<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Доказательства наличия или отсутствия гражданства. Внутреннее законодательство определяет, какие документы и факты могут служить доказательством наличия у лица гражданства того или иного государства. Согласно закону о гражданстве России от 29 ноября 1991 г., документом, подтверждающим гражданство, является прежде всего паспорт, а до его получения - свидетельство о рождении. Доказательством может служить и иной документ, содержащий указание на гражданство
лица.
В случае отсутствия документов, подтверждающих гражданство, или сомнений в правильности их выдачи в России установлена административная процедура так называемого выяснения гражданства.
Во многих зарубежных странах, в первую очередь в тех, где нет внутренних паспортов, существует судебная процедура выяснения гражданства.

Беженцы и перемещенные лица. Беженцы - это лица, покинувшие страну, в которой они постоянно проживали (чаще всего страну своего гражданства), в результате преследований, военных действий или иных чрезвычайных обстоятельств. В международное право понятие "беженцы" проникает после первой мировой войны. Проблема беженцев нашла отражение в ряде международных договоров. В рамках ООН для содействия ее решению создано Управление Верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ). Устав Управления принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 428 (V) от 14 декабря 1950 г. А 28 июля 1951 г. была заключена многосторонняя Конвенция о статусе беженцев. 16 декабря 1966 г. Генеральная Ассамблея приняла к сведению Протокол, касающийся статуса беженцев, который предусматривал некоторые изменения конвенции. Он вступил в силу 4 ноября 1967 г.
Имеются также международные органы, занимающиеся проблемой беженцев на региональном уровне. Они могут создаваться на постоянной и временной основе.
Термин "беженцы" употребляется в договорах и резолюциях международных организаций в различных значениях. Он может, например, не относиться к лицам, покинувшим страну своего гражданства или обычного местожительства вследствие стихийных бедствий. В Конвенции 1951 года предусмотрены некоторые ограничения понятия "беженцы", связанные со временем наступления событий, послуживших причиной того, что соответствующие лица покинули страну своего гражданства или обычного местожительства (до 1 января 1951 г.).
Конвенция и Устав УВКБ включают в понятие "беженцы" лиц, которые в силу вполне обоснованных опасений стать жертвами преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находятся вне страны своей гражданской принадлежности и не могут пользоваться защитой правительства этой страны или не желают пользоваться такой защитой либо вследствие таких опасений, либо по причинам, не связанным с соображениями личного удобства; или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного местожительства, не могут или не желают вернуться вследствие таких опасений либо по причинам, не связанным с соображениями личного удобства. Их нередко называют лицами без гражданства de facto, поскольку практически их статус ничем не отличается от статуса лиц без гражданства.
Принадлежность к категории политических беженцев может рассматриваться как основание для того, чтобы претендовать на получение политического убежища. Однако в конечном счете урегулирование этого вопроса зависит от законодательства и политики государства, на территории которого находятся беженцы.
Проблема беженцев не может решаться по единому образцу в силу влияния различных факторов (социаль
ный и национальный состав беженцев, причины, побудившие их покинуть родину, и т. д.). Западные делегации в ряде органов ООН не раз поднимали вопрос о так называемом массовом уходе или исходе населения (mass exodus), связывая его с нарушениями прав человека. Понятие "массовый уход (исход)" объединяет в значительной степени и проблему беженцев, и проблему экономической миграции населения.
Перемещенные лица - это лица, насильственно вывезенные в ходе второй мировой войны гитлеровцами и их пособниками с оккупированных ими территорий для использования на различного рода работах. После окончания войны Советский Союз заключил с рядом государств соглашения о репатриации перемещенных лиц из числа советских граждан. Для содействия решению проблемы беженцев и возвращению их на родину в 1946 году была создана Международная организация по делам беженцев (МОБ). Она была упразднена в связи с созданием УВКБ.
В Конвенции о статусе беженцев 1961 года термин "перемещенные лица" не встречается. В последние годы в практике УВКБ наблюдается тенденция применять его к некоторым категориям "внутренних" беженцев, то есть лиц, которые недобровольно покинули какую-либо часть своей страны и вынуждены были поселиться в другой ее части. Иногда их именуют "вынужденными переселенцами".



3. Режим иностранцев

Понятие иностранца. Режим иностранца устанавливается внутренним законодательством государств с учетом их международных обязательств.
Существуют два определения понятия иностранца. Одно из них носит общий, теоретический характер: иностранец - лицо, находящееся на территории любого государства, не являющееся гражданином этого государства и имеющее гражданство другого государства. Как показывает практика, этого определения во внутригосударственной сфере явно недостаточно. Можно иметь иностранное гражданство и все же считаться на территории государства пребывания лицом без гражданства. Другое определение обычно встречается во внутригосударственном праве. Оно имеет чисто практическое, внутреннее значение, так как устанавливает, какие лица относятся к иностранцам в том или ином государстве. Это определение имеет множество модификаций. Оно, таким образом, не едино.
Типичным определением второго рода является следующее: иностранными гражданами признаются лица, не являющиеся гражданами страны пребывания и имеющие доказательства наличия у них гражданства иностранного государства.
Использование термина "иностранный гражданин" вместо термина "иностранец" можно считать более точным, так как в законодательной практике ряда государств термин "иностранец" применяется в широком смысле, охватывая не только иностранных граждан, но и лиц без гражданства.
Обращает на себя внимание разница между приведенными выше определениями. Для отнесения какого-либо лица к категории иностранных граждан недостаточно, чтобы оно, не будучи гражданином государства пребывания, имело гражданство иностранного государства. Необходимо, чтобы оно обладало доказательством наличия у него такого гражданства, прежде всего действующим иностранным паспортом или равноценным удостоверением личности. Возможны, конечно, случаи, когда иностранный гражданин рассматривается как таковой, хотя у него и нет доказательств (например, если у него похищены документы). Подобные ситуации, однако, очень редки.
Если срок действия документа, подтверждающего иностранное гражданство, истекает и у владельца нет возможности его продлить, такое лицо может быть признано на территории государства пребывания лицом без гражданства (обычно при условии получения им разрешения на постоянное проживание в данном государстве).
Иностранец вправе рассчитывать на дипломатическую защиту со стороны государства своего гражданства, и факт его законного нахождения на территории другого государства объективно облегчает получение им такой защиты. Если иностранец находится на территории другого государства незаконно, то последнее имеет право сомневаться в действительности наличия у него иностранного гражданства, не говоря уж о праве выдворить его за пределы своей территории, привлечь к ответственности за незаконный въезд и т. п.

Понятие режима иностранцев и его виды. Режим иностранцев (правовое положение иностранцев) обычно определяют как совокупность прав и обязанностей иностранцев на территории данного государства.
По традиции считают, что существуют три вида режима иностранцев: национальный режим, режим наибольшего благоприятствования и специальный режим.
Национальный режим означает уравнивание иностранцев в той или иной области с собственными гражданами государства пребывания.
Режим наибольшего благоприятствования означает предоставление иностранцам в какой-либо области таких прав и (или) установление для них в какой-либо области таких обязанностей, какие предусмотрены для граждан любого третьего государства, находящихся на территории данного государства в наиболее выгодном в правовом отношении положении. Клаузула о наибольшем благоприятствовании встречается обычно в торговых договорах. Режим наибольшего благоприятствования чаще всего устанавливается на основе взаимности. В действительности он носит отсылочный характер и в конечном счете выражается в установлении либо специального, либо национального режима.
Специальный режим означает предоставление иностранцам в какой-либо области определенных прав и (или) установление для них определенных обязанностей, отличающихся от тех, которые предусмотрены в данной области для собственных граждан соответствующего государства. Как правило, это делается путем перечисления соответствующих прав и обязанностей. Например, в отечественной практике в некоторых договорах с сопредельными государствами предусмотрен упрощенный порядок перехода государственной границы жителями пограничных районов для посещения родственников. Специальный режим может носить и негативный характер, то есть представлять собой совокупность правовых ограничений, распространяющихся только на иностранцев (например, запрещение включать иностранцев в состав экипажа воздушного судна).
Ни в одном государстве не существует какой-либо один вид режима иностранцев. Всегда различные еговиды встречаются в сочетании: в одной области - национальный режим, в другой области - специальный.

Общая характеристика взаимоотношений иностранцев с государством своего гражданства и государством пребывания. Сложность положения иностранца с точки зрения международного права заключается в том, что он находится как бы в двойном подчинении. Он подчинен двум началам: территориальному, то есть правопорядку государства пребывания, и одновременно личному, то есть законам государства своего гражданства. Определенные сложности могут возникнуть, если законы государства пребывания и законы государства гражданства в чем-то противоречат друг другу. В этом случае имеет место конкуренция указанных начал (конкурирующая юрисдикция).
Иностранец может пользоваться правами или выполнять обязанности, вытекающие из его гражданства (т. е. предусмотренные законодательством государства его гражданства), лишь в той мере, в какой это допускается государством пребывания, не противоречит его суверенитету и безопасности. С другой стороны, государство пребывания, устанавливая режим иностранцев, не должно нарушать общепризнанных принципов международного права и договоров, в которых оно участвует.
В доктрине и практике встречается понятие "минимальный международный стандарт обращения с иностранцами". Он рассматривается как некий правовой уровень, которому как минимум должно соответствовать законодательство любого государства, устанавливающее права иностранцев. Он довольно нечеткий и определяется совпадающей договорной практикой и международными обычаями.
После второй мировой войны отмечается тенденция связывать минимальный международный стандарт с правами человека; он сводится к требованию при установлении режима иностранцев не ущемлять права человека.
Наиболее важные аспекты влияния международного права на режим иностранцев проявляются в тех случаях, когда это касается: а) политических прав иностранцев; б) военной службы иностранцев; в) регулирования въезда и выезда иностранцев; г) установления пределов уголовной юрисдикции государства в отношении иностранцев; д) дипломатической защиты, оказываемой иностранцам государством их гражданства.
Иногда возникает вопрос, в каких пределах иностранец пользуется политическими правами в стране пребывания. Прежде всего речь идет об избирательных правах: обычно они иностранцам не предоставляются. Но и предоставление им избирательных прав не противоречило бы международному праву, так как реализация этих прав целиком зависела бы от иностранцев. Никто не может их принудить фактически пользоваться такими правами. Практика это подтверждает. Истории известны случаи, когда иностранцам предоставлялись избирательные права.
Что же касается других политических прав, то их предоставление иностранцам определяется суверенитетом и безопасностью государства.
Иностранцы не несут воинской обязанности, поскольку это явилось бы нарушением международного права. При этом исходят из того, что иностранец может оказаться в таком положении, когда он вынужден будет вопреки своей воле поднять оружие против своего отечества. Однако в законодательстве некоторых государств время от времени наблюдается отход от этого правила.
Встречаются случаи, когда привлечение некоторых категорий иностранцев к обязательной военной службе не вызывает возражений у заинтересованных государств, но такая практика основана либо на обычаях, либо на договорах.
Добровольная служба в иностранных вооруженных силах не противоречит международному праву. Правда, лица, которые добровольно служили в иностранной армии, могут быть привлечены за это к ответственности в государстве своего гражданства. Но этот вопрос находится вне сферы международного права. Добровольцы, если только они не получили разрешения на службу в иностранной армии от государства своего гражданства, действуют в этом отношении на свой страх и риск. Государства как носители суверенитета в принципе самостоятельно регулируют вопросы въезда и выезда, принимая для этого необходимые меры внутригосударственного характера.

