<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

вольное (активное) сопровождается чувством усилия. Произволь-
ное внимание всегда опосредствовано, то есть его объект связан с
отдаленным интересом. Таким образом, У.Джеймс выделяет и по-
следовательно описывает, используя яркие примеры, шесть ви-
дов внимания: 1) непроизвольное, непосредственное, чувственное;
2) непроизвольное, опосредствованное, чувственное; 3) непроизволь-
ное, непосредственное, интеллектуальное; 4) непроизвольное, опос-
редствованное, интеллектуальное; 5) произвольное, опосредство-
ванное, чувственное; 6) произвольное, опосредствованное,
интеллектуальное.
В классической психологии сознания ведущим основанием
классификации актов внимания стало их отношение к аффектив-
но-волевой сфере сознания субъекта. Различение внимания на про-
извольное и непроизвольное историки психологии находят еще у
Аристотеля. Однако полное и всестороннее описание всех
разновидностей и свойств произвольного и непроизвольного вни-
мания было проведено только в XVIII столетии. Рассмотрение
волевого характера внимания продолжалось. Так, У.Гамильтон в
лекциях, прочитанных в 1836-1837 годах, упрекал Т.Рида и Д.Стю-
арта в том, что они рассматривали только произвольную форму
внимания. В отличие от них он говорит о трех видах внимания.
Первый – простой, жизненный и непреодолимый акт; второй – оп-
ределяемый желанием акт, который, несмотря на непроизвольность,
может быть задержан нашей волей; третий – акт, намеренно де-
терминированный волей. Нередко дискуссии принимали острый
характер, поскольку затрагивали вопрос о свободе воли. Тем не
менее, на этапе научной психологии эта классификация сохранила
свое значение, а у некоторых авторов, например, в работах Т.Рибо и
Н.Ланге, получила дальнейшую разработку и солидное обоснова-
ние. Несмотря на возражения В.Вундта, который считал различе-
ние непроизвольного и произвольного внимания ошибочным, в учеб-
ной и справочной психологической литературе оно становится
центральным, возможно, потому, что хорошо согласуется с житей-
ским опытом и является удобной схемой изложения богатой и раз-

61
нообразной феноменологии внимания. Основание разграничения
непроизвольного и произвольного внимания заключается в несоот-
ветствии первого и соответствии второго целям или намерениям
субъекта. В случаях непроизвольного внимания человек внимате-
лен независимо от ближайших и отдаленных сознательных целей и
даже вопреки им. Побудительные причины непроизвольного вни-
мания находят в особенностях его объектов — специфических
характеристиках впечатлений органов чувств, мыслей, образов па-
мяти и воображения.
В зависимости от внутренних условий выделяют три
разновидности непроизвольного внимания. Детерминанты вынуж-
денного внимания лежат, предположительно, в видовом опыте орга-
низма. Поскольку научение в этой форме внимания играет незначи-
тельную роль, ее называли врожденной, естественной или
инстинктивной. Список характеристик объектов вынужденного вни-
мания обычно начинают с интенсивности впечатления. Наше вни-
мание привлекают громкие звуки, яркий свет, сильные боли и едкие
запахи, резкие вкусы, холод и жар, интенсивные толчки и надавли-
вания. Так, даже если мы чем-то заняты, удар грома, взрыв, выст-
рел и вой сирены неминуемо обратят наше внимание на себя. Ве-
чером на улице мы невольно замечаем светящиеся вывески
ресторанов, вспышки рекламных стендов и надписей, ярко осве-
щенные витрины и блестящие предметы, выставленные в них. В
магазинах нам может, как говорится, ударить в нос запах кофе или
корицы, духов, краски или мыла. Застольную беседу прерывают
чрезмерно горячая пища, боль в зубе, избыток соли или горчицы.
Важнейшей характеристикой объектов, привлекающих и отвлека-
ющих внимание, является движение. Человек замечает слабый про-
черк падающей звезды на ночном небосклоне, порхающую бабоч-
ку и муравья, ползущего по руке. В толпе, пытаясь привлечь
внимание знакомого, мы машем ему рукой. Говорят, что опытные
бойцы на фронте, выглядывая из окопов, поднимали и опускали го-
лову очень медленно. Ритмичное повторение слабого стимула так-
же может привлечь внимание. Нам мешают заснуть капающий кран,
муха, бьющаяся о стекло и мышь, тихо грызущая корку хлеба. С
другой стороны, внимание привлекает внезапное, новое, неожидан-
ное и странное – все, что как-то выпадает из рутинного хода собы-
тий и обычного окружения. Так, мы замечаем остановку едва слыш-
ного тикания часов, новые ботинки или прическу коллеги, высокого
человека в толпе, одинокое дерево на поляне, тишину после обиль-
ного снегопада. В плане мысли и воображения к событиям и состо-

