<< Пред. стр.

стр. 17
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

должно быть принято единогласно, если только в самом уставе кооператива прямо
не установлен порядок их создания по решению большинства участников (что по
сути означает согласие с этим по крайней мере учредителей кооператива, утвердивших
его устав). Ведь члены кооператива, участвуя в образовании неделимых фондов,
в дальнейшем лишаются всяких прав на находящееся в этих фондах имущество.
Поскольку членами кооперативов в основном являются граждане, не осуществляющие
прямо предпринимательскую деятельность, предусмотрена значительная льгота
по оплате ими паевого взноса: в течение первого года работы кооператива они
должны оплатить 90 процентов его суммы и лишь 10 процентов внести к моменту
его регистрации. Эта льгота может распространяться и на "финансовых участников".
Кооператив вправе выпускать ценные бумаги, в том числе облигации, без
ограничений (которые пока не предусмотрены действующим законодательством).
Он не вправе выпускать лишь акции.
Как прибыль, так и ликвидационная квота делятся в кооперативе не по размеру
паевых взносов, а по трудовому участию (п. 4 ст. 109 ГК). Лишь для "финансовых
участников" допустимы и оправданны исключения из этого правила. Иной порядок
распределения прибыли мыслим лишь как сочетание принципов деления по трудовому
участию и по имущественному взносу (паю), но не может полностью исключить
учет трудового участия, что противоречило бы самой природе кооператива.
Согласно п. 5 ст. 111 ГК обращение взыскания на пай члена кооператива
по его личным долгам допускается только при отсутствии у него иного имущества,
на которое можно было бы обратить взыскание, то есть в субсидиарном (дополнительном)
порядке. Это правило распространяется и на "финансовых участников". Таким
образом, появляются дополнительные гарантии неприкосновенности кооперативного
имущества.

4. Государственные и муниципальные унитарные
предприятия (ст.113-115)

