мужчины оказывались в целом более реактивными, чем женщины. Было обнаружено, что реактивные люди более автоном¬ны, доминантны, несколько нетерпимы и плохо себя контролируют, от¬части импульсивны, не слишком стараются произвести на окружающих хорошее впечатление, мало заботятся о других, равно как и не ждут забо¬ты со стороны. Среди расстройств личности пограничные, параноидные, антисоциальные и обсессивно-компульсивные паттерны отличались большими уровнями реактивности, в то время как пассивно-агрессив¬ные, зависимые, избегающие и манерные паттерны характеризовались низшими уровнями реактивности. Полученные данные позволяли пред¬положить, что в своем развитии реактивные люди испытывали трудно¬сти при разрешении следующих позиций по данным Эрика Эриксона: “доверие против недоверия” (они отличались меньшим доверием), “ин¬тимность против изоляции” (они были более обособленными) и “це¬лостность эго против отчаяния” (они были больше подвержены отчая¬нию). Оказалось, что реактивные люди особенно успешно разрешали следующие выборы: “автономность против стыда” (они были более ав¬тономными) и “инициативность против неполноценности” (они брали на себя большую инициативу). Однако реактивные люди казались ме¬нее психологически здоровыми и более негативно чувствовали себя в целом в процессе роста. Кроме того, они обнаруживали тенденцию к переживанию большего стресса (по крайней мере, с их слов). Дауд и Сейбел (Dowd and Seibel, 1990) выдвинули гипотезу, согласно которой реактивность может стимулироваться частыми телесными наказания¬ми, непоследовательным приучением к дисциплине, применением при¬нуждающих контрольных техник, угрозами отказа в любви и обуслов¬ленном принятии (например: “Я полюблю тебя, если ты сделаешь то-то и то-то”). Они также предположили, что развитие гибкого чувства авто¬номности имеет решающее значение для развития оптимального уров¬ня реактивности — не слишком высокого и не слишком низкого, прости¬мулированного знаками безусловного принятия и по мере необходимо¬сти, безопасными отлучениями от места, где они могли иметь поддержку. При данных личностных переменных, связанных с реактивностью, можно было бы ожидать, что реактивные люди окажутся трудными кли¬ентами для психотерапии. Есть некоторые данные, подтверждающие

Глава 12. Когнитивная гипнотерапия в преодолении сопротивления 189
справедливость этого предположения. Реактивность сочеталась с боль¬шей тяжестью симптомов, с более частыми пропусками приемов и опоз¬даниями на сессии, меньшей удовлетворенностью психотерапией, менее благосклонным отношением к психотерапевтам. Тем не менее любопыт¬но, что реактивные клиенты достигали, похоже, того же позитивного психотерапевтического результата, что и менее реактивные клиенты, по крайней мере по их собственной оценке! Психотерапевты, впрочем, ви¬дели в реактивных клиентах меньшие улучшения, возможно потому, что те не слишком им нравились. Кроме того, реактивные клиенты столь же охотно соглашались с врачебными и психологическими рекомендация¬ми, хотя и были некоторые указания на то, что они плохо реагировали на негативно окрашенные советы. В самой психотерапии реактивные клиенты были больше озабочены дистанцированием от психотерапевта и сохранением отношений с ним в строгих рамках, хотя они так же охот¬но вступали в психотерапевтические отношения сотрудничества, как и менее реактивные клиенты. В аналогичном исследовании Дауд с колле¬гами (Dowd et al., 1992) обнаружили, что высоко реактивные индивиды с большей готовностью посещали психотерапевта и считали, что тот был больше расположен помочь им в тех случаях, когда использовались аб¬солютные интерпретации (например: “Я думаю, что ваша проблема в этом...”). Индивиды с низкой реактивностью считали, что психотера¬певт был больше настроен помочь им, если использовались интерпре¬тации пробного характера (например: “Может быть, ваша проблема в этом?..”). Таким образом, оказывается, что высокореактивные клиенты могут получить пользу от психотерапии, хотя они могут вступать с пси¬хотерапевтом в не столь тесные отношения и, может быть, хуже подда¬ются управлению. Возможно, что здесь понадобятся и другие техники. Получается, что резистентные/реактивные люди способны изме¬ниться в ходе психотерапии, хотя это изменение может происходить медленнее и отличаться более конфликтным и дистанцирующимся по¬ведением, а также приносить меньшее удовлетворение. Это не те кли¬енты, в которых обычно заинтересованы психотерапевты. Реактивные клиенты могут обладать более устойчивыми и непроницаемыми основ¬ными когнитивными конструктами, особенно схемами, касающимися власти и контроля, которые работают против психологического измене¬ния. Психотерапевтическая ситуация оказывается внутренне несбалан¬сированной, когда некто, обладающий большими властью и влиянием (психотерапевт), стремится повлиять на кого-то, не столь властного и влиятельного (клиента). И сразу становится ясно, почему психотерапия

