<< Пред. стр.

стр. 25
(общее количество: 27)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

подкожные (п/к), внутримышечные (в/м) и внутривенные (в/в). Воздействие препарата на
организм начинается только после того, как он (препарат) попадает в кровь. Под кожей
сосудов значительно меньше, чем непосредственно в мышце, поэтому эффект от введения
наступит заметно позже, а эффект инъекции – почти мгновенный.
Суть подкожной инъекции – игла и, соответственно, лекарство вводятся под кожу
(между кожей и мышцей). Это необходимо в тех случаях, когда немедленный эффект от
лекарства не нужен. Так, например, вводится знаменитый инсулин, именно п\к делается
187
подавляющее большинство прививок. Наиболее удобно делать п\к инъекции в те участки
человеческого тела, где кожа легко оттягивается и берется в складку – бедро, боковая
поверхность живота, плечо, под лопатку.
Внутримышечные инъекции – самые распространенные. Тысячи жителей нашей
страны, говорящие: «укол я и сам (сама) сделать могу», – имеют в виду в\м введения
лекарств. Излюбленное место для этих инъекций – ягодицы (попа), хотя возможны варианты
(плечо, бедро). В\м вводят большинство антибиотиков, витамины, спазмолитики,
жаропонижающие средства. В силу своей простоты и быстроты, именно в\м введения чаще
всего используют врачи и фельдшеры скорой помощи – снять боль, «сбить» температуру,
понизить давление, успокоить.
Внутривенно – это всегда серьезно. Требуется быстрое лечебное действие, вводятся
активные препараты. В\в инъекции, чисто технически довольно сложны, но для
квалифицированной медсестры и тысяч наркоманов они не представляют собой чего-то из
ряда вон выходящего. В\в введение во временном аспекте может быть коротким (лекарства
шприцом медленно вводится в вену – медики говорят «струйно»), но бывают ситуации,
когда объем лекарственного средства велик или препарат лучше действует при очень
медленном введении в сильно разведенном виде – тогда ставят капельницу – с помощью
специальной системы для инфузий (инфузия – это, по-медицински, как раз и есть введение
больших объемов жидкости).
Тремя перечисленными видами инъекций выбор не ограничиваются. С
диагностической целью некоторые вещества вводят внутрикожно (в/к) – так, например,
ставится проба на инфицирование туберкулезом – знаменитая и всем знакомая реакция
Манту, так выясняют, а нет ли повышенной чувствительности к антибиотикам, обязательную
в/к пробу делают перед введением лечебных сывороток, например, противодифтерийной.
Бывают и другие инъекции – в полость сустава при некоторых артритах, в спинномозговой
канал при менингитах, непосредственно в нервные стволы при обезболивании (например, в
стоматологии).
Как-то уж так повелось, что лечение с помощью уколов общественное мнение
однозначно рассматривает как более эффективное, в сравнении с микстурами и таблетками.
Кстати, именно с инъекциями часто связана потребность в госпитализации – ну что это за
лечение в больнице, если не поставить несколько капельниц – таблетки ведь можно и дома
глотать.
В то же время, с любыми уколами связан целый ряд опасностей, осложнений и
неприятностей. И иглы, и шприцы, и лекарства, и инъекции делают люди. Люди могут
ошибаться. От ошибок никто не застрахован, но кое-какая информация может оказаться
совсем не лишней.

– Уколы – неприятно, больно, страшно.
– Лечится уколами всегда дороже, чем таблетками. При этом речь идет не только о
непосредственной цене конкретного лекарства, но и о резко увеличивающихся затратах на
оплату труда медицинских работников (теоретически, наличие бесплатного
государственного здравоохранения делает этот пункт для конкретного человека не
актуальным).
– Риск заноса инфекции – если, к примеру, стафилококк может попасть в организм
человека как угодно (и через рот, и воздушно-капельным путем, и при инъекциях), то целый
ряд болезнетворных микроорганизмов передаются только через кровь, а самые известные
среди них – вирусный гепатит В и СПИД. Понятно, что первооснова этих болезней –
человеческий фактор – нарушения стерильности при проведении инъекций, недостаточное
обследование доноров при производстве препаратов, которые делаются из крови.
– «Технические» осложнения – ввели «не туда» или «не то» (нечаянно, отвлеклись, не
получилось, так получилось).
– Местные реакции тканей, от красноты и болезненности в месте инъекции, до
188
абсцессов, которые потом вскрывают.
– Непосредственные общие реакции на введения – могут быть связаны со
специфическим или побочным действием конкретного препарата (например, «горячий укол»
хлористого кальция) и часто бывают очень неприятными.
– Аллергические реакции – не редкость и при приеме таблеток, но лекарство, введенное
инъекционно, вызывает реакцию более сильную и более быструю, вплоть до самого
страшного варианта аллергии – анафилактического шока.