Понятие унитарного предприятия

Унитарное предприятие, основанное на праве
хозяйственного ведения

Унитарное предприятие, основанное на праве
оперативного управления

Понятие унитарного предприятия

Унитарным предприятием согласно п. 1 ст. 113 ГК признается коммерческая
организация-несобственник. Такая особая организационно-правовая форма сохранена
новым Кодексом только для государственной и муниципальной собственности.
Данный подход законодателя объясняется тем, что фигура юридического лица,
не являющегося собственником своего имущества, не свойственна нормальному
товарному обороту, участниками которого всегда являются самостоятельные собственники.
Наличие в нашем имущественном обороте юридических лиц ("предприятий" и "учреждений"),
не являющихся собственниками, но выступающих в качестве его самостоятельных
участников, представляет собой прямое следствие переходного характера этого
оборота, сохранения в нем элементов огосударствленной экономики, к числу которых
относятся и названные виды юридических лиц.
В прежней, огосударствленной экономике появление юридических лиц-несобственников,
прежде всего - государственных предприятий, вызывалось тем очевидным обстоятельством,
что само государство как основной, а нередко монопольный собственник важнейших
видов имущества не могло непосредственно хозяйствовать с ним. Для этих целей
оно и создавало свои "предприятия", сохраняя за собой право собственности
на их имущество. Сами же эти юридические лица получали от него особое вещное
право ("оперативного управления", а впоследствии - "полного хозяйственного
ведения"), неизвестное ни одному развитому правопорядку.
Не будучи собственниками, такие "предприятия" в определенной мере самостоятельно
участвовали в гражданских правоотношениях. При этом собственник, как известно,
утверждал их уставы, определял объем и характер их правоспособности, назначал
органы управления, но не отвечал перед их контрагентами по обязательствам
своих "предприятий". Более того, последние сами отвечали по своим долгам лишь
денежными средствами, поскольку их основные фонды были забронированы от взыскания
кредиторов (отказ от этого ограничения последовал лишь в 1990-1991 годах сначала
в союзном, а затем в российском законах о собственности). Наконец, государство-собственник
в лице своих органов в любой момент могло изъять у своего "предприятия" часть
имущества и передать его другому.
Для прежнего внутреннего оборота все эти обстоятельства не влекли отрицательных
последствий, ибо его основными участниками выступали такого рода организации
(а во внешнем обороте иметь дело с нормальными контрагентами-собственниками
они, естественно, не могли). По сути, в их лице государство имело дело само
с собой, поскольку никакого отчуждения имущества из государственной собственности
при этом не происходило. Такой весьма условный имущественный оборот вызывал
к жизни и соответствующие ему искусственные конструкции предприятий-несобственников
с ограниченным вещным правом на свое имущество. Ясно, что такое порождение
нерыночной экономики не могло сохраниться при переходе к рыночному хозяйству.
Тем не менее ранее действовавший Закон о предприятиях и предпринимательской
деятельности разрешил создавать "предприятия"-несобственники не только государству,
но и всем другим собственникам: общественным и религиозным организациям, фондам
и даже отдельным гражданам. Он исходил при этом из демагогического лозунга
"равенства всех форм собственности", не имеющего юридического смысла (ибо
в действительности речь должна идти не о равенстве неведомых гражданскому
законодательству "форм собственности", а о равенстве прав всех собственников
- граждан, юридических лиц, публично-правовых образований, как и отмечено
теперь в п. 2 ст. 212 ГК).
Результатом стало появление в обороте "индивидуальных (или семейных)
частных предприятий" (ИЧП), строившихся по модели госпредприятий, то есть
не имевших права собственности на свое имущество и полностью контролировавшихся
собственниками-учредителями, которые при этом не несли фактически никакой
ответственности по долгам своих организаций (требование дополнительной ответственности
собственника по долгам ИЧП парализовалось указанием на то, что размер такой
ответственности определяется уставом ИЧП, утверждаемым самим собственником,
то есть целиком зависит от его усмотрения). ИЧП нередко не имели даже минимального
уставного фонда, поскольку требования к его размеру в законодательстве отсутствовали,
и представляли собой фигуру, с помощью которой учредитель-собственник ограничивал
либо вовсе исключал свою ответственность по долгам перед третьими лицами контрагентами
созданного им ИЧП, которое представлялось им в качестве "самостоятельного",
имущественно обособленного субъекта.
Опасность существования фигуры предприятия-несобственника для нормального
товарного оборота очевидна. Не случайно ее не знает законодательство ни одной
страны с развитой рыночной экономикой. Имеющиеся и там государственные и муниципальные
предприятия обычно существуют в форме акционерных обществ или обществ с ограниченной
ответственностью с полным или иным решающим участием государства-учредителя.
Учитывая реалии отечественной экономики и традиции общественного сознания,
