<< Пред. стр.

стр. 40
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

принципа свободы договора, когда допускается заключение договора путем понуждения
одного из контрагентов, то необходимо еще раз подчеркнуть, что такие случаи
могут быть предусмотрены только законом или добровольно принятым обязательством.
В качестве примера здесь можно привести одно из положений постанов- ления
Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 2 декабря 1993 года
N 32 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с применением
законодательства о приватизации государственных и муниципальных предприятий".
Как известно, разъяснения, содержащиеся в постановлениях Пленума Высшего арбитражного
суда, носят характер обязательного судебного толкования законодательства,
применяемого при разрешении споров арбитражными судами. В п. 14 названного
постановления указано, что Законом о приватизации (п. 1 ст. 27 и ст. 28) установлено,
что оформление сделок приватизации независимо от способа приватизации осуществляется
путем заключения договора купли-продажи между продавцом и покупателем государственного
(муниципального) предприятия. Поэтому заключение такого договора является
обязательным для продавца. Следовательно, споры о понуждении продавца к заключению
указанного договора, а также об урегулировании разногласий сторон, возникающих
при его заключении, подведомственны арбитражным судам.
Вместе с тем следует учитывать, что действующее законодательство не предусматривает
возможности понуждения к заключению договора купли-продажи приватизированного
имущества лица, признанного покупателем государственного или муниципального
имущества<200>.
Все гражданско-правовые договоры могут быть разделены на две неравноценные
категории: возмездные и безвозмездные договоры. Преобладающий характер, конечно
же, носят возмездные договоры.
Характерной чертой возмездного договора является то, что сторона, исполняющая
свои обязанности, должна получить за это от другой стороны плату или иное
встречное предоставление, то есть суть обязательства, возникающего из возмездного
договора, заключается в том, что каждая из сторон по договору имеет право
требования к другой стороне, но одновременно несет перед ней и определенные
обязанности. При этом каждая из сторон считается должником другой стороны
в том, что она обязана сделать в ее пользу, и в то же время ее кредитором
в том, что имеет право от нее требовать.
В обязательстве, возникающем из безвозмездного договора, одна из сторон,
на которой лежит обязанность предоставить что-либо другой стороне, является
исключительно должником, а другая сторона - кредитором. К числу безвозмездных
договоров относятся, например, договор дарения, договор безвозмездного пользования
имуществом и некоторые другие.
Кодекс исходит из презумпции возмездности гражданско-правового договора,
которая нашла отражение в п. 3 ст. 423, где сформулировано правило, согласно
которому договор предполагается возмездным, то есть если иное не вытекает
из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора, считается,
что сторона, передавшая другой стороне товары, выполнившая работу, оказавшая
услуги, вправе потребовать от этой стороны соответствующую плату.
Данная презумпция будет иметь большое практическое значение, поскольку
подавляющая часть гражданско-правовых договоров являются возмездными (договоры
купли-продажи, аренды, подряда, перевозки, хранения и многие другие). Теперь
даже в тех случаях, когда стороны в договоре "забыли" включить условие, предусматривающее
обязанность стороны, получившей товары, работы, услуги, оплатить их, при возникновении
спора между ними суд должен исходить из того, что полученные товары, работы,
услуги должны быть оплачены. Что касается размера оплаты, то он должен определяться
исходя из цен, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные
товары, работы или услуги.
Существенным условием всякого возмездного договора является цена, поэтому
чрезвычайно важное значение будут иметь положения, регулирующие условие договора
о цене (см. ст. 424 ГК).
Общим правилом для возмездных договоров является оплата товаров, работ,
услуг по ценам (тарифам, расценкам, ставкам), установленным договором или
иным соглашением сторон. Стороны сами устанавливают цену или включают в договор
условия, позволяющие определить цену товаров, работ, услуг в момент их оплаты.
Вместе с тем в некоторых случаях, предусмотренных законом, применяются
цены (тарифы, расценки, ставки и т. п.), устанавливаемые или регулируемые
уполномоченными на то государственными органами.
Государственное регулирование цен сохраняется в отношении некоторых товаров,
работ и услуг (например, цены на электрическую и тепловую энергию, тарифы
за перевозки грузов транспортом общего пользования). В связи с этим необходимо
обратить внимание на два принципиальных положения: во-первых, сфера действия
государственного регулирования цен ограничивается лишь случаями, когда это
прямо предусмотрено законом; во-вторых, если в соответствии с законом допускается
государственное регулирование цены, то соответствующее условие договора не
может быть определено по соглашению сторон. В этом случае товары, работы,
услуги должны оплачиваться по ценам, устанавливаемым или регулируемым уполномоченными
на то государственными органами.