190 Часть II. Лечение психологических расстройств
сама по себе склонна возбуждать реактивность, особенно в уже предрас¬положенных к этому людях. Основные когнитивные конструкты в луч¬шем случае изменяются медленно; еще медленнее они могут изменять¬ся у реактивных людей.
Почему люди меняются?
Я описал несколько причин, по которым люди могут сопротивляться
изменениям, особенно в психотерапии. Следующий вопрос звучит так:
почему они меняются вообще? С учетом трудностей, с которыми мы
часто сталкиваемся при побуждении к психологическому изменению,
возникает соблазн ответить: “Они и не меняются, по крайней мере не
слишком”. Действительно, при существующей невосприимчивости ког¬
нитивной системы индивида к новым данным (Dowd, 1997c) уместнее
было бы спросить: “Почему люди меняются?”, а не “Почему они неме- d
няются?” Но всем нам известны случаи значительного, зачастую глу- ”,f
бокого психологического и бихевиористического изменения. Позволь- /'
те мне описать теперь, почему люди меняются. ^
Стронг и Мэтросс (Strong and Matross, 1973) утверждали, что соци- if| альная власть психотерапевта является главной силой, производящей , $' изменения. Социальная власть психотерапевта базируется на узаконен- (if ной власти (документально подтвержденной, например, дипломом об \ образовании, разницей в статусе и социальной санкцией на деятель- .к, ность), экспертной власти (проистекающей из приобретенных знаний V и мастерства) и личной привлекательности (основанной на мнимом сходстве и межличностной симпатии). Эти источники власти обеспечи¬вают психотерапевта кредитом доверия. Во многих исследованиях (на¬пример, Corrigan et al., 1980) было продемонстрировано, что опытность, привлекательность и надежность психотерапевта, по крайней мере в восприятии клиента, являются важными аспектами процесса психоте¬рапевтического изменения. Психотерапевты, а фактически и любые со¬циально уполномоченные целители, скорее осуществят изменения, если обладают указанными качествами. В известной степени, однако, они могут вступать друг с другом в конфликт. Опытность, подтвержденная степенями, дипломами и солидной базой знаний, дает разницу в статусе между психотерапевтом и клиентом. С другой стороны, привлекатель¬ность питается воспринятым сходством. Опытность представляется бо¬лее важной, чем привлекательность или надежность. Следовательно, мы должны проявлять осторожность при понижении статуса психотерапев¬та. Мы можем не хотеть чрезмерного отдаления авторитетных для нас

Глава 12 Когнитивная гипнотерапия в преодолении сопротивления 191
фигур, но мы и не всегда желаем видеть в них кого-то, похожего на нас самих — иначе как они смогут нам помочь (Dowd, 1997c)?
Главной психотерапевтической интервенцией, приводящей к изме¬нению, является несовпадение (Strong and Claiborn, 1992). Несовпа¬дением называется разница между интерпретацией или объяснением переживаний и проблем клиента, которые предлагает психотерапевт, и собственным объяснением клиента, порождающим когнитивный диссо¬нанс. Например, если клиентка приписывает свои эмоции печали отсут¬ствию внимания со стороны других людей, но психотерапевт относит их на счет ее самоизоляции и особенности воспитания, то несовпадение наверняка окажется огромным. Однако если оба, и психотерапевт и кли¬ентка, отнесут сказанное на счет критически настроенного супруга, при том что БСЯ разница в интерпретациях сведется лишь к типу критиче¬ского поведения, то здесь несовпадение окажется небольшим. Интер-пре!ации важны в силу глубокой потребности человеческой когнитив¬ной системы наполнять события смыслом. Клиенты часто стремятся получать психотерапию, когда их смысловая система представляется не¬адекватной, а интерпретация, которую предлагает психотерапевт, может обеспечить альтернативные значения.
Исследование несовпадения показало два важных аспекта Во-пер¬вых, содержание интерпретации важно не так, как важно несовпадение интерпретации с теми убеждениями, которые имеются у клиента (на¬пример, Claiborn and Dowd, 1985). Другими словами, важно не то, что говорит психотерапевт, но отличие сказанного от того, что уже представ¬ляется важным клиенту. Во-вторых, оказывается, что большая часть изменений в клиенте стимулируется умеренным несовпадением (на¬пример, Claiborn et al., 1981). Интервенции с малым несовпадением не¬эффективны, поскольку оли лишь немногое или вообще ничего не до¬бавляют к существующим убеждениям клиента; они не понуждают его видеть или интерпретировать вещи в ином свете. Интервенции со зна¬чительным несовпадением оказываются чересчур угрожающими. Они могут бросить чересчур смелый и скорый вызов ядерным когнитивным убеждениям. Таким образом, связь между степенью несовпадения и пси¬хологическим изменением не является прямой.
Парадоксальные интервенции (Dowd and Trutt, 1988) зарекомендо¬вали себя полезными при оспаривании когнитивных допущений и иног¬да приводят к тому, что известно как “спонтанное согласие” — согласие, которое, как кажется, проистекает из глубины души клиента, а вовсе не из действий психотерапевта или “волевого акта” клиента. Например, люди, страдающие бессонницей, излечивались порой не тем, что все