62
яниям вынужденного внимания относят догадку, внезапно пришед-
шую в голову, навязчивые идеи ипохондриков, переживание горя,
любовные страдания и сексуальные фантазии. Диапазон и сила
чувств, испытываемых человеком в случаях вынужденного внима-
ния, довольно велики. Если субъект сопротивляется отвлечению,
то внимание сопровождается удивлением и неудовольствием. Если
же намеренно или по обыкновению он остается пассивным, погру-
жаясь в процесс переживаний, то характер эмоций определяется
содержанием объекта внимания. Привлечение внимания может пе-
рейти в развлечение, доставляющее в одних случаях удовольствие
и наслаждение, в других же – отвращение и ужас, а иногда в амби-
валентную смесь того и другого. В пределе наступает состояние
пассивной абсорбции, при которой субъект полностью и самозаб-
венно как бы сливается с объектом мысли или восприятия, раство-
ряясь в нем и покорно подчиняясь его течению. Внешняя и внут-
ренняя деятельность уменьшается до минимума или принимает
автоматический характер. Некоторые авторы считали эту форму
внимания первичной или низшей. По мнению П.Ф.Каптерева, в та-
ком состоянии пребывает наголодавшийся младенец, когда сосет
грудь матери, и ребенок более старшего возраста, который долго и
пристально смотрит на пламя свечи или светящиеся угли в печке.
У взрослых же оно наступает при «сильном страдании и наслажде-
нии. Такое внимание есть однопредметное, без всякой примеси ана-
лиза и сопоставлений и заключается в простом переживании извес-
тного состояния со всецелым погружением в него. Человек весь
уходит в переживание положения и более ничего не делает, ни о
чем не думает не только постороннем переживаемому состоянию,
но даже и о том, что переживает, что поглотило его внимание», –
пишет П.Ф.Каптерев.
Вторая разновидность непроизвольного внимания определяется
как зависимая не столько от видового, сколько от индивидуального
опыта субъекта. Она складывается на той же инстинктивной осно-
ве, но как бы в отсроченном порядке, в процессе стихийного науче-
ния и прилаживания человека к определенным условиям жизни. В
той мере, в какой эти процессы и условия совпадают или не совпа-
дают у представителей различных возрастных и социальных групп,
образуются общие и индивидуальные зоны объектов внимания и
невнимания. Внимание этого вида можно назвать невольным.
Принудительный характер и эмоциональное воздействие впечатле-
ний, мыслей и представлений, его вызывающих, здесь сравнитель-
но невелики, могут быть редуцированы полностью, необязательны