Порядок въезда в государство и выезда из него. В современных условиях практически во всех государствах существует разрешительный порядок въезда и выезда как собственных граждан, так и иностранцев. Иногда он существенно упрощен на основе международных договоров, но это не свидетельствует о том, что такой порядок в принципе отменен. В разных странах установлена различная процедура получения разрешений на въезд и выезд.
Разрешительный порядок въезда и выезда предполагает, что в выезде из страны или въезде в нее как иностранцу, так и собственному гражданину государство может и отказать. Казалось бы, что принципиальной разницы между собственными гражданами государства и иностранцами здесь нет. Однако она может проявляться в деталях, устанавливаемых внутренним законодательством государства, в отношении порядка подачи просьб о въезде или выезде, формы документов, оснований для отказа и т. п. В международно-правовой сфере существует серьезное различие между въездом и выездом собственных граждан и иностранцев, которое не всегда находит отражение во внутригосударственном праве, но в области внешних сношений государств определяется общепризнанными принципами международного права.
Заключается это различие в следующем. Рассматривая в установленном порядке просьбу о выезде за границу собственных граждан, государство в лице компетентных органов в принципе может неоднократно отказывать им в выезде. Это внутреннее дело государства, поскольку речь идет о его взаимоотношениях с собственными гражданами. Отказ в выезде должен быть действителен в течение определенного, устанавливаемого государством срока (например, шести месяцев). Постоянный отказ в выезде за границу недопустим. Законодательное закрепление в общей форме такого правила можно было бы рассматривать как нарушение прав человека (в частности, права покидать свою страну). Но поскольку речь идет о выезде конкретных лиц и к тому же каждый отказ, который они могут получить, действителен в течение относительно небольшого промежутка времени, то государство вправе решать, как ему поступать в подобных случаях, совершенно самостоятельно.
Положение меняется, если с просьбой о выезде обращается иностранец, проживающий на территории данного государства. Систематически отказывать ему в выезде государство пребывания не может, так как почти наверняка дипломатическое представительство страны, гражданство которой иностранец имеет, потребует предоставить ему возможность выехать либо по крайней мере дать аргументированное объяснение причин отказа. Задержка иностранца может быть оправдана лишь в том случае, если он находится под судом или следствием либо является гражданином государства, с которым государство пребывания находится в состоянии войны, либо по некоторым иным причинам. Таким образом, обязательство не препятствовать выезду иностранцев, за исключением упомянутых особых обстоятельств, существует у государства не в отношении самих иностранцев, а в отношении государства их гражданства.
Рассматривая просьбу иностранца о въезде на свою территорию, государство вправе неоднократно ему отказывать в этом, так как оно не обязано допускать на свою территорию лиц, не имеющих его гражданства. Никакое другое государство не имеет права настаивать на таком допуске, поскольку это было бы вмешательством во внутренние дела государства, отказывающего иностранцу в разрешении на въезд.
Государство может также отказывать во въезде на свою территорию и собственным гражданам, находящимся за границей (если такого рода отказы допускаются его законодательством). Однако это может происходить до тех пор, пока другие государства не станут возражать против пребывания его граждан на своей территории. В международном праве сложилась обычная норма, согласно которой государство обязано принять своего гражданина, если другие государства не разрешают ему по каким-либо причинам дальнейшего пребывания на своей территории. Эта обязанность существует не в отношении указанного гражданина, а в отношении государства, на территории которого он находится.
После принятия Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе наблюдается процесс упрощения и либерализации въезда и выезда. Стимулирует этот процесс ряд международных документов, хотя не все они носят юридически обязательный характер. Не преследуя цель отмены разрешительного порядка, они направлены на максимальное расширение возможностей передвижения людей между странами по собственному желанию.
Тенденция к облегчению выезда и въезда в первую очередь заметна в отношении собственных граждан государств. Согласно Международному пакту о гражданских и политических правах, право покидать страну, включая свою собственную, может быть ограничено лишь на основе закона и для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других и при условии совместимости ограничений с другими правами, признаваемыми в пакте. Но эти ограничительные положения пакта могут толковаться слишком широко. В рамках ООН высказывается получающее растущую поддержку мнение о недопустимости подобного толкования. В настоящее время считается общепризнанным, что основания отказа в выезде должны быть конкретны и четко указаны в законе. Решение этого вопроса не должно оставляться на усмотрение тех или иных государственных органов. Кроме того, прослеживается стремление установить предельный срок, в течение которого государство может отказывать в выезде собственным гражданам на основании положений своего законодательства (например, в случае, если они по роду работы располагают сведениями, составляющими государственную тайну).
Пакт предусматривает также недопустимость произвольного лишения граждан права на въезд в свою собственную страну. Материалы ООН свидетельствуют о том, что это положение начинает толковаться как признание неприемлемости визового порядка допуска собственных граждан на свою территорию.

Уголовная юрисдикция. Каждое государство самостоятельно устанавливает пределы своей уголовной юрисдикции в отношении собственных граждан. Государства привлекают собственных граждан к уголовной ответственности за преступления, совершенные ими на своей территории, а в некоторых случаях и за рубежом. Иностранцы в принципе несут ответственность за все преступления, совершенные ими на территории государства пребывания, по законам этого государства.
В некоторых случаях, чаще всего по политическим соображениям, иностранцы не подвергаются наказанию на территории страны пребывания и высылаются.
Вместе с тем в международном праве существует общепризнанная обычная норма, согласно которой иностранец не может привлекаться к уголовной ответственности на территории государства пребывания за преступления, совершенные в каком-либо другом государстве, если эти преступления не затрагивают государства пребывания. Может возникнуть вопрос о его выдаче. Но обязанность выдачи преступников существует лишь на основе договоров. Исключение составляет выдача военных преступников, которая основана на принципах, закрепленных не только в договорах, но и в обычаях.

Дипломатическая защита, оказываемая иностранцам государством их гражданства. Дипломатическая защита граждан за рубежом - важнейший институт современного международного права. Дипломатическая защита - это термин, который имеет широкое значение. Он не означает, что обязательно именно дипломатическое представительство как таковое должно оказывать дипломатическую защиту. Оказание защиты гражданам представляемого государства является обычно функцией консульских учреждений.
Дипломатическая защита не только включает в себя собственно защиту государством своих граждан за рубежом, но предполагает также право заинтересованного государства получать через соответствующее представительство информацию о действиях, в совершении которых обвиняется гражданин этого государства.
Правда, государство, оказывающее защиту, ограничено рамками местного законодательства. Дипломатическая защита вовсе не означает безграничного права требовать освобождения от наказания своего гражданина, если он виновен.
Дипломатическая защита прежде всего является средством, обеспечивающим соблюдение режима иностранцев в отношении данного лица или лиц. Если иностранец действительно нарушил законодательство государства пребывания, то дипломатическая защита сводится к выяснению обстоятельств совершения правонарушения, подбору, если это необходимо, адвокатов и т. д.
Если же в ходе оказания защиты выясняется, что было нарушено законодательство государства пребывания в отношении данного лица или лиц, тогда заинтересованное государство вправе потребовать соблюдения соответствующего законодательства и, в случае необходимости, наказания виновных, компенсации пострадавшему и т. д.
Возникает вопрос: государство обязано оказывать дипломатическую защиту своему гражданину или имеет на это право? Следует различать дипломатическую защиту как институт внутригосударственного права и институт международного права. С точки зрения международного права государство имеет право оказывать дипломатическую защиту своему гражданину, находящемуся за границей. Другие государства обязаны уважать данное право. А воспользуется ли им конкретное государство, зависит прежде всего от его законодательства и, разумеется, политических соображений. С точки зрения внутригосударственного права ситуации могут быть различными. Внутреннее право государства может предусматривать оказание защиты его гражданину, находящемуся за рубежом, в обязательном порядке в случае нарушения его прав. Например, такое правило установлено в ст. 5 закона от 28 ноября 1991 г. о гражданстве России. Но внутреннее право государства может оставить решение вопроса об оказании дипломатической защиты на усмотрение дипломатических и консульских представительств. Тогда с точки зрения внутреннего права государство не обязано оказывать дипломатическую защиту своим гражданам за рубежом.



4. Право убежища

Понятие политического убежища и условия его предоставления. Под политическим убежищем понимается предоставление государством какому-либо лицу или лицам возможности укрыться от преследований по политическим мотивам, которым они подвергались в стране своего гражданства или обычного местожительства. Под преследованием по политическим мотивам понимается преследование не только за политические убеждения, но за общественную деятельность, религиозные убеждения, расовую или национальную принадлежность и т. п.
Различают территориальное и дипломатическое убежище. Территориальное убежище - предоставление какому-либо лицу или лицам возможности укрыться от преследований по политическим мотивам на своей территории. Дипломатическое убежище - предоставление какому-либо лицу или лицам возможности укрыться от преследований по политическим мотивам в помещении дипломатического представительства иностранного государства, консульского представительства иностранного государства или на иностранном военном корабле. В современном международном праве сложилось правило, запрещающее предоставление дипломатического убежища, хотя в Латинской Америке оно признается.
Необходимо различать право убежища как институт международного права и институт внутригосударственного права. Имеется в виду совокупность в первом случае международно-правовых, а во втором - внутригосударственных норм, относящихся к предоставлению политического убежища. Таким образом, практически существует столько внутригосударственных институтов политического убежища, сколько существует государств, принявших соответствующие юридические нормы.
Само по себе обращение с просьбой о предоставлении политического убежища не означает, что такое убежище автоматически будет предоставлено.
Институт политического убежища в международном праве является преимущественно обычно-правовым. В рамках Организации Объединенных Наций была предпринята попытка кодифицировать эти нормы: Генеральная Ассамблея ООН 14 декабря 1967 г. приняла Декларацию о территориальном убежище (резолюция 2312/ХХII).
Важнейшее положение международного права, относящееся к предоставлению территориального убежища, заключается в следующем (оно закреплено в п. 1 ст. 1 декларации): убежище, предоставляемое каким-либо государством в порядке осуществления своего суверенитета, должно уважаться всеми остальными государствами. Иными словами, предоставление убежища - это суверенное право государства. Оно может его предоставить какому-либо лицу или лицам, может в нем и отказать. Но если государство реализовало это право, предоставив какому-либо лицу или группе лиц убежище, возникает ряд международно-правовых последствий.
Основания и процедура (судебная, административная) предоставления политического убежища, а также статус лиц, получивших убежище, зависят от внутреннего законодательства государства. В отечественной практике для определения лиц, получивших политическое убежище, употребляется термин "политические эмигранты". В России, как, впрочем, и в других государствах, их статус по существу равнозначен статусу лиц без гражданства. Отличие состоит в том, что в некоторых случаях допускается предоставление политическим эмигрантам ряда льгот (в отношении жилища, трудоустройства и т. п.).
Если перечень оснований, по которым политическое убежище может предоставляться, зависит от внутреннего законодательства, то обязательство государств не предоставлять такого убежища определенным категориям лиц предусматривается уже нормами международного права (принципами, договорными и обычными нормами) . Это положение отражено в п. 2 ст. 1 Декларации о территориальном убежище, где говорится, что право искать и пользоваться убежищем не признается за лицом, в отношении которого имеются серьезные основания полагать, что оно совершило преступление против мира, военное преступление или преступление против человечества, как они определяются в международных документах. Понятия "военные преступники" и "лица, виновные в преступлении против человечества" нашли отражение в ряде международных документов, в частности в Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 года и в Уставе Нюрнбергского трибунала, который является частью Лондонского соглашения от 8 августа 1945 г. Принципы Устава были единодушно подтверждены в резолюции Генеральной Ассамблеи от 11 декабря 1946 г. как общепризнанные принципы международного права.

