<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

произвел за счет собственных средств улучшения предмета лизинга, неотделимые
без вреда для предмета лизинга, лизингополучатель имеет право после прекращения
договора лизинга на возмещение стоимости таких улучшений, если иное не предусмотрено
договором лизинга.
В случае если лизингополучатель без согласия в письменной форме лизингодателя
произвел за счет собственных средств улучшения предмета лизинга, неотделимые
без вреда для предмета лизинга, лизингополучатель не имеет права после прекращения
договора лизинга на возмещение стоимости этих улучшений".
В статье 18 Закона определен порядок переуступки прав и обязательств
участниками договора лизинга третьим лицам.
Что касается лизингодателя, он "может уступить третьему лицу полностью
или частично свои права по договору лизинга или свои интересы, вытекающие
из этого договора". Если такие права предоставлены лизингодателю, то логично
было бы предоставить возможность и лизингополучателю на уступку принадлежащих
ему прав по договору лизинга. Однако подобной нормы прямого действия нет.
В Законе (п.2 ст.18) говорится, что "при осуществлении оперативного лизинга
уступка прав лизингополучателем не допускается". Однако аналогичного запрета
при операциях финансового лизинга нет. Более того, в п.5 этой статьи оговорено,
что "залоговые и ипотечные договоры с третьими лицами, заключенные лизингополучателем
без согласия лизингодателя в письменной форме, являются ничтожными".
В части возможности проведения лизингополучателем залоговых операций
повторяется норма, установленная в п.1 ст.14 Закона. Следовательно, Закон
допускает возможность уступки лизингополучателем прав в рамках договора залога.
Причем это возможно, исходя из приведенных выше норм, только при операциях
финансового лизинга.
В п.3 ст.18 определено, что "лизингодатель имеет право в целях привлечения
денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет
приобретен в будущем по условиям лизинговой сделки".
Ранее, в ст.14, было введено два ограничения, применяемые при передаче
лизингодателем в залог лизингового имущества. Первое касается того, что риск
изъятия залога в пользу третьего лица рассматривается как бесспорное нарушение
условий договора лизинга со стороны лизингодателя. Второе ограничение не допускает
возможности повторного использования предмета лизинга в качестве залога в
том случае, если предмет лизинга приобретен за счет привлеченных средств и
является предметом залога по договору на привлечение средств.
В статье 19 определен переход права собственности на предмет лизинга.
Так, в п.1 говорится, что "при финансовом лизинге право собственности на предмет
лизинга переходит к лизингополучателю до истечения срока действия договора
лизинга при условии выплаты всех лизинговых платежей, если иное не предусмотрено
договором финансового лизинга". Здесь следует обратить особое внимание не
только на переход права собственности, но и на условие выплаты всех лизинговых
платежей.
В установленной норме имеется существенная недосказанность. Остается
неясным следующий момент. Лизинговые платежи определяются с учетом ряда факторов,
в том числе исходя из стоимости привлекаемых кредитных ресурсов на весь предусмотренный
договором период лизинга. Кредитор лизинговой компании может потребовать при
досрочном возвращении кредита, если эта ситуация не отражена в условиях договора,
начисленных процентов за весь предусмотренный в договоре срок, а не только
за фактический период пользования кредитом.
Кредитная политика лизинговой компании и доходность ее деятельности зависят
от эффективности лизинговых проектов. Факт досрочного окончания действия договора
лизинга может существенно повлиять на показатели эффективности деятельности
лизинговой компании. У последней может возникнуть упущенная выгода. Чтобы
этого не произошло, данную ситуацию следует очень подробно прописать в договоре
лизинга.
Кроме того, в этой норме Закона, по моему мнению, заложена возможность
злоупотреблений, связанных с проведением операций мнимого лизинга, при которых
сделка купли-продажи может быть замаскирована под лизинговую.