приученного к данной категории за долгие годы действия административно-командной
экономики, Кодекс сохранил данную конструкцию не только для государственных
и муниципальных "предприятий", но и для тех "предприятий", которые были созданы
частными лицами и общественными организациями до 8 декабря 1994 года, то есть
до введения в действие гл. 4 ГК. Согласно п. 5 ст. 6 Вводного закона такие
"предприятия" могут действовать до 1 июля 1999 года, однако уже на праве оперативного
управления, а не хозяйственного ведения, что с позиций имущественного оборота
означает прежде всего появление дополнительной ответственности их учредителей-собственников
по всем их обязательствам при отсутствии у них денежных средств (п. 2 ст.
120 ГК). Собственник такого "предприятия" вправе преобразовать его в этот
же срок в товарищество, общество или в производственный кооператив, в том
числе в хозяйственное общество с единственным участником, в соответствии с
п. 1 ст. 87 и п. 6 ст. 98 ГК, что позволит ему сохранить полный контроль над
имуществом такой организации.
С 8 декабря 1994 года право создавать коммерческие организации-несобственники
(то есть "предприятия") сохранено только за государственными и муниципальными
образованиями (абз. 3 п. 1 ст. 113 ГК). При этом п. 1 Указа Президента РФ
от 23 мая 1994 года N 1003 "О реформе государственных предприятий"<101> предусматривает
начиная с 1994 года "прекращение создания новых федеральных государственных
предприятий с закреплением за ними государственного имущества на праве полного
хозяйственного ведения", рекомендуя также эту меру другим субъектам государственной
и муниципальной собственности (п. 11). Такого рода организации объявлены законом
"унитарными", что подразумевает неделимость их имущества ни на какие вклады,
паи или доли, в том числе его работников, поскольку оно целиком принадлежит
собственнику-учредителю. Этим исключена всякая почва для имевшихся ранее демагогических
рассуждений о наличии некоей "коллективной" или иной "собственности работников"
или иных лиц на имущество государственных или муниципальных организаций. Все
эти лица могут заинтересовываться в улучшении результатов своего труда дополнительно
через создание разного рода фондов участия в прибылях (экономического стимулирования
и т. п.). Но такие фонды могут создаваться лишь по прямому указанию собственника
и не становятся объектом долевой или иной собственности работников, а принадлежат
собственнику до момента осуществления из них соответствующих выплат или выдач
конкретным лицам.
Форма унитарного предприятия предполагает наличие у такой коммерческой
организации определенного уставного фонда, размер которого не может быть менее
минимума, определенного специальным законом. В отсутствие такого закона сохраняет
силу правило подп. "г" п. 3 Положения о порядке государственной регистрации
субъектов предпринимательской деятельности. В соответствии с ним размер уставного
капитала государственного или муниципального предприятия не должен быть менее
суммы, равной 1000-кратному размеру минимальной оплаты труда в месяц, установленному
законодательством на дату представления устава предприятия для регистрации.
Устав является единственным учредительным документом такого юридического
лица. Помимо сведений о размере и источниках формирования его уставного капитала
в уставе унитарного предприятия обязательно должны содержаться сведения о
предмете и целях его деятельности (абз. 2 п. 1 ст. 113 ГК). Ведь унитарное
предприятие является единственным видом коммерческих организаций, имеющим
специальную (целевую), а не общую правоспособность (п. 1 ст. 49 ГК).
Органом такого предприятия является его единоличный руководитель (директор),
назначаемый собственником и подотчетный ему, а не общему собранию коллектива
или какому-либо иному аналогичному органу (п. 4 ст. 113 ГК). Унитарное предприятие
обязано иметь фирменное наименование с указанием собственника его имущества,
например "федеральное государственное предприятие", "областное государственное
предприятие", "муниципальное предприятие".
Унитарное предприятие не отвечает по обязательствам своего учредителя-собственника.
Последний же не несет ответственности своим имуществом по долгам унитарного
предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, но может быть привлечен
к дополнительной ответственности по долгам предприятия, основанного на праве
оперативного управления ("казенного"). По своим обязательствам унитарное предприятие
отвечает всем принадлежащим ему имуществом, вплоть до банкротства (если опять-таки
речь не идет о казенном предприятии, основанном на праве оперативного управления
имуществом собственника-учредителя). Это не исключает действия общих правил
ГК о возможной дополнительной ответственности собственника-учредителя по долгам
созданной им организации в случаях, когда такая организация стала банкротом
из-за выполнения обязательных для нее указаний собственника (п. 8 ст. 114,
п. 3 ст. 56).
Унитарные предприятия могут выступать в двух формах - основанные на праве
хозяйственного ведения и праве оперативного управления, или казенные. Особенности
правового статуса унитарных предприятий будут предусмотрены специальным законом
о государственных и муниципальных унитарных предприятиях.

