<< Пред. стр.

стр. 30
(общее количество: 36)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

шение дисциплины меньше. Просто к нам нарушители
311
Командовать или подчиняться?

дисциплины не приезжают, и на занятиях царит творче-
ская атмосфера.
Но не мне менять законодательство об образовании;
мне следует к нему приспосабливаться или уходить из
школы. Признаться честно, мысль послать все это ко всем
чертям у меня возникла уже через месяц. В материальном
отношении мне это ничего не давало, нервов тратилось
много, да и времени уходило достаточно. Ведь и после
уроков все время думаешь об этих маленьких негодяях.
Уже на четвертом занятии меня подмывало применить
автократические методы. И мне стало жаль всех учителей.
Я-то могу уйти, так как не связан со школой ни матери-
ально, ни морально, ни в плане карьеры. А каково учите-
лю, если ему идти некуда? И стал я понимать, почему учи-
теля средней школы можно сразу узнать по внешнему
виду. В принципе, я человек успеха, у меня очень много
радостных событий происходило и происходит. Но когда
я стал преподавать (всего один раз в неделю четыре часа!),
то перестал замечать все радости жизни. Я не видел смыс-
ла в своей работе в школе.
Но сдаваться не хотелось. А как вызвать у себя поло-
жительные эмоции и вынести этот ад? Ведь я психоте-
рапевт, и считаюсь специалистом высокого класса. Было
решено применить по отношению к себе метод экзис-
тенциального анализа в собственной модификации. Одно
из основных положений этого метода гласит: человечес-
кая жизнь имеет смысл в любых своих проявлениях — и
когда мы работаем, и когда любим, и когда страдаем. И
жизнь сразу становится легче, когда человек в страданиях
видит смысл. Только страдая, человек растет. «В горниле
страданий выковывается личность», — писал родоначаль-
ник логотерапии В. Франкл.
И я нашел смысл своей работы в школе.
Во-первых, я приобрету новые навыки преподавания и
разработаю новые. Разберусь же я в конце концов во всей
этой катавасии! Это даст мне возможность разработать
программу и написать учебник по психологии для сред-
312
ГЛАВА VI
Взгляд изнутри человека со стороны

