<< Пред. стр.

стр. 18
(общее количество: 38)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

заключении договора как существующее, так и будущее уступаемое требование,
позволяющее безусловно определить его (часть 2 п.1 ст.731 ГК).
Клиент вправе уступить финансовому агенту существующее денежное требование,
срок платежа по которому наступил, что, безусловно, имеет место при определенных
конкретных обстоятельствах - необходимость определенного срока для инкассирования
денег по документам, удостоверяющим право на получение денег (расчеты требованиями-поручениями,
векселем, аккредитивная форма расчетов), условный платеж чеком и необходимость
определенного срока для его инкассирования, просрочка платежа должником по
объективным обстоятельствам, связанным с конкретными производственными причинами
и т.д. Существующее денежное требование считается перешедшим, по общему правилу,
к финансовому клиенту в момент заключения договора. Данное правило является
диспозитивным, и соглашением сторон может быть предусмотрены иные правила
перехода существующего денежного требования при его уступке (часть 1 п.2 ст.731
ГК).
Но, как правило, предметом уступки при факторинге являются денежные требования,
срок платежа по которым еще не наступил, например, обязательство клиента уступить
права требования по подписанному им и третьим лицом договору подряда, по которому
клиентом еще не выполнены работы и не возникло право требования денег и т.д.
В этом случае момент уступки прав денежного требования не совпадает с моментом
заключения договора и осуществлением финансирования, так как невозможно уступить
требование, которое недействительно, не существует в момент заключение договора.
При уступке будущего требования клиент берет на себя, по общему правилу, обязанность
по уступке права в момент его возникновения, и будущее требование считается
в этом случае перешедшим к финансовому агенту с момента возникновения у клиента
денежного требования к должнику по уступаемому имущественному праву (часть
2 п.2 ст.731 ГК).
В то же время необходимо отметить, что по условиям договора факторинга
обязанность клиента по уступке денежного требования в момент его возникновения
может дополнительно обусловливаться либо определенным сроком (например, если
по договору клиент обязан выполнить работы через двадцать дней, то он может
взять обязательство по уступке права денежного требования через месяц после
заключения договора), либо определенным событием (например, обязательство
уступить денежное требование в случае невозврата финансирования при обеспечении
финансирования уступкой требования). В зависимости от того, с чем связана
уступка будущего требования (сроком или событием), происходит и сам переход
прав по уступаемому денежному требованию без каких-либо дополнительных оформлений
этого (часть 3 п.2 ст.731 ГК).
Обязательным условием обязательства по уступке будущего требования является
действительность в момент заключения договора основания, из которого оно должно
возникнуть в будущем. Последнее вытекает из необходимости уже в момент заключения
договора факторинга идентификации уступаемого требования, которое возникнет
в будущем, что имеет существенное значение для действительности договора финансирования
под уступку права требования.
Ответственность клиента, уступившего денежное требование финансовому
агенту, в целом соответствует общим принципам ответственности кредитора, уступившего
требование, предусмотренным ст.347 ГК. Клиент отвечает, по общему диспозитивному
правилу, за недействительность уступленного денежного требования, но не отвечает
за его неисполнение или ненадлежащее исполнение (п.1 ст.732 ГК). В то же время
имеются особенности в возможности освобождения клиента от ответственности
за недействительность переданного требования и в возможности установления
соглашением сторон иного порядка ответственности за неисполнение.
Если общими положениями ГК о цессии предусматривается императивная норма
об ответственности кредитора, уступившего требование, за его недействительность,
то в соответствии с диспозитивной нормой ГК, посвященной ответственности клиента
за недействительность уступленного требования по договору финансирования под
уступку права требования, соглашением сторон по договору факторинга может
быть полностью исключена ответственность клиента за недействительность уступленного
требования, что имеет место при безоборотном финансировании, при котором финансовый
агент может принять на себя и риски недействительности уступленного права.
Если по общим положениям об ответственности кредитора, уступившего требование,
последний в качестве исключительной возможности вправе принять на себя поручительство
за должника перед новым кредитором, то при финансировании под уступку денежного
требования возможно установление соглашением сторон любых форм (солидарная,
субсидиарная, долевая ответственность, уплата неустойки и т.д.) дополнительной
ответственности клиента перед финансовым агентом за неисполнение обязанностей
должником по уступленному денежному требованию (п.3 ст.732 ГК).
