<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Лингвистические аспекты развития творческих способностей

Современная когнитология утверждает, что развитие у человека способностей к абстрактному творческому мышлению существенным образом зависит от богатства того языка, на котором он мыслит. Не только способности человека к литературному творчеству или ораторскому искусству, но и его возможности к построению и логическому осмыслению научных гипотез, требуют достаточно свободного владения богатым языком, имеющим необходимые средства для адекватного представления многих абстрактных понятий, характеризующих различные свойства и процессы окружающего нас мира.
Необходимо также отметить, что от богатства того языка, на котором способен мыслить человек, существенным образом зависит и процесс формирования его общего мировоззрения. Другими словами, тот «образ мира», который формируется в нашем сознании, определяется не только уровнем наших знаний и идеологическими установками, но и теми языковыми средствами, при помощи которых этот образ формируется в процессе мышления. Поэтому глубокое изучение богатого языка, характерным примером которого является современный русский язык, — это не только важное условие интеллектуализации общества, но также и способ формирования в данном социуме адекватных представлений о глобальной картине мира, создание базы для продуктивной научной и творческой деятельности.
В связи с вышеизложенным может возникнуть вопрос о том, не подавляет ли глубокое изучение богатого иностранного языка способностей человека говорить и мыслить на своем родном этническом языке? Оказывается, что нет. Наоборот, как показывают результаты научных исследований в области интерлингвистики, изучение иностранного языка содействует повышению культуры родной речи, так как способствует более тонкому восприятию оттенков мысли на родном языке [101].
Таким образом, магистральное направление развития современного общества лежит не на пути лингвистической самоизоляции стран и их отдельных регионов от окружающего мира, а, наоборот, на пути создания благоприятных условий для непрерывного образования в области родного и иностранных языков.
Нам представляется, что в XXI веке каждый культурный человек должен достаточно свободно владеть тремя-четырьмя языками. Одним из них должен быть национальный государственный язык той страны, в которой постоянно проживает человек. Вторым должен быть «информационный» язык, т. е. тот язык на котором представлено наибольшее количество научно-технической, экономической, политической и другой информации. В настоящее время таким языком де-факто является английский.
Третьим языком должен быть достаточно богатый язык для научного и художественного творчества. Примерами таких языков являются русский язык и санскрит. Не вдаваясь далее в лингвистические тонкости данной проблемы, отметим лишь особую важность наличия в используемом для научного творчества языке развитых форм переходных глаголов и сослагательного наклонения, являющихся важными средствами для научного размышления и построения гипотез.
Четвертым необходимым языком для людей XXI века должен являться их родной этнический язык, который может не всегда совпадать с национальным государственным языком. Знание этого языка необходимо для того, чтобы сохранять и поддерживать свою этническую культуру, самобытность которой обогащает сокровищницу мировой культуры.
Таким образом, человек будущего должен стать полиглотом, свободно владеющим как минимум тремя-четырьмя языками. Какую же роль могут сыграть в формировании у людей таких знаний и навыков новые информационные технологии? Возможности эти поистине уникальны уже сегодня и обещают стать еще большими в будущем.
Характерными примерами таких технологий являются гипертекст и мультимедиа, на основе которых уже создаются и будут все шире использоваться в будущем проблемно-ориентированные обучающие системы для целей лингвистического образования.
Сочетание красочных цветных изображений, звуковой поддержки, а в необходимых случаях — и анимационных, мультипликационных и телевизионных клипов позволяет более эффективно использовать возможности ассоциативной памяти людей для запоминания ими новых слов, отрабатывать правильную артикуляцию при их произношении, подбирать необходимые синонимы и омонимы, повторять отдельные фрагменты фраз, текстов и т. п.
Новой и очень важной дидактической возможностью новых информационных технологий в системах компьютерного обучения и самообучения является возможность индивидуализации учебного процесса с учетом персональных особенностей обучаемых к восприятию и запоминанию новых слов, фраз и оборотов иностранной речи.
Так, например, опыт практического использования разработанной Л.А. Растригиным обучающей системы, в которой использован принцип кибернетического управления процессом накопления знаний в процессе обучения, показал ее высокую эффективность при изучении иностранных языков именно благодаря индивидуализации этого процесса [102].
6.4. Информационная свобода личности

Понятие информационной свободы личности

С развитием процессов демократизации общества в нашу жизнь вошло новое понятие — информационная свобода личности. Информационная свобода личности является одним из наиболее важных достижений демократии, которое может быть сравнимо лишь разве с отменной рабства и крепостного права.
Стремление к свободе, т. е. к возможности поступать так или иначе в соответствии со своими внутренними убеждениями, является одним из наиболее фундаментальных психологических свойств человеческой личности, которое самым тесным образом связано с ощущением человеком психологического комфорта, счастья и благополучия. Ведь по-настоящему счастливым может быть только свободный человек, ибо только свобода открывает ему возможность для своей полной самореализации, осуществления своих планов и замыслов, достижения главных жизненных целей.
В учениях древних философов Сократа и Платона подчеркивалась особая роль свободы для судьбы человека. При этом исключительно важное значение придавалось свободе от политического деспотизма. В эпоху Ренессанса под свободой понималась возможность беспрепятственного всестороннего развития человеческой личности. Нам представляется, что именно эти представления наиболее полно отвечают современным воззрениям.
Информационная свобода личности характеризуется возможностью человека получать необходимую для его жизни, профессиональной деятельности и дальнейшего развития информацию, а также возможностью выражать свою точку зрения по поводу тех или иных природных или общественных явлений, передавать информацию другим людям, т. е. распространять ее в обществе.
Таким образом, информационная свобода личности является важнейшим необходимым условием свободы самого человека, которое обеспечивает его самореализацию в обществе, интеллектуальное и духовное развитие. Именно поэтому информационная свобода личности должна рассматриваться как важнейшее право человека, которое должно быть гарантировано наивысшими законами демократического общества, такими, как Конституция страны, Декларация прав человека и т. п.
В то же время необходимо подчеркнуть, что информационная свобода личности не должна быть беспредельной. Она не должна наносить ущерба другим людям и поэтому должна быть ограничена этическими нормами. То есть информационная свобода личности предполагает и вполне определенный уровень ее ответственности перед обществом за свои поступки в информационной сфере.
Информационная свобода личности не должна также наносить ущерба общественным и государственным интересам и поэтому может и должна регулироваться общественными нормами, государственным и международным правом.
Таким образом, информационная свобода личности в современном демократическом обществе должна представлять собой разумный компромисс государственных, общественных и личных интересов.
Право на информацию как необходимое условие информационной свободы личности
Необходимым условием информационной свободы личности является обеспечение права человека на информацию. Это право должно быть зафиксировано в Конституции страны, в базовом законодательстве, которое определяет важнейшие правовые положения в информационной сфере, а также практически обеспечиваться политикой, проводимой органами государственной власти и местного самоуправления.
Мало того, органы государственной власти и местного самоуправления в демократическом обществе обязаны создавать такие условия функционирования его информационной среды, которые содействовали бы повышению информированности всех членов этого общества в области социально значимой информации. Так, например, в федеральном законе России «Об информации, информатизации и защите информации» (статья 13 «Гарантии представления информации») содержатся следующие требования:
«1. Органы государственной власти и органы местного самоуправления создают доступные для каждого информационные ресурсы по вопросам деятельности этих органов и подведомственных им организаций, а также в пределах своей компетенции осуществляют массовое информационное обеспечение пользователей по вопросам прав, свобод и обязанностей граждан, их безопасности и другим вопросам, представляющим общественный интерес.
2. Отказ в доступе к информационным ресурсам, предусмотренном в пункте 1 настоящей статьи, может быть обжалован в суде».
Таким образом, закон обязывает российские власти не только формировать в доступной форме общественно значимую информацию о состоянии экономики, культуры, образования, экологии и т. п., но также и оповещать граждан через средства массовой информации о состоянии этих сфер деятельности общества. Причем невыполнение этих обязанностей влечет за собой административную и уголовную ответственность соответствующих должностных лиц.

Информационная свобода личности и средства массовой информации

Информационная свобода личности в том или ином обществе в значительной степени определяется деятельностью и положением в этом обществе средств массовой информации. Ведь именно через СМИ большинство людей получают сведения не только о текущих политических событиях и погоде на завтра, но и о достижениях научно-технического процесса, образования и культуры, о международных событиях, а также о чрезвычайных ситуациях.
Многие помнят трагическую ситуацию на Украине в первые дни после аварии на Чернобыльской АЭС. В те дни средства массовой информации практически дезинформировали население страны, скрыв от него правду о радиационной опасности. Поэтому в Киеве и других близлежащих городах люди шли на демонстрацию вместе с маленькими детьми, ничего не подозревая о грозящей их здоровью опасности.
Этот печальный исторический факт свидетельствует о том, что монополизация СМИ, даже в руках государственной власти, далеко не лучший способ решения информационных проблем современного общества. Что же касается роли и положения СМИ в информационном обществе и их воздействия на информационную свободу личности, то нет никакого сомнения в том, что эта роль будет существенно более высокой, если не сказать определяющей.
В гражданском обществе СМИ выступают в качестве инструмента для взаимодействия трех основных ветвей власти: законодательной, исполнительной и судебной. Поэтому не зря СМИ часто называют четвертой ветвью власти в обществе.
Так, например, принятый в Англии Билль о правах, провозгласил свободу слова, открыв, таким образом, эпоху конституционной монархии, при которой гласность стала уже прерогативой не королевской власти, а парламента и суда.
Первая поправка к Конституции США положила запрет на вмешательство государства в деятельность прессы, поддержав таким образом развитие в этой стране гражданского общества.
Декларация прав человека и гражданина Французской республики объявила свободу печати и слова важнейшими правами человека.
Таким образом, положение в обществе средств массовой информации существенным образом определяет реальный уровень его демократизации, а следовательно, и реальную возможность достижения того или иного уровня информационной свободы личности.
При построении открытого общества функции СМИ существенным образом расширяются, так как теперь они должны обеспечивать решение еще двух исключительно важных для человека и общества социальных задач. Такими задачами являются открытость деятельности всех ветвей власти и гласность политических и общественных процессов в обществе.
Средства массовой информации в открытом обществе должны не только подробно и объективно освещать происходящие в стране и в мире общественно-политические и другие события, но и давать возможность любому члену этого общества выразить свое отношение к этим событиям, воздействуя таким образом на их дальнейшее развитие.
Следовательно, СМИ как основное орудие гласности являются важнейшим фактором практической реализации прав граждан на доступ к информации и свободу слова, которые в значительной мере и определяют реальную информационную свободу личности.

