<< Пред. стр.

стр. 17
(общее количество: 23)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

место по приказу суда2.
По российскому законодательству отказ от иска возможен не
только в суде первой инстанции, но и в суде кассационной ин-
станции.


1
См.: Давтян А.Г. Гражданское процессуальное право Германии. Прил. 2. Граж-
данский процессуальный кодекс Германии. М., 2000. С. 233.
2
Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты. Пер. с англ.
/ Сост. В.И.Лафитский; Под ред. и со вступ. ст. О.А.Жидкова. М., 1993. С. 41.




155
Мотивы отказа истца от иска связаны с наличием обстоя-
тельств, которые возникли после предъявления иска и меняют
процессуальную ситуацию (примирение сторон, урегулирование
спора во внесудебном порядке, возможность обращения истца с
тем же самым иском, если он связан с требованиями, возникаю-
щими из длящихся правоотношений и т. п.).
Однако подходы законодателя при разрешении вопроса об от-
казе от иска судом кассационной инстанции в АПК и ГПК неод-
нозначны. Так, в АПК отсутствует самостоятельная норма, регу-
лирующая отказ от иска. В ст. 282 АПК прекращение производ-
ства по кассационной жалобе содержится отсылка к ст. 49 АПК,
которая предусматривает отказ от иска. Но суду в этом случае
предписано выносить определение о прекращении производства
по кассационной жалобе, а не в связи с отказом истца от иска.
Норма, содержащаяся в ст. 346 ГПК, представляется более удач-
ной. При принятии отказа от иска или утверждении мирового
соглашения суд кассационной инстанции отменяет принятое ре-
шение суда и прекращает производство по делу.
Позиция законодателя в том, должен отказ от иска носить ус-
ловный или безусловный характер, является нестабильной.
Так, после внесения изменений в ГПК РСФСР 1964 года отказ
от иска носил безусловный характер. В АПК и ГПК РФ 2002 года
отказ от иска уже носит условный характер. Так, суд не принима-
ет отказа от иска, признания иска ответчиком и не утверждает
мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или
нарушает права и законные интересы других лиц (ст. 49 АПК и
ст. 39 ГПК). Вместе с тем смена представления законодателя об
отказе от иска произошла без учета принципа равенства сторон в
гражданском процессе. Как известно, сторонами в процессе яв-
ляются участники спорного материального правоотношения. Не
только истец, но и ответчик часто бывает заинтересован, чтобы
суд определил характер спорного правоотношения или признал,
что такого отношения между сторонами не существует и т. п. От-
ветчик может нести расходы по оказанию ему юридической по-
мощи, другие издержки, связанные с рассмотрением дела. Нельзя
не учитывать, кроме материальных, и моральные издержки. От-
каз от иска после принятия дела к производству без согласия от-




156
ветчика, на наш взгляд, свидетельствует о нарушении принципа
равенства сторон, ущемлении интересов ответчика. Полагаем,
что нормы АПК и ГПК 2002 года, предусматривающие отказ от
иска, нуждаются в дополнении о том, что для отказа от иска не-
обходимо согласие ответчика.
В поддержку о необходимости сохранения условного характе-
ра отказа истца от иска высказываются и ученые-
процессуалисты1.
Восстановление института судебного контроля за отказом от
иска обосновывается различными причинами. Среди этих причин
выделяются следующие: предъявление фиктивных исков в суд,
отказ от иска связан с угрозами со стороны ответчика, обманом,
заблуждениями и другими обстоятельствами2.
В действующем АПК и ГПК содержится указание на два ус-
ловия, при которых может быть принят отказ от иска:
1) отказ от иска не противоречит закону;
2) не нарушает права и законные интересы других лиц.
Но законодатель не раскрывает содержания этих условий.
Очевидно, что в каждом конкретном случае суд решает вопрос,
противоречит ли отказ от иска закону и нарушает ли он права и
законные интересы других лиц.
Рассмотрим наиболее распространенные случаи, когда отказ
от иска может противоречить материальному или процессуаль-
ному закону.
В юридической литературе высказана точка зрения о том, что
отказ от иска не может быть принят судом, если волеизъявление
истца не свободно. Мировое соглашение, отказ от иска и призна-
ние иска ответчиком не должны порождать правовых последст-
вий, утверждаться или приниматься судом, если совершены сто-
роной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного

1
См.: Треушников М.К. Принципы гражданского процессуального права, их
реализация в проекте ГПК России. Материалы научно-практической
конференции. Тверь, 1999. С. 8; Шакарян М.С. Принимать ли новый ГПК или
подправлять старый? // Российская юстиция. 1999. № 2. С. 19; Федина А.С.
Принцип законности в гражданском процессе: Моногр. Тверь, 2002. С. 40.
2
Федина А.С. Там же. С. 39.