Ответственность финансового агента по договору факторинга возможна только
по консенсуальному договору, в соответствии с которым финансовый агент принял
на себя обязанность по предоставлению финансирования в будущем.
Ответственность клиента и финансового агента за нарушение принятых на
себя обязанностей, в том числе и при уступке недействительного требования
и соглашения сторон об ответственности клиента за выполнение обязанностей
должником по уступленному праву, а также его размер определяется по общим
правилам об ответственности за нарушение гражданско-правового обязательства
и может выражаться в виде возмещения убытков, уплаты неустойки, если только
соглашением сторон не предусмотрен конкретный порядок определения ответственности
и его размера (пределов).
В отличие от общих норм ГК о цессии (ст.ст.339-347 ГК) по вопросу о возможности
последующей уступки, не предусматривающих никаких ограничений, правовое регулирование
договора финансирования под уступку денежного требования предусматривает диспозитивную
норму, в соответствии с которой последующая уступка финансовым агентом уступленного
ему денежного требования не допускается. В то же время в силу диспозитивности
указанной нормы последующая уступка финансовым агентом уступленного ему права
возможна, если это допускается договором о финансировании под уступку денежного
требования, и к этим отношениям соответственно также применяются положения
комментируемой главы (ст.734 ГК).
Зависимость прав и обязанностей сторон по договору, рисков неисполнения,
возникновения убытков и ответственности сторон от действий третьих лиц обусловливает
необходимость рассмотрения и законодательного урегулирования отношений не
только между сторонами по договору, но и отношений между ними и третьим лицом
- должником по уступаемому имущественному праву денежного требования. При
этом правовое регулирование договора финансирования под уступку денежного
требования предполагает регулирование как внутренних отношений между сторонами
по договору, так и отношений между ними и должником по уступаемому денежному
требованию.
Условия исполнения денежного требования должником финансовому агенту
соответствует аналогичным условиям, предусмотренным общими положениями ГК
об уступке права требования (цессии), с некоторыми особенностями, имеющими
значение и для ответственности должника по уступленному денежному требованию.
Должник по уступленному денежному требованию должен быть письменно извещен
о произведенной уступке, и финансовый агент - новый кредитор несет все риски
неблагоприятных последствий, вызванных отсутствием письменного уведомления
должника об этом (часть 1 п.1 ст.735 ГК). Должник же, в свою очередь, обязан
произвести платеж финансовому агенту только при условии, если он получил от
клиента или финансового агента письменное уведомление об уступке денежного
требования финансовому агенту, в котором конкретно определено подлежащее исполнению
денежное требование и указан финансовый агент, которому должен произведен
платеж (часть 2 п.1 ст.735 ГК). Исполнение обязательства без письменного уведомления
возлагает на должника риски исполнения ненадлежащему лицу и возможное повторное
исполнение надлежащему кредитору. Поэтому при отсутствии письменного уведомления
исполнение должником денежного требования клиенту - первоначальному кредитору
признается исполнением надлежащему кредитору и освобождает должника от каких-либо
последующих обязательств по данному денежному требованию.
Аналогично общим положениям ГК о цессии, должник по уступленному праву
вправе потребовать от финансового агента, в том числе и при получении письменного
уведомления об уступке права, предоставления доказательств перехода денежного
требования к этому лицу. Непредоставление в разумный срок финансовым агентом
необходимых доказательств того, что уступка денежного требования финансовому
агенту действительно имела место, также дает право должнику исполнить денежное
требование клиенту - первоначальному кредитору по денежному требованию, что
также будет считаться исполнением обязательства надлежащему кредитору (п.2
ст.735 ГК).
В случае получения письменного уведомления с конкретно определенным подлежащим
исполнению денежным требованием и указанием финансового агента, которому должен
быть произведен платеж, а также при предоставлении в разумный срок финансовым
агентом необходимых доказательств о действительности уступки ему требования,
когда эти доказательства были затребованы должником по денежному требованию,
должник обязан исполнить денежное требование финансовому агенту. Исполнение
в этом случае денежного требования финансовому агенту считается исполнением
надлежащему кредитору и освобождает должника от исполнения соответствующего
обязательства перед клиентом (п.3 ст.735 ГК).