Международно-правовые последствия предоставления политического убежища. Основным международно-правовым последствием предоставления политического убежища является обязанность государства не выдавать лицо, получившее такое убежище. Государство несет эту обязанность в отношении международного сообщества, как подчеркнуто в Декларации о территориальном убежище.
Не следует смешивать предоставление политического убежища с разрешением какому-либо лицу постоянно проживать на территории определенного государства. В последнем случае государство не берет на себя никаких международно-правовых обязательств.
Нередко на политическое убежище претендует лицо, которое в государстве, им оставленном, считается политическим преступником. В связи с этим возникает вопрос о том, кому принадлежит право оценки, является ли данное лицо политическим преступником или не является, может ли оно вообще претендовать на получение политического убежища. Здесь часто возникают конфликтные ситуации. Принцип, который закреплен в Декларации о территориальном убежище, сводится к тому, что в конечном счете данный вопрос решает государство, предоставляющее убежище.
Общепризнанным является положение, согласно которому убежище не должно предоставляться лицу, совершившему общеуголовное преступление.
Получило довольно широкое распространение правило, закрепленное во многих международных договорах, согласно которому убийца главы государства или лицо, покушавшееся на его жизнь, не считается политическим преступником, то есть может подлежать выдаче. Правда, эта норма носит только договорный характер. Иногда она закрепляется во внутреннем законодательстве государств. В 1957 году западноевропейские государства заключили Европейскую конвенцию о выдаче преступников. Эта норма нашла в ней отражение. Ранее она была сформулирована в Конвенции о борьбе с терроризмом 1937 года, которая так и не вступила в силу.
Второе международно-правовое последствие предоставления политического убежища заключается в том, что государство, предоставившее его какому-либо лицу, приобретает право на оказание квазидипломатической защиты в случае нарушения прав этого лица за рубежом. Этот вопрос может возникнуть, например, в тех случаях, когда лицо, получившее убежище по тем или иным причинам, временно выезжает в третью страну. Приобретает ли само это лицо в подобных ситуациях право на квазидипломатическую защиту или не приобретает такого права, зависит от внутреннего законодательства соответствующего государства, но государство, предоставившее убежище, приобретает право на оказание защиты в международно-правовом смысле, то есть в отношении иностранного государства, в котором права данного лица были нарушены. Указанная защита может именоваться квазидипломатической потому, что, будучи внешне сходной с дипломатической защитой (оказываемой государством собственным гражданам), отличается от нее именно тем, что оказывается не собственным гражданам. Она обусловлена не гражданством, а специальным статусом заинтересованных лиц.
Практике известны случаи, когда возникал вопрос об оказании лицу, получившему убежище, квазидипломатической защиты даже в отношении вынужденно покинутого им государства, например при похищении его агентами этого государства.
Третье последствие предоставления политического убежища сводится к тому, что государство, которое предоставило политическое убежище какому-либо лицу, несет ответственность за его деятельность. Иными словами, оно обязано воспрепятствовать совершению актов насилия со стороны таких лиц в отношении государств, из которых они бежали, пока эти лица пользуются статусом получивших политическое убежище. Это не означает, что они не должны выступать с критикой режима последнего. Такая критика вполне допустима с точки зрения принципов международного права и может осуществляться в порядке, предусмотренном законодательством государства, предоставившего убежище.
В Декларации о территориальном убежище (ст. 4) тезис о недопустимости определенных действий со стороны лиц, получивших политическое убежище, сформулирован более широко. В ней говорится: "Государство, предоставившее убежище, не должно разрешать лицам, которые его получили, заниматься деятельностью, противоречащей целям и принципам Организации Объединенных Наций".
Право убежища не предоставляется индивидам непосредственно нормами международного права. Как право индивидов, оно существует в рамках внутригосударственного права. Нормы международного права закрепляют лишь право государства предоставлять определенным категориям лиц политическое убежище и обязанность других государств уважать это право.
Политическое убежище прекращается, если исчезли обстоятельства, которые вынудили политэмигранта искать убежище, или если политэмигрант натурализовался в государстве, предоставившем ему убежище. В по следнем случае это государство может сохранить за ним те или иные льготы, которые оно предоставляет лицам, получившим на его территории убежище.



ГЛАВА VII

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОГОВОРЫ

1. Понятие и источники права международных договоров

Право международных договоров является отраслью общего международного права и представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих отношения государств и других субъектов международного права по поводу заключения, действия и прекращения международных договоров.
Договоры заключаются для конкретного и четкого определения взаимных прав и обязанностей сторон договора. Договорная форма закрепления международных отношений обусловливает стабильность международного правопорядка. Значение договоров определяется также и тем, что нет ни одной отрасли международного права, становление и развитие которой не связаны с договорами.
Субъектами права международных договоров являются субъекты международного права.
Длительное время единственным источником права международных договоров являлись обычаи.
Первый кодификационный акт в области права международных договоров был принят в 1928 году на конференции американских государств. Им явилась Гаванская конвенция о договорах, которая носила региональный характер, так как действовала лишь в Латинской Америке.
С появлением Организации Объединенных Наций и созданием в ее рамках Комиссии международного права кодификация права международных договоров стала одной из главных задач, поставленных перед комиссией. Комиссия разработала проект статей о праве международных договоров, и на созванной под эгидой ООН конференции, состоявшейся в 1968-1969 годах, была принята Венская конвенция о праве международных договоров. Эта конвенция, вступившая в силу в 1980 году, касается договоров, заключенных между государствами.
В 1978 году на основе проекта статей, подготовленного Комиссией международного права, была принята Конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров, которая, однако, до сих пор не вступила в силу.
Появление межправительственных международных организаций и возрастание их роли в международных отношениях повлекли договорное оформление их отношений как с государствами, так и между собой. В результате не только появилось большое число таких договоров, но была выработана определенная международная практика, касающаяся заключения, действия и прекращения данной категории договоров. Это вызвало, в свою очередь, необходимость подготовки и принятия специальной конвенции. В этих целях в 1986 году на созванной в Вене под эгидой ООН конференции была принята Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями, которая, являясь результатом кодификации и прогрессивного развития международного права, содержит положения, учитывающие специфику договоров с участием международных организаций.
Хотя Венские конвенции 1978 и 1986 годов и не вступили в силу, многие их положения действуют в качестве обычных норм.
Названные конвенции кодифицировали не все действующие обычные нормы в области права международных договоров. В частности, не подверглись кодификации обычные нормы, касающиеся влияния войны на международные договоры. Поэтому наравне с договорными продолжают действовать и обычные нормы.



2. Понятие и юридическая природа международного договора

Понятие международного договора. В соответствии со статьями 2 Венской конвенции о праве международных договоров (далее - Венская конвенция 1969 г.) и Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями (далее - Венская конвенция 1986 г.) международный договор - это регулируемое международным правом соглашение, заключенное государствами и другими субъектами международного права в письменной форме, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном, двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.
Хотя в определении не говорится о договорах в устной форме, государства и другие субъекты международного права могут по взаимному согласию распространить на устные договоры действия положений Венских конвенций 1969 и 1986 годов.
В международной практике применяются и другие письменные акты, в которых находят отражение согласованные позиции государств по различным вопросам международных отношений.
Так, в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе действуют такие документы в письменной форме, как Заключительный акт 1975 года и Парижская хартия для новой Европы 1989 года. Эти документы внешне напоминают договоры, однако государства - участники СБСЕ не пожелали придать им форму договоров. Это подтверждается, в частности, тем, что документы не подлежали регистрации в Секретариате ООН. Между тем такое требование содержится в ст. 102 Устава ООН.

Объект и цель международного договора. Объектом международного договора являются отношения субъектов международного права по поводу материальных и нематериальных благ, действий и воздержаний от действий. Любой объект международного права может быть объектом международного договора.
Сами государства определяют, что должно быть объектом международного договора. Как следует из международной практики, любой вопрос, как относящийся к международным делам, так и входящий во внутренние дела государства, может стать объектом международного договора. Однако государства воздерживаются от того, чтобы объектом договоров становились вопросы, составляющие исключительно внутреннюю компетенцию государств.
Как правило, объект договора отражается в наименовании договора.
Под целью международного договора понимается то, что стремятся осуществить или достигнуть субъекты международного права, заключая договор. Договор является тем средством, с помощью которого государства и другие субъекты международного права осуществляют поставленную перед собой цель.
Цель обычно определяется в преамбуле либо в первых статьях договора. Так, в преамбуле и в ст. 1 Устава ООН сформулированы цели принятия Устава и создания ООН.

Стороны в договоре. Сторонами или субъектами международных договоров выступают только субъекты международного права.
Как следует из ст. 6 Венской конвенции 1969 года, "каждое государство обладает правоспособностью заключать договоры". В свою очередь, правоспособность международной организации заключать договоры "регулируется правилами этой организации" (ст. 6 Венской конвенции 1986 г.). Под правилами понимаются, в частности, "учредительные акты организации, принятые в соответствии с ними решения и резолюции, а также установившаяся практика этой организации" (п. 1 ст. 1 Венской конвенции 1986 г.). Другими словами, если правоспособность государств относительно договоров ничем не ограничена и они могут заключать договоры по любым вопросам, то правоспособность международных организаций заключать договоры определяется в первую очередь их учредительными актами.
Исходя из практики, в статьях 1 Венских конвенций 1969 и 1986 годов используются такие понятия, как "участвующее в переговорах государство", "участвующая в переговорах организация", "договаривающееся государство", "договаривающаяся организация", "участник", "третье государство" и "третья организация".
Участвующее в переговорах государство - это государство, которое принимало участие в составлении и принятии текста договора; договаривающееся - государство, которое согласилось на обязательность для него договора, независимо от того, вступил ли договор в силу. К участникам договора относятся государства, которые согласились на обязательность для них договора и для которых договор находится в силе. Государства, которые не являются участниками договора, называются третьими государствами. Все сказанное относительно государств применяется и к международным организациям.

Классификация международных договоров. Договоры могут классифицироваться по различным основаниям. По кругу участников договоры подразделяются на двусторонние и многосторонние.
Двусторонними являются договоры, в которых участвуют два государства. Двусторонними могут быть и такие договоры, когда с одной стороны выступает одно государство, а с другой - несколько (например, мирные договоры 1947 г.).
К многосторонним договорам относятся универсальные (общие) договоры, рассчитанные на участие всех государств, и договоры с ограниченным числом участников. К первому виду договоров относятся, например, Венские конвенции 1969 и 1986 годов, а ко второму - Римский договор о создании ЕЭС 1957 года.
Договоры могут быть открытыми и закрытыми. К открытым относятся такие договоры, участниками которых могут быть любые государства, независимо от того, имеется ли согласие или нет других участвующих в них государств. Закрытыми являются договоры, участие в которых зависит от согласия их участников. Открытым договором является, например, Венская конвенция 1986 года, а закрытым - названный выше Римский договор 1957 года.
По объектам регулирования договоры могут подразделяться на политические, экономические, научно-технические и т. д. Однако такое деление носит условный характер, поскольку государства являются политическими образованиями. В то же время классификация договоров по объектам облегчает учет и систематизацию договоров.

Форма, структура и наименование договоров. Договор может заключаться в письменной или устной форме (т. н. "джентльменское соглашение"). Договоры в устной форме заключаются очень редко, поэтому наиболее распространенной формой является письменная, поскольку только договор в письменной форме четко и конкретно фиксирует права и обязанности сторон,
К структуре договора относятся его составные части, такие как название договора, преамбула, основная и заключительная части, подписи сторон.
Преамбула является важной частью договора, поскольку в ней часто формулируется цель договора. Кроме того, преамбула используется при толковании договора.
Основная часть договора делится на статьи, которые могут быть сгруппированы в разделы (Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.), главы (Устав ООН) или части (Чикагская конвенция о международной гражданской авиации 1944 г.). В некоторых договорах статьям, а также разделам (главам, частям) могут даваться наименования.
В заключительной части излагаются такие положения, как условия вступления в силу и прекращения договоров, язык, на котором составлен текст договора, и т. д.
Международные договоры часто имеют приложения в виде протоколов, дополнительных протоколов, правил, обменных писем и т. д. Приложения могут являться неотъемлемой частью договора, если об этом прямо указывается в самом тексте договора.
Договоры могут носить различные наименования (например, соглашение, конвенция, собственно договор, протокол, декларация, устав, хартия и т. д.) либо быть без названия. Какого-либо юридического значения наименование договора не имеет, поскольку соглашение под любым наименованием является договором, создающим права и обязанности для его участников. Поэтому понятие "договор" рассматривается в качестве родового понятия.

Язык договора. Язык, на котором составляется текст договора, определяется самими договаривающимися сторонами. Двусторонний договор составляется, как правило, на языках обеих договаривающихся сторон, хотя в то же время они могут выбрать и какой-либо другой язык. Иногда помимо двух языков договаривающихся сторон они составляют текст и на третьем (нейтральном) языке. Этот текст лежит в основе толкования текста договора. Многосторонние договоры составляются на языках, которые определяются договаривающимися сторонами. Установилась практика составления договоров, заключаемых под эгидой ООН, специализированных учреждений ООН или других международных организаций, на официальных языках этих организаций.
Тексты договора на разных языках являются аутентичными и имеют одинаковую юридическую силу.



