<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Этот, казалось бы, на первый взгляд неоспоримый подход трактовался у нас в
России не всегда однозначно.
В п.7 "Временного положения о лизинге", утвержденного Постановлением
Правительства Российской Федерации от 29 июня 1995 г. N 633 "О развитии лизинга
в инвестиционной деятельности", определено, что имущество, переданное в лизинг,
в течение всего срока действия договора лизинга является собственностью лизингодателя,
за исключением имущества, приобретаемого за счет бюджетных средств. Ряд российских
лизинговых компаний, к примеру "Росагроснаб", "Лизингуголь", "Национальный
лизинговый центр" и др., используют для приобретения оборудования бюджетные
средства. Теперь, после выхода Закона, вопрос о собственнике государственного
имущества решен не в пользу государства.
В п.3 ст.11 определено, что "право лизингодателя на распоряжение предметом
лизинга включает право изъять предмет лизинга из владения и пользования у
лизингополучателя в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Федеральным
законом и договором лизинга". Законодатель посчитал, что для обоснования вопросов
изъятия лизингового имущества не потребуется обращаться к Гражданскому кодексу
РФ, к исполнительному праву, а при сделках международного лизинга, осуществляемых
в режиме экспорта, не потребуется обращаться к праву других государств. В
результате эта норма Закона может в конкретных условиях остаться не больше
чем благим пожеланием.
В статье 12 законодательно решен вопрос об учете предмета лизинга. Здесь
говорится, что "предмет лизинга, переданный лизингополучателю по договору
финансового лизинга, учитывается на балансе лизингодателя или лизингополучателя
по соглашению сторон". Непродолжительная история российского лизинга насчитывает
три случая, когда различными нормативными актами коренным образом менялась
ситуация с учетом предмета лизинга.
Так, в соответствии с Инструкцией по применению Плана счетов бухгалтерского
учета финансово-хозяйственной деятельности предприятий (Приказ Минфина СССР
от 1 ноября 1991 г. N 56) имущество, передаваемое арендатору по договору долгосрочной
аренды, т.е. аренды с правом выкупа (суть - финансовый лизинг), списывалось
с баланса арендодателя и в течение срока аренды находилось на балансе арендатора
(лизингополучателя).
Через четыре года в соответствии с "Указаниями об отражении в бухгалтерском
учете лизинговых операций", утвержденными Приказом Минфина России от 25 сентября
1995 г. N 105, затраты, связанные с осуществлением капитальных вложений в
приобретение лизингового имущества за счет собственных или заемных средств,
отражались в бухгалтерском учете лизингодателя. Стоимость лизингового имущества,
поступившего лизингополучателю, учитывалась на забалансовом счете.
В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 27 июня 1996 г. N
752 "О государственной поддержке развития лизинговой деятельности в Российской
Федерации" в п.7 "Временного положения о лизинге" было внесено изменение,
в соответствии с которым устанавливалось, что условия постановки лизингового
имущества на баланс лизингодателя или лизингополучателя определяются по согласованию
между сторонами договора лизинга. В дальнейшем порядок применения этой нормы
был разъяснен в "Указаниях об отражении в бухгалтерском учете лизинговых операций",
утвержденных Приказом Минфина России от 17 февраля 1997 г. N 15. Причем большинство
заключенных договоров лизинга в России предусматривает отражение имущества
на балансе лизингодателя, так как в этом заинтересованы субъекты лизинга.
Теперь решение вопроса о балансодержателе имущества, переданного в лизинг,
определено в законодательном порядке.
Что касается оперативного лизинга, то и ранее - при регулировании операций
по текущей аренде, и после выхода Закона вопрос об учете предмета лизинга
всегда решался однозначно. Он учитывается на балансе лизингодателя.
В статье 13 Закона устанавливается право бесспорного взыскания денежных
сумм и бесспорного изъятия предмета лизинга. В п.1 этой статьи определены
случаи, при которых лизингодатель имеет право бесспорного взыскания денежных
сумм и бесспорного изъятия предмета лизинга. Это может произойти при следующих
обстоятельствах:
"если условия пользования предметом лизинга лизингополучателем не соответствуют
условиям договора лизинга или назначению предмета лизинга;
если лизингополучатель осуществляет сублизинг без согласия лизингодателя;
если лизингополучатель не поддерживает предмет лизинга в исправном состоянии,
что ухудшает его потребительские качества;
если лизингополучатель более двух раз подряд по истечении установленного
договором лизинга срока платежа не вносит плату за пользование предметом лизинга".
