<< Пред. стр.

стр. 22
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

который хотя и ведется в строго установленном порядке, но не представляет
собой ценную бумагу (как, впрочем, и выписка из него). Иное дело - сертификат
акций, то есть свидетельство об их принадлежности конкретному акционеру, которое
при определенных законодательством условиях само является ценной бумагой.
В отсутствие специальных законодательных актов по этому вопросу сохраняют
силу ранее изданные подзаконные акты, прежде всего упомянутое Положение об
акционерных обществах.

Постановлением Правительства РФ от 6 марта 1996 г. N 262 постановление Совета
Министров РСФСР от 25 декабря 1990 года N 601 "Об утверждении "Положения об
акционерных обществах" (с изм. и доп. от 15 апреля 1992 г.) признано утратившим
силу

Классификация ценных бумаг

Кодекс закрепляет классификацию ценных бумаг, имеющую юридическое, а
не экономическое значение. Речь идет о категориях предъявительских, именных
и ордерных ценных бумаг. При этом далеко не каждый вид ценной бумаги может
одновременно существовать в виде как предъявительских, так и именных или ордерных
бумаг, поскольку закон может ограничивать такую возможность (п. 2 ст. 145).
Например, действующее российское законодательство разрешает выпуск акций только
в форме именных ценных бумаг, а векселей - как именных, так и ордерных.
В ценной бумаге на предъявителя удостоверенные ею имущественные права
принадлежат тому, кто фактически сможет предъявить ее обязанному лицу, а последний
вправе и обязан произвести исполнение такому владельцу (то есть "против ценной
бумаги"). Соответственно этому и для передачи другому лицу прав, удостоверенных
такой бумагой, достаточно передачи самой бумаги путем ее простого вручения,
без соблюдения каких бы то ни было формальностей (п. 1 ст. 146 ГК). Таков,
например, выигрышный лотерейный билет или предъявительская облигация.
В именной ценной бумаге удостоверенные ею имущественные права принадлежат
только прямо обозначенному там лицу, которому только и может быть произведено
надлежащее исполнение по такой бумаге. Поэтому при необходимости передачи
права, удостоверенного именной ценной бумагой, иному лицу ее владелец должен
соответствующим образом оформить уступку своего права, в частности соблюсти
необходимые требования к форме такой уступки (ст. 389 ГК), и уведомить о состоявшейся
уступке должника - обязанное по ценной бумаге лицо (п. 3 ст. 382, ст. 385,
386 ГК). В такой ситуации прежний владелец именной ценной бумаги отвечает
перед новым владельцем только за действительность требования, удостоверенного
ценной бумагой, но не несет ответственности за фактическое неисполнение этого
требования обязанным лицом (п. 2 ст. 146, ст. 390 ГК). Например, передача
новому владельцу акций (являющихся в нашем обороте именными) будет означать,
что прежний владелец отвечает перед приобретателем за правильность оформления
своего членства в соответствующем акционерном обществе, но не несет перед
ним никакой ответственности за невыплату дивидендов или банкротство общества.
Таким образом, именные ценные бумаги обладают осложненной оборотоспособностью,
что отличает их от предъявительских ценных бумаг, оборотоспособность которых
с этой точки зрения является повышенной.
В ордерной ценной бумаге назван субъект удостоверенного ею права, что
сближает ее с именной бумагой. Однако это лицо не только само вправе осуществить
это право, но и назначить своим распоряжением, или приказом ("ордером"), другое
управомоченное лицо. Иначе говоря, такая ценная бумага, по сути, заранее рассчитана
на возможность ее передачи (отчуждения) иному владельцу, то есть на необходимую
оборотоспособность. При этом и новый владелец не лишается возможности в свою
очередь передать такую бумагу другому приобретателю. Однако любой из владельцев
ордерной ценной бумаги, осуществивший ее передачу с помощью необходимой для
этого передаточной надписи, становится ответственным перед управомоченным
по бумаге лицом не только за существование (то есть действительность) права,
но и за его осуществление (абз. 1 п. 3 ст. 146 ГК). Иначе говоря, к любому
из таких лиц управомоченный по ценной бумаге сможет предъявить свои требования,
что, естественно, повышает его уверенность в реальном исполнении прав, выраженных
ценной бумагой, - ведь фактически он получает в лице прежних владельцев бумаги
дополнительных, новых должников.
Передача прав по ордерной ценной бумаге осуществляется путем совершения
непосредственно на ней (на ее обороте) передаточной надписи - индоссамента
(от итальянского слова in dosso - "на спине", на обороте). При необходимости
совершения множества таких надписей допускается приложение к ценной бумаге
специального дополнительного листа, предназначенного исключительно для указанных
целей.
Правовое положение индоссанта - лица, осуществившего передаточную надпись
в ордерной бумаге, существенно отличается от положения лица, передавшего другому
именную ценную бумагу, ибо он, как уже отмечалось, несет еще и ответственность
за исполнимость выраженных ценной бумагой прав, то есть попадает в положение
солидарного должника по этой бумаге. Правда, он может освободиться от такой
ответственности путем совершения специальной оговорки к передаточной надписи
("без оборота на меня"), но такая оговорка может смутить приобретателя ордерной
ценной бумаги, наведя его на мысль, что прежний владелец бумаги сам не очень
уверен в осуществимости предусмотренного в ней исполнения. Новый владелец
ордерной ценной бумаги - индоссат - сам вправе либо передать ее таким же образом
другому приобретателю, либо установить, что исполнение по ней должно последовать
не по его приказу, а по приказу иного лица. Таковы, например, отношения по
переводному векселю (тратте), который становится удобным орудием кредита,
способным обслуживать потребности многих займодавцев и плательщиков.
Пункт 3 ст. 146 ГК специально предусматривает возможные виды передаточных
надписей по ордерным ценным бумагам - индоссаментов. Такие надписи могут переносить
удостоверенные ценной бумагой права на конкретное лицо - приобретателя-индоссата,
либо быть бланковыми ("чистыми", без указания лица, которому должно быть произведено
исполнение, что сближает такой документ с предъявительской ценной бумагой),
либо ордерными, то есть указывать лицо, которому или по приказу которого должно
быть произведено исполнение.
Особый характер имеет препоручительный индоссамент (абз. 3 п. 3 ст. 146
ГК), который не переносит на приобретателя-индоссата никаких имущественных
прав, а по сути содержит лишь поручение ему осуществить права, удостоверенные
такой ценной бумагой. В данной ситуации индоссат становится представителем
индоссанта-владельца и на их отношения распространяются общие нормы ГК о представительстве
(ст. 182).