192 Часть II. Лечение психологических расстройств
усерднее старались заснуть, но оттого, что прекращали стараться. Им да¬валось парадоксальное предписание постараться не засыпать как можно дольше, тем самым оспаривалось допущение, согласно которому усерд¬ные старания являются наилучшим способом что-либо изменить. Ре¬зультатом являлось спонтанное согласие. Кроме того, похоже, что пара¬доксальные интервенции оказывают “подспудное” воздействие, так как состояние клиентов, которые им подвергались, может продолжать улуч¬шаться даже после прекращения интервенций нередко к их собственно¬му удивлению. Все выглядит так, как если бы интервенции изменяли ядерные когнитивные структуры, которым требовалось некоторое вре¬мя на то, чтобы ощутить на себе воздействие. Парадоксальные интервен¬ции могут оказываться наиболее ценными при оспаривании скрытых допущений, стоящих за основными когнитивными конструктами. Психо¬терапевтические и гипнотерапевтические техники Милтона Эриксона часто имели парадоксальную природу, и может быть, именно благодаря этому представлялись такими загадочными, а последующее улучшение казалось клиентам таким магическим. Клиенты зачастую не могли объ¬яснить, что именно он сделал или сказал, что способствовало улучше¬нию их состояния, склоняясь, таким образом, к приписыванию измене¬ния себе самим или квазимагическому эффекту. Эриксон слыл магом психотерапии, что подкреплялось отчасти его широким опытом и высо¬ким кредитом доверия, обеспеченными былой репутацией. Можно пред¬положить, что психотерапевты, которые пользуются особой социальной властью и особым доверием, способны благополучно допускать в своих интерпретациях большее несовпадение, чем обычные психотерапевты, Если в целом считалось, что интервенции с применением несовпадения являются вербальными по своей природе, то аналогичные бихевиори-стические интервенции, в которых ожидания и допущения клиента ос¬париваются новыми бихевиористическими данными, могут быть осо¬бенно могущественными. Представьте, например, затруднения, которые испытает клиент, убежденный в своей непривлекательности для жен¬щин, участвующий в бихевиористическом эксперименте, в результате которого ему будут представлены опровергающие его мнение факты. В итоге он мог бы пересмотреть свой взгляд на себя как на “несимпатич¬ного неудачника”. Но этот новый образ мог бы оказаться трудным для него, чтобы быть встроенным в его существующую когнитивную струк¬туру. Мы часто становимся прочно привязанными к нашему существу¬ющему пониманию вещей, даже если эти взгляды негативны и проти¬воречивы в своей основе. Поэтому бихевиористические обязательства (домашние задания) являются важной невербальной техникой. Новые