По существу, изъятие предмета лизинга означает расторжение договора лизинга.
В данной ситуации инициатором расторжения может выступить одна из сторон договора
- лизингодатель. Здесь очень важно проверить соответствие нормы Закона нормам
Гражданского кодекса РФ, поскольку если Закон ущемляет права лизингополучателя,
то последний сможет в суде заставить лизингодателя руководствоваться прежде
всего Гражданским кодексом РФ.
Желание законодателя предоставить лизинговым компаниям возможность использовать
в лизинговых операциях бесспорный порядок взыскания получило соответствующее
развитие в п.2, 3, 4 ст.13 Закона. Предусмотрено, что "лизингодатель имеет
право бесспорного взыскания денежных сумм и бесспорного изъятия предмета лизинга
в обусловленных случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, нормами
Гражданского кодекса Российской Федерации, и в случаях, предусмотренных договором
лизинга.
Обусловленный случай - это наступление такого обстоятельства или события,
которые договором лизинга определены как бесспорные и очевидные нарушения
лизингополучателем своих обязательств, установленных договором лизинга, или
как бесспорная и очевидная причина прекращения договора лизинга.
Обусловленный случай влечет за собой действительное прекращение прав
лизингополучателя на владение и пользование предметом лизинга, и при этом
лизингодатель имеет право в бесспорном порядке изъять предмет лизинга в порядке,
установленном договором лизинга, или взыскать денежную сумму".
Итак, обратимся к Гражданскому Кодексу. В статье 619, регулирующей общие
положения об аренде, в том числе и финансовой, говорится, что "по требованию
арендодателя договор аренды может быть досрочно расторгнут судом (выделено
мной. - В.Г.) в случаях, когда арендатор:
1) пользуется имуществом с существенным нарушением условий договора или
назначения имущества либо с неоднократными нарушениями;
2) существенно ухудшает имущество;
3) более двух раз подряд по истечении установленного договором срока
платежа не вносит арендную плату;
4) не производит капитальный ремонт имущества в установленные договором
аренды сроки, а при отсутствии их в договоре в разумные сроки в тех случаях,
когда в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором производство
капитального ремонта является обязанностью арендатора".
Как видно из сопоставления двух текстов, приведенных выше, они схожи
по изложению возможных случаев расторжения договора. Однако в Законе говорится
о применении бесспорного порядка, а в Гражданском кодексе РФ сказано о необходимости
решения суда о досрочном расторжении договора аренды (лизинга).
Более того, в п.2 ст.450 ГК РФ определено, что "по требованию одной из
сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:
1) при существенном нарушении договора другой стороной;
2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами
и договором.
Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет
для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того,
на что была вправе рассчитывать при заключении договора".
Таким образом, имеются принципиальные расхождения по данному вопросу
между Законом и Гражданским кодексом РФ. Понимая наличие коллизии, законодатель
попытался решить эту проблему в п.5 ст.13. Она гласит, что "исполнение лизингополучателем
обязательств в бесспорном порядке не лишает его права на обращение в суд после
исполнения обязательств в целях удовлетворения его законных имущественных
интересов".
Таким образом решить проблему не удастся, так как в ст.450 Гражданского
кодекса РФ указано, что сначала решение должен принять суд. Лишь потом на
основании исполнительного документа может быть осуществлено изъятие лизингового
имущества, но не наоборот.
Следует иметь в виду, что при операциях международного лизинга проблема
изъятия имущества в случае невыполнения обязательств по договору лизинга решается
в п.2 ст.13 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге. Определено,
что в случае неплатежеспособности арендатора арендодатель может также потребовать
заблаговременной оплаты сумм арендной платы с истекающим сроком погашения
(если это предусмотрено контрактом на аренду) или расторгнуть контракт на
аренду, после чего:
а) изъять имущество и
б) получить суммы в возмещение убытков, которые поставили бы его в положение,
в котором арендодатель находился бы при надлежащем исполнении арендатором
контракта на аренду.
Как видно, в Конвенции УНИДРУА не говорится о бесспорном порядке изъятия
предмета лизинга. В то же время ничего не сказано и об обязательном рассмотрении
вопроса в суде.
По-видимому, законодателю придется по данному поводу вносить изменения
в Гражданский кодекс РФ. В противном случае норма Закона действовать не будет.
Суд, в который обратится лизингополучатель, вынесет решение в его пользу.
Целесообразно внести изменения в Гражданский кодекс РФ с учетом норм, содержащихся
в Конвенции УНИДРУА.
