<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

РФ. Все эти формы актов охватываются термином "правовой акт".
Наряду с указанным термином в ГК применяется в отдельных случаях и более
широкий - "нормативные акты". Последние включают помимо актов, именуемых "правовыми",
также акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (в
общепринятой терминологии - "ведомственные акты"). Особенность их состоит
в том, что, как предусмотрено в п. 7 ст. 3, "министерства и иные федеральные
органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского
права, в случаях и в пределах, предусмотренных... Кодексом, другими законами
и иными правовыми актами", то есть как указами Президента РФ, так и постановлениями
Правительства. Следовательно, издание любого ведомственного акта должно быть
основано на указании, содержащемся в акте правовом. Так, один из важнейших
для банковского законодательства актов - Положение о безналичных расчетах
в Российской Федерации от 9 июля 1992 года<28> издан Центральным банком РФ
по поручению, содержащемуся в постановлении Президиума Верховного Совета Российской
Федерации и Правительства Российской Федерации от 25 мая 1992 года<29>. Право
издания ведомственных актов по определенным вопросам может быть основано на
базе акта вышестоящего органа. Так, ряд актов Центрального банка, относящихся
к регулированию валютных отношений, принимался на основе ст. 9 Закона "О валютном
регулировании и валютном контроле" <30>. В этой статье предусмотрено право
Центрального банка РФ издавать "нормативные акты, обязательные к исполнению
в Российской Федерации резидентами и нерезидентами"<31>.
Нормативные акты министерств и иных федеральных органов исполнительной
власти, затрагивающие права, свободы и законные интересы граждан, а также
любые (в том числе и относящиеся к предпринимательской деятельности) межведомственные
акты подлежат государственной регистрации в Министерстве юстиции РФ и такому
же обязательному опубликованию не позднее 10 дней после регистрации. Акты,
не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не
опубликованные в установленном порядке, не влекут за собой правовых последствий
как не вступившие в силу. По этой причине они не могут служить законным основанием
для регулирования соответствующих отношений, для применения каких бы то ни
было санкций к гражданину, должностному лицу или организации за невыполнение
содержащихся в них предписаний.
Более того, на указанные акты нельзя ссылаться судам при разрешении споров
(см. Указ Президента РФ от 21 января 1993 года "О нормативных актах центральных
органов государственного управления Российской Федерации" <32>). Это, в частности,
относится к многочисленным не прошедшим необходимой регистрации так называемым
"телеграммам Центрального банка РФ".
В соответствии с Правилами подготовки ведомственных нормативных актов
(утверждены Советом Министров РФ - Правительством РФ 23 июля 1993 года<33>)
на центральные органы федеральной исполнительной власти возложена обязанность
доводить принятые ими ведомственные нормативные акты до сведения соответствующих
органов государственного управления РФ, предприятий, организаций, учреждений.
Нормативные акты министерств и иных федеральных органов исполнительной
власти Российской Федерации вступают в силу с момента их официального опубликования
в газете "Российские вести". Такое опубликование должно последовать не позднее
10 дней после государственной регистрации акта.
Независимо от вида акта включенные в него нормы принимают одну из двух
форм. Они могут быть либо императивными, то есть безусловно обязательными
для сторон регулируемого ими отношения, либо диспозитивными. Последние предоставляют
сторонам полную свободу выбора определенного варианта (определенной модели)
поведения и носят соответственно только запасной характер: они становятся
обязательными для сторон лишь в случае, если стороны не воспользуются предоставленным
им правом самим моделировать поведение.
Так, ст. 315 ГК признает за должником право досрочного исполнения обязательства,
но вместе с тем допускает возможность установления в договоре запрета на досрочное
исполнение. В отличие от этого ст. 433, например, устанавливает, что договор,
подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его
регистрации, если иное не предусмотрено законом. Таким образом, при отсутствии
иного указания в законе договорное условие, по которому права и обязанности
контрагентов возникают до государственной регистрации, не имеет юридической
силы.
Абсолютное большинство норм ГК являются диспозитивными. Именно в них
наиболее полно проявляется самостоятельность сторон, свобода договора, автономия
воли участников гражданского оборота.

Действие гражданского законодательства во времени

По общему, относящемуся ко всем видам нормативных актов правилу нормы
гражданского законодательства не имеют обратной силы. Это означает, что они
распространяют действие только на отношения, которые возникают после введения
соответствующего акта в действие. Статья 4 ГК допускает возможность определенных
исключений из этого правила, но непременно закрепленных в самом законе. Имеется
в виду распространение действия акта на возникшие до его издания отношения.
