<< Пред. стр.

стр. 8
(общее количество: 38)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

меняет трактор К-700 на 50 тонн пшеницы определенного сорта. В данном случае,
договор считается действительным, хотя цена товаров в денежном выражении и
не указана.
Называемые в статье 502 ГК расходы на передачу и принятие обмениваемых
товаров включают все связанные с этим расходы, в том числе по перевозке товаров
и оформлению соответствующих прав на обмениваемое имущество.
Договор мены является срочным. Сроки заключения и передачи товаров в
договоре мены определяются самими сторонами. Но в случае, когда в соответствии
с договором сроки передачи обмениваемых товаров не совпадают (ст. 503 ГК),
сторона, исполнившая договор мены первой, может воспользоваться правами, предоставленными
ей статьей 284 ГК о взаимном исполнении обязательств, если налицо обстоятельства,
свидетельствующие о том, что исполнение другой стороной не будет произведено
в установленный срок.
Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства одной из сторон,
освобождает другую сторону при исполнении взаимных обязанностей и удовлетворении
встречных требований от исполнения своих обязанностей (п. 2 ст. 284 ГК).
Важную роль в гражданском праве играет момент перехода права собственности
на обмениваемые товары. В интересах обеих сторон в договоре мены законодатель
определил общее правило, по которому предусмотрен переход права собственности
на обмениваемые товары одновременно после того, как обязательства по передаче
товаров исполнены обеими сторонами. Но на практике определить такой момент
гораздо сложнее, особенно при встречных отгрузках товаров. Поэтому допускается
законодательными актами или договором установление иных правил о переходе
права собственности. Это может быть момент государственной регистрации при
обмене недвижимостью, т.к. все сделки с недвижимостью подлежат государственной
регистрации ( См. Указ Президента РК, имеющий силу Закона, "О государственной
регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" ).
В отношении движимого имущества таким моментом будет момент передачи
товара другой стороне, если стороны не определили в договоре иной момент перехода
права собственности. Правила о переходе права собственности по ст. 504 ГК
применимы и к переходу по договору мены права хозяйственного ведения и права
оперативного управления.
Регулирование отношений, связанных с применением ответственности за изъятие
товара, полученного по договору мены, имеет свои особенности. Как известно,
по договору купли-продажи продавец обязан передать покупателю товар свободным
от каких-либо прав третьих лиц, за исключением случая, когда сам покупатель
согласился принять товар, обремененный правами третьих лиц (п. 1 ст. 413 ГК).
Данное положение в полной мере относится и к договору мены.
Статья 505 ГК определяет последствия изъятия товара, приобретенного в
результате состоявшегося обмена. Но для наступления этих последствий необходимо
наличие оснований для изъятия товара, которые содержатся в ст. 414 ГК. При
наличии этих оснований потерпевшая сторона по договору мены вправе потребовать
возврата товара, который она отдала в обмен другой стороне. Если же получить
свой товар в натуре не представляется возможным, она вправе потребовать возмещения
его стоимости в денежном выражении.

Комментарий к главе 27
"Дарение"