Следует также обратить внимание на то, что в Законе рассматривается только
право лизингодателя на досрочное расторжение договора лизинга и на бесспорное
изъятие имущества. Право досрочного расторжения договора по требованию лизингополучателя
не предусмотрено. В этой связи в практической деятельности сторонам лизингового
договора следует руководствоваться ст.620 Гражданского кодекса РФ.
В статье 14 Закона определен порядок использования предмета лизинга в
качестве залога. Так, сказано, что "лизингополучатель может передать в залог
предмет лизинга только с разрешения лизингодателя в письменной форме. Залог
должен быть оформлен отдельным договором между лизингополучателем и его кредитором".
Считаю, что в конкретной практической ситуации более чем спорное право применения
этой нормы важно не столько для лизингополучателя, который намеревается использовать
не принадлежащее ему лизинговое имущество в качестве залогового обеспечения
и выступить перед третьей стороной залогодателем, сколько для залогополучателя.
В п.2 ст.335 Гражданского кодекса РФ определено, что залогодателем вещи
может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения.
А в п.3 этой же статьи ГК РФ разъясняется, кто может быть залогодателем права.
При этом говорится, что залог права аренды не допускается без согласия ее
собственника или лица, имеющего на нее право хозяйственного ведения.
Для сравнения определим, как регламентируется право лизингополучателя
в Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге. В п.2 ст.14 этого
документа указано, что лизингополучатель может уступить право пользования
имуществом или любое другое право, которым он наделен в рамках договора на
лизинг оборудования, при условии согласия лизингодателя на такую уступку и
при условии соблюдения прав третьих лиц.
Залог вещи (в данном случае лизингового имущества) и залог права (т.е.
возможности владеть и пользоваться лизинговым имуществом) - разные понятия.
Таким образом, в случае возникновения спора между залогодателем имущества,
полученного в лизинг, и залогополучателем суд определит неправомерность заключения
договора залога, поскольку он противоречит нормам Гражданского кодекса РФ.
В п.2 ст.14 Закона определено, что "лизингодатель может использовать
свои права в отношении предмета лизинга в качестве залога третьему лицу -
как участнику лизинговой сделки, так и неучастнику лизинговой сделки. При
этом риск изъятия залога в пользу третьего лица рассматривается как бесспорное
нарушение условий договора лизинга со стороны лизингодателя".
В мировой практике достаточно давно используется так называемый лизинг
с участием множества сторон, или левередж лизинг (более подробно о нем говорилось
в первой главе книги). Он используется при финансировании сложных, крупномасштабных
объектов, когда лизингодатель использует предмет лизинга в качестве залогового
обеспечения для привлечения средств других участников лизинговой сделки. У
нас в России эту форму лизинга только начинают применять. Среди перечисленных
в ст.7 Закона видов лизинга левередж лизинг не упоминается. Вместе с тем предложенная
в п.2 ст.14 Закона норма позволяет лизингодателю использовать переданное в
лизинг имущество в качестве залога и тем самым строить более сложные схемы
финансирования и предоставления гарантий.
Аналогичная норма присутствует и в п.1 ст.14 Конвенции УНИДРУА, где определено,
что лизингодатель может дать гарантию на оборудование или уступить все или
часть принадлежащих ему прав на оборудование, а также прав, которыми он наделен
в рамках договора на лизинг оборудования. Такая уступка не освобождает лизингодателя
от выполнения обязательств, взятых в рамках договора на лизинг оборудования,
не дает ему возможности вносить изменения в договор или его правовой режим,
устанавливаемый Конвенцией.
В п.3 ст.14 Закона вводится ограничение на возможность повторного использования
предмета лизинга в качестве залога в том случае, если предмет лизинга приобретен
за счет привлеченных средств и является предметом залога по договору на привлечение
средств. Действительно, перезаложенное имущество не может служить средством
обеспечения коммерческой сделки.
В статье 15 Закона определяется содержание договора лизинга. В комментариях
к ст.4 отмечалось, что, согласно Закону, субъектами лизинга являются лизингодатель,
лизингополучатель и поставщик (продавец). Однако для того чтобы лизинговая
операция состоялась, усилий этих участников явно недостаточно. Необходимо
привлечение к сделке и других субъектов - кредиторов, гарантов, страховщиков.
В п.3 ст.15 определено, что кроме договора лизинга имеется еще несколько
договоров, на основе которых оформляется лизинговая сделка. Так, договор купли-продажи
имущества относится к обязательному договору, заключаемому между субъектами
лизинга.