63
для всех людей вообще и для данного индивида в разное время. В
отличие от стимулов вынужденного внимания, которые, по выра-
жению Э.Титченера, берут наше сознание штурмом, объекты не-
вольного внимания как бы проскальзывают в фокальную область
сознания в моменты относительного бездействия, периоды отдыха
и актуализации потребностей. В этих условиях внимание привлека-
ют ближайшие объекты, голоса, люди или животные; мужчины за-
мечают женщин и наоборот. При голоде и жажде человеку неволь-
но бросаются в глаза вывески и витрины продовольственных
магазинов, кафе и ресторанов. Объекты невольного внимания, хотя
бы ненадолго, возбуждают какие-то устойчивые интересы субъек-
та, отвлекая его от выполнения текущих дел и обязанностей. Дли-
тельное и устойчивое состояние невольного внимания обеспечива-
ется и подкрепляется стабильными интересами, которые философы
и классики психологии называли страстями. Сферы действия стра-
стей и соответствующие объекты невольного внимания порожде-
ны войнами, политическими интригами, любовными и родитель-
скими отношениями, играми, охотой, модой, алкогольными
напитками и кулинарией. В исключительных случаях рождения ге-
ниев страстью становится занятие определенной деятельностью,
продукты которой оказываются значимыми и полезными для всего
человечества.
Третью разновидность непроизвольного внимания – внимание
привычное – одни авторы считают следствием или особым слу-
чаем произвольного внимания, другие же – формой, переходной к
нему. Побудительный аспект объектов привычного внимания зак-
лючается в их сходстве или согласии с текущими и предшествую-
щими, в том числе целевыми содержаниями сознания. Со стороны
субъекта эта форма внимания обусловлена установками, актуали-
зируемыми намерением выполнить ту или иную деятельность. Так,
водитель, сев за руль автомобиля, готов к восприятию дорожных
знаков и событий, которые могут произойти на шоссе и тротуарах.
В этих случаях иногда говорят о профессиональном внимании, под-
черкивая необходимое участие произвольного внимания в прошлом,
когда данная установка, навык или умение с трудом формирова-
лись. Обычным примером мимовольного срабатывания привычно-
го внимания является ответ на вопрос, что будут замечать во вре-
мя совместной прогулки на лоне природы разные специалисты.
Геолог увидит разломы скальных пород, внимание ботаника при-
влечет редкое растение, энтомолог заметит какую-нибудь мушку,
а философ или психолог, возможно,— ничего. Как состояние более

64
или менее устойчивое, привычное внимание характеризует повсед-
невную трудовую и учебную деятельность. Т.Рибо считал эту фор-
му внимания высшей, относил ее к завершающей стадии развития
произвольного внимания и личности гражданина цивилизованного
общества.
Третий период – период организованного внимания: внимание
вызывается и поддерживается привычкой. Так, ученик, сидящий в
классной комнате, работник, трудящийся в мастерской, чиновник,
занимающийся в канцелярии, купец, сидящий за прилавком, по боль-
шей части охотно выбрали бы для себя иные местопребывания; но
под влиянием самолюбия, честолюбия, интереса у них создалось
прочное влечение к указанным занятиям. Выработавшееся внима-
ние стало второй натурой, задача искусства выполнена. Достаточ-
но очутиться в известных условиях, известной среде, чтобы ос-
тальное последовало само собой; внимание вызывается не столько
причинами, принадлежащими настоящему, сколько накоплением
причин предшествовавших. Двигателям первичным сообщилась
сила двигателей естественных. Субъекты, неподдающиеся воспи-
танию и дрессировке, никогда не достигают этого третьего перио-
да; у них произвольное внимание является редко, урывками и не
может войти в привычку.
Вынужденное, невольное и привычное внимание как
разновидности непроизвольного внимания объединяет то, что их
побудительные причины лежат вне фокального сознания субъекта.
В этом смысле непроизвольное внимание определяют как пассив-
ное. Его субъективные условия закреплены в виде психофизиоло-
гических установок, отчасти врожденных, отчасти трансформиро-
ванных или сложившихся заново по ходу научения и приспособления
индивида к природной и социальной средам.
Источники внимания произвольного целиком определяются
субъективными факторами. Произвольное внимание служит для
достижения заранее поставленной и принятой к исполнению цели.
Круг объектов произвольного внимания потенциально безграничен,
поскольку не определяется особенностями стимуляции, специфи-
кой организма и интересами субъекта. Сознательное намерение
обратить и сосредоточить свое внимание на чем-либо – отличи-
тельная черта всех случаев произвольного внимания. Однако реа-
лизация этого намерения происходит при различных условиях. В
зависимости от характера этих условий и, шире, от системы дея-
тельности, в которую включены акты произвольного внимания, вы-
деляют несколько его разновидностей.