3. Заключение договора

Стадии заключения договора. Венские конвенции 1969 и 1986 годов не определяют, что следует понимать под "заключением договора". Исходя из международной практики, можно сделать вывод, что заключение означает все действия государства, начиная от переговоров и кончая вступлением договоров в силу.
Процесс заключения международных договоров может быть подразделен на стадий. К ним относятся составление и принятие текста договора, установление аутентичности текстов договора и выражение согласия на обязательность договора.
Как правило, заключению договора предшествует договорная инициатива, то есть предложение одного государства или группы государств заключить определенный договор с одновременным представлением проекта текста договора. Такие действия облегчают процесс заключения договора, прежде всего работу над самим текстом.
Договоры заключают, как правило, специально уполномоченные на то лица, которым выдается специальный документ, называемый полномочиями. При этом полномочия могут выдаваться на все стадии заключения договора или только на какую-то определенную стадию. В соответствии со ст. 7 Венской конвенции 1969 года главы государств, главы правительств и министры иностранных дел не нуждаются в полномочиях и могут совершать все действия, относящиеся к заключению договора. Главы дипломатических представительств и представительств государств в международных организациях и на международных конференциях также не нуждаются в полномочиях, однако они могут совершать действия лишь в целях принятия текста договора.
Выдача полномочий осуществляется в соответствии с внутренним законодательством, которым определяется, какие государственные органы обладают таким правом.
Международная организация представляется лицом, имеющим специальные полномочия, либо лицом, которое на основании правил международной организации представляет ее без предъявления полномочий (ст. 7 Венской конвенции 1986 г.).

Подготовка и принятие текста договора. Подготовка текста договора осуществляется путем переговоров через обычные дипломатические каналы, на международных конференциях и в международных организациях. Путем дипломатических переговоров подготавливаются, как правило, тексты двусторонних договоров. В международных организациях проекты текстов договоров разрабатываются их главными органами либо специально созданными для этих целей вспомогательными органами. В практике имеются примеры, когда международная конференция сама разрабатывала проект текста договора. Так это было с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, текст которой III Конференция ООН по морскому праву готовила с 1974 по 1982 год.
Принятием текста договора заканчиваются, в сущности, переговоры между государствами относительно подготовки этого текста. Согласно п. 1 ст. 9 Венской конвенции 1969 года, "текст договора принимается по согласию всех государств, участвующих в его составлении..." Формами принятия текста договора могут быть подписание или парафирование. На международных конференциях текст договора принимается в соответствии с их правилами процедуры. Однако в том случае, если не была установлена процедура принятия, текст принимается, как это предусмотрено в п. 2 ст. 9 Венской конвенции 1969 года, "путем голосования за него двух третей представителей государств, присутствующих и участвующих в голосовании". Аналогичное положение содержится и в ст. 9 Венской конвенции 1986 года.
В международных организациях, например в ООН, тексты договоров принимаются согласно правилам, существующим в этих организациях. Как правило, текст договора принимается путем принятия соответствующей резолюции.
Международная практика выработала новую форму принятия текста договора на международных конференциях и в международных организациях - принятие текста договора без голосования, путем согласования позиций участников и при отсутствии официальных возражений со стороны любого из участников. Такая форма принятия текста договора получила название консенсуса.

Установление аутентичности текста договора. Аутентичность текста договора означает, что данный текст является подлинным и достоверным.
Как указывается в ст. 10 Венской конвенции 1969 года, аутентичность может устанавливаться путем подписания, подписания ad referendum или парафирования самого текста договора либо заключительного акта конференции, содержащего этот текст. При этом необходимо иметь в виду, что сами договаривающиеся государства устанавливают, каким образом они будут определять аутентичность текста.
Подписание ad referendum (условное подписание) означает, что такое подписание нуждается в последующем подтверждении соответствующим государством или соответствующей международной организацией.
Под парафированием понимается, как правило, постраничное подписание текста договора инициалами представителей государств или международных организаций.

Способы выражения согласия на обязательность договора. Последней стадией заключения договора является выражение согласия государств и других субъектов международного права на обязательность договора. Статьи 11 Венских конвенций 1969 и 1986 годов установили следующие способы выражения согласия на обязательность договора: подписание договора, обмен документами, образующими договор, ратификация договора, его принятие, утверждение, присоединение к нему или любой другой способ, о котором условились стороны.
Наиболее распространенным способом выражения согласия на обязательность договора является его подписание.
Международная практика выработала определенные правила подписания договоров. Так, подписи представителей государств под двусторонним договором располагаются друг против друга или одна под другой. В текстах на обоих языках первое место (левое или верхнее) занимает подпись представителя того государства, у которого будет храниться данный экземпляр договора. В названии договора на первом месте также ставится наименование государства, у которого будет храниться данный экземпляр подлинника договора. В текстах договора на языках, текст которых пишется справа налево, первым местом считается подпись на правой стороне. Такое чередование именуется альтернатом.
Под многосторонним договором подписи представителей государств располагаются одна под другой в алфавитном порядке названий государств на том языке, о котором договорились участники. При этом очередность подписания представителями государств может начинаться не с первого места, а с любого другого, определенного жребием.
В Венских конвенциях 1969 и 1986 годов говорится еще об одном значении подписания. В соответствии со статьями 18 этих конвенций государства или международные организации, подписавшие договор под условием ратификации, принятия или утверждения, обязаны воздерживаться от действий, которые лишили бы договор объекта и цели. От указанных действий государства или международные организации обязаны воздерживаться в отношении как к не вступившему в силу договору, так и к действующему до того времени, пока они ясно не выразят своего намерения не становиться участниками такого договора.
Следующим способом выражения согласия на обязательность договора является ратификация. В соответствии с Венскими конвенциями ратификация - это международный акт. Однако ратификация одновременно является институтом внутреннего права государств, поскольку только внутреннее право определяет, какие органы государств уполномочены ратифицировать договоры. Такими органами являются обычно главы государств и парламенты. Как международный акт ратификация означает, в сущности, ту процедуру, которую международное право признает необходимой для того, чтобы договоры стали обязательными. Это предполагает обмен ратификационными грамотами в случае двусторонних договоров и их сдачу на хранение депозитарию в случае многосторонних договоров.
К ратификации приравнивается акт официального подтверждения, который осуществляется международной организацией в целях выражения согласия на обязательность договора.
Ратификация требуется, как это следует из Венских конвенций, когда она предусмотрена самим договором либо когда представитель государства подписал договор под условием ратификации. Законодательство многих государств устанавливает, какие договоры подлежат обязательной ратификации.
Все сказанное относится также к актам принятия и утверждения. Необходимо лишь отметить, что принятие и утверждение - это акты, которые совершаются, как правило, иными органами государств, чем главы государств и парламенты.
Согласие на обязательность договора может быть выражено путем обмена документами, например нотами или письмами идентичного содержания. Необходимо отличать эту процедуру от заключения договора в форме обмена письмами или нотами, в которых содержится сам предмет договора.
Согласие на обязательность договора может быть выражено путем присоединения к договору (ст. 15 Венских конвенций). Ни одна из Венских конвенций не раскрывает понятия присоединения. Между тем международная практика выработала в этом отношении определенные правила. Присоединение обычно осуществляется к уже вступившему в силу договору. Присоединиться может как государство, которое не принимало участия в подготовке текста договора и его принятии, так и государство, которое даже подписало договор, но не выразило своего согласия на обязательность до его вступления в силу. Присоединение может осуществляться, например, путем ратификации, принятия, утверждения или подписания протокола о присоединении.
Ратификация, принятие, утверждение и присоединение как международные акты означают необходимость обмена соответствующими документами, их депонирования или уведомления о принятии таких актов. При этом ратификация оформляется в виде ратификационной грамоты, а принятие, утверждение и присоединение - в виде нот, писем и других документов.

Функции депозитария. Заключение многостороннего договора обусловливает необходимость назначения депозитария для хранения подлинника договора и всех связанных с ним документов. В соответствии со ст. 76 Венской конвенции 1969 года и ст. 77 Венской конвенции 1986 года в качестве депозитария могут быть назначены одно или несколько государств, международная организация или главное исполнительное должностное лицо такой организации. Например, депозитарием Венских конвенций 1969 и 1986 годов является Генеральный секретарь ООН.
В соответствии со ст. 77 Венской конвенции 1969 года и ст. 78 Венской конвенции 1986 года в функции депозитария входят: хранение таких документов, как полномочия, ратификационные грамоты, документы о присоединении; подготовка заверенных копий с подлинника договора для рассылки их участникам, а также государствам и международным организациям, имеющим право стать участниками договора; информирование о документах, уведомлениях и сообщениях, относящихся к договору; изучение вопроса о том, находятся ли подписи, документы, уведомления и сообщения, относящиеся к договору, в полном порядке и надлежащей форме; сообщение государствам или международным организациям, имеющим право стать участниками договора, о том, когда было получено необходимое для вступления договора в силу число подписей, ратификационных грамот или документов, касающихся акта официального подтверждения, или документов о принятии, утверждении или присоединении; информация участников договора об оговорках, возражениях против них и о снятии оговорок; регистрация договора в Секретариате ООН.
Функции депозитария являются по своему характеру международными, и при их выполнении он должен действовать беспристрастно.

Регистрация и опубликование договоров. XX столетие характеризуется тем, что международные договоры стали регистрироваться. До второй мировой войны регистрацией договоров занимался Секретариат Лиги Наций. С образованием Организации Объединенных Наций государства, являющиеся ее членами, обязаны в соответствии со ст. 102 Устава регистрировать свои договоры в Секретариате ООН. Если договор не зарегистрирован, то государства не могут ссылаться на него ни в одном из органов ООН. В свою очередь, Секретариат ООН при первой возможности публикует зарегистрированные договоры в специальной серии сборников. Включение этой статьи в Устав ООН преследовало цель ограничить тайную дипломатию и довести до сведения международного сообщества содержание договоров.
Кроме Секретариата ООН регистрацией договоров занимаются и другие международные организации, например ИКАО, МАГАТЭ, МОТ. Даже если договор зарегистрирован в международной организации, он подлежит, как следует из Венских конвенций, обязательной регистрации в Секретариате ООН.
Многими государствами предусматривается порядок публикации договоров, заключенных с их участием. Внутригосударственная публикация носит наименование промульгации.

Оговорки. Венские конвенции определяют оговорку как одностороннее заявление, сделанное государством или международной организацией в любой формулировке и под любым наименованием при подписании, ратификации, акте официального подтверждения, принятии, утверждении или присоединении, посредством которого названные субъекты желают исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству или данной организации. Однако Венские конвенции ограничивают право делать оговорки. Так, государство или другой субъект не имеет права делать оговорку, если она запрещена самим договором, несовместима с объектом и целями договора либо не входит в число разрешенных договором.
Если допустимость оговорки к той или иной статье прямо предусмотрена в самом договоре, она не требует какого-либо специального принятия договаривающимися сторонами. В отношении других случаев Венские конвенции устанавливают двенадцатимесячный срок для возражений против оговорок. Если такого возражения не было высказано, то оговорка считается принятой.
Юридические последствия оговорки и принятия ее другим участником заключаются в том, что оговорка изменяет для сделавшего оговорку участника в его отношениях с этим другим участником положения договора, к которым относится оговорка. Если какой-либо участник возражает против оговорки другого участника, то договор действует между ними, за исключением тех положений договора, к которым сделана оговорка. Участник, возражающий против оговорки, имеет право заявить, что договор в целом не будет действовать между ним и участником, который сделал оговорку.
Оговорки, возражения или согласие с оговорками должны быть сделаны в письменной форме и доведены до сведения договаривающихся сторон. Согласие с оговоркой может быть и молчаливым. Если оговорка была сделана при подписании договора, который подлежал ратификации, акту официального подтверждения, принятию или подтверждению, то она должна быть подтверждена участником при выражении согласия на обязательность для него договора.
Участник, сделавший оговорку, имеет право снять ее в любое время. В этом случае согласия участников, признавших оговорку, не требуется. Возражение против оговорки также может быть снято в любое время. Снятие оговорки и возражения против нее должны быть оформлены в письменном виде.
Государства при подписании, ратификации, принятии, утверждении или присоединении к договору иногда делают заявления, раскрывающие их позиции по некоторым положениям договора. Такие заявления являются односторонними актами, которые не следует смешивать с оговорками, поскольку они не направлены на изменения договорных положений и юридических последствий не имеют.



