<< Пред. стр.

стр. 32
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

по общему правилу уже не отвечает этим имуществом перед своими кредиторами.
Прекращение названных вещных прав происходит не только по общим основаниям
прекращения соответствующих правоотношений, но и в случаях правомерного изъятия
имущества собственником (по основаниям, допускаемым законом). Важно, что в
соответствии с п. 3 ст. 299 ГК в качестве таких общих оснований названы основания
прекращения права собственности. Это означает, что изъятие данного имущества
помимо воли самих предприятий и учреждений допустимо лишь в том же порядке
и при тех же условиях, что и изъятие имущества у собственников (ст. 235).
Исключение из этого правила составляют те случаи, которые отражают ограниченный
характер прав названных субъектов: например, они не вправе прекращать свои
правомочия путем отказа от прав на имущество в порядке, предусмотренном ст.
236 ГК, ибо это нарушает право собственности на данное имущество их учредителя.
В предусмотренных законом случаях учредитель может сам изъять у них соответствующее
имущество. В целом же за ними сохраняются все способы охраны своих прав, свойственные
субъектам вещных прав и действующие в отношении всех третьих лиц, включая
и самого собственника.
Вещный характер прав хозяйственного ведения и оперативного управления
проявляется в сохранении их действия в случае смены собственника (ст. 300
ГК). Смена собственника государственного или муниципального предприятия возможна
лишь путем передачи этого предприятия от одного публичного собственника к
другому (в противном случае речь должна идти о приватизации имущества предприятия,
осуществляемой по правилам специального законодательства). Учреждение же может
быть объектом права собственности любых лиц. В обоих случаях речь идет о предприятии
или учреждении как имущественном комплексе (ст. 132 ГК), а не как о самостоятельном
субъекте права, то есть, по сути, об имуществе, закрепленном за этими юридическими
лицами.
Глава 20. Защита права собственности и других
вещных прав (ст. 301-306)