них школ. Ведь если наше общество пойдет по де-
мократическому пути преподавания, психология станет в
школе обязательным предметом. Тогда я смогу ком-
пенсировать свои материальные убытки. Плюс моральное
удовлетворение, которое получу оттого, что у меня вый-
дет новая книга.
Во-вторых, мне станет легче проводить семинары с
учителями: им теперь будет понятно, что они имеют дело
со своим человеком, который все испытал на своей шку-
ре. Кроме того, мне будет легче их лечить.
В-третьих, мне будет легче лечить детей. Я понимаю,
почему они со взрослыми ведут себя не так, как с детьми,
почему их поведение на приеме прямо противоположно
тому, о котором рассказывают их родители. Конечно, у
меня на приеме ребенок несколько минут может вести
себя достойно. Так что это не столько мое умение, сколь-
ко модификация поведения, связанная с ситуацией. Те-
перь я понимаю, что вижу только одну сторону медали и
не буду упрекать родителей и учителей в неумении обра-
щаться с детьми.
В-четвертых, приобретенный опыт сделает мои ре-
комендации жизненными и эффективными. А если я все-
таки сдамся, то хотя бы не буду браться за лечение детей
и отошлю их к другим специалистам.
Мои ученики продолжали надо мной издеваться, но
мне стало полегче и немного понятнее, почему они так
себя ведут.
Дело есть дело. Прошел месяц. Мне надо было ставить
оценки. А мы еще почти ничего не прошли из того, что
намечалось. И я провел эксперимент, который был пред-
ложен одним из видных педагогов высшей школы. Я ска-
зал ученикам следующее: «Мы прозанимались месяц, и я
должен поставить оценки. Что-то вы освоили. Поэтому
тройки можно поставить всем без опроса. Но я не хочу
портить вам настроения и поставлю всем четверки без
опроса. Те, кто претендует на пятерки, должен будет от-
вечать». В обоих классах из 20 учеников 13 сразу же согла-
313
Командовать или подчиняться?
сились на четверки. Тогда я продолжил: «Те, кто претен-
дует на пятерки, надо думать, имеют прочные знания.
Поэтому я вам ставлю пятерки без опроса». Так я за три
минуты выставил всем оценки. Надо было видеть огорче-
ние тех, кто сам себе поставил четверки! Мне рассказы-
вали, что один ученик дома даже рыдал.
В одном классе я, наконец, почти добился того, чего
мне хотелось, в другом дела шли все хуже и хуже. И я по-
нял, что утверждение учителей, что бывают разные клас-
сы, соответствует действительности. И поэтому то, что
проходит в одном классе, может не пройти в другом.
К концу второго месяца ученики меня «достали», и я
стал проводить опрос и ставить то, что они заработали. В
классе установилась мертвая тишина. Через какое-то вре-
мя кто-то сказал, что я поступаю несправедливо. Я на это
заметил, что не им говорить о справедливости: «Почему
никто из вас не отказался от незаработанных пятерок и
четверок? Ведь это тоже было несправедливо!». На какую-
то минуту они оторопели, а затем оправились и стали
шуметь. К моему стыду, я заметил, что мне стало легче.
Потом, когда я проанализировал, кто что получил, оказа-
лось, что двойки я поставил тем, кто плохо себя вел. Нет,
двойки они заслужили. Однако тем, кто вел себя непло-
хо, я поставил более высокий балл. Им я давал шанс в виде
дополнительных вопросов. К нарушителям дисциплины
такого снисхождения не было.
Появился материал, который можно было проанали-
зировать. Для меня вдруг по-новому высветилась работа
Э. Фромма «Бегство от свободы». Я понял, что имею дело
с рабски-тираническими личностями и вплотную увидел,
как зарождается и формируется лицемерие, садизм, тира-
ния и рабство. Ведь я дал ученикам свободу. Я не делал
замечаний и разрешал уходить с уроков. Но что они сде-
лали со своей свободой? Они стали тиранить меня и вы-
нудили применить хлыст. Так они потеряли свободу, да и
я стал тираном. Политикой я не занимаюсь, но напраши-
вается аналогия. Ведь нам дали свободу для того, чтобы
314
ГЛАВА VI
Взгляд изнутри человека со стороны