Информационная свобода в информационном обществе

Что же будет происходить со средствами массовой информации в дальнейшем при формировании информационного общества, в котором получат дальнейшее развитие и широкое распространение новые информационные технологии? Здесь можно указать на несколько наиболее существенных изменений, которые ожидаются в ближайшем будущем [103].
1. Ожидается глобальная «цифровизация» технических средств массовой информации за счет все большего использования современной и перспективной цифровой элементной базы. В результате этого техника СМИ не только станет более портативной и надежной, но, самое главное, — существенно более качественной и функционально развитой.
Так, например, развитие систем цифрового стереофонического радиовещания с использованием спутниковых ретрансляторов позволит обеспечить высококачественный прием общественно-политических, образовательных и культурно-развлекательных программ, а также службы новостей даже на штыревую автомобильную антенну или же карманный радиоприемник. Таким образом, будет обеспечена «включенность» каждого жителя нашей планеты в глобальную информационную среду будущего информационного общества.
Цифровое телевидение высокой четкости, переход на плоские экологически безопасные экраны различных размеров, возможность размещения телевизионных экранов отдельно от приемных блоков телевизора существенно расширят использование телевизионной техники в производственных и домашних условиях и, по-видимому, окончательно вытеснят из социальной практики традиционные кинотеатры, которые должны будут уступить свое место голо графическим информационным центрам.
2. Будет происходить все большая интеграция СМИ с цифровой вычислительной техникой и информационно-телекоммуникационными системами не только на техническом, но и на функционально-организационном уровне. Другими словами, функции СМИ и ИТКС будут все более часто пересекаться и дополнять друг друга.
Так, например, в информационном обществе станет возможным получать последние новости не только по радиовещательным и телевизионным сетям, но и по компьютерным сетям обмена информацией. Ведь сами эти сети будут интегрированными. Поэтому и телевизионные передачи можно будет смотреть прямо на экране компьютера, точно так же, как и телевизионный приемник будет иметь возможность выполнять определенные функции терминала информационно-телекоммуникационной сети. Через него можно будет связаться, например, с другим абонентом этой сети или же, что очень важно, выразить свое отношение к общественно значимой проблеме, обсуждаемой в данный момент обществом.
3. Цифровизация и интеллектуализация фото-, кино- и видеотехники, а также простота ввода полученной с ее помощью информации в цифровые сети передачи данных существенным образом расширят круг пользователей этой техникой, что, в свою очередь, позволит значительно увеличить запасы информационных ресурсов общества, повысить их качество, оперативность и достоверность.
Причем это дело самого ближайшего будущего. Ведь первые цифровые видео- и фотокамеры существуют уже сегодня, а многие музыкальные и видеостудии переходят на современную мультимедийную технику, которая открывает совершенно новые возможности для композиции и создания новых аудиовизуальных эффектов.
Таким образом, развитие средств массовой информации в информационном обществе, безусловно, получит ряд новых возможностей для того, чтобы эти средства стали действительно массовыми и более доступными для всех граждан общества.
Необходимо только помнить, что информатизация общества сама по себе не делает его более демократическим, открытом или даже гражданским. Угроза тоталитаризма существует сегодня и будет существовать и в информационном обществе. Просто формы проявления этого тоталитаризма там будут другими. Но ведь сущность его от этого не изменяется.
Поэтому, для того чтобы обеспечить информационную свободу личности в условиях информационного общества, важно сохранить за средствами массовой информации возможности для оппонирования любым органам власти и организации их конструктивного диалога с общественностью своей страны, а также других стран мирового сообщества.
6.5. Информационная преступность

Предпосылки возникновения информационной преступности

Стремительное развитие процесса информатизации общества и его распространение практически на все сферы жизни и деятельности людей создает объективные условия для появления нового вида правонарушений — информационной преступности.
Основными предпосылками для такого вида преступлений являются.
1. Отставание законодательно-правовой базы от темпов развития процесса информатизации общества, которое приводит к тому, что действия юридических и физических лиц в информационной сфере, наносящие материальный или моральный ущерб личности, обществу или государству, во многих случаях не получают должной правовой оценки и остаются безнаказанными, что в определенной мере стимулирует продолжение и расширение масштабов этих действий.
2. Информатизация денежного обращения, кредитных и банковских операций, а также финансового учета и отчетности, все большая ориентация потоков финансовой, экономической, таможенной, налоговой и другой информации в русло информационно-телекоммуникационных систем, распространение безналичных расчетов за поставку оборудования, товары и услуги — все это делает данную сферу привлекательной для действий преступных групп и сообществ с целью извлечения материальной выгоды, хищения денежных средств и коммерческих секретов, а также для информационного шпионажа, шантажа и терроризма.
3. Повышение роли интеллектуальных компонентов в профессиональной деятельности, а также все более широкое использование различных видов интеллектуальной продукции и интеллектуальной собственности на информационном рынке делает эту сферу социальной активности общества возможной ареной для противоправных действий юридических и физических лиц, а также преступных группировок или сообществ.
Таким образом, социально-экономическая база для возникновения и развития информационной преступности создается, с одной стороны, все большим расширением информационной сферы общества, а с другой — отставанием правовой базы общества и его правовой культуры от темпов развития научно-технического прогресса в этой области.
Ниже будут рассмотрены следующие основные виды информационных преступлений:
• информационные преступления в интеллектуальной сфере;
• информационные преступления против личности;
• компьютерные преступления.
Конечно же, перечисленные виды преступлений далеко не исчерпывают всех видов возможных правонарушений в информационной сфере, однако их рассмотрение позволяет получить общие представления о проблеме информационной преступности и методах борьбы с этим сравнительно новым явлением нашей действительности.

Информационные преступления в интеллектуальной сфере

Наиболее распространенными преступлениями данного вида являются нарушения прав граждан или организаций на интеллектуальную собственность. Наглядным и хорошо известным примером здесь является распространение на информационном рынке так называемой «пиратской» информационной продукции — компьютерных программ, баз данных, аудио- и видеоклипов популярных композиторов, исполнителей и музыкальных ансамблей и т. п.
Тиражи «пиратской» информационной продукции сегодня достигли колоссальных размеров, а незаконно получаемая прибыль от ее распространения измеряется миллионами долларов США.
Рынки «пиратской» информационной продукции существуют сегодня практически во всех странах. Особенно сильно они развиты там, где процесс информатизации общества еще находится в начальной стадии и информационное законодательство практически отсутствует [ 104].
Весьма любопытно, что «пиратское» распространение программных продуктов многих известных фирм, лидеров в области разработки программного обеспечения персональных компьютеров, во многих случаях не встречает сопротивления с их стороны, так как оно содействует повышению спроса на продукцию этих фирм на информационном рынке.
Действительно, если пользователь уже практически освоил применение того или иного программного пакета и пользуется им сегодня, то в будущем он, вероятнее всего, захочет приобрести следующую, более продвинутую версию именно этого пакета, а не станет приобретать его у другой фирмы.
Однако в последние годы в развитых странах стали приниматься законы, которые квалифицируют распространение «пиратской» продукции как информационное преступление и предусматривают за совершение таких преступлений не только крупные штрафные санкции, но и тюремное заключение. Уже есть прецеденты судебных процессов по поводу информационных преступлений данного вида, которые выиграны фирмами — хозяевами интеллектуальной продукции.
В России проблема борьбы с такого вида преступлениями еще находится в самой начальной стадии, хотя ряд законов, охраняющих право интеллектуальной собственности, в нашей стране уже приняты и вступили в силу. К числу таких законов относятся, в частности, следующие федеральные законы России:
• «Об информации, информатизации и защите информации»;
• «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных»;
• «О правовой охране топологий интегральных микросхем».
Обсуждение и принятие этих и других аналогичных законов, конечно же, содействует формированию современного правового сознания граждан России. Однако если говорить о реальной практике применения этих законов, то автору пока не известно ни одного судебного процесса, в котором предметом разбирательства являлся бы объект интеллектуальной собственности в информационной сфере. Так что здесь все у нас еще впереди.