Под "устанавливаемыми" ценами разумеются цены и тарифы, установленные
соответствующими государственными органами в твердой сумме. Что касается "регулируемых
цен", то имеются в виду ситуации, когда уполномоченные государственные органы,
не устанавливая твердый размер цен и тарифов, определяют их предельный размер
или коэффициенты, применяемые к действующим ценам и тарифам, либо регулируют
их иным образом.
Кодекс (п. 2 ст. 424) исключает возможность одностороннего либо произвольного
изменения цены, установленной в договоре, и ориентирует стороны на четкое
определение в договоре случаев и порядка изменения согласованной цены в зависимости
от изменения себестоимости товаров, работ или услуг, определив порядок такого
изменения (по согласованию сторон, при условии уведомления другой стороны
и т. п.). Случаи, когда допускается изменение цены после заключения договора,
а также условия такого изменения могут быть определены законом или в установленном
им порядке.
Обязанность оплаты полученных товаров, работ, услуг сохраняется и при
отсутствии условия о цене в тексте договора. Предусмотрено правило, которое
во всех случаях позволяет определить размер подлежащей уплате суммы за переданные
товары, выполненную работу, оказанные услуги в тех случаях, когда из содержания
договора невозможно определить, по какой цене должен быть осуществлен расчет.
Данное правило основано на соответствующем положении, содержащемся в
Венской Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров<201>,
и соответствует международной практике. А суть этого правила состоит в том,
что в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может
быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть
оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за
аналогичные товары, работы или услуги.
Для полноты картины необходимо отметить, что в отдельных случаях могут
существовать иные способы влияния на цены, которые находятся вне сферы гражданско-правового
регулирования. Иллюстрацией к сказанному могут служить рекомендации Высшего
арбитражного суда Российской Федерации по отдельным вопросам, связанным с
применением антимонопольного законодательства.
В силу ст. 5 Закона о конкуренции установление монопольно высокой цены
является формой злоупотребления хозяйствующим субъектом своим доминирующим
положением. Поэтому, руководствуясь ст. 12 названного Закона, антимонопольный
орган вправе дать соответствующему хозяйствующему субъекту предписание об
изменении условия договора о цене. Такое предписание может служить основанием
для обращения покупателя в арбитражный суд с иском об изменении договора.
При разрешении указанных споров предписание антимонопольного органа оценивается
арбитражным судом наряду с другими доказательствами по делу. Основанием для
принятия решения об изменении условия договора о цене может служить подтвержденный
в ходе рассмотрения дела факт использования предприятием-монополистом при
заключении договора монопольно высокой цены. При необходимости арбитражный
суд вправе назначить экспертизу с привлечением специалистов органов ценообразования.
Согласно ст. 23 Закона о конкуренции в случае уклонения от исполнения
или несвоевременного исполнения предписания антимонопольного органа об изменении
договора на хозяйствующего субъекта может быть наложен штраф в размере до
1 млн. рублей.
В силу ст. 29 названного Закона при уклонении от уплаты штрафа в установленный
данной статьей срок ГКАП России вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением
о взыскании суммы штрафа с соответствующего хозяйствующего субъекта.
При рассмотрении таких исков арбитражным судом дается оценка обоснованности
предписания антимонопольного органа и в том случае, если хозяйствующий субъект
не обжаловал его на основании ст. 22 АПК РФ. Размеры штрафа определяются в
решении арбитражного суда с учетом характера допущенного нарушения и других
обстоятельств конкретного спора<202>.
В реальной предпринимательской деятельности часто возникают ситуации,
когда необходимо правильно определить срок и сферу действия заключенного договора.
Решению этой проблемы во многом помогут новые положения, содержащиеся в ГК
(ст. 425), где сформулированы определенные правила в отношении даты заключения
договора и обычно указываемой в договоре даты окончания срока его действия.
Применительно к дате заключения договора предусмотрено общее правило
о вступлении договора в силу с момента его заключения. Этот момент может определяться
по-разному в зависимости от избранного сторонами способа оформления договорных
отношений.