157
соглашения представителя одной стороны с другой стороной или
вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгод-
ных условиях1. Действительно, ряд положений, которые касаются
сделок, могут быть использованы и при решении вопроса судом о
принятии отказа истца от иска, поскольку и при совершении про-
цессуальных действий воля истца должна быть свободна от при-
нуждения. Суду следует убедиться в том, что заявление об отказе
от иска не сделано под влиянием заблуждения.
Если дело в суде ведется истцом через представителя, то суд
также проверяет, имеет ли представитель специальные полномо-
чия на отказ от иска в соответствии с требованиями ст. 62 АПК и
ст. 54 ГПК.
При разрешении ходатайства или заявления суд проверяет, не
нарушает ли отказ от иска права и законные интересы других
лиц. В данном случае следует исходить из ст. 17 Конституции
РФ, согласно положений которой осуществление прав и свобод
человека и гражданина не должно нарушать права и свободы
других лиц. Например, суд не может принять отказ от иска за-
конных представителей, если решается вопрос о правах несовер-
шеннолетних или недееспособных лиц.
В соответствии с процессуальным законом (ст. 52, 53 АПК, 45,
46 ГПК) правом на отказ от иска обладает не только лицо, защи-
щающее свое право или законный интерес, но и лица, которым
законом предоставлено право на обращение в суд в защиту прав и
интересов других лиц (прокурор, государственные органы, орга-
ны местного самоуправления и т. п.). Но поскольку прокурор,
государственные органы и органы местного самоуправления за-
щищают чужие права, то совершение ими распорядительных
действий по отказу от иска зависит от волеизъявления лиц, в за-
щиту права которых заявлен иск.
Так, согласно ч. 2 ст. 45 ГПК в случае отказа прокурора от за-
явления, поданного в защиту законных интересов другого лица,


1
Авдюков М.Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. М.,
1970. С. 131.




158
рассмотрение дела по существу продолжается, если это лицо или
его законный представитель не заявят об отказе от иска.
Несколько иная формулировка об отказе прокурора от иска
содержится в ст. 52 АПК. Отказ прокурора от предъявленного им
иска не лишает истца права требовать рассмотрения дела по су-
ществу, если истец участвует в деле. По нашему мнению, лицо, в
защиту интересов которого, заявлен иск, должно также привле-
каться к участию в деле с тем, чтобы определить его отношение к
предмету спора.
На практике суды сталкиваются с проблемой, связанной с от-
казом от иска, в том случае, если лицо, заявившее иск, настаивает
на его рассмотрении, а истец желает от него отказаться.
Так, прокурор г. Красноярска в интересах администрации г.
Красноярска обратился в суд с заявлением к Решетовой Н., Реше-
тову А., Красноярскому государственному предприятию техни-
ческой инвентаризации о признании недействительным договора
о совместной деятельности по финансированию строительства
жилья, удостоверения о регистрации за Решетовой Н. права соб-
ственности на квартиру, о выселении ее с членами семьи. По оп-
ределению суда I инстанции производство по делу прекращено в
связи с отказом администрации г. Красноярска от иска. Данное
определение оставлено без изменения кассационной инстанцией.
Президиум краевого суда определения судов первой и касса-
ционной инстанций отменил с направлением дела в суд первой
инстанции для рассмотрения по существу. Судебная коллегия по
гражданским делам Верховного Суда РФ постановление краевого
суда отменила, оставив без изменения определение суда первой и
кассационной инстанций. Заместитель Генерального прокурора
РФ поставил вопрос об отмене всех судебных постановлений,
ссылаясь на публичный характер заявленных прокурором требо-
ваний, от которых он не отказывался, в связи с чем суд обязан
был рассмотреть спор по существу. Президиум Верховного Суда
РФ определения судов первой и кассационной инстанций оставил
без изменения, а протест прокурора без удовлетворения, по-
скольку право на распоряжение предметом спора принадлежит




