<< Пред. стр.

стр. 19
(общее количество: 38)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Клиентами банка могут быть как юридические, так и физические лица (в
качестве последних обычно выступают индивидуальные предприниматели, осуществляющие
деятельность без образования юридического лица).
Договор банковского счета заключается путем открытия клиенту или указанному
им лицу счета в банке на условиях, согласованных сторонами. Одновременно клиенту
для целей учета его денег в банке присваивается индивидуальный идентификационный
код на условиях, согласованных сторонами. Отметим, что положения об указанном
коде являются новыми для ГК.
Гражданский Кодекс предусматривает, что юридические лица и граждане самостоятельно
выбирают банки для обслуживания и вправе заключать договоры банковского счета
как с одним, так и несколькими банками (п.2 ст.747 ГК).
Данное положение также является новым для ГК и оно введено вопреки настойчивому
стремлению налоговых органов обязать клиента быть прикрепленным лишь к одному
банку.
В ГК довольно подробно прописаны обязанности банков, что, бесспорно,
является его достоинством.
Так, банк обязан:
1) обеспечить наличие денег при предъявлении требований клиента;
2) принимать деньги, поступившие в пользу клиента;
3) выполнять распоряжения клиента о переводе денег в пользу третьих лиц;
4) исполнять распоряжения третьих лиц об изъятии денег клиента, если
это предусмотрено договором банковского счета;
5) осуществлять прием от клиента и выдачу ему наличных денег в порядке,
установленном договором банковского счета;
6) представлять по требованию клиента информацию о сумме денег в банке
и произведенных операциях в порядке, предусмотренном договором;
7) производить иное банковское обслуживание клиента, предусмотренное
договором, законодательством и предприемлемыми в банковской практике обычаями
делового оборота (ст.750 ГК).
В отличие от ранее действовавшего банковского законодательства, допускавшего
возможность расторжения договора банковского счета по инициативе банка в одностороннем
порядке (например, при отсутствии операций по счету в течение года), ГК устанавливает
правило, согласно которому этот договор расторгается по заявлению клиента
в любое время, если иное не предусмотрено законодательством или договором
(п.1 ст.752 ГК) - возможности расторжения договора по инициативе банка ГК
не предусматривает.
Гражданский Кодекс вводит совершенно новую категорию банковских договоров
договор о переводе денег.
По договору о переводе денег одна сторона (банк) обязуется по поручению
другой стороны (клиента) перевести третьему лицу деньги без присвоения клиенту
индивидуального идентификационного кода (ст.754 ГК).
Договор о переводе денег считается заключенным, если банк принимает к
исполнению поручение клиента в момент обращения с предложением об оказании
ему такой банковской услуги, то есть, данный договор относится к числу так
называемых реальных договоров.
По своему содержанию договор о переводе денег приближается к широко известному
на практике почтовому переводу денежных средств.
Отличие договора о переводе денег от договора банковского счета, который
также предусматривает возможность перечисления денег клиента в пользу третьих
лиц, заключается, прежде всего, в том, что по первому договору перечисление
денег осуществляется без открытия банковского счета (чем он и похож на почтовый
перевод), по второму договору перечисление денег осуществляется путем списания
денег с открытого клиенту банковского счета.
Хотя банковский вклад предоставляет собой один из старейших банковских
институтов, ему в ГК КазССР была посвящена всего лишь одна статья (правда,
существовали довольно подробные правила, утвержденные подзаконными актами).
Гражданский кодекс дает этому институту гораздо более широкое освещение,
внеся при этом весьма принципиальные изменения.
Но, прежде всего, потребовалось решить ряд сложных теоретических вопросов,
в частности, о правовой природе договора банковского вклада (является ли он
самостоятельным видом гражданско-правового обязательства либо представляет
собой какую-то комбинацию договоров хранения и поручения), а также его соотношения
с такими видами договоров, как широко применяемый на практике депозитный договор,
а также договор расчетного счета.
