<< Пред. стр.

стр. 23
(общее количество: 36)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

радости? А когда окончили институт? У многих, верно,
возникло чувство облегчения, а может быть, и тревоги.
«Что будет дальше?». Нередко и повышение по службе
сопровождается не радостью, а страхом перед новой от-
ветственностью и поражением. Но как вы были рады, ког-
да, тяготясь одиночеством в чужом городе, неожиданно
встретили малознакомого человека, с которым практичес-
ки не общались дома! И сразу на лице появилась улыбка
радости.
Радость — не чувство удовольствия, не веселье, хотя
она может быть связана с последним. В наиболее чистой
форме радость — это то, что ощущается после какого-либо
творческого или социально значимого действия, которое
производилось не с целью получения выгоды (радость — по-
бочный продукт). Гимн радости пропела К. Изард: «Ра-
дость характеризуется чувством уверенности и значитель-
ности, чувством, что ты любишь и любим. Уверенность и
личная значимость, которые приобретаются в радости,
дают человеку ощущение способности справиться с труд-
ностями и наслаждаться жизнью. Радость... сопровожда-
ется удовлетворенностью окружающим и всем миром».
240
ГЛАВА V
Психологическая диета

Некоторые ученые считают, что на другом полюсе ра-
дости находится боль, страх, страдание. Как указывает
Томкинс, радость возникает тогда, когда уменьшается сти-
муляция нервной системы. Когда малыша подбрасывают
у него возникает страх, а когда ловят — чувство радости
Люди, которые не могут испытывать чувство радости к:
прямую от интересного творческого труда, выбирают
профессии, связанные с повышенной опасностью (альпи-
нисты, монтажники-высотники, моряки и т, п.). Когда им
удается избежать опасности, у них возникает чувство ра-
дости.
Многие невротичные натуры получают радость, видя
чужие страдания. Для того чтобы ближе наблюдать их, они
готовы оказать бескорыстную помощь. Часто эти люди
сами неблагополучны. Их девиз: «Для себя ничего не могу
сделать, а за другого глотку перегрызу». О таких людях
писал Ф. Ницше: «Сострадательные натуры, всегда гото-
вые помочь в несчастье, редко способные одновременно
и на сорадость: при счастье ближнего им нечего делать,
они излишни, они не ощущают своего превосходства и
потому легко обнаруживают свое неудовольствие».

Как-то я консультировал одного физика, который в это вре-
мя оформлял свою докторскую диссертацию. В работе был ряд
принципиально новых и, естественно, спорных положений, по
поводу которых он советовался со своим другом-неудачником,
которого ценил как хорошего математика. Последний довольно
активно интересовался его работой, давал множество советов,
принятие которых требовало практически полной переделки
работы. Каждая беседа с ним вызывала у моего подопечного
массу сомнений, мучительные переживания, бессонницу, голов-
ные боли, подъем артериального давления и пр. Я посоветовал
ему прекратить контакты с математиком и строить работу по
своему плану. И действительно, дело пошло веселее, диссерта-
ция была завершена. Математик стал просить почитать ее и
очень удивился, когда ему в этом отказали. Мой подопечный
разъяснил ему, что переделывать работу он не собирается, а по-

241
Командовать или подчиняться?

скольку ценит его мнение, то не хочет лишний раз расстраивать-
ся и переживать будет один раз — после провала. Работу же даст
ему сразу после защиты. Прошло около года, прежде чем ока со-
стоялась. То и дело математик выражал желание почитать дис-
сертацию, используя для этого всяческие предлоги.

