<< Пред. стр.

стр. 31
(общее количество: 38)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

место неосновательного обогащения в системе гражданско-правовых институтов,
из резервного он превратился в универсальный институт защиты гражданских прав(*).
Неосновательное обогащение может применяться одновременно со следующими требованиями:
1) о возврате исполненного по действительной сделке;
2) об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения;
3) одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи
с этим обязательством;
4) о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением
обогатившегося лица (ст.954 ГК).

Комментарий к разделу V.
"Право интеллектуальной собственности"

Вступление:
Важнейшее место в жизни каждого государства и общества кроме материального
производства занимает духовная жизнь. Практический каждый человек независимо
от возраста, психического состояния, гражданства и иных характеристик изначально
в той или иной мере наделен способностью творить, создавать произведения науки
и культуры. Однако люди в разном объеме используют этот дар. Активно творящие
люди нуждаются в оформлении и охране своих произведений, в определенной степени
присвоенности этих объектов. Сам термин, понятие "интеллектуальная собственность"
является новым для законодательства нашей страны. Ранее действовавший Гражданский
кодекс не знал такого понятия прежде всего потому, что в бывшей Казахской
ССР, как и во всем бывшем Советском Союзе право использования большинства
результатов интеллектуальной творческой деятельности было обобществлено и
принадлежало как государству в целом, так и различным государственным организациям.
То есть о чьей - либо, кроме принадлежащей государству, собственности в этой
области в советское время говорить не приходилось. Термин "интеллектуальная
собственность" преподносился как атрибут буржуазного государства и права.
Отношение к правовому режиму результатов интеллектуальной творческой
деятельности коренным образом изменилось с обретением Республикой Казахстан
государственной независимости. Однако, надо отдать должное и Основам законодательства
Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. (далее - Основы 1991 г.). Они непродолжительное
время, до формирования законодательства Республики Казахстан об охране интеллектуальной
собственности, действовали на территории нашей страны. Именно Основами 1991
г. для обособления прав создателей произведений и изобретений, любых иных
результатов творческой деятельности был введен о термин "интеллектуальная
собственность" и установлены самые общие меры по ее охране.
Правовое регулирование и охрана результатов интеллектуальной творческой
деятельности для бывших республик СССР и Казахстана в том числе, приобретает
особое значение. Дело в том, что вопрос о надлежащей охране интеллектуальной
собственности является важнейшей составной частью всех межгосударственных
и межправительственных соглашений экономического характера. Без такой охраны
ни одна страна или фирма не согласны идти на риск и поставлять нам современные
технологии. Страна, где не защищается интеллектуальная собственность, обречена
на ввоз устаревшей техники и технологий. Даже размер и условия предоставления
обычных финансовых инвестиций зачастую зависят от уровня правовой охраны интеллектуальной
собственности в данной стране .
Отношение к интеллектуальной собственности, принадлежащей гражданам других
стран, прямо влияет на объем и эффективность торговли с этими странами. Например,
страна, объявленная пиратом (где не предпринимается никаких мер против нарушителей
прав интеллектуальной собственности) и внесенная в соответствующий список
таких стран Международным альянсом интеллектуальной собственности (МАИС),
может лишиться режима наибольшего благоприятствования в торговле с США в отношении
всех товаров этой страны, поставляемых на рынок США.
Немаловажное значение уровень этой правовой охраны оказывает на международный
авторитет, имидж каждой страны. Степень защищенности прав на интеллектуальную
собственность характеризует степень цивилизованности рынка страны и уровень
состояния ее законности и правопорядка .
Заявив о намерении присоединиться к мировому сообществу, новые страны
оказались перед необходимостью создать совершенно иную, чем при социализме,
систему правовой охраны интеллектуальной собственности. Новизна ее состоит
во внедрении в данную область элементов частного присвоения результатов творческой
деятельности при разумном, ограничиваемом государством монополизме правообладателей.
Созданы и успешно действуют государственные органы и организации, обеспечивающие
проведение государственной политики в области правовой охраны указанных объектов.
Это Комитет по авторским правам Министерства юстиции Республики Казахстан
(Далее - Комитет по авторским правам), а также Республиканское государственное
предприятие по патентам и товарным знакам Министерства энергетики, индустрии
и торговли Республики Казахстан, осуществляющее функции патентного ведомства
Республики Казахстан (Далее - Казпатент).