С учетом семи перечисленных пунктов становится понятной наметившаяся во всем
мире тенденция к тому, чтобы максимально ограничить количество инъекций. Лучшие
фармакологи ведущих фирм видят свою задачу в том, чтобы создать препараты быстро и
эффективно действующие при приеме через рот. Полностью отказаться от инъекций вряд ли
удастся, особенно при лечении неотложных состояний, но свести к минимуму количество,
предельно сузить показания – это задача вполне посильная.
К огромному сожалению, главным фактором, часто не позволяющим отказаться от
ненужных уколов, является общественное мнение, образ мышления конкретного рядового
нашего соотечественника.
Примеры народной мудрости: «уколы лучше, чем таблетки», «врач который не
назначил уколы, лечить не умеет», «приехала скорая – даже ничего не укололи», «наш
невропатолог очень невнимательный – пошла к нему на прием, так он даже витамины
поколоть не назначил».
Врач, хочет, чтоб его любили, уважали и ценили. Если для любви и уважения следует
назначить капельницу – удержаться от соблазна очень тяжело.
Если врач приписал уколы и не помогло – значит не судьба... Если врач назначил
таблетки и не помогло – значит надо было уколы назначать. Только так, и не иначе.
Бороться с общественным мнением дело почти безнадежное. У Вас болит голова? Мы
Вам назначим магнезию. Поверьте, после 5 уколов боли в области ягодиц будут настолько
сильными, что про головную боль Вы забудете автоматически. Вы хотите витаминов? В1 и
В6 через день в/м. Ради Бога.
Кому охота доказывать, что современные антибиотики позволяют 80 – 90% воспалений
легких вылечить без инъекций; что витамины группы В прекрасно всасываются из
кишечника, и колоть их следует только тогда, когда кишечник не работает; что ни в одном
современном зарубежном справочнике нет указаний на то, что глюконат кальция следует
вводить в/м; что любимый народом «Гемодез» уже давно нигде в мире не производят.
Особенно остро стоит проблема инъекций применительно к детям. Именно уколами
детей пугают и именно про уколы начинают говорить с врачом в тех случаях, когда
назначенные внутрь лекарства не приносят мгновенного облегчения.
Благодаря детскому «не хочу» появились и появляются современные лекарства с
приятным вкусом – в виде суспензий, капель, сиропов, жвачек, «сосательных» конфет –
лишь бы согласились, лишь бы не причинять ребенку ненужную боль.
В то же время, успехи современной фармакологии не являются достоянием широких
народных масс и, передающуюся от поколения к поколению веру в чудодейственные уколы,
очень трудно поколебать. А у замотанного писаниной, запуганного начальством и уставшего
от бытовых проблем врача нет ни сил, ни времени, ни желания проводить разъяснительную
работу, которая, к тому же, часто оказывается безрезультатной. Поэтому, диагностировав
воспаление легких, врач с легким сердцем назначит уколы.
Нельзя не отметить, что вера больного, его убежденность в правильности лечения, его
доверие к врачу – важнейшие ступеньки на пути к выздоровлению. И, как это ни
парадоксально, но инъекции очень часто вызывают не только боль, но и формируют
благоприятный психоэмоциональный фон, способствуя большей эффективности терапии
(как тут не позавидовать американцам, у которых на каждого терапевта по психотерапевту).
Итогом же настоящей главы является вывод о том, что любые инъекции лекарственных
189
препаратов имеют совершенно определенные показания:
– Необходим немедленный лечебный эффект.
– Лекарственное средство не может быть введено через рот, потому, что разрушается в
желудочно-кишечном тракте или не всасывается в кровь.
– Лекарство можно выпить, но сделать это нельзя – отсутствие сознания, рвота, или
просто уже упомянутое нами детское «не хочу».
– Конкретный лечебный эффект конкретного препарата более выражен или более
продолжителен при инъекционном введении.

