<< Пред. стр.

стр. 34
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

неустойки в виде пени довольно очевидны. Они заключаются в том, что пеня устанавливается
на случай просрочки исполнения обязательства, то есть она призвана обеспечить
лишь своевременное предоставление исполнения обязательства; пеня, как правило,
определяется в процентах по отношению к сумме обязательства, не исполненного
в установленный срок; пеня представляет собой длящуюся неустойку, которая
взыскивается за каждый последующий период (например, за каждый день) просрочки
не исполненного в срок обязательства.
В судебной практике обычно различают так называемую договорную и законную
неустойку. Договорная неустойка устанавливается по соглашению сторон и, естественно,
ее размер, порядок исчисления, условия применения определяются исключительно
по их усмотрению. Кодекс же устанавливает требования к форме такого соглашения
сторон о неустойке (ст. 331). Эти требования более жесткие по сравнению с
обычно предъявляемыми к форме сделок требованиями: соглашение о неустойке
должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства,
которое может возникнуть и из устной сделки. В противном случае несоблюдение
письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке.
Что касается законной неустойки, то она применяется независимо от того,
предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон (ст. 332 ГК). Правда,
судьба и сфера применения законной неустойки во многом зависят от того, в
какой правовой норме она содержится. Если неустойка предусмотрена императивной
нормой, она подлежит безусловному применению. В случаях, когда положение о
неустойке содержится в диспозитивной норме, она применяется лишь постольку,
поскольку стороны своим соглашением не предусмотрели иной размер неустойки.
Примером законной неустойки, содержащейся в диспозитивной норме, может
служить неустойка, предусмотренная абзацем первым п. 8 постановления Президиума
Верховного Совета Российской Федерации и Правительства Российской Федерации
от 25 мая 1992 года N 2837-I "О неотложных мерах по улучшению расчетов в народном
хозяйстве и повышении ответственности предприятий за их финансовое состояние"<194>.
Указанная неустойка в виде пени в размере 0,5 процента в день за просрочку
платежа за поставленные товары применяется в тех случаях, если в заключенном
сторонами договоре поставки или купли-продажи продукции (товаров) для предпринимательской
деятельности не содержится иной конкретный размер ответственности за такое
нарушение.
В отношении законной неустойки в ГК предусмотрено правило, согласно которому
ее размер может быть изменен соглашением сторон лишь в сторону увеличения,
если это не запрещено законом (п. 2 ст. 332). Примером такого запрета могут
служить нормы, содержащиеся в транспортных уставах и кодексах, не допускающих
изменения установленных ими мер ответственности (см., например, ст. 143 УЖД,
ст. 126 УАТ и др.).
Правом уменьшения размера неустойки наделен только суд, который может
воспользоваться этим правом в тех случаях, когда подлежащая уплате неустойка
явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства (ст. 333 ГК). Данное
положение корреспондирует нормам процессуального законодательства. Например,
при принятии решения по спору арбитражный суд вправе уменьшить в исключительных
случаях размер неустойки (штрафа, пени), подлежащей взысканию по иску организации
или гражданина-предпринимателя со стороны, нарушившей обязательство.
Несмотря на кажущуюся простоту, применение неустойки за нарушение договорных
обязательств сопряжено с немалыми трудностями. Это в полной мере относится
и к законной неустойке. Иллюстрацией к сказанному могут служить многочисленные
разъяснения Высшего арбитражного суда Российской Федерации, основанные на
обобщении и анализе материалов дел, рассмотренных арбитражными судами, по
вопросам применения неустоек за наиболее типичные нарушения в сфере предпринимательства.
Например, в свое время Положением о штрафах за нарушение правил совершения
расчетных операций, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 16
сентября 1983 года N 911<195>, была установлена ответственность банка в виде
штрафа (по сути это пеня) в размере 0,5 процента задержанной суммы за каждый
день задержки списания банком со счета клиента либо зачисления на его счет
(п. 7 Положения). Данная неустойка, не имевшая в прежние годы широкого распространения,
стала активно применяться в современных условиях, когда имеются многочисленные
факты несвоевременного осуществления банками расчетных операций. Это, в свою
очередь, вызвало значительный рост количества дел по спорам, связанным с ответственностью
банков за нарушение правил совершения расчетных операций. Некоторые рекомендации
арбитражным судам, данные Высшим арбитражным судом Российской Федерации применительно
к названной категории споров, выглядят следующим образом.