Информационные преступления против личности

Одной из сравнительно новых проблем обеспечения информационной безопасности является проблема защиты информационных прав личности. Такие права охраняются законодательством ряда стран, в том числе и России. Так например, в действующей Конституции Российской Федерации содержатся следующие положения, гарантирующие право на информацию всех граждан России:
• «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» (ст. 29, п.4);
• «Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается» (ст. 29, п. 5);
• «Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям» (ст. 44, п. 1);
• «Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, если иное не предусмотрено законом» (ст. 24, п. 2);
• «Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом» (ст. 41, п. 3).
Право на информацию является одним из важнейших прав человека. Это одно из самых крупных завоеваний демократии, которое содействует развитию человека, общества, государства и всей цивилизации в целом. Именно поэтому нарушение этого права и должно квалифицироваться как преступление против личности и преследоваться законом.
Социально-психологической базой для таких правонарушений в России является традиционная ментальность наших чиновников, доставшаяся нам в наследство от предыдущего тоталитарного режима. В соответствии с этой ментальностью чиновники стремятся ограничить доступ населения к той информации, которую они контролируют, хотя значительная часть этой информации может быть отнесена к категории общедоступной и ее получение не ограничивается законом.
В настоящее время в России еще не созданы эффективные механизмы контроля за соблюдением прав граждан на информацию. Так например, Минюстом России с 1995 года разрабатывается проект федерального закона «О праве на информацию», а Роскоминформом велась разработка закона «О правовой информации».
Еще один вид информационных преступлений связан с нарушением прав личности на информационную безопасность. Такие права также закреплены в Конституции Российской Федерации, которая определяет их следующим образом:
• «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени» (ст. 23, п. 1);
• «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений» (ст. 23, п. 2),
• «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается» (ст. 24, п. 1).
Приведенные выше конституционные положения направлены на защиту персональной информации о гражданах страны, сбор и незаконное распространение которой может служить основой для вымогательства, шантажа, слежки за их частной жизнью, психологического давления и т.п.
Эти положения приобретают особую значимость уже в современном (а тем более в информационном) обществе. Ведь уже сегодня деловая и частная жизнь многих миллионов наших современников оставляет «электронный след» в различного рода информационных системах и базах данных. Фиксируется все — и телефонные звонки, и оплата счетов, и поездки, и таможенные декларации, и даже покупки в магазинах, если они оплачиваются при помощи кредитных карточек.
Значительная часть персональных данных о личности накапливается сегодня в государственных и муниципальных информационных системах и это уже вызывает определенную тревогу в обществе. Возможность доступа к этим данным бюрократического аппарата и их свободного использования нарушает баланс между интересами личности и государства, создает угрозы личной свободе граждан и гражданскому обществу в целом. Так, например, информация о прописке граждан, хранящаяся в паспортных столах служб коммунального городского хозяйства России, в последнее время все более часто становится источником махинаций и преступлений с недвижимостью. Интерес для преступников имеют и данные о суммах вкладов граждан, хранящихся на их счетах в сберегательных банках.
Впервые на эту опасность обратили внимание в ФРГ еще в конце 60-х годов, когда и была сформулирована новая социальная проблема защиты персональных данных, которая стала исключительно актуальной сегодня, на пороге XXI века. В настоящее время уже более двадцати стран мира приняли законы по защите персональных данных и имеют соответствующие механизмы для контроля за их соблюдением.
Подготовлен проект федерального закона «О персональных данных» и в России. Его принятие, а также создание действенного механизма по контролю за его использованием — важные и необходимые условия обеспечения информационной безопасности личности в нашей стране [105, 106].

Компьютерные преступления

Особое место среди информационных преступлений занимают так называемые «компьютерные преступления», которые связаны с использованием тех новых возможностей по доступу к информации, которые предоставляют пользователям современные информационно-телекоммуникационные сети и системы.
Такого рода преступления, как правило, предполагают высокую профессиональную подготовку лиц, их совершающих, и поэтому осуществляются обычно так называемыми «хакерами», т. е. профессиональными программистами, прекрасно не только владеющими навыками использования современных информационно-вычислительных и телекоммуникационных систем, но и обладающими определенными познаниями специфики той предметной области, в которой эти системы используются (например, банковская или таможенная сфера, бухгалтерские операции и т. п.).
Наиболее типичными целями компьютерных преступлений являются:
• хищение средств из автоматизированных денежных фондов путем подделки счетов и платежных ведомостей, совершения покупок с их фиктивной оплатой, перечисления денег на фиктивные счета и т. п.;
• кража информации из баз данных и компьютерных программ;
• преднамеренное искажение хранящейся в системе или же передаваемой ею информации;
• нарушение нормального функционирования информационно-телекоммуникационных систем, включая их физическое повреждение или уничтожение.
По имеющейся статистике около двух третей всех крупных компьютерных преступлений в мире совершается с корыстными целями, около 20% — по политическим мотивам (шпионаж, терроризм и т. п.), а остальная часть — из мести, озорства и даже с познавательными целями.
Лица, совершающие такие преступления, могут быть условно разделены на следующие три основные категории:
• персонал фирм или других обслуживающих организаций, имеющий дело с информационной техникой и злоупотребляющий своим должностным положением;
• сотрудники организации, занимающие ответственные посты и вследствие этого имеющие достаточно широкие полномочия по доступу к информационным ресурсам вычислительных систем;
• удаленные пользователи информационно-телекоммуникационных систем, обладающие дополнительной информацией о деятельности тех организаций, по отношению к которым совершаются компьютерные преступления.
Действия компьютерных преступников, как правило, заранее обдумываются и тщательно готовятся. Поэтому они часто бывают весьма хитроумными, а их последствия тщательно маскируются и обнаруживаются лишь спустя некоторое достаточно продолжительное время.
В большинстве случаев компьютерные преступники ранее не имели уголовного прошлого и являются нормальными личностями, обладающими изобретательностью и любознательностью. Обычно это сравнительно молодые люди в возрасте от 15 до 45 лет, не удовлетворенные своим материальным положением или же социальным статусом. В их среде распространен так называемый синдром Робин Гуда, когда предполагается, что жертвами планируемого компьютерного преступления станут лишь обеспеченные люди и коррумпированная властная верхушка. Это является для потенциальных преступников определенным моральным оправданием своих действий.
В работе [107] рассмотрено более двух десятков способов совершения компьютерных преступлений. Самыми распространенными из них являются:
• перехват информации при помощи различного рода подслушивающих, записывающих и других систем, размещаемых в непосредственной близости от центральных элементов информационно-вычислительной системы, встраиваемых в ее оборудование или программное обеспечение, а также действующих на расстоянии путем приема и анализа электромагнитных излучений, сопровождающих функционирование контролируемой системы;
• непосредственный несанкционированный доступ к. информационным ресурсам автоматизированных информационных систем путем использования уже имеющихся или же дополнительных собственных терминалов пользователей и принятых в данной системе паролей, коды которых удалось получить тем или иным способом.
Если перехват информации требует достаточно серьезного технического обеспечения преступной операции и поэтому чаще всего применяется в случаях политического или же промышленного шпионажа, то несанкционированный доступ к информации с обычного пользовательского терминала является существенно более простым способом, который может быть осуществлен в одиночку без какой-либо дополнительной технической оснастки. Именно этот способ и применяется сегодня в большинстве случаев компьютерными преступниками.
Поэтому для повышения эффективности современных систем разграничения доступа пользователей к наиболее ответственным информационным системам в последние годы стали применять такие методы, как автоматическая идентификация личности пользователя по его отпечаткам пальцев, а также по фотографиям, которые с этими целями специально хранятся в электронном виде в памяти системы.
Компьютерные преступления стали появляться в развитых странах в 70-х годах XX века, т. е. уже в начале развития процесса информатизации общества. Лидером здесь являлись Соединенные Штаты Америки, где было зафиксировано несколько случаев хищения довольно крупных сумм денег из банков, виновниками которых являлись их служащие. Аналогичные преступления наблюдаются и до сих пор в самых разных странах, в том числе — ив России.
Так, например, совсем недавно, в январе 2000 года, когда писались эти строки, российское телевидение передало сообщение об ограблении одного из банков в г. Новоуральске Свердловской области, совершенное компьютерным способом. Группе хакеров, в которой участвовал один из бывших сотрудников банка, удалось путем различных махинаций подделать электронную кредитную карточку и с ее помощью через компьютерную банковскую сеть похитить более 11 млн рублей.
По действующим в настоящее время российским законам за совершение этого преступления виновным грозит от 5 до 10 лет лишения свободы.

Методы борьбы с информационной преступностью

Основными методами борьбы с информационной преступностью в настоящее время являются следующие.
1. Развитие правового регулирования и законодательства в информационной сфере, которые сегодня существенным образом отстают от темпов развития процессов информатизации. В результате этого многие новые информационные отношения в обществе развиваются стихийно, что создает благоприятные условия для различных правонарушений и развития информационной преступности.
2. Развитие и все более широкое комплексное применение организационных и инструментально-технических методов защиты информации и режимов функционирования информационно-телекоммуникационных систем.
3. Сертификация технических программных средств, используемых при создании информационно-телекоммуникационных систем, особенно когда эти системы создаются и используются в интересах федеральных или же региональных органов власти.
4. Подготовка и обучение специалистов для создания служб информационной безопасности в государственных, региональных, ведомственных и коммерческих структурах.
5. Организация специального информационно-справочного фонда и соответствующей постоянно действующей консультационной службы по проблемам обеспечения информационной безопасности личности, государственных и общественных структур.
6. Повышение уровня правосознания пользователей и владельцев информационно-телекоммуникационных систем и информационных ресурсов общества, которые должны быть заблаговременно ознакомлены с возможными информационными угрозами их безопасности, последствиями воздействия этих угроз и существующими в стране правовыми нормами в информационной сфере.
Таким образом, инструментальные меры, такие, как шифрование информации на абонентском уровне, а также различные методы разграничения доступа к информационным системам и информационным ресурсам, являются лишь частью того обширного комплекса мероприятий, которые должны обеспечивать информационную безопасность личности, общества и государства в условиях все более возрастающего уровня процессов информатизации [108, 109].
Существенное место в этих мероприятиях должны занимать меры правового регулирования в информационной сфере и воспитания общественного правосознания [НО]. Важная роль в решении этих проблем отводится системе образования и средствам массовой информации [111].
6.6. Проблема информационно-психологической безопасности
Определение понятия информационно-психологической безопасности