Дарение является одним из древнейших договоров в гражданском праве. Уже
в Римском праве периода республики (V-I вв. до н.э.) дарение признавалось
одним из оснований возникновения права собственности.
В дореволюционном гражданском законодательстве дарение было исключено
из числа договоров и рассматривалось исключительно как основание возникновения
вещных прав.
По Гражданскому кодексу 1964 г. этот договор рассматривался только как
реальный, т.е. вступивший в силу лишь с момента передачи вещи дарителем одаряемому.
Одно лишь согласие о передаче вещи в дар само по себе никаких правовых последствий
не влекло и правовой защитой не пользовалось.
Особенность нынешнего ГК РК заключается в том, что законодатель, сохранив
реальный договор дарения, одновременно с ним допускает возможность заключения
консенсуального договора.
Из определения договора, содержащегося в ст. 506 ГК, вытекает, что дарение
имеет место и тогда, когда даритель безвозмездно передает имущество, и тогда,
когда он обязуется передать вещь в собственность.
Сущность договора дарения состоит в безвозмездной передаче имущества.
Договор дарения не предполагает по своей природе встречного удовлетворения.
Любое встречное обязательство противоречит самой модели дарения. При наличии
встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не
считается дарением. По действующему законодательству он будет рассматриваться
как притворная сделка. В силу п. 2 ст. 160 ГК РК к такому договору применяются
нормы той сделки, которую стороны имели ввиду.
Договор дарения опосредует переход имущества (вещи, права) от одного
лица к другому безвозмездно, причем и даритель и одаряемый являются юридически
равноправными субъектами.
Предметом договора дарения может быть любое имущество, включая вещи,
передаваемые с собственность, так и различные имущественные права.
При этом вещи, изъятые из гражданского оборота, не могут быть предметом
дарения. Вещи с ограниченной оборотоспособностью могут быть переданы одаряемому
только с соблюдением, установленного для такой вещи режима. В частности, если
для обладания вещью необходимо иметь разрешение (лицензию), оно должно быть
у одаряемого.
Предметом дарения могут быть и права. В данном случае происходит уступка
этих прав. Следовательно, необходимо иметь ввиду действие ст.ст. 345-347 ГК.
Во всех случаях необходимо уведомить должника о состоявшейся уступке прав.
Предметом договора дарения может быть и освобождение от имущественной
обязанности (п. 1 ст. 506 ГК). Освобождение от обязанности перед самим дарителем
считается прощением долга. Освобождение от обязанности перед третьим лицом
именуется переводом долга, т.к. такая обязанность переходит от одаряемого
к дарителю. В этом случае даритель занимает место одаряемого в правоотношении
с третьим лицом.
Освобождение одаряемого от обязанности перед третьим лицом происходит
и в случае, если даритель выполнит за одаряемого его обязанность и тем самым
прекратит соответствующее обязательство.
Но во всех этих случаях необходимо согласие одаряемого.
Предметом дарения не могут быть права, связанные с личностью дарителя
(права на алименты, на получение наследства, авторские права и др. ). При
обещании подарить все свое имущество или часть его, законодатель требует указания
на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождение от обязанностей.
Если это требование не соблюдено, то договор признается законом недействительным.
Также недействителен договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после
смерти дарителя.
Сторонами договора дарения (как дарителем, так и одаряемым) могут выступать
любые субъекты гражданских прав.
Статья 508 ГК РК посвящена форме договора. Дарение может быть совершено
как в устной форме, так и в письменной. Устная форма предусмотрена для всех
случаев, кроме дарения недвижимого имущества, обещания дарения в будущем и
дарения юридическим лицом дара, стоимость которого превышает 10 месячных расчетных
показателей, установленных законодательными актами. Во всех этих случаях,
договор заключается только в письменной форме. Более того, на эти случаи не
распространяется действие ст. 152 ГК, когда несоблюдение письменной формы
сделки не влечет ее недействительность. В случаях, предусмотренных п. 2 и
п. 3 ст. 508 ГК, договор дарения, совершенный устно, считается недействительным.
И конечно же, договор дарения недвижимого имущества подлежит обязательной
государственной регистрации. С момента государственной регистрации одаряемый
становится собственником этого недвижимого имущества.
В отношениях между гражданами возможно устное заключение договора дарения
движимых вещей, независимо от их стоимости.
Даритель не может быть принужден к безвозмездной передаче имущества.
В свою очередь, одаряемый не может быть принужден к получению имущества, так
как это может быть для него нежелательным одолжением со стороны дарителя,
либо замаскированной взяткой и т.д. Хотя дарение не порождает для одаряемого
никаких обязанностей по отношению к дарителю, законодатель рассматривает его
как договор, в котором согласие одаряемого обязательно, поэтому дарение -
это договор, а не односторонняя сделка.
Согласно п. 1 ст. 507 ГК одаряемый вправе в любое время до передачи ему
дара, отказаться от него. В этом случае договор считается расторгнутым.
Законом предусмотрена и форма, в которой совершается отказ от дарения.