В результате ГК вышел на следующие позиции:
Во-первых, договор банковского вклада считать самостоятельным видом гражданско-правового
договора.
Во-вторых, отказаться от особой категории депозитного договора, считая
его поглощенным договором банковского вклада.
В-третьих, признать, что отношения банковского вклада возникают не только
между гражданами и банками (ранее термин "вклад" относился лишь к физическим
лицам), но и между юридическими лицами и банками (то есть, признать, что вкладчиком
может выступать и юридическое лицо).
По договору банковского вклада одна сторона (банк) обязуется принять
от другой стороны (вкладчика) деньги (вклад), выплачивать по ним вознаграждение
(интерес) в размере и порядке, предусмотренных договором банковского вклада,
и возвратить вклад на условиях и в порядке, предусмотренных ля вклада данного
вида законодательными актами и договором (ст.756 ГК).
Договор банковского вклада отличается от договора хранения, во-первых,
тем, что предметом первого договора выступают деньги, предметом второго -
вещи. Во-вторых, при договоре хранения вознаграждение выплачивается поклажедателем
хранителю, а при договоре банковского вклада, напротив, банком, выступающим
в роли хранителя денег, вкладчику. Связано это с тем, что деньги вкладчика
выступает в качестве источника формирования ссудного фонда банка.
Попутно отметим, что в процессе подготовки проекта ГК долго дебатировался
вопрос, включить ли хранение денег в число обязанностей банка. Однако, в конечном
счете, было решено от этого отказаться, дабы более четко отграничить договор
банковского вклада от договора хранения.
Отметим также, что ГК отказался от довольно традиционного выражения "проценты
по вкладу", заменив его на "вознаграждение (интерес)".
Отличие договора банковского вклада от договора банковского счета, который
тоже предусматривает прием денег от клиента, заключается, прежде всего, в
характере банковских услуг, предоставляемых банком этому клиенту: по договору
банковского счета они гораздо шире, чем по договору банковского вклада.
Гражданский кодекс выделяет следующие виды банковских вкладов: 1) вклад
до востребования; 2) срочный вклад; 3) условный вклад.
Надо сказать, что в практике банковской деятельности такие виды вкладов
применяются уже давно, и ГК лишь закрепляет эту практику.
Вклад до востребования подлежит возврату полностью или частично по первому
требованию вкладчика.
Срочный вклад вносится на определенный срок.
Условный вклад вносится до наступления определенных договором обстоятельств.
Договор банковского вклада считается заключенным со дня поступления суммы
в банк, то есть, ГК однозначно рассматривает данный договор в качестве реального.
Вклад может быть внесен в банк на имя определенного третьего лица, то
есть, договор банковского вклада может приобрести форму договора в пользу
третьего лица, предусмотренного ст.391 ГК.
Большой интерес, особенно для вкладчиков, представляет следующая группа
вопросов: 1) размер вознаграждения по вкладу; 2) стабильность этого вознаграждения;
3) начисление вознаграждения; 4) порядок выплаты вознаграждения.
В соответствии со ст.760 ГК банк выплачивает вкладчику вознаграждение
(интерес) на сумму вклада в размере, определяемом договором.
Проблема стабильности размера вознаграждения (интереса) заключается в
праве на одностороннее изменение размера, когда сплошь и рядом возникает ситуация,
при которой вкладчик вручает банку деньги при одних размерах вознаграждения
(интереса); но когда приходит его получать, выясняется, что банк уменьшил
этот размер в сторону уменьшения.
Гражданский кодекс решает эту проблему следующим образом: "банк не вправе
изменять размер вознаграждения (интереса) по вкладам в одностороннем порядке,
если иное не предусмотрено договором банковского вклада" (п.2 ст.760 ГК).