65
Процессы сознательного, намеренного обращения внимания мо-
гут протекать легко и без помех. Такое внимание можно назвать
собственно произвольным, чтобы отличить его от случаев
привычного внимания, о которых говорилось выше. Здесь действия
внимания лежат в русле обслуживаемой деятельности. Необходи-
мость в волевом внимании возникает в ситуации конфликта между
выбранным объектом или направлением деятельности и объекта-
ми или тенденциями внимания непроизвольного. Наиболее знако-
мый и простой вариант волевого внимания реализуется в ситуации
конфликта во внешнем окружении, например, при действии силь-
ных отвлекающих помех, препятствующих обнаружению и опозна-
нию слабого сигнала. Как особый случай волевого внимания мож-
но рассматривать трудоемкий процесс выработки моторных и
когнитивных навыков и умений. Чувство напряжения – характер-
ное переживание процессов внимания данного вида. Акты собствен-
но волевого внимания совершаются вопреки текущим стремлени-
ям, интересам и желаниям субъекта, вынужденно, под прямым
давлением социального окружения или благодаря слабому мотиву,
лежащему за пределами наличной ситуации.
Волевое внимание можно определить как неохотное, если
источник конфликта лежит в мотивационной сфере субъекта. Нео-
хотное, хотя и добровольное, внимание обеспечивают личностные
инстанции, связанные с чувством долга и принятыми моральными
обязательствами, отвлеченными идеями и широкими схемами
мысли, установками на самопознание, совершенствование и при-
ближение к идеалу. Активное торможение и отвержение отвлече-
ний переживаются здесь в форме чувства усилия как компонента
сложного состояния борьбы мотивов. Развитию умений и навыков
такого неэгоистического (морального) внимания служит множество
техник религиозной практики. В повседневной жизни указанные
формы волевого внимания встречаются нечасто. Т.Рибо говорит
об этом следующее:
«Но нельзя не заметить, что наиболее высокая форма хоте-
ния, произвольное внимание, сравнительно со всеми другими, ред-
ка и сверх того наиболее не постоянна. Если мы вместо того, что-
бы изучать произвольное внимание с точки зрения психолога,
углубившегося в самого себя и находящего подтверждение своих
положений лишь на внутреннем опыте, будет исследовать его в
массе здоровых и взрослых людей, чтобы узнать, какое приблизи-
тельно место имеет оно в их умственной жизни, то увидим, как
редко и на какой короткий срок оно появляется. Если бы было воз-

66
можно взять человечество вообще за определенный период вре-
мени и сравнить сумму действий, совершенных им при помощи
произвольного внимания, с суммой действий, совершенных поми-
мо его, то у нас получилось бы отношение, почти равное отноше-
нию нуля к бесконечности». А.Бэн предлагал сузить значение тер-
мина внимание, приблизив его к тому житейскому представлению,
которое имеет в виду только внимание произвольное. «Таково вни-
мание в школе и армии», – отмечает он.
Борьба с самим собой – суть любых процессов волевого вни-
мания, а их специфика определяется содержанием противоборству-
ющих сторон. Многие философы и религиозные мыслители видели
здесь проявление и разрешение конфликтов между свободой и
детерминизмом поведения, духом и телом, высшим и низшим, бо-
жественным и животным в природе человека. Поэтому область
феноменов волевого внимания становилась ареной жарких дискус-
сий между идеалистами и материалистами, теологами и учеными.
Те и другие считали волевое внимание специфической способнос-
тью человека и отводили ему если не центральное, то весьма за-
метное место среди других психических функций. Авторы с раз-
ным и даже полярным мировоззрением рассматривали развитие этой
способности как необходимую предпосылку социализации психики,
интеллектуального, личностного и духовного роста человека. Так,
известный теолог и философ Н.Мальбранш писал:
«Внимание интеллекта – это естественная молитва, благода-
ря которой мы получаем просветление разума. Но вследствие гре-
хопадения интеллект часто испытывает ужасные искушения; он не
может молиться, труд внимания утомляет и огорчает его; вначале
работа внимания велика, а вознаграждение скудное, и, в то же вре-
мя, воображение и страсти непрерывно теребят, возбуждают и да-
вят на нас, а разум всегда и охотно готов подчиниться этим им-
пульсам и воздействиям. Дело, однако, заключается в
необходимости. Мы обязаны вызвать просветление разума, и дру-
гого, помимо работы внимания, пути к рассудку и пониманию не
существует. Вера – дар Божий, получаемый безотносительно к на-
шим достоинствам, тогда как интеллект, практически единствен-
но, дар заслуженного признания. Вера есть чистое благоволение по
отношению к каждому, а понимание истины нужно заработать при
поддержке благоволения. Следовательно, тот, кто способен на этот
труд и кто всегда внимателен к истине, которой он должен следо-
вать, обладает расположением, заслуживающим имени более ве-
личественного, чем диспозиции, обусловливающие другие, самые