Если договор заключается путем подписания единого документа одновременно
двумя сторонами, то дата подписания договора совпадает с моментом его заключения.
В случае же, когда одна из сторон направляет другой стороне проект договора,
договор будет считаться заключенным с момента получения стороной, разработавшей
договор, подписанного другой стороной экземпляра договора. В таком же порядке
должен определяться момент заключения договора, оформляемого путем обмена
письмами, телеграммами и т. п., когда датой заключения договора будет служить
дата получения стороной, предложившей заключить договор, ответа другой стороны
о безоговорочном принятии этого предложения.
Сторонам, вступающим в договорные отношения, предоставлено право распространить
действие договора на их взаимоотношения, возникшие до заключения договора.
Такая ситуация, к примеру, нередко возникает в отношениях по поставкам сырья,
комплектующих изделий, когда партнеры, доверяя друг другу и рассчитывая на
долговременные связи, не прерывают поставку продукции по истечении срока действия
прежнего договора, а затем при заключении нового договора предусматривают,
что его условия применяются и к взаимоотношениям сторон, имевшим место в период
между окончанием срока действия прежнего договора и заключением нового договора.
Если же такое соглашение сторонами не достигнуто, будет действовать общее
правило о том, что договор становится обязательным для сторон лишь с момента
его заключения.
Что касается указанной сторонами даты окончания срока действия договора,
то самостоятельного правового значения это условие договора не имеет. Окончание
срока действия договора рассматривается как основание прекращения договорных
обязательств лишь при условии, что об этом прямо указано в законе или договоре.
В остальных случаях договор признается действующим до определенного в
нем момента окончания исполнения обязательств. Данное положение корреспондирует
норме, согласно которой обязательство прекращается надлежащим исполнением
(п. 1 ст. 408 ГК), а также положению о том, что в случае ненадлежащего исполнения
обязательства уплата неустойки и возмещение убытков не освобождают должника
от исполнения обязательства в натуре (п. 1 ст. 396 ГК).
Положение о том, что срок окончания договора не имеет самостоятельного
правового значения, подтверждается также нормой о том, что данное обстоятельство
(истечение срока действия договора) не освобождает от ответственности за нарушение
договорных обязательств (п. 4 ст. 425 ГК).

Публичный договор

В ГК выделяется особый тип гражданско-правового договора, так называемый
"публичный договор". В ст. 426 содержится следующее определение публичного
договора: "Публичным договором признается договор, заключенный коммерческой
организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению
работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности
должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля,
перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское,
гостиничное обслуживание и т. п.)".
Итак, какими же характерными чертами должен обладать конкретный гражданско-правовой
договор для того, чтобы он мог быть отнесен к разряду публичных?
Во-первых, в качестве одного из субъектов такого договора должна выступать
коммерческая организация: унитарное государственное или муниципальное предприятие,
хозяйственное общество или товарищество либо производственный кооператив.
Что касается контрагента такой организации, то в этой роли может оказаться
любое физическое или юридическое лицо, которое в данной договорной связи является,
как правило, потребителем товаров, работ, услуг, соответственно производимых
или осуществляемых коммерческой организацией.
Во-вторых, далеко не все коммерческие организации могут быть признаны
потенциальными субъектами публичного договора. Важное значение имеет характер
деятельности такой организации. В связи с этим необходимо отметить, что среди
многих различных видов предпринимательской деятельности выделяются такие,
которые должны осуществляться соответствующими коммерческими организациями
в отношении всех и каждого, кто к ним обращается. Хорошим ориентиром в определении
таких видов деятельности является примерный перечень, содержащийся в п. 1
ст. 426 ГК. Действительно, все эти совершенно разнородные виды деятельности,
опосредуемые различными гражданско-правовыми договорами, объединяет одна общая
черта, а именно: коммерческие организации должны вступать в договорные отношения
с любыми физическими и юридическими лицами, которые к ним обращаются.
И наконец, в-третьих, предметом договора, определяемого как публичный,
должны выступать обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию
услуг, по сути своей составляющие содержание именно той деятельности, которая
по своему характеру должна осуществляться коммерческой организацией в отношении
каждого, кто к ней обратится. К примеру, если энергоснабжающая организация
заключает договор энергоснабжения с абонентом, такой договор безусловно является
публичным. Однако если та же коммерческая организация выступает продавцом
в договоре купли-продажи своего имущества, такой договор, естественно, не
относится к категории публичных.
Основной вопрос в определении гражданско-правового договора как публичного
заключается в выяснении правовых последствий такой квалификации.
Из анализа текста ст. 426 ГК, а также иных норм материального и процессуального
законодательства можно сделать вывод о наличии четырех видов последствий для
коммерческой организации, являющейся субъектом публичного договора. К их числу
относятся следующие:
1) для такой коммерческой организации исключается действие принципа свободы
договора: она не вправе по своему усмотрению ни выбирать партнера, ни решать
вопрос о заключении договора. Отказ коммерческой организации от заключения
публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие
товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается.
В противном случае поведение коммерческой организации будет рассматриваться
как необоснованное уклонение от заключения договора со всем комплексом вытекающих
из этого факта негативных последствий;
2) коммерческая организация, являющаяся субъектом публичного договора,
не вправе оказывать предпочтение кому-либо из обратившихся к ней в отношении
заключения договора потребителей. Исключения из этого правила могут быть предусмотрены
лишь законами и иными правовыми актами (к примеру, сегодня такого рода исключения
имеются в законодательстве применительно к ветеранам войны, инвалидам и некоторым
другим категориям потребителей);
3) условия публичного договора (в том числе о цене на товары, работы,
услуги) должны устанавливаться одинаковыми для всех потребителей, кроме тех
случаев, когда законами и иными правовыми актами допускается предоставление
льгот для отдельных категорий потребителей;
4) в отличие от обычных гражданско-правовых договоров, споры по условиям
которых могут быть переданы сторонами на рассмотрение суда лишь при наличии
согласия обеих сторон, споры, связанные с заключением публичных договоров,
а также разногласия сторон по отдельным условиям таких договоров должны разрешаться
в судебном порядке независимо от того, имеется ли согласие на то обеих сторон.
В случае необоснованного уклонения коммерческой организации от заключения
публичного договора, такой договор может быть заключен в принудительном порядке
по решению суда. Более того, потребитель вправе потребовать и взыскания убытков,
вызванных уклонением от заключения договора.
И наконец, еще одна особенность публичного договора, которая относится
к специфике его правового регулирования, но также свидетельствует об ограничении
действия принципа свободы договора в отношении данного договора. Согласно
п. 4 ст. 426 ГК в случаях, предусмотренных законом, Правительству Российской
Федерации предоставлено право издавать правила, обязательные для сторон при
заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и
т. п.). Таким образом, законодатель априори исходит из того, что императивные
правовые нормы, определяющие условия публичного договора, могут быть установлены
не только федеральным законом, как это имеет место в большинстве случаев,
но и постановлениями правительства.
Данное положение в полной мере учитывает специфику отношений, опосредуемых
публичными договорами: как правило, это отношения определенных коммерческих
организаций с массовым потребителем. Именно необходимость обеспечения защиты
прав и законных интересов потребителей требует оперативного и гибкого регулирования
условий публичных договоров.
Один из способов формулирования сторонами условий договора, значительно
облегчающих его оформление, заключается в отсылке к условиям различных примерных
договоров (ст. 427 ГК). Для этого достаточно, чтобы примерные условия договоров
были разработаны применительно к конкретным видам договоров (например, договор
купли-продажи нежилых помещений, договор строительного подряда, договор поставки
металлопродукции и т. п.), а главное, чтобы эти примерные условия были опубликованы
в печати, то есть были бы общеизвестны и определимы.
В этом плане, как показывает опыт других стран, особого внимания заслуживают
примерные условия договоров, разрабатываемых различными ассоциациями (союзами)
товаропроизводителей либо потребителей. В таких примерных условиях отражается
специфика соответствующих товаров, работ и услуг, предусматриваются конкретные
правовые средства, направленные на реализацию интересов производителей и потребителей,
обеспечение защиты их прав.
К сожалению, в России практика разработки таких профессиональных текстов
примерных договоров не получила широкого распространения.
Вместе с тем в прежние годы (до конца 80-х годов) существовали многочисленные
примерные и типовые условия договоров на поставку отдельных видов продукции
и товаров, капитальное строительство, перевозку грузов, которые являлись,
как правило, приложениями к особым условиям поставки продукции и товаров,
правилам о договорах подряда на капитальное строительство и перевозки конкретных
видов грузов. До настоящего времени в договорах, заключаемых коммерческими
организациями, нередко можно встретить ссылки на такие примерные