<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

основными чертами:
- лизингодатель закупает имущество для последующей передачи его в лизинг
не на свой страх и риск, а по указанию лизингополучателя;
- кроме лизингодателя и лизингополучателя в сделке участвует третья сторона
- продавец объекта сделки;
- продолжительным периодом лизингового договора, соизмеримым или превышающим
срок амортизации;
- невозможностью перехода права собственности и завершения договора и
перехода права собственности до выплаты лизингополучателем полной суммы.
Из определения следует, что при проектировании обычной лизинговой сделки
в договоре нельзя устанавливать срок лизинга несколько меньше периода амортизации,
как это делается везде за рубежом, да и у нас в России. Известно, что в мировой
практике лизинг подразделяется на лизинг с полной или близкой к полной окупаемости,
когда в течение срока действия лизингового договора происходит полная или
близкая к полной амортизация имущества и, соответственно, осуществляется выплата
лизингодателю стоимости имущества. Например, в США для того, чтобы сделка
удовлетворяла условиям финансового лизинга, в числе прочих предусматриваются
два норматива: период лизинга не превышает 80% срока службы оборудования;
в конце срока лизинга оборудование должно иметь оцененную остаточную стоимость
не менее 20% его первоначальной стоимости.
Закон регулирует также операции с возвратным лизингом, представляющим
собой "разновидность финансового лизинга, при котором продавец (поставщик)
предмета лизинга одновременно выступает и как лизингополучатель".
Таким образом, возвратный лизинг предполагает наличие системы взаимосвязанных
соглашений, при которой предприятие - собственник движимого или недвижимого
имущества продает эту собственность лизинговой компании с одновременным оформлением
договора о долгосрочной аренде своей бывшей собственности на условиях лизинга.
Возвратный лизинг выступает в данном случае как альтернатива залоговой
операции, причем продавец собственности, перевоплощающийся в лизингополучателя,
немедленно получает в свое распоряжение от покупателя взаимно согласованную
сумму сделки купли-продажи, а покупатель продолжает участвовать в этой операции,
но уже в качестве лизингодателя.
В отечественной практике возвратный лизинг необходим прежде всего для
тех хозяйствующих субъектов, которым срочно требуются значительные объемы
оборотных средств.
Для предприятия, ранее владевшего этой собственностью, важно, став лизингополучателем,
продолжать пользоваться своей прежней собственностью на новых условиях лизинга.
В финансовом отношении это напоминает заемную операцию, при которой расчеты
производятся по согласованному графику лизинговых платежей. В случае же предоставления
займа под залог финансовая компания рассчитывала бы на получение серии равновеликих
платежей, достаточных как для погашения займа, так и для получения заимодавцем
обусловленной ставки за инвестированную сумму.
Важным преимуществом возвратного лизинга является использование уже находящегося
в эксплуатации оборудования в качестве источника финансирования строящихся
новых объектов с вытекающей из этого возможностью использовать налоговые льготы,
предоставляемые участникам лизинговых операций. Возвратный лизинг дает возможность
рефинансировать капитальные вложения с меньшими затратами, чем при привлечении
банковских ссуд, особенно если платежеспособность предприятия ставится кредитующими
организациями под сомнение ввиду неблагоприятного соотношения между его уставным
капиталом и заемными фондами.
При возвратном лизинге сумма платежей должна быть достаточной для полного
возмещения инвестору всей суммы, которая была выплачена им при покупке, и
плюс к этому обеспечивать среднюю норму прибыли на инвестированный капитал.
Третьим видом лизинга, который определен в Законе, является оперативный
лизинг. Это такой вид лизинга, при котором "лизингодатель закупает на свой
страх и риск имущество и передает его лизингополучателю в качестве предмета
лизинга за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях
во временное владение и в пользование. Срок, на который имущество передается
в лизинг, устанавливается на основании договора лизинга. По истечении срока
действия договора лизинга и при условии выплаты лизингополучателем полной
суммы, предусмотренной договором лизинга, предмет лизинга возвращается лизингодателю;
при этом лизингополучатель не имеет права требовать перехода права собственности
на предмет лизинга. При оперативном лизинге предмет лизинга может быть передан
в лизинг неоднократно в течение полного срока амортизации предмета лизинга".