В республике появилось большое количество обладателей прав на объекты
интеллектуальной собственности. Например, за 7 лет деятельности Казпатента
выдано 6787 охранных документов (патентов и предварительных патентов) на изобретения
и полезные модели и 7398 свидетельств на товарные знаки и патентов на промышленные
образцы, зарегистрировано 408 лицензионных договоров на использование различных
объектов. То есть, складывается рынок интеллектуальной собственности, являющийся
важнейшей частью общенационального рынка. В судах появляются первые споры
по разным аспектам регистрации и использования прав на объекты интеллектуальной
собственности.
Начиная с 1992 г. по сегодняшний день в Республике Казахстан уже сформирована
нормативно - правовая основа регулирования вопросов интеллектуальной собственности,
определен статус наиболее значимых объектов творчества, сложилась и развивается
совершенно новая подотрасль законодательства. Ее составляют ст. 14, 38, 59,
115, 119, 125, 126 ГК, Закон об авторском праве и смежных правах от 10 июня
1996 г., новый, второй по счету Патентный закон Республики Казахстан от 16
июля 1999 г., новый и так же второй по счету Закон о товарных знаках, знаках
обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров от 26 июля 1999 г.
Нормы комментируемого раздела Особенной части ГК разрабатывались после принятия
специального законодательства по отдельным объектам интеллектуальной собственности
и поэтому являются в значительной степени обобщением продолжительного по современным
меркам периода действия патентного законодательства и законодательства по
товарным знакам, а в целом - продолжением работы по созданию совершенной системы
правовой охраны интеллектуальной собственности.
Раздел V особенной части Гражданского кодекса Республики Казахстан является
наиболее значительным по своему объему и объединяет 78 статей, разбитых на
8 глав и 3 параграфа. Объем данного раздела соответствует новизне и важности
помещенных в нем норм.

Комментарий к главе 49.
"Общие положения"

1. Наличие в данном разделе самостоятельной главы, посвященной общим
положениям, само по себе является новеллой. Эти положения являются результатом
многолетних научных исследований в области авторского и изобретательского
права, проводившихся в бывшем СССР юристами - учеными и практиками. Впервые
выработаны нормы, относящиеся к широкому кругу разноплановых объектов интеллектуальной
собственности, как являющихся результатами творческой деятельности, так и
не относящихся к таковым. Законодательство бывших СССР и Казахстана не знало
такого объединения. Так, вопросы, относящиеся к средствам индивидуализации
участников гражданского оборота (фирменные наименования), товаров и услуг
(товарный знак, знак обслуживания) и изобретательские отношения регулировались
нормами разных институтов гражданского законодательства. Первые из названных
объектов устанавливались в нормах Общей части ГК Казахской ССР о правосубъектности
юридических лиц, а вторые - в нормах об авторских и изобретательских отношениях
Особенной части. В качестве интегрирующего понятия, объединяющего разные объекты
в один правовой институт, в данном разделе избрано исключительное право субъекта
права интеллектуальной собственности (ст. 964 ГК), содержание которого мы
осветим ниже.
Нормы этой главы относятся ко всем без исключения результатам интеллектуальной
творческой деятельности, независимо от того имеется ли глава настоящего кодекса
либо Закон Республики Казахстан, специально посвященные отдельной разновидности
объектов интеллектуальной собственности.
В комментируемом разделе и, в частности, в его общих положениях нет нормы,
содержащей определение объекта интеллектуальной собственности или права интеллектуальной
собственности. Это, как мы полагаем, дань традициям законодательства стран
Запада и международным конвенциям, где так же не содержится такого определения.
С другой стороны, любая дефиниция условна и не охватывает всех аспектов определяемых
объектов. В законодательном плане такое определение вряд ли может иметь большое
практическое значение.
Понятие объекта права интеллектуальной собственности можно уяснить из
перечисления таких объектов. В качестве подходящего для выяснения сущности
этих объектов образца изложения была избрана норма п. 8 ст. 2 Конвенции, учреждающей
Всемирную организацию интеллектуальной собственности, подписанная в Стокгольме
14 июля 1967 г.(*) В соответствии с ней "интеллектуальная собственность" включает
права, относящиеся к: литературным, художественным и научным произведениям;
исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио и телевизионные
передачам; изобретениям во всех областях человеческой деятельности; научным
открытиям; промышленным образцам; товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным
наименованиям и коммерческим обозначениям; защите против недобросовестной
конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности
в производственной, научной, литературной и художественных областях. Как видно
из сравнения с текстом статьи 961 ГК Республики Казахстан, абсолютное большинство
объектов, перечисленных в ее тексте совпадает с изложенными в упомянутой Конвенции,
за исключением защиты против недобросовестной конкуренции. По правде говоря,
нам не понятно включение мер, относящихся к защите против недобросовестной
конкуренции, в круг объектов интеллектуальной собственности. На наш взгляд,
такая трактовка мер, являющихся по своей сути действиями субъектов, в число
объектов, представляющих собой материальный результат деятельности и права,
по крайней мере не логично. Объекты права и действия субъектов прав суть разноплоскостные
понятия и их сравнение в одном ряду некорректно.