К сопутствующим относятся договоры о привлечении денежных средств, договор
залога, договор гарантии, договор поручительства и др. Эти договоры в соответствии
с Законом также заключаются между субъектами лизинга.
В результате возникла коллизия между ст.4 и 15 Закона. Если руководствоваться
нормой ст.15, то к субъектам лизинга следует отнести также кредиторов, гарантов,
страховщиков, участвующих в лизинговых операциях.
В п.4 ст.15 установлено, что договор лизинга должен содержать следующие
существенные положения:
- точное описание предмета лизинга;
- объем передаваемых прав собственности;
- наименование места и указание порядка передачи предмета лизинга;
- указание срока действия договора лизинга;
- порядок балансового учета предмета лизинга;
- порядок содержания и ремонта предмета лизинга;
- перечень дополнительных услуг, предоставленных лизингодателем на основании
договора комплексного лизинга;
- указание общей суммы договора лизинга и размера вознаграждения лизингодателя;
- порядок расчетов (график платежей);
- определение обязанности лизингодателя или лизингополучателя застраховать
предмет лизинга от связанных с договором лизинга рисков, если иное не предусмотрено
договором.
Как показывает практика, в конкретных договорах лизинга применяются не
все перечисленные выше существенные положения, поскольку они не всегда нужны.
Вот почему необходимо предостеречь договаривающиеся стороны относительно того,
что Закон не допускает каких-либо изъятий из этого перечня, так как если хотя
бы одно из условий не будет включено в договор лизинга, то сделка может быть
не признана лизинговой со всеми вытекающими последствиями, прежде всего в
области налогообложения.
Вместе с тем в перечень существенных положений договора лизинга не включен
ряд наиболее значимых норм, например санкции за неуплату или несвоевременную
уплату лизинговых платежей. Этот аспект взаимоотношений сторон следует обязательно
урегулировать в договоре лизинга. Ничего не сказано в Законе и о возможности
соглашения сторон относительно применения порядка ускоренной амортизации лизингового
имущества.
Очень важной для дальнейшего развития российской лизинговой индустрии
является норма, сформулированная в п.5 ст.15 Закона, согласно которой в случае
осуществления финансового или смешанного лизинга в обязанность лизингодателя
входит:
"приобрести у определенного продавца (поставщика) в собственность определенное
имущество для его передачи за определенную плату
или
передать ранее приобретенное имущество на определенный срок, на определенных
условиях в качестве предмета лизинга лизингополучателю".
Эта норма Закона значительно шире трактует особенности лизинговых операций
по сравнению с Гражданским кодексом РФ и "Временным положением о лизинге".
Так, согласно ст.665 ГК РФ, "по договору финансовой аренды (договору лизинга)
арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество
у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату
во временное владение и пользование для предпринимательских целей".
Как видно, в ГК РФ акцент сделан на покупку имущества, указанного арендатором.
В Законе это обязательное условие опущено. Кроме того, в соответствии со ст.667
ГК РФ арендодатель, приобретая имущество для арендатора, должен уведомить
продавца о том, что имущество предназначено для передачи его в аренду определенному
лицу. Таким образом, Закон предусматривает возможность предоставлять в лизинг
ранее приобретенное лизинговой компанией имущество либо имущество, изготовленное
непосредственно самим лизингодателем. Это означает, что Закон открывает возможность
для формирования вторичного рынка лизинговых услуг.
Для большинства российских лизинговых компаний и для лизингополучателей
может существенно расшириться сфера применения лизинга путем вовлечения в
хозяйственный оборот различных видов имущества, уже бывшего ранее в употреблении,
в том числе и в рамках договоров лизинга. Это также позволит лизинговым компаниям
более гибко применять схемы гарантийного обеспечения лизинговых сделок и в
случае невыполнения обязательств по возврату лизинговых платежей активнее
изымать оборудование и вторично передавать его в лизинг. В результате многие
виды оборудования станут более ликвидными или по-настоящему лизингуемыми.
Введенная в Закон новелла позволяет также снизить цену на некоторые виды
оборудования, предназначенные прежде всего для малого бизнеса. Дело в том,
что лизингодатели (например, Московская лизинговая компания, "Национальный
лизинговый центр", Нижегородская лизинговая компания, "РТ-лизинг" и др.),
специализирующиеся в области лизинга для малого предпринимательства, смогут,
зная конъюнктуру рынка, приобретать мини-заводы по переработке мясных, молочных
продуктов, фотолаборатории, химчистки и т.п. партиями, получая при этом скидки
с цены или товарные кредиты в большем объеме.