При оперативном лизинге расходы лизингодателя, связанные с приобретением
и содержанием сдаваемых в лизинг объектов, не покрываются лизинговыми платежами
в течение одного лизингового договора. При оперативном лизинге риск правильности
приобретения имущества, риск порчи или утери объекта лежит в основном на лизингодателе.
Ставка лизинговых платежей обычно выше, чем при финансовом лизинге, из-за
отсутствия гарантии окупаемости затрат. По окончании договора оперативного
лизинга лизингополучатель имеет право: продлить срок договора на более выгодных
условиях; вернуть оборудование лизингодателю; купить оборудование у лизингодателя
при наличии соглашения (опциона) на покупку при справедливой рыночной стоимости.
На дефицитную технику она всегда будет выше остаточной.
До выхода Закона операции, связанные с оперативным лизингом, не имели
тех преимуществ, которые предоставлялись участникам сделок по финансовому
лизингу. Самым главным являлось то обстоятельство, что на оперативный лизинг
не распространялось действие "Временного положения о лизинге", утвержденного
Постановлением Правительства РФ от 29 июня 1995 г. N 633 "О развитии лизинга
в инвестиционной деятельности". Это означает, что при оперативном лизинге
невозможно было ранее применять механизм ускоренной втрое амортизации.
В п.4 ст.7 предусматривается, что лизинговая сделка может включать в
себя условия по оказанию дополнительных услуг.
Установлено, что дополнительные услуги - это услуги любого рода, оказанные
лизингодателем как до начала пользования, так и в процессе пользования предметом
лизинга лизингополучателем, а именно:
- приобретение у третьих лиц прав на интеллектуальную собственность ("ноу-хау",
лицензионных прав, прав на товарные знаки, марки, программное обеспечение
и др.);
- приобретение у третьих лиц товарно-материальных ценностей, необходимых
в период проведения монтажных (шефмонтажных) и пусконаладочных работ;
- осуществление монтажных (шефмонтажных) и пусконаладочных работ в отношении
предмета лизинга, обучение персонала;
- послегарантийное обслуживание и ремонт предмета лизинга, в том числе
текущий, средний и капитальный ремонт;
- подготовка производственных площадей и коммуникаций, услуги по проведению
работ, связанных с установкой (монтажом) предмета лизинга;
- другие работы и услуги, без оказания которых невозможно использовать
предмет лизинга.
Таким образом, в лизинговый оборот вводятся имущественные права, что
не было сделано ранее в ст.3 Закона. Через дополнительные услуги лизингополучатель
может приобрести в рамках лизингового проекта вместе с объектом лизинга и
оборотные фонды, т.е. потребляемые вещи, правда в ограниченном количестве
- только для монтажных и пусконаладочных работ. Строго учесть оборотные средства,
потраченные для этих работ и для выпуска готовой продукции, сложно.
Представленный в Законе перечень дополнительных услуг мог бы быть продолжен,
например такими составляющими, как: проведение по заказу лизингополучателя
маркетингового исследования рынка необходимого оборудования и поиск поставщиков
(продавцов) этого оборудования; оказание помощи в проведении предварительных
переговоров с поставщиками по цене, условиям поставки, предоставлению гарантий
при эксплуатации оборудования и пр. Опыт показывает, что такого рода услуги
часто пользуются спросом у российских лизингополучателей, особенно у тех,
кто только начинает свой бизнес.
Предусматривается, что перечень, объем и стоимость дополнительных услуг
должны быть указаны в договоре лизинга. Следовательно, дополнительные услуги
будут входить в стоимость сдаваемого в лизинг имущества.