Состояние информационной среды общества оказывает весьма существенное влияние на состояние психики людей, стереотипы их поведения в обществе и личной жизни, на их моральные нормы, нравственные критерии и духовные ценности. Это влияние стало особенно заметным в последние десятилетия XX века, когда информационно-коммуникативные процессы в обществе значительно усилились благодаря его всеобщей информатизации, а переход от тоталитарного государства к демократическому породил во многих странах, в том числе и в России, усиление хаотических процессов в информационной сфере.
В связи с этим в последние 5-7 лет в обществе начала осознаваться новая глобальная проблема — информационно-психологической безопасности. Эта проблема еще недостаточно хорошо изучена, однако ее актуальность и социальная значимость столь высоки, что обойти вниманием эту проблему в данном пособии было бы совершенно неправильным.
Под информационно-психологической безопасностью в настоящее время принято понимать состояние защищенности граждан, их отдельных групп и социальных слоев, а также населения в целом от негативных информационно-психологических воздействий [112].
К числу основных факторов информационно-психологического воздействия могут быть отнесены многие сравнительно недавно появившиеся в обществе тенденции и факторы, которые можно условно разделить на четыре основные группы.
1. Политические факторы, среди которых наиболее важными являются:
• изменение геополитической обстановки в мире и положения в нем нашей страны, тенденция к формированию однополярного мира при гегемонии США;
• разрушение прежней командно-административной системы и формирование новой государственности и гражданского общества;
• более активное развитие международного сотрудничества и связанное с этим более интенсивное информационное взаимодействие с зарубежными странами;
• усилившаяся информационная экспансия США и других западных стран с целью распространения своего мировоззрения, идеалов, политических и духовных ценностей.
2. Социально-экономические факторы, наиболее существенными среди которых являются:
• падение жизненного уровня населения, небывалое материальное и духовное расслоение общества, появление в нем большого количества обездоленных, рост явной и скрытой безработицы;
• разрушение прежде существовавшей системы социальной защиты населения, ухудшение здоровья нации и сокращение общей продолжительности жизни людей;
• эскалация преступности, алкоголизма, наркомании и проституции, криминализация общественных отношений;
• возрастание социальной напряженности в обществе, в том числе на базе межэтнических и религиозных отношений.
3. Духовные факторы, в числе которых наиболее влиятельными представляются следующие:
• кризис государственной и национальной идеологии, деформация традиционных норм поведения, нравственных установок и духовных ценностей;
• все более активное проникновение в общественное сознание массовой культуры Запада и вытеснение ею культурно-исторических национальных традиций;
• возрастание деструктивной роли исламского фундаментализма, религиозного сектанства и форм мифологического сознания.
4. Технологические факторы, наиболее важными из которых являются:
• появление и все более широкое распространение новых форм воздействия на общественное сознание (избирательных и политических технологий, нейролингвистического программирования, использования технотронных средств);
• массовое распространение общественного телевидения и его использование в качестве высокоэффективного средства воздействия на общественное сознание;
• все более широкое распространение в обществе информационной техники и новых компьютерных технологий, обладающих свойствами сильного воздействия на психику людей.
С точки зрения информационно-психологической безопасности интерес представляют не сами перечисленные выше негативные факторы, а то, как они воздействуют на психику людей.
При этом необходимо подчеркнуть, что технологические факторы чаще всего выступают как средства, психологического воздействия, которые существенным образом усиливают содержательное воздействие других факторов.
Поэтому, нисколько не умаляя содержательную роль последних, мы в дальнейшем сосредоточим свое внимание лишь на рассмотрении технологических факторов информационно-психологической безопасности, так как именно они представляют собой совершенно новый социальный феномен, который еще недостаточно изучен современной психологической наукой.
Основные виды информационно-психологических воздействий

В дальнейшем будем различать следующие основные виды информационно-психологических воздействий:
• самопроизвольные воздействия, обусловленные технологическими режимами функционирования тех или иных информационных систем (например, электромагнитные излучения связной, компьютерной или же телевизионной техники);
• преднамеренные манипулятивные воздействия на личность с целью ее явного или скрытого побуждения к определенным действиям.
Анализ самопроизвольных технологических воздействий информационной техники является предметом изучения инженерной экологии, которая существует уже более 30 лет и, безусловно, получит свое дальнейшее развитие в XXI веке в связи со все более широким распространением в обществе информационной техники. При этом, как представляется, первостепенное внимание должно быть уделено проблемам негативного воздействия на здоровье людей наиболее массовых видов информационной техники — телевидения, компьютеров, средств мобильной радиосвязи [ИЗ].
Кроме того, в связи с глобальной электрификацией и информатизацией общества, в ближайшие годы на повестку дня может оказаться выдвинутой еще одна совершенно новая глобальная проблема — обеспечения информационно-энергетической безопасности биосферы нашей планеты от вредного воздействия электромагнитных полей, интенсивность которых быстро нарастает и начинает влиять не только на многие биологические процессы в живых организмах и растениях, но и на их генетическую основу. Эта проблема еще практически не осознана современным обществом, но от этого она не становится менее опасной [114] .
Что же касается манипулятивных воздействий на психику людей, то здесь необходимо отметить их следующие основные особенности:
• высокий профессионализм в организации таких воздействий, которые могут быть подготовлены только лицами, имеющими специальные психологические знания и опыт;
•использование новых форм и средств скрытого воздействия на индивидуальное, групповое и массовое сознание людей (так называемых психологических технологий) ;
•появление в последние годы психофизического (психотропного) оружия, т. е. техногенных средств, использование которых может оказать дистанционное воздействие на психические функции и работу физиологических органов и систем человека [96].
Современное состояние методов
информационно-психологического воздействия
и особенности их проявления в России

Одной из главных причин развития и все более широкого использования в современном обществе психологических манипуляций сознанием людей является переход к рыночной форме экономики. Абсолютизация рыночных отношений и конкуренции в развитых капиталистических странах как основного способа социальных отношений, утверждение капитала в качестве основного богатства общества, а прибыли — в качестве основной цели его экономической активности — все это создало достаточно сильную мотивацию для психологических манипуляций.
Наиболее характерным примером этого является развитие рекламы товаров и услуг, которая становится настоящим бичом в современном обществе потребителей. Так, например, в странах Америки и Европы сегодня получило широкое распространение такое социальное явление, как болезнь насильственных покупок. Она проявляется в том, что, находясь под постоянным воздействием рекламы, люди начинают приобретать массу таких вещей, которые им по существу вовсе и не нужны.
Достигается же такое воздействие посредством использования специально разработанных и умело осуществляемых рекламных технологий, которые представляют собой специальные методики психологического воздействия на подсознание. Это и специальные методы подачи изображений рекламируемых изделий на рекламных плакатах и экранах телевизоров, и определенным образом подобранные фразы в рекламных роликах и видеоклипах, и т. п.
С развитием информатизации общества уровень «включенности» людей в информационно-коммуникативные процессы существенным образом возрастает, что многократно увеличивает эффективность использования манипулятивных информационных технологий. Это превращает такие технологии в один из основных факторов угрозы для информационно-психологической безопасности личности, отдельных социальных слоев и населения страны в целом.
Манипулирование общественным мнением при помощи специальных информационных технологий стало сегодня высокоэффективным средством политической борьбы и поэтому широко используется в различных странах, в том числе и в России. При этом использование таких технологий в нашей стране не получает практически никакого противодействия со стороны государства и общества и поэтому достигло таких масштабов, что начало представлять угрозу безопасности не только личности, но и российскому обществу, и нашему государству.
Опасность этой ситуации начала осознаваться российскими учеными лишь в последнее пятилетие, когда стали появляться первые тревожные статьи по этому поводу, а по инициативе Института психологии РАН в 1995 и 1996 гг. были проведены две научно-практические конференции «Проблемы информационно-психологической безопасности» [112] . Эти конференции показали особую актуальность проблемы обеспечения информационно-психологической безопасности личности, общества и государства на современном этапе развития России, которая обусловлена следующими основными особенностями этого периода.
1. Страна уже длительное время находится в стадии глубокого социально-экономического, научно-технического и духовного кризиса, что обострило восприимчивость населения к информационно-психологическим манипуляциям.
2. В стране начисто отсутствует какой-либо механизм защиты населения от психологических манипуляций политической, экономической и духовной направленности, что делает миллионы наших сограждан их жертвами. Достаточно вспомнить лишь широко известные аферы финансовых пирамид типа «МММ», «Русский дом Селенга» и др., от которых пострадали миллионы вкладчиков и которые стали возможными только благодаря манипулированию общественным сознанием через рекламу на каналах общественного российского телевидения.
3. В России сегодня практически нет никаких социальных механизмов для контроля и нейтрализации негативных информационно-психологических воздействий на человека и общество, которые уже созданы и функционируют в ряде других стран. Отсутствует не только необходимая правовая база для такого рода контроля, но даже попытки ее создания наталкиваются сегодня на решительное противодействие определенных слоев общества, рассматривающих такие попытки как ограничение информационной свободы в демократическом обществе.
Именно поэтому многочисленные и разнообразные каналы информационно-психологического воздействия на людей остаются в современной России бесконтрольными и широко используются для манипулирования общественным сознанием.
4. Поиск конструктивных решений по обеспечению информационно-психологической безопасности страны затруднен в современной России еще и тем, что в ней пока не создано даже концептуально научно-методического обеспечения для решения этой важной и актуальной проблемы. Правда, попытки в этом направлении уже делаются. Так, например, в соответствии с рекомендациями ряда ученых страны были предприняты попытки разработки проекта концепции информационно-психологической безопасности России. Однако эта концепция, насколько известно автору, до сих пор не принята на уровне общегосударственного документа.
Таким образом, как это ни печально, приходится констатировать, что современное российское общество сегодня полностью обезоружено перед лицом информационно-психологической опасности, которая уже является объективной реальностью сегодня и будет еще сильнее проявлять себя в будущем.
По прогнозам некоторых ученых, деструктивные манипуляции человеком, общественным мнением и массовым сознанием с политическими, экономическими и другими целями могут превратиться в XXI веке в глобальную мировую проблему, которая станет в один ряд с национальными конфликтами, экономическими катастрофами и демографическими бедствиями [115, 116].
И надо быть к этому готовыми.