Эта форма зависит от формы основного договора дарения. Отказ от дарения заключается
в той же форме, в какой заключен договор дарения. Если договор дарения заключен
в письменной форме, отказ от дара должен быть совершен также в письменной
форме. Если договор дарения зарегистрирован, отказ от принятия дара подлежит
также государственной регистрации (п. 2 ст. 507 ГК).
В этих случаях даритель вправе требовать от отказавшегося лица возмещения
реального ущерба, причиненного отказом принять дар. Под реальным ущербом следует
понимать понесенные расходы и неполученные доходы (упущенная выгода).
Наряду с отказом одаряемого принять дар, законодатель предусматривает
отказ от исполнения договора дарения (ст. 511 ГК).
Даритель может отказаться от исполнения только такого дарения, который
содержит обещание передать вещь или право либо обещание освободить от имущественных
обязанностей. При этом необходимо наличие хотя бы одного из следующих условий:
во-первых, после заключения договора имущественное положение или семейное
положение либо состояние здоровья дарителя должны измениться настолько, что
исполнение договора приведет к значительному ухудшению, существенному снижению
уровня жизни самого дарителя. Например, даритель попал в ДТП и получил устойчивое
расстройство здоровья, либо пережил пожар, в котором сгорела большая часть
его имущества и т.д.; во-вторых, в случае, если одаряемый совершил преступление
против дарителя, членов его семьи и близких родственников, выражающееся в
виде покушения на жизнь либо причинения телесных повреждений.
Отказ дарителя от исполнения договора по вышеуказанным основаниям является
действием правомерным, поэтому одаряемый при этом не имеет права требовать
возмещения убытков.
Отказ дарителя от исполнения договора дарения невозможен применительно
к обычным подаркам, стоимость которых не превышает 10 месячных расчетных показателей,
установленных законодательными актами (ст. 513 ГК).
Особенность комментируемой главы заключается в том, что законодатель
ввел новые нормы регламентирующие запрещение дарения (ст. 509 ГК), ограничение
дарения (ст. 510 ГК) и отмену дарения (ст. 512 ГК).
При рассмотрении запрещения дарения необходимо обратить внимание на два
момента. Во-первых - это указание на стоимость подарков, которые запрещено
дарить. Их стоимость не должна превышать 10 месячных расчетных показателей,
установленных законодательными актами. Во-вторых, это указание на лиц, которым
запрещено делать такие подарки и лиц, которым запрещено получать такие подарки.
Таким образом, ст. 509 ГК распространяется только на строго определенный
законом круг лиц, выступающих в качестве дарителя и одаряемого. Так, запрещено
дарение от имени малолетних лиц (до 14 лет) и недееспособных лиц (см. ст.
26 ГК) их законными представителями. Эта норма введена для защиты имущественных
интересов малолетних и признанных недееспособными лиц, которые в силу малого
возраста или слабоумия (психического заболевания) не понимают значения действий,
совершаемых их законными представителями от их имени.
Не допускается дарение работникам лечебных, воспитательных учреждений,
учреждений социальной защиты и др. аналогичных учреждений гражданами, находящимися
в них на лечении, содержании или воспитании, а также супругами и родственниками
этих граждан. Эта норма введена для защиты правового положения тех лиц, которые
находятся на лечении, воспитании в этих учреждениях, чтобы не было пристрастного
отношения к одному и безразличного отношения к другим лицам, а также в целях
борьбы со злоупотреблениями работников социальной сферы .
Не допускается дарение государственным служащим в связи с их должностным
положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей. Этот запрет
законодатель связывает с особенностями профессионального статуса одаряемых
лиц, в целях борьбы со злоупотреблениями работников государственного управления,
чтобы не допустить превращения дара во взятку государственному служащему.
Статья 510 ГК вводит ограничения дарения вещей, находящихся в собственности
юридических лиц, осуществляющих свою деятельность на праве хозяйственного
ведения или оперативного управления, а также имущества, находящегося в общей
совместной собственности. Государственные предприятия, включая казенные предприятия,
а также государственные учреждения и учреждения, если иное не предусмотрено
законодательными актами, регламентирующе их деятельность, вправе делать подарки
с согласия их собственников или учредителей. Лишь на обычные подарки, стоимость
которых не превышает 10 месячных расчетных показателей, установленных законодательными
актами, согласие собственника или учредителя не требуется.
Дарение имущества, находящегося в общей совместной собственности, допускается
только с согласия всех других участников общей совместной собственности. При
этом, если договор дарения заключается в письменной форме и требует нотариального
удостоверения или государственной регистрации, то и согласие других участников
совместной собственности должно быть подтверждено в нотариальной форме.
Дарение принадлежащего дарителю права требования к третьему лицу допускается
лишь с соблюдением положений, определяющих объем прав кредиторов, переходящих
к другому лицу ( ст. 341 ГК), доказательства прав нового кредитора (ст. 342
ГК), возможных возражений должника против требований нового кредитора (ст.