В настоящей статье Закона заложено большинство классификационных признаков
лизинга. Так, согласно нормам этой статьи, дифференциация лизинга по участникам
(или по формам проведения) позволяет разделить лизинг на внутренний и международный.
По срочности заключаемых договоров лизинг делится на долгосрочный, среднесрочный
и краткосрочный. По характеру приобретения и владения предметом лизинга он
делится на финансовый, возвратный и смешанный (с учетом нормы, содержащейся
далее, в п.5 ст.15). По участию в процессе эксплуатации лизинг предполагает,
что лизингодатель может в соответствии с договором предоставлять лизингополучателю
дополнительные услуги (комплексный лизинг) или не предоставлять этих услуг
(с учетом п.2 ст.27).
По характеру приобретения и владения предметом лизинга деление осуществляется
на лизинг и сублизинг.
Статья 8 Закона посвящена сублизингу. Под сублизингом в Законе понимается
"особый вид отношений, возникающих в связи с переуступкой прав пользования
предметом лизинга третьему лицу". Эти отношения оформляются договором сублизинга.
Ранее, до введения в действие Закона, не было определенной ясности относительно
возможности использования механизма сублизинга. Дело в том, что в параграфе
6 "Финансовая аренда (лизинг)" гл.34 Гражданского кодекса РФ термин "субаренда"
не употребляется. В принципиальной схеме формирования отношений между участниками
финансовой аренды присутствуют только три субъекта: арендодатель, арендатор,
продавец имущества.
Вместе с тем в параграфе 1 гл.34 ГК РФ, в котором регулируются общие
положения об аренде, определено (п.2 ст.615), что "арендатор вправе с согласия
арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду (поднаем) и передавать
свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), если
иное не установлено Кодексом".
Считаю, что потребуется внести дополнения в параграф 6 гл.34 Гражданского
кодекса РФ, позволяющие осуществление операций сублизинга.
При анализе работы более чем полусотни российских лизинговых компаний
в течение нескольких лет мне не встречались случаи заключения договоров сублизинга
в их классическом понимании. Хотя интересуются этой схемой лизинговых отношений
многие предприятия.
Как показывает опыт, девять из десяти руководителей производственных
предприятий, строительных и транспортных организаций, представляя на рассмотрение
инвестиционно-лизинговые проекты технического перевооружения, просят содействия
в организации поставки оборудования по международному финансовому лизингу.
Однако сделки по международному лизингу сопряжены с определенными сложностями,
которые возникают перед сторонами в ходе их реализации. Это вопросы таможенного
прохождения, налогообложения, бухгалтерского учета и отчетности, документирования
сделки, импортной страновой политики, гарантийного обеспечения, администрирования,
лицензирования и др.
Западная лизинговая компания, скорее всего, самостоятельно не сможет
заниматься всеми этими организационными, методическими, практическими вопросами.
Нужно хорошо знать экономические, правовые российские условия, порядок взаимодействия
федеральных и региональных органов, контактировать с банками и страховыми
компаниями; в конце концов, необходимо иметь своих представителей в России
для контроля за эксплуатацией лизингового оборудования. Лизингополучатель
чаще всего также не сможет заниматься организацией всего процесса, так как
не имеет соответствующих специалистов.
По-видимому, более широкое распространение может получить механизм сублизинга.
Имеется в виду следующая схема. Западные лизинговые компании на основе соответствующих
соглашений сдают в лизинг оборудование российским лизинговым компаниям, которые,
в свою очередь, передают его в сублизинг конечным потребителям - российским
предприятиям.
Западные лизинговые компании имеют доступ к недорогим, по российским
меркам, заемным ресурсам, предоставляемым западными банками, страховыми и
инвестиционными компаниями.