Именно так поступил, например, Верховный Совет РФ при утверждении 24 декабря
1992 года новых, более льготных для потерпевших Правил возмещения работодателями
вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо
иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей<34>.
В постановлении Верховного Совета РФ об утверждении Правил предусматривается,
что по желанию гражданина размер возмещения, исчисленного до их принятия,
подлежит перерасчету по нормам Правил . Перерасчет может производиться не
более чем за три года перед обращением за ним и не ранее чем с 1 декабря 1992
года.
Отношения, регулируемые гражданским законодательством, нередко носят
длящийся характер, а потому отдельные права и обязанности могут возникнуть
из этих отношений уже после того, как возникло само правоотношение. Так произойдет,
например, если банк откроет кредитную линию либо товарный склад заключит договор,
по которому обязуется в течение определенного времени принимать от поклажедателя
товары на хранение в июне, но уже в ноябре того же года появятся новые законы
о банковском кредитовании или хранении, которым условия указанных договоров
не соответствуют. В таком случае возникает вопрос: должно ли применяться к
правам и обязанностям, возникшим в связи с выданной в ноябре банковской ссудой
или принятым тогда же на хранение товаром, законодательство, действовавшее
в период заключения договора, или новое, вступившее в действие после выдачи
ссуды или принятия товара? Пункт 2 ст. 4 ГК устанавливает общее правило. Предусмотрено,
что к отношениям, возникшим до введения в действие нового акта гражданского
законодательства, он применяется только к правам и обязанностям, которые появились
после введения его в действие.
ГК содержит исключение из приведенного правила, рассчитанное только на
договоры. В данном случае действует положение, последовательно опирающееся
на принцип "pacta sunt servanda" "договоры должны исполняться". Соответствующий
принцип, выражающийся, в частности, в неизменности договорных условий, закреплен
в ст. 422 ГК. Она предусматривает, что, если уже после заключения договора
принят закон, который устанавливает обязательные для сторон правила иные,
чем действовавшие при заключении договора, его условия сохраняют силу. Значит,
в приведенном выше примере, связанном с изданием новых актов о кредитных договорах
или о хранении, должен был бы все-таки применяться старый акт, несмотря на
то, например, что право требовать возврата полученной ссуды или принятия мер
по обеспечению сохранности товара возникло уже в период действия нового акта.
Однако указанное правило ГК действует только в случае, когда в новом
акте не предусмотрено, что он распространяет свою силу на ранее заключенные
договоры. Именно так поступил Вводный закон по отношению к Гражданскому кодексу.
В нем прежде всего закреплено, что часть первая ГК вступила в силу с 1 января
1995 года, а для отдельных глав указаны специальные сроки их введения: в частности,
глава 4 - со дня официального опубликования ГК, а глава 17 - со дня введения
в действие принятого Государственной Думой Земельного кодекса.
Установлено и общее правило об обратной силе норм ГК, а также специальные
- относящиеся к отдельным их видам. Так, общее правило (ст. 5 Вводного закона)
предусматривает, что часть первая ГК распространяется на гражданские правоотношения,
возникшие после ее введения. Вместе с тем применительно к гражданским правоотношениям,
которые возникли до введения ГК в действие, он распространяется на те права
и обязанности, которые возникли после его введения, не делая при этом никаких
исключений для ст. 422. Следовательно, если бы договоры, о которых идет речь,
были заключены до принятия части первой ГК, а кредит выдан и товар принят
уже после 1 января 1995 года (то есть в период действия Кодекса), то к отношениям
сторон следовало бы применить нормы ГК, имея в виду приведенное выше положение
Вводного закона .
Вводный закон признал утратившими силу некоторые изданные до его принятия
акты, в том числе законы о собственности и о предприятиях и предпринимательской
деятельности (последний - кроме статей 34 и 35, посвященных государственной
регистрации предприятий).