159
истцу1. Безусловно, данная позиция Верховного Суда является
верной.
Исходя из изложенного, можно сделать следующие выводы:
1. Отказ от иска – это распорядительное действие истца, на-
правленное на отказ от принудительной защиты субъективного
права посредством определенного иска.
2. Отзыв иска означает отзыв искового заявления до принятия
его к производству суда. При отзыве иска возможно повторное
обращение в суд.
3. Исходя из принципа равенства сторон в гражданском про-
цессе, для отказа истца от иска после принятия дела к производ-
ству требуется согласие ответчика.
4. Если истец отказался от иска, вне зависимости от того за-
явлен ли данный иск в защиту его прав, свобод или интересов
другим лицом, производство по делу подлежит прекращению.
Соединение исков. Отношения в обществе в современный
период стали более сложными. Это породило наличие сложных и
запутанных споров в судах. Вынесение противоречивых
судебных решений по спорам между гражданами, юридическими
лицами резко снижает эффективность судебной формы защиты и
делает затруднительной или невозможной реализацию судебных
актов. Кроме того, разрешение единичных требований, так
называемых простых исков не способствует защите всего
комплекса прав, вытекающих из сложных материальных
отношений. Право в оспоримом состоянии находится
продолжительный период времени, что негативно влияет на
гражданский оборот. Заинтересованные в защите права лица
вынуждены обращаться, чтобы защитить право в полном объеме,
в различные суды или в один и тот же суд несколько раз, и это
также подрывает доверие граждан к судебной системе. Для
устранения этих недостатков следует расширить возможности
такого универсального средства защита права, как иск, путем
широкого использования форм по соединению требований и
сторон.

1
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 8. С. 9, 10.




160
В науке гражданского процессуального права долгое время
господствовала «рациональная» теория соединения исков, со-
гласно которой получили развитие модели и правила со строгими
и формализованными чертами1. Данная теория пришла в проти-
воречие с существующими реалиями и нуждается в ревизии. В
гражданском процессе России правила по соединению исков
также связаны с рационализмом.
В юридической литературе при соединении исков принято
выделять:
1) соединение требований;
2) соединение сторон.
Такое деление воспринято законодателем и практикой. В пер-
вом случае речь идет о соединении нескольких требований к од-
ному и тому же ответчику (объективном соединении исков). Так,
истец вправе соединить в одном заявлении несколько исковых
требований, связанных между собой (ст. 151 ГПК).
Разновидностями же соединения требований выступают:
а) соединение требований истца и требований третьего лица,
заявляющего самостоятельные требования на предмет спора;
б) соединение требований истца и требований ответчика по
встречному иску.
Во втором случае на один и тот же объект спора предъявляют
требования несколько лиц или по одному и тому же требованию
привлекается несколько ответчиков. Это объединение получило в
теории наименование субъективного соединения исков (процес-
суального соучастия). Субъективное соединение исков регулиру-
ется специальной нормой. Так, согласно ч. 1 ст. 40 ГПК иск мо-
жет быть предъявлен в суд совместно несколькими истцами или к
нескольким ответчикам (процессуальное соучастие).
Нетрудно убедиться, что данные правила носят общий харак-
тер, поэтому разработка различных форм соединения исков с
учетом опыта зарубежных стран позволяет выработать оптималь-
ные модели объединения требований и сторон.
1
См.: Blume. A Rational Theory for Joinder of Causes of Action and Defences, and for
the use of Counterclaims. 26 Mich. L. Rev. 1 (1927); Suderland. Joinder of Actions, 18
Mich. L. Rev. 571 (1920).




161
В зарубежных странах лицам, участвующим в деле, предос-
тавлены достаточно широкие возможности для соединения исков.
Так, в гражданском процессе Германии соединение исковых
требований также возможно с согласия суда или по его инициа-
тиве, если требования, составляющие предмет процессов, состоят
в правовой связи или могли быть предъявлены в порядке одного
иска (§147 ГПК Германии)1. В гражданском процессе США сто-
рона процесса может соединить в качестве автономных или аль-
тернативных столько исковых требований, основанных на общем
праве, праве справедливости или морском праве, сколько иско-
вых требований она имеет к противоположной стороне. Возмож-
но соединение требований, если они вытекают из договора, свя-
заны с причинением вреда жизни или здоровью человека, нане-
сением вреда репутации, повреждением имущества, действиями
по возврату недвижимого и движимого имущества (с поврежде-
ниями или без) и действиями, проистекающими из одного и того
же деяния или деяний, связанных одним предметом2.
Рассмотрим варианты объективного соединения исков.
Соединение исковых требований возможно в формах: 1) сво-
бодного соединения; 2) ограниченного соединения; 3) обязатель-
ного соединения.
Форма свободного соединения требований связана с осущест-
влением права истца соединить в одном иске нескольких матери-
ально-правовых требований при соблюдении определенных ус-
ловий. Так, в ГПК (ч. 1 ст. 151) в качестве такого условия преду-
смотрено наличие связи исковых требований. Такая связь про-
слеживается, если требование вытекает из одного и того же спор-
ного правоотношения. Например, требование о признании недей-
ствительным договора-обязательства о приобретении квартиры,
договора купли-продажи ее и о признании права собственности
на квартиру3. Несколько иные условия предусмотрены для со-

1
См.: Давтян А.Г. Гражданское процессуальное право Германии. Прил. 2 ГПК
Германии М., 2000. С. 223.
2
Civil Procedure, Cases and materials, Seven edition, West Publishing Co, 1997. P. 583–
592.
3
См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 5. С. 9.