Однако для того чтобы установить эффективное взаимодействие между российскими
и западными лизинговыми компаниями по поводу заключения договоров сублизинга,
необходимо иметь ясное и четкое понимание по следующим вопросам:
- каковы экономические интересы лизингодателя, лизингополучателя, сублизингополучателя;
- какими соглашениями, договорами оформляется сделка;
- на чьем балансе будет находиться сдаваемое в лизинг оборудование;
- каков порядок бухгалтерского учета и отчетности;
- каков состав и размер налогов у лизингодателя, лизингополучателя, сублизингополучателя;
- как определить состав и размер лизинговых и сублизинговых платежей,
направление денежных потоков;
- каков механизм амортизации при сублизинге;
- кто должен получать лицензию на право осуществления лизинговой деятельности
при операциях сублизинга;
- как разработать схемы финансирования и предоставления гарантий при
операциях сублизинга.
На ряд поставленных вопросов можно найти ответ в Законе. В нем разъяснена
сама схема сублизинга. Отмечено, что "при сублизинге лицо, осуществляющее
сублизинг, принимает предмет лизинга у лизингодателя по договору лизинга и
передает его во временное пользование лизингополучателю по договору сублизинга".
В Законе особо оговорено, что "не допускается переуступка лизингополучателем
третьему лицу своих обязательств по выплате лизинговых платежей". Что это
может означать? Прежде всего, под третьим лицом может пониматься какой-либо
контрагент лизингополучателя. И именно ему, этому контрагенту, запрещено передавать
обязательства по выплате лизинговых платежей. В таком случае эта норма введена
законодателем с целью предотвратить возможность ухода от налогообложения.
Вместе с тем если рассматривать схему сублизинга, то в этой статье Закона
прямо не сказано, кому должен платить лизинговые платежи лизингополучатель.
Под адресатом можно понимать и лизингодателя, и сублизингодателя. Не исключено,
что многие заинтересованные лица, и прежде всего налоговые органы, могут понять
под третьим лицом в этой сделке сублизингодателя. Однако лизингополучатель
при всем желании не может направлять ему лизинговые платежи, поскольку не
заключал с ним соответствующего договора. В данном случае Закон не требует
заключения такого договора. В Законе сказано только, что "в том случае, если
осуществляется передача предмета лизинга в сублизинг, обязательным является
согласие лизингодателя в письменной форме".
Отличительной особенностью международного сублизинга, согласно Закону,
является перемещение предмета лизинга через границу Российской Федерации только
на срок действия договора сублизинга.
В п.5 ст.8 говорится, что международный сублизинг является разновидностью
международного лизинга, регулируемого Законом. Исходя из логики норм, закрепленных
в ст.7, это означает, что при так называемом импортном сублизинге сублизингодатель
должен быть нерезидентом. Полагаю, что такое требование Закона резко сужает
возможности применения операций сублизинга. Заинтересованность российских
предприятий в схемах сублизинга чаще всего объяснялась возможностью российской
лизинговой компании выступить в качестве сублизингодателя, а в качестве лизингодателя
выступал нерезидент. В таком случае сублизингодатель проплачивает все налоги,
которые при обычной схеме лизинга могут лечь на лизингодателя (например, таможенные
платежи, НДС, налог на имущество, если оно на балансе сублизингодателя, налог
на доход). Здесь возникает вопрос: есть ли необходимость при сублизинге понуждать
лизингодателя в обязательном порядке становиться на учет в органе Госналогслужбы
РФ? Думается, что нет. Если только не желать по какому-либо из налогов собрать
"двойной урожай".
По мнению специалистов Государственной регистрационной палаты при Минюсте
России, при операциях международного сублизинга лицензию на право осуществления
лизинговой деятельности следует выдавать не лизингодателю, а сублизингодателю.
Это обусловлено тем, что именно последний будет заниматься лизингом в России.
В статье 9 Закона установлены запреты на совмещение обязательств участниками
лизинга. Определено, что "в рамках системы взаимосвязанных и взаимообусловленных
договоров, в соответствии с которыми осуществляется лизинг, в отношении конкретного
предмета лизинга не допускается совмещение обязательств следующими участниками
договора лизинга:
лизингодателем и лизингополучателем по договору лизинга;
кредитором и лизингополучателем предмета лизинга, за исключением возвратного
лизинга".