Одной из особенностей правового регулирования отношений между сторонами
договора финансирования под уступку денежного требования и должником по уступленному
требованию является специальная норма ГК о недействительности запрета на уступку
требования, содержащегося в соглашении между клиентом и должником по уступаемому
требованию. Данное правило является изъятием из принципа свободы договора
и свободы определения условий договора. Это правило относится к возможности
уступки денежного требования, когда такая уступка запрещена соглашением сторон,
только по договору финансирования под уступку денежного требования и какому-либо
расширительному толкованию не подлежит. Данное изъятие из принципа свободы
определения условий договора обусловлено необходимостью увеличения возможности
по привлечению финансирования за счет уступки прав денежного требования по
договорам предпринимателей с третьими лицами (ст.733 ГК).
В то же время установленное ГК изъятие из принципа свободы определения
условий договора сторонами по нему не должно приводить к нарушению интересов
должника по уступленному денежному требованию, и клиент - первоначальный кредитор
по уступленному праву ни в коей мере не освобождается от выполнения обязательств
и ответственности перед должником по нему в связи с совершенной уступкой права,
если между ними существует соглашение о запрете или ограничении уступки этого
права, что является общим правилом при исполнении должником обязательства
по уступленному требованию финансовому агенту. Клиент также обязан возместить
должнику по уступленному праву все возникшие у последнего убытки в связи с
нарушением условия о запрете или ограничения уступки прав по договору, а также
уплатить неустойку, если она предусмотрена на этот случай.
Правовое регулирование договора факторинга, содержащееся в комментируемой
главе, предусматривает возможность должника, при обращении к нему финансового
агента с требованием произвести платеж, предъявить к зачету свои денежные
требования, основанные на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника
ко времени, когда им было получено уведомление об уступке денежного требования
финансовому агенту. Осуществление зачета осуществляется в соответствии с общими
правилами, предусмотренными ст.370 ГК. В то же время особенностью производства
зачета при предъявлении требований, основанных на договоре факторинга, является
право финансового агента отказаться от зачета, если клиент не уведомил его
о наличии обязательства перед должником, что является исключением из правил
и развитием положений, вытекающих из нормы п.п.1 и 2 ст.370 ГК, предусматривающих
запрет на производство зачета в случаях, предусмотренных законодательными
актами, в данном случае предусмотренном ГК (ст.737 ГК).
Правовое регулирование договора финансирования под уступку денежного
требования предусматривает и некоторые особенности по предъявлению должником
финансовому агенту - новому кредитору возражений, основанных на отношениях
с клиентом - первоначальным кредитором. Должник не вправе требовать от финансового
агента, которому уступлено денежное требование, возврата ранее уплаченных
во исполнение денежного требования сумм в случае неисполнения или ненадлежащего
исполнения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником.
В этом случае должник вправе требовать возврата уплаченных сумм только с клиента.
Данная норма имеет цель защитить интересы добросовестного финансового агента,
исполнившего свои обязательства по финансированию и принявшего взаимное, основанное
на договоре факторинга, обязательство клиента по уступке денежного требования
по договору, заключенному последним с третьим лицом - должником по уступленному
денежному требованию (п.1 ст.738 ГК).
В то же время при недобросовестности финансового агента должник имеет
право на взыскание с последнего сумм, которые он имеет право взыскать непосредственно
с клиента. Данной нормой предусматривается солидарная ответственность недобросовестного
финансового агента за неисполнение или ненадлежащее исполнение клиентом своих
обязательств перед должником по уступленному денежному требованию. Недобросовестность
финансового агента может проявляться в неисполнении обязанностей финансирования
клиента по договору факторинга либо в осуществлении финансирования в ситуации,
когда ему известно о неисполнении или ненадлежащем исполнении клиентом своих
обязательств по договору, из которого вытекает уступаемому денежное требование
(п.2 ст.738 ГК).

Комментарий к главе 38.
"Банковское обслуживание"

В ГК КазССР вопросам банковского дела было посвящено всего лишь пять
статей. Но это вовсе не значило, что государство, дав лишь самое общее правовое
регулирование, либерализовало эту сферу деятельности. Наоборот, банковское
дело подвергалось самой мелочной и тщательной регламентации. Однако все это
осуществлялось на уровне подзаконных актов, главным образом - инструкций Государственного
банка СССР. К сожалению, эту же тенденцию мы наблюдаем и сейчас - банковское
законодательство в значительной степени выведено за рамки гражданского, получив
тем самым определенную юридическую "автономию", где главным источником права
выступают нормативные акты Национального банка Республики Казахстан. Такая
ситуация возникла в силу п.3 ст.3 ГК, согласно которого отношения, связанные
с созданием, реорганизацией, банкротством и ликвидацией банков, контролем
за банковской деятельностью и ее аудиторской проверкой, лицензированием отдельных
видов банковских операций, регулируются ГК в части, не противоречащей законодательным
актам, регулирующим банковскую деятельность.