343 ГК), право должника возражать против перехода права, когда личность кредитора
имеет существенное значение для должника (ст. 345 ГК). При этом форма уступки
требования и необходимость ее регистрации зависят от формы и порядка регистрации
договора дарения, служащего основанием для уступки.
Дарение посредством исполнения за одаряемого его обязанности перед третьим
лицом, должно быть, разумеется, надлежащим. Не допускается исполнение без
согласия кредитора только так называемых "личных" обязательств. Так, например,
одаряемый должен был лично исполнить обязательство перед третьим лицом как
профессионал, мастер своего дела.
Дарение же посредством перевода долга одаряемого дарителем на себя осуществляется
только с согласия кредитора. В результате перевода долга обязательство сохраняется
в том же объеме.
Статья 512 ГК предусматривает случаи, когда дарение отменяется и соответственно
дар возвращается. Во-первых, это связано с совершением указанных в п. 1 ст.
521 ГК преступных деяний, в которых потерпевшим стал даритель, члены его семьи
или близкие родственники. Также в судебном порядке даритель вправе требовать
отмены дарения. Если это связано с ненадлежащим обращением одаряемого с подаренной
вещью, представляющей для дарителя не столько имущественную ценность, сколько
большую неимущественную ценность (например, вещь представляет собой семейную
реликвию либо вещь, изготовлена дедом, отцом собственноручно и находится в
единственном экземпляре) и создается угроза ее безвозвратной утраты.
По требованию заинтересованного лица (кредитора, прокурора и др.) суд
может также отменить дарение, совершенное индивидуальным предпринимателем
или юридическим лицом в нарушение законодательных актов о банкротстве. При
этом в суде должно учитываться, что дарение произведено за счет средств, связанных
именно с предпринимательской деятельностью, и в течение одного года непосредственно
предшествовавшего объявлению такого лица банкротом.
Во всех вышеперечисленных случаях отмены дарения, если предметом дарения
является вещь, действует общее правило: одаряемый обязан возвратить подаренную
вещь в натуре и лишь при ее гибели или утрате возвратить ее рыночную стоимость
на момент отмены дарения.
В случае, если одаряемый умышленно лишил жизни дарителя, то право требовать
отмены дарения принадлежит наследникам дарителя. Этот вопрос решается в судебном
порядке.
В договоре может быть предусмотрено право дарителя отменить дар на случай,
если он переживет одаряемого.
Особый интерес вызывает ст. 516 ГК "Пожертвования". Эта статья предполагает
дарение вещи или права в общественно полезных целях. Перечень одаряемых лиц,
перечисленных в ст. 516 ГК, не является замкнутым. Пожертвования возможны
и в отношении других лиц, которые не перечислены в соответствующей норме,
но являются субъектами гражданских прав, если только подарок отвечает признакам
пожертвования, т.е. если дар совершен в целях, полезных обществу в целом.
На принятие пожертвования не требуется какого-либо разрешения или согласия.
По общему правилу, нормы ст. 512 ГК (отмена дарения) и ст. 515 ГК (правопреемство
при обещании дарения) к пожертвованиям не применяются. Однако, когда пожертвованное
имущество используется не в соответствии с указанным в договоре назначением,
либо когда такое назначение не было предусмотрено, но обязанность использовать
имущество в общеполезных целях нарушается, то даритель вправе требовать отмены
дарения (п. 5 ст. 516 ГК).
При пожертвовании имущества гражданину законодатель обязывает жертвователя
обязательно указывать на условия использования этого имущества по назначению.
При отсутствии такого условия пожертвование имущества гражданину будет считаться
обычным дарением. При пожертвовании юридическим лицам жертвователь может по
своему усмотрению указать на условия использования этого имущества по назначению
либо не указывать.
Если пожертвование произведено без возложения на одаряемого обязанности
использовать имущество на определенные цели, это означает его право самому
выбирать цели использования имущества по его назначению. Однако во всех таких
случаях, цели должны носить общеполезный характер.
Если вследствие изменившихся обстоятельств использование имущества в
соответствии с указанным жертвователем назначением становится невозможным,
такое имущество может быть использовано по другому назначению, но только с
согласия жертвователя. В случае его смерти, если это гражданин, либо ликвидации,
если это юридическое лицо - по решению суда.
Статья 514 ГК предусматривает случаи причинения вреда жизни и здоровью
одаряемого либо принадлежащему ему имуществу. Во всех этих случаях, необходимо
руководствоваться нормами главы 47 ГК (см. комментарий к этой главе). Даритель
несет ответственность только за свои противоправные и виновные действия. При
этом должны соблюдаться специальные условия ответственности. Во-первых, недостатки
должны возникнуть до передачи вещи одаряемому и на относиться к числу явных.
Во-вторых, даритель знал об этих недостатках, но не предупредил о них одаряемого.
Бремя доказывания наличия первого условия ложится на одаряемого, а отсутствие
второго условия - на дарителя.
Что касается правопреемства по договору дарения, общее правило здесь
таково: права одаряемого не переходят к его наследникам, а обязанности дарителя
переходят к его наследникам. Но если договором предусмотрено иное, приоритет
имеет договор.