Специалисты ряда российских лизинговых компаний определили, что данная
формулировка приводит к невозможности использования авансовых платежей при
осуществлении лизинговых контрактов, так как в соответствии со ст.823 ГК РФ
аванс (или предварительная оплата) является формой коммерческого кредита,
а значит, имеет место совмещение обязательств.
На круглом столе "Рынок финансовой аренды в России в период кризиса:
взгляд со стороны", организованном Торгово-промышленной палатой Российской
Федерации и Международной финансовой корпорацией 5 октября 1998 г., отмечалось,
что лизинговые компании, пытаясь минимизировать свои риски, берут авансовые
платежи или предоплату в размере 20 - 50%. В настоящее время значимость банковских
гарантий сведена к минимуму, а предполагаемые лизингополучателем залоги неликвидны.
В результате лизинговая компания может лишиться возможности определенного
обеспечения лизинговых сделок.
Действительно, в п.1 ст.823 определено, что "договорами, исполнение которых
связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других
вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление
кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки
оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит)". Однако в п.2 этой
же статьи говорится, что "к коммерческому кредиту соответственно применяются
правила о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и
не противоречит существу такого обязательства".
Выходом из создавшегося положения мог бы стать задаток, внесенный в качестве
предварительного платежа. К примеру, в Германии, в том числе и при заключении
лизинговых договоров с российскими лизингополучателями, применяется следующая
схема. Лизингополучатель обязуется до начала действия лизингового соглашения
выплатить на счет в распоряжение лизинговой компании равную двум лизинговым
платежам сумму, которая будет служить обеспечением. Зачет этой суммы в качестве
лизингового платежа лизингополучателя может быть осуществлен самое раннее
одновременно с последними двумя выплатами по лизинговому соглашению (при условии,
что выплата предыдущих платежей была осуществлена надлежащим образом).
В соответствии с п.1 ст.380 Гражданского кодекса РФ "задатком признается
денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся
с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора
и в обеспечение его исполнения". В п.3 этой статьи приводится очень важное
уточнение, согласно которому "в случае сомнения в отношении того, является
ли сумма, уплаченная в счет причитающихся со стороны по договору платежей,
задатком... эта сумма считается уплаченной в качестве аванса, если не доказано
иное".
В ряде случаев стороны очень настороженно относятся к подписанию соглашения
о задатке, опасаясь последствий прекращения и недоисполнения обязательства,
обеспеченного задатком. В п.1 ст.381 ГК РФ определено, что при прекращении
обязательства до начала его исполнения по соглашению сторон либо вследствие
невозможности исполнения (если это вызвано обстоятельством, за которое ни
одна из сторон не отвечает) задаток должен быть возвращен. В п.2 этой статьи
говорится, что, "если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая
задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка. Сверх
того сторона, ответственная за неисполнение договора, обязана возместить другой
стороне убытки с зачетом суммы задатка, если в договоре не предусмотрено иное".
Например, в компании "Продмашлизинг" предусмотрено в первом квартале 1999
г. закончить проработку проекта поставки технологического оборудования на
сумму 28 млн. марок. В соответствии с требованиями германского партнера необходимо
проплатить аванс в размере 15%, т.е. 4,2 млн. марок. Российский лизингополучатель
не желает рисковать и заключать договор задатка.
Как видно из текста ст.9 Закона, запрет на совмещение обязательств касается
только двух случаев. Запрет не наложен на совмещение обязательств между поставщиком
(продавцом) имущества и лизингодателем.
В статье 10 Закона определены права и обязанности участников договора
лизинга. В частности, установлено, что "права и обязанности участников договора
лизинга, за исключением договора международного лизинга, регулируются нормами
гражданского законодательства" и непосредственно самим Законом "О лизинге".