Что касается начисления вознаграждения, то ГК не регулирует его порядка,
однако предусматривает, что, если иное не предусмотрено договором банковского
вклада, вознаграждение по банковскому вкладу выплачивается вкладчику по его
требованию по истечении каждого квартала отдельно от суммы вклада, а сумма
невостребованного в этот срок вознаграждения увеличивает сумму вклада, за
которую выплачивается это вознаграждение (п.2 ст.761 ГК).
Из этого можно сделать вывод, что начисление вознаграждения (интереса)
должно производиться ежеквартально, но опять-таки - "если иное не предусмотрено
договором".
По вкладам до востребования вкладчик вправе получить причитающееся ему
вознаграждение по вкладу отдельно от суммы вклада.
По срочным вкладам вкладчик также вправе получить причитающееся ему вознаграждение
отдельно от суммы вклада до истечения его срока, но при этом, если иное не
предусмотрено договором банковского вклада, размер вознаграждения пересчитывается
применительно к тому размеру, который применяется банком для вкладов до востребования.
По условным вкладам получение вкладчиком причитающегося ему вознаграждения
отдельно от суммы вклада производиться в порядке, установленном договором
банковского вклада (п.3 ст.761 ГК).
Таким образом, решение всех обозначенных выше вопросов в т ой или иной
степени связано с условиями договора. Поскольку договор банковского вклада
заключается главным образом в форме присоединения (то есть, вкладчик принимает
те условия, которые разработаны банком в одностороннем порядке), то нельзя
не предположить, что банк не упустит возможности заложить в договор такие
условия, которые выгодны ему. В то же время разработчики проекта ГК сознательно
отказались от императивного регулирования этих вопросов, полагая, что они
будут решаться в условиях взаимной конкуренции банков в борьбе за вкладчика,
и это выступает косвенным регулятором содержания договора в сторону, благоприятную
для вкладчика.
Завершая тему выплаты вознаграждения (интереса), отметим, что оно выплачивается
так же, как и сам вклад или его часть - по первому требованию вкладчика (п.1
ст.765 ГК).
Следует подчеркнуть, что вкладчик имеет право на досрочный возврат срочного
вклада, а также условного вклада до наступления обстоятельств, с которыми
договор связывает возврат этого вклада. При этом в ГК категорически устанавливается,
что положения договора банковского вклада об отказе вкладчика от права досрочного
получения срочного вклада, а также условного вклада до наступления предусмотренных
условий, является недействительным (п.п.2-4 ст.765 ГК).
Гражданский Кодекс не устанавливает особого порядка расторжения или прекращения
договора банковского вклада, что, кстати, сделано в отношении договора банковского
счета. Поэтому можно, на наш взгляд, полагать, что, во-первых, банк правом
одностороннего расторжения договора банковского вклада (во всех его видах)
не располагает, однако вкладчик, во-вторых, может расторгнуть этот договор
в любое время путем истребования у банка денег, формирующих вклад. Причем
это касается не только вклада до востребования, но и срочного вклада и условного
вкладов.

Комментарий к главе 39.
"Хранение"

§1. Общие положения о хранении
§2. Отдельные виды хранения
§3. Хранение на товарном складе

ГК предусматривает более детализированное и подробное регулирование отношений,
возникающих по обязательству хранения, по сравнению с ранее действовавшим
законодательством. Так, ГК предусматривает общие положения правового регулирования
обязательства по хранению, а также особенности правового регулирования хранения,
осуществляемого в качестве предпринимательской деятельности. Помимо этого
в ГК введены нормы об отдельных видах хранения, сформулированные в двух отдельных
параграфах рассматриваемой главы. В ранее действовавшем гражданском законодательстве
отдельные виды хранения регулировались в основном подзаконными актами в виде
ведомственных инструкций, правил, либо не регулировались вообще. Необходимо
иметь в виду, что в ГК не содержатся все разновидности хранения. В ГК содержится
правовое регулирование отдельных, наиболее распространенных видов хранения.