Комментарий к главе 28
"Рента и пожизненное содержание с иждивением"

§ 1. Общие положения
§ 2. Постоянная рента
§ 3. Пожизненная рента и пожизненное
содержание с иждивением

Обязательство ренты широко известно праву стран с рыночной экономикой.
Однако в законодательстве Казахстана до перехода республики к рыночной экономике
такое обязательство не было предусмотрено, так как для него в СССР не было
необходимых экономических условий. Правда, в качестве зачатка обязательства
ренты, нормы о котором получили развитие в главе 28 ГК, можно рассматривать
главу об отчуждении дома с условием пожизненного содержания в ГК КазССР.
Обособление ренты в системе норм ГК обусловлено спецификой этого обязательства
как регулятора особой сферы имущественных отношений.
Комментируемая глава состоит из 4 параграфов. Параграф I содержит общие
положения о ренте, параграф 2 посвящен постоянной ренте, параграф 3 - пожизненной
ренте и параграф 4 - пожизненному содержанию с иждивением.
Глава 28 регламентирует, таким образом, два основных вида ренты: постоянную
и пожизненную. В свою очередь, в пожизненной ренте выделяется в качестве особого
вида пожизненное содержание с иждивением. Хотя глава 28 озаглавлена как "Рента
и пожизненное содержание с иждивением" и, таким образом, обязательства ренты
и пожизненного содержания с иждивением как будто бы рассматриваются как самостоятельные
виды обязательств, пожизненное содержание с иждивением представляет собой
разновидность обязательства ренты, а еще точнее - вид обязательства пожизненной
ренты. Этот вывод прямо вытекает из п. 2 ст. 517 ГК, где указано, что пожизненная
рента может быть установлена на условиях пожизненного содержания с иждивением.