4. Действие, действительность и толкование международных договоров

Действие договоров. Основным принципом права международных договоров является принцип добросовестного выполнения международных обязательств, вытекающих из договоров, pacta sunt servanda. Он относится и к основным принципам международного права, имеющим характер jus cogens, и отклонение от него недопустимо в отношениях между субъектами международного права. Этот принцип обусловливает действие и применение международных договоров, то есть является основанием возникновения тех юридических последствий, с которыми связано заключение договора.
Юридические последствия вызывает только договор, вступивший в силу. Это означает, что он становится юридически обязательным для участников. В соответствии с Венскими конвенциями порядок и дата вступления договора в силу устанавливаются в самом договоре или согласуются его участниками. Так, договоры могут вступать в силу с даты подписания, ратификации, обмена ратификационными грамотами или сдачи депозитарию определенного числа ратификационных грамот. При этом может быть предусмотрен срок, по истечении которого после сдачи на хранение определенного числа ратификационных грамот или других документов договор вступает в силу.
Иногда договоры не предусматривают дату их вступления в силу. Это относится главным образом к двусторонним договорам, юридическую силу которым придают подписи договаривающихся сторон. Предполагается, что они начинают действовать с момента подписания.
Вступление договора в силу связано со сроком действия, который, как правило, устанавливается в договоре. Договоры могут заключаться на определенный срок (срочные договоры), на неопределенный срок, без указания срока действия либо с указанием на бессрочность действия.
На определенный срок могут заключаться как двусторонние, так и многосторонние договоры. Некоторые двусторонние договоры содержат условие, что по истечении определенного срока действия они будут оставаться в силе до тех пор, пока один из участников не заявит о своем выходе из договора. Другие договоры предусматривают автоматическое продление действия договора на определенные сроки, например на 3 года, 5 лет или же больший срок. Такое продление будет осуществляться до тех пор, пока один из участников не денонсирует договор либо откажется продлевать его действие. Продление договора называется пролонгацией. Кроме приведенных случаев пролонгация может быть осуществлена на основании специального соглашения в отношении договора, срок действия которого истекает. Если договор прекратил свое действие и стороны специально договорились о продлении его действия, то такое продление называется восстановлением или возобновлением действия договора.
Бессрочным являются договоры, в которых не указан срок их действия и не содержится условий их прекращения либо которые прямо предусматривают бессрочность их действия.
Каждый договор имеет территориальную или пространственную сферу действия. Если иное намерение не указано в договоре или не установлено иным образом, то договор обязателен для каждого участника в отношении всей его территории. Ряд многосторонних договоров предусматривает пространственную сферу иную, чем территория государств. В качестве примера можно назвать Договор об Антарктике 1959 года, Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 года. Сложная территориальная сфера действия предусмотрена в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, которая охватывает пространства, начиная от внутренних морских вод и кончая воздушным пространством над открытым морем.
Действие договоров тесно связано с проблемой третьих государств или третьих международных организаций, под которыми понимаются такие государства или организации, которые не являются участниками договора. В принципе договор не создает обязательств или прав для третьих государств или международных организаций без их на то согласия.
В то же время государства или другие субъекты международного права, заключая договор, нередко предусматривают права и обязанности для третьих сторон.
Право для третьего государства возникает из положения договора, если его участники имели такое намерение и если само третье государство соглашается с этим.

Толкование международных договоров. Толкование - это выяснение действительного смысла и содержания договора. Применение договора невозможно без уяснения действительного содержания его положений применительно к конкретным условиям.
Известны принципы толкования международных договоров. Прежде всего договор должен толковаться добросовестно. Терминам, используемым в договоре, следует придавать обычное значение в их контексте и в свете объекта и целей договора. Толковаться текст договора должен в сочетании с преамбулой и приложениями, а также с любым соглашением, относящимся к договору. При этом во внимание принимается любой документ, составленный одним или несколькими участниками в качестве документа, относящегося к договору. При толковании учитываются любое последующее соглашение относительно толкования применения договора, последующая практика применения договора и любые нормы международного права, которые применяются между участниками. Используемому в договоре термину может придаваться специальное значение, если участники имели такое намерение.
В качестве дополнительных средств толкования могут использоваться подготовительные материалы и обстоятельства заключения договора только в том случае, если толкование приводит к неясным или двусмысленным выводам либо к результатам, которые являются явно абсурдными или неразумными.
Если толкование осуществляется самими участниками договора, то такое толкование называется аутентичным. Этот вид толкования основывается на соглашении участников и поэтому обладает наивысшей юридической силой. Аутентичное толкование осуществляется в форме обмена нотами, протокола и т. д.
Наряду с аутентичным толкованием широко используется так называемое международное толкование, которое осуществляется международными органами. Эта форма толкования может быть предусмотрена в самом договоре либо согласована его участниками особо. В качестве таких органов могут выступать Международный Суд ООН, различные комиссии и т. д.
Толкование осуществляется при помощи специальных способов (приемов), к которым относятся грамматическое (словесное), логическое, историческое и систематическое толкования договоров.
Грамматическое (словесное) толкование означает уяснение значения отдельных слов и смысла договора на основе грамматических и иных правил.
Под логическим толкованием понимается толкование той или иной статьи договора на основе других статей или сопоставления их друг с другом. Текст договора при этом должен использоваться в качестве единого, целостного документа.
Толкование договора может осуществляться путем сравнения его положений с другими договорами. Этот вид толкования называется систематическим.
Иногда с момента заключения договора проходит значительное время, в связи с чем возникают трудности в уяснении его действительного содержания, например целей договора, отдельных его положений и терминов. Для толкования таких договоров приходится прибегать к изучению исторической обстановки заключения договора, исследованию различных подготовительных материалов, дипломатической переписки и т. д. Такое толкование называется историческим.

Действительность международных договоров. Венские конвенции 1969 и 1986 годов исходят из презумпции действительности международных договоров, поскольку действительность договора или согласие участника на обязательность для него договора может оспариваться лишь на основе международного права. Только действительный договор создает права и обязанности, которые в нем предусматриваются.
В международной практике встречались случаи, когда отдельные договоры объявлялись недействительными. Венская конвенция 1969 года содержит исчерпывающий перечень оснований недействительности договоров. Основаниями недействительности являются принуждение государства, обман, ошибка, противоречие договора норме jus cogens и др.
Если договор был заключен в результате принуждения государства посредством угрозы силой или ее применения в нарушение принципов Устава ООН, он является ничтожным. Ничтожным считается также договор, который заключен в результате принуждения представителя государства действиями или угрозами, направленными против него.
Недействительными являются договоры, которые заключены в результате подкупа представителя государства, обмана контрагента либо ошибки, которая касается факта или ситуации, представляющих существенную основу согласия на участие в договоре.
Если согласие государства на обязательность договора было выражено в нарушение какого-либо положения внутреннего права, то оно не может ссылаться на это как на основание недействительности договора. Такая ссылка возможна лишь в том случае, когда это касалось нормы внутреннего права особо важного значения и было явным.

Прекращение и приостановление договора. Прекращение договора, то есть утрата им юридической силы, или выход из него участника могут иметь место в соответствии с положениями договора или в любое время с согласия его участников.
Прекращение договора может происходить в результате истечения срока его действия, исполнения договора, возникновения новой нормы jus cogens, денонсации на условиях, предусмотренных договором, и т. д.
Исполнение договора также является основанием его прекращения.
Последующий договор может отменить предшествующий, если они заключены по одному и тому же вопросу, а также в том случае, когда оба договора несовместимы друг с другом либо участники намерены регулировать свои отношения этим последующим договором.
Если произошло существенное нарушение двустороннего договора одним из его участников, другой участник имеет право прекратить или приостановить действие этого договора. Существенное нарушение многостороннего договора одним из его участников дает право другим участникам приостановить действие договора в отношениях с государством, нарушившим договор, либо со всеми участниками.
Для прекращения договора чаще всего используется денонсация, то есть уведомление о расторжении договора. Денонсация может осуществляться лишь на условиях, предусмотренных самим договором. Если договор не предусматривает денонсации и не установлено намерение его участников допустить такую возможность, то договор не может быть денонсирован.
Известны и такие способы прекращения договоров, как их отмена и аннулирование. Под отменой понимают утрату договором юридической силы по соглашению участников. Аннулирование означает односторонний отказ государства от договора, например, в случае существенного нарушения договора другим участником.
Государство может также прекратить действие договора, если произошло коренное изменение обстоятельств (клаузула rebus sic stantibus). На коренные изменения обстоятельств можно ссылаться, когда наличие таких обстоятельств составляло существенное основание соглашения участников и когда изменение обстоятельств коренным образом изменяет сферу действия обязательств.
Однако клаузула о неизменности обстоятельств не может применяться в отношении договоров, устанавливающих границу, а также в случаях, когда коренное изменение обстоятельств произошло в результате нарушения своих обязательств государством, которое ссылается на эту клаузулу.

Обеспечение выполнения договоров. Как уже отмечалось, обеспечение выполнения международно-правовых норм, в том числе договорных, осуществляется самими субъектами международного права. Выполнение договоров может обеспечиваться с помощью международных гарантий, международного контроля, при поддержке международных организаций и т. д.
Под международными гарантиями понимается международно-правовой акт, предусматривающий поручительство или заверение государства или группы государств выполнять заключенный договор.
Международные организации играют значительную роль в обеспечении выполнения договоров, поскольку их органы, согласно уставам, часто уполномочиваются рассматривать вопросы соблюдения их членами своих договорных обязательств.
Обеспечению выполнения договоров содействует также существование института международной ответственности за правонарушения.