Унитарное предприятие, основанное на
праве хозяйственного ведения

Поскольку унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения,
исключает дополнительную ответственность собственника-учредителя по своим
долгам, к его имуществу предъявляются повышенные требования. Ведь его уставный
капитал, как и соответствующий капитал хозяйственных обществ, по сути тоже
представляет собой минимальную гарантию удовлетворения имущественных претензий
его кредиторов.
Поэтому уставный капитал такой организации, как уже отмечалось, не может
быть менее минимума, установленного специальным законом, а в его отсутствие
- действующим законодательством. При этом к моменту государственной регистрации
унитарного предприятия весь его объявленный уставный фонд должен быть полностью
оплачен собственником-учредителем, и никаких рассрочек в этом отношении закон
не допускает (пп. 3 и 4 ст. 114 ГК).
При уменьшении чистых активов такого предприятия менее объявленного размера
уставного фонда оно должно объявить и зарегистрировать это уменьшение. Такое
правило действует только на момент окончания финансового года и реализуется
органом, уполномоченным создавать данные предприятия. Согласно Кодексу (п.
6 ст. 114) об этом уменьшении должны быть поставлены в известность кредиторы
унитарного предприятия, получающие при этом право на досрочное исполнение
или прекращение соответствующих обязательств. Кроме того, исключается передача
учредителю-собственнику причитающейся ему в соответствии с уставом части доходов
предприятия. Если же размер чистых активов унитарного предприятия станет меньше
установленного законом минимума, предприятие подлежит ликвидации по решению
суда (п. 5 ст. 114 ГК). Таким образом, к уставному капиталу унитарного предприятия
предъявляются, по существу, те же требования, что и к уставному капиталу хозяйственных
обществ.
Унитарное предприятие может создавать другие унитарные предприятия путем
выделения, то есть дочерние предприятия (п. 7 ст. 114 ГК). Дочерние предприятия
не являются особой разновидностью коммерческих организаций или даже унитарных
предприятий. Дочернее предприятие также не является собственником своего имущества,
а получает на него ограниченное вещное право хозяйственного ведения. Основная
особенность его правового положения заключается в том, что такое предприятие-несобственник
имеет учредителем другое предприятие-несобственника.
Передача имущества дочернему предприятию является актом распоряжения
имуществом собственника, а потому требует его специального согласия (п. 2
ст. 295 ГК). Поэтому учредитель дочернего предприятия вправе передать ему
имущество, не являющееся объектом его права собственности, только "в установленном
порядке". На эти отношения распространяются также общие правила ГК о выделении
как способе реорганизации юридических лиц (ст. 57-60).
Учредитель дочернего предприятия, не будучи собственником его имущества,
выполняет в отношении этого унитарного предприятия все функции собственника-учредителя.
Он утверждает устав дочернего предприятия, определяя содержание его целевой
правоспособности и объем передаваемого имущества, а также назначает ему руководителя
и вправе контролировать его деятельность, получать часть прибыли от ее результатов
и давать разрешение на распоряжение недвижимым имуществом дочернего предприятия.
Учредитель не отвечает по долгам дочернего предприятия, кроме случаев, когда
банкротство дочернего предприятия вызвано исполнением обязательных для него
указаний учредителя (п. 8 ст. 114, п. 3 ст. 56 ГК). Дочернее предприятие также
не отвечает по обязательствам материнского. Эти правила ГК значительно изменили
ранее действовавшие правила пп. 2 и 3 ст. 22 Основ 1991 года, посвященные
статусу дочернего предприятия.

Унитарное предприятие, основанное на праве
оперативного управления

Унитарные государственные и муниципальные предприятия с еще более узким,
чем право хозяйственного ведения, правом оперативного управления на переданное
им собственником-учредителем имущество получили наименование казенных. Необходимость
в появлении такой разновидности унитарных предприятий обусловлена наличием
организаций, действующих хотя и в качестве производственных предприятий-несобственников,
но по сути от имени государства в целом и в его интересах. Поскольку направляющее
их деятельность государство должно соответственно взять на себя и определенную
ответственность за них перед другими участниками оборота, такие предприятия
не нуждаются в предоставлении им широких прав на находящееся у них имущество,
причем не только недвижимое, но и движимое, включая готовую продукцию. Таковы,
например, государственное производственное объединение "Гознак", предприятия
связи, некоторые оборонные предприятия и т. п. Число их сравнительно невелико
и все без исключения такие организации находятся в федеральной государственной
собственности. Установление дополнительной ответственности их учредителя-собственника
по их долгам является неизбежным следствием наличия у них ограниченного права
оперативного управления на закрепленное за ними имущество государства (пп.
4 и 5 ст. 115 ГК), что вызывается также необходимостью охраны интересов других
участников имущественного оборота.
Имущественный статус казенных предприятий в этом смысле схож с положением
госбюджетных учреждений, хотя они, конечно, не финансируются по смете, а имеют
самостоятельный баланс и получают известные доходы от результатов своей деятельности.
Поэтому считать их "хозяйственными учреждениями государства" было бы весьма
неточным. Однако с учетом субсидиарной ответственности федерального государства
по их долгам закон не предъявляет к их уставному капиталу таких же жестких
требований, как к уставному капиталу унитарных предприятий, основанных на
праве хозяйственного ведения.
Казенное предприятие согласно прямому указанию п. 1 ст. 115 ГК может
быть создано только на базе федерального имущества по решению Правительства
РФ и в случаях, прямо предусмотренных законом о государственных и муниципальных
унитарных предприятиях. Они реорганизуются и ликвидируются также исключительно
по решению федерального правительства (п. 6 ст. 115 ГК). Соответственно этому
утратили силу как противоречащие закону правила п. 11 Указа Президента РФ
от 23 мая 1994 года N 1003 "О реформе государственных предприятий", рекомендовавшие
создание казенных предприятий на базе имущества, принадлежащего субъектам
Федерации и муниципальным образованиям.
Что касается данного Указа в целом, то в отсутствие названного специального
закона он сохраняет силу только в части, не противоречащей правилам ГК. В
частности, не могут считаться действующими абсурдные правила этого акта о
ликвидации с правопреемством (ср. п. 1 ст. 61 ГК и п. 7 Указа), о ликвидации
за счет учредителя, а не имущества ликвидируемого предприятия (ср. пп. 3-5
ст. 63 ГК и п. 6 Указа) и др.