Вводный закон установил, что после принятия нового ГК сохраняют действие
не охваченные частью первой ГК разделы Гражданского кодекса РСФСР 1964 года
и Основ . До приведения законов и иных правовых актов СССР и Российской Федерации
(РСФСР) в соответствие с частью первой ГК они продолжают действовать "постольку,
поскольку они не противоречат части первой Кодекса". При этом в отношении
Основ гражданского законодательства и иного законодательства Союза ССР подчеркивается,
что речь идет об актах, которые действуют на территории Российской Федерации
в пределах и в порядке, предусмотренных ее Конституцией, постановлением Верховного
Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года "О ратификации Соглашения о создании
Содружества Независимых Государств", постановлениями Верховного Совета Российской
Федерации от 14 июля 1992 года "О регулировании гражданских правоотношений
в период проведения экономической реформы" и от 3 марта 1993 года "О некоторых
вопросах применения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации".
С учетом изменения компетенции Президента и Правительства РФ Вводный
закон признал, что изданные до введения в действие части первой Кодекса нормативные
акты Президента РФ, Правительства РФ и применяемые на территории Российской
Федерации постановления Правительства СССР по вопросам, которые согласно части
первой Кодекса могут регулироваться только федеральными законами, продолжают
действовать "впредь до введения в действие соответствующих законов".
Вводным законом предусмотрены порядок применения новых правил к отдельным
видам ранее образовавшихся юридических лиц, особый порядок перерегистрации
соответствующих юридических лиц, пределы действия существующего порядка регистрации
юридических лиц и регистрации недвижимого имущества, а также сделок с ним,
нормы о последствиях недействительности сделок, сроках исковой давности. Указаны
пределы действия новой нормы о приобретательной давности, а также о порядке
заключения договоров.
Особые правила, относящиеся к юридическим лицам, сделкам, исковой давности
и порядку заключения договоров, рассмотрены при комментировании соответствующих
глав ГК.
Следует также иметь в виду, что Вводный закон не распространил предусмотренные
в нем положения об иерархии источников гражданского права, о которых шла речь
выше, на сохранившие свое действие акты СССР и Российской Федерации, принятые
до вступления в действие ГК. В соответствии с ч. 2 ст. 4 Вводного закона такого
рода нормативные акты Президента РФ, Правительства РФ и применяемые на территории
Российской Федерации постановления Правительства СССР по вопросам, которые
могут в соответствии с ГК регулироваться только федеральными законами, действуют
впредь до введения в действие соответствующих законов.

Обычаи делового оборота.

Гражданские отношения могут регулироваться помимо закона, указа Президента
РФ или постановления Правительства либо ведомственного акта договором, а также
положениями, которые не укладываются в рамки понятия нормативного акта. Речь
идет об "обычаях делового оборота".
Обычаи всегда принимались во внимание в правовом регулировании гражданских
отношений. В частности, в п. 2 ст. 57 Основ (ст. 168 Гражданского кодекса
1964 года) предусматривалось, что "обязательства должны исполняться надлежащим
образом и в установленный срок в соответствии с условиями договора и требованиями
законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии
с обычно предъявляемыми требованиями".
ГК сохранил указанный выше принцип, но ввел в регулирование вопроса об
обычаях ряд новелл. Прежде всего он выделил в самом Кодексе из всех обычаев
("обычно предъявляемых требований") "обычаи делового оборота", рассчитанные
исключительно на предпринимательские отношения. В статье 5 ГК приводится определение,
содержащее основные признаки обычаев делового оборота. Под ними понимается
сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской
деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством. При
этом не имеет значения, зафиксировано такое правило в каком-либо документе
или нет.
Из сопоставления ст. 5 и 6 следует, что суд или другой правоприменительный
орган не только может, но и обязан при обнаружении в правовом либо ином нормативном
акте пробела, который не восполняется договором, применить обычаи делового
оборота.
Правовое значение обычаев делового оборота состоит в том, что они по
очередности применения находятся после нормативных актов и договора. В этой
связи ст. 5 предусматривает, что обычаи делового оборота, которые противоречат
обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства
или договора, не применяются.
Один из видов обычаев делового оборота выделен в самом ГК. Имеется в
виду ст. 427, которая допускает возможность использования примерных условий,
разработанных одним из контрагентов. Она предусматривает, что примерные условия
рассматриваются как договорные условия в случаях, когда в самом договоре содержится
отсылка к ним.
Если же такая отсылка отсутствует, примерные условия применяются к отношениям
сторон в качестве обычаев делового оборота. Для этого необходимо, чтобы такие
условия отвечали требованиям, которые предъявляются в ст. 5 (имеется в виду
прежде всего то, что они не противоречат обязательным для сторон положениям
законодательства или заключенному сторонами договору), а также в п. 5 ст.