ГЛАВА VIII

ПРАВОПРЕЕМСТВО ГОСУДАРСТВ

1. Сущность и понятие правопреемства государств

Регулируя поведение государств как участников международного общения, международное право не остается в бездействии в случаях перемен в их судьбе и статусе, таких как объединение одного государства с другим, отделение от государства какой-либо его части или его разделение на несколько самостоятельных государств.
Крупными примерами такого рода изменений являются: вхождение в 1990 году бывшей ГДР в состав Федеративной Республики Германии и образование единого германского государства; отделение в 1991 году Латвии, Литвы и Эстонии от тогда еще существовавшего СССР, последовавшее несколько позднее полное прекращение существования этого Союза и возникновение на его территории двенадцати независимых государств, включая Россию; образование в 1992 году на территории бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославии в качестве самостоятельных государств Боснии и Герцеговины, Македонии, Словении, Хорватии, а также Сербии и Черногории, объединившихся в Союзную Республику Югославию; возникновение в 1993 году на месте Чехо-Словакии самостоятельных Чехии и Словакии. По произведенным в феврале 1993 года на Западе подсчетам, за предшествующие полтора года на политическую карту мира было нанесено 21 новое государство.
Конечно, исчезновение государства или, наоборот, его возникновение - это результат прежде всего политических, социальных и иных подобных причин. Роль международного права в этих случаях состоит в том, что оно определяет значимость происшедших изменений с юридической точки зрения, связывает с ними соответствующие правовые последствия. Свое концентрированное выражение это получает в институте правопреемства государств.
Под правопреемством в международном праве понимается смена одного государства другим в несении ответственности за международные отношения соответствующей территории и в осуществлении существовавших к этому моменту прав и обязательств.
Правопреемство - давний институт международного права, который получил весьма широкое распространение в международной практике последних десятилетий. О нем речь шла в 60-70-е годы применительно к независимым государствам, возникшим на месте бывших колониальных владений западных держав; таких государств насчитывается около восьмидесяти. Концепция право-преемства применялась также в связи с преобразованиями общественно-политических укладов таких стран, как Россия, на месте которой в октябре 1917 года возникла РСФСР, а в 1922 году - СССР; Китай, ставший с 1949 года Китайской Народной Республикой; Куба после свержения в 1959 году диктаторского режима.
В осуществлении правопреемства, сколько бы государств ни было его участниками, всегда различимы две стороны: государство предшественник, которого полностью или в отношении части территории сменяет новый носитель ответственности за международные отношения, и государство-преемник, то есть государство, к которому эта ответственность переходит. Понятие "момент правопреемства" означает дату смены государством-преемником государства-предшественника в несении указанной ответственности. Объектом право преемства является территория, применительно к которой сменяется государство, несущее ответственность за ее международные отношения. Наиболее распространенными основаниями возникновения правопреемства являются: объединение государств; разделение государства; отделение от государства части территории; передача части территории одного государства другому. В отношении международно-правового регулирования различаются определенные сферы, в которых правопреемство осуществляется. Речь идет о правопреемстве государств в отношении международных договоров, государственной собственности, государственных архивов, государственных долгов, а также государственной территории, границ государства, членства в международных организациях и органах. Это последнее отличается от правопреемства международных организаций как таковых, например, в отношении осуществления функций депозитария по международным договорам, как это имело место между Лигой Наций и ООН в отношении некоторых многосторонних договоров, заключенных под эгидой Лиги.
Действующие международно-правовые нормы, относящиеся к правопреемству государств, носят во многом характер норм обычного права или определяются соглашениями заинтересованных государств. Вместе с тем были приняты Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 года и Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов 1983 года. Обе эти конвенции, задуманные в качестве средства "обеспечения более надежной правовой основы международных отношений", не получив к началу 1993 года минимально необходимого для вступления в силу числа ратификаций (15), не стали действующими.
Однако они имеют определенное значение для решения вопросов правопреемства государств, так как содержат ряд положений, отражающих общепринятую практику. Они, в частности, исходят из сложившегося принципа, в силу которого вопросы правопреемства могут решаться по соглашению между заинтересованными государствами, а положения соответствующей конвенции применялись бы только в случае отсутствия такого соглашения. В конвенциях также оговаривается, что не предусмотренные ими вопросы правопреемства по-прежнему регулируются нормами и принципами общего международного права.
Другой существенный момент, который нашел свое отражение в конвенциях, заключается в том, что сформулированные в них правила применяются только к правопреемству, которое осуществляется в соответствии с принципами международного права, воплощенными в Уставе ООН. Иначе говоря, не может быть речи о правопреемстве, когда на ведение межународных дел какой-либо территории претендует государство, совершившее в отношении этой территории акт агрессии, аннексии или оккупации. Немаловажно и наличие в Венских конвенциях положении о порядке урегулирования споров по вопросам правопреемства.
Комплекс договоренностей по вопросам правопреемства достигнут между странами, вошедшими после распада СССР в Содружество Независимых Государств (СНГ); ими же принят и ряд решений по правопреемству. В числе этих актов можно назвать датированные 1992 годом Меморандум о взаимопонимании в отношении договоров бывшего Союза ССР, представляющих взаимный интерес, Соглашение о распределении всей собственности бывшего СССР за рубежом, Соглашение о правопреемстве в отношении государственных архивов бывшего Союза ССР; решение Совета глав государств СНГ от 20 марта 1992 г. по вопросам правопреемства. Ряд положений, имеющих прямое отношение к правопреемству, содержится в учредительных актах СНГ, а также в Соглашении Беларуси, Казахстана, России и Украины о совместных мерах в отношении ядерного оружия.
В связи с прекращением существования СССР и возникновением на его месте государств-правопреемников положения по вопросам правопреемства стали включаться во многие соглашения, заключаемые Россией как с государствами СНГ, так и с другими странами (Великобританией, Германией, Италией, Францией). При решении вопросов правопреемства значение имеют и другие акты заинтересованных государств, как, например, имевшее правовое значение Письмо министров иностранных дел ГДР и ФРГ, направленное в 1990 году министрам иностранных дел СССР, США, Великобритании и Франции, в связи с подписанием Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии.



2. Правопреемство государств в отношении международных договоров

С точки зрения складывающихся в международном праве норм, включая Венскую конвенцию 1978 года, и международной практики вопросы правопреемства в отношении договоров решаются в зависимости от того, что является основанием для правопреемства: объединение государств, разделение государства или отделение от него части его территории.
При объединении государств и создании таким обра
зом одного государства-преемника любой договор, находящийся в силе в момент правопреемства в отношении каждой из объединившихся стран, продолжает действовать в отношении государства-преемника, если оно и другое государство - участник договора не условятся об ином. Этот договор применяется лишь к той части территории государства-преемника, в отношении которой он находился в силе в момент правопреемства. Однако в случае двустороннего договора государство-преемник и другой участник договора могут договориться об ином. Таким же образом могут договориться государство-преемник и все другие участники многостороннего договора с ограниченным числом участвующих государств либо договора, объект или цели которого предполагают согласие всех его участников на применение договора в отношении упомянутой части территории государства-преемника.
Если многосторонний договор не относится к одной из двух названных категорий, государство-преемник может уведомить других участников договора, что он применяется в отношении всей его территории, при условии, однако, что такое применение не является несовместимым с объектом и целями договора и не изменяет коренным образом условия его действия.
При разделении государства-предшественника и образовании на его месте нескольких государств-преемников любой его договор, находившийся в силе в отношении всей его территории, продолжает действовать в отношении каждого образованного в результате разделения государства-преемника. Соответствующие государства могут, однако, договориться об ином. Если в момент правопреемства договор действует в отношении лишь той части государства-предшественника, которая стала государством-преемником, он продолжает находиться в силе в отношении только этого государства-преемника.
Если отделившаяся часть одного государства становится частью другого государства, договоры государства-предшественника утрачивают силу в отношении этой территории и вступают в действие договоры государства-преемника, за исключением случаев, когда установлено, что применение договора к данной территории было бы несовместимо с его объектом и целями или коренным образом изменило бы условия его действия.
Когда после отделения части его территории государство-предшественник продолжает существовать, находившийся в силе и не относившийся лишь к отделившейся территории договор продолжает действовать в отношении его сохранившейся территории; однако заинтересованные государства могут договориться об ином.
Современное международное право - и это нашло свое отражение в Венской конвенции 1978 года - исходит из того, что правопреемство государств как таковое не затрагивает границ, установленных договором, а также обязательств и прав, предусмотренных в договоре и относящихся к режиму границы. Эти положения ограждают незыблемость государственных границ и стабильность установленного для них режима от тех или иных превратностей, которые могли бы возникать в процессе осуществления правопреемства государства в отношении договоров о границах.
Правопреемство государств не затрагивает, кроме того, обязательств, касающихся пользования любой территорией или ограничений на это, установленных договором в пользу иностранного государства, группы государств или вообще всех государств, а равно прав, установленных договором в пользу какой-либо территории, группы государств или всех государств и касающихся пользования или ограничений пользования территорией иностранного государства.
В решении вопросов правопреемства в отношении договорного наследия бывшего Союза ССР те государства-правопреемники, которые образовали СНГ, в значительной мере опирались на норму международного права, выраженную и в Венской конвенции 1978 года, согласно которой соответствующие вопросы могут решаться по договоренности между государствами-преемниками. Уже в учредительных актах Содружества (Минское соглашение о создании СНГ от 8 декабря 1991 г. и Алма-Атинский протокол к нему и Декларация от 21 декабря 1991 г.) они предусмотрели, что гарантируют выполнение обязательств распавшегося СССР, а в Меморандуме о взаимопонимании в отношении договоров бывшего Союза, представляющих взаимный интерес, от 6 июля 1992 г. государства СНГ, признавая роль этих договоров "в деле стабилизации и дальнейшего развития отношений с другими государствами", сочли необходимым определить общий подход к решению вопросов
правопреемства в отношении этих договоров (общее число их превышает 15000).
В решении Совета глав государств СНГ по вопросам правопреемства от 12 марта 1992 г. говорилось о договорах, "представляющих взаимный интерес". Практически, как указывается в Меморандуме от 6 июля 1992 г., все многосторонние договоры бывшего СССР представляют общий интерес для государств Содружества. Они не требуют каких-либо совместных решений или действий их участников, и каждое государство СНГ решает вопрос об участии в этих договорах самостоятельно, "в зависимости от специфики каждого конкретного случая, характера и содержания договора".
Имеется, однако, ряд многосторонних договоров, особенно с ограниченным числом участников, а также двусторонних, в частности в области разоружения и контроля над вооружениями, которые затрагивают интересы нескольких, но не всех государств СНГ. Применительно к каждому такому договору потребовалось принятие решений или действий со стороны тех государств СНГ, к которым эти договоры применимы, а в тех случаях, когда это необходимо,- с участием и других партнеров по договору.
Например, в связи с заключенным в 1991 году Договором между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений Россия, Беларусь, Казахстан и Украина, где такие вооружения бывшего Союза ССР дислоцированы, подписали вместе с США Лиссабонский протокол от 23 мая 1992 г. к этому договору. Протокол предусматривает, что названные четыре государства "в качестве государств-правопреемников" Союза принимают на себя его обязательства по договору и будут выполнять их применительно к своим национальным территориям. Дла целей проведения договора в жизнь фигурирующее в нем название "Союз Советских Социалистических Республик" впредь означает Республику Беларусь, Республику Казахстан, Российскую Федерацию и Украину.
В интересах осуществления Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ОВСЕ) и связанного с ним Соглашения о максимальных уровнях для наличия обычных вооружений и техники Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии (подписаны соответственно 19 и 3 ноября 1990 г.) 15 ноября 1992 г. было заключено Соглашение о принципах и порядке выполнения этого договора. Сторонами этого соглашения являются государства, расположенные в пределах той части бывшего Союза ССР, на которую распространяется Договор ОВСЕ,- Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Молдова, Россия и Украина, которые по соглашению рассматриваются в качестве правопреемников СССР в отношении этого договора. Протоколом к этому соглашению определены, в рамках квоты, предусматривавшейся для Союза договоренностью стран бывшего Варшавского Договора, численные потолки наличия танков, боевых бронированных машин, артиллерии, боевых самолетов и ударных вертолетов для участников Протокола.
В рамках СНГ в октябре 1992 года были приняты решения, предусматривающие правопреемство подписавших эти решения Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, России, Туркменистана, Узбекистана и Украины, в выполнение Договора между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года (Договор по ПРО) и Договора между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности 1987 года применительно к их соответственным территориям.
В Меморандуме от 6 июля говорится также о двусторонних договорах, затрагивающих "интересы всех государств СНГ". В качестве примера приводятся договоры о границах и их режиме, подчеркивается, что они должны оставаться в силе, и указывается, что участвовать в них могут лишь те государства СНГ, которые имеют сопредельную границу со странами, не являющимися членами Содружества.
В целом по смыслу Меморандума вопросы правопреемства в отношении договоров бывшего Союза ССР должны решаться, как правило, индивидуально в отношении большинства договоров.