5. Некоммерческие организации (ст. 116-123)

Потребительский кооператив

Общественные и религиозные организации (объединения)

Фонды

Учреждения

Объединения юридических лиц (ассоциации и союзы)

Потребительский кооператив

Потребительский кооператив в отличие от производственного является некоммерческой
организацией, которая объединяет на основе членства не только граждан, но
и юридических лиц. Она не предполагает обязательного личного участия своих
членов в общих делах. Поэтому здесь нет ограничений на круг участников, подобных
ограничениям членства в производственном кооперативе. Не исключается, например,
возможность одновременного участия одного и того же гражданина в нескольких
потребительских кооперативах, в том числе и однородных. Юридическими лицами
- участниками таких кооперативов могут быть не только коммерческие, но и некоммерческие
организации (с учетом ограничений на распоряжение имуществом, имеющихся у
юридических лиц-несобственников, то есть унитарных предприятий и учреждений).
К числу потребительских кооперативов относятся разнообразные виды кооперативов:
жилищные и жилищно-строительные, гаражные, дачные, садоводческие товарищества
и др. Поэтому ГК предусматривает, что особенности правового положения отдельных
видов потребительских кооперативов должны определяться специальными законами
о них (п. 6 ст. 116). В отсутствие таких законов сохраняют силу ранее действовавшие
в этой области нормативные акты, а также уставы конкретных кооперативов, однако
лишь в части, не противоречащей правилам ГК. Непосредственно Кодекс содержит
лишь наиболее общие правила об имущественно-правовом положении всякого потребительского
кооператива.
Единственным учредительным документом потребительского кооператива является
его устав. Согласно п. 2 ст. 116 ГК к числу его обязательных условий отнесены
условия о размере паевых взносов его членов, сроках и порядке их внесения,
о составе и компетенции органов управления кооперативом и порядке принятия
ими решений, включая перечень вопросов, решения по которым могут быть приняты
только единогласно или большинством голосов, а также условие о порядке покрытия
членами кооператива понесенных им убытков. По смыслу этих правил высшим органом
кооператива является общее собрание, имеющее исключительную компетенцию и
формирующее исполнительные органы, в ведение которых входит решение всех вопросов,
не отнесенных к исключительной компетенции общего собрания. Применительно
к структуре управления потребительским кооперативом используются общие принципы
организации кооперативов, закрепляемые законом и для производственных кооперативов.
Имущество кооператива принадлежит ему на праве собственности (п. 2 ст.
48, п. 3 ст. 213 ГК). Именно кооператив как юридическое лицо является единым
и единственным собственником своего имущества, которое не составляет объекта
ни "коллективной", ни долевой, ни какой-либо иной собственности его членов
(участников). Лишь в потребительских кооперативах с участием граждан (жилищных,
дачных, гаражных и т. п.) согласно п. 4 ст. 218 ГК полное внесение паевого
взноса за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам
кооперативом, влечет появление у них права собственности на указанные объекты
и соответственно утрату на них права собственности самим кооперативом. По
общему правилу на имущество потребительского кооператива его участники (члены)
приобретают права требования, пропорциональные их паям (вкладам), а также
некоторые другие права, вытекающие из членства в нем.
Основу имущественной самостоятельности кооператива составляет его паевой
(уставный) фонд. ГК не содержит требований к минимально необходимому размеру
такого фонда, ибо для различных видов кооперативов этот размер не будет одинаковым.
Он должен быть предусмотрен специальным законом для каждой разновидности кооперативов.
Однако п. 4 ст. 116 ГК исходит из того, что кооператив должен иметь полностью
оплаченный паевой фонд.
Паевой фонд кооператива формируется за счет паевых взносов его участников
(членов). Он также является гарантией удовлетворения имущественных интересов
кредиторов кооператива. Поэтому обязанность внесения паевых взносов является
важнейшей обязанностью члена потребительского кооператива. Устав кооператива
должен содержать наряду с другими непременное условие об ответственности члена
кооператива за нарушение этой обязанности. Кроме того, члены кооператива обязаны
в трехмесячный срок со дня утверждения ежегодного баланса кооператива покрывать
образовавшиеся убытки путем внесения дополнительных взносов. Ведь сам кооператив
как некоммерческая организация не получает никаких доходов от своей деятельности.
При невыполнении этой обязанности, то есть неуплате или частичной уплате таких
дополнительных взносов, член кооператива несет имущественную ответственность
по его обязательствам своим личным имуществом в пределах невнесенной части
соответствующего взноса. При этом данная ответственность наступает при отсутствии
у кооператива иного имущества, но является солидарной по отношению ко всем
таким неисправным участникам (абз. 2 п. 4 ст. 116 ГК). В соответствии с п.
1 ст. 65 ГК теперь возможно и банкротство данной некоммерческой организации.
Закон и устав потребительского кооператива могут предусматривать осуществление
им некоторых видов предпринимательской деятельности. Полученные от такой деятельности
доходы распределяются между членами кооператива либо идут на иные нужды, определяемые
общим собранием (п. 5 ст. 116 ГК). Такого рода деятельность в целом не меняет
основных уставных задач и объема целевой правоспособности потребительского
кооператива, а потому и не ведет к превращению его в производственный кооператив
или в хозяйственное общество. Участие потребительского кооператива в предпринимательских
отношениях остается ограниченным рамками уставных задач и он не получает общей
правоспособности, свойственной коммерческой организации.