421 (они не противоречат любым применяемым к отношениям сторон нормам законодательства,
включая диспозитивные).
Обычаи (обычаи делового оборота) широко применяются во внешнеторговом
обороте. Это объясняется в значительной мере тем, что прямые отсылки к ним
содержатся в актах, регулирующих порядок разрешения внешнеторговых споров,
а также в некоторых международных актах.
Так, ст. 9 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров
(начиная с 1 сентября 1991 года вступила в силу для СССР, а значит, и для
РФ) предусматривает, что стороны связаны любым обычаем, относительно которого
они договорились, и установленной практикой отношений. Не ограничиваясь этим,
Конвенция устанавливает: "При отсутствии договоренности об ином считается,
что стороны подразумевали применение к договору или его заключению обычая,
о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле
широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода
в соответствующей области торговли<35>.
Нетрудно заметить различие между этой международной нормой и нынешней
редакцией ст. 5 ГК. Имеется в виду как понимание самой сути обычая, так и
возможность его применения при отсутствии прямой отсылки к нему в договоре.
Основное различие состоит в том, что обычаем делового оборота руководствуются
независимо от того, применялся ли он сторонами в их практике и был ли вообще
известен сторонам. Указанное обстоятельство позволяет отметить близость обычаев
делового оборота к диспозитивным нормам, с тем, однако, что диспозитивные
нормы все же пользуются приоритетом (п. 5 ст. 421 ГК). В этой связи с точки
зрения приоритетов источники законодательства и договоры могут быть выражены
следующим образом: императивные нормы закона - указы Президента РФ - постановления
Правительства РФ - акты министерств и иных федеральных органов исполнительной
власти - договорные условия - диспозитивные нормы правовых и иных нормативных
актов - обычаи делового оборота - иные обычаи.
Можно привести примеры применения обычая в практике разрешения внешнеторговых
споров. Так, в свое время Внешнеторговый арбитраж СССР в одном из дел обосновал
решение ссылкой на обычай, смысл которого состоял в том, что отказ покупателя
от принятия и оплаты доставленного ему товара влечет за собой не только потерю
всех выгод, которые покупатель приобрел бы, исполнив договор, но и наступление
ответственности перед продавцом за убытки, которые по этой причине могут произойти<36>.
В другом деле, связанном с морской перевозкой грузов, арбитраж использовал
соответствующий обычай для установления размера расходов по хранению груза
в порту<37>. Наконец, ссылка на обычай понадобилась арбитражу для определения
различий в понятиях "рабочий люк" и "бункерный люк" на корабле<38>.
Существующие в разных странах обычаи в ряде случаев кодифицируются и
унифицируются международными организациями. Примером такой унификации могут
служить разработанные Международной торговой палатой Международные правила
толкования торговых терминов "Инкотермс"<39>. Этот акт неоднократно менялся.
Последний по времени "Инкотермс-90" охватывает широкий круг возникающих при
международной купле-продаже вопросов, включая распределение транспортных расходов
между сторонами, определение момента перехода риска случайной гибели предмета
договора с продавца на покупателя, расшифровку различных терминов, применяемых
в международной практике (включая термины группы "С").
Правила "Инкотермс-90" не следует отождествлять с обычаем делового оборота
в том понимании, в каком он обозначен в ст. 5 ГК. Существенное различие состоит
в том, что в отличие от обычаев делового оборота правила "Инкотермс-90" применяются
(п. 22) только при условии, если стороны включили отсылку к "Инкотермс-90"
в заключаемый ими договор. В остальных случаях соответствующие положения могут
применяться, если они удовлетворяют требованиям, предъявляемым ГК к обычаям
делового оборота.

Применение гражданского законодательства по аналогии

Каким бы широким ни было гражданское законодательство по объему используемого
им нормативного материала, не исключается ситуация, при которой в действующем
праве не окажется прямого ответа на вопрос, возникший у органа, который применяет
право к конкретной ситуации. Имеется в виду пробел, который не восполняется
ни условиями заключенного сторонами договора, ни обычаями делового оборота.
В указанных случаях возникает необходимость в применении законодательства
по аналогии. Поскольку в ст. 6, посвященной аналогии, не содержится каких-либо
оговорок на этот счет, под законодательством в соответствии с п. 1 ст. 3 ГК
следует понимать только сам Кодекс и принятые в соответствии с ним федеральные
законы. Правила, предусматривающие использование аналогии, до принятия ГК
1994 года содержались только в ГПК РСФСР 1964 года (имеется в виду ст. 10
этого Кодекса). Теперь они перенесены в ГК, поскольку аналогия тесно связана
именно с нормами материального, а не процессуального права.