А теперь отгадайте, сколько раз он просил работу пос-
ле успешной защиты. Правильно. Ни разу! Он даже отка-
зался взять ее, когда ему это предложили. Ф. Ницше же
говорил: «Сорадость, а не сострадание создает друга».
Ученые утверждают, что очень трудно говорить о при-
чинах радости, поскольку ее переживание не обязательно
следует из какой-то ситуации или действия. Это, скорее,
побочный продукт правильно организованной деятельно-
сти. Радость может возникать от упражнений, улучшаю-
щих физические возможности, при еде, питье, которые
удовлетворяют голод и жажду, или вследствие чего-то, что
уменьшает гнев, отвращение, презрение, страх или стыд.
Но самое главное — радость появляется на различных эта-
пах творческой работы, при открытии, при завершающем
творческом достижении и при триумфе.
Радость может возникнуть при узнавании чего-то зна-
комого. Для радости это то же самое что новизна для ин-
тереса. Знакомые и друзья обновляют ваш интерес к себе,
проявляя себя с новой стороны, а это приводит к более
глубокому узнаванию человека, приносящего радость. В
длительной дружбе этот цикл продолжается до бесконеч-
ности. Что же касается любви, то здесь, чтобы получить
большую радость, надо потрудиться.
А. Шопенгауэр считал радость «наличной монетой сча-
стья». Поэтому всякий раз, когда в нас появляется весе-
лость, мы должны идти ей навстречу, она не может по-
явиться не вовремя. «... Что нам могут дать серьезные
занятия — это еще вопрос, тогда как веселость нам при-
носит непосредственную выгоду». Следует только избегать
той радости, которую ученый Шехтель назвал магической.

242
ГЛАВА V
Психологическая диета

Во время этого кратковременного переживания все обе-
щает быть прекрасным и совершенным. Происходит «ма-
гическая трансформация мира». Человек, испытывающий
магическую радость, рассматривает удовлетворение жела-
ния не как результат собственных усилий, а как подарок
судьбы. Он ведет себя так, будто все его желания стали
действительностью. Это положение иллюстрируется изве-
стным анекдотом, в котором отец, решивший, что он вы-
играет по лотерейному билету машину, вступил в конф-
ликт с сыном по поводу того, кто где будет сидеть в
машине. Так как к согласию они не пришли, папаша выг-
нал сына из машины и только потом вспомнил, что ма-
шины у них пока еще нет. Поскольку при магической ра-
дости возникает чувство исключительности, подчеркивает
Шехтель, оно может вызвать напряжение в отношениях с
другими и чувство изоляции. Нам приходится видеть про-
явление этой магической радости, например, у студентов,
чувствующих себя уже докторами наук, и у актеров,
считающих себя «звездами».
Реальная радость основывается не на пассивном пред-
восхищении событий. Она обнаруживается в любой по-
вседневной деятельности. Как гласит восточная мудрость,
«задача каждого человека — прожить свое простое буд-
ничное так, чтобы внести в свое и в чужое существование
каплю мира и радости». У некоторых людей весь процесс
жизни связан с радостью. Они наслаждаются уже тем, что
живут, и такие люди идут по жизни более медленно и спо-
койно. Радость усиливает отзывчивость и, как считает
Томкинс, обеспечивает социальное взаимодействие. Повто-
ряющаяся радость увеличивает устойчивость человека к
стрессам, помогает ему справиться с болью, быть уверен-
ным и мужественным. Интенсивный интерес держит в
напряжении. Неизбежные барьеры, стоящие на пути к
достижению целей, могут вызвать страх и гнев; неудачи и


243
Командовать или подчиняться?