3. Правопреемство государств в отношении государственной собственности

В контексте правопреемства под государственной собственностью понимаются имущество, права и интересы, которые на момент их передачи государству-преемнику принадлежали государству-предшественнику согласно его внутреннему праву.
Одной из важнейших проблем правопреемства в отношении государственной собственности является проблема компенсации за собственность, переходящую к государству-преемнику. В Венской конвенции 1983 года предусматривается, что в принципе такой переход собственности должен происходить без компенсации, если иное не согласовано заинтересованными государствами или не предусмотрено решением соответствующего международного органа. Вместе с тем в конвенции оговорено, что ее положения не наносят ущерба какому-либо вопросу о справедливой компенсации между государством-предшественником и государством-преемником, который может возникнуть в результате правопреемства при разделении государства или отделении от него части территории.
Государство-предшественник обязано принять все меры для предотвращения нанесения ущерба или разрушения собственности, переходящей к государству-преемнику. Правопреемство не затрагивает собственность, права и интересы, которые находятся на территории государства-предшественника и принадлежат третьему государству согласно внутреннему праву государства-предшественника.
Нормами правопреемства устанавливается неодинаковый режим для перехода движимой и недвижимой собственности.
Когда государства объединяются и создается одно государство-преемник, к этому государству переходит вся государственная собственность государств-предшественников.
При разделении государства и образовании на его территории двух или более государств-преемников:
- недвижимая собственность государства-предшественника переходит к тому государству-преемнику, на территории которого она находится;
- недвижимая собственность, находящаяся за пределами территории государства-предшественника, переходит к государствам-преемникам, как указывается в Венской конвенции 1983 года, "в справедливых долях";
- движимая собственность государства-предшественника, связанная с его деятельностью в отношении территорий, являющихся объектом правопреемства, переходит к соответствующему государству-преемнику; иная движимая собственность переходит к преемникам "в справедливых долях".
Все эти положения применяются, если соответствующие государства-преемники' не договорились об ином.
При передаче государством части своей территории другому государству переход государственной собственности регулируется соглашением между этими государствами. При отсутствии такого соглашения недвижимая собственность государства-предшественника, расположенная на передаваемой территории, переходит к государству-преемнику; движимая собственность, связанная с деятельностью государства-предшественника в отношении этой территории, также переходит к государству-преемнику.
При отделении части территории государства и образовании на ней государства-преемника или ее объединении с другим государством:
- недвижимая собственность государства-предшественника, находящаяся на отделившейся от него части территории, переходит к государству-преемнику;
- движимая собственность, связанная с деятельностью государства-предшественника в отношении этой части территории, также переходит к государству-преемнику; иная движимая собственность переходит к нему в справедливой доле. По всем этим вопросам государство-предшественник и государство-преемник могут достичь договоренности о других правилах перехода собственности.
Положения о правопреемстве в отношении государственной собственности неприменимы в том, что касается ядерного оружия, также являющегося такого рода собственностью. Согласно Договору о нераспространении ядерного оружия 1968 года, каждая из ядерных держав, будь то Россия, США, Великобритания, Франция или Китай, обязуется не передавать "кому бы то ни было" ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, а неядерное государство связано встречным обязательством "не принимать передачи от кого бы то ни было" ядерного оружия или ядерных взрывных устройств.
Эти положения договора исключают, таким образом, какое бы то ни было правопреемство в отношении ядерного оружия. Права России на ядерное оружие, являвшееся собственностью бывшего Союза ССР, основываются на иных правооснованиях, о которых говорится ниже.
Как видно из соглашений и решений, принятых в рамках СНГ по вопросам правопреемства в отношении государственной собственности бывшего СССР, предметом урегулирования стала прежде всего та часть этой собственности, которая находится за рубежом. На этот счет были приняты соответствующие решения и соглашения. По Соглашению глав государств СНГ от 30 декабря 1991 г. и Соглашению о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом от 6 июля 1992 г. их участники подтвердили право каждой стороны на владение, пользование и распоряжение причитающейся ей такого рода долей при соблюдении прав и интересов других сторон, а также законов государств, на территории которых находится имущество, входящее в эту долю.
В соглашении сказано, что предметом его регулирования являются движимая и недвижимая собственность СССР за пределами его территории и инвестиции, находящиеся за рубежом, которые имелись на момент правопреемства во владении, пользовании и распоряжении бывшего Союза, его государственных органов и иных структур общесоюзного значения, находившихся под его юрисдикцией и контролем. Вся эта собственность подлежала разделу в следующих долях: Азербайджан - 1,64%, Армения -0,80, Беларусь -4,13, Казахстан - 9,86, Кыргызстан -0,45, Молдова -1,29, Россия - 61,34, Таджикистан -0,83, Туркменистан -0,70, Узбекистан -3,27, Украина -16,37%. Совокупная доля Грузии, Латвии, Литвы и Эстонии, составляющая 4,77%, соглашением не затрагивается.
В соглашении оговорено, что его участники исходят из взаимозависимости между обязательством участвовать в погашении и несении расходов по обслуживанию государственного внешнего долга бывшего СССР в долях, указанных выше, и возможностью реализации права собственности каждого из них на причитающуюся долю собственности Союза за границей.



4. Правопреемство государств в отношении государственных архивов

Под государственными архивами государства-предшественника понимается совокупность документов любой давности и рода, произведенных или приобретенных этим государством в ходе его деятельности, которые на момент правопреемства принадлежали ему согласно его внутреннему праву и хранились им под его контролем в качестве архивов для различных целей.
По договоренности заинтересованных государств или по решению соответствующего международного органа может устанавливаться компенсация за переход архивов государства-предшественника к государству-преемнику; в ином случае переход происходит без компенсации. В таком же порядке решается вопрос о дате перехода архивов.
По Венской конвенции 1983 года от государства-предшественника требуется, чтобы оно принимало все меры по предотвращению ущерба или уничтожения архивов, которые переходят к государству-преемнику. В Конвенции оговаривается, что ничто в ней не должно рассматриваться как предрешающее в каком-либо отношении любой вопрос, который может возникнуть из соображений целостности государственных различных архивных фондов государства-предшественника.
При объединении государств и образовании одного государства-преемника к нему переходят государственные архивы государств-предшественников.
При разделении государства, когда на его месте возникает несколько государств-преемников, часть архивов государства-предшественника, которая должна находиться на территории государства-преемника в целях нормального управления этой территорией, переходит к этому государству. К нему также переходит другая часть архивов, имеющая непосредственное отношение к его территории. Соответствующие государства-преемники могут договориться об ином. Другие архивы государства-предшественника переходят к государствам-преемникам, как сказано в Венской конвенции 1983 года, "справедливым образом, с учетом всех соответствующих обстоятельств".
При отделении от государства части его территории, на которой образуется самостоятельное государство, часть архивов государства-предшественника, которая для целей нормального управления отделившейся территорией должна находиться на этой территории, переходит к государству-преемнику. К нему же переходит и другая часть архивов, имеющая непосредственное отношение к отделившейся территории. Аналогичные правила применяются и тогда, когда отделившаяся часть государства объединяется с другим государством.
По договоренности между государством-предшественником и государством-преемником могут быть установлены иные правила перехода архивов, с тем, однако, условием, что такая договоренность не должна нарушать право народов этих государств на развитие и на информацию об их истории и культурном наследии.
В случае, когда происходит передача части территории одной страны другому государству, переход государственных архивов регулируется соглашением между этими государствами. При отсутствии такого соглашения часть архивов государства-предшественника, которая в целях нормального управления этой территорией должна находиться в распоряжении приобретающего ее государства, переходит к нему. Другие архивы, имеющие отношение исключительно или главным образом к передаваемой территории, переходят к государству-преемнику.
Применительно к случаям правопреемства при разделении государства, отделения от него части территории, передачи одной части страны другому государству конвенция регулирует вопросы предоставления на основе обмена или, по просьбе заинтересованной стороны, "надлежащего воспроизведения" государственных архивов, связанных с интересами соответствующих территорий, а также предоставления достоверных сведений, которые касаются титулов на такую территорию либо ее границ или необходимы для выяснения смысла передаваемых архивных документов.
Судьба государственных архивов СССР была урегулирована в связи с его распадом между возникшими в пределах его территорий государствами СНГ. Соглашение о правопреемстве в отношении государственных архивов бывшего Союза ССР от 6 июля 1992 г., заключенное между этими государствами, исходит из принципа целостности и неделимости фондов, образовавшихся в результате деятельности высших государственных структур бывших Российской империи и Союза ССР и хранящихся в государственных архивах за пределами государств - участников соглашения. Они не претендуют на право владения этими комплексами документальных материалов.
Вместе с тем по Соглашению придается важное значение содержанию полноценных архивных фондов государств-участников. Они взаимно признают осуществленный в соответствии с их законодательствами переход под их юрисдикцию государственных архивов и других архивов союзного уровня, включая отраслевые архивные фонды бывшего СССР, находящиеся на их территории. Признается также право на возвращение тех фондов, которые образовались на территории каждой из стран и в разное время оказались за ее пределами.
Когда отсутствует возможность физического выделения комплекса документов, каждое государство - участник Соглашения имеет право доступа к ним и получения необходимых копий. Эти государства признают на своих территориях юридическую силу архивных справок, выданных государственными архивными учреждениями других государств СНГ.
В случае, когда государством-владельцем передается право использования архивных документов, затрагивающих интересы другого государства - участника Соглашения, иностранным государствам, их физическим или юридическим лицам, право на использование этих документов сохраняется за государством, интересы которого затрагивают документы.
Соглашение также предусматривает, что в такого рода случаях заинтересованные государства СНГ принимают дополнительные согласованные меры по использованию и обеспечению сохранности этих документов и предотвращению их уничтожения.



5. Правопреемство государств в отношении государственных долгов

Для целей регулирования правопреемства государственный долг означает любое финансовое обязательство государства-предшественника в отношении другого госу
дарства, международной организации или иного субъекта международного права, возникшее в соответствии с международным правом. Правопреемство в отношении государственных долгов не затрагивает прав и обязанностей кредиторов. Датой перехода долга к государству-преемнику является момент правопреемства, если договоренностью между заинтересованными государствами или решением соответствующего международного органа не предусмотрено иное.
Когда государства объединяются и образуют одно государство-преемник, к нему переходят государственные долги государств-предшественников.
При разделении государства на несколько частей, и если государства-преемники не договорились об ином, государственный долг переходит к ним в справедливой доле с учетом, в частности, имущества, прав и интересов, которые переходят к ним в связи с государственным долгом. Если между вовлеченными в правопреемство сторонами не достигнуто иного соглашения, аналогичное правило применяется, когда происходят отделение части территории государства и образование на ней государства-преемника или когда отделившаяся часть территории объединяется с другим государством, а также когда часть территории передается одним государством другому.
Вопрос о правопреемстве в отношении государственного долга бывшего СССР стал предметом регулирования еще до прекращения существования союзного государства. 28 октября 1991 г. между Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном, Молдовой, Россией, Таджикистаном, Туркменистаном, Союзом ССР и западными странами-кредиторами, известными как "группа семи", был подписан Меморандум о взаимопонимании относительно внешнего долга иностранным кредиторам Союза ССР и его правопреемства. Позднее были заключены Договор о правопреемстве в отношении внешнего государственного долга от 4 декабря 1991 г., а также Соглашение о дополнениях к этому договору от 13 марта 1992 г.
В январе 1992 года Россия взяла на себя общую ответственность за внешний долг бывшего СССР. Без такого рода решения, дающего возможность западным кредиторам иметь дело с единым партнером, было бы невозможно вести с ними какие-либо переговоры, в част ности об отсрочках выплаты процентов по долгу и самого долга.
Предусмотренные Соглашением о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом взаимозависимость прав на эту собственность и осуществление обязательства участвовать в погашении и несении расходов по обслуживанию государственного внешнего долга СССР на практике в большинстве случаев реализовывались в том, что по двусторонним соглашениям России с другими государствами СНГ доля внешнего государственного долга была обменена на долю в зарубежной собственности. Например, по соглашению от 31 июля 1992 г. Туркменистан передал, а Россия приняла на себя обязательства по выплате доли Туркменистана во внешнем государственном долге бывшего СССР по состоянию на 1 декабря 1991 г.; Россия приняла, а Туркменистан передал свою долю в активах бывшего Союза по состоянию на ту же дату. Иное урегулирование было предусмотрено, однако, с Украиной. По протоколу от 16 января 1993 г. было условлено, что Россия и Украина "будут отдельно ответственны" за обслуживание внешнего долга, отвечая в соответствующих долях.