Глава 12 Когнитивная гипнотерапия в преодолении сопротивления 193
переживания, которые опровергают схемы и возбуждаются несовпаде¬нием ожиданий клиента с реальным ходом вещей, могут быть важными источниками данных для последующего обсуждения между психотера¬певтом и клиентом. Согласно Гоббсу (Hobbs, 1962), изменение поведе¬ния предшествует инсайту, и здесь мы имеем такой пример.
Как помочь измениться резистентным/реактивным клиентам?
Что можно порекомендовать гипнотерапевтам, когда они встречаются с высокореактивными клиентами? Мне хотелось бы дать несколько со¬ветов.
Во-первых, используйте такие инструменты, как Шкала психотера¬певтической реактивности, чтобы лучше понять возможное поведение клиентов в ходе психотерапии. Кроме того, психотерапевты могут вос¬пользоваться этим инструментом для собственных нужд, чтобы лучше познать себя и возможные пути общения с реактивными клиентами.
Во-вторых, помните, что сопротивление может возникнуть в случае, когда не учитываются или атакуются имплицитные цели, которые кли¬ент преследует в ходе психотерапии. Реактивные клиенты особенно склонны интерпретировать подобным образом действия психотерапев¬та. Все клиенты обращаются за лечением как с тайными, так и с явными целями. Эти цели нередко противоречат друг другу. Например, муж, ко¬торый открыто заявляет, что приступает к психотерапии ради улучше¬ния отношений в браке, одновременно преследует скрытую цель, желая доказать, что его жена “ненормальная” и потому он может с чистой со¬вестью ее бросить. Поэтому может быть полезно потратить какое-то время на то, чтобы с самого начала обдумать и оценить имплицитные цели клиента.
В-третьих, сопротивление может возникнуть, когда когнитивная си¬стема индивида слишком быстро понуждается к изменению. Реактив¬ные клиенты могут с особо высокой вероятностью обладать когнитив¬ными структурами, которые относительно непроницаемы и резистент¬ны к изменению. Поэтому наилучшим выходом могло бы стать начало работы с ряда интервенций, отличающихся малым несовпадением, и по¬степенно перейти к интервенциям значительного несовпадения. Это аналогично “побуждению к "да"”, практиковавшемуся Милтоном Эрик-соном (Erickson et al., 1976), когда гипнотерапевт начинает с вопросов или трюизмов, которые неизбежно влекут за собой утвердительные от¬веты. Далее используется спровоцированная готовность давать такие
7 За* 106

194 Часть II Лечение психологических расстройств
ответы, чтобы добиться утвердительных ответов на последующие суг¬гестии, которые отличаются большим несовпадением. Гипнотические процедуры, описанные в данной книге, изобилуют примерами “побуж¬дения к "да"”. Непрямые гипнотические суггестии, издавна ценившие¬ся гипнотерапевтами, работающими в области терапии Эриксона, как техники, позволяющие обойти сознательное сопротивление, могут быть поистине ценными в качестве общей стратегии для снижения сопротив¬ления (Matthews et al., 1998). Опять же косвенными, по крайней мере отчасти, являются многие гипнотические процедуры, представленные в этой книге.
В-четвертых, продвигайтесь с реактивными клиентами медленно. Несовпадающему материалу в лучшем случае нужно время, чтобы про¬никнуть в когнитивную систему клиента; реактивным клиентам этого времени понадобится больше. Интересно, что в психотерапевтических кругах ходила молва о меньшем противодействии клиентов в случае ис¬пользования пробных интерпретаций, хотя Дауд с коллегами (Dowd et al., 1992) открыли, что реактивные люди предпочитают абсолютные ин¬терпретации.
В-пятых, сопротивление наверняка окажется сильнее, если симпто¬мы совпадут с уже имеющимся у клиентом Я-образом (Dowd and San-, ders, 1993). В этой ситуации клиенты обычно не видят своей проблемы; скорее проблема с ними возникает у окружающих. Например, агрессив¬ный клиент-мужчина наверняка окажется более резистентным к изме¬нению, если агрессивность является частью его ядерной Я-концепции. Ослабевание этой агрессивности будет означать утрату важной части себя и своей идентичности. Нередко импульс, сообщенный другими людьми, особенно если они выступают объектами доверия для клиента, \ способен побудить последнего к пересмотру его или ее Я-образа. Такие множественные источники импульсов обнаруживаются в групповом консультировании и могут быть одной из причин эффективности групп самопомощи (вроде тех, что практикуются в области наркологии). Вы¬здоравливающий наркоман наверняка будет пользоваться большим до¬верием, чем психотерапевт, которому не довелось “побывать там”.
В-шестых, применяйте повторы. Все люди, но резистентные клиен¬ты в особенности, зачастую не слушают и не приступают к когнитивной обработке несовпадающего материала, когда тот преподносится в пер¬вый раз, а то и во второй, и даже в третий. Вы можете вспомнить, что многие гипнотические процедуры из этой книги сопровождались при¬мечаниями о необходимости повтора. Вспомните главу 10, где речь шла о том, что с помощью частоты припоминания события можно манипу-