Однако все эти действительно очень выигрышные преимущества, предоставляемые
Законом, удастся реализовать только в том случае, если будут внесены необходимые
изменения в Гражданский кодекс РФ.
Кроме того, следует учитывать, что, согласно подпункту "а" п.1 ст.1 Конвенции
УНИДРУА о международном финансовом лизинге, арендодатель "заключает по указанию
другой стороны (арендатора) контракт (поставку) с третьей стороной (поставщиком),
в соответствии с которым закупает оборудование, имущество или инструментарий
на условиях, утвержденных арендатором". Следовательно, если в рамках сделки
международного лизинга предусматривается использовать уже имеющееся у лизингодателя
оборудование, то эта сделка не подпадает под действие Конвенции УНИДРУА, так
как она ей противоречит.
Закон определяет наиболее важные обязанности лизингополучателя по договору
лизинга. Они заключаются в следующем:
- принять предмет лизинга в порядке, предусмотренном указанным договором
лизинга;
- возместить лизингодателю его инвестиционные затраты и выплатить ему
вознаграждение;
- по окончании срока действия договора лизинга возвратить предмет лизинга,
если иное не предусмотрено указанным договором лизинга, или приобрести предмет
лизинга в собственность на основании договора купли-продажи;
- выполнить другие обязательства, вытекающие из содержания договора лизинга.
В п.7 ст.15 получила развитие тема бесспорного изъятия имущества. Понимая,
что обойти решение суда по поводу изъятия имущества, переданного в лизинг,
будет крайне сложно, несмотря на нормы, установленные в ст.13, законодатель
предусматривает, что "в договоре лизинга в обязательном порядке должны быть
оговорены обстоятельства, которые стороны считают бесспорным и очевидным нарушением
обязательств и которые ведут к прекращению действия договора лизинга и имущественному
расчету, а также процедура изъятия (возврата) предмета лизинга". Закрепление
в договоре лизинга процедуры изъятия имущества должно быть подкреплено еще
и санкциями за нарушение этой процедуры.
Как свидетельствует практика, лизинговые компании и лизингополучатели
не возражают против указания в договоре лизинга права лизингополучателя продлить
срок лизинга с сохранением или изменением условий договора. Такой порядок
установлен в п.8 ст.15. Теперь операции так называемого возобновляемого (револьверного)
лизинга получили законодательное обоснование.
В статье 16 определены обязательные признаки и условия договора лизинга.
Предусмотрено (в п.1), что "договор квалифицируется как договор лизинга, если
он содержит указания на наличие инвестирования денежных средств в предмет
лизинга и на наличие передачи предмета лизинга лизингополучателю.
При осуществлении международного финансового лизинга договор лизинга
должен содержать ссылку на договор купли-продажи, в соответствии с которым
передача предмета лизинга лизингополучателю должна производиться не позднее
чем через шесть месяцев с момента пересечения предметом лизинга таможенной
границы Российской Федерации, за исключением случаев транспортировки предмета
лизинга по территории Российской Федерации в течение срока, превышающего шесть
месяцев".
Согласно первому абзацу этого пункта, определены обязательные признаки
для договоров, заключенных по внутреннему лизингу. Здесь нет никаких указаний
на обязательность участия в лизинге трех сторон. Если руководствоваться данной
нормой, то лизингодатель может быть одновременно и производителем оборудования.
Следовательно, допускается возможность применения иногда практикуемого за
рубежом так называемого прямого лизинга, в котором участвуют только две стороны.
Следует отметить, что предусмотренная в настоящей главе норма классификации
договора лизинга является самой упрощенной по сравнению с порядками, регулирующими
лизинговые операции в США, Японии, Германии, Великобритании, во Франции, в
Голландии. В этих странах предусмотрены определенные ограничения по срокам
лизинга, платежам, условиям выкупа имущества, амортизации, сфере применения
лизингового имущества, адресности рисков и вознаграждения от владения и пользования
имуществом.
В Законе, так же как и в нормативных актах ряда стран, закреплены условия
осуществления лизинговой деятельности. Вместе с тем если руководствоваться
настоящей редакцией ст.16, то у договаривающихся сторон может сложиться мнение,
что нормы, изложенные в других статьях Закона, не являются определяющими.
Это не так. Налоговые органы однозначно отнесутся к определению лизинга в
соответствии с теми положениями Закона, в которых говорится о том, что должен
содержать договор лизинга, каковы обязанности сторон, сроки амортизации и
т.д.