67
блестящие достоинства и добродетели. Поэтому будет проститель-
но, если я дам этому умению сомнительное название сила интел-
лекта. Чтобы обрести ту подлинную силу, благодаря которой ин-
теллект поддерживает работу внимания, необходимо своевременно
приступить к этой работе; при естественном ходе вещей умения
приобретаются только посредством действий, а усилить их можно
только путем упражнений. Но, возможно, единственная трудность
заключается в том, чтобы начать. Мы вспоминаем, как уже начи-
нали когда-то и были вынуждены это дело оставить, и поэтому рас-
холаживаемся, считаем себя неспособными к медитации и отрека-
емся от разума. В таком случае мы, хотя бы на время,
отказываемся от этой добродетели, на что бы мы ни ссылались,
оправдывая собственную лень и нерадивость. Но без такой рабо-
ты внимания мы никогда не поймем величия религии, святости мо-
ральных обязательств, мелкоты всего небожественного, абсурд-
ности страстей и всех наших внутренних невзгод. Без этой работы
душа будет пребывать в потемках и беспорядке, потому что дру-
гого естественного способа постижения света, который может по-
вести нас, не существует; мы постоянно будем находиться в состо-
янии тревоги и странного замешательства и будем всего бояться,
когда побредем во мраке над пропастью. Истинно, что вера руко-
водит нами и поддерживает нас, но делает это она лишь тогда, ког-
да вызывает в нас внимание и дает посредством внимания свет, и
только этот свет может защитить наши души от множества устра-
шающих врагов».
Следующая разновидность произвольного внимания – вни-
мание выжидательное. Его значение и специфика исследовались
преимущественно в области психологии восприятия; в ситуациях,
когда испытуемый предупрежден о появлении объекта и должен
заранее подготовиться к его опознанию. Некоторые авторы отри-
цали существование такой формы внимания; другие же, напротив,
утверждали, что именно при отсутствии объекта восприятия са-
мостоятельный статус и определенная функция внимания могут
быть установлены и показаны наиболее убедительным и ярким
образом. Волевой характер выжидательного внимания человека
проступает особенно выпукло в ситуациях решения так называе-
мых задач на бдительность, когда испытуемому приходится от-
вечать как можно быстрее на каждое из сравнительно редких и
кратковременных появлений малозаметной цели. Мучительное уси-
лие и напряжение выжидательного внимания совершаются крат-
ковременными толчками или волнами, каждая из которых продол-