Оборот ценных бумаг

Содержащиеся в ГК правила об обороте ценных бумаг касаются особенностей
исполнения обязательств, удостоверенных ценными бумагами, а также возможностей
их оспаривания и восстановления в случае утраты. При этом на первый план выступает
абстрактный характер обязательств, удостоверенных ценной бумагой, их оторванность
от своего основания. Такие обязательства как бы получают самостоятельную жизнь,
связанную уже не с судьбой основного обязательства, во исполнение или в удостоверение
которого была выдана ценная бумага, а с судьбой данной бумаги. Поэтому для
исполнения по ценной бумаге требуется предъявление подлинника этой бумаги.
Владелец ценной бумаги, который обнаружил ее подлог или подделку (а зачастую
это может произойти при отказе должника, обязанного произвести исполнение
по такой бумаге и осуществившего проверку ее подлинности), вправе предъявить
к тому лицу, которое передало ему данную бумагу, требование об исполнении
обязательства, удостоверенного бумагой, и о возмещении понесенных убытков
(например, вызванных просрочкой получения исполнения). При этом не имеет значения
добросовестность прежнего отчуждателя ценной бумаги (то есть то обстоятельство,
что он сам не знал и не должен был знать о ее поддельности), ибо и он, в свою
очередь, не лишен возможности предъявить аналогичные требования к тому лицу,
от которого он получил такую бумагу.
Исполнение по ценной бумаге дополнительно гарантировано тем, что по ней
согласно правилу п. 1 ст. 147 ГК отвечает не только обязанное лицо, но и тот,
кто выдал ценную бумагу, и те, кто индоссировал ее путем совершения соответствующей
передаточной надписи ("надписатели"), если только они не сделали специальной
оговорки, исключающей их ответственность. При этом ответственность лица, выдавшего
ценную бумагу, и надписателей-индоссантов носит солидарный характер. Это означает,
что в случае неполучения исполнения от обязанного по ценной бумаге лица ее
владелец вправе обратить требование к любому из надписателей или к лицу, первоначально
выдавшему эту бумагу (ст. 323), предоставляя им затем возможность рассчитываться
друг с другом путем предъявления обратных (регрессных) требований в соответствии
с правилами ст. 325 (п. 1 ст. 147 ГК). Такая обязанность надписателей отсутствует
лишь при передаче именной ценной бумаги, прежний владелец которой отвечает
только за действительность, а не за исполнимость выраженного в ней требования
(п. 2 ст. 146), но в полной мере распространяется на надписателей ордерных
ценных бумаг (абз. 1 п. 3 ст. 146).
В силу особой оборотоспособности большинства ценных бумаг важным становится
вопрос о последствиях их возможной утраты законными владельцами. Для именных
ценных бумаг он имеет меньшее значение, ибо фактический, в том числе недобросовестный,
владелец не сможет получить исполнение по такой бумаге. Что же касается владельцев
предъявительских и ордерных ценных бумаг, то их интересы могут быть защищены
в особом порядке (ст. 148 ГК), учитывающем повышенную оборотоспособность таких
документов и специально предусмотренном гражданским процессуальным законодательством.
Речь идет о так называемом "вызывном производстве", в ходе которого владелец
утраченного документа должен обратиться в суд с просьбой (заявлением) о признании
утраченного документа недействительным и тем самым восстановить свои права
по такому документу (ибо его утрата автоматически означает и утрату соответствующих
прав). Суд, со своей стороны, публикует объявление о вызове фактического владельца
бумаги, которому предоставляется возможность доказать свои права на имеющийся
у него документ. При этом фактический владелец тоже должен написать соответствующее
заявление в суд и представить туда же подлинник документа.
В случае удовлетворения просьбы заявителя суд своим решением признает
утраченный документ недействительным. Держатель документа, не заявивший своевременно
о своих правах на документ, сохраняет возможность предъявления к такому заявителю
требования о возврате неосновательно полученного тем обогащения. Таким образом
в должной мере охраняются интересы всех добросовестных участников оборота.
В настоящее время вызывное производство регулируется гл. 33 ГПК, которая
распространяет его лишь на предъявительские ценные бумаги. Однако ст. 148
ГК расширила сферу его действия и на ордерные бумаги. Это требует соответствующих
изменений гражданского процессуального законодательства, в отсутствие которых
данные правила должны применяться по аналогии.