3.33. СТРАШНЫЙ ДОКТОР

«Они не только стреляют из пушки по воробьям, но и не
попадают в воробьев.»
Р. Фишер

Взаимоотношения ребенка и медицины базируются на теоретической подготовке в
домашних условиях. Наиболее распространенный учебник на эту тему – знаменитая книга
К.И. Чуковского «Доктор Айболит». Гениальный доктор – идеал врача в детском
восприятии: дает шоколадки, потчует гоголем-моголем, иногда ставит градусники. Сложные
оперативные вмешательства, например, пришивание ножек зайке, выглядят весьма
безобидно. Ничего плохого (страшного и болезненного) доктор своим пациентам не делает,
что вызывает в отношении Айболита повышенную любовь детского населения и
патологическую зависть практических врачей-педиатров.
Реальная жизнь – реальные болезни и реальные больницы – вносят свои коррективы.
Милая сказочная теория уступает место практике. Большинство контактов с медициной –
боль, страх, неудобства и другие маленькие и большие неприятности.
Вечный вопрос – кто виноват? Почему ребенок и врач с трудом находят
взаимопонимание? Почему сплошь и рядом дети испытывают страх и антипатию по
отношению к медицинским работникам? Почему доктор Айболит хороший, а наш врач
Мария Ивановна плохая?
Ответы на поставленные вопросы имеют своей основой целый ряд объективных и
субъективных факторов. Вначале поговорим о факторах объективных, о тех вещах, в
отношении которых улучшить существующую ситуацию практически невозможно.
Итак, уже на этапе профилактики болезней (еще раз подчеркну – не лечения, а только
профилактики) система наблюдения за ребенком предусматривает взятие клинического
анализа крови, осмотры участкового педиатра и врачей-специалистов, а также
профилактические прививки. Взять кровь безболезненно невозможно, прививки без уколов –
мечта, ну разве что вакцина против полиомиелита приятное исключение. А осмотр
отоларинголога, а страшная темная комната в кабинете окулиста, а невропатолог с молотком
в руках?
Что уж говорить о болезнях! И без того плохо, а тут еще бесконечные уколы, клизмы,
заглядывания в рот, щупанья живота, горькие лекарства и все время рядом со страхом, рядом
с болью, рядом с запретами и ограничениями суетятся люди в белых халатах.
Субъективных факторов значительно больше. И разговор о них будет, разумеется,
более подробный, ведь имеются вполне реальные возможности воздействия на
существующее положение вещей.
Ключ к пониманию: в многократно упомянутой нами системе «врач-ребенок»
существует важнейшее промежуточное звено – родители и лица, приближенные к последним
(дедушки-бабушки, дяди-тети, братья-сестры).
Совершенно очевидно, что до контакта с медициной осуществляется внутрисемейная
подготовка, а после контакта – опять-таки внутрисемейный «разбор полетов». Исходная
концепция – вполне логична. Ну какому здравомыслящему родителю придет в голову
190
сказать ребенку: «сейчас мы пойдем в поликлинику, где тебе сделают больно». Человеку
очень важно быть, или, по крайней мере, казаться хорошим, если не в собственных глазах, то
уж наверняка в глазах окружающих. Обозначенное общее правило, применительно к
собственным детям, повсеместно и неукоснительно выполняется. Плохим может быть кто
угодно – противный дядя врач, нехорошая тетя, которая уколола пальчик – но никогда не
могут быть плохими мама и папа.
Отсюда первая проблема – прямое противопоставление добра (мамы, папы) и зла
(врачей и медсестер).
Вторая проблема в том, что, несмотря на все родительские попытки хорошими
быть, быть хорошими не получается. Хотя бы потому, что обманывать ребенка долго не
удается. Пообещали, что не больно и не страшно, а было и больно и страшно.
Третья проблема – проблема непосредственного контакта врача и ребенка .
Индивидуальный подход, нахождение общего языка, выявление и учет конкретных
особенностей характера – все это требует от врача «всего» трех вещей: желания, умения и
времени. На первый взгляд весьма парадоксальным выглядит тот факт, что при избытке
умений и желаний, фактор времени оказывается решающим. Но это только на первый взгляд.
Попробуйте найти общий язык, когда за дверью кабинета очередь, или когда в перспективе
20 вызовов на дом. Добрый дедушка профессор всегда лучше «просто врача», и не просто
лучше, а лучше в три раза. Почему? Да потому, что по отношению к отдельно взятому
ребенку у него: 1) больше опыта; 2) больше знаний и 3) больше времени.
Банальная фраза «время – деньги» одинаково актуальна и в банковском деле и в
здравоохранении. Сумма, которую зарабатывает врач в единицу времени настолько
смехотворна, что даже мысль о необходимости в течение 20 минут уговаривать Петю
открыть рот тоже кажется смешной.
Еще одна проблема и опять связанная с материальным благополучием, как
здравоохранения, так и народонаселения. Очень и очень многие болезненные и
неприятные методы терапии могут быть абсолютно равноценно заменены
приятными, безболезненными, но значительно более дорогими вариантами лечения .
Болезненные уколы антибиотиков в 70-80% случаев оказываются не нужными. Те же
препараты можно назначать внутрь в виде сладких микстур. Но стоимость этих препаратов
(как правило, импортных) нередко оказывается в 2-3 раза выше, чем лечение уколами.
Садистские процедуры, вроде банок и горчичников, распространенные, кстати,
исключительно на территории бывшего СССР, по логике должны быть заменены
разнообразными физиопроцедурами, квалифицированным лечебным массажем. Мы уже не
говорим о стоматологии – уникальной области медицины, в которой доброта или, наоборот,
«страшность» врача напрямую зависят от кармана родителей пациента.
Особый разговор – необходимость уложить ребенка в больницу. Вот уж где есть чего
бояться! То маму не пускают, то не разрешают есть любимые бананы, то кровь берут каждый
день. А уколы? Какое бы место не болело до лечения, но через 2-3 дня попа болит гораздо
сильнее. А причина всему – все те же люди в белых халатах.