необходимость ловчить, приспосабливаться — стыд, чув-
ство вины. Радость же успокаивает человека.
Комбинация интереса и радости является основой люб-
ви. К человеку, являющемуся источником длительного
интереса и радости, развивается сильная привязанность.
Радость окрашивает весь мир в более яркие краски. Он
видится сквозь розовые очки, а человек в радости стано-
вится уверенным и великодушным. Только от такого и
можно принимать помощь. Интеллектуальная работа при
наличии интереса сама по себе приносит радость. Но если
возникает переутомление, то замедление интеллектуаль-
ной работы, вызванное радостью, создает наиболее благо-
приятные условия для отдыха и восстановления сил.
Счастье — не синоним радости, но эти понятия тесно
связаны. Счастливый радуется чаще, чем несчастный.
Счастливые люди более успешны в жизни, уверены в себе,
оптимистичны. Их действия последовательны, целена-
правленны и результативны. Они получают удовлетворе-
ние от процесса труда, а не только от его результата, и ра-
дость от межличностных отношений, будь то дружба или
любовь. Они более способны делать то, что должна делать
нормальная личность по 3. Фрейду: любить и работать.
Переживая радость, люди наслаждаются мигом, а не кри-
тикуют его.
Что же мешает радоваться? Устаревшие правила и ин-
струкции, иерархизированные отношения между людьми,
догматизм в отношении воспитания детей и секса. Все, что
Э. Берн называет Родителем. Если нет больших материаль-
ных лишений, грубых телесных повреждений, счастью ме-
шают предрассудки, тени прошлого, привидения, призраки,
которые душат человека и стоят на его пути к счастью.
Как же добиться радости? Есть два пути: один путь —
приспособить к себе мир, переделав его и перевоспитав
всех людей. Это путь в никуда. По нему идут все невро-
тики. Они готовы переделать всех и вся, но только не себя.

244
ГЛАВА V
Психологическая диета

Второй путь — приспособиться к миру и переделать себя.
Это путь здоровья. Можно избегать холода, жары, подня-
тия тяжестей, а можно закаляться, тренироваться и полу-
чать удовлетворение от тех же факторов. Можно отгоро-
диться от людей и не испытывать их «уколов», а можно
обучиться технике общения и получать радость от него.

Связь между интересом и радостью
«Делу — время, а потехе — час» — гласит народная муд-
рость. В Библии четко указано соотношение труда и от-
дыха — 6:1. Шесть дней надо с интересом работать и один
день с радостью отдыхать.
К чему же приводит ситуация, когда личность питается
одним интересом? Перед вами рассказ моего 26-летнего
пациента Б.

«В детстве меня часто пугали дядьками, тетками, цыганами
и пр. Кроме того, родители нередко скандалили друг с другом.
Я боялся оставаться один в квартире. Когда меня приводили в
детский сад, я плакал, кричал, цеплялся за мать, кусался и ца-
рапался. Когда же меня все-таки отрывали от нее, забивался в
угол и не подходил к детям. Вся атмосфера здесь была мне не-
стерпимо чуждой и враждебной. Всего месяц продержался я в
детском саду, а потом родители вынуждены были забрать меня
и продолжить воспитание в домашних условиях. В семь лет была
выявлена закрытая форма туберкулеза, и я попал в противоту-
беркулезный диспансер, где столкнулся с той же невыносимой
детсадовской атмосферой. Пробыл в диспансере не более неде-
ли. Родители добились моего перевода на амбулаторный режим.
В школу пошел с удовольствием. Но и там отношения не
сложились. Уже в первом классе возник конфликт, который
полностью изолировал меня от коллектива. На 23 февраля де-
вочки подарили мальчикам игрушечные автомобили. Мы дого-
ворились подарить девочкам на 8 Марта пробные духи. Задума-
но было хорошо. Все держалось в тайне. Девочки пытались
угадать, что мы им подарим. И вот тут произошло событие, ко-
торое я отчетливо помню. Девочка, с которой я сидел за одной