Бездокументарные ценные бумаги

В современном имущественном обороте стали использоваться новые формы
фиксации прав его участников, связанные с применением средств электронно-вычислительной
техники. При этом не производится выпуск (эмиссия) ценных бумаг непосредственно
на бумажных носителях, а соответствующие записи об их владельцах и содержании
принадлежащих им прав производятся в памяти ЭВМ в форме записи бухгалтерского
счета. Данная ситуация ставит вопрос о возможности применения к таким способам
фиксации прав традиционных общих правил о ценных бумагах, поскольку они нередко
именуются теперь "бездокументарными" ("безбумажными") ценными бумагами.
Прежде всего необходимо иметь в виду, что данная проблема касается отнюдь
не всех видов ценных бумаг. Очевидно, что такая форма закрепления прав участников
имущественного оборота не может быть применена к предъявительским ценным бумагам,
которые в принципе не могут существовать иначе, как на бумажных носителях.
Не касается она обычно и таких ценных бумаг, как векселя, чеки, депозитные
и сберегательные сертификаты, коносаменты, варранты, закладные, даже если
они являются именными. Речь идет практически исключительно об акциях и облигациях,
которые в силу своего строго именного характера допускают "безбумажную форму"
закрепления удостоверяемых ими прав. Пункт 1 ст. 149 ГК разрешает такой способ
фиксации прав, обычно удостоверяемых ценной бумагой, только в случаях, прямо
предусмотренных законом, а не подзаконным актом.
Но и в этих случаях речь не может идти об обычных ценных бумагах и рассчитанных
на них правилах. Ведь "запись на счете", находящуюся в памяти ЭВМ, ее "владельцу"
невозможно не только утратить, но даже и передать другому лицу с соблюдением
каких угодно формальностей: при этом одна запись просто изменяется или уничтожается
и заменяется другой соответствующей записью. Поэтому и "оборот" таких "ценных
бумаг" весьма специфичен. Ведь их "владелец" в действительности не обладает
какой-либо вещью как объектом права собственности (или иного вещного права)
и лишен возможности предпринять с "записью на счете" те же действия, что и
владелец документарной ценной бумаги.
Так, согласно п. 2.3 Положения об обслуживании и обращении выпусков государственных
краткосрочных бескупонных облигаций, утвержденного приказом Центрального банка
РФ от 6 мая 1993 года N 02-78, "владелец" таких "облигаций", существующих
исключительно в "электронной" ("безбумажной") форме, объявлен их "собственником".
Но такой "собственник" не может свободно распоряжаться объектом своей собственности,
ибо не вправе совершать с ним никаких иных операций кроме тех, которые прямо
оговорены им в особом договоре с лицом, уполномоченным Центробанком на обслуживание
операций с этими "облигациями". При этом заключение данного договора является
обязанностью, а не правом "владельца облигаций". Ясно, что юридически речь
здесь идет не о праве собственности как разновидности вещных прав (ст. 209
ГК), а о чисто обязательственных правоотношениях, где права кредитора закрепляются
соответствующей записью в памяти ЭВМ и реализуются исключительно с помощью
обслуживающей организации, специально уполномоченной на это должником-"эмитентом".