Текст комментируемой статьи нашего ГК, на наш взгляд, удачно избежал
таких несуразностей. Его авторы пошли еще дальше в достижении ясности понимания
существа регулируемых объектов. Это выражается в том, что дается не просто
перечень объектов, а их система, классификация. Впервые законодательно закрепляется
ранее носившее характер научного деление всех объектов на результаты интеллектуальной
деятельности и средства индивидуализации участников гражданского оборота,
товаров, работ или услуг. При этом перечень объектов каждой из этих групп
не является исчерпывающим. На наш взгляд, это единственно верное решение превентивного
характера, позволяющее учесть перспективу научно технологического развития
и охватить правовым регулированием внезапно возникшее новое достижение науки,
техники или торговли, не ожидая принятия о нем специального нормативного акта.
Обзор двух групп объектов права интеллектуальной собственности еще раз
показывает, насколько разноплановые объекты включены в это обширное понятие.
В дальнейшем каждый из объектов, перечисленных в данной статье раскрывается
в главах и параграфах раздела.
В ст. 962 ГК четко и однозначно определены два основания возникновения
первоначального права на любой объект интеллектуальной собственности. Выделение
этих оснований является также еще одной классификацией этих объектов. Права,
возникающие в силу одного только факта создания, относятся к объектам, главным
для которых является форма созданного, а не его содержание. Это произведения
науки, литературы и искусства. Права на такие объекты как изобретения, полезные
модели промышленные образцы (далее - объекты промышленной собственности) возникают
в силу охраны, предоставленной уполномоченным государственным органом. Не
трудно заметить, что в таком делении есть определенная условность. Для объектов
промышленной собственности факт их создания кем - либо имеет такое же большое
значение, как и для произведений литературы и искусства . Патентное законодательство,
так же как и нормы авторского права, охраняет права авторов, создателей технических
решений. Еще до выдачи охранного документа автор изобретения имеет определенные
правомочия (например, помещать его на выставках, информировать и рекламировать
иными способами, разумеется, без огласки всей его сущности). Однако, мы полагаем,
данная статья имеет в виду основания возникновения главного массива прав,
являющихся наиболее значительным для правообладания, а главное - момент возникновения
исключительного права.
2. Следующие ст. 963 - 970 ГК закрепляют систему прав на объекты интеллектуальной
собственности и раскрывают их содержание. При этом из нормы п. 1 ст. 963 ГК
явно виден приоритет, отдаваемый правам авторов создателей объектов творчества.
Именно с закрепления этих прав начинается изложение всей системы прав.
В п.1 данной статьи неявно излагается правило, что автором произведения
может быть только человек, физическое лицо. Принадлежащие ему личные неимущественные
права на объект творчества неотчуждаемы и непередаваемы, существуют независимо
от его имущественных прав на конкретное воплощение творчества. Главным среди
таких прав признается право признаваться автором результата интеллектуальной
деятельности.
Другая разновидность объектов интеллектуальной собственности средства
индивидуализации могут принадлежать их обладателям только на основании имущественного
права. На первый взгляд, такое положение может показаться несправедливым в
отношении разработчиков оригинальных товарных знаков, знаков обслуживания
(этикетка на бутылке ликера "Моцарт", оформление коробок и банок с чаем и
пр.) . Многие из них выполнены на столь высоком художественном уровне, что
не уступают некоторым картинам или скульптурам. Однако, в этих случаях о личных
неимущественных правах художников или дизайнеров можно вести речь только в
отношении эскизов и проектов в период разработки знаков. После регистрации
изображения или трехмерного объекта в качестве товарного знака его художественная
ценность не имеет никакого значения, а их разработчики не могут говорить о
каких - либо личных неимущественных правах.