Глава 12 Когнитивная гипнотерапия в преодолении сопротивления 195
лировать памятью об этом событии, поэтому неоднократно повторен¬ный материал может запоминаться с большей надежностью, но с мень¬шей точностью. Следовательно, важно, чтобы терапевт повторно содей¬ствовал клиентам в припоминании вновь представленного материала с целью проверить, насколько хорошо и как точно он был запомнен. Пси¬хотерапевт, например, может спросить у клиентов, что они помнят из прошлой сессии, чему они научились из только что завершившейся сес¬сии, чтобы проверить точность восприятия. Со временем воспоминания и акт припоминания могут изменяться, поэтому не исключено, что это припоминание, осуществленное с посторонней помощью, придется не¬однократно повторять. Разница между тем, что клиенты помнят о пред¬мете обсуждения в ходе терапии, смысловом значении этого материала, а также тем, что помнят об этом их психотерапевты, может быть поис¬тине поразительной! Даже особые события прошлого могут вспоми¬наться по-разному, как это продемонстрировали супружеские пары, очень по-разному припоминавшие, как часто они занимались сексом за последний месяц.
В-седьмых, во избежание только что рассмотренных искажений па¬мяти, просите клиентов записывать все важное, чему они научились из терапии. Здесь имеет важное значение содержание варианта последней записи. Вероятность искажения воспоминаний понизится (хотя может произойти переистолкование изменений), если новая несовпадающая информация будет представлена в печатном виде. Чем большее несов¬падение заложено в новую информацию, тем полезнее эта техника. Кли¬енты могут прикреплять инструкции, касающиеся нового поведения или новых интерпретаций, к зеркалам в ванной, холодильникам и в дру¬гих местах стратегического пользования. Когнитивные психотерапевты уже используют этот принцип, когда просят клиентов записывать новые и более адаптивные самоутверждения взамен старых, неадекватных. Случается даже, что впоследствии клиенты не узнают того, что сами же и написали (тяга к когнитивному постоянству очень сильна); хотя, если это написано их собственным почерком, отрицание становится затруд¬нительным.
В-восьмых, разрешите клиенту самостоятельно давать себе задания на дом. Когнитивная психотерапия издавна ратовала за обязательные домашние задания, но эти задания часто давал психотерапевт. Реактив¬ные клиенты могут выказывать меньшее сопротивление, если они сами отвечают как за назначение заданий, так и за их выполнение.
В-девятых, довольствуйтесь малыми победами. Как уже обсужда¬лось, есть данные, свидетельствующие о том, что реактивные клиенты

196 Часть II. Лечение психологических расстройств
расположены к более медленному улучшению, более частому пропуску сессий и не столь легко включаются в психотерапевтический процесс. Иногда психотерапевты, движимые лучшими намерениями, подталки¬вают клиентов к выполнению как можно большего за короткий проме¬жуток времени. Реактивные клиенты более склонны противодествовать этим усилиям.
В-десятых, пользуйтесь метафорами. Гипнотерапевты, работающие в рамках гипнотерапии Эриксона, издавна ратовали за применение не¬прямых гипнотических процедур и метафор с целью обойти сознатель¬ное сопротивление. В последнее время когнитивные гипнотерапевты начали использовать метафоры как для доступа к структурам скрытого знания, так и для их изменения (Goncalves and Craine, 1990). Гонсалес и Крейн фактически констатировали, что метафоры оказываются осо¬бенно полезными, когда нужно подобраться к скрытым когнитивным знаниям, структурам и изменить их. Метафоры клиентов сначала иден¬тифицируются, а затем модифицируются посредством разнообразных процедур. Например, нарциссической клиентке, которая видит себя сре¬доточием мира, могла бы помочь гипнотическая метафора, обращенная к возможности увидеть вещи с многих точек зрения, такая как Flatland Story (Goncalves and Craine, 1990). В этой истории слушателю пред¬лагается описание двухмерного Квадрата, который не может ни объяс¬ниться, ни вступить в контакт с одномерными Линейщиками и трехмер¬ными Шарами. Это интересная метафора для понимания и принятия вещей, которые значительно отличаются от собственной точки зрения индивида. Имеются исследования (Gomberg, 1966; Gore, 1977), указы¬вающие, что применение метафор сопровождалось самоанализом кли¬ента, не носящим оборонительного духа, пониженным сопротивлением и психотерапевтическим альянсом более высокого уровня. Мартин с коллегами (Martin et al., 1992) обнаружили, что клиенты оценивали сес¬сии, где психотерапевт использовал метафоры, как более полезные, чем те, где вспоминались события без метафор.
В-одиннадцатых, используйте парадоксальные интервенции обду¬манно. Есть некоторые данные в пользу того, что реактивным клиентам особенно помогают рефрейминг и предписывание симптомов (Dowd, 1999). В случае рефрейминга клиентам преподносится перцепция или интерпретация, которая отлична от их обычного способа познания реальности, например (для дисфоричного клиента): “Ваше умение так глубоко прочувствовать свои эмоции поистине замечательно”. Таким образом, события или эмоции, которые клиенты интерпретируют как негативные, подаются в позитивном свете, как вариант старой поговор-