В настоящее время действует новая редакция положения об обслуживании и обращении
выпусков государственных краткосрочных бескупонных облигаций, утв. приказом
ЦБР от 15 июня 1995 г. N 02-125, в которой пункт 2.3 предыдущей редакции заменен
пунктом 2.4 новой редакции .

Изложенным объясняется подход законодателя, прямо объявившего подобные
объекты обязательственных, а не вещных прав особой "формой фиксации прав",
к которой могут применяться некоторые правила о ценных бумагах (абз. 1 п.
1 ст. 149 ГК). Очевидно, что на такие объекты и не рассчитаны классические
правила об обороте вещей (к которым, как отмечено выше, безусловно относятся
и ценные бумаги). Необходима разработка специальных правил, учитывающих обязательственноправовую
специфику рассматриваемых объектов.
Такого рода правила согласно абз. 3 п. 1 ст. 149 ГК должны содержаться
либо в законах, либо в прямо предусмотренных ими подзаконных нормативных актах.
Совершение операций с "бездокументарными ценными бумагами" возможно лишь для
лиц, имеющих специальную лицензию. Лицо, официально совершающее записи прав
и операции с ними, несет полную имущественную ответственность за сохранность,
правильность и соблюдение конфиденциальности таких прав. По требованию управомоченного
лица (обладателя права) он может получить и документ, свидетельствующий о
наличии у него такого права, но не являющийся ценной бумагой (в отсутствие
признаков, указанных в п. 1 ст. 142 ГК).
Не следует смешивать с "бездокументарными ценными бумагами" ситуации,
при которых ценные бумаги (обычно акции акционерного общества) вообще не эмитируются
ни в бумажной, ни в безбумажной форме, а права владельцев лишь закрепляются
в специальном реестре (п. 2 ст. 142 ГК). В таком случае у субъектов имущественных
прав либо вообще отсутствуют ценные бумаги, удостоверяющие их права, либо
в их роли выступают сертификаты акций (которые при определенных законом условиях
признаются особыми ценными бумагами), или "выписки из реестра акционеров",
не являющиеся ценными бумагами. Однако такие ситуации теперь также возможны
лишь в случаях, либо прямо указанных в законе, либо допускаемых им.

Глава 8. Нематериальные блага и их защита (ст. 150-152)