Вряд ли такое положение можно признать правильным - банковское законодательство
всегда и везде являлось частью гражданского законодательства. Поэтому не банковское
законодательство должно главенствовать над ГК, а ГК - над банковским законодательством.
Тем не менее, новый ГК (Особенная часть) уделяет банковской деятельности
гораздо больше внимания, чем было ранее. При этом необходимо подчеркнуть,
что многие положения ГК носят принципиально новый характер.
Прежде всего, это выразилось в том, что, во-первых, ГК ввел новую категорию
- договор банковского обслуживания, носящую родовой характер ко всем видам
банковских договоров. Во-вторых, глава, посвященная банковскому обслуживанию,
редакционно выполнена по следующей схеме; 1) общие положения; 2) отдельные
виды договоров. То есть, сама правовая конструкция представлена общей и особенной
частями.
По договору банковского обслуживания, что, повторяем, является новой
категорией для гражданского (да и банковского) права, одна сторона (банк)
обязуется по поручению другой стороны (клиента) оказать банковские услуги,
а клиент обязуется оплатить эти услуги, если иное не предусмотрено договором
(п.1 ст.739 ГК). Как мы видим, договор банковского обслуживания является разновидностью
договора возмездного оказания услуг, являющегося, кстати, новым видом договора,
предусмотренного ГК.
Гражданский кодекс перечисляет виды договоров банковского обслуживания,
а именно: 1) договор банковского счета; 2) договор перевода денег; 3) договор
банковского вклада; 4) иные виды договоров, предусмотренные законодательством
или соглашением сторон. При этом оговаривается правило, носящее довольно принципиальный
характер: "банк может использовать имеющиеся на счете денежные средства, гарантируя
право клиента беспрепятственно распоряжаться своими деньгами" (п.п.2 и 3 ст.739
ГК).
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что среди перечисленных
договоров отсутствует такой распространенный в практике банковской деятельности
договор, как договор банковского займа, именуемый иногда кредитным договором
или же договором банковской ссуды - о нем речь идет в главе, посвященной займу.
Из числа положений, носящих общий характер (то есть, относящихся ко всем
видам договоров банковского обслуживания), важное значение имеет статья, устанавливающая
ограничение распоряжения деньгами, находящихся в банке.
Как уже отмечалось выше, банк обязан гарантировать своему клиенту возможность
распоряжаться своими деньгами, находящимися на счете. То есть, субъектом,
обладающим правом распоряжения денежными средствами, выступает сам клиент.
Однако, в некоторых ситуациях это право подлежит ограничению в силу притязаний
на денежные средства клиента других лиц.
Гражданский кодекс выделяет два таких случая: арест денег и замораживание
(блокирование) денег клиента.
По поводу первого предусмотрено, что на деньги юридических лиц и граждан,
находящихся в банках, может быть наложен арест не иначе, как судами, органами
следствия и органами дознания по находящимся в их производстве уголовным и
гражданским делам. При этом срок ареста находящихся в банках денег не может
превышать сроков, установленных для ведения соответствующих дел уголовно-процессуальным
и гражданско-процессуальным законодательством (п.п.1 и 2 ст.740 ГК).
Отметим, что в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Республики
Казахстан дознаватель, следователь с санкции прокурора или суд вправе наложить
арест на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, касающихся по закону,
материальную ответственность за их действия, в целях обеспечения приговора
в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации
имущества. При наложении ареста на денежные средства и иные ценности, находящиеся
на счетах и вкладах в банках и кредитных учреждениях, расходные операции по
данному счету прекращаются в пределах средств, на которые наложен арест (ст.161
УПК).
Вторым видом ограничения распоряжения деньгами клиента, находящимися
в банке, выступает их замораживание (блокирование), что производится решением
налоговых органов в случаях невыполнения их требований об устранении выявленных
нарушений законодательных актов о налогах, не допуска к проверкам и обследованиям,
непредставления (или отказа представить) налоговым организациям документов,
связанных с исчислением и уплатой налогов и других платежей в бюджет до устранения
причин, вызывающих принятие решения о приостановлении (п.3 ст.740 ГК).