Глава 12. Когнитивная гипнотерапия в преодолении сопротивления 197
ки: “Стакан наполовину полон или наполовину пуст?” Конечно, депрес¬сивные клиенты часто предаются негативному рефреймингу, истол¬ковывая позитивные события в негативном свете. Интересными могут быть результаты, когда клиентов просят (или инструктируют) целенап¬равленно проявить саму симптоматику их проблемы. Например, тре¬вожным клиентам можно дать указание сделаться еще тревожнее (или максимально тревожными), что часто приводит к меньшей тревоге и/ или большему контролю над тревогой. Более подробные описания и ил¬люстрации парадоксальных стратегий (см. в Weeks and l'Abate, 1982).
Метод утилизации Милтона Эриксона может обеспечить более об¬щий способ работы с резистентными клиентами. Притом что подробное описание этого креативного комплекса техник выходит за рамки этой книги, общая характеристика ее свойств и нескольких техник может пойти на пользу. Техники утилизации используют “собственные ум¬ственные процессы (индивида) способами, которые находятся вне его обычного спектра интенционального или волевого контроля” (Erickson et al., 1976, p. 19). To, что здесь используется, является собственными ас¬социациями и потенциалами клиента, в то время как гипнотерапевт при¬бегает к трансу для изменения “привычных установок и методов функ¬ционирования так, чтобы тщательно сформулированные гипнотические суггестии сумели вызвать и утилизировать другие паттерны ассоциаций и потенциалов клиента для реализации тех или иных психотерапевти¬ческих целей” (Erickson et al., 1976, p. 20). Поэтому метод утилизации является высоко индивидуальным и не предполагает использования стандартных гипнотерапевтических техник. Утилизации подвергаются как поведение, так и установки с идеями.
Метод утилизации Эриксона часто описывается сложнее, чем это требуется. Если говорить по существу, то он предполагает принятие все¬го, что клиенту случается сделать прямо сейчас или подумать прямо сейчас, как лучшего, на что он способен, тем самым чрезвычайно затруд¬няя сопротивление. Сопротивление фактически лишается почвы для существования. Затем это действие используется во имя будущих из¬менений. Рассказывают, например, что Эриксон, общаясь с клиентом, который, как заведенный, расхаживал взад и вперед по комнате, тоже на¬чал расхаживать, подлаживаясь под его темп, постепенно замедляя дви¬жения, давая клиенту снижать скорость с ним вместе и входить в транс. Он воспользовался шагами для фасилитации трансового поведения. Утилизация, следовательно, концептуально аналогична рефреймингу, при котором негативное событие подвергается новой, позитивной ин¬терпретации. Столкнувшись с высокотревожной клиенткой, считающей