Нематериальные блага

Компенсация морального вреда

Защита чести, достоинства и деловой репутации

Нематериальные блага

В Кодекс впервые включена глава, посвященная нематериальным благам как
объектам гражданского права. Необходимость создания специальной главы связана
с тем, что сфера гражданско-правового регулирования значительно расширена.
Она включает неотчуждаемые права и другие нематериальные блага во всех случаях,
если иное не вытекает из существа этих прав (благ), в то время как и ГК 1964
года и Основы в разной мере открывали возможности для ограничения такой защиты.
В статье 150 определены основные признаки неимущественных прав (благ)
и дан их примерный перечень. Речь идет о благах, лишенных материального (имущественного)
содержания. Другим их признаком является неразрывная связь с личностью носителя:
они не могут отчуждаться или передаваться иным способом другим лицам ни по
каким основаниям.
Нематериальные права (блага) граждане и юридические лица приобретают
либо в силу рождения (создания), либо в силу закона. Так, жизнь, здоровье,
достоинство личности, честь и доброе имя - это те блага, которые гражданин
приобретает при рождении. А вот правами на неприкосновенность частной жизни,
свободу передвижения и выбора места жительства и др. гражданин обладает в
силу закона. Применительно к юридическим лицам в силу их создания возникают
такие нематериальные права (блага), как деловая репутация, а в силу закона
- право на фирму, товарный знак и др.
Неотчуждаемость в силу неразрывной связи с личностью носителя присуща
и некоторым имущественным правам. Невозможность перехода таких прав к другим
лицам подтверждается отдельными нормами ГК. Так, ст. 383 предусмотрено, что
переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в
частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни
и здоровью, не допускается.
Положение о том, что в случаях и порядке, предусмотренных законом, личные
неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему,
могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками
правообладателя (п. 1 ст. 150), не создает исключения из принципа неотчуждаемости
неимущественных прав (благ). Такие права не переходят к другим лицам также
и в порядке наследственного правопреемства. Защита третьими лицами личных
неимущественных прав, принадлежавших умершим, может осуществляться либо в
интересах памяти умершего, либо в собственных интересах третьих лиц. Так,
например, автору произведения литературы, искусства, науки или любого иного
результата интеллектуального труда принадлежат права на авторство, на имя,
на неприкосновенность произведения, на опубликование произведения, на получение
вознаграждения. Первые три - это личные неимущественные права автора. Именно
поэтому в силу ст. 137 Основ эти права охраняются бессрочно. И если после
смерти автора третьи лица, в том числе его наследники, требуют пресечения
действий, нарушающих личные неимущественные права умершего автора, они осуществляют
защиту его прав.
Особенность защиты чести, достоинства и деловой репутации состоит в том,
что третьи лица, в том числе и наследники, могут осуществлять такую защиту
умершего лишь в случае, если они действуют в своем интересе.
В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 18 августа 1992 года "О
некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести
и достоинства граждан и организаций"<151> подчеркнуто, что "заинтересованные
лица имеют право на судебную защиту своих чести и достоинства согласно ст.
3 ГПК РСФСР и в случае, когда порочащие сведения распространены в отношении
членов их семей, других родственников, в том числе умерших".
Осуществлять и защищать личные неимущественные блага при жизни того,
кому они принадлежат, по его поручению или в силу закона могут третьи лица,
если иное не вытекает из существа этих благ. Так, в приведенном постановлении
Пленума Верховного суда РФ от 18 августа 1992 года отмечено, что иски о защите
чести и достоинства несовершеннолетних в соответствии со ст. 48 ГПК РСФСР
могут предъявлять их законные представители (п. 4).
Пункт 2 ст. 150 предусматривает возможность использования при защите
нематериальных благ любого способа, названного в ст. 12, а также иных способов,
установленных Кодексом и другими законами, если только существо нарушенного
нематериального блага и характер последствий этого нарушения допускают такую
защиту. Специфика личных нематериальных благ предопределяет выбор способов
и пределов защиты.
Так, например, специальные способы защиты установлены ст. 152 в случаях
нарушения чести, достоинства и деловой репутации. В этой же статье предусмотрена
возможность использования и общих способов защиты (возмещение убытков и компенсация
морального вреда).
Защита жизни и здоровья гражданина осуществляется посредством возмещения
убытков и компенсации морального вреда. При этом состав и объем подлежащих
возмещению убытков определены законом. При повреждении здоровья или смерти
потерпевшего организация или гражданин, ответственные за причинение вреда,
обязаны возместить потерпевшему заработок, другие доходы, утраченные им вследствие
полной или частичной потери трудоспособности, а также расходы, вызванные повреждением
здоровья (на усиленное питание, протезирование, посторонний уход, оплату специализированных
транспортных средств и т. п.). В случае смерти гражданина возмещение выплачивается
лицам, которых он содержал или которые имели право на получение от него содержания.
Если повреждение здоровья было связано с выполнением потерпевшим трудовых
обязанностей, ему (в случае смерти - его семье) дополнительно выплачивается
единовременное пособие. Возмещение имущественного вреда в случае повреждения
здоровья или смерти гражданина регулируется ст. 130 Основ, ст. 459 и 459-1
ГК 1964 года, а также Правилами возмещения работодателями вреда, причиненного
работникам увечьем, профессиональным заболе- ванием либо иным повреждением
здоровья, связанным с исполнением ими тру- довых обязанностей, утвержденными
постановлением Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 года<152>. По применению
указанных норм принято постановление Пленума Верховного суда РФ от 28 апреля
1994 года N 3 "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного
повреждением здоровья" <153>.
Защита от посягательств на личную свободу и личную неприкосновенность
осуществляется на основании ст. 127 Основ, Указа Президиума Верховного Совета
СССР от 18 мая 1981 года "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными
действиями государственных и общественных организаций, а также должностных
лиц при исполнении ими служебных обязанностей", а также утвержденного этим
Указом Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными
действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда<154>.
И в этом случае используются наиболее распространенные средства гражданско-правовой
защиты: возмещение причиненных убытков, восстановление прежнего положения.
Способы защиты права на имя определены ст. 19 ГК.
Право на свободный выбор места пребывания и жительства и свободу передвижения
связано с определением места жительства.
Для защиты права на неприкосновенность частной жизни, на личную и семейную
тайну могут быть использованы такие способы защиты, как пресечение действий,
нарушающих право или содержащих угрозу его нарушения, а также возмещение убытков
и компенсация морального вреда.
Особую категорию нематериальных объектов составляют права на результаты
интеллектуальной (творческой) деятельности (исключительные права). В ст. 150
из таких прав названо только право авторства. В силу специфики исключительных
прав их регулированию посвящены специальные законы, в которых содержится подробный
перечень таких прав, а также названы помимо общих специальные, не предусмотренные
Кодексом способы защиты (Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах"<155>,
Патентный закон РФ <156>, Закон "О товарных знаках, знаках обслуживания и
наименованиях мест происхождения товаров"<157>).