§1 Общие положения

Параграф 1 главы 28 содержит общие положения, относящиеся ко всем видам
ренты. Этот параграф начинается определением договора ренты (п. 1 ст. 517),
но не содержит определения обязательства ренты, что характерно и для других
глав Особенной части ГК, посвященных отдельным видам обязательств. В этих
главах, как и в комментируемой главе, обычно дается определение соответствующего
договора, но не обязательства, а потому понятия обязательства приходится выводить
из соответствующего легального определения договора.
Между тем, договор и обязательство по ГК не однозначные понятия. В силу
п. I ст. 378 ГК договором признается только соглашение об установлении, изменении
или прекращении гражданских прав, в том числе обязательственных. Иначе говоря,
договор рассматривается ГК как юридический факт, вид сделки, но не как правоотношение,
каковым является обязательство. Договор же - это одно из оснований возникновения
обязательств, а обязательству ст. 268 ГК дает самостоятельное определение,
отличающееся от определения договора. При этом акцент в определении обязательства
делается на обязанности сторон, а не на права, как это сделано при легальном
определении договора, хотя во всяком обязательстве обязанностям одной стороны
корреспондируют права другой.
Опираясь на общее определение обязательства в ст. 268 ГК и легальное
определение договора ренты, приведенное в п. 1 ст. 517 ГК, можно охарактеризовать
обязательство ренты, как такое обязательство, по которому одна его сторона,
именуемая получателем ренты, передает другой стороне, именуемой плательщиком
ренты, в собственность определенное имущество, а плательщик ренты обязуется
в обмен на полученное имущество периодический выплачивать получателю ренты
ренту в виде определенной денежной суммы или (и) предоставлять средства на
его содержание в иной форме.
Нетрудно заметить сходство приведенного определения обязательства с легальным
определением договора ренты, данном в п. 1 ст. 517, которое скорее сформулировано
по формуле обязательства, данной в ст. 268 ГК, а не по формуле понятия договора,
приведенной в п. 1 ст. 378 ГК. Возможно, что легальное определение договора
ренты через обязанности сторон связано с тем, что в науке гражданского права
договор часто понимают не только как юридический факт, одно из оснований возникновения
обязательств, но и как договорное правоотношение, одним из видов которого
является обязательство.
Единственным основанием возникновения обязательства ренты, что с очевидностью
вытекает из ст. 517 ГК, является договор.
Учитывая длительность срока обязательства ренты и его экономическую значимость
для сторон, закон предъявляет повышенные требования к форме его заключения.
Согласно ст. 518 ГК договор ренты подлежит нотариальному удостоверению, а
если получатель ренты передает ее плательщику под выплату ренты недвижимое
имущество, то договор подлежит кроме нотариального удостоверения также государственной
регистрации.
Последствия несоблюдения императивного требования закона о форме договора
ренты предусмотрены статьями 154 и 155 ГК. Несоблюдение требования закона
о нотариальном удостоверении договора ренты влечет за собой его недействительность,
поскольку договор, требующий по закону его нотариального удостоверения, считается
совершенным только после такого удостоверения. Недействительность договора
ренты влечет за собой и несоблюдение требования о его государственной регистрации.
Таким образом, если в составе передаваемого получателем ренты ее плательщику
имущества имеется недвижимость, то договор ренты считается совершенным на
основе сложного фактического состава - нотариального удостоверения договора
и его государственной регистрации. Отсутствие хотя бы одного из этих юридических
фактов влечет за собой недействительность договора ренты.
Признание недействительным договора ренты из-за несоблюдения его формы
влечет за собой последствие, предусмотренное п. 3 ст. 157 ГК: каждая из сторон
договора обязана возвратить другой стороне все полученное по договору, а при
невозможности возврата в натуре возместить стоимость в деньгах.
Порядок нотариального оформления договора определен законом "О нотариате"
от 14 июля 1997 года, а порядок государственной регистрации - Указом Президента
Республики Казахстан, имеющим силу закона " О государственной регистрации
прав на недвижимое имущество и сделок с ним" от 25 декабря 1995 года.
Ряд особенностей имеют правила ГК в отношении сторон обязательства ренты.
При этом комментируемая глава не содержит каких-либо специальных правил в
отношении плательщиков ренты. Следовательно, ими могут быть как физические,
так и юридические лица, если их правоспособность этому не препятствует или
не предусмотрены какие-либо специальные правила реализации их правоспособности.
Так, например, учреждение не вправе без согласия собственника распоряжаться
закрепленным за ним имуществом, выделенном ему по смете. В аналогичном положении
находятся и казенное предприятие в отношении закрепленного за ним имущества
(ст. 206 ГК). Следовательно, учреждения и казенные предприятия могут выступать
в качестве рентодателей только с согласия собственника закрепленного за ним
имущества. Такое согласие требуется на заключение договора ренты и государственным
предприятиям, имеющим имущество на праве хозяйственного ведения. Это связано
с тем, что заключение договоров ренты выходит за пределы предмета и целей
деятельности государственного предприятия, предусмотренных ст. 18 Указа Президента
Республики Казахстан, имеющего силу закона, "О государственном предприятии".
А в таком случае сделки, включая договоры, могут совершаться предприятием,
в силу п. 2 ст. 8 этого Указа, лишь с разрешения уполномоченного государственного
органа.
Что касается получателей ренты, то ими, в зависимости от вида ренты,
могут быть граждане и некоммерческие организации (при постоянной ренте) или
только граждане (при пожизненной ренте, в том числе пожизненном содержании
с иждивением). Этот вывод прямо вытекает из п. 1 ст. 523, п. 1 ст. 530 и п.
1 ст. 532 ГК. Получателем постоянной ренты некоммерческое юридическое лицо
может быть лишь в том случае, когда это соответствует целям его деятельности,
предусмотренным учредительными документами.
Таким образом, закон ограничивает круг юридических лиц получателей постоянной
ренты, во-первых, не включая в их число юридические лица - коммерческие организации,
а во-вторых, и некоммерческие юридические лица, если заключение договора ренты
противоречит целям их деятельности.
Нормы закона о круге юридических лиц получателей ренты носят императивный
характер. Поэтому договор постоянной ренты, в котором получателем ренты выступает
коммерческое юридическое лицо или даже некоммерческая организация, если это
не соответствует целям ее деятельности, признается, в соответствии со ст.
158 ГК, недействительным с момента его совершения как не соответствующий требованиям
закона.
Что касается граждан - получателей ренты, то никаких специальных ограничений
их участия в договорах ренты в качестве ее получателей закон не устанавливает.
В частности, ими могут быть как трудоспособные лица, так и нетрудоспособные,
как имеющие, так и не имеющие иных источников дохода.
Основная обязанность получателя ренты по договору заключается в передаче
плательщику ренты определенного договором имущества. Как правило, это имущество,

<< Пред. стр.

стр. 8
(общее количество: 38)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>