Где же выход? Есть ли он вообще? Как все-таки добиться того, чтобы врач и ребенок
были добрыми друзьями? Позволим себе в этой связи небольшое лирическое отступление,
которое касается не столько родителей, детей и врачей, сколько организаторов
здравоохранения.
Врач и для ребенка, и для родителей ребенка должен быть своим, близким человеком.
С которым общаются не только когда плохо, но и, хотя бы иногда, в те дни, когда хорошо.
В идеале врача ребенку не государство должно назначать (именно так и происходит,
когда речь идет об участковом педиатре), а родители должны выбирать. Логично в этой
связи, чтобы труд такого врача оплачивался самими родителями, а не государством. Но это
все теория: 90% всех детских болезней – болезни инфекционные, а лечение инфекционных
болезней в индивидуальном порядке законом запрещено. Поэтому теоретически проблемы
191
индивидуального подхода, врача-друга, взаимосвязи умений, желаний, квалификации и
оплаты труда вроде бы не сложно решить, хотя бы для той части населения, которая может
оплачивать услуги врача. Но практически это невозможно потому, что, пропагандируемый в
последнее время институт семейных врачей, на самом деле получается полусемейным,
поскольку врач – человек государственный (бюджетный), а значит бедный, ограниченный во
времени и думающий о том, чем кормить собственных детей. Еще раз подчеркну: не
государственным (частным) семейный врач, при существующих законах, быть не может,
потому, что имеет полное право лечить язву желудка у папы, вегето-сосудистую дистонию у
мамы, но не имеет никакого права лечить ребенку понос, ветрянку или скарлатину.
Повсхлипывав по поводу несовершенства законов и глобальной бедности, вернемся к
реалиям бытия.