3. Ст. 964 ГК посвящена исключительному праву на объекты интеллектуальной
собственности. Эта статья занимает центральное место в данной главе, так как
закрепленное в ней правомочие является интегрирующим, объединяющим все без
исключения объекты интеллектуальной собственности. Следует обратить особое
внимание на своеобразие трактовки исключительного права на результат творческой
интеллектуальной деятельности по ГК РК. В соответствии с ней исключительное
право является имущественным правом обладателя результата интеллектуальной
деятельности. В законодательстве других стран, в частности, России наблюдается
другое понимание исключительного права, в соответствии с которым любое личное
неимущественное или имущественное право такого субъекта признается исключительным
правом. Эта же позиция, к сожалению, закреплена в третьей части Модельного
Гражданского кодекса стран СНГ. Мы полагаем, что такой подход неверен по ряду
соображений. Прежде всего, по ст. 128 ГК РФ результаты интеллектуальной деятельности,
в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность),
относятся к материальным благам. Этот вывод следует из анализа текста данной
статьи, в частности, из того факта, что нематериальные блага как объекты гражданских
прав даны отдельной группой объектов среди всех возможных объектов гражданских
прав. Отнесение их к материальным благам позволяет утверждать, что с объектами
исключительных прав возможны такие же операции, как и с вещами - традиционными
объектами материальных благ, например, сделки по отчуждению, правопреемство,
временное пользование и пр. Но из этого вытекает, что такие сделки возможны
и с такими правами как право авторства, право на наименование произведения
и изобретения, право на неприкосновенность произведения, так как по отмеченной
концепции это такие же исключительные права, как право использования объекта
интеллектуальной собственности. Чтобы не допустить такой ситуации, авторы
такого широкого понимания исключительных прав будут вынуждены, по нашему мнению,
подразделять все исключительные права на отчуждаемые и неотчуждаемые.
Понимание исключительного права на объект интеллектуальной собственности
как имущественного права ее обладателя, на наш взгляд, более правильно и соответствует
норме ст. 115 ГК РК, относящей объективированные результаты творческой интеллектуальной
деятельности к имущественные благам и правам (имуществу) . Такое установление
позволяет законодателю более смело конструировать пределы реализации исключительного
права, максимально приближая их к правомочиям собственника традиционного объекта
собственности. Подтверждением этому служат правомочия правообладателя, закрепленные
во второй и третьей частях данной статьи, а также в ст. 965 - 967 ГК.
Единственным, на наш взгляд, упреком сторонникам такой позиции может
быть тот, что игнорируется исключительность других, нематериальных, личных
неимущественных прав обладателя интеллектуальной собственности. Мы согласны
с тем утверждением, что, к примеру, право на авторское имя носит исключительный
характер (чье - либо аналогичное право в отношении данного произведения исключается),
но полагаем, что это сомнение снимается доводом об определенной степени условности
любого термина. "Исключительное право" в значительной степени условность,
как и "интеллектуальная собственность". Однако термины прижились, вошли в
законодательство и правовой обиход, а более удачных терминов теория и практика
не придумала.
Необходимо разграничивать собственно исключительное право и право собственности
на конкретный объект, в котором воплощен результат интеллектуальной творческой
деятельности. Ст. 968 ГК устанавливает, что эти правомочия существуют независимо
друг от друга. В качестве примера можно привести отношение изобретателя, скажем,
нового фильтра для воды и другого человека - собственника такого фильтра,
выпущенного серийно заводом. Собственник имеет правомочия владения, пользования
и распоряжения своим экземпляром фильтра, а изобретатель - правом изготовления,
регулирования объема выпуска, запрета выпуска, уступки права изготовления
фильтров полностью или частично.
Особенность объектов интеллектуальной собственности состоит в том, что
предоставление или приобретение исключительного права на объект творчества
означает для других участников оборота наличие монополии на определенном направлении
науки и техники, зачастую препятствующей изысканиям и работам третьих лиц
в этом же направлении. Поэтому законодательство рыночных стран стремится ограничить
эту монополию или свести ее негативный эффект до минимума. Не стал исключением
и наш Гражданский кодекс. Статья 982 ГК устанавливает принцип срочности действия
исключительных авторских прав. Однако важно обратить внимание, что личные
неимущественные права на результаты интеллектуальной деятельности действуют
бессрочно. К примеру, истекли сроки правовой охраны авторских прав Абая Кунанбаева
или А. Пушкина, но право на неприкосновенность их произведений и другие личные
неимущественные права действуют сейчас и будут действовать вечно. Третья часть
данной статьи имеет в виду случаи так называемой принудительной лицензии на
использование изобретений, полезных моделей и промышленных образцов (ст. 11
Патентного закона Республики Казахстан от 16 июля 1999 г.; ст. 19 Закона Республики
Казахстан "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения
товаров " от 26 июля 1999 г.). Введение норм о принудительной лицензии является
еще одним подтверждением стремления государства ограничить монополию на объект
промышленной собственности и добиться наибольшей пользы для общества от технического
решения.