К примеру, для приобретения конкретного вида оборудования оформляется
договор лизинга сроком на три года. Через год лизингополучатель полностью
выкупает имущество в собственность. При этом имущество будет ускоренно самортизировано
почти на 1/3 благодаря льготам, предоставляемым по операциям лизинга. При
обычном режиме амортизации на себестоимость могло быть списано только 10,
а не 30% стоимости оборудования. На остальную сумму, соответствующую 20% стоимости
имущества, будет сокращена величина налогооблагаемой прибыли.
Переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при
осуществлении всех видов лизинга, в том числе и оперативного, возможен на
основании договора купли-продажи. Стоимость этого договора может быть различной
в зависимости от срока действия договора лизинга.
В статье 20 определен порядок регистрации имущества - предмета договора
лизинга.
В Законе сказано, что регистрация недвижимого имущества, являющегося
предметом договора лизинга, по договору лизинга осуществляется в порядке,
установленном законодательством Российской Федерации.
Вместе с тем при передаче в лизинг самолета Ту-154М компания "Инком-авиа"
столкнулась с отсутствием федерального закона, регулирующего регистрацию прав,
предусмотренных в ГК РФ, на воздушные суда (они относятся к недвижимости),
и сделок с ними. В связи с отсутствием этого закона не определен регистрирующий
орган, его статус и полномочия, что ведет при существующем порядке регистрации
к риску проведения третьими лицами финансовых и других сделок с не принадлежащим
им имуществом (недвижимостью), находящимся в залоге.
Все российские лизинговые компании, осуществляющие сделки с недвижимостью
("Лизинком", Московская лизинговая компания, "Инком-авиа", "Лизингбизнес"
и др.), отмечают чрезмерно высокую стоимость нотариальных услуг при регистрации
недвижимости - 1,5% стоимости имущества. При лизинге происходит смена собственника,
следовательно, вторичная уплата пошлин.
В соответствии с п.2 ст.20 "предметы лизинга, подлежащие регистрации
в государственных органах (транспортные средства, оборудование повышенной
опасности и другие предметы лизинга), регистрируются по соглашению сторон
на имя лизингодателя или лизингополучателя". Введение в силу этой нормы могло
бы позволить участникам лизинга более гибко проектировать сделку. Дело в том,
что лизинговые компании нередко сталкивались с проблемами несогласованности
порядка регистрации транспортных средств и выдачи лицензии на право перевозки
людей и грузов. Имелись определенные сложности при регистрации имущества,
когда лизинговая компания находилась в одном регионе, а лизингополучатели
в другом.
Вместе с тем специалисты отмечают, что у арендатора нет права собственности
или иного вещного права на предмет лизинга и поэтому регистрировать предмет
лизинга на его имя нельзя.
Следует учитывать, что в п.1 ст.131 ГК РФ определено, что государственной
регистрации недвижимости подлежат следующие права, которые могут иметь отношение
к лизингу имущества: право собственности; право хозяйственного ведения; право
оперативного управления; право постоянного пользования, а также иные права
в случаях, предусмотренных ГК РФ и иными законами.
В соответствии со ст.4 и 26 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N
122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок
с ним" обязательной государственной регистрации подлежит и право аренды недвижимого
имущества. С заявлением о регистрации права аренды недвижимого имущества может
обращаться одна из сторон договора аренды. Однако право аренды относится не
к вещному праву, о котором говорится в ст.131 ГК РФ, но к обязательственному
праву.
Закон также допускает (п.3 ст.20), что "по соглашению сторон лизингодатель
вправе поручить лизингополучателю регистрацию предмета лизинга на имя лизингодателя.
При этом в регистрационных документах обязательно указываются сведения о собственнике
и владельце (пользователе) имущества. В случае расторжения договора и изъятия
лизингодателем предмета лизинга по заявлению последнего государственные органы,
осуществившие регистрацию, обязаны аннулировать запись о владельце (пользователе)".