Таким образом, арест денег на счете выступает мерой обеспечения уголовно-правового
или гражданско-правового характера, а их замораживание - мерой финансово-правового
характера. В то же время все разновидности этих мер сводятся к приостановлению
расходных операций по банковскому счету клиента.
Ограничение распоряжения деньгами клиента, находящимися в банке, не означает
их конфискации, реквизиции либо какого иного обращения взыскания на денежные
средства клиента. Для этих целей ГК вводит институт принудительного изъятия
денег клиента. В соответствии со ст.741 ГК принудительное изъятие находящихся
в банках денег юридических лиц и граждан может быть произведено только на
основании вступившего в законную силу приговора или решения суда. Следовательно,
всякого рода внесудебное принудительное изъятие (например, на основании распоряжения
налоговых органов в связи со взиманием недоимки) является незаконным.
Гражданский кодекс регулирует очередность изъятия денег клиента.
В качестве общего правила предусмотрена календарная очередность, то есть,
изъятие денег осуществляется в порядке поступления распоряжений клиента. Однако
при недостаточности денег банк производит изъятие в следующей очередности:
1) в первую очередь осуществляется изъятие денег по исполнительным документам,
предусматривающим удовлетворение требований о возмещении вреда, причиненного
жизни и здоровью, а также требований по взысканию алиментов;
2) во вторую очередь производится изъятие денег по исполнительным документам,
предусматривающим изъятие денег для расчетов по выплате выходных пособий и
оплате труда с лицами, работающими, по трудовому договору, в том числе по
контракту, по выплате вознаграждений по авторскому договору;
3) в третью очередь производится изъятие денег по обязательствам клиента
перед бюджетом и внебюджетными фондами;
4) в четвертую очередь производится изъятие денег по исполнительным документам,
предусматривающим удовлетворение других денежных требований;
5) в пятую очередь производится изъятие денег по другим исполнительным
документам в порядке календарной очередности.
Изъятие денег из банка по требованиям, относящимся к одной очереди, производится
в повременной очередности поступления исполнительных документов (ст.742 ГК).
Отметим, что в данном случае возникло противоречие между ГК и Указом
Президента Республики Казахстан, имеющим силу закона, от 24 апреля 1995 года
"О налогах и других обязательных платежах в бюджет". ГК предусматривает, что
обязательства перед бюджетом выполняется в третью очередь, Указ же "О налогах"
устанавливает первоочередное исполнение указаний налоговых органов, касающихся
безусловного перечисления соответствующих налогов (подпункт 5 ст.147 ГК).
Следует полагать, что в данной ситуации приоритет должен быть отдан как ГК
как акту, обладающему большей юридической силой.
Говоря об очередности платежей, необходимо учитывать, что ст.742 ГК устанавливает
эту очередность применительно к исполнительным документам. Если такие документы
в банк не поступают, то очередность платежей при недостаточности денег клиента
определяется не банком, а самим клиентом.
Поскольку принудительное изъятие находящихся в банках денег клиентов
может производиться только на основании вступившего в силу приговора или решения
суда, то к исполнительным документам, о которых речь идет в ст. 742 ГК, относятся
исключительно судебные акты. В некотором смысле к разряду исполнительных документов
могут быть отнесены и распоряжения налоговых органов. Дело в том, что в соответствии
со ст.154 Указа "О налогах" в случае неуплаты налогов в сроки, установленные
налоговым законодательством ГК, органы налоговой службы имеет право взимать
со счетов налогоплательщиков или их дебиторов средства в пределах образовавшейся
задолженности по налогам, штрафам и пени, если налогоплательщик или его дебиторы
согласны с уплатой такой задолженности. Согласие считается: представление
налогоплательщиком декларации по налогам; необжалование выявленной и начисленной
задолженности в течение 5 банковских дней. Следовательно, если налогоплательщик
или его дебитор не выразят своего несогласия с начисленной налоговой задолженностью,
то расторжение (инкассовое поручение) налогового органа о взимании этой задолженности
приобретает характер исполнительного документа. Впрочем, невыражение несогласия
означает согласие с данным взиманием. Это позволяет говорить о том, что соответствующее
изъятие денег клиента теряет характер принудительного.
В заключение отметим, что установление ГК правила, согласно которому
принудительное изъятие находящихся в банке денег клиента может быть произведено
только на основании решения суда, основано на п.3 ст.26 Конституции РК, предусматривающей,
что никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда.