Компенсация морального вреда

1. С точки зрения ст. 151 моральный вред представляет собой физические
или нравственные страдания, которые претерпевает гражданин в результате нарушений
или посягательств на его права.
Более развернутое определение морального вреда содержится в постановлении
Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 1994 года "Некоторые вопросы применения
законодательства о компенсации морального вреда" <158>: "Под моральным вредом
понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием),
посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные
блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность
частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные
неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства
и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на
результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права
гражданина" (п. 2).
До принятия ГК норма о возмещении морального вреда содержалась в разделе
Основ о деликтных обязательствах (ст. 131). Наряду с этим возмещение морального
вреда предусматривалось и в отдельных законах (см. Закон от 27 декабря 1991
года "О средствах массовой информации" (ст. 62)<159>, Закон РФ от 19 декабря
1991 года "Об охране окружающей природной среды" (ст. 89)<160>, Закон от 7
февраля 1992 года "О защите прав потребителей" (ст. 13)<161>, Закон от 22
января 1993 года "О статусе военнослужащих" (ч. 5 ст. 18)<162> и др.).
В отличие от ст. 131 Основ, которая устанавливала компенсацию морального
вреда во всех случаях нарушения прав граждан (как неимущественных, так и имущественных),
ст. 151 ГК предусматривает, что моральный вред подлежит возмещению только
тогда, когда он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права
(блага) гражданина. Одновременно предусмотрено, что законом могут быть установлены
и другие случаи возмещения морального вреда. Таким образом, из ст. 151 вытекает,
что возмещение морального вреда, возникшего в связи с нарушением имущественных
прав граждан, допускается лишь в случаях, специально предусмотренных законом.
В настоящее время возмещение морального вреда, причиненного в связи с
нарушением имущественных прав граждан, установлено Законом о защите прав потребителей.
При этом в силу ст. 13 этого Закона моральный вред, причиненный потребителю
(гражданину) вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом)
его прав, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей, возмещается
причинителем вреда при наличии его вины.
Сфера применения Закона о защите прав потребителей очень широка. В постановлении
Пленума Верховного суда РФ от 29 сентября 1994 года N 7 "О практике рассмотрения
судами дел о защите прав потребителей"<163> разъяснено, что к отношениям,
регулируемым названным Законом, в частности, относятся отношения, вытекающие
из договоров купли-продажи, имущественного найма, в том числе бытового проката;
безвозмездного пользования имуществом; найма (аренды) жилого помещения, в
том числе отношения между наймодателем (арендодателем) и нанимателем (арендатором)
по ремонту жилищного фонда, обеспечению ремонта инженерного оборудования,
обеспечению коммунальными услугами, которые он обязан предоставить, поскольку
это является одним из условий жилищного найма (аренды); подряда, в том числе
бытового заказа и абонементного обслуживания; перевозки граждан, их багажа
и грузов; комиссии; хранения; из договоров на оказание финансовых услуг, в
том числе предоставления кредитов для личных бытовых нужд граждан, открытие
и ведение счетов клиентовграждан, осуществление расчетов по их поручению,
услуги по приему у граждан и хранению ценных бумаг и других ценностей; оказание
им консультационных услуг и других договоров. Таким образом, в случае нарушения
прав граждан при выполнении обязательств по названным договорам, а также другим
договорам, связанным с обслуживанием граждан, им может быть возмещен моральный
вред.
Нужно иметь в виду, что Закон о защите прав потребителей распространяется

<< Пред. стр.

стр. 22
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>