В статье 21 говорится о страховании предмета лизинга и рисков. Вопросы
страхования всегда были актуальны для лизингового бизнеса. Во всем мире лизинговые
сделки не обходятся без страховщиков.
Первоначально предусматривалось законодательно закрепить норму, согласно
которой предмет лизинга должен быть обязательно застрахован от имущественных
рисков. Такой подход встретил возражения среди многих лизинговых компаний.
Высказывалось мнение, что это приведет к необоснованному увеличению стоимости
лизинга и к ущемлению прав лизингополучателей.
Законодатели прислушались к этому мнению, и в окончательном тексте Закона
сказано, что "предмет лизинга может быть застрахован от рисков утраты (гибели),
недостачи или повреждения с момента поставки имущества продавцом (поставщиком)
и до момента окончания срока действия договора лизинга, если иное не предусмотрено
договором". Как видно из текста, в данной статье ничего не говорится о страховании
рисков, возникающих при транспортировке лизингового имущества к месту его
эксплуатации.
Согласно п.2 ст.21, также необязательным является и страхование предпринимательских
(финансовых) рисков. Имеется в виду страхование возврата лизинговых платежей.
Определено, что этот вид страхования может осуществляться по соглашению сторон
договора лизинга.
Здесь необходимо отметить, что, согласно ст.933 ГК РФ, "по договору страхования
предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск
только самого страхователя и только в его пользу". Договор страхования предпринимательского
риска лица, не являющегося страхователем, ничтожен. На практике это означает,
что если лизинговая компания пожелает застраховать риск невозврата лизинговых
платежей, то страхователем должна выступить непременно сама лизинговая компания.
При этом она наверняка получит предварительное согласие лизингополучателя
и постарается включить стоимость услуг страховщика в размер лизинговых платежей.
Вместе с тем в п.3 ст.21 указано, что "стороны, исполняющие обязанности
страхователя и выгодоприобретателя, а также сроки страхования определяются
договором лизинга". Исходя из вышесказанного, следует сделать вывод, что эта
норма не распространяется на страхование рисков возврата лизинговых платежей.
Обязательным по договору лизинга является страхование только в случаях,
определенных законодательством Российской Федерации. При этом лизингополучатель
страхует свою ответственность за выполнение обязательств, возникающих вследствие
причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц в процессе пользования
лизинговым имуществом.
В статье 22 Закона определены риски, не связанные со страхованием. Предусмотрено,
что "ответственность за сохранность предмета лизинга от всех видов имущественного
ущерба, а также за риски, связанные с его гибелью, утратой, порчей, хищением,
преждевременной поломкой, ошибкой, допущенной при его монтаже или эксплуатации,
и иные имущественные риски с момента фактической приемки предмета лизинга
несет лизингополучатель, если иное не предусмотрено договором лизинга". Практика
свидетельствует, что чаще монтажом оборудования, сдаваемого в лизинг, занимается
его поставщик. Поэтому логичным было бы ответственность за сохранность предмета
лизинга при монтаже возложить на сторону, осуществляющую эту работу.
В Законе (п.2 и 3 ст.22) установлено, что "риск несостоятельности продавца
(поставщика) несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца (поставщика),
если иное не предусмотрено договором лизинга.
Риск несоответствия предмета лизинга целям использования этого предмета
по договору лизинга несет сторона, которая выбрала предмет лизинга, если иное
не предусмотрено договором лизинга".
Норма Закона несколько отличается от нормы Гражданского кодекса (ст.665),
где более определенно указывается сторона, ответственная за выбор продавца.
Этой стороной является арендатор. В свою очередь арендодатель не несет ответственности
за выбор предмета аренды и продавца.
Допускается, что выбор продавца и приобретаемого имущества, согласно
договору, может быть возложен на арендодателя. Однако это обстоятельство в
соответствии с ГК РФ не снимает ответственности с арендатора за выбор предмета
аренды и продавца.