Второй абзац п.1 ст.16 посвящен сделкам по международному лизингу. Здесь,
в отличие от сделок по внутреннему лизингу, уже не допускается, по существу,
возможность выступать в одном лице лизингодателю и производителю оборудования.
Необходима ссылка на договор купли-продажи.
Другое ограничение касается передачи лизингового имущества лизингополучателю
в течение шестимесячного срока после пересечения таможенной границы. По-видимому,
эта норма введена для того, чтобы поставить заслон возможным злоупотреблениям,
связанным с применением таможенного режима временного ввоза.
В связи с вышеизложенным нуждается в существенном уточнении требование
(в п.2 ст.16), согласно которому несоблюдение условий, определенных в п.1,
не позволяет классифицировать договор как договор лизинга и такой договор
не подлежит регулированию Законом "О лизинге".
В статье 17 установлен порядок предоставления во временное владение и
пользование предмета договора лизинга, его обслуживания и возврата.
Некоторые специалисты полагают, что нецелесообразно было вводить в Закон
пространный и излишний перечень обязательных положений договоров лизинга.
Российский Закон должен быть сводом правил, регулирующих лизинговую деятельность,
а также выполнять определенную просветительскую функцию для пользователей.
Итак, в ст.17 определено, что "лизингодатель обязан предоставить лизингополучателю
имущество, являющееся предметом лизинга, в состоянии, соответствующем условиям
договора лизинга и назначению данного имущества.
Предмет лизинга передается в лизинг вместе со всеми его принадлежностями
и со всеми документами (техническим паспортом и др.), если иное не предусмотрено
договором лизинга.
Гарантийное обслуживание предмета лизинга может осуществляться продавцом
(поставщиком), если это предусмотрено договором купли-продажи".
Исходя из логики норм, содержащихся в п.5 ст.15 и в п.1 ст.16, было бы
верным добавить в п.3 настоящей статьи и отражать, при необходимости, в договорах
лизинга, что гарантийное обслуживание предмета лизинга может осуществляться
и лизингодателем.
Далее в ст.17 указано, что лизингополучатель за свой счет осуществляет
техническое обслуживание предмета лизинга, его промежуточный и текущий ремонт,
если иное не предусмотрено договором лизинга. Капитальный ремонт имущества,
являющегося предметом лизинга, осуществляется лизингодателем, если иное не
предусмотрено договором лизинга.
Эти нормы Закона почти полностью согласуются с нормами Гражданского кодекса
РФ, за исключением так называемого среднего ремонта. В ст.616 ГК РФ, регулирующей
обязанности сторон по содержанию арендованного имущества, этого понятия нет.
Правильным было бы в данном случае достичь взаимного соответствия Закона и
ГК РФ.
В п.6 ст.17 сказано, что "при прекращении договора лизинга лизингополучатель
обязан вернуть лизингодателю предмет лизинга в состоянии, в котором он его
получил, с учетом нормального износа или износа, обусловленного договором
лизинга". Формулировка Закона отличается буквально на одно слово от нормы,
предусмотренной в ст.622 ГК РФ, где говорится не о состоянии имущества, а
о его износе. Износ имущества определяется в соответствии с нормами амортизации.
При лизинге может применяться ускоренная втрое амортизация. В договоре лизинга
необходимо закрепить четкие количественные критерии для оценки имущества,
которое может быть возвращено лизингодателю.
Пункты 7 и 8 повторяют положения ст.622 ГК РФ: "Если лизингополучатель
не возвратил предмет лизинга или возвратил его несвоевременно, лизингодатель
вправе требовать внесения платежей за время просрочки. В случае если указанная
плата не покрывает причиненных лизингодателю убытков, он может требовать их
возмещения.
В случае если за несвоевременный возврат предмета лизинга лизингодателю
предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы с лизингополучателя в
полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором лизинга".
Законодатель не стал уточнять, каким образом должен вестись расчет платежей,
которые необходимо будет внести. По-видимому, это оставляется на усмотрение
сторон при закреплении согласованного ими порядка в договоре лизинга.
Пункты 9, 10, 11 почти полностью повторяют положения ст.623 ГК РФ, регулирующей
улучшение арендованного имущества. В Законе предусмотрено, что "произведенные
лизингополучателем отделимые улучшения предмета лизинга являются его собственностью,
если иное не предусмотрено договором лизинга.
В случае если лизингополучатель с согласия в письменной форме лизингодателя

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>