Итак , цели и задачи родителей , способы реализации.
– Не только касательно медицины, но и в жизни вообще, следует добиваться того,
чтобы слово «надо» употреблялось редко, но при его употреблении выполнялось
обязательно . Педагогика заканчивается там, где вопли и крики способны «надо»
изменить на «не надо».
– Очень важно помнить о том, что антипатия ребенка к медицинским работникам,
мягко говоря, не способствует меньшей болезненности медицинских процедур .
Осмотреть полость рта при любой болезни врач просто обязан, и он это сделает вне
зависимости от того, захочет Маша открывать рот или нет. В последнем случае будет больно
и неприятно.
– Категорически нельзя врать! Ни про то, что будет не больно, ни про то, что в
больницу не положат. Нельзя давать обещаний, которые могут оказаться невыполнимыми, а
потом сваливать на докторов собственные педагогические огрехи («завтра я тебя из
больницы заберу»; «я не могу тебя забрать, врачиха не отпускает»).
– Ребенка в принципе лучше не запугивать, но одно дело пугать мифическими
понятиями (бабой Ягой, дедом Бабаем, сереньким волчком который кусает за бочок и т.п.) и
совсем другое – реально существующими явлениями. Со всей определенностью заявляю, что
запугивание врачами, больницами и уколами следует рассматривать как одну из
наибольших педагогических глупостей. За примерами и цитатами далеко ходить не надо:
ешь, а то положим в больницу; если не будешь спать, придется делать тебе уколы; сейчас
вызовем врача, тогда узнаешь, как маму не слушаться...
– Разъяснительные беседы с детьми всегда должны подчеркивать тот факт, (кстати,
вполне очевидный) что данный, пусть даже весьма противный и неприятный вариант
лечения, обусловлен именно болезнью, а не желаниями врача быть в свою очередь
противным и неприятным.
– Даже если Вы не считаете врача добрым хорошим и ласковым, не надо ребенку об
этом сообщать. Категорически недопустимо критиковать и критически обсуждать
медицинских работников в присутствии детей . Нельзя заставить ребенка полюбить
врача, если аналогичной любви по отношению к врачу он не наблюдает со стороны других
членов семьи.
– Возьмите на себя часть запретов, ограничений и требований – пусть необходимость
постельного режима и глотания горькой таблетки, потребность в определенной (но
нелюбимой пище) и визите в поликлинику исходят от Вас. Постоянными ссылками на врача,
из-за которого все эти неприятности возникли, улучшить ситуацию вряд ли удастся. Но
разлюбить родителей невозможно, а сформировать антипатию по отношению к доктору –
очень легко.
Помогите врачу быть хорошим!
192
ПОСЛЕСЛОВИЕ, ПРОСЬБЫ И КООРДИНАТЫ
«Только кончая задуманное сочинение, мы уясняем себе, с чего
нам следовало его начать.»
Блез Паскаль

Прошло чуть более трех лет с тех пор, как в 1996 году издательство «Фолио»
выпустило мою книгу «Начало жизни Вашего ребенка».
Сотни полученных автором писем – с вопросами, предложениями, пожеланиями –
явились главным побудительным мотивом к тому, чтобы продолжить наше общение.
Две главные просьбы читателей, – во-первых, предоставить более подробную
информацию о детских болезнях и, во-вторых, не ограничивать тематику книги первым
годом жизни ребенка.
Настоящее издание по возможности учло эти пожелания и включило в себя
дополненный и переработанный вариант книги «Начало жизни...». Естественно, что
дополнения – это, по своей сути, ответы на вопросы авторов писем, а переработка –
уточнение и дополнительное «разжевывание» непонятностей.
Автор прекрасно отдает себе отчет в том бесспорном факте, что книга, которую Вы
держите в руках, ни к коей мере не является энциклопедией. Необъятность темы, особенно в
отношении болезней, создает совершенно очевидные предпосылки для наших последующих
встреч. Уж слишком много актуальных белых пятен осталось.
Заранее предвижу упреки читателей, которые не найдут в этой книге ответы на многие
актуальные вопросы, да и сам вижу пробелы. Почему про отит и аденоиды написано, а про
гайморит не написано? Почему воспаление легких есть, а бронхита нет? Почему есть
хламидии, но отсутствуют глисты? А где неотложная помощь, бронхиальная астма,
вегето-сосудистая дистония, дискинезия желчевыводящих путей, болезни крови, всякие
неврологические проблемы, шумы в сердце? А что делать с двойней или с недоношенным
ребенком? А про анализы и другие обследования? Про гемоглобин, лейкоциты, белок в моче,
про мазки из горла, про ультразвуки и рентгены...
В оправдание замечу следующее. Автор не является профессиональным писателем.
Автор всего-навсего практический врач-педиатр. И все что Вы прочитали и, надеюсь, еще
прочитаете, пишется в свободное от педиатрии время, которое, по вполне понятным
причинам, ограничено. Позволить себе только писать невозможно, поскольку
незамедлительно теряются представления об актуальности тех или иных проблем.
Наше с Вами общество, наши с Вами руководители, наше с Вами здравоохранение, наш
с Вами образ мыслей и наши с Вами семейные взаимоотношения породили некую особую,
специфическую науку. В недалеком прошлом она называлась «советская педиатрия», а во
что она превратилась сейчас, не знает никто. Эту науку нельзя понять вне практической
медицины, именно нашей, отечественной практической медицины, – куда уж там местным
министрам-академикам или импортному доктору Споку.
Как объяснить ненашенскому врачу или ненашенскому больному значение фразы: «не
могу оплатить услуги бесплатного здравоохранения»?
Как должен поступить врач, если в ответ на слова «не надо есть апельсины», кормящая
грудью мамочка отвечает: «а мне очень хочется»?
Как лечить правильно, если пациент не может себе позволить правильное лечение?
Как вообще может лечить правильно, замученный бытом и униженный государством
врач, врач, не имеющий средств для приобретения специальной литературы, врач, знакомый
с компьютером лишь теоретически, с гнетущим чувством собственной неполноценности
воспринимающий всякие разговоры про интернеты и базы данных? Я уже не говорю про
«съезд врачей-педиатров в Лондоне» – базар в Кржижанополе явление более актуальное!
И, с учетом всего этого, да простят меня читатели за публицистический характер
многих абзацев этой книги. Иначе не получается.
193