198 Часть II Лечение психологических расстройств
себя неспособной войти в транс, гипнотерапевт, практикующий метод утилизации, мог бы, к примеру, принять тревогу и попросить клиентку на свой собственный лад воспользоваться ею, чтобы индуцировать транс. Клиенту, который настаивает на том, чтобы держать глаза открытыми, можно было бы дать соответствующую инструкцию, указав на особую полезность подобного поведения для вхождения в транс, возможно в рамках “активного гипноза”.
Метод утилизации является как способом анализа предметов, так и набором техник. Его можно считать своеобразным психотерапевтиче¬ским дзюдо, в котором сопротивление клиента используется на благо итогового изменения. Ниже представлены два примера техник утили¬зации, а также приведена иллюстрация.
Одной из важных техник утилизации является трюизм. Трюизмы — утверждения о фактах или наблюдениях, которые настолько очевидны, что их невозможно отрицать (Erickson et al., 1976). Далее, эти утверж¬дения запускают в клиентах ассоциированные процессы, по мере того как те размышляют над утверждением и примеряют его к своему соб¬ственному опыту. Эриксон и его коллеги (Erickson et al., 1976) привели следующие примеры трюизмов: “Вы уже знаете, как переживать пози¬тивные эмоции ощущения солнечного тепла на своей коже” (р. 22), или “Проснувшись, вы легко можете забыть этот сон” (р. 21). Трюизмы так¬же могут фасилитировать трансовое поведение (например: “Рано или поздно ваши глаза закроются”) и суггестировать ослабевание симпто¬мов (например: “Ваша проблема исчезнет, как только ваша система бу¬дет готова с ней расстаться” или “Вероятно, это случится сразу, как только вы будете готовы”). Легко увидеть, что таким суггестиям очень трудно сопротивляться; здесь нечему оказывать сопротивление.
Другой техникой утилизации является незнание и неделанье (Erick¬son et al., 1976). Эта техника позволяет мыслительным процессам кли¬ента идти естественным путем. Люди, которые пытаются войти в транс, часто имеют конкретные идеи насчет того, как он должен выглядеть и что им нужно хорошо потрудиться, чтобы “заставить его наступить”. Однако даже если они не знают, что делать, они часто считают, что долж¬ны сделать хоть что-то. Но попытка войти в транс, как и попытка за¬снуть, может привести к совершенно обратному. Когда они отказыва¬ются от своих стараний и просто позволяют ему наступить, то обычно обнаруживают, что транс “наступает просто сам по себе”. Такого рода суггестии могут пригодиться при разрешении клиентам входить в транс и переживать его на свой собственный лад, со своей скоростью, и начи¬нать разрешать свои проблемы.

Глава 12 Когнитивная гипнотерапия о преодолении сопротивления 199
1. “Вам не нужно делать ничего особенного; вы даже не должны дер¬
жать глаза открытыми”.
2. “ Вам не нужно ничего знать; ваш бессознательный разум знает все,
что ему нужно знать, все, что он хочет знать, и он поможет вам ра¬
зобраться с вашим затруднением”.
3. “Вы можете обрести комфорт по-своему, со своей собственной
скоростью”.
4. “Вы можете испытать транс любого уровня (или глубины), како¬
го захотите, и так, как пожелаете”.
5. “Если вы захотите, то сможете позволить вашей руке самопроиз¬
вольно подняться”.
6. “Вы можете разрешать вашей проблеме сохраняться ровно столь¬
ко, сколько нужно”.
7. “Вы можете оставаться в трансе столько, сколько пожелаете”.
8. “Вы сможете забыть о своем затруднении сразу, как только буде¬
те готовы”.
9. “Вам не нужно решать прямо сейчас; позднее вы можете обнару¬
жить, что ваш бессознательный разум принял решение и дал знать
вашему сознательному разуму”.
В разработке и модификации аналогичных процедур вы ограничены лишь вашей собственной креативностью. Важно только, чтобы клиен¬ты побуждались и получали разрешение развивать свой собственный транс, могли разрешать свои проблемы без вмешательства ненужных указаний извне. Хотя Эриксон часто пользовался термином “бессозна¬тельный разум”, я должен предложить вам понимать его не как обособ¬ленную часть сознания, а как метафору скрытого знания, которое не имеет практически ничего общего с бессознательным Фрейда.
В качестве примера техники утилизации рассмотрим случай Май¬ка — преуспевающего, прекрасно справляющегося со своими обязанно¬стями специалиста, который пытался контролировать решительно все в своей жизни, как правило, достаточно успешно. У него было все раз¬ложено по полочкам, он был весьма целеустремлен, задавал себе высо¬кие стандарты и соответствовал им. Хотя он прислушивался к окружа¬ющим и учился у них, сила его личности была достаточно велика, чтобы его идеи большей частью одерживали верх над идеями его сослуживцев и подчиненных. Он был сравнительно рано назначен на руководящую должность, и казалось, что он способен подняться на головокружитель¬ную высоту, не встречая на пути никаких препятствий. Никаких, но

200 Часть II. Лечение психологических расстройств

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>