6. Правопреемство в связи с прекращением существования Союза ССР. Континуитет России

Процесс правопреемства в связи с прекращением существования СССР, происходящий в основном в рамках норм международного права, имеет существенную особенность. Она заключается в том, что в значительной степени, особенно в отношении международных договоров, это правопреемство связано с континуитетом, под которым понимается продолжение Россией осуществления предусмотренных в договорах прав и обязательств бывшего СССР.
Этот континуитет начал складываться с согласия других правопреемников СССР, которые в связи с прекращением его существования поддержали Россию в том, чтобы она "продолжала членство СССР в ООН, включая постоянное членство в Совете Безопасности, и других международных организациях", как предусмотрено в решении Совета глав государств СНГ от 22 декабря 1991 г. Континуитет в отношении членства в ООН и других международных организациях означал и продолжение участия в Уставе ООН, являющемся международным договором, и в договорных актах, на основе которых функционируют другие организации.
За немногими исключениями, континуитет России был воспринят как должное со стороны государств, участвующих в международном общении, а члены ЕС и Совета Европы выступили 23 декабря 1991 г. со специальным заявлением, в котором приняли к сведению, что права и обязательства бывшего СССР "будут продолжать осуществляться Россией".
Россия, таким образом, имела достаточные основания нотифицировать другим государствам, что посольства и консульства бывшего СССР следует рассматривать "в качестве дипломатических и консульских представительств Российской Федерации" и что она "продолжает осуществлять права и выполнять обязательства, вытекающие из международных договоров СССР", и просит рассматривать ее в качестве стороны всех таких действующих договоров "вместо Союза ССР" (ноты МИД РФ от 3 и 13 января 1992 г.).
Континуитет России обусловлен не только согласием на него других правопреемников бывшего СССР и принятием его почти всеми участниками международного общения, но и рядом объективных факторов.
К их числу относится прежде всего неделимость статуса великой державы и ее общей политико-правовой ответственности в мире, которые, как уже указывалось, Россия унаследовала от СССР, являвшегося постоянным членом Совета Безопасности ООН. Это же относится и к статусу, и к ответственности СССР как ядерной державы. В условиях действия режима нераспространения ядерного оружия этот статус не мог юридически возникнуть для всех его правопреемников; не могло ядерное оружие бывшего СССР оказаться и ничейным. И поскольку наибольшая часть потенциала СССР была размещена на территории России, на нее и легло бремя стать продолжательницей прав и обязательств СССР в качестве ядерного государства, что с самого начала нашло свое отражение в Соглашении о совместных мерах в отношении ядерного оружия от 22 декабря 1991 г. В нем предусмотрены, в частности, перемещение в Россию ядерных средств бывшего СССР из Беларуси, Казахстана и Украины и закрепление этими странами своего статуса неядерных государств с присоединением в этом качестве к Договору о нераспространении ядерного оружия. Применительно к Украине, которая медлила с выполнением своих обязательств по соглашению, понадобилось также достижение трехсторонней договоренности на высшем уровне о выводе с ее территории ядерных боезарядов в Россию в целях их разукомплектования, как это было предусмотрено трехсторонним заявлением президентов России, США и Украины от 14 января 1994 г.
Еще один фактор, обусловливающий континуитет России, состоит в неприменимости норм правопреемства к определенной категории договоров. Речь идет о таких случаях, когда применение договора, заключенного государством-предшественником, в отношении государств, являющихся его преемниками, "было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменило бы условия его действия", как сказано в Венской конвенции 1978 года. Примерами таких договоров могут явиться Соглашение между СССР и США 1987 года о создании Центров по уменьшению ядерной опасности, Договор об окончательном урегулировании с Германией 1990 года, мирные договоры 1947 года и ряд других.
Рассматривая континуитет России, следует иметь в виду, что он отнюдь не противопоставляется правопреемству как таковому, а должен трактоваться как его специфическое проявление в случае, когда при разделении государства юридически, политически да и практически оказывается возможным признание лишь одного из возникших таким образом новых государств в качестве правопреемника в отношении членства в международных организациях, участия в некоторых договорах или применения их отдельных положений (например, о функциях депозитария) и невозможным выступление в этом качестве других государств, также возникших на месте прекратившего свое существование государства-предшественника.
Континуитет России отнюдь не означает, что другие государства, образовавшиеся в связи с распадом СССР, ущемляются в своих правах в области правопреемства. Наряду с Россией, принявшей на себя основные права и обязанности СССР, другие возникшие в его пределах государства также являются его правопреемниками. Как признается в соответствующих соглашениях и решениях, принятых в рамках СНГ, все государства - члены Содружества "являются правопреемниками прав и обязательств бывшего Союза ССР".



7. Правопреемство новых независимых государств

В Венских конвенциях 1978 и 1983 годов немалое место занимают положения, направленные на установление особых правил для правопреемства "новых независимых государств", в качестве которых в конвенциях рассматриваются государства-преемники, территории которых непосредственно перед моментом правопреемства государств являлись зависимыми территориями, а за их международные отношения были ответственны государства-предшественники (являвшиеся метрополиями) .
Применительно к правопреемству в отношении договоров Венская конвенция 1978 года исходит из того, что новое независимое государство не обязано сохранять в силе какой-либо договор или становиться его участником исключительно по причине того факта, что в момент правопреемства этот договор был в силе в отношении территории, являющейся объектом правопреемства. Для оставления в силе в отношении нового независимого государства двустороннего договора необходимы явно выраженная договоренность этого государства с другим государством - участником договора или такое его поведение, которое равносильно подобной договоренности.
Что касается многостороннего договора, то новое независимое государство может путем уведомления о правопреемстве определить свой статус в качестве участника такого договора, соблюдая при этом ряд положений Венской конвенции, касающихся получения согласия на это других участников договора. Такое государство рассматривается как сохраняющее любую оговорку к многостороннему договору, которая была действительна в момент правопреемства, если при этом не выражается, в том числе путем заявления новой оговорки, противоположное намерение.
Венская конвенция 1978 года предусматривает и неприменимость зафиксированных в ней правил право преемства нового независимого государства, если применение в отношении этого государства какого-либо договора "было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменило бы условие его действия".
Для Венской конвенции 1983 года характерно наличие весьма широкого круга категорий собственности, переходящей к новому независимому государству. К нему переходит недвижимая собственность:
- расположенная на территории, к которой относится правопреемство;
- принадлежащая к этой территории, но расположенная вне ее и ставшая государственной в период зависимости этой территории;
- другая недвижимая, а также движимая собственность, в создание которой зависимая территория внесла вклад (в пропорции к этому вкладу);
- движимая собственность, принадлежащая к этой территории независимо от места расположения собственности, ставшая собственностью государства-предшественника в период зависимости территории.
Если между государством-предшественником и новым независимым государством заключается соглашение о порядке перехода права на государственную собственность, такое соглашение не должно нарушать принцип постоянного суверенитета каждого народа над его национальными богатствами и природными ресурсами.
В Венской конвенции 1983 года предусмотрен весьма широкий круг государственных архивов, которые при правопреемстве должны переходить к новому независимому государству.
Что касается государственного долга государства-предшественника, то к новому независимому государству, согласно Конвенции 1983 года, не должен переходить никакой долг. Соглашение между этими государствами может предусмотреть иное с учетом связи между этим долгом, который обусловлен деятельностью государства-предшественника на территории, являющейся объектом правопреемства, и имуществом, правами и интересами, которые переходят к новому независимому государству. Оговаривается, однако, что такое соглашение не должно наносить ущерб принципу неотъемлемого суверенитета каждого народа над его национальными богатствами и природными ресурсами, а осуществление этого соглашения не должно подрывать основы экономического благосостояния нового независимого государства.
Включение в Венские конвенции 1978 и 1983 годов изложенных выше и некоторых других положений, в немалой мере неоправданно обосабливающих новые независимые государства от других стран - участниц международного общения, явилось одной из причин непринятия этих конвенций многими государствами.


ГЛАВА IX

ДИПЛОМАТИЧЕСКОЕ И КОНСУЛЬСКОЕ ПРАВО

1. Дипломатическое право

Понятие, система и источники дипломатического права. Дипломатическое право - отрасль международного права, представляющая собой совокупность норм, регламентирующих статус и функции государственных органов внешних сношений.
Система дипломатического права соответствует основным формам дипломатии: двусторонней дипломатии, осуществляемой через дипломатические придставительства или через так называемые специальные миссии; многосторонней дипломатии, осуществляемой делегациями на международных конференциях и сессиях органов международных организаций, а также постоянными представительствами государств при международных организациях.
Дипломатическое право на протяжении долгого времени основывалось на обычаях. Частичная официальная кодификация дипломатического права была впервые предпринята в региональном масштабе в Латинской Америке (20 февраля 1928 г. была принята Гаванская конвенция о дипломатических чиновниках). В настоящее время дипломатическое право в основном кодифицировано.
Основным договорным актом в данной области является Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 года. В 1969 году Генеральной Ассамблеей ООН была также принята Конвенция о специальных миссиях, а в 1975 году на дипломатической конференции в Вене - Конвенция о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера. Российская Федерация является участницей Венских конвенций 1961 и 1975 годов.

Органы внешних сношений. Существует деление органов внешних сношений на внутригосударственные и зарубежные.
К внутригосударственным относятся: высшие государственные органы, а именно высший представительный орган, который обычно определяет основы внешней политики данного государства; глава государства (коллегиальный или единоличный), который осуществляет высшее представительство данного государства на международной арене; правительство, осуществляющее общее руководство внешней политикой государства; ведомство иностранных дел, которое является органом правительства по осуществлению внешней политики.
Зарубежные органы внешних сношений принято подразделять на постоянные и временные.
К постоянным органам относятся дипломатические представительства (посольства, миссии), постоянные представительства при международных организациях, консульские учреждения.
К временным органам относятся специальные миссии и делегации на международных конференциях или в международных органах.

Состав и функции дипломатического представительства. Установление между государствами дипломатических отношений влечет за собой, как правило, обмен дипломатическими представительствами. Для такого обмена, однако, необходима специальная договоренность. Современное международное право предусматривает возможность указанного обмена на одном из трех уровней, которые не отражаются в принципе на объеме функций или иммунитетов и привилегий дипломатических представительств и их персонала.
Каждому уровню соответствует определенный класс главы представительства. Наиболее высокий уровень - посольство, во главе которого стоит дипломатический представитель, имеющий класс посла. Далее следуют миссия, возглавляемая посланником, и затем миссия, возглавляемая поверенным в делах.
Внутренняя структура дипломатического представительства, установление соответствующих должностей и т. д. определяются законодательством аккредитующего государства.
В большинстве государств существуют также дипломатические ранги, то есть служебные звания, присваиваемые дипломатическим работникам. Они, как и дипломатические должности, устанавливаются внутренним законодательством соответствующего государства.
Персонал дипломатического представительства подразделяется на три категории: дипломатический, административно-технический и обслуживающий.
Численность персонала дипломатического представительства в принципе является компетенцией аккредитующего государства. Венская конвенция 1961 года, правда, допускает возможность предложений со стороны принимающего государства относительно сокращения персонала иностранных представительств. На практике такие случаи известны, но они, как правило, влекли за собой ухудшение отношений между соответствующими государствами.
К функциям дипломатического представительства относятся: представительская функция (выступать от имени аккредитующего государства); защита интересов аккредитующего государства и его граждан; ведение переговоров с правительством государства пребывания; развитие дружественных отношений между аккредитующим государством и государством пребывания; консульская функция; функция информации своего правительства о стране пребывания.
Перечень функций дипломатического представительства, приведенный в Венской конвенции, нельзя считать исчерпывающим.

Начало и конец дипломатической миссии. Сразу же по достижении договоренности об обмене дипломатическими представительствами и об их уровне возникает необходимость в практическом формировании дипломатического представительства.
Назначение главы дипломатического представительства проходит четыре стадии: а) запрос агремана; б) назначение на должность; в) прибытие в страну назначения; г) официальное вступление в должность после вручения верительной грамоты.
Обязанность запрашивать агреман, то есть согласие государства принять конкретное лицо в качестве главы иностранного дипломатического представительства,- твердо установившееся правило, подтвержденное в Венской конвенции 1961 года. Отказ в агремане может не сопровождаться объяснением его мотивов.
Без положительного ответа на запрос агремана предполагаемый глава представительства не назначается на свою должность.
Вступление главы представительства в должность связано с вручением им своих полномочий (верительной грамоты) органу или должностному лицу, при котором он аккредитуется.
Полномочия (верительные грамоты для послов и посланников, аккредитуемых при главе государства; верительные письма для поверенных в делах, аккредитуемых при главе ведомства иностранных дел) оформляются в соответствии с правилами, принятыми в стране, их выдавшей, однако они должны иметь ряд обязательных реквизитов: указание на орган, назначивший главу представительства, страну назначения и т. д.
На остальных членов дипломатического персонала агреман не запрашивается, и они после своего назначения и прибытия в страну считаются приступившими к исполнению служебных обязанностей с момента уведомления компетентных властей (обычно министерства иностранных дел) государства пребывания.
В отношении военных атташе многие государства придерживаются практики, являющейся по существу разновидностью запроса агремана.
Прекращение дипломатической миссии может произойти при прекращении государствами поддержания официальных отношений без их разрыва, при разрыве дипломатических отношений, вооруженном конфликте, исчезновении одной из сторон в качестве субъекта международного права (например, в результате слияния с другим государством), а также иногда при социальной революции в одном из поддерживающих отношения государств или даже просто при неконституционной смене правительства.
Функции члена дипломатического персонала могут прекратиться в связи с его отозванием по тем или иным причинам, объявлением его persona non grata (нежелательным лицом), в случае так называемого дисмисла, то есть объявления дипломата частным лицом, и инсуррекции, или отказа дипломата выполнять свои функции.

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>