В то же время "права и обязанности участников договора международного лизинга
регулируются в соответствии с Федеральным законом "О присоединении Российской
Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге", нормами
национального законодательства в части, не противоречащей отнесенным к предмету
регулирования нормам международного права".
Следует иметь в виду, что Конвенция УНИДРУА содержит более подробное
регулирование вопросов международного лизинга по сравнению с Гражданским кодексом
РФ. Так, Конвенцией регулируются: вопросы сублизинга (ст.2); правоотношения
доверительного собственника и лизингополучателя (ст.7); вопросы освобождения
лизингодателя от ответственности перед третьими лицами за вред, причиненный
им оборудованием (ст.8); обязанность лизингополучателя по поддержанию оборудования
в надлежащем состоянии (ст.9); вопросы ответственности лизингополучателя и
лизингодателя (ст.12 и 13) и др.
Закон предусматривает, что "режим применимого права устанавливается по
соглашению сторон международного договора лизинга в соответствии с Конвенцией
УНИДРУА о международном финансовом лизинге".
В п.4 ст.10 Закона установлено, что "при осуществлении финансового лизинга
и смешанного лизинга лизингополучатель вправе предъявлять непосредственно
продавцу (поставщику) предмета лизинга требования к качеству и комплектности,
срокам поставок и другие требования, установленные договором купли-продажи
между продавцом (поставщиком) и лизингодателем".
Как видно, первоочередными в данном случае являются интересы лизингополучателя.
И это правильно. Может ли норма, приведенная в Законе, привести к ситуациям,
когда и лизингополучатель, и лизингодатель могут предъявить требования поставщику
за один и тот же ущерб? Закон такого ограничения не ставит.
При рассмотрении споров придется обращаться к Гражданскому кодексу РФ.
В тексте Закона, приведенном выше, почти дословно повторена норма, содержащаяся
в п.1 ст.670 ГК РФ. Однако в Гражданском кодексе РФ этот вопрос рассмотрен
более широко и ясно. Он позволяет устранить одновременные претензии лизингополучателя
и лизингодателя к продавцу (поставщику).
В ст.670 ГК РФ определено, что "в отношениях с продавцом арендатор и
арендодатель выступают как солидарные кредиторы". Каковы права солидарных
кредиторов? Ответ на этот вопрос можно найти в гл.22 "Исполнение обязательств"
(ст.326) ГК РФ, в которой указано, что при солидарности требования любой из
солидарных кредиторов (в данном случае лизингополучатель) вправе предъявить
должнику (продавцу) требование в полном объеме. Причем исполнение обязательства
полностью одним из солидарных кредиторов освобождает должника от исполнения
его остальными кредиторами (лизингодателю).
В этой связи следует обратить внимание на то, что в отличие от п.4 ст.10
Закона в Конвенции УНИДРУА предусматривается, что поставщик по договору поставки
несет свои обязанности в отношении лизингополучателя, как если бы последний
являлся одной из сторон в рамках этого соглашения и как если бы оборудование
поставлялось непосредственно ему. Однако поставщик не несет ответственности
одновременно перед лизингодателем и лизингополучателем за один и тот же ущерб.
При этом лизингополучатель не имеет права расторгать или аннулировать соглашение
на поставку без согласия лизингодателя.
В Законе вводится понятие "смешанный лизинг". Это терминологическая новелла.
Проведенные мною изыскания в отечественной и зарубежной литературе по лизингу
не принесли успеха. Такого термина обнаружить не удалось. Однако разъяснение
ему все же имеется. В одном из последних проектов Закона указывалось, что
смешанный лизинг - это вид лизинга, при котором лизингодатель обязуется приобрести
в собственность указанное лизингополучателем имущество у определенного продавца
и передать лизингополучателю это имущество в качестве предмета лизинга за
плату, на срок и на определенных условиях во временное владение и пользование.