Как ранее Гражданский процессуальный кодекс, так и теперь ГК различают
аналогию закона и аналогию права. К той и другой прибегают в одних и тех же
случаях: когда определенное отношение прямо не урегулировано нормативными
актами или соглашением сторон (договором). В указанной ситуации вначале стремятся
применить аналогию закона и лишь при невозможности достичь подобным образом
результата прибегают к аналогии права.
Аналогия закона выражается в том, что к соответствующим отношениям, поскольку
это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство,
регулирующее сходное отношение. Иногда сходство отношений, о котором идет
речь, учитывает сам законодатель. Тогда в целях экономии нормативного материала
вместо дублирования одних и тех же правил в разных главах и параграфах используются
нормы-отсылки. Так, учитывая несомненное сходство двух видов товариществ -
"полного" и "на вере", ГК в посвященном товариществу на вере параграфе предусмотрел
(п. 5 ст. 82), что к данному виду товариществ должны применяться нормы о полном
товариществе, если это не противоречит основным положениям ГК о товариществе
на вере.
В отличие от описанного приема при аналогии закона распространение нормы,
регулирующей сходные правоотношения, осуществляет сам орган, применяющий право,
и делает это исключительно в расчете на конкретный случай.
Например, в банковской практике стал довольно широко применяться так
называемый трастовый договор, несмотря на то, что норм, посвященных этого
рода договорам, в ГК и другом гражданском законодательстве не было. Однако
поскольку трастовые договоры, отдаленно напоминающие одноименные договоры
англо-американского права, предполагают, что лицо, получившее имущество в
"траст", совершает связанные с этим имуществом сделки от своего имени либо
от имени лица, передавшего имущество, к трастовому договору могут быть применены
нормы, регулирующие другой договор соответственно комиссии или поручения.
Применение аналогии закона имеет свои объективные границы. Невозможно использовать
указанный прием в случаях, когда соответствующий закон по своему характеру
исключает применение его к каким-либо иным, кроме прямо в нем указанных, отношениям.
В качестве примера можно сослаться на п. 2 ст. 50 ГК, допускающий создание
коммерческих организаций только в исчерпывающим образом определенных в ней
формах, а ст. 114 и 115 ГК предусматривают создание унитарных предприятий
только в виде государственных и муниципальных, а также федеральных казенных
предприятий.
Смысл применения аналогии права состоит в том, что права и обязанности
лица определяются "исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства...
и требований добросовестности, разумности и справедливости".
"Общие начала", о которых идет речь, совпадают по содержанию с теми "основными
началами гражданского законодательства", которые сформулированы в ст. 1 (см.
комментарий к этой статье).
Под "смыслом гражданского законодательства" следует, очевидно, понимать
его главные особенности, наиболее полно выражающиеся в предмете и методе отрасли.
Что же касается "добросовестности, разумности и справедливости", то указанные
критерии применяются чаще в негативном, чем в позитивном смысле. Имеется в
виду, что найденное исходя из начал и смысла гражданского законодательства
решение не должно по своему характеру быть "недобросовестным", "неразумным"
или "несправедливым".
Потребность в применении аналогии закона возникает редко. В еще большей
мере это относится к аналогии права. Одним из немногих получивших широкий
резонанс было дело по иску М. Оно возникло в связи с тем, что пассажир поезда
М. принял по собственной инициативе участие в тушении пожара в вагоне, стоявшем
на станции на соседнем пути. Поскольку здоровью М. был нанесен вред, истец
потребовал его возмещения. Ситуация осложнялась тем, что раздел о возмещении
причиненного вреда действовавшего тогда Кодекса (имеются в виду статьи о деликтных
обязательствах) не содержал норм, регулирующих отношения, возникающие при
спасании чужого имущества. Однако, учитывая, что М., действуя подобным образом,
выполнял свой гражданский долг, суд обязал дорогу возместить М. вред. А впоследствии
в ГК 1964 года появилась наряду с обязательствами из причинения вреда также
глава 41 "Обязательства, возникающие вследствие спасания социалистического
имущества".

Гражданское законодательство и нормы международного права

Россия является активным участником международных экономических и культурных
связей и сотрудничества. Это означает, что все более расширяются отношения
с участием иностранных предпринимателей. В силу отмеченного обстоятельства
российское гражданское законодательство, как и законодательство других стран,
вынуждено включать немало норм, относящихся к такого рода отношениям.