245
Командовать или подчиняться?
партой, подошла к мальчикам и сказала, что знает содержание
подарка. Мальчики потребовали имя информатора. Она назва-
ла мое. Я стоял в другом конце коридора и читал, когда ко мне
подбежала ватага мальчишек. Они схватили меня и потащили в
темный угол коридора. Там они меня «распяли», как Христа, на
стенке (два-три человека держали меня за каждую руку и ногу).
Все подходили и били меня в лицо и живот. Били почти все.
Каждый удар сопровождался криком: «Предатель!». Когда про-
звенел звонок, все бросились в класс, оставив меня одного на
полу. Из этой истории я вынес глубокое убеждение: жизнь уст-
роена несправедливо.
С детьми не дружил, но очень много времени проводил с
отцом. Лет с десяти мы систематически занимались английским
языком и спортом. Был установлен строгий режим: после шко-
лы — в лес за Дон. Если зима — бег раздетым по пояс, растира-
ние снегом, подтягивание на крепкой ветке дерева. Если лето —
купание, бег, хождение на руках, упражнения с грузом. Затем
домой — английский язык, вечером — уроки. Такой режим
позволил мне за полгода выучить английский язык, стать креп-
ким, подтянутым, приобрести иммунитет к простудным заболе-
ваниям.
Примерно, в одиннадцать лет появились навязчивые движе-
ния: я то дергал кистью правой руки, то напрягал мышцы брюш-
ного пресса или шеи, то поднимал высоко брови. Родители об-
ращались за помощью к врачам, знахарям, пытались насильно
сдерживать навязчивые движения, но от этого они становились
еще более выраженными.
С возрастом занятия с отцом становились все серьезней и
углубленней. Кроме английского языка, я изучал немецкий и
французский, стал заниматься философией по английской книге
Рассела «История западной философии». Это было нечто вроде
философской дискуссии на английском языке. Прочитаю гла-
ву, познакомлюсь с Лейбницем и Кантом и говорю с отцом о
мировоззрении этих мыслителей, их недостатках и достоинствах.
В восьмом классе я уже вел занятия кружка любителей английско-
го языка, где были люди 30—40 лет.
Я всегда чувствовал недостаток в друзьях-сверстниках, но
общего языка с ними найти не мог. Мне просто не о чем было с
ними говорить. Когда они играли в фантики, я читал Шопенга-
уэра. Если я пытался что-то им рассказать, они крутили у виска

246
ГЛАВА V
Психологическая диета

пальцем или просто смеялись надо мной. И, конечно, я тянул-
ся к людям взрослым. С детских лет у меня появилась такая чер-
та, как безусловное предпочтение старости молодости. Мне
значительно приятнее смотреть на стариков, чем на детей, раз-
говаривать интереснее со стариками, а не с детьми. Моими дру-
зьями были преподаватели университета, научные работники, по-
эты. Однако взрослые люди не могут быть друзьями ребенка.
Всегда остается какая-то приниженность. Своих однокашников
я иногда начинал презирать, даже ненавидеть. Меня не покида-
ло чувство глухого недовольства собой и окружающими.
Навязчивые движения продолжались. Лет до 14—15 я вооб-
ще не задумывался над их причиной. Впоследствии давал им
такое объяснение: «Я нервный человек, тики у меня врожден-
ные, я всегда буду находиться под их властью».
Мое отношение к женщинам во многом совпадало с моим
отношением к сверстникам. Отец всегда был для меня приме-
ром, и сравнение его с другими родственниками, в основном
женского пола, всегда было не в их пользу. И если воспитанием
детей заниматься интересно, то воспитанием женщин не толь-
ко не интересно, но и вредно для психического здоровья. К тому
же это ни к чему не ведет. Возможно, я неправ, но попробуйте
переубедить меня! Здесь нет никакой патологии — я отчетливо
гетеросексуален. Все идет от ясного понимания сути моих раз-
ногласий и конфликтов с женским полом. Беда все та же — мои
интересы, которые, как я считаю, чужды им. Я чувствую, что об-
речен на одиночество, это меня не радует, но соглашаться на
суррогат не хочу.
Образование, данное мне отцом, заставляет смотреть на
жизнь глазами человека честного, принципиального, бескомп-
ромиссного. Жизнь оказалась совсем не такой, какой я ее пред-
ставлял себе по книгам. Это вызывает у меня сильный протест.
Людям, старающимся как-то изловчиться, пролезть, обвести
всех вокруг пальца, обмануть, я высказываю в лицо все, что о
них думаю. Это приносит мне много неприятностей, но еще
более укрепляет неприязнь к миру бездуховных личностей. Этот
разлад между внутренним и внешним миром длится уже долго.
Острота несколько притупилась, но я ощущаю безысходность и
тоску».
Обратите здесь внимание на порочный круг: Б. жил только
интересом и не получал радости от общения с друзьями. И чем

247
Командовать или подчиняться?
больше он занимался, тем больше в своем развитии отрывался
от сверстников, и, следовательно, тем меньше у него было шан-
сов приобрести товарищей и испытать радость общения. Резуль-
тат — глубокая депрессия.