Телевидение - наркотик для информационного общества

Телевидение является одним из самых распространенных в современном обществе средств массовой информации. Сегодня телевизионный приемник есть практически в каждом доме, в каждой семье, проживающей в более или менее развитой стране. Причем многие семьи имеют цветные телевизоры, позволяющие принимать большое количество разнообразных телевизионных программ. Все шире распространяется по нашей планете и спутниковое телевидение, дающее возможность непосредственного приема телевизионных программ на домашнюю спутниковую антенну.
Появилась такая возможность и в России. Система «НТВ-Плюс» представляет российскому пользователю уже сегодня возможность смотреть телевизионные передачи по более чем 50 международным телевизионным каналам. Конечно, это только «первая ласточка», за которой, без всякого сомнения, последуют и другие. Как средство распространения массовой информации телевидение имеет ряд принципиально важных особенностей, которые выделяют его среди других средств информатики и делают особо важной его роль в проблеме обеспечения информационно-психологической безопасности человека и общества. Наиболее важными из этих особенностей являются следующие.
1. Телевизионное изображение несет колоссальное количество информации, и по этому показателю на несколько порядков превосходит все другие способы передачи информации, используемые в современном обществе. Поэтому телевидение является сегодня самым эффективным и самым широко распространенным средством воздействия на массовое сознание.
2. Телевизионное изображение легко воспринимается сознанием человека, не только потому что зрение является его самым широкополосным каналом связи с окружающей действительностью, но и потому, что зрительные образы легко запоминаются людьми (иногда — на всю жизнь), вызывают у них различные ассоциации и достаточно сильные эмоции. Ведь не зря русская пословица утверждает: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать».
3. По утверждениям психологов, зрительные образы легко проникают не только в сознание людей, но и в их подсознание. Причем это может происходить неосознанно, без каких-либо усилий со стороны человека, а в большинстве случаев — и помимо его воли. Так, например, если вы находитесь в комнате, где работает телевизор, то даже в том случае, когда вы не сидите перед его экраном, а лишь мельком поглядываете на него, занимаясь другими делами, значительная часть телевизионной информации все же проникает в ваше подсознание, хотя вы сами об этом и не подозреваете.
4. Многие телевизионные передачи оказывают на людей гипнотическое воздействие, приводя их в расслабленное состояние и делая их таким образом более восприимчивыми к восприятию коммерческой или политической рекламы или же другой навязываемой человеку информации с целью манипулирования его сознанием. По некоторым публикациям, определенную роль в повышении гипнабельности населения России
играют те бесконечные зарубежные телесериалы, которые в последние годы заполнили практически все каналы российского телевидения. Ведь хорошо известно, что одним из необходимых условий эффективности гипнотического воздействия на людей является их физическое и психологическое расслабление.
Так что имейте ввиду, что когда Вы после трудового дня отдыхаете в уютном кресле перед телевизором, расслабляя свое тело и психику под бесконечные стенания очередной «Антонеллы» или «Просто Марии», именно тогда Вы становитесь особо уязвимыми для психологических манипуляций Вашим сознанием.
5. Благодаря продолжительному просмотру передач многими людьми, ограниченными в других формах получения информации, возникает чувство зависимости человека от телевидения, своего рода «телемания», которая аналогична по своим проявлениям наркотической или же алкогольной зависимости. Поэтому вывод о том, что телевидение является своеобразным наркотиком для современного информационного общества, не кажется мне преувеличением. Скорее наоборот, опасность психологического воздействия этого наркотика на людей еще должным образом не осознанна и, вне всяких сомнений, еще проявит себя в будущем.

Нейролингвистическое программирование в
манипуляциях общественным сознанием

Один из весьма эффективных современных способов воздействия на психику людей основан на использовании метода так называемого нейролингвистического программирования. Суть этого метода заключается в том, что при помощи особых форм словесного внушения в подсознание людей вводятся те или иные речевые «команды» или же словесные ассоциации, которые порождают у них достаточно устойчивые психологические установки, побуждающие их впоследствии ко вполне определенным действиям.
Эти действия могут выражаться в поддержке тех или иных партий или политических лидеров в период избирательных компаний, в выражении своего отношения ко многим социально значимым процессам и явлениям общественной жизни, в изменении своих взглядов на жизнь, а также моральных и нравственных ограничений и духовных ценностей.
Вообще-то, методы нейролингвистического программирования создавались психологами и психиатрами совсем для других целей, а именно — для лечения психологических расстройств и болезней, психотерапевтического воздействия на людей с целью укрепления их здоровья. Однако, поскольку эти средства оказались весьма эффективными, то, как это уже неоднократно происходило в истории развития научно-технического прогресса, они стали в последние годы все шире использоваться для манипулирования сознанием людей, т. е. против самого человека.
Характерный и весьма, поучительный пример такого манипулирования российские телезрители имели возможность наблюдать во время подготовки последних выборов в Государственную Думу России в период ноября-декабря 1999 года. Здесь имеется ввиду, в частности, телевизионная пропаганда на канале ОРТ против кандидатуры московского мэра Ю.М. Лужкова. Уж как нам только его не показывали: и с бородой моджахеда, и с ослиными ушами, и в мусульманской чалме!
Результат этих манипуляций не замедлил сказаться: рейтинг Лужкова как одного из возможных кандидатов в президенты России за два месяца упал в несколько раз и в январе 2000-го года уже оценивался социологами на уровне 1%. Вот так воздействуют на людей манипуляции их сознанием!
Кстати, регулярная трансляция по телевидению рейтингов тех или иных политических лидеров также является одной из технологий программирования общественного сознания. Сначала люди не соглашаются с навязываемыми им оценками рейтингов политических лидеров. Но затем, наблюдая эти оценки регулярно, они постепенно привыкают к ним, как бы забывая о своем собственном мнении, и голосуют именно так, как им подсказывают психологические манипуляторы.
Еще один весьма эффектный психологический прием программирования сознания состоит в том, что портрет рекламируемого лидера помещается в верхнем углу экрана и обязательно в светлой рамке. Именно этот образ запечатлевается в памяти сильнее других. При этом очень хорошо действует золотистый фон вокруг портрета пропагандируемой личности.
Что же касается ее оппонентов, то их изображения следует размещать в нижней части экрана и обязательно на темном фоне. Успех гарантируется, так как здесь срабатывают механизмы выбора на уровне подсознания. Это уже хорошо проверено практикой.
Необходимо подчеркнуть, что манипулирование сознанием не только изменяет социальное поведение людей, но и весьма отрицательно сказывается на состоянии их психического и физического здоровья. Особенно разрушительное воздействие на здоровье людей оказывает продолжительное восприятие ими потоков негативной информации, которая в последние годы буквально переполняет российские средства массовой информации.
Бесконечные сцены насилия, жестокости и разрушений не только деформируют психику людей, делая их самих более агрессивными и жестокими, но и нарушают нормальное течение многих биологических процессов в их организме. Исследования показывают, что в результате регулярных отрицательных психологических воздействий на человека резко понижается биологическая сопротивляемость организма, страдает иммунная система, снижается жизненный тонус, развиваются импотенция и фригидность.
В конечном итоге, люди чаще болеют, раньше стареют и умирают. Вот та цена, которую платит человечество за неограниченную свободу массовой информации. Эти выводы подтверждаются, в частности, результатами исследований, на примере анализа воздействия на зрителей передач российского телевидения [117].