Защита права собственности представляет собой совокупность правовых способов,
которые применяются к нарушителям отношений собственности. С этой точки зрения
можно сказать, что способы защиты права собственности (как и других вещных
прав) суть разновидности способов защиты гражданских прав (ст. 12 Кодекса).
С другой стороны, сама защита вещных прав есть составная часть более широкого
понятия охраны вещных прав, целям которой и служат все нормы о вещных правах.
В главе 20 ГК закреплены особые, вещно-правовые способы защиты права
собственности и других вещных прав, связанные с их абсолютным характером,
то есть призванные защищать их от непосредственного неправомерного воздействия
любых третьих лиц. Они противопоставляются обязательственно-правовым способам
защиты имущественных прав, рассчитанным на случаи, когда собственник связан
с правонарушителем обязательственными, чаще всего договорными, отношениями.
Например, в случае, когда арендатор не возвращает арендодателю-собственнику
принадлежащее ему имущество по окончании срока договора и тем самым нарушает
право собственности последнего, используются обязательственно-правовые способы
защиты, учитывающие специфику конкретных взаимоотношений сторон. Поэтому наше
законодательство в этом отношении не дает собственнику возможности выбора
вида иска и не допускает так называемой "конкуренции исков", свойственной
англо-американскому, а не континентальному европейскому правопорядку. Следовательно,
при наличии между участниками спора договорных или иных обязательственных
отношений нельзя предъявлять вещно-правовые требования в защиту своих прав.
В этом состоит и практическое значение данных различий.
Глава 20 ГК закрепляет два традиционных вещно-правовых иска, служащих
защите права собственности и иных вещных прав: виндикационный (ст. 301) и
негаторный (ст. 304). В обоих случаях речь идет о таких способах защиты, которые
призваны защитить право собственности на сохраняющийся в натуре имущественный
объект. В случае его утраты или невозможности возвращения собственнику речь
может идти только о компенсации причиненных убытков, то есть об обязательственных,
а не вещных правоотношениях.
Из этого правила имеются исключения. С одной стороны, Кодекс сам включает
компенсацию в число способов защиты права собственности на случай изъятия
имущества в соответствии с федеральным законом, то есть его национализации
(ст. 306). В этой ситуации собственник обязан подчиниться закону и не вправе
требовать возврата своего имущества, но может добиваться полной компенсации
- взыскания убытков (п. 2 ст. 15), включающих и неполученные им доходы, и
стоимость утраченного им имущества. Это право, однако, принадлежит только
собственнику, но не субъекту иного (ограниченного) вещного права, например
права хозяйственного ведения или оперативного управления.
С другой стороны, иск к государству, органы которого наложили незаконный
арест на имущество лица, об освобождении этого имущества из-под ареста (исключении
имущества из описи) не включен законом в число вещных исков (способов). Этот
иск, по сути, сводится к иску о признании права собственности на незаконно
включенное в опись и арестованное имущество, а не к защите уже имеющегося
и неоспариваемого права собственности.
Виндикационный иск - требование собственника о возврате своего имущества
из чужого незаконного владения. Оно представляет собой иск не владеющего конкретным
имуществом собственника к незаконно владеющему им несобственнику. Это требование
установлено на случай утраты собственником владения своей вещью.
Субъектом права на виндикацию является собственник (или иной титульный,
то есть законный, владелец), который, следовательно, должен доказать свое
право на истребуемое имущество, то есть его юридический титул. Субъектом обязанности
здесь является незаконный владелец, фактически обладающий вещью на момент
предъявления требования. Если к этому моменту вещи у ответчика не окажется,
виндикационный иск предъявлять нельзя, ибо исчез сам предмет виндикации. Можно,
однако, предъявить к такому лицу иск о возмещении причиненных им собственнику
убытков (ст. 126 Основ).
Объектом виндикации во всех без исключения случаях является индивидуально-определенная
вещь, сохранившаяся в натуре. Невозможно предъявить виндикационный иск в отношении
вещей, определенных родовыми признаками или не сохранившихся в натуре (например,
в случае, когда спорное строение капитально перестроено, а не просто отремонтировано
фактическим владельцем и стало практически новой недвижимой вещью). Ведь содержание
такого иска возврат конкретной вещи, а не замена ее другой вещью или вещами
того же рода и качества.
Незаконное владение чужой вещью бывает как добросовестным, так и недобросовестным.
В первом случае фактический владелец вещи не знает и не должен был знать о
незаконности своего владения (а чаще всего о том, что передавший ему вещь
отчуждатель был неуправомочен на ее отчуждение): например, при приобретении
вещи в комиссионном магазине или на аукционной торговле, когда продавец умышленно
или по незнанию скрыл от покупателя отсутствие требуемых правомочий. Во втором
случае фактический владелец знает либо по обстоятельствам дела должен знать
об отсутствии у него прав на имущество (например, похититель или приобретатель
вещи "с рук" по заведомо низкой цене).
У недобросовестного приобретателя имущество может быть истребовано собственником
во всех случаях без каких бы то ни было ограничений. У добросовестного приобретателя,
напротив, невозможно истребовать деньги и предъявительские ценные бумаги (п.
3 ст. 302 ГК) из-за практических сложностей теоретически возможного доказывания
их индивидуальной определенности и возможности получения однородной по характеру
(денежной) компенсации от непосредственного причинителя имущественного вреда.
От добросовестного приобретателя имущество можно истребовать в двух случаях.
Во-первых, если имущество было получено им безвозмездно (по договору дарения,