***

Автор предвидит и нисколечко не сомневается в том, что, по прочтении его "труда", у
читателей могут возникнуть вопросы, замечания и возражения. И это вполне резонно,
поскольку сам процесс воспитания детей относится к области человеческого знания, в
которой каждый взрослый человек в той или иной степени считает себя специалистом.
Автор заранее выражает искреннюю признательность всем, кто найдет время и желание
для того, чтобы высказать свои соображения, предложения и пожелания.
Автор очень надеется на то, что наше с Вами общение не заканчивается. Нам еще
многое необходимо обсудить. Но наиболее актуальные темы, то, о чем следует писать
незамедлительно и в первую очередь – давайте выбирать вместе.
До новых встреч и удачи нам всем!

***

КООРДИНАТЫ:

Почтовый адрес:
310105 Украина.
г. Харьков –105
Абонентский ящик 8338
Комаровскому Е.О.

E-mail:
komar@kharkov.com

ПРИЛОЖЕНИЕ. ДНЕВНИЧОК
(просто так, на память)

«Позвольте, товарищи, у меня все ходы записаны!»
И. Ильф, Е. Петров.

Этот дневничок рассчитан на особо дисциплинированных читателей, склонных к
анализу своих поступков и поступков окружающих. В конце концов, а вдруг Вы захотите
сохранить в своей памяти незабываемые моменты, связанные с беременностью, родами и
образом жизни Вашего ребенка.

Дневничок может пригодится в следующих случаях:
• Когда, например, вылетит из памяти номер телефона поликлиники и имя Вашего
врача;
• Когда Вы сами станете бабушкой и дедушкой – будете с помощью этих записей
доказывать «молодым» правильность Ваших взглядов;
• Когда захотите еще одного ребеночка;
• Когда возникнут затруднения, при ответе на вопрос: – А что Вам назначали, в
прошлом году, когда был бронхит?
• Когда... ну просто когда делать будет нечего!

БЕРЕМЕННОСТЬ
Странички заполняются исключительно мамой.
Имя
194
Фамилия
Отчество
Домашний адрес
Номер домашнего телефона
Возраст
Дополнительная информация
Рост
Вес в начале беременности
Вес в конце беременности
Группа крови
Резус-фактор

Предполагаемая дата зачатия:
Год
Месяц
Дата, день недели
Время суток
Дополнительная информация

Ваша поликлиника
Номер
Адрес
Телефон для вызова врача на дом
Телефон главного врача
Дополнительная информация

Ваш акушер-гинеколог
Фамилия
Имя
Отчество
Номер кабинета
Часы приема:
Понедельник
Вторник
Среда
Четверг

<< Пред. стр.

стр. 25
(общее количество: 27)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>