В то же время законодательными актами может быть установлено правовое регулирование
и иных видов хранения, помимо перечисленных в ГК, в частности, депозит нотариальной
конторы, хранение вещей на таможне и т.д.
В главе о хранении содержится три параграфа. Параграф 1 предусматривает
общие положения о хранении, об ответственности хранителя, особенности правового
регулирования хранения, осуществляемого в качестве предпринимательской деятельности
и другие вопросы общего характера. В параграфе 2 содержатся нормы о хранении
в ломбарде, в банке, в камерах хранения торговых организаций, в гардеробах,
в гостиницах, а также нормы о хранении спорных вещей. В параграфе 3 предусмотрены
нормы о хранении на товарном складе, а также урегулированы вопросы обращения
особой разновидности ценных бумаг в виде складских документов. При этом необходимо
иметь в виду, что общие положения о хранении могут применяться к отдельным
видам хранения, если иные правила об этих отдельных видах хранения не предусмотрены
нормами ГК или другими законодательными актами. Следовательно, для хранения
установлен приоритет специального правового регулирования отдельных видов
хранения перед общими положениями о хранении.

§1. Общие положения о хранении

Определение обязательства хранения по ГК является традиционным для гражданского
законодательства Республики Казахстан - по договору хранения одна сторона,
именуемая хранителем, обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной,
именуемой поклажедателем, и возвратить эту вещь в сохранности. В то же время
определение хранения имеет существенное отличие от ранее применяемого в гражданском
законодательстве в виде конкретизации предмета хранения - предметом обязательства
хранения может быть вещь (п.1 ст.768 ГК). К тому же по общему правилу действие
главы о хранении не распространяется на охрану недвижимой вещи, то есть глава
39 ГК предусматривает правовое регулирование хранения движимых вещей, индивидуально-определенных
или определенная родовыми признаками. Исключением из этого правила является
случай хранения спорных вещей (секвестр), предусматривающий хранение в порядке
секвестра как движимых, так и недвижимых вещей (п.3 ст.768 ГК).
Исключение недвижимости из предметов хранения обусловлено невозможностью
передачи недвижимости во владение хранителя, являющимся обязательным условием
обязательства хранения. При охране недвижимости возможно применение иных институтов
гражданско-правовых обязательств, в частности, заключение договора возмездного
оказания услуг по охране имущества со специализированной организацией (например,
вневедомственной охраной), найма охранника по трудовому договору либо договору
об оказания возмездных услуг (так называемый личный найм). Основанием же назначения
секвестра является спор о праве собственности или ином вещном праве, которое
дает правообладателю право владеть недвижимой вещью, поэтому для этого случая,
в связи с отсутствием владельца недвижимости, допустимо признание за хранителем
по договору секвестра права владения недвижимой вещью.
Правовая природа обязательства хранения исторически заключается в обязательстве
личного найма хранителя для охраны предмета хранения, а также в найме поклажедателем
помещения хранителя для размещения в нем поклажи. Безусловно, с развитием
этого института гражданского права многие черты личного найма и найма помещения
исчезли, обязательство хранения приобрело правовое регулирование, позволяющее
выделять его в качестве самостоятельного обязательства и правовая природа
обязательства хранения не имеет никакого, кроме как информационного или исторического,
значения для его правового регулирования. Но все же при отдельных видах хранения
правовая природа рассматриваемого вида обязательства проявляется особо ярко,
в частности, при хранении ценностей с использованием индивидуального банковского
сейфа (ст.786 ГК).