Виды рисков, количественные характеристики, порядок ответственности за
риски несостоятельности продавца (поставщика) и риски несоответствия целевому
использованию предмета лизинга необходимо определять в договоре лизинга и
в договоре купли-продажи.
В статье 23 Закона установлен порядок разрешения споров российских участников
лизинговых отношений.
Так, согласно п.2, "на предмет лизинга не может быть обращено взыскание
третьего лица по обязательствам лизингополучателя, в том числе в случаях,
если предмет лизинга зарегистрирован на имя лизингополучателя". Эта норма
призвана прежде всего охранять права лизингодателя - собственника сдаваемого
в лизинг имущества. Действительно, предмет лизинга не является собственностью
лизингополучателя, а значит, не может быть, к примеру, изъят третьим лицом.
По моему мнению эта статья Закона нуждается в определенной завершенности.
Было бы полезным законодательно закрепить норму, аналогичную применяемой в
Германии, согласно которой в случае, если лизингополучатель оказывается несостоятельным,
лизингодатель имеет преимущественное право перед другими кредиторами как собственник
сдаваемых в лизинг активов.
В п.3 ст.23 установлено, что "взыскания третьих лиц, обращенные на имущество
лизингодателя, могут быть отнесены только к данному объекту права собственности
лизингодателя в отношении предмета лизинга. К приобретателю прав лизингодателя
в отношении предмета лизинга в результате удовлетворения взыскания в обязательном
порядке переходят не только права, но и обязательства лизингодателя, определенные
в договоре лизинга". А принятие этой нормы обусловлено необходимостью защиты
прав лизингополучателя. Например, если в течение срока договора лизинга по
каким-либо причинам произошла смена собственников лизингового имущества, то
новый собственник обязан в полном объеме выполнить обязательства, закрепленные
за лизингодателем по договору лизинга. В ст.617 (п.1) ГК РФ "Сохранение договора
аренды в силе при изменении сторон" говорится, что переход права собственности
на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения
или расторжения договора аренды. В соответствии со ст.103 Федерального закона
от 8 мая 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" предусмотрено,
что предмет лизинга не является имуществом должника, включаемым в состав конкурсной
массы.
Здесь имеется еще один нюанс. С переходом прав на имущество к новому
лизингодателю автоматически не переходит лицензия на право осуществления лизинговой
деятельности. Следовательно, новому лизингодателю придется получать новую
лицензию. Иначе его права на получение льгот по операциям лизинга могут быть
поставлены под сомнение налоговыми органами. Пока эта ситуация не нашла отражения
в нормативных актах.
Статья 24 называется "Порядок разрешения споров участников международных
лизинговых сделок". Однако, по мнению Е.В.Кабатовой, эта часть Закона на самом
деле содержит положения о применимом праве. Так, в п.1 говорится, что "разрешение
споров участников международных лизинговых сделок осуществляется в соответствии
с соглашением о применимом праве". Вопрос порядка разрешения споров, с одной
стороны, и применимого права - с другой, далеко не совпадающие вопросы. В
российском гражданском законодательстве установлен общий принцип определения
применимого права по внешнеэкономическим сделкам (к ним необходимо отнести
сделки международного финансового лизинга). Так, в п.1 ст.166 "Основ гражданского
законодательства" установлено, что права и обязанности сторон по внешнеэкономическим
сделкам определяются по праву страны, избранному сторонами при совершении
сделки или в силу последующего соглашения.
В п.2 и 3 ст.24 Закона определено применимое право в отношении судов,
кораблей, воздушных судов, двигателей летательных аппаратов, других предметов
лизинга. При этом за основу взято место их регистрации или нахождения имущества.
Этот текст совпадает с текстом п.3 ст.7 Конвенции УНИДРУА о международном
финансовом лизинге. Однако в Конвенции приводится перечень предметов лизинга
в связи с определением права, которое должно регулировать защиту вещных прав
арендодателя при банкротстве арендатора. Е.В.Кабатова, участвовавшая в разработке
Конвенции и хорошо знающая существо и логику этого документа, считает, что
речь идет об одной конкретной ситуации, а не о рассмотрении любого возможного
спора между сторонами договора лизинга.