4. Конструкция исключительного права на результат интеллектуальной творческой
деятельности по составу и характеру правомочий напоминает конструкцию традиционного
права собственности на определенный объект материального права. Субъект исключительного
права имеет возможность владеть, пользоваться и распоряжаться результатом
своего творчества, но в отношении таких объектов известные правомочия претерпевают
значительную трансформацию, что и заставило отказаться от прямого регулирования
отношений по творчеству нормами права собственности.
Правомочие владения, понимаемое для вещей как осуществление фактического
обладания ими, в отношении объектов интеллектуальной собственности вообще
теряет смысл - невозможно кому - либо монопольно обладать идеей. Если она
высказана или материализована, то принадлежит всем, неограниченному кругу
лиц.
В отношении объектов права интеллектуальной собственности практическую
ценность и значение имеют только охватываемые исключительным правом возможности
полного перехода исключительных прав от правообладателя к другому лицу и временной
передачи правообладателем другому лицу права использования результата творчества.
Первый из этих случаев регулируется статьей 965 ГК и не отличается от аналогичных
правомочий обладателя традиционного объекта собственности. Единственным требованием
является недопущение при такой уступке ограничения осуществления права авторства
и иных неимущественных прав.
Следует заметить, что комментируемая статья предусматривает случаи полного
перехода прав в результате универсального и сингулярного правопреемства. Упомянутая
в данной статье частичная передача прав относится не к сроку передачи, а к
объему передаваемых прав. Даже если передается часть прав, она передается
на все время действия права, а не на ограниченное время. Например, на весь
срок действия патента на изобретение передается право его использования третьими
лицами, а за патентовладельцем остается только право использования изобретения
в собственном производстве. В этом отличие рассматриваемых договоров от традиционных
лицензионных договоров.
Статья 966 ГК посвящена лицензионному договору, получившему благодаря
помещению его в главу об общих положениях значение универсального договора
по передаче исключительного права на любой объект интеллектуальной собственности
во временное пользование третьему лицу. Ранее действовавший ГК Каз. ССР в
ст. 500, 517 только упоминал о возможности заключить лицензионные договоры
на использование объекта авторского права, а также изобретения, охранявшегося
патентом. Комментируемая статья не только дает определение лицензионного соглашения,
но и приводит законодательную классификацию таких договоров, подразделяя их
по видам лицензий на исключительную и неисключительную. Но это только базовые
разновидности возможных лицензий, а перечень возможных вариантов лицензий
не носит исчерпывающего характера. В практике Казпатента встречались случаи
заключения лицензионных договоров, представляющих собой сложную комбинацию
двух базовых разновидностей лицензионного договора с другими важными, по мнению
сторон, условиями. Так, например, по одному из зарегистрированных Казпатентом
договоров лицензиар передавал лицензиату сроком на 5 лет абсолютно все права
по изобретению, в том числе и право использовать изобретение в собственном
производстве. От полной уступки прав на патент данный договор отличался только
условием временности такой уступки. Патентное ведомство зарегистрировало данный
договор, поскольку выполнено главное требование закона при внесении различных
условий в лицензионные договоры - их непротиворечие положениям законодательных
актов об использовании объектов интеллектуальной собственности.
Регулирование вопросов временного использования объектов интеллектуальной
творческой деятельности законодатель доводит в данной статье до логического
конца, поместив в ее текст и этим окончательно узаконив право на существование
сублицензионного договора на использование объектов права интеллектуальной
собственности. В целях обеспечения интересов первичного правообладателя -
лицензиара устанавливается возможность заключения сублицензионного договора
только по его воле, отраженной в тексте лицензионного договора и при условии
полной ответственности лицензиата за выбор и действия сублицензиата.