По общему правилу договор хранения является реальным - договор признается
заключенным с момента передачи предмета хранения (п.2 ст.768 ГК). В то же
время исключением из этого общего правила является возможность заключения
консенсуального договора хранения с хранителем, осуществляющим хранение в
качестве предпринимательской деятельности (п.1 ст.769 ГК). Осуществление хранения
в качестве предпринимательской деятельности предполагает в качестве хранителя
коммерческую организацию, осуществляющую хранение в качестве предпринимательской
деятельности либо применяющее хранение в ходе предпринимательской деятельности,
в частности, когда обязательство хранения является составной частью иной предпринимательской
деятельности (например, перевозка товаров транспортной организацией и хранение
предмета перевозки на складах). В то же время возможен случай осуществления
хранения в качестве предпринимательской деятельности и некоммерческой организацией
- если право на занятие предпринимательской деятельностью закреплено в учредительных
документах и если такая деятельность соответствует ее уставным целям.
Особо необходимо обратить внимание и на то, что консенсуальный договор
хранения имеет свои особенности и ограничения. По такому договору хранитель
может взять на себя обязательство принимать на хранение вещи поклажедателя,
то есть с момента принятия такого обязательства договор признается заключенным
и до непосредственной передачи поклажи. В то же время хранитель не вправе
требовать передачи вещи на хранение, но вправе требовать, по общему правилу,
возмещения убытков, причиненных несостоявшимся хранением. Необходимо иметь
в виду и то, что нормы ГК об ответственности поклажедателя за несостоявшееся
хранение по консенсуальному договору хранения сформулированы диспозитивно
(п.2 ст.769 ГК). Ответственность поклажедателя за несостоявшееся хранение
может быть исключена либо ограничена как нормами законодательных актов для
отдельных видов хранения, так и соглашением сторон по такому договору. Помимо
этого поклажедатель освобождается от ответственности и в случае, если заявит
после заключения консенсуального договора хранения об отказе от услуг хранителя
в разумный срок (п.3 ст.768 ГК). Понятие "разумный срок", безусловно, связано
не с определенным временем, а с разумностью отказа в тот или иной срок, в
той или иной ситуации с учетом всех конкретных обстоятельств для каждого отдельного
правоотношения, возникшего из консенсуального договора хранения, в частности,
предмета обязательства хранения, условий его передачи и т.п. Например, отказ
от услуг хранения до производства хранителем действий или каких-то расходов
во исполнение договора хранения будет, безусловно, в "разумный срок". В то
же время производство хранителем действий или каких-то расходов во исполнение
договора хранения не будет являться обязательным основанием ответственности
поклажедателя либо его обязанности по оплате соразмерной платы за хранение.
В последнем случае должны быть учтены все иные обстоятельства, в частности,
разумность и своевременность этих действий и расходов, соответствие действий
хранителя обычаям делового оборота и т.п. По общему правилу, при осуществлении
хранения в качестве предпринимательской деятельности, в то числе и при использовании
хранения в качестве составной части своей предпринимательской деятельности,
хранитель не вправе отказать в принятии вещи на хранение на общепринятых условиях
каждому, кто к ней обратится, за исключением случаев невозможности принятия
вещи на хранение по техническим причинам либо в связи с невозможностью выполнения
каких-то особых условий хранения, которые не могут быть выполнены хранителем,
например, отсутствие места в хранилище, специализация хранителя на хранении
только сыпучих веществ, зерна, осуществление хранение только с обезличиванием
и т.п. Хранитель также не вправе при принятии вещи на хранение оказывать предпочтение
одному лицу перед другим. Договор хранения при этом, по общему правилу, признается
публичным (ст.770 ГК).
В то же время норма о признании договора о хранении, заключаемого хранителем
в силу осуществления своей предпринимательской деятельности, публичным договором
и возложения на хранителя обязанностей, вытекающих из таких договоров, является
восполняющей на случай, если иное не предусмотрено законодательными актами.
Соответственно, вышеуказанные правила могут применяться только в случаях,
когда иные правила по рассмотренным вопросам не установлены какими-то законодательными
актами либо для отдельных видов хранения, осуществляемых в силу предпринимательской
деятельности, либо для осуществления отдельных видов предпринимательской деятельности.