Виртуальная реальность и ее психологическое воздействие

Термином «виртуальная реальность» сегодня обозначают новое направление развития информационных технологий, которые позволяют создавать у людей иллюзию наблюдения и даже ощущения некоторого искусственного мира, создаваемого при помощи средств информатики и кибернетики.
Другими словами, виртуальная реальность — это искусственно создаваемый человеком мир, в который он сам может проникать тем или иным способом и как бы существовать в этом мире определенное время, испытывая при этом комплекс тех ощущений, которые знакомы ему по реальному миру или же переживаются впервые.
Технические системы, которые обеспечивают формирование виртуальной реальности в сознании человека, называются системами виртуальной реальности. Сегодня такие системы обязательно включают в себя достаточно мощные компьютеры, а в ряде случаев и другие сенсорные и кибернетические устройства (системы создания стереоизображений, ручные манипуляторы, специальные динамические кресла-платформы, шлемы-дисплеи, специально оборудованные кабины и камеры и т. п.)
Системы виртуальной реальности находят в последние годы все более широкое применение в следующих четырех основных направлениях человеческой деятельности:
• для обучения, тестирования и тренировки персонала, которому в дальнейшем предстоит действовать в непривычных условиях, сложной обстановке, искусственной или опасной среде (космонавты, пилоты самолетов, водолазы и т. п.);
• создание новых активных форм игровой деятельности и развлечений, в которые иногда может быть включено большое количество (до нескольких десятков тысяч) участников;
• создание «виртуальных объектов» и «виртуальных процессов» и их изучение с целью познания закономерностей реального мира;
• изучение глубинных механизмов психической деятельности самого человека.
Считается, что термин «виртуальная реальность» был предложен в 1984 году американским ученым Джароном Леньером (Jaron Lanier), который создал в Калифорнии научно-исследовательскую фирму VPL Research Corporation, ставшую разрабатывать системы виртуальной реальности. Основными техническими компонентами таких систем в большинстве случаев являются:
• компьютерные средства построения объемных зрительных сцен и звукового стереосинтеза;
• специальный нашлемный дисплей-видеофон или же специальные очки, создающие стереоскопический эффект;
• ручной манипулятор в виде надеваемой на руку оператора «перчатки данных»;
• специальный костюм, надеваемый оператором, «экзоскелетон».
Основным способом реализации технологий виртуальной реальности является использование интерактивной компьютерной графики, в реальном масштабе времени. При этом, как правило, создаются трехмерные зрительные сцены, которые в сочетании со специальными технологическими приемами отображения информации создают у человека ощущение «погружения» в виртуальное пространство и возможности самому манипулировать объектами, наблюдаемыми в этом пространстве.
Достигаются эти эффекты путем комплексного воздействия на психику человека через зрительные и слуховые каналы, вестибулярный аппарат и тактильное восприятие. Так например, пользователь системы виртуальной реальности может поворачивать голову с надетым на нее шлемом и в результате этого изменять точку обозрения пространственных сцен и виртуальных объектов, а перемещаясь по комнате, он как бы двигается внутри виртуального пространства.
При помощи ручного манипулятора можно «потрогать» виртуальные предметы, которые на самом деле
существуют лишь в памяти компьютерной системы. Специальный костюм «экзоскелетон» служит для того, чтобы передавать в компьютер сигналы мышечных усилий человека. Он также формирует у оператора и чувственные восприятия от реакций внешней среды.
Кресла-платформы и специальные кабины могут создавать у людей ощущения перемещения их тела в пространстве, например, полета или движения в автомобиле по пересеченной местности.
Конечно же, весь перечисленный выше набор технических компонентов систем виртуальной реальности используется далеко не всегда, а лишь в так называемых системах усиленной виртуальной реальности. Однако создаются и другие, более упрощенные системы, обычно используемые для развлечения или же в учебных целях. В таких системах для манипуляции объектами в виртуальном пространстве вместо «перчатки данных» может использоваться, например, обыкновенная компьютерная «мышь» или джойстик. С их помощью оператор может манипулировать с изображаемыми на экране компьютера объектами виртуального пространства: перемещать их, поворачивать и т. п.
Сами по себе отдельные компоненты систем виртуальной реальности стали разрабатываться уже в конце 60-х годов ХХ-го века. Однако их системная интеграция стала возможной лишь при создании современных компьютерных систем, которые обладают необходимой памятью и производительностью для того, чтобы создавать виртуальное пространство и наполнять его виртуальными объектами, способными в реальном масштабе времени реагировать на действия оператора.
Системы виртуальной реальности показали свою высокую эффективность в качестве обучающих систем и разного рода тренажеров. Так например, эти системы успешно используются в медицинских центрах при планировании хирургических операций, в авиации — при подготовке военных летчиков, при управлении подводными аппаратами, а также при тренировках космонавтов и планировании космических экспедиций [118].
Известная американская фирма Боинг использует средства виртуальной реальности при проектировании и испытании новых самолетов. С этой целью в ее составе создан специальный Центр передовых технологий, который входит и в «Консорциум виртуальной реальности».
Весьма эффективной оказалась система виртуальной реальности при обучении спасателей проведению эвакуации потерпевших при чрезвычайных ситуациях, например, при пожарах в зданиях, самолетах и т. п. Эта система позволяет также производить моделирование поведения людей в этих ситуациях, например поведение толпы, бегущей через узкий проход.
Существуют и системы военного назначения, предназначенные для тренировки операторов автоматизированных систем управления войсками, а также членов танковых экипажей.
Новые возможности открывают применение систем виртуальной реальности и в научных исследованиях. Так например, система VISUAL, разработанная в японском университете Nagoya, позволяет осуществлять сложные манипуляции с трехмерными изображениями в виртуальном пространстве. Оператор может «разрезать» изучаемые им виртуальные объекты на части в любом направлении, отодвигать эти части друг от друга и обозревать их с разных сторон.
Уже созданы системы виртуальной реальности, позволяющие получать и исследовать объемные изображения химических молекул, моделировать движения элементарных частиц в искривленном физическом пространстве, наблюдать явления турбулентности в потоках жидкости и газа и т. п. При этом используются уже известные науке модели движения жидкости, процессов горения и др.
Технологии виртуальной реальности достаточно легко конвертируются из профессиональной, научной или же оборонной сферы в индустрию развлечений и уже сегодня достаточно широко используется в этой индустрии. В развитых странах Запада, а также в Японии уже существуют десятки частных фирм, которые специализируются на такого рода развлечениях. При этом наиболее широко распространенными являются так называемые «прогулочные» (wolk through) системы виртуальной реальности. Они позволяют пользователям осуществлять «прогулки» по улицам незнакомых городов (иногда вымышленных) и даже по поверхности других планет солнечной системы.
Существуют также разработки систем виртуальной реальности, которые позволяют проводить компьютерные игры с участием большого количества пользователей. Это так называемые «виртуальные цивилизации». Одна из таких разработок реализована в 1990 году в Японии. Там средствами компьютерной телекоммуникационной сети и технологий виртуальной реальности создан виртуальный город Хэбитэт [119], в котором уже «проживает» более 10 тыс. жителей. Любой пользователь вычислительной сети, обладающий собственным компьютером, может стать «жителем» этого города. При этом ему представляется возможность самому выбрать свой внешний вид из более чем тысячи возможных вариантов, подобрать себе одежду, жилище и т. п.
Жители этого города «живут» полноценной личной жизнью. Они встречаются друг с другом, общаются между собою, делают покупки в магазинах, вступают в браки и даже избирают правительство. Таким образом, доказана возможность создания принципиально новой, искусственной киберкультуры, обладающей своего рода виртуальной психологией, которая в дальнейшем может начать вытеснение реальных традиционных культур.
Некоторыми свойствами системы виртуальной реальности обладает и информационная система Videoway, созданная в Канаде на основе системы кабельного интерактивного телевидения. Эта система охватывает около 70% всех абонентов кабельного телевидения и дает достаточно широкие информационные возможности. Это не только обширный перечень информационных услуг (справок, консультаций и т. п.), но также возможности совершать покупки в магазинах, «посетив» их дистанционным образом и выбрав необходимые
товары, пользование различного рода учебными и игровыми компьютерными средствами и т. п.
Популярность этой системы оказалась настолько велика, что уже в 1995 году каждый ее пользователь затрачивал на общение с помощью этой системы около двух часов ежедневно [120].
Можно прогнозировать, что реальные перспективы превращения населения в некое «виртуальное сообщество» создает и глобальная компьютерная информационно-телекоммуникационная сеть ИНТЕРНЕТ. С развитием абонентской сети связи и возможностей для использования компьютерной графики и видеоизображений эта сеть может стать технической основой для все более широкого развития и распространения в обществе информационных технологий виртуальной реальности, которые и могут стать базой для формирования «виртуальных сообществ» людей и распространения в них «киберкультуры ».
Поэтому проблема существования человека в новом информационном киберпространстве — это уже не удел писателей фантастов и футурологов, а, к сожалению, достаточно близкая реальность нашего информационного будущего.
Рассмотрим теперь некоторые результаты психологического воздействия на людей технологий виртуальной реальности. Исследования последних лет показывают, что эти последствия могут оказаться весьма серьезными. Так например, при увлечении компьютерными играми и другими видами «неглубокой» виртуальной реальности у людей развивается все большая потребность в их регулярном использовании, своего рода «компьютеромания». При этом люди все больше отдаляются от реального мира, предпочитая его миру виртуальному, где нет проблем и опасностей, а также обязанностей и забот реального мира. И это определенным образом деформирует их психику. Причем наиболее чувствительными, по наблюдениям психологов, оказываются дети и люди пожилого возраста.
Однако наиболее сильное и даже опасное для психики человека воздействие оказывают «глубокие» системы виртуальной реальности по типу тренажерных систем. Исследования показали, что решающее значение здесь имеет возраст операторов и продолжительность их пребывания в условиях виртуальной реальности. Так, например, при использовании тренажерных систем в течение более чем 15 минут у многих операторов возникали симптомы, аналогичные сильному алкогольному опьянению. Это и тошнота, и головная боль, и потеря координации, и другие расстройства двигательных и физиологических функций [118].
Медики предупреждают, что бесконтрольное использование технологий виртуальной реальности в профессиональной сфере и в системе образования может привести к появлению новых видов «киберболезней», достаточно серьезных и опасных для здоровья людей и в особенности — для детей и юношества.
Что же касается все более широкого распространения этих технологий в индустрии развлечений, то здесь эти последствия могут оказаться сопоставимыми с распространением наркотиков.
Таким образом, технологии виртуальной реальности являются, по-видимому, самыми мощными средствами психологического воздействия на людей. В информационном обществе они, безусловно, получат широкое применение в самых различных сферах социальной практики — от научных исследований до прогнозирования состояния финансовых рынков. Однако, как и любое сильное средство, эти технологии таят в себе серьезную опасность для физического и психического здоровья общества. Именно поэтому их развитие и практическое использование должно стать предметом особого внимания как со стороны психологов, так и со стороны властных структур общества, которые обязаны принять превентивные меры по отношению к этой новой и еще практически не изученной психологической опасности.