заниматься своим делом с выгодой для себя и пользой для
других. Но рабы получили свободу от своих обязанностей
и ведут себя так, что рано или поздно появится сильная
личность, которая их поработит. Рабы тоскуют по тира-
нии.
Конечно, думал я, если у меня ничего не получится в
этих классах, то или вообще отменят психологию, или
подберут педагога с автократическим стилем преподава-
ния, и тогда ученики будут знать, но не будут уметь. Они
будут знать, что следует соблюдать диету, но не будут уметь
ее соблюдать и будут страдать от ожирения. Они будут
знать, что следует заниматься физкультурой, но не будут
уметь ее делать и, следовательно, будут задыхаться при
подъеме на второй этаж. Они станут врачами, и больные
не будут им верить и не будут выполнять их рекоменда-
ций.
И еще факт: дети тянут руки, чтобы ответить на вопрос,
на который не смог ответить их одноклассник. Мне вдруг
стало ясно, что мы неосознанно стравливаем детей друг с
другом. Ведь тот, кто сидит, имеет явное преимущество
перед тем, кто стоит у доски и отвечает. У него нет эле-
мента волнения. Он может посмотреть в учебник или тет-
радь. И, наконец, отвечает он добровольно, а тот, кто сто-
ит у доски, вызван принудительно. «Молодец, Вова! Вот
видишь, Саша, могут же другие хорошо учиться. Что же
тебе мешает...» Дальнейшее предоставляю вашей фанта-
зии. Я предложил еще более или менее мягкий вариант.
В действительности эпитеты, характеристики и оценки
бывают более жесткими. Как вы думаете, как будет отно-
ситься тот, кто отвечает у доски, к тому, кто его дополня-
ет, стоя у парты и подглядывая в тетрадь? И как он будет
осознанно или неосознанно относиться к нам, учителям?
А злость свою, которая у него накапливается к нам, учи-
телям, на ком он может сорвать? На том, кто его допол-
няет! А если и на нем не может? То на младшем брате или
сестренке или вообще на том, кто послабее. Я теперь по-
нял, почему в школе меня, отличника, мягко выражаясь,
315
Командовать или подчиняться?
недолюбливали ребята. Я понял, почему отличников из-
редка поколачивают. Ведь физически они нередко слабее
хулиганистых детей, да и характер у них более робкий. То
же самое и в семье, где несколько детей. Вот где заро-
ждается дедовщина! Не в армии! В армии она принимает
наиболее уродливые и садистские формы.
Все это я рассказал ребятам и попросил, чтобы они не
тянули рук, когда их одноклассник «плавает» у доски.
Кроме того, я разработал вопросы для программи-
рованной проверки знаний. Обучающемуся предлагают-
ся альтернативные варианты ответов и критерии оценки.
На курсах повышения квалификации врачей мы уже так
несколько лет работаем. Наши курсанты сами себе ставят
оценки. Мы дополнительно опрашиваем их и в случае
удачных ответов повышаем оценку. Все проблемы этого
плана снимаются. Я как преподаватель перестаю быть ка-
рающей рукой. При устных ответах, если тема раскрыта
неправильно или не полностью, я исправляю и дополняю
сам.
Мне очень нравится система обучения, которая раз-
работана Скиннером, родоначальником поведенческой
психотерапии, где каждый ученик продвигается по пути
овладения знаний в собственном темпе. Учителям не при-
ходится наказывать детей, надо просто ободрять, консуль-
тировать и организовывать внеклассную работу. Но для
этого необходимы соответствующие программы, да и же-
лательно, чтобы класс был оборудован персональными
компьютерами. Но что-то можно сделать и сейчас.
Все прогрессивные педагоги выступают против нака-
заний учащихся, и я с ними солидарен. Наказание ин-
формирует лишь о том, чего не надо делать, но не сооб-
щает о том, что нужно делать. Наказание является
основным препятствием к научению (так, чтобы не толь-
ко знать, но и уметь). Скиннер писал, что наказуемые спо-
собы поведения не исчезают; они почти всегда возвра-
щаются замаскированными или сопровождаемыми
другими формами поведения. Эти новые способы поведе-
316
ГЛАВА VI
Взгляд изнутри человека со стороны