Как правило, предметом договора хранения является индивидуально-определенная
вещь, и их индивидуально-определенные признаки четко определяются в договоре.
В то же время хранение допустимо и в отношении вещей, определенных родовыми
признаками, например, зерно, стройматериалы и т.д. Аналогичная ситуация возможна
и в случаях, когда сданные индивидуально-определенные вещи определены в договоре
только родовыми признаками, например, приобретая в магазине партию товара
в виде двух компьютеров покупатель оставляет их на хранение в магазине.
Режим хранения вещей, определяемых родовыми признаками, неоднозначен
и зависит от того, обособляются ли эти вещи от однородных и идентичных по
качеству вещей хранителя или иных поклажедателей. Если поклажедатель не имеет
интереса в возврате конкретно сданных вещей, определяемых родовыми признаками,
то имеет место хранение с обезличиванием, при котором допускается смешение
принятых на хранение вещей с вещами того же рода и качества других поклажедателей
или вещей хранителя с возложением на хранителя обязательства по возврату равного
или обусловленного договором количества вещей того же рода и качества (п.1
ст.771 ГК).
В случае же обособления сданных на хранение вещей, определенных родовыми
признаками, договор хранения не будет иметь особенностей по сравнению с договором
хранения индивидуально-определенных вещей. По общему правилу хранитель не
должен предпринимать меры по обособлению вещей при хранении с обезличиванием.
Обязанность хранителя по обособлению вещей, определенных родовыми признаками,
может быть предусмотрена в договоре или правилах по осуществлению отдельных
видов хранения, установленных законодательными актами (п.2 ст.771 ГК).
ГК принципиально по новому подошел к вопросам собственности на сданные
вещи при хранении с обезличиванием по сравнению с ранее действовавшим законодательством.
Вопросы собственности на предмет хранения с обезличиванием имеют значение
по большей части в связи с распределением риска случайной гибели хранимых
вещей. В соответствии с ранее действовавшим законодательством, в частности,
ст.430 ГК КазССР, определенные родовыми признаками вещи, сданные на хранение,
поступали в собственность хранителя, что соответственно возлагало риск случайной
гибели на хранителя. Новый ГК не содержит такой нормы. При смешении сданных
на хранение с обезличиванием вещей одного рода и качества различных поклажедателей
(в том числе и в случае смешения с вещами самого хранителя) право собственности
каждого из них трансформируется в право общей долевой собственности, так как
не может быть права собственности вообще, право собственности на часть однородной
массы вещей. Право собственности всегда предполагает или индивидуально-определенную
вещь, или вещь, хотя и определенную только родовыми признаками, но обособленную
от вещей того же рода и качества. В противном случае возникает только право
требовать выделения вещи, определенной родовыми признаками, из общей массы
имущества, и до выделения или иного обособления права собственности возникнуть
не может.
Возникновение же общей долевой собственности предполагает наделение каждого
сособственника правом требования выделения доли в натуре. Именно с момента
выделения доли в натуре из общей массы вещей одного рода и качества право
собственности поклажедателя восстанавливается вновь. Соответственно с принципами
общей долевой собственности должен решаться по новому ГК и вопрос распределения
рисков случайной гибели при хранении с обезличиванием.
Наиболее распространенным основанием возникновения обязательства хранения
является договор. В то же время необходимо признать, что обязательство хранения
может возникнуть и в силу законодательного акта, и в этих случаях правила
комментируемой главы соответственно применяются и к такому обязательству хранения
постольку, поскольку иное не предусмотрено ГК и законодательным актом. Правила
комментируемой главы должны применяться к обязательству, возникшему в силу
законодательного акта, если только законодательным актом не предусмотрены
иные правила.
По общему правилу, ГК предусматривает письменную форму договора хранения.
К письменной форме заключения договора хранения приравнивается удостоверение
заключения договора хранителем посредством выдачи поклажедателю сохранной
расписки, квитанции, свидетельства или иного письменного документа, подписанного
хранителем.