Срок, на который имущество передается в лизинг, устанавливается по договоренности
сторон договора лизинга. По окончании договора лизинга и выплаты всех лизинговых
платежей предмет лизинга возвращается лизингодателю; при этом лизингополучатель
не имеет права требовать перехода права собственности на предмет лизинга.
В Законе предусмотрено, что при осуществлении оперативного лизинга, в
отличие от финансового, лизингодатель отвечает за недостатки переданного во
временное владение или пользование предмета лизинга, полностью или частично
препятствующие пользованию данным предметом. От этой ответственности лизингодатель
не освобождается, даже если во время заключения договора оперативного лизинга
он не знал о таких недостатках.
При обнаружении таких недостатков лизингополучатель вправе потребовать
от лизингодателя безвозмездного устранения недостатков предмета лизинга, соразмерного
уменьшения лизинговых платежей (т.е. пересмотра условий договора лизинга)
или возмещения своих расходов, связанных с устранением недостатков данного
предмета лизинга.
Вместе с тем "лизингодатель не отвечает за недостатки переданного во
временное владение и пользование предмета лизинга, которые были им оговорены
при заключении договора оперативного лизинга, либо были заранее известны лизингополучателю,
либо могли быть обнаружены лизингополучателем во время осмотра предмета лизинга
или проверки его исправности при заключении договора оперативного лизинга
или при передаче предмета лизинга лизингополучателю".
Следует подчеркнуть, что приведенные выше нормы Закона целесообразно
практически в полном объеме переносить в тексты конкретных договоров лизинга.
В п.6 ст.10 Закона определено, что "при вступлении договора лизинга в
законную силу лизингополучатель вправе требовать от лизингодателя исполнения
им обязательств по договору лизинга и в случае их невыполнения требовать через
суд возмещения лизингодателем прямых убытков от подготовки к приему предмета
лизинга, если затраты на такую подготовку были непосредственно произведены".
Эта норма Закона позволяет требовать не только возмещения прямых убытков
в размере затрат, связанных со строительством или перестройкой помещения,
в котором предусматривалось эксплуатировать оборудование, приобретением сырья,
материалов и т.п., другими подготовительными работами, необходимыми для приема
предмета лизинга, но и возврата аванса или задатка, выданного лизингополучателем
лизингодателю, на условиях и в объеме, предусмотренном договором между ними.
Очень важным для формирования договорных отношений между лизингодателем
и лизингополучателем, особенно в период кризиса и инфляции, может стать норма,
установленная в п.7 ст.10 Закона. Она гласит, что "в случае изменения конъюнктуры
рынка лизинга и условий хозяйствования лизингодателя, приведшего к существенному
ухудшению финансового положения лизингодателя, условия договора лизинга по
соглашению сторон могут быть пересмотрены".
Закон, к сожалению, не устанавливает каких-либо критериев "изменения
конъюнктуры рынка лизинга" и "существенного ухудшения положения лизингодателя".
Поэтому на практике возможно произвольное, а значит, необъективное толкование
этих понятий.
Эта норма Закона должна действовать только при обоюдном согласии. Она
не может быть пересмотрена в одностороннем порядке и позволять лизингодателю
не выполнять принятые по договору обязательства. В связи с этим имеются опасения,
что приведенная выше норма может привести лизингополучателя к мнению, что
применительно к нему условия сделки с лизингодателем недостаточно тверды,
и в результате его права могут быть в любое время ущемлены, поскольку Закон
работает в пользу лизингодателя. Лизингополучатель также нуждается в защите
в случае изменений конъюнктуры рынка лизинга.
Обстоятельства, связанные с возможными последствиями изменения условий
хозяйствования, должны быть урегулированы лизингодателем и лизингополучателем
наиболее приемлемым и справедливым образом и подробно отражены в договоре
лизинга.
В статье 11 говорится об отношениях собственности при лизинговых сделках.
Так, в п.1 этой статьи сказано, что "предмет лизинга, переданный лизингополучателю
во временное владение и пользование, является собственностью лизингодателя".

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>