Указанные нормы определяют гражданско-правовой статус иностранных физических
и юридических лиц, права иностранцев на оказавшееся на территории РФ имущество,
порядок совершения и содержания внешнеэкономических сделок (контрактов), применения
гражданско-правовых последствий причинения вреда иностранцам и иностранцами
на территории России и др. Складывающиеся при этом отношения регулируются
как общими нормами гражданского законодательства, так и нормами специальными,
рассчитанными на отношения, "осложненные участием иностранного элемента".
Вместе с тем важную роль в регулировании такого рода отношений играет
международное право. Соответствующие указания на этот счет содержатся в самой
Конституции РФ . В силу п. 4 ст. 15 Конституции "общепризнанные принципы и
нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются
составной частью ее правовой системы". Приведенное положение воспроизведено
и в п. 1 ст. 7 Кодекса.
Среди международных актов особое место занимают многосторонние договоры
(конвенции), имеющие прямое отношение к регулированию гражданских отношений.
Следует прежде всего указать на Конвенцию ООН о договорах международной купли-продажи
товаров (Венскую конвенцию). Указанная Конвенция состоит из 101 статьи. Они
посвящены порядку заключения соответствующих договоров, правам и обязанностям
контрагентов, средствам правовой защиты, применяемым при нарушении сторонами
своих обязанностей, определению момента перехода риска случайной гибели передаваемых
по договору товаров, обеспечению поставок товаров отдельными партиями и др.
Россия является участником и других аналогичных актов, включая, в частности,
Конвенцию о договоре международной дорожной перевозки грузов (имеются в виду
автомобильные перевозки), Варшавскую конвенцию для унификации некоторых правил,
касающихся международной воздушной перевозки, Афинскую конвенцию о перевозке
морем пассажиров и их багажа, конвенции из области патентного права (Патентную
конвенцию по охране промышленной собственности, Многосторонний договор о патентной
кооперации, Конвенцию о международной регистрации фабричных и товарных знаков),
ряд других конвенций, в том числе Всемирную (Женевскую) конвенцию об авторском
праве, Женевские вексельные конвенции и др.
Вступившие в силу для РФ международные договоры (кроме договоров, заключенных
между ведомствами) подлежат официальному опубликованию в ежемесячнике "Бюллетень
международных договоров", а в случаях необходимости также в "Российской газете"<40>.
Кодекс в п. 2 ст. 7 предотвращает возможные коллизии международного и
национального законодательства. Вопрос решается в пользу первого: "если международным
договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены
гражданским законодательством, применяются правила международного договора".
В настоящее время соответствующая норма о приоритете международного договора
по отношению не только к гражданским правоотношениям, но и к любой иной отрасли
права включена в Конституцию РФ (п. 4 ст. 15).
В качестве примера "общепризнанных принципов и норм международного права"
можно указать, в частности, на недискриминацию, которая, в свою очередь, опирается
непосредственно на начала равенства государств. Сущность данного принципа
состоит в том, что "не должна допускаться дискриминация как в области торговоэкономических
отношений между различными странами, так и в отношении правового положения
иностранных юридических лиц и граждан"<41>.
Статья 7 закрепляет и принцип непосредственного применения международных
договоров Российской Федерации к гражданским правоотношениям, если только
из самого характера международного договора не вытекает, что для его применения
необходимо издание внутригосударственного акта. Примером последнего может
служить Парижская конвенция по охране промышленной собственности. Конвенция
в ряде случаев содержит прямые отсылки к национальному законодательству, которое
должно решить соответствующий вопрос. Так, в п. 1 ст. 6 Конвенции предусмотрено:
"Условия подачи заявки и регистрации товарных знаков определяются в каждой
стране Союза ее национальным законодательством". Установлено, что "всякое
лицо, желающее воспользоваться преимуществом приоритета на основании предшествующей
заявки, обязано подать заявление с указанием даты подачи заявки и страны,
где она произведена. Каждая страна устанавливает, с какого момента должно
быть подано такое заявление". И там же: "Каждая страна, являющаяся участницей
Конвенции, обязуется принять в соответствии со своей Конституцией необходимые
меры для обеспечения применения Конвенции"<42>. В отличие от указанной Конвенции
Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров издания
акта ее имплементации не требует.

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>