В ст.166 "Основ гражданского законодательства" применимое право по внешнеэкономическим
сделкам определяется применительно к договору имущественного найма по месту
нахождения наймодателя, т.е. лизингодателя. Если речь идет о договоре, не
указанном в п.1 ст.166, то применяется право страны, где учреждена, имеет
место жительства или основное место деятельности сторона, которая осуществляет
исполнение, имеющее решающее значение для содержания такого договора.
В статье 25 Закона говорится об изъятии предмета лизинга у лизингополучателя.
В п.2 этой статьи предусмотрено, что, "если лизингополучатель препятствует
лизингодателю изъять предмет лизинга, лизингодатель может воспользоваться
правом судебной защиты своих прав". Действительно, защита прав осуществляется
судом, арбитражным судом, третейским судом. Более того, Гражданским кодексом
РФ допускается самозащита гражданских прав. Причем способы самозащиты должны
быть соизмеримы с нарушением и не должны выходить за пределы действий, необходимых
для его пресечения. В этой связи нормы Закона были бы очень полезны, если
бы устанавливали процедуру изъятия лизингодателем предмета лизинга. К сожалению,
на этот вопрос они не отвечают.
В конкретной хозяйственной ситуации представители лизинговой компании
должны знать, что замок на дверях цеха, в котором находится сданное в лизинг
оборудование, ломать нельзя. В соответствии с Уголовным кодексом это может
быть признано самоуправством. Если лизинговая компания попытается силой возвратить
свое имущество, то тем самым она предоставит лизингополучателю возможность
возбудить встречный иск о нарушении прав лизингополучателя и начать судебное
разбирательство, несмотря на невыполнение последним своих обязательств по
договору лизинга.
Здесь можно привести мнение Дерека А.Блума - крупного американского специалиста
в области лизингового законодательства, работающего в известной юридической
фирме Coudert Brothers. Он считает, что в ст.25 Закона речь идет о "кавалерийских"
методах осуществления прав, по сути, о регулировании случаев физического столкновения
сотрудников служб безопасности лизингодателя и лизингополучателя. Только в
случае успешного физического противодействия лизингополучателя изъятию предмета
лизинга лизингодателю придется обращаться в суд для осуществления своих прав
правовыми методами. Необходимо иметь в виду, что попытка разрешения спора
с использованием судебного или арбитражного процесса не всегда экономически
оправданна, так как стоимость судебных расходов может превысить ущерб, причиненный
невыполнением договора. Кроме того, восстановление права владения лизинговой
компании имуществом, находящимся у лизингополучателя, в случае нарушения им
условий договора может занять значительное время. Арбитражный процессуальный
кодекс Российской Федерации устанавливает достаточно продолжительный - двухмесячный
срок рассмотрения дела, который на практике часто превышается.
Третья глава Закона посвящена экономическим основам лизинга.
Статья 27 определяет экономическое содержание договора лизинга. В п.1
этой статьи установлено, что "по экономическому содержанию лизинг относится
к прямым инвестициям, в ходе исполнения которых лизингополучатель обязан возместить
лизингодателю инвестиционные затраты (издержки), осуществленные в материальной
и денежной форме, и выплатить вознаграждение".
Ранее лизинг рассматривался как вид предпринимательской деятельности.
В Законе определено, что лизинг - это вид инвестиционной деятельности. Этот
аспект принципиально важен, поскольку влияет на возможность получения определенных
государственных гарантий защиты иностранных инвестиций, некоторых льгот, связанных
с инвестиционной деятельностью. Но главным является то, что можно более четко
определить порядок налогообложения лизинговых операций.