А теперь противоположный пример.

«... Труд упорный ему был тошен», — говорит о своем герое
Пушкин. Онегину оставалась только радость. Легче всего ее по-
лучить в развлечениях и общении с противоположным полом.
Поэтому все свои душевные силы Онегин направил на любовь.
И, конечно, наступил момент, когда «в красавиц он уж не влюб-
лялся, а волочился как-нибудь; откажут — мигом утешался, из-
менят — рад был отдохнуть».

Мне представляется природа донжуанизма следующим
образом. Эмоция интереса, как уже говорилось ранее, воз-
никает в процессе творческого труда, который, таким об-
разом, является жизненной потребностью человека. Луч-
ше и легче всего это достигается в профессиональной
деятельности. Для Онегина развлечения и любовь стано-
вятся как бы профессией. С ростом «квалификации» сле-
дующая победа дается ему все легче и легче. Для интереса
всегда нужно что-то новое, отсюда — частая смена пред-
мета любви. Постепенно искусство обольщения сводится
к автоматизму (это уже не творческий труд), слава начи-
нает идти впереди героя. Онегин понимает, что в любви
счастья ему не достигнуть. «Я, сколько ни любил бы вас,
привыкнув, разлюблю тотчас...» — говорит он Татьяне,
любовь которой получил вообще без каких-либо усилий
со своей стороны. Онегин начинает путешествовать, но и
здесь его ждут разочарование, скука и тоска:

... И путешествия ему,
Как все на свете, надоели;
Он возвратился и попал,
Как Чацкий, с корабля на бал.

248
ГЛАВА V
Психологическая диета

И вот

... Татьяной занят был одной.
Не этой девочкой несмелой,
Влюбленной, бедной и простой,
Но равнодушною княгиней,
Но неприступною богиней...
... К ее крыльцу, стеклянным сеням
Он подъезжает каждый день;
За ней он гонится как тень...

Любовь ли руководила героем? Конечно, нет! Воз-
можность получить удовлетворение в труде и тем самым
укрепить свое «Я». Это как раз и поняла Татьяна. Имен-
но поэтому она отказала Онегину во взаимности, а не по-
тому, что не решилась бросить вызов обществу.

... Онегин сохнет — и едва ль,
Уж не чахоткою страдает.
Все шлют Онегина к врачам,
Те хором шлют его к водам.

Перед нами — четкая клиническая картина реактивной
депрессии, которая нередко заканчивается само-
убийством. Однако Онегин к врачам не идет, а пишет
письмо Татьяне. Послушайте, что пишет он:

Когда бы знали, как ужасно
Томиться жаждою любви,
Пылать — и разумом всечасно
Смирять волнение в крови;
Желать обнять у вас колени
И, зарыдав у ваших ног,
Излить мольбы, признанья, пени,
Все, все, что выразить бы мог...

Такое письмо может вызвать только жалость, а не лю-
бовь, и, естественно, он получает отказ.



249
Командовать или подчиняться?

Как видим, у Онегина все вроде бы складывается хо-
рошо (красив, умен, богат, здоров, образован), но он глу-
боко несчастен. Воистину справедлива восточная муд-
рость, что «все счастья и несчастья находятся в собственной
голове». И если человек хочет что-то изменить в своей
жизни, прежде всего надо перестроить самого себя (об
этом подробно рассказано в моей книге «Я: Алгоритм уда-
чи» (1994).
А есть ли среди нас Евгении Онегины? Есть, и сколь-
ко угодно. Причину я вижу в нашей образовательной си-

<< Пред. стр.

стр. 23
(общее количество: 36)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>