в порядке наследования и т. п.), поскольку ему такое изъятие не нанесет имущественных
убытков, но будет способствовать восстановлению нарушенного права собственности.
В п. 2 ст. 302 ГК эта возможность сформулирована в качестве общей, распространяющейся
на случаи как добросовестного, так и недобросовестного безвозмездного приобретения
чужого имущества.
Во-вторых, в случае возмездного приобретения вещи добросовестным приобретателем
имеет значение способ выбытия ее у собственника (п. 1 ст. 302 ГК). Если имущество
первоначально выбыло у собственника по его воле (например, сдано им внаем,
а затем незаконно продано нанимателем третьему лицу), он не вправе истребовать
его у добросовестного приобретателя. Ведь последний действовал субъективно
безупречно, в отличие от самого собственника, допустившего неосмотрительность
в выборе контрагента. Собственник не лишается при этом возможности требовать
возмещения убытков, причиненных ему таким недобросовестным партнером. Но если
имущество выбыло из владения собственника помимо его воли (утеряно собственником
или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, например
арендатором, хранителем или перевозчиком; похищено у того или другого; выбыло
из их владения иным путем помимо их воли), оно может быть истребовано даже
и у добросовестного приобретателя. Ведь здесь субъективно безупречно поведение
как приобретателя, так и собственника. Но приобретатель является хотя и добросовестным,
но все же незаконным владельцем, поэтому предпочтительны интересы собственника.
За добросовестным приобретателем сохраняется право на возмещение убытков,
причиненных ему отчуждателем вещи.
Новый Кодекс ввел в этом отношении лишь одну принципиальную новеллу,
распространив возможность истребования вещи у ее добросовестного возмездного
приобретателя на случаи, когда вещь выбыла не только от собственника, но и
от лица, которому имущество было передано собственником во владение (и, следовательно,
первоначально выбыло от самого собственника по его воле). Этим в большей мере
защищаются интересы не только собственников, но и добросовестных субъектов
права хозяйственного ведения и оперативного управления, а также арендаторов.
Ведь они заинтересованы в использовании конкретного имущества, которое собственник
при отсутствии указанного правила не смог бы сам истребовать от добросовестного
возмездного приобретателя.
В силу правил ст. 303 ГК собственник вправе потребовать от недобросовестного
владельца не только конкретное имущество, но и все доходы, которые этот владелец
извлек или должен был извлечь из имущества за все время своего владения им
(либо их компенсацию). На добросовестного владельца такая обязанность ложится
лишь за время, когда он узнал или должен был узнать о незаконности своего
владения.
С другой стороны, как добросовестный, так и недобросовестный владелец
вправе потребовать от собственника возмещения необходимых затрат на поддержание
имущества за то время, с какого собственнику причитаются доходы от имущества.
Ведь он получает вещь в надлежащем состоянии и с доходами (или их компенсацией),
сэкономив на необходимых расходах. Ясно, что отсутствие такого правила вело
бы к неосновательному обогащению собственника.
За добросовестным владельцем истребуемого имущества признается также
право оставить за собой отделимые улучшения, которые он произвел в чужом имуществе.
Он может также требовать от собственника возмещения затрат на произведенные
им неотделимые от имущества улучшения, ибо в ином случае собственник опять-таки
получал бы неосновательное обогащение.
Негаторный иск представляет собой требование об устранении препятствий
в осуществлении права собственности, которые не связаны с лишением собственника
владения его имуществом. Такие препятствия могут, например, выражаться в возведении
строений или сооружений, препятствующих доступу света в окна соседнего дома
или создающих иные помехи в его нормальном использовании.
Субъектом негаторного иска является собственник или иной титульный владелец,
сохраняющий вещь в своем владении, но испытывающий препятствия в ее использовании.
Субъектом обязанности считается нарушитель прав собственника, действующий
незаконно. Если помехи созданы законными действиями, например разрешенной
в установленном порядке прокладкой трубопровода возле дома, их придется либо
претерпевать, либо оспаривать их законность, что невозможно с помощью негаторного
иска.
Объект требований по негаторному иску составляет устранение длящегося
правонарушения (противоправного состояния), сохраняющегося к моменту предъявления
иска. Поэтому отношения по негаторному иску не подвержены действию исковой
давности требование можно предъявить в любой момент, пока сохраняется правонарушение.
Виндикационный и негаторный иски в защиту своих прав и интересов могут
предъявлять не только собственники, но и субъекты иных прав на имущество -
все законные владельцы (ст. 305 ГК). К их числу отнесены субъекты как вещных
прав пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного
управления и иных, так и субъекты обязательственных прав, связанных с владением
чужим имуществом (например, арендаторы, хранители, перевозчики).
При этом титульные (законные) владельцы, обладающие имуществом в силу
закона или договора, в период действия своего права могут защищать свое право
владения имуществом даже против его собственника. Именно поэтому унитарное
предприятие как субъект права хозяйственного ведения государственным или муниципальным
имуществом может истребовать его даже от собственника-учредителя в случае
его незаконного изъятия, а арендатор предъявлять негаторный иск к арендодателю-собственнику,
пытающемуся незаконно лишить его права владения арендованным имуществом до
истечения срока договора путем отключения электричества и отопления или создания
иных препятствий в его нормальном использовании. В силу этого можно говорить
об абсолютной (вещно-правовой) защите не только права собственности и иных
вещных прав, но и всякого законного (титульного) владения.

Раздел III. Общая часть обязательственного права

Подраздел 1. Общие положения об обязательствах

Глава 21. Понятие и стороны обязательства (ст. 307-308)

Гражданско-правовое обязательство представляет собой определенное правоотношение,
в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица
(кредитора) определенное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить
деньги и т. п.) либо воздержаться от него, а кредитор имеет право требовать
от должника исполнения его обязанности.
Однако для характеристики обязательства недостаточно указания на обязанности
должника и права кредитора. Основной обязанностью налогоплательщика является
своевременная и полная уплата налогов, а государство в лице налоговых органов
вправе потребовать от него неуклонного исполнения этой обязанности и применить
меры ответственности в виде штрафа в случае ее нарушения. Тем не менее правоотношения,
складывающиеся между налоговыми органами и налогоплательщиками, не могут быть
признаны обязательством. Более того, нормы гражданского законодательства не
подлежат применению к налоговым и другим финансовым отношениям (п. 3 ст. 2
ГК).
Дело в том, что налоговые, финансовые и административные отношения, основанные
на властном подчинении одной стороны другой, не могут входить в сферу гражданско-правового
регулирования. Как уже отмечалось, предметом гражданского законодательства
являются имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения,
основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности
их участников (см. комментарий к разделу I ГК). Данное положение в полной
мере относится и к гражданско-правовым обязательствам.
Чем отличается обязательство от других гражданско-правовых отношений,
например правоотношений собственности, которые также основаны на равенстве,
автономии воли и имущественной самостоятельности их участников? Прежде всего
тем, что в обязательстве отражается динамика очерченных гражданских прав и
обязанностей, причем обязанности одной стороны совершить указанные действия
противостоит право другой потребовать ее выполнения. Поэтому гражданские права,
возникающие из обязательства, носят относительный характер, им всегда противостоят
обязанности конкретного лица, от которого можно потребовать их исполнения.
Право собственности - абсолютное право. Праву собственника противостоит обязанность
всех, кто имеет с ним отношения, воздержаться от действий, посягающих на право
собственности или нарушающих его. Таким образом, соблюдение права собственности
какого-либо лица требует от других лиц бездействия. Лишь собственник может
действовать в целях реализации своих правомочий по владению, пользованию и
распоряжению своим имуществом (ст. 209). Право собственности фиксирует статику
имущественных прав, определяя имущественный статус участников правоотношений.
Обязательство всегда имеет определенный субъектный состав (стороны обязательства):
должник - лицо, обязанное передать имущество, выполнить работу, оказать услугу,
совершить иные действия, и кредитор - лицо, которое вправе потребовать от
должника исполнить его обязанность. Однако это лишь простейшая модель обязательственного
правоотношения (одностороннее обязательство). В реальном имущественном обороте
используются, как правило, более сложные конструкции обязательства: во-первых,
на стороне как должника, так и кредитора могут находиться несколько лиц; во-вторых,
преобладают двусторонние обязательства, когда обе стороны выступают в качестве
должника в одном обязательстве и одновременно являются кредитором по другому.
По принципу двустороннего обязательства построены практически все договорные
обязательства в сфере предпринимательства. Например, по договору купли-продажи
товаров продавец обязан передать покупателю товар, но вместе с тем он вправе
требовать от покупателя уплаты цены за него. В свою очередь, покупатель вправе
требовать от продавца передачи ему товара, предусмотренного договором, и в
то же время он обязан обеспечить его принятие и оплату. Если каждая из сторон
по договору несет обязанность в пользу другой, она считается ее должником
в том, что обязана сделать для нее, и одновременно ее кредитором в том, что
имеет право от нее требовать (ст. 308).
Договорные обязательства могут носить смешанный характер, когда в одном
договоре сочетаются условия, присущие различным договорным обязательствам.
Примером в этом отношении могут служить договоры, посредством которых коммерческие
организации кредитуют друг друга сырьем, материалами и другими материальными
ценностями. Такие договоры несут в себе элементы кредитных договоров в части
срочности обязательства, возвратности имущества и т. п., но в то же время
и элементы обязательств, связанных с куплей-продажей товаров (в отношении
качества, комплектности, количества передаваемого имущества и др.). По смешанным
договорам каждая из сторон может многократно выступать как должником, так
и кредитором по различным обязательствам (п. 3 ст. 421).
Широко применяется в предпринимательской деятельности и такая конструкция,
как обязательство в пользу третьего лица, когда должник обязан произвести
исполнение не кредитору, а указанному в договоре третьему лицу, имеющему право
требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу (ст. 430 ГК).
По такой конструкции обычно строятся обязательства по договору перевозки грузов,
в соответствии с которым перевозчик обязуется доставить вверенный ему груз
и вручить его в пункте назначения управомоченному лицу (грузополучателю),
хотя стороной в договоре выступает грузоотправитель (ст. 99 Основ 1991 года).
Еще более сложные обязательства возникают из субдоговоров, которые нашли
широкое применение в сфере капитального строительства, а также аренды недвижимого
имущества. К примеру, при строительстве различных объектов сторона, выполняющая
работы (подрядчик) вправе привлекать к исполнению договора других лиц - субподрядчиков.
При этом перед заказчиком подрядчик выступает в роли генерального подрядчика
и отвечает перед ним за результаты работы, а перед субподрядчиком - в качестве
заказчика (ст. 92 Основ).
Как видно из приведенных примеров, договоры являются источником возникновения
гражданско-правовых обязательств. Вместе с тем обязательства возникают и из
иных оснований, предусмотренных законодательством, никак не связанных с договором.
Они могут возникнуть вследствие причинения вреда (деликтные обязательства).
Содержание такого обязательства составляют обязанность лица, причинившего
вред личности или имуществу гражданина (юридического лица), возместить его
в полном объеме и соответственно право потерпевшего лица потребовать возмещения
причиненного вреда (ст. 126 Основ).
Сейчас актуальное значение имеют положения гражданского законодательства
об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения (ст.
133 Основ). Должником в таком обязательстве является лицо, которое без установленных
законодательством или сделкой оснований приобрело имущество за счет другого
лица (кредитора) и поэтому обязано возвратить последнему неосновательно полученное
имущество. Кроме того, лицо, неосновательно получившее имущество, обязано
возвратить или возместить все доходы, которые оно извлекло или должно было
извлечь из этого имущества. На сумму неосновательного денежного обогащения
начисляются проценты за пользование чужими средствами в размере средней ставки
банковского процента, существующей в месте нахождения кредитора.
В ряде случаев источником возникновения обязательств может служить судебное
решение, например в ситуации, когда на рассмотрение суда сторонами переданы
разногласия, возникшие при заключении договора. При таких обстоятельствах
условия договора (а значит, и соответствующие обязательства сторон) определяются
на основании решения суда (ст. 446 ГК).
Обязательства могут возникнуть также из сделок, из актов государственных
органов и органов местного самоуправления в случаях, предусмотренных законом,
а также вследствие иных действий и событий, с которыми закон или иной правовой
акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.
Необходимо отметить, что общая часть обязательственного права представляет
собой наиболее традиционный институт гражданского права, поэтому его обновление
в новом Кодексе шло в основном по пути совершенствования и уточнения ранее
действовавших норм, за исключением положений об обеспечении исполнения обязательств,
содержащих немало новелл, а также нового для российского законодательства
подраздела, посвященного общим положениям о договорах.

Глава 22. Исполнение обязательств (ст. 309-328)

Общим требованием, предъявляемым к гражданам и юридическим лицам, выступающим
сторонами в гражданско-правовом обязательстве, является исполнение обязательства
надлежащим образом в соответствии с его условиями и требованиями закона, иных
правовых актов, а при отсутствии таких требований - в соответствии с обычаями
делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями (ст. 309 ГК).
Исполнение обязательства состоит в совершении кредитором и должником
действий, составляющих содержание их прав и обязанностей. Например, исполнение
продавцом по договору купли-продажи своих обязательств по передаче товаров
покупателю означает, что продавец должен предоставить товары в срок, установленный
договором. При этом передача товара в зависимости от условий договора может
быть осуществлена путем: вручения товаров покупателю или указанному им лицу
(когда обязанность доставки товаров лежит на продавце); предоставления товаров
в распоряжение покупателя в месте нахождения товаров при условии, что они
четко идентифицированы для целей договора (маркировка, извещение покупателя
и т. п.); сдачи товаров перевозчику или органу для доставки покупателю (в
случае, если из договора не вытекает обязанность продавца по доставке товаров
покупателю или передаче ему товаров в месте их нахождения).
Что касается обязательства покупателя, то его исполнение будет заключаться
в совершении действий, которые в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями
необходимы с его стороны для обеспечения передачи и получения соответствующих
товаров. При этом законодательством могут быть предусмотрены и специальные
правила, регулирующие принятие товаров покупателем (приемка по количеству
или качеству и т. п.). Кроме того, покупатель обязан оплатить переданные ему
товары и в этих целях принять необходимые меры для обеспечения платежа (передать
платежные документы банку и т. п.).
Общим правилом в гражданско-правовых отношениях является недопустимость
одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения
его условий. Исключение в отношении обязательств, возникающих в связи с осуществлением
его сторонами предпринимательской деятельности, составляют лишь случаи, прямо
указанные в законе или договоре (ст. 310 ГК).
Положение о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства
либо его одностороннего изменения - традиционное для гражданского права (см.,
например, ст. 169 ГК 1964 года, ст. 57 Основ) и всегда широко применялось
в судебной практике. Иллюстрацией могут служить два примера из практики арбитражных
судов.
Малое предприятие "Вариан" обратилось к коммерческому банку с иском об
обратном взыскании суммы процентов за пользование кредитом, списанной со счета
предприятия банком.
Между истцом и ответчиком был заключен кредитный договор, условия которого
устанавливали размер процентов, уплачиваемых банку за пользование кредитом.
Возможность одностороннего изменения условий в договоре не предусматривалась.
Банк в одностороннем порядке увеличил размер процентов и списал со счета истца
плату за кредит в повышенном размере.
В соответствии с гражданским законодательством одностороннее изменение
условий договора не допускается за исключением случаев, предусмотренных договором
или законодательством.
Поскольку соглашением сторон и законодательством не предусмотрена возможность
одностороннего изменения кредитного договора, исковые требования предприятия
о возврате излишне списанных сумм являются обоснованными и были удовлетворены
арбитражным судом.
В другом случае коммерческий банк обратился к частному предприятию с
иском о взыскании задолженности и процентов по кредитному договору. Арбитражным
судом было определено, что истец требовал уплатить проценты в размере, превышающем
установленный в договоре. В обоснование своих требований истец ссылался на
то, что договором, заключенным между истцом и ответчиком, предусматривалось
право банка изменить размер платы за пользование кредитом в одностороннем
порядке в случае "изменения процентных ставок по решению Правительства или
Центрального банка".
Доказательств, подтверждающих изменение процентных ставок в определенном
договором порядке, истец арбитражному суду не представил. С учетом этого обстоятельства
в удовлетворении требований о взыскании платы за кредит в части, превышающей
установленный договором размер, было отказано<191>.
Исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо,
кроме тех случаев, когда должник обязан лично исполнить свое обязательство
(ст. 313 ГК). Исполнение обязательства за должника третьим лицом признается
надлежащим, поэтому кредитор не имеет права отказаться от его принятия. Такой
вариант исполнения обязательств широко применяется в предпринимательских отношениях.
В роли третьих лиц нередко выступают изготовители продукции или товаров, не
являющиеся стороной по договору поставки или купли-продажи, но обеспечивающие
отгрузку этой продукции (товаров) в адрес покупателя; плательщики, не являющиеся
покупателями или заказчиками по гражданско-правовому договору.
Однако надо иметь в виду, что факт исполнения обязательств за должника
не порождает для третьего лица каких-либо правовых последствий (применительно
к данному обязательству). В частности, в случае неисполнения либо ненадлежащего
исполнения обязательства третье лицо, как правило, не несет ответственности
перед кредитором, который должен обращаться с соответствующими требованиями
непосредственно к должнику.
К примеру, банк, руководствуясь условиями кредитного договора, перечислил
по указанию заемщика сумму кредита его контрагенту. В установленный срок задолженность
заемщиком не была погашена. Банк обратился с иском о взыскании задолженности
к заемщику и предприятию, которому была перечислена сумма кредита. Получатель
сумм в заключении кредитного договора не участвовал. Арбитражный суд пришел
к выводу, что заемщик и лицо, фактически использовавшее кредит, несут солидарную
ответственность за неисполнение обязательства, вытекающего из кредитного договора.
С учетом того, что на счете заемщика отсутствовали денежные средства, суд
удовлетворил иск за счет лица, которому была перечислена сумма.
Однако такое решение является неверным. В силу ст. 113 Основ гражданского
законодательства обязанность возвратить сумму денег, полученную по кредитному
договору, лежит на заемщике - стороне по кредитному договору.
Если лицу, которое не является стороной по кредитному договору, были
перечислены средства во исполнение данного договора, такое лицо не несет ответственности
за возврат кредита перед займодавцем (кредитором)<192>.
Важное значение для защиты прав третьих лиц в имущественном обороте будет
иметь содержащееся в ГК новое положение, согласно которому третье лицо, подвергающееся
опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения кредитором
взыскания на это имущество, может за свой счет удовлетворить требование кредитора
без согласия должника. В этом случае права кредитора по его обязательству

<< Пред. стр.

стр. 32
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>