Действительно, по экономическому содержанию лизинг относится к инвестициям
в производство. Вместе с тем есть и такая точка зрения, высказанная в феврале
1998 г. на страницах журнала "Эксперт", согласно которой в 99% случаев лизинговая
компания не является инвестором и, следовательно, нет необходимости предоставлять
инвестиционные льготы лизинговым компаниям. Захочет инвестор поделиться с
лизинговой компанией льготами - он выплатит ей дополнительное вознаграждение.
В это суждение закрались две ошибки. Во-первых, упорядочение налогообложения
не означает предоставление льгот лизинговым компаниям. Поясним это на примере.
Лизинговые компании, как и все хозяйствующие субъекты, платят так называемые
налоги с оборота. Их два. Первый - налог на пользователей автомобильных дорог.
Ставка - 2,5% величины лизингового платежа без НДС. Второй - налог на содержание
жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы рассчитывается в процентах
величины лизингового платежа без НДС с отнесением уплаченных сумм на финансовые
результаты. В Москве ставка этого налога - 1,5%. Таким образом, лизинговая
компания уплачивает 4% налогов от общего объема поступающих лизинговых платежей,
в составе которых непосредственно доход самой лизинговой компании может составлять
только 5 - 10%. Остальные 90 - 95% приходятся на возмещение стоимости лизингового
имущества. В результате происходит необоснованное увеличение стоимости лизинговых
услуг. Справедливым было бы установление такого порядка налогообложения, при
котором базой исчисления являлся бы доход лизинговой компании.
Во-вторых, лизинговая компания занимается инвестиционной деятельностью,
несмотря на то что она для финансирования сделок привлекает чаще всего кредитные
средства. Стоимость услуг лизинговой компании, которые отражают ее затраты,
принимаемые на себя риски, а также собственные средства, направляемые на финансирование
лизингового проекта, является долей в общем объеме лизинговых инвестиций.
Соразмерно этой доле лизинговая компания должна получать предусмотренные законодательством
инвестиционные льготы.
Таким образом, в ходе исполнения лизингового договора лизингополучатель
обязан возместить лизингодателю инвестиционные затраты, а также выплатить
вознаграждение. Сумма возмещаемых инвестиционных затрат, которые должны быть
обоснованными, и вознаграждение лизинговой компании составляют стоимость лизингового
договора.
В п.2 ст.27 определено, что под общей суммой возмещения инвестиционных
затрат (издержек) и выплатой вознаграждения понимается общая сумма лизингового
договора.
Под инвестиционными затратами (издержками) понимаются расходы и затраты
лизингодателя, связанные с приобретением и использованием предмета лизинга
лизингополучателем, в том числе:
1) стоимость предмета лизинга;
2) налог на имущество;
3) расходы на транспортировку и установку, включая монтаж и шефмонтаж,
если иное не предусмотрено договором лизинга;
4) расходы на обучение персонала лизингополучателя работе, связанной
с предметом лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга;
5) расходы на таможенное оформление и оплату таможенных сборов, тарифов
и пошлин, связанных с предметом лизинга;
6) расходы на хранение предмета лизинга до момента ввода его в эксплуатацию,
если иное не предусмотрено договором лизинга;
7) расходы на охрану предмета лизинга во время транспортировки и на его
страхование, если иное не предусмотрено договором лизинга;
8) страхование от всех видов риска, если иное не предусмотрено договором
лизинга;
9) расходы на выплату процентов за пользование привлеченными средствами
и отсрочку платежей, предоставленные продавцом (поставщиком);
10) плата за предоставление лизингодателю гарантий и поручительств, подтверждение
расчетно-платежных документов третьими лицами в связи с предметом лизинга;
11) расходы на содержание и обслуживание предмета лизинга, если иное
не предусмотрено договором лизинга;
12) расходы на регистрацию предмета лизинга, а также расходы, связанные
с приобретением и передачей предмета лизинга;
13) расходы на создание резервов в целях капитального ремонта предмета
лизинга;
14) комиссионный сбор торгового агента;
15) расходы на передачу предмета лизинга;
16) расходы на оказание возникающих в ходе реализации комплексного лизинга
дополнительных услуг;
17) иные расходы, без осуществления которых невозможно нормальное использование
предмета лизинга.