Исключением из правила о письменной форме договора хранения являются:
1) хранение вещей в специализированных организациях, в частности, камерах
хранения, гардеробах вокзалов, музеев, учреждений и т.п., с выдачей хранителем
поклажедателю в подтверждение заключения договора номеров, жетонов и других
легитимационных (правоудостоверяющих) знаков, что, по общему правилу, в соответствии
с п.3 ст.151 ГК признается заключением сделки в устной форме; 2) хранение
в виде бытовой услуги, заключение договора о котором допускается в устной
форме (п.п.1, 2, 3 ст.772 ГК).
Несоблюдение требуемой простой письменной формы договора о хранении влечет
общие последствия несоблюдения письменной формы сделки, предусмотренной ст.153
ГК, с некоторыми особенностями. В частности, одной из таких особенностей является
допустимость свидетельских показаний при возникновении спора о тождестве вещи,
принятой на хранение, и вещи, возвращаемой хранителем. В то же время тождество
вещи безусловно относится к содержанию и исполнению сделки хранения, и по
общему правилу несоблюдение требуемой простой письменной формы договора хранения
не дает возможности в случае спора доказывать этот вопрос свидетельскими показаниями
(п.4 ст.772 ГК).
Другой особенностью последствий несоблюдения простой письменной формы
договора хранения, предусмотренной комментируемой статьей для обязательства
хранения, является возможность доказательства свидетельскими показаниями факта
совершения договора при отсутствии ее письменной формы для случаев сдачи вещей
на хранение при чрезвычайных обстоятельствах, в частности, землетрясении,
пожаре и т.п. (п.5 ст.772 ГК).
Хотелось бы обратить внимание и на то, что срок не является существенным
условием для договора хранения. Договор хранения заключается, как правило,
на определенный срок, по истечении которого поклажедатель обязан забрать хранимую
вещь. Возможно заключение договора хранения до востребования, например, камеры
хранения на вокзалах. В то же время отсутствие срока не влияет на действительность
договора, так как ГК предусматривает восполняющую норму на случай заключения
бессрочного договора хранения либо договора хранения до востребования. В случае
отсутствия срока хранения либо в случае хранения до востребования, хранитель
наделяется правом (но не обязанностью) потребовать принятия поклажедателем
вещи обратно по истечении обычного при данных обстоятельствах срока хранения.
При определении "обычных при данных обстоятельствах срока хранения" должны
быть приняты во внимание все обстоятельства конкретного случая хранения -
цель договора хранения, свойства вещи или ее срок годности, истечение которой
может нанести ущерб хранителю, и т.д. (п.1 ст.773 ГК)
Право потребовать принятия поклажедателем вещи обратно в то же время
налагает на хранителя обязанность предоставить поклажедателю разумный срок,
достаточный для принятия вещи, который также должен определяться с учетом
всех обстоятельств конкретного случая хранения.
Также необходимо отметить, что при определении "обычных при данных обстоятельствах
срока хранения" и "разумного срока, достаточного для принятия вещи обратно"
необходимо применение общих правил срока исполнения обязательства, предусмотренного
ст.277 ГК.
Поклажедатель вправе прекратить договор хранения в любое время несмотря
на предусмотренный договором срок (п.2 ст.773 ГК). Отсутствие срока хранения
либо условие хранения до востребования безусловно предполагает возможность
хранителя потребовать вещь обратно в любое время .Это является общим правилом
для обязательства хранения, вытекающим из природы этого обязательства. Хранение
возникает в интересах поклажедателя, поэтому нельзя обязывать хранить вещь,
когда такая потребность у поклажедателя отпала. Осуществление хранения в интересах
поклажедателя является сущностью этого вида обязательства, поэтому для возврата

<< Пред. стр.

стр. 19
(общее количество: 38)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>