Заключение

Мир вступает в третье тысячелетие. Наступает новая, информационная эра развития цивилизации. Какой она будет? Что принесет людям глобализация общества и его стремительная информатизация? Какие новые радости и новые страдания ждут их впереди? Этого сегодня в точности не сможет сказать никто. Ведь мир стремительно изменяется. И совершенно ясно, что уже к середине XXI века он будет так же сильно отличаться от окружающего нас мира, как наши времена отличаются от эпохи времен царя Ивана Грозного. Это будет принципиально иной мир, и жить в нем будут совсем другие люди с иными возможностями и иными проблемами.
На нашей планете уже сегодня формируется новая информационная среда обитания и новый, информационный образ жизни, где будут другие заботы и другие ценности. Но будет ли в этой новой среде счастливее сам человек? Уменьшится ли в мире число обездоленных? Станет ли человек, наконец, хозяином своей судьбы? Или же он превратиться в бездушный и маленький «винтик» огромной информационной машины, предельно рационализированной, безжалостной и беспощадной? Многое здесь зависит от самого человека, от его отношения к своему будущему, которое стремительно приближается.
Восточная философия утверждает, что жизнь человека протекает не только в одном направлении — из настоящего в будущее. В определенном смысле она реализуется и в другом направлении — из будущего в настоящее. Смысл этого утверждения заключается в том, что наше будущее в значительной степени зависит оттого, каким мы его себе представляем сегодня. Иначе говоря, к людям с большей степенью вероятности приходит именно то будущее, которое заранее формируется в их сознании и подсознании.
Современная наука постепенно убеждается в справедливости этого философского утверждения. Благодаря достижениям синергетики, сегодня мы знаем, что окружающий нас мир случаен в своей первооснове. Поэтому и наше будущее не является строго предопределенным. Оно вариативно. В Книге Судеб нет безусловных предначертаний, и человеку дано право выбора.
Именно поэтому сегодня, как никогда ранее, к проблемам будущего нельзя относиться равнодушно. Ведь будущее начинается сегодня. Оно зависит от наших сегодняшних мыслей и поступков. Мы не должны надеяться на то, что все как-нибудь само собой образуется. Сегодня это было бы слишком опасно. Нужно поставить дело так, чтобы желаемый образ будущего формировался в сознании людей уже сегодня. И этот образ должен быть достойным самого человека. Только при этих условиях можно надеяться на то, что желаемое будущее и станет для нас реальностью.
В предисловии к первому русскому изданию своей книги «Человеческие качества» организатор и первый президент Римского Клуба Ауреллио Печчеи писал: «Настало время выявить и освободить дремлющую в каждом человеке способность видеть, понимать и созидать, направить моральную энергию людей на то, чтобы они сами создавали свое достойное будущее» [121].
Эти слова были написаны 20 лет тому назад, но они остаются исключительно актуальными и сегодня. Мы должны постоянно помнить о том, что будущее начинается сегодня, и активно действовать для того, чтобы оно формировалось наилучшим образом. Эффективным средством для этого может стать система опережающего образования, которая должна быть устремлена в будущее.
Хочется верить, что публикация данной книги и ее использование в системе образования окажутся полезными для решения этой важнейшей проблемы современности.
Литература
1. Велихов Е.П. Общество знания // Мир связи и информации CONNECT. М., 1996, сент.-окт.
2. Колин К.К. Фундаментальные проблемы информатики // Сб. н. тр. «Системы и средства информатики». М.: Наука. 1995, вып. 7.
3. Колин К. К. Эволюция информатики и формирование нового комплекса наук об информации // Научно-техническая информация. Сер. 1. М., 1995, № 5.
4. Колин К.К. Информатика на пороге XXI века // Сб. н. тр. «Системы и средства информатики». М.: Наука. 1999, вып. 9.
5. Колин К.К. Информационный подход как фундаментальный метод научного познания // Межотраслевая информационная служба. М., 1998, № 1.
6. Урсул А.Д. Путь в ноосферу. Концепция выживания и устойчивого развития цивилизации. М.: Луч, 1993.
7. Моисеев Н.Н. Быть или не быть... человечеству? М., 1999.
8. Ракитов А.И. Философия компьютерной революции. М.:
Политиздат, 1991.
9. Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации М.: ВЛАДОС, 1994.
10. Шемакин Ю.И., Романов А.А. Компьютерная семантика. М.: Изд-во НОЦ «Школа Китайгородской», 1995.
11. Соколова И.В. Проблемы становления социальной информатики как учебной дисциплины // Вестник Российского общества информатики и вычислительной техники. М., 1995, № 4.
12. Колин К.К. Информационные проблемы социально-экономического развития общества // Проблемы социальной информатики. М.: Союз, 1995, вып. 1.
13. Дубровский Е.Н. Информационно-обменные процессы — факторы социального развития // Проблемы социальной информатики. М.: Союз, 1996, вып. 2.
14. Петров А.В. Системный аналитик // Интеллектуальный мир. М., 1995. № 6.
15. Международный форум информатизации. Конгресс № 2. «Информационные процессы и технологии» (тезисы пленарных докладов) М.: Международная Академия информатизации, 1993.
16. Социальная информатика— 99: Сб.н. тр. // Под ред. Б.А. Суслакова. М.: Социально-технологический ин-т, 1999.
17. Проект федерального компонента Государственного образовательного стандарта начального, общего, основного общего и среднего (полного) образования // Информатика и образование. М., 1997. № 1.
18. Колин К.К. Информатика в системе опережающего образования: Доклад на II Международном конгрессе ЮНЕСКО «Образование и информатика // Вестник Российского общества информатики и вычислительной техники. М.,1996. № 3.
19. Политика в области образования и новые информационные технологии: Национальный доклад России. II Международный конгресс ЮНЕСКО «Образование и информатика». М.,1996.
20. Колин К.К. Опережающее образование и проблемы информатики // Международное сотрудничество. М., 1996, № 2.
21. Колин К.К. «Информатика — 2000» — международный проект для системы образования // Международное сотрудничество. М., 1997, № 1.
22. Соколов А.В., Майкевич А.И. Социальная информатика и библиотечно-библиографические дисциплины // Социальные проблемы информатики: Сб. статей ЛГИК им. Н.К. Крупской, Л,, 1974.
23. Урсул А.Д. Информатизация общества: Введение в социальную информатику. М., 1990.
24. Колин. К.К. Социальная информатика — научная база постиндустриального общества // Сб. н. тр. «Социальная информатика — 94». М.: Ин-т молодежи, 1994.
25. Колин К.К. О структуре научных исследований по комплексной проблеме «Информатика» // Сб. н. тр. «Социальная информатика». М.: ВКШ при ЦК ВЛКСМ, 1990.
26. Колин К.К. Актуальные проблемы социальной информатики // Сб. н. тр. «Социальная информатика — 93» М.:
Изд-во Института молодежи, 1993.
27. Колин К.К. Наука для будущего: социальная информатика // Информационные ресурсы России. М., 1995, № 3.
28. Кинелев В.Г. Образование и цивилизация: Доклад на II Международном конгрессе ЮНЕСКО «Образование и информатика». М., 1996.
29. Колин К.К., Соколова И.В., Суслаков Б.А. Социальная информатика в системе высшего образования России. Материалы // II Международного конгресса ЮНЕСКО «Образование и информатика». М., 1996.
30. Манушин Э.А., Колин К.К., Петров А.В., и др. Аналитический обзор по проблеме «Образование и информатика» (понятия, состояние, перспективы) // Труды II Международного конгресса ЮНЕСКО «Образование и информатика». М.,1996.
31. Ракитов А.И. Информация, наука, технология в глобальных исторических измерениях. М.: ИНИОНРАН, 1998.
32. федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» // Вестник РОИВТ. М., 1995, № 1—3.
33. Ершов А.П. Информатизация: от компьютерной грамотности учащихся к информационной культуре общества // Коммунист. М., 1988, № 2.
34. Колин К.К. Человек и будущее: динамический вызов // Alma mater (Вестник высшей школы). М., 1999, № 10.
35. Колин К.К. Благосостояние нации и перспективные технологии // Вестник Российского общества информатики и вычислительной техники. М., 1995, № 6.
36. Гвардейцев М.И., Кузнецов П.Г., Розенберг В.Я. Математическое обеспечение управления. Меры развития общества. М.: Радио и связь, 1996.
37. Иванов В.Н. Социальные технологии в современном мире. М. — Н.Новгород, 1996.
38. Колин К.К. Информационные технологии — катализатор процесса развития современного общества // Информационные технологии. М.: Машиностроение, 1995, №0.
39. Букатова К.Л., Михосев Ю.И., Шаров А.М. Эвоинформатика. Теория и практика эволюционного моделирования. М.: Наука,1991.
40. Колин К.К. Образование на пороге XXI-го века // Сб. н. тр. «Социальная информатика — 98». М.: Социально-технологический ин-т., 1998.
41. Шукшунов В.Е., Колин К.К., Сергиевский В. В. Национальная доктрина образования в Российской федерации // Вестник Международной академии наук высшей школы. М., 1999, № 2.
42. Национальная доктрина образования в Российской Федерации // Поиск. М., № 44 (546), 5 ноября 1999.
43. Колин К.К. Информационное общество и проблема образования // Информационное общество. М., 1997, № 2—3.
44. Колин К.К. Информационные ресурсы в системе опережающего образования // Информационные ресурсы России. М., 1997, № 5.
45. Урсул А.Д. Опережающее образование и становление информационной цивилизации // Вестник РОИВТ. М., 1996, № 3.
46. Концепция информатизации образования // Информатика и образование.М., 1990,№ 1.
47. Колин К.К. Информатизация образования как фундаментальная проблема // Дистанционное образование. М.,