162
единения исковых требований, заявленных в арбитражный суд.
Так, согласно части 1 ст. 130 АПК, истец вправе соединить в од-
ном заявлении несколько требований, связанных между собой по
основаниям возникновения или представленным доказательст-
вам. Здесь содержатся два условия: а) общие основания; б) общие
доказательства.
Первое условие означает, что требования, предъявленные для
совместного рассмотрения, должны быть связаны между собой
по основаниям возникновения, то есть чаще всего они вытекают
из одного и того же правоотношения1. Второе условие свидетель-
ствует о том, что два или несколько требований основаны на фак-
те (фактах), наличие которых подтверждается общими доказа-
тельствами.
Ограниченное соединение требований имеет место в том слу-
чае, когда на соединение требований имеется согласие суда. Суд
выделяет одно или несколько соединенных исковых требований в
отдельное производство, если признает, что раздельное рассмот-
рение требований будет целесообразно (ч. 2 ст. 151 ГПК). По су-
ществу, в ходе подготовки дела к судебному разбирательству ис-
тец должен убедить суд в необходимости совместного рассмот-
рения заявленных им нескольких исковых требований. Соедине-
ние требований допускается по зарубежному законодательству,
если оно не приводит к изменению юрисдикции (подсудности). В
российском же законодательстве принцип допустимости соеди-
нения проведен несколько иначе. В ГПК содержится правило о
том, что требования подлежат разделению, если одни из них под-
ведомственны суду общей юрисдикции, а другие арбитражному
суду и только если требования разделить невозможно, они раз-
решаются судом общей юрисдикции (ч. 4 ст. 22 ГПК). Также и
при объединении требований, которые подсудны районному су-
ду, а другие остаются подсудны мировому судье, все требования
подлежат рассмотрению в районном суде (ч. 3 ст. 23 ГПК).
В форме обязательного объединения соединяются требования,
когда остальные требования неразрывно связаны с первоначаль-

1
Арбитражный процесс: Учеб./ Под ред. проф. М.К.Треушникова. М., 2003. С. 194.




163
ным и от разрешения первоначального требования зависит раз-
решение остальных требований. Например, обязательно соедине-
ние требований об установлении отцовства и о взыскании али-
ментов, так как удовлетворение требований о взыскании алимен-
тов целиком зависит от того, будет ли удовлетворено требование
об установлении отцовства.
Кроме того, суд обязан рассмотреть совместно требование
истца о расторжении брака и разделе имущества. И только в слу-
чае, если раздел имущества затрагивает интересы третьих лиц,
суд вправе выделить требование о разделе имущества в отдель-
ное производство. Вместе с требованием о расторжении брака
суд также обязан рассмотреть требование о получении содержа-
ния супруга, имеющего право на получение содержания от дру-
гого супруга (ст. 24 Семейного кодекса РФ).
Обязательное соединение требований возможно по инициати-
ве не только истца, но и суда в силу специального указания зако-
на1. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 24 Семейного кодекса РФ, суд
обязан определить, с кем из родителей будут проживать несо-
вершеннолетние дети после развода, взыскать алименты на со-
держание детей.
Соединение требований истца и требований третьего лица
происходит в том случае, если последнее вступает в процесс для
защиты собственного правомочия. Требование третьего лица от-
носительно предмета спора может быть предъявлено как к одной
из сторон, так и к обеим сторонам. По российскому законода-
тельству вступление в процесс третьих лиц с самостоятельными
требованиями на предмет спора носит добровольный характер.
Если третье лицо не предъявит в суд заявления с самостоятель-
ными требованиями, суд не сможет его привлечь к участию в де-
ле. Законодательство зарубежных стран предусматривает при-

1
Данное право суда трактуется нами как контроль суда за соединением и разъеди-
нением исковых требований (пункт 4 ст. 150 ГПК), а не выход суда за пределы
исковых требований. Существует и иная точка зрения о том, что это означает пра-
во суда выйти за пределы исковых требований. См.: Комментарий в гражданско-
му процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный, научно-
практический) / Под ред. М.А.Викут. М., 2003. С. 307.




164
влечение в уже начатый процесс третьих лиц также по их жела-
нию (добровольно). Но они могут быть привлечены независимо
от их воли или даже вопреки ей по ходатайству других участни-
ков процесса или по инициативе суда. В английском гражданском
процессе третье лицо может добровольно вступить в процесс и
добиваться удовлетворения своего материально-правового требо-
вания, если между ним и любой из уже действующих сторон
предположительно существует спорный вопрос.
Таким образом, в английском гражданском процессе третьи
лица имеют достаточно широкие возможности для вступления в
начатый процесс на добровольной основе.

<< Пред. стр.

стр. 17
(общее количество: 23)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>