Гражданский кодекс вводит новую для себя категорию - "банковская тайна",
устанавливая при этом, что банк гарантирует неразглашение банковской тайны
(ст.745 ГК). Правда, статья носит отсылочный характер. Перечень сведений,
составляющих банковскую тайну, и основания ее выдачи определяются законодательными
актами, регулирующими банковскую деятельность.
В настоящее время в качестве такого акта выступает Указ Президента Республики
Казахстан, имеющий силу закона, от 31 августа 1995 года "О банках и банковской
деятельности".
Согласно ст.50 данного Указа банковская тайна включает в себя сведения
о наличии, владельцах и номерах счетов депозитов, клиентов и корреспондентов
банка, об остатках и движении денег на этих счетах самого банка, об операциях
банка (за исключением общих условий проведения банковских операций), а также
сведения о наличии, владельцах, характере и стоимости имущества клиентов,
находящегося на хранении в сейфовых ящиках, шкафах и помещениях банков.
Банковская тайна может быть раскрыта только владельцу счетов (имущества),
любому третьему лицу на основании письменного согласия владельца счета (имущества),
данного в момент личного присутствия в банке, а также лицам, указанным в данной
статье.
Так, справки о наличии и номерах счетов выдаются банку, по отношению
к которому клиента является заемщиком, гарантом, поручителем или залогодателем,
на основании письменного запроса, подписанного председателем правления банка
или лицом, его замещающим, при условии представления документа, подтверждающего
получение кредита.
Справки об остатках и движении денег на банковских счетах юридического
лица выдаются:
а) органам дознания и предварительного следствия: по находящимся в их
производстве уголовным делам;
б) судам: по находящимся в их производстве делам на основании определения
суда;
в) прокурору: на основании постановления о производстве проверки, в пределах
его компетенции, по находящемуся у него на рассмотрении материалу;
г) таможенным органам: по экспортным и импортным операциям клиентов.
Справки об остановках и движении денег на счетах физического лица, а также
сведения о характере и стоимости его имущества, находящегося на хранении в
сейфовых ящиках, шкафах и помещениях банка, выдаются:
а) представителям физического лица: на основании нотариально удостоверенной
доверенности;
б) органам дознания и предварительного следствия: по находящимся в их
производстве уголовным делам в случаях, когда на деньги и иное имущество физического
лица, находящееся на счетах или хранении в банке, может быть наложен арест,
обращено взыскание или применена конфискация имущества:
в) судам: по находящимся в их производстве делам на основании определения
суда в случаях, когда на деньги и иное имущество физического лица, находящиеся
на счетах или на хранении в банке, может быть наложен арест, обращено взыскание
или применена конфискация имущества;
г) прокурору: на основании постановления о производстве проверки, в пределах
его компетенции, по находящемуся у него на рассмотрении материалу;
д) таможенным органам: по экспортным и импортным операциям клиентов.
Справки о наличии счетов физического и об остатках денег на них, а также сведения
о наличии, характере и стоимости его имущества, находящегося на хранении в
сейфовых ящиках, шкафах и помещениях банка, в случае смерти владельца выдаются:
а) лицам, указанным владельцем счета (имущества) в завещательном распоряжении;
б) судам и нотариальным конторам: по находящимся в их производстве наследственным
делам;
в) иностранным консульским учреждениям: по находящимся в их производстве
наследственным делам.
Информация, содержащая банковскую тайну, представляется налоговым органам
по вопросам, связанным с налогообложением, в соответствии с налоговым законодательством
РК.
Как уже указывалось выше, ГК выделяет три вида договоров банковского
обслуживания: 1) договор банковского счета; 2) договор перевода денег; 3)
договор банковского вклада.
Рассмотрим указанные договоры в той последовательности, в которой они
названы.
По договору банковского счета одна сторона (банк) обязуется принимать
деньги, поступающие в пользу другой стороны (клиента), выполнять распоряжения
клиента о переводе (выдаче) клиенту или третьим лицам соответствующих сумм
денег и оказывать другие услуги, предусмотренные договором банковского счета
(ст.747 ГК).
Отметим, что ранее в гражданско-правовой литературе было более распространенным
наименование "договор расчетного счета", хотя помимо этого счета существовали
текущие счета, спецссудные счета и т.д. В настоящее время признано целесообразным
объединить все виды счетов одним видом договора.
Договор банковского счета является публичным договором, то есть, банк
обязан заключить договор с любым лицом, обратившимся с предложением открыть
счет на объявленных условиях.

<< Пред. стр.

стр. 18
(общее количество: 38)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>