Общественные и религиозные организации (объединения)

Общественные и религиозные организации как добровольные объединения граждан
для удовлетворения их духовных и иных нематериальных потребностей признаются
юридическими лицами некоммерческими организациями. Лишь в этом качестве, то
есть как участники имущественных отношений, регулируемых гражданским правом,
они приобретают правовое положение, определяемое нормами ГК. Кодекс не затрагивает
иные особенности их статуса, включая структуру управления ими, оставляя эти
вопросы специальным законам. В категорию общественных и религиозных организаций
входит большое число разнообразных объединений граждан: политические партии
и профсоюзы, добровольные общества и союзы творческих деятелей, организации
общественного самоуправления и религиозные организации и т. д. Статья 117
ГК предусматривает лишь некоторые основные положения, касающиеся их участия
в имущественном обороте в качестве самостоятельных юридических лиц.
Следует иметь в виду, что юридическими лицами в соответствии со специальными
законами и собственными уставами могут признаваться как отдельные звенья этих
организаций (например, территориальные), так и сами эти организации в целом.
Этими же актами должен решаться вопрос о субъекте права собственности на имущество
таких организаций. Так, согласно Закону "О свободе вероисповеданий"<102> юридическими
лицами могут признаваться как религиозные организации (общества, их управления
и центры, монастыри и учебные заведения), так и их объединения (конфессии)
в целом, например Русская Православная Церковь (ст. 17 и 18). Общественные
организации руководствуются действующим пока на территории России союзным
Законом "Об общественных объединениях"<103>.
Во всех случаях именно общественные и религиозные организации как юридические
лица являются едиными и единственными собственниками своего имущества. Их
участники-граждане не имеют ни вещных, ни обязательственных прав на это имущество
(п. 3 ст. 48, пп. 3 и 4 ст. 213 ГК), не приобретая от своего участия в них
никаких имущественных выгод. Переданное ими в виде членских взносов имущество
становится собственностью соответствующих организаций и не подлежит возврату
участникам ни в случае их выхода из организации, ни в случае ее ликвидации
после расчетов с кредиторами. Члены общественных и религиозных организаций
не несут ни дополнительной, ни какой-либо иной имущественной ответственности
по долгам таких организаций, а последние не отвечают по обязательствам своих
членов.
Полученные общественными или религиозными организациями доходы от разрешенной
им предпринимательской деятельности, включая доходы от деятельности созданных
ими коммерческих организаций, не подлежат распределению между участниками
и могут расходоваться исключительно на нужды самих этих юридических лиц.
Участие общественных и религиозных организаций в имущественном обороте
носит строго целевой характер, прямо подчиненный их основным уставным задачам
(абз. 2 п. 1 ст. 117 ГК). Такая деятельность данных организаций должна не
только служить достижению установленных для них целей, но и строго соответствовать
им. Например, участие в хозяйственном обществе и товариществе, укрепляя материальную
базу общественной организации, косвенно содействует и достижению ее основных
целей. Но и содержание деятельности таких коммерческих организаций должно
соответствовать характеру целей их участников. Так, общественная организация

<< Пред. стр.

стр. 17
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>