ния позволяют избежать наказания или являются ответом
на наказание. Тюрьма — прекрасная модель, демонстри-
рующая неэффективность наказания. Если заключенный
ничему новому не научился, то нет никакой гарантии, что
в той же среде с теми же соблазнами он не будет вести себя
по-прежнему.
Другая проблема заключается в том, что наказание по-
ощряет наказывающего. Учитель, угрожая ученику плохой
отметкой, добивается того, что тот становится вни-
мательным или по крайней мере сидит тихо. Для учителя
это как бы подкрепление, и он все чаще прибегает к на-
казанию, пока не возникает бунт. В конечном итоге на-
казание не удовлетворяет наказывающего и не приносит
пользу наказуемому.
Что же делать? Как сделать так, чтобы школа стала ме-
стом радости, а не местом борьбы и унижений, как для
учителя, так и для ученика?
Есть золотое правило педагогики, которое утверждает,
что дети хорошо учат тот предмет, который преподает
любимый учитель. В том классе, где дела шли неплохо, я
провел анонимное тестирование, как ко мне относятся
лицеисты после двух месяцев преподавания. Оказалось,
что положительно относятся 13 человек, отрицательно —
3, нейтрально — 4. Конечно, и этих 7 человек я тоже хо-
тел перетянуть на свою сторону. Но не об этом сейчас
речь.
А будет ли современный ученик любить учителя, захо-
чет ли он сам стать учителем? Будет ли учитель для него
героем? К сожалению, на эти вопросы следует ответить
отрицательно. Да и как любить его, как он может стать
героем, как хотеть самому стать учителем, когда социаль-
ное положение учителя, к сожалению, ниже социального
положения родителей многих учеников, особенно в пре-
стижных школах и лицеях? Учителя мало зарабатывают,
хуже одеты, чем их ученики, у них часто неблагополучные
семьи и неблагополучные дети. Многие учителя-женщи-
ны не имеют своей семьи и детей.
317
Командовать или подчиняться?
Давайте вспомним, что в царской России статус ря-
дового учителя приравнивался к статусу действительного
статского советника, что равно было воинскому званию
полковника. И учитель на социальной лестнице зачастую
стоял выше своих учеников и их родителей. То же самое
можно сказать и о медицине. В этом тоже одна из причин
низкой эффективности муниципального здравоохране-
ния. Но это уже дело правительства и депутатов Думы. Я
бы не хотел углубляться в политику. Ведь там я не профес-
сионал. Нам же, учителям, да и врачам, следует попытать-
ся что-то сделать в тех условиях, в которых мы оказались.
Ведь некоторым педагогам это удается. У нас есть неболь-
шая армия репетиторов, которые и хорошо учат, и хоро-
шо зарабатывают.
Я мучительно искал причину своих неудач на школь-
ном поприще. Ведь клиническая практика и преподава-
ние на факультете усовершенствования врачей дают мне
моральное удовлетворение и относительно неплохое по
нынешним временам материальное обеспечение. Почему
же не получается в лицее?
Изучая работы А. Адлера, видного психолога и пси-
хотерапевта, который много и эффективно работал на
поприще педагогики, я вычитал следующую фразу: «Обу-
чение будет только тогда эффективным, когда оно будет
тесно связано с сегодняшними непосредственными потреб-
ностями учащихся». И как-то сразу стала понятна причи-
на моих неудач. Почему меня внимательно слушают боль-
ные и клиенты? Потому что все то, что я им говорю, они
тут же пытаются использовать на практике. А ученик де-
сятого класса никак не возьмет в толк, зачем ему знать,
как управлять большим коллективом, выступать на ми-
тинге во время избирательной кампании. Ему незачем
копаться в собственной личности, потому что крупных
неудач у него еще не было. Ему не нужна психология в той
форме, в какой я ее преподаю, точно так же как он не
может взять в толк необходимость бросить курение или
заниматься физкультурой только потому, что лет через
318
Взгляд изнутри человека со стороны ГЛАВА VI

тридцать все это может сказаться роковым образом. А вот
если он бросит курить, то «вред» от этого почувствует сра-
зу же: над ним будут подсмеиваться «друзья», которые
курят, ему труднее будет завязать знакомство, справиться
с тревогой и т. д. А если он начнет систематически зани-
маться физкультурой, ему сразу нужно будет меньше
спать. Химию, физику и биологию он учит, так как пони-
мает, что через год ему поступать в институт. А вот зачем
психология? Как развлечение это понятно. Но чтобы все
это выучивать? Нет, это уже слишком! Тем более, что учи-
тель обещал не ставить очень плохих отметок.
И я подумал, как связать преподавание с непосред-
ственными нуждами учеников? И дело пошло веселее.
Но это уже другой рассказ.



6.2. Рассказ второй
Итак, я решил связать преподавание с непосредствен-
ными нуждами учеников. К этому времени в более бла-
гополучном классе посещаемость достигла 12 человек из
20, а в менее благополучном — 7 из 20. Но были и неко-
торые успехи. Ко мне стали проситься на занятия учени-
ки 11-го класса. Я их пустил. Тогда у них было «окно». К
моей радости, они пришли и на второе занятие. Но я вы-
нужден был им отказать, так как выяснил, что они при
этом пропускали основное занятие. Кроме того, на заня-
тия стали приходить и учителя. Я предупредил учеников,
что это не проверяющая комиссия, а тоже мои ученики,
и попросил их вести себя так, как они обычно ведут себя
на моих занятиях.
В более благополучном классе я предложил заняться
речевой подготовкой, рассказал о психологии публично-
го выступления, сказал несколько слов о важности умения
красиво говорить и продемонстрировал им несколько

319
Командовать или подчиняться?