68
жается не более нескольких секунд. В паузах между ними насту-
пает или полное бездействие, или переход к непроизвольному вни-
манию – привычному при благоприятных условиях и невольному
при отвлечениях.
Особенно важный вариант развития произвольного внимания
заключается в трансформации волевого в спонтанное внимание.
Процесс и результат этого перехода У.Гамильтон описывает сле-
дующим образом:
«Начинать всегда нелегко, что особенно верно в случае ин-
теллектуального усилия. Когда мы обращаем внимание на какой-
то предмет, то первое время нас продолжают занимать десятки
мыслей о других вещах. Даже если энергичным усилием мы осво-
бождаемся от прошлых дел, непрерывно требующих нашего вни-
мания, даже при твердой решимости, привлекательности нового
предмета и отсутствии видимых препятствий слабые проблески
вторгающейся и отвлекающей мысли все-таки постоянно мешают
и сбивают наш разум с того, что должно было занимать его исклю-
чительным и максимально ясным образом. Как бы ни был велик
интерес к новому объекту, последний станет безусловным фавори-
том только тогда, когда вольется в интегральную часть прежнего
знания, установленных ассоциаций мыслей, желаний и пережива-
ний. Но это дело времени и привычки. Воображение и память, к
которым мы вынуждены обратиться за материалами, иллюстриру-
ющими новое исследование, помогают нам неохотно и, фактичес-
ки, уступают только насилию. Но если мы, несмотря на препят-
ствия, будем достаточно энергично идти своим курсом, то каждый
шаг вперед будет легче, чем предыдущий, дистракторы постепен-
но ослабеют, внимание будет сосредоточиваться на своем объек-
те более избирательно, а поток родственных идей потечет более
изобильно и свободно, предоставляя возможность легкого отбора
подходящих иллюстраций. Наконец, наша система мышления и по-
иск приходят в гармонию. Человек в целом становится как бы
философом, историком или поэтом и живет только в вереницах сво-
ей, связанной с его личностью мысли. Теперь он действует свобод-
но, а значит с удовольствием, ведь удовольствие есть отражение
непринужденного и беспристрастного проявления энергии. На всем,
что сделано в этом состоянии души, лежит печать выдающегося
мастерства и совершенства».
В описаниях других авторов также подчеркивается, что воле-
вое внимание является лишь промежуточной, переходной стадией
на пути к более продуктивной форме произвольного внимания.

69
«...Роль волевого усилия заключается в том, чтобы вызвать заин-
тересованное внимание и уступить ему место. Это похоже на то,
как мы встряхиваем часы и повторяем это, пока не получится доста-
точного толчка, и не установится самостоятельный ход механиз-
ма», – пишет Дж.Сёлли. Ту же идею высказывает Дж.Стаут и, до-
полнительно, в яркой, хотя и несколько преувеличенной форме,
говорит о том, к чему может привести работа волевого внимания,
если по ходу знакомства с изучаемым предметом интерес к нему
так и не появится. «Когда это происходит, периоды сосредоточения
становятся постепенно более продолжительными, пока не-
обходимость в сознательном усилии совершенно не прекратится.
Так, функция произвольного внимания в таких случаях заключает-
ся в том, чтобы создать внимание спонтанное. При неудаче появ-
ляются лишь утомление и отвращение. Лицо, осужденное на то,
чтобы проводить всю свою жизнь в постоянно возобновляемых
усилиях сосредоточиваться на безнадежно неинтересном предме-
те, сошло бы с ума, покончило бы с собой или впало бы в комати-
ческое состояние. Произвольное внимание принадлежит одновре-
менно и к области интеллекта, и к области практического воления.
Оно есть «поведение ума» и, подобно внешнему поведению, под-
чинено моральному закону. В морали интеллектуальной основной
добродетелью является терпение».
Как видно из вышеприведенных цитат классиков психологии
сознания, спонтанное внимание обладает характеристиками как про-
извольного, так и непроизвольного внимания. С вниманием произ-
вольным его роднит чувство активности, целенаправленность, под-
чиненность намерению внимать выбранному объекту или виду
деятельности. Общие моменты с непроизвольным вниманием
заключаются в отсутствии усилия, автоматичности и сильном
эмоциональном сопровождении. Поэтому данную форму внимания

<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>