Ранее известное законодательству бывшего СССР и входивших в него республик
положение о возможности заключения авторского договора о передаче произведения
для использования существенно модернизировано в ст. 967 ГК. Новелла заключается
в том, что теперь такого рода договоры можно заключать в отношении всех видов
объектов интеллектуальной собственности, являющихся результатами творческой
деятельности. Закрепляется своего рода договор "интеллектуального подряда",
требующий, однако, выполнения определенных условий. Главный смысл этих условий
закреплен в пунктах 2, 3 данной статьи и заключается в том, чтобы под видом
такого договора не допустить случаев "интеллектуальной кабалы", когда все
без исключения, любые результаты творческой деятельности какого - либо человека
изначально, "на корню" принадлежат третьему лицу. Требуется, чтобы предметом
договора не была бы творческая деятельность конкретного автора вообще, а создание
определенного объекта, например, литературного произведения определенного
жанра, изобретения определенного назначения и пр. Необходимо указать в договоре
цели и способы использования создаваемого результата творчества, например,
использование изобретения в собственном производстве заказчика, продажа лицензий,
выпуск произведения в свет и продажа его экземпляров и т. д.
В договоре не должно быть условий, запрещающих автору заниматься творчеством
вообще и создавать в будущем другие произведения или изобретения. Такое условие
может быть продиктовано пожеланием какого либо человека, чтобы никто другой
кроме него не имел бы творения данного автора (картины, скульптуры и пр.).
Понятно стремление законодателя не допустить случаев "интеллектуальной кабалы",
однако, нам представляется, что эта цель уже достигнута наличием ГК ст. 18
о недопустимости лишения и ограничения правоспособности и дееспособности.
Ведь в соответствии со ст.14 ГК возможность гражданина иметь право интеллектуальной
собственности на изобретения, произведения науки, литературы и искусства,
иные результаты интеллектуальной деятельности является важнейшей и неотъемлемой
частью его правосубъектности.
5. Гражданско-правовой характер отношений по поводу объектов интеллектуальной
собственности предопределил и систему способов защиты исключительных прав:
на них распространяются все способы защиты гражданских прав, изложенные в
ст. 9 ГК, а также специальные способы защиты прав, изложенные в п. 1 ст. 970
ГК. При этом следует отметить, что перечень специальных способов защиты не
является исчерпывающим и может быть дополнен нормами иных законодательных
актов. В качестве примера такого расширения можно привести правомочия, изложенные
в ст. 49 Закона Республики Казахстан от 10 июня 1996 г. "Об авторском праве
и смежных правах". Обладатель авторских прав может потребовать от их нарушителя
выплаты компенсации в сумме от двадцати до пятидесяти тысяч минимальных размеров
заработной платы, а при нарушении прав авторов программы для ЭВМ или базы
данных - в размере от пятисот до пятидесяти тысяч минимальных размеров заработной
платы, устанавливаемой законодательством Республики Казахстан. Размер компенсации
определяется судом вместо возмещения убытков или взыскания дохода.

Комментарий к главе 50.
"Авторское право"

1. Вслед за главой "Общие положения" следуют нормы, относящиеся к первой
группе объектов права интеллектуальной собственности из классификации, изложенной
в п. 2 ст. 961 ГК. Это положения авторского права охватывающего вопросы создания,
использования и правовой охраны произведений науки, литературы и искусства.
Комментируемая глава не устанавливает норм, существенно изменяющих действующее
в Республике Казахстан авторское право. Революционные изменения в данной области
произошли раньше - 10 июня 1996 г. с принятием Закона Республики Казахстан
"Об авторском праве и смежных правах", пришедшего на смену действовавших на
территории Республики Казахстан норм соответствующих разделов ГК Каз. ССР
и Основ гражданского законодательства.
Наличие полного по своему содержанию, проверенному временем и эффективностью
действия в других странах, прошедшего экспертную проверку в международных
органах Закона об авторском праве и смежных правах позволило не включать в
ГК всех норм, касающихся авторского права, а ограничиться наиболее принципиальными
из них, а также носящими характер новеллы, не содержащейся в иных нормативных
источниках. На объем главы об авторских правах повлияло также наличие в самом
разделе главы "Общие положения", распространяющего свои нормы на отдельные
главы раздела, повторять которые было бы неэкономично.
Нормы комментируемой главы и иного действующего законодательства закрепили
принципиальные изменения в охране авторских прав по сравнению с регулированием,
осуществлявшимся бывшим советским законодательством. Они сводятся в основном
к следующему:
а) Изменился в сторону либерализации правовой режим использования авторских
прав, государство отказалось от их детальной регламентации. Большинство правомочий
такого характера передано на усмотрение сторон договора, а также в руки коллективных
органов управления авторскими правами.

<< Пред. стр.

стр. 31
(общее количество: 38)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>