приемов ораторского искусства. Я им рассказал также и о
требовании Цицерона: каждый выступающий должен вы-
полнить три задачи: научить слушателя, доставить ему
наслаждение и повести за собою.
Три человека выразили желание сделать доклад. Темы
дать я отказался и предложил им выбрать любую, даже
если она и не касается психологии. Две девочки взяли ас-
трологическую тему. Я дал каждой по 10 минут. Доклада
они не написали, а просто прочитали на занятии несколь-
ко страниц из астрологической книжки. Ученики их не
слушали, в классе стоял шум. Потом мы начали обсужде-
ние. Одноклассники их как следует покритиковали. Всем
стало ясно, что ни одну из задач они не выполнили: ни-
чему не научили, наслаждения от их речи никто не полу-
чил и желания заниматься астрологией ни у кого не воз-
никло. Хвалить их особенно было не за что, но я все-таки
похвалил за инициативу. Раньше они отвлекались на за-
нятиях. Теперь они на своей шкуре убедились, каково
преподавателю, когда класс шумит.
Третья девочка сделала доклад о Фрейде. Она добро-
совестно подготовилась, использовала несколько источ-
ников и гладко, тоном экскурсовода прочла доклад. Вмес-
то 10 минут она говорила 25; 20 минут она потратила на
биографию Фрейда и только 5 минут посвятила его уче-
нию. Минут 10 ученики слушали ее внимательно, затем
стали отвлекаться. Здесь хвалить уже было за что. Это был
добротный реферат. Я заметил, что следовало бы больше
рассказать об учении Фрейда. Затем я взял ее доклад, ко-
торый был написан аккуратно и красивым почерком, но
не было полей и использовались обе стороны листа. Я
объяснил, как следует оформлять доклады, почему нуж-
но писать на одной стороне и оставлять поля.
Все ученики слушали меня внимательно, и, по-моему,
у них появилось уважение к оформлению документации,
когда я объяснил, что главный врач больницы может не

320
Взгляд изнутри человека со стороны ГЛАВА VI

разбираться, например, в психиатрии, но он никогда не
поверит, что можно быть хорошим психиатром и не пони-
мать таких простых вещей, как необходимость ставить на
лицевой стороне листа истории болезни дату постановки
диагноза. У нас довольно интересно прошла беседа о свя-
зи формы и содержания и психологии управления. Учени-
кам стало понятно, для чего надо знать некоторые фор-
мальности. Оказывается, это помогает экономить время.
По-настоящему успешно работать мы стали после сле-
дующего случая. Ученики попросили начать урок на
10 минут позже и пригласили меня принять участие в по-
здравлении своей одноклассницы. Просили они со сму-
щением, не вполне уверенные, что я соглашусь. Я не толь-
ко согласился, но и предложил им провести это
мероприятие без ограничения времени. «Психологию мы
успеем поучить, а день рождения только раз в году», —
сказал я. Накрыли сладкий стол. Спиртных напитков, ес-
тественно, не было.
Вначале я рассказал, что такое ритуал и как во время
его можно сделать еще кое-какие важные дела. Затем каж-
дый ученик произносил тост, а мы его обсуждали. Первым
произнес тост робкий мальчик. Он очень волновался и
пожелал девушке успехов в учебе и счастья в личной жиз-
ни. Мы разобрали причину его волнения. Используя тех-
нику когнитивной терапии, я объяснил, что волнение и
застенчивость являются результатом неосознаваемых идей
величия — желания всем понравиться, что очень сковы-
вает. В результате произносишь банальные фразы и не в
состоянии использовать свой интеллект, чтобы тост был
оригинальным. Второй мальчик пожелал, чтобы девушку
обходили неприятности. Постепенно ребята все более рас-
ковывались и вкладывали в свои тосты не только разум,
но и чувства.
Мы смогли обсудить, как по поведению и отдельным
фразам узнать характер человека, провели классификацию

321
1 1 . Зак. 129
Командовать или подчиняться?

всех тостов, обсудили преимущество коротких речей, спо-
собы привязки своего выступления к выступлению, кото-
рое было раньше. Я рассказал, какие тосты нужно произ-
носить, чтобы обратить на себя внимание. Предупредил,
что во время ритуала каждый не столько желает благ винов-
нику торжества, сколько демонстрирует свою воспитан-
ность, и что не надо принимать всерьез то, что говорится.
Наглядно показал опасность такого времяпрепровождения,

<< Пред. стр.

стр. 30
(общее количество: 36)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>