1998. № 4.
48. Ваграменко Я.А. О направлениях информатизации российского общества // Сб. н. тр. «Системы и средства информатики». М.: Наука, 1996, вып. 8.
49. Деньяп К. Растет популярность дистанционного образования через Интернет//Дистанционное образование. М.,
1999. № 4.
50. Теория и практика дистанционного обучения в России / Под ред. В.П. Тихомирова. М.: Изд-во МЭСИ, 1999.
51. Лобачев С.Л., Солдаткин В.И. Дистанционные образовательные технологии: информационный аспект. М,: Изд-во МЭСИ, 1998.
52. Демин А.И. Информационная экономика. М.: Изд-во Палев, 1996.
53. Громов Г.Р. Национальные информационные ресурсы. Проблемы промышленного использования. М.: Наука, 1985.
54. Каныгин Ю.М., Яковенко Ю.И. Введение в социальную когнитологию. Киев: Наукова Думка, 1992.
55. Антопольский А.Б. Информационные ресурсы России и политика их эффективного использования // Проблемы информатизации, 1997, № 4.
56. Концепция формирования и развития единого информационного пространства России и соответствующих государственных информационных ресурсов // Межотраслевая информационная служба. М., 1995, № 3.
57. Востриков А.Н., Зацман И.М. Конверсия документов в электронную форму для базы данных «Президент Российской федерации» // Информационные ресурсы России. М., 1998, № 1.
58. Зацман И.М. Полнотекстовые многотомные базы данных на CD-ROM (Технологические аспекты формирования) // Информационные продукты, процессы и технологии: НТИ-95. Материалы конференции (Москва, 19—20 октября 1995 г.), Т. 2. М.: ВИНИТИ, 1996.
59. Автоматизированные информационные ресурсы России. Состояние и тенденции развития (Национальный доклад) // Вестник РОИВТ. М., 1994, № 4—5.
60. Информатизация общества и бизнес: Научно-аналитический обзор. М.: ИНИОН РАН, 1992.
61. Введение в информационный бизнес / Под ред. В.П. Тихомирова, А.В. Хорошилова. М.: Финансы и статистика, 1996.
62. Артамонов ГЛ., Голубков А.С., Черешкин Д.С. О государственной политике информатизации // Вестник РОИВТ. М„ 1994, № 4—5.
63. Смолян. ГЛ., Черешкин Д.С., Вертинская О.Н., Костюк В.Н. Путь России к информационному обществу. Препринт ИСА РАН. М„ 1996.
64. Малышкин В.Г. Европейское информационное пространство. М.: Наука,1999.
65. Курносов И.Н. Концепция федеральной информационной политики России в области электронных информационных ресурсов и технологий // Вестник РОИВТ. М., 1995, №5.
66. Колин К.К. Информационное неравенство — новая проблема XXI-го века // Сб. н. тр. «Социология, социальность, современность». М.: Союз, 1998.
67. Колин К.К. О роли русского языка в проблеме сохранения единого информационного пространства России // Вестник РОИВТ. М., 1996, № 6.
68. Колин К.К. Русский язык и национальная безопасность // Безопасность. М., 1997, № 1—2 (32).
69. Колин К.К. Актуальные проблемы социальной информатики // Сб. н. тр. «Социальная информатика — 93». М.: Ин-т молодежи, 1993.
70. Информатика: Учебник // Под ред. Н.В. Макаровой. М.: Финансы и статистика, 1997.
71. Вартанова Е.Л. Универсальная общественная служба в информационном обществе: новое прочтение проблемы доступа // Вестник РФФИ. М., 1999, № 3 (17).
72. Концепция информатизации общества (обобщенный вариант) // Вестник РОИВТ. М., 1990.
73. Мизин И.А. Состояние и перспективы развития телекоммуникационных технологий // Информационные технологии и вычислительные системы. М., 1996, № 3.
74. Черток Б.Е., Цыбин С.П. Перспективные системы связи на базе тяжелых космических платформ и пути решения насущных проблем информатизации общества // Проблемы информатизации. М., 1991, №1.
75. Гайкович Ю.В. Анализ опыта информатизации и создания телекоммуникационных систем в регионах России (по опыту работы НТЦ СИТ ИПИ РАН): Ежегодный доклад «Развитие современных информационных технологий на основе унифицированных средств информатики массового применения в Российской Федерации и за рубежом в 1995 —1996 годах». МНТК «Прикладные информационные системы и технологии». М., 1996.
76. Чипашвили Ш.Ш. Развитие единых информационных пространств и проблема единого понимания семантики информации // Сб. н. тр. М.: Социальная информатика — 99». Социально-технологический ин-т, 1999.
77. Ракитов А.И. Глобальная информатизация и информатизация советского общества // Сб. н. тр. «Социальная информатика». М.: ВКШ при ЦК ВЛКСМ, 1990.
78. Тоффлер Э. Третья волна. М.: ACT, 1998.
79. Соколова И.В. Социальная информатика (социологические аспекты). М.: Союз, 1999.
80. Ежегодный доклад «Развитие современных информационных технологий на основе унифицированных средств информатики массового применения в Российской Федерации и за рубежом в 1995—1996 годах». МНТК.
81. Телекоммуникационная сеть «ТВ-информ-образование». М.: Ин-т информатизации образования, 1996.
82. Томпсон С. Связь с населением // Америка. 1994, № 447.
83. Колин K.K. Информационные проблемы обеспечения национальной безопасности России // Вестник РОИВТ. М., 1995, № 4.
84. Дагаев В.Н. Клиническая токсиметрия критических состояний организма при острых химических отравлениях:
Диссертация на соиск. уч. ст. доктора мед. наук. РАМН. М.: Научн. центр хирургии, 1992.
85. Колин K.K., Дагаев В.Н., Пузанов В.В. Концептуальный комплексный проект «Создание территориальной автоматизированной системы информационной поддержки токсикологических центров России». М.: ИПИРАН, 1992.
86. Концепция информационной безопасности России (проект) // Вестник РОИВТ. М., 1995, № 6.
87. Аносов В.Д., Стрельцов А.А. О Доктрине информационной безопасности Российской Федерации // Информационное общество. М., 1997, № 2—3.
88. Антопольский А.Б. Проблемы классификации информационных ресурсов по критериям информационной безопасности // Информационные ресурсы России. М., 1997, № 6.
89. Расторгуев С.П. Информационная война. М.: Радио и связь, 1998.
90. Смолян. Г.Л., Цыгичко В.Н., ЧерешкинД.С. Информационная война — новая опасность // Интеллектуальный мир. М„ 1996, № 12.
91. ЧерешкинД.С., Смолян Г.Л., Цыгичко В.Н. Реалии информационной войны. Защита информации // Конфидент. М., 1996, № 4.
92. Смолян Г.Л., Цыгичко В.Н., ЧерешкинД.С. Оружие, которое может быть опаснее ядерного // Независимая газета. М., 1995, 18 ноября.
93. Расторгуев С.П. Информационная война как целенаправленное информационное воздействие информационных систем // Информационное общество. М., 1997, № 1.
94. Викторов А.В. Информационная война в современных условиях // Информационное общество. М., 1997, № 1.
95. Грешневиков А.Н. Информационная война. М.: Русский мир — Рыбинское подворье, 1999.
96. Прокофьев В. ф. Тайное оружие информационной войны. М.: СИНТЕГ, 1999.
97. Алешенков М.С., Родионов М.Б., Ярочкин В.К. Энергоинформационная безопасность человека и государства: Введение в проблему.М.,1997.
98. Захаров В.Н., Игнатьев М.Б., Шейнин Ю.Е. Информационное общество // Сб. н. тр. «Системы и средства информации». М.: Наука, 1999. Вып. 9.
99. Колин K.K. На пути к новой системе образования. М,: Ин-т фундаментальной и прикладной информатики РАЕН, 1997.
100. Яковец Ю.В. Сохранение культурного потенциала России и информационные технологии // Сб. н. тр. «Системы и средства информатики». М.: Наука, 1996, вып. 8.
101. Халеева И.И. Основы теории обучения и понимания иноязной речи. М.: Высшая школа, 1989.
102. Растригин Л.А. Обучение как управление знаниями (новая концепция, алгоритмы, применение для обучения иностранным языкам) // Сб. н. тр. «Системы и средства информатики». М.: Наука, 1996, вып. 8.
103. Засурский Я.Н. Информационное общество и средства массовой информации // Вестник РФФИ. М., 1999, № 3 (17).
104. Сомик К.В. О «теневом» секторе компьютерного рынка / / Вестник РОИВТ, М„ 1996, № 4.
105. Федеральный Закон «О персональных данных» (проект) // Вестник РОИВТ. М., 1995, № 6.
106. ЧерешкинД.С., Курило А.П. Актульна ли для России проблема защиты персональных данных? // Вестник РОИВТ. М., 1995, № 6.
107. Батурин Ю.М. Проблемы компьютерного права. М.: Юридическая литература, 1991.
108. Харламов С.Ф. Информатизация общества и проблемы борьбы с компьютерной преступностью // Вестник РОИВТ. М., 1996, №4.
109. Аносов В.Д., Ухлинов Л. М. Об основных направлениях государственной политики в области борьбы с компьютерной преступностью//Вестник РОИВТ. М., 1996, № 4.
110. Курило А.Л. Правовые основы предохранения компьютерных преступлений // Вестник РОИВТ. М., 1996, № 4.
111. Малюк А.А. Угрозы информации и информационные угрозы. Подготовка кадров в области информационной безопасности // Вестник РОИВТ. М., 1996, № 4.
112. Проблемы информационно-психологической безопасности: Сборник статей и материалов конференций. М.: ИП РАН, 1996.
113. Демирчоглян Г.Р. Компьютер и здоровье. М.: Лукоморье, 1997.
114. Колин К.К. Семантические проблемы информационной безопасности // Вестник БАЕ. М., 2000, №1.
115. Смолян ГЛ., Зараковский Г.М., Разин В.М. Информационно-психологическая безопасность (определение и анализ предметной области). Препринт ИСА РАН. М., 1996.
116. Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Третья мировая (информационно-психологическая) война. М.: Ин-т социально-полит. иссл. АСН, 1999.
117. Дмитрук М. Голосование под гипнозом // Не может быть. М., 2000, № 1 (99).
118. Технологии виртуальной реальности. Состояние и тенденции развития. М.: Ассоциация «Экология Непознанного», 1996.
119. Кондзуми С. Город Хэбитэт // Сегодня, 1995, 17 августа.
!20. Носов Н.А. Введение: перспективы виртуальной цивилизации // Сб. н. тр. «Технологии виртуальной реальности. Состояние и тенденции развития». М.: Ассоциация «Экология Непознанного», 1996.

<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>