По-моему, приведение в Законе перечня расходов и затрат лизингодателя
- вещь полезная. Хотя некоторые специалисты полагают, что, идя по пути закрепления
состава расходов и затрат, Закон отказывает участникам лизинга в достаточной
самостоятельности и в способности решать вопросы, определяемые предпринимателями
при осуществлении любых сделок.
Здесь дело не в ущемлении прав договаривающихся сторон. Имеется настоятельная
необходимость в упорядочении налогообложения участников лизинговых операций.
Однако решать эту проблему необходимо одновременно с внесением изменений в
другие законы, поскольку налоговые органы всегда будут руководствоваться налоговыми
законами, а не Законом "О лизинге".
Приведенный выше перечень имеет не только достоинства, но и недостатки,
которые следует устранить.
Пользователю необходимо объяснить, что под стоимостью предмета лизинга
понимается сумма, уплачиваемая в соответствии с договором поставщику (продавцу),
но никак не первоначальная стоимость основных средств, являющихся предметом
лизинга. Последняя значительно больше и включает многие позиции из приведенного
выше перечня. Суммы, включаемые в первоначальную стоимость основных средств,
определены в п.3.2 "Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств""
(стандарт ПБУ 6/97), утвержденного Приказом Минфина России от 3 сентября 1997
г. N 65н в соответствии с Федеральным законом от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ
"О бухгалтерском учете". Очень важно, чтобы нормативные акты по бухучету были
согласованы с Законом.
В приведенном выше перечне затрат имеются явные повторы. В частности,
указанные в 12-й позиции расходы, связанные с приобретением предмета лизинга,
отражены почти во всех других составляющих затрат. Расходы, связанные с передачей
предмета лизинга, повторяются в 15-й позиции.
К достоинствам перечня можно отнести возможность включения в состав затрат
расходов по страхованию от всех видов рисков. Однако эту норму следует сопоставить
с нормой, содержащейся в подпункте "р" п.2 "Положения о составе затрат по
производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость
продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов,
учитываемых при налогообложении прибыли", утвержденного Постановлением Правительства
Российской Федерации от 5 августа 1992 г. N 552.
Согласно этому Положению, платежи (страховые взносы) по добровольному
страхованию средств транспорта (водного, воздушного, наземного), имущества,
гражданской ответственности организаций - источников повышенной опасности,
гражданской ответственности перевозчиков, профессиональной ответственности,
по добровольному страхованию от несчастных случаев и болезней, а также по
медицинскому страхованию включаются в себестоимость продукции (работ, услуг).
При этом суммарный размер отчислений на указанные цели не может превышать
1% объема реализуемой продукции (работ, услуг).
Кроме того, в "Положении" ничего не говорится о возможности отнесения
на затраты страховых взносов по страхованию предпринимательских рисков. Поэтому
в связи с выходом Закона "О лизинге" необходимо внести изменения в утвержденное
Правительством РФ "Положение о составе затрат".
В Законе нет прямой записи о необходимости включения в состав затрат
лизингодателя сумм, уплачиваемых организациям за информационные и консультационные
услуги, связанные с приобретением основных средств; вознаграждения, уплачиваемого
посреднической организации, через которую приобретен объект основных средств.
Не все перечисленные в Законе "О лизинге" инвестиционные затраты (издержки)
можно отнести на себестоимость продукции лизинговой компании. Например, налог
на имущество. Согласно ст.8 Закона Российской Федерации от 13 декабря 1991
г. N 2030-1 "О налоге на имущество предприятий", исчисленная сумма этого налога
вносится в виде обязательного платежа в бюджет с отнесением затрат на финансовые

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>