Ответственность, предусмотренная п. 7 Положения о штрафах за нарушение
правил совершения расчетных операций, применяется к отношениям с участием
коммерческих банков.
Коммерческий банк, получив от предприятия-клиента надлежащим образом
оформленное платежное поручение, в результате ошибки своего работника списание
сумм со счета произвел на пятый день после получения платежного поручения.
В связи с этим предприятие обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании
штрафа за несвоевременное (позднее следующего дня после получения соответствующего
документа) списание средств со счета владельца в размере 0,5 процента несвоевременно
списанной суммы за каждый день задержки на основании п. 7 упомянутого Положения.
Коммерческий банк в отзыве на иск указывал, что Положение о штрафах в
связи с введением нового порядка расчетов фактически утратило силу. Поэтому
ответственность, предусмотренная п. 7 Положения о штрафах, не может применяться
к коммерческим банкам, а договором между банком и клиентом штрафная ответственность
за несвоевременное проведение расчетных операций не предусмотрена. Доводы
ответчика были отклонены арбитражным судом и исковые требования удовлетворены.
При этом арбитражный суд указал, что Положение о штрафах не противоречит законодательству,
регулирующему ответственность банков. Оно не отменялось и его действие в установленном
порядке не приостанавливалось. Предусмотренная Положением о штрафах ответственность
за несвоевременное или неправильное списание средств со счета владельца, а
также за несвоевременное или неправильное зачисление банком сумм не противоречит
действующему в России законодательству о банках, поскольку по своей правовой
природе она носит характер неустойки за нарушение условий договора банковского
счета. В качестве установленной законодательством неустойки за нарушение условий
договора банковского счета этот штраф может применяться и к коммерческим банкам.
В связи с этим при применении к банкам штрафной ответственности за нарушение
правил совершения расчетных операций в настоящее время следует руководствоваться
п. 7 Положения о штрафах с изменениями.
Штрафные санкции, предусмотренные п. 7 Положения о штрафах за несвоевременное
списание средств, могут быть применены только при наличии договорных отношений
между банком, допустившим нарушение, и клиентом.
Предприятие предъявило через обслуживающий его банк платежное требование
на списание в безакцептном порядке штрафа за поставку недоброкачественной
продукции со своего контрагента, расчетный счет которого был открыт в филиале
Уникомбанка. Филиал списание не произвел и платежное требование вернул без
исполнения, сославшись на то, что без согласия клиента списание находящихся
на его счете средств не производится.
Предприятие, выставившее платежное требование, обратилось в арбитражный
суд с иском о взыскании с Уникомбанка штрафа за несвоевременное списание средств,
предусмотренного п. 7 Положения о штрафах.
Арбитражный суд, исследовав материалы дела, пришел к выводу о правомерности
предъявления предприятием требования на безакцептное списание. Поскольку банк,
обслуживающий плательщика, отказал в списании средств необоснованно, арбитражный
суд взыскал с него в пользу предприятия, выставившего требование, штраф за
несвоевременное списание средств со счета на основании пункта 7 Положения
о штрафах.
Такое решение является ошибочным. Положение о штрафах предусматривает
ответственность банка за несвоевременное списание средств со счета владельца
в виде штрафа, уплачиваемого банком в пользу владельца счета. Указанный штраф
может быть взыскан только при наличии договорных отношений между банком, допустившим
нарушение, и его клиентом предприятием.
В рассматриваемом случае требование о взыскании штрафа было предъявлено
к банку, допустившему нарушение, лицом, не являющимся владельцем счета, с
которого несвоевременно произведено списание.
О существовании между банком и клиентом договора банковского счета свидетельствует
наличие у предприятия счета в данном банке (расчетного, текущего и др.).
Ответственность, предусмотренная п. 7 Положения о штрафах, не может быть
применена к обслуживающему банку, если задержка поступления средств на счет
его клиента произошла вследствие нарушений, допущенных иными банками.
Коммерческая фирма обратилась к обслуживающему ее банку с иском о взыскании
штрафа за несвоевременное зачисление средств на счет на основании п. 7 Положения
о штрафах.
Из материалов дела следовало, что в адрес истца его контрагент платежным
поручением перечислил 700 тысяч рублей в счет оплаты услуг. Средства со счета
плательщика были списаны своевременно, в день передачи платежного поручения.
На корреспондентский счет банка, обслуживающего истца - получателя средств,
указанная сумма была зачислена через 15 дней после списания ее с корреспондентского
счета банка, обслуживающего плательщика. В тот же день, получив от расчетно-кассового
центра переводную телеграмму, банк истца зачислил денежные средства на счет
клиента. Задержка в перечислении средств произошла вследствие несвоевременного
перечисления средств расчетно-кассовым центром, обслуживающим банк плательщика.
Исходя из того, что средства на счет получателя поступили со значительной
задержкой, он заявил требование о взыскании с обслуживающего его банка штрафа
за несвоевременное зачисление средств.
Арбитражный суд исковые требования удовлетворил, основываясь на том,
что в соответствии с п. 1.5 Положения о безналичных расчетах в Российской
Федерации претензии, связанные с осуществлением расчетных операций, направляются
клиентом в обслуживающий его банк. Арбитражный суд исходил из того, что в
случае задержки платежей банк получателя средств несет перед ним ответственность
и в том случае, если задержка произошла в результате действий иных участников
расчетной операции.
Кассационная коллегия отменила решение как не соответствующее законодательству
и в удовлетворении иска отказала, отметив, что в обязанность банка входит
зачисление средств на счет клиента в день поступления соответствующих документов.
Пункт 7 Положения о штрафах предусматривает ответственность банка за несвоевременное
исполнение этой обязанности. До поступления документов у банка отсутствует
обязанность по проведению банковских операций и, следовательно, он не может
нести ответственность, если просрочка зачисления средств на счет кредитора
произошла вследствие действий иных участников расчетной операции. В рассматриваемом
случае основания для применения штрафной ответственности к банку, обслуживающему
получателя средств, отсутствуют. Поскольку материалы дела свидетельствовали
о том, что банк зачислил средства на счет клиента в день поступления к нему
необходимых для оформления операции документов, иск не подлежал удовлетворению<196>.
ПОРУЧИТЕЛЬСТВО - традиционный способ обеспечения исполнения гражданско-правовых
обязательств, существо которого заключается в том, что поручитель обязывается
перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства
полностью или в части (ст. 361 ГК). Тем самым поручительство увеличивает для
кредитора вероятность исполнения обязательства, поскольку в случае его нарушения
должником кредитор может предъявить свои требования поручителю.
Поручительство является договором, заключаемым по правилам, предусмотренным
гл. 28 ГК, между поручителем и кредитором в основном обязательстве. Для договора
поручительства установлена обязательная письменная форма под страхом его недействительности
(ст. 362).
Несмотря на то, что, как уже отмечалось, нормы о поручительстве в ГК
сформулированы довольно традиционно, в Кодексе имеется ряд новелл принципиального
характера, выгодно отличающих его от ранее действовавшего законодательства,
поскольку они позволяют устранить основные барьеры, препятствовавшие в прошлые
годы широкому применению этого способа обеспечения исполнения обязательств.
Имеются в виду трудности с привлечением поручителя к ответственности в случае
неисполнения должником своего обязательства, которые вызывались ранее следующими
обстоятельствами.
Во-первых, действовало правило, в соответствии с которым поручитель нес
перед кредитором лишь субсидиарную ответственность, то есть он мог быть привлечен
к ответственности лишь при недостаточности средств у должника (см. п. 6 ст.
68 Основ). Правда, это правило было сформулировано в виде диспозитивной нормы
и в силу этого в договоре поручительства могла быть предусмотрена и солидарная
ответственность поручителя перед кредитором. Однако, учитывая, что инициатива
в заключении договора всегда исходила от поручителя, включение в договор условия
о его солидарной ответственности перед кредитором было маловероятным. Действие
данного правила означало, что кредитор в случае неисполнения должником своего
обязательства сначала должен был предъявить свои требования должнику, добиться
обращения взыскания на его имущество (а это было возможно только в судебном
порядке) и только после этого кредитор получал право предъявить оставшиеся
неудовлетворенными требования поручителю. Однако даже при соблюдении всех
названных условий он натыкался на другое препятствие, которое зачастую становилось
непреодолимым.
Во-вторых, поручительство считалось прекращенным, если в течение трехмесячного
срока кредитор не предъявлял иск к поручителю (см. ст. 208 ГК 1964 года).
Этот срок исчислялся со дня наступления срока исполнения обязательства должником.
Причем указанный срок являлся пресекательным, не подлежащим восстановлению.
Таким образом, кредитору предлагалось в течение трех месяцев предъявить требования
должнику, добиться через суд обращения взыскания на его имущество, а затем
предъявить свои требования поручителю. На практике достичь такого результата
было невозможно.
Отмеченные барьеры на пути кредитора к привлечению поручителя к ответственности
теперь устранены. Прежде всего, хотелось бы отметить, что в ГК восстановлен
принцип солидарной ответственности поручителя (п. 1 ст. 363), утраченный в
Основах . Что касается срока, предоставляемого кредитору для предъявления
требования поручителю, то этот вопрос решается в Кодексе следующим образом.
Поручительство прекращается по истечении указанного в самом договоре поручительства
срока, а если такой срок договором не предусмотрен, поручительство прекращается,
если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение года со дня наступления
срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства. Возможен и такой
вариант: когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может
быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается,
если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения
договора поручительства (п. 4 ст. 367).
Объем ответственности поручителя определяется договором поручительства.
Но если соответствующее условие в договоре отсутствует, поручитель будет отвечать
перед кредитором так же и в том же объеме, что и должник. Помимо суммы долга
он должен будет уплатить причитающиеся кредитору проценты, возместить судебные
издержки по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением
или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств (п. 2 ст. 363 ГК).
Установление солидарной ответственности поручителя и определение реальных
сроков для предъявления к нему кредитором своих требований в значительной
степени повысили риск поручителя. Данное обстоятельство компенсируется нормами,
предусматривающими защиту законных интересов поручителя. Речь идет о случаях,
когда поручительство прекращается, по существу, в интересах поручителя. Первый
случай имеет место, когда после заключения договора поручительства без согласия
поручителя происходит изменение основного обязательства и это изменение неблагоприятно
для поручителя: возросла его сумма, увеличился или сократился в зависимости
от ситуации срок основного обязательства и т. п. Это дает повод поручителю
отказаться от договора и влечет прекращение поручительства. Второй случай
может возникнуть в связи с переводом долга по основному обязательству, когда
долг переведен на другое лицо и кредитор дал на это согласие. Поручитель же
в подобной ситуации отвечать за нового должника не обязан, если он сам на
это не согласился.
И наконец, третий случай возможен в ситуации, когда кредитору со стороны
должника было предложено надлежащее исполнение обязательства, однако кредитор
по каким-либо причинам отказался принять предложенное исполнение. Тогда поручительство
прекращается.
ЗАДАТКОМ признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся
сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне в доказательство
заключения договора и в обеспечение его исполнения (п. 1 ст. 380 ГК).
Специфические черты задатка, отличающие его от всех остальных способов
обеспечения обязательств, заключаются в следующем. Во-первых, задатком могут
обеспечиваться лишь обязательства, возникающие из договоров, следовательно,
он не может быть использован для обеспечения исполнения иных обязательств
(деликтных обязательств, обязательств, возникающих вследствие неосновательного
обогащения).
Во-вторых, задаток, являясь способом обеспечения договорного обязательства,
одновременно выполняет роль доказательства заключения договора. Это означает,
что, если сторонами не оспаривается факт выдачи (получения) задатка, а также
если оспаривается, но этот факт подтверждается доказательствами, договор считается
заключенным. Если договором предусмотрена уплата одной из сторон задатка,
он будет считаться заключенным лишь после исполнения соответствующим контрагентом
своей обязанности.
В-третьих, задатком может быть обеспечено только исполнение денежных
обязательств. Этот вывод следует из положения о том, что задаток выдается
соответствующей стороной в договорном обязательстве в счет причитающихся с
нее платежей.
Соглашение о задатке независимо от его суммы должно быть заключено в
письменной форме.
Если же говорить о новых положениях в части задатка, содержащихся в ГК,
то прежде всего необходимо отметить значительное расширение сферы договорных
обязательств, исполнение которых может обеспечиваться задатком. Ранее этим
способом могли обеспечиваться лишь такие договорные обязательства, в которых
хотя бы одной из сторон являлся гражданин (ст. 186 ГК 1964 года). В связи
с этим задаток обычно применялся при заключении гражданами договоров найма
жилых помещений в домах, принадлежащих гражданам на праве личной собственности,
договоров подряда и т. п. Теперь ограничения обязательств, обеспечиваемых
задатком, в зависимости от их субъектного состава устранены. Задаток может
выступать в качестве способа обеспечения также договорных обязательств, сторонами
в которых являются и юридические лица, и индивидуальные предприниматели.
Кроме того, ГК дополняет правовое регулирование задатка положениями,
определяющими судьбу денежной суммы, внесенной в качестве задатка, в двух
конкретных случаях, а именно: когда имеются сомнения в том, является ли уплаченная
сумма задатком (в частности, вследствие несоблюдения правила о простой письменной
форме соглашения о задатке), - в этом случае внесенная денежная сумма признается
авансом, если не будет доказано другое (п. 3 ст. 380); когда обязательство,
обеспеченное задатком, прекращается по основаниям, установленным законом,
до начала его исполнения, - в этом случае уплаченная денежная сумма должна
быть возвращена стороне, внесшей задаток (п. 1 ст. 381).
Что касается значения задатка как способа обеспечения договорного обязательства,
то оно состоит в том, что задаток прежде всего имеет целью предотвратить неисполнение
договора. Этой цели служат нормы о последствиях неисполнения обязательства,
обеспеченного задатком. Если за неисполнение обязательства ответственна сторона,
предоставившая задаток, денежная сумма, внесенная в качестве задатка, остается
у другой стороны. Если же за неисполнение обязательства ответственна сторона,
получившая задаток, она обязана уплатить стороне, внесшей задаток, двойную
сумму задатка (п. 2 ст. 381). Следует подчеркнуть, что названные правила применяются
лишь в ситуации, когда соответствующее обязательство не исполнено сторонами
в полном объеме, и не распространяются на случаи ненадлежащего исполнения
договорных обязательств.
Неисполнение обязательства влечет и возмещение убытков. На этот счет
ГК содержит положение, определяющее соотношение убытков и денежной суммы,
внесенной в качестве задатка: если в договоре не предусмотрено иное, убытки
подлежат возмещению с зачетом суммы задатка (ч. 2 п. 2 ст. 381). Это означает,
что, если за неисполнение договора отвечает сторона, предоставившая задаток,
она должна возместить убытки в части, превышающей сумму задатка. В случаях,
когда за неисполнение договора отвечает сторона, получившая задаток, другая
сторона в обязательстве, предоставившая задаток, может потребовать уплаты
двойной суммы задатка и, сверх того, возмещения убытков в части, превышающей
однократную сумму задатка.
УДЕРЖАНИЕ является новым способом обеспечения исполнения обязательств.
Существо указанного способа заключается в том, что кредитору, у которого находится
вещь, подлежащая передаче должнику или указанному им лицу, предоставлено право
в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или
возмещению кредитору связанных с этой вещью издержек и других убытков удерживать
ее у себя до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено
должником (ст. 359 ГК).
Обязанность такого обеспечения исполнения обязательства, как удержание,
состоит в том, что кредитор наделен правом удерживать вещь должника до исполнения
последним его обязательства непосредственно, то есть для реализации этого
права кредитору не требуется, чтобы возможность удержания вещи должника была
предусмотрена договором. Правда, нормы об удержании все же носят диспозитивный
характер, поскольку сторонам предоставлено право предусмотреть в договоре
условие, исключающее применение названного способа обеспечения исполнения
обязательства (п. 3 ст. 359).
В роли кредитора, располагающего правом удерживать вещь должника, может
оказаться хранитель по договору хранения, ожидающий оплаты услуг, связанных
с хранением вещи, перевозчик по договору перевозки, не выдающий груз получателю
до полного расчета за выполненную перевозку, подрядчик, не передающий заказчику
созданную им вещь до оплаты выполненной работы, и т. п.
В предпринимательских отношениях удержанием вещи должника могут обеспечиваться
также его обязательства, не связанные с оплатой удерживаемой вещи или возмещением
издержек на нее и других убытков.
Кредитор не лишается права удерживать находящуюся у него вещь даже в
тех случаях, когда после того, как эта вещь оказалась у кредитора, права на
нее приобретены другим лицом (не должником).
Если, несмотря на принятые кредитором меры по удержанию вещи, должник
тем не менее не исполнит свое обязательство, кредитор вправе обратить взыскание
на удерживаемую им вещь (ст. 360). При этом стоимость вещи, объем и порядок
обращения на нее взыскания по требованию кредитора определяются в соответствии
с правилами, установленными для удовлетворения требований залогодержателя
за счет заложенного имущества (ст. 349-350).
Банковская гарантия представляет собой новый, ранее неизвестный отечественному
законодательству способ обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств.
Способ этот состоит в том, что банк, иное кредитное учреждение или страховая
организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное
обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с
условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении
бенефициаром письменного требования о ее уплате (ст. 368 ГК).
Какие основные черты отличают гарантию от других способов обеспечения
исполнения обязательств?
Во-первых, особый субъектный состав участников отношений, связанных с
банковской гарантией. В качестве гаранта могут выступать только банки, иные
кредитные учреждения или страховые организации. Лицо, обращающееся к гаранту
с просьбой о выдаче банковской гарантии (принципал), суть должник в основном
обязательстве, исполнение которого обеспечивается банковской гарантией. И
наконец, лицо, наделенное правом предъявлять требования к гаранту (бенефициар),
является кредитором в основном обязательстве.
Во-вторых, практически полное отсутствие какой-либо связи между обязательством
гаранта уплатить соответствующую сумму бенефициару и основным обязательством,
обеспеченным банковской гарантией. Более того, в Кодексе специально подчеркивается,
что предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром
не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение
исполнения которого она выдана, даже если в гарантии будет содержаться ссылка
на это обязательство (ст. 370).
В-третьих, это безусловная обязанность гаранта уплатить по письменному
требованию бенефициара ту сумму, которая была предусмотрена гарантией. Такое
требование бенефициара должно содержать указание на допущенное принципалом
нарушение основного обязательства и должно быть представлено гаранту в письменной
форме до окончания определенного в гарантии срока. Дело гаранта лишь определить,
соответствуют ли требование бенефициара и приложенные к нему документы условиям
гарантии. Отказ гаранта в удовлетворении требования бенефициара допускается
лишь в ситуации, когда такое требование не соответствует условиям гарантии
(например, по сумме) либо предоставлено гаранту за пределами установленного
в гарантии срока. Даже в тех случаях, когда гаранту стало известно, что обеспеченное
гарантией обязательство уже исполнено должником или прекращено, он не наделен
правом отказать бенефициару в удовлетворении его требований (п. 2 ст. 376).
В-четвертых, ограниченный перечень оснований прекращения банковской гарантии,
которые либо связаны с надлежащим исполнением гарантом своего обязательства,
либо с односторонним волеизъявлением самого бенефициара. Предусмотрено четыре
основания прекращения банковской гарантии: уплата бенефициару суммы, на которую
выдана гарантия; окончание определенного в гарантии срока, на который она
выдана; отказ бенефициара от своих прав по гарантии и возвращение ее гаранту;
отказ бенефициара от своих прав по гарантии путем письменного заявления об
освобождении гаранта от его обязательств (п. 1 ст. 378).
Специфика банковской гарантии дополняется правилом о безотзывности банковской
гарантии (ст. 371) и ее возмездном характере в отношениях между гарантом и
принципалом (п. 2 ст. 369).
Отмеченные характерные черты банковской гарантии делают ее самым надежным
обеспечением исполнения обязательств. В этом ее привлекательность для кредиторов,
что может привести к широкому применению банковской гарантии в целях обеспечения
исполнения обязательств.
Возможно появление большого количества коммерческих организаций, имеющих
статус кредитных учреждений, которые будут профессионально заниматься деятельностью
по выдаче банковских гарантий. Ведь такого рода деятельность, учитывая ее
риск, может осуществляться за довольно высокое вознаграждение.
И с этой точки зрения необходимо обратить внимание на предоставление
гаранту, уплатившему соответствующую сумму бенефициару, права предъявить принципалу
регрессные требования. Право гаранта потребовать от принципала возмещения
сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии, определяется соглашением
гаранта с принципалом, во исполнение которого была выдана гарантия (п. 1 ст.
379).
ЗАЛОГ представляет собой один из способов обеспечения исполнения обязательств,
сущность которого заключается в том, что кредитор по обеспеченному залогом
обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником
этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества
преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество
(залогодателя), за изъятиями, установленными законом (п. 1 ст. 334 ГК).
В современных условиях залог занимает особое место среди способов обеспечения
исполнения гражданско-правовых обязательств. Излишне напоминать о таких негативных
явлениях, присущих переходному периоду нашей экономики, как суперинфляция,
падение уровня производства, повсеместные неплатежи за поставленные товары,
выполненные работы или оказанные услуги. В такой ситуации широкое использование
ранее популярных способов обеспечения исполнения обязательств, таких, например,
как неустойка, теряет практический смысл. В самом деле, откуда контрагенту
по договору, который не имеет денежных средств в количестве, достаточном для
уплаты долга, взять деньги для уплаты штрафа или пени?
В этом смысле залог обладает несомненными преимуществами. Во-первых,
договор залога имущества обеспечивает наличие и сохранность этого имущества
на тот момент, когда должнику придется рассчитываться с кредитором. Причем
стоимость заложенного имущества будет возрастать пропорционально уровню инфляции.
Во-вторых, залог имущества должника обеспечивает кредитору-залогодержателю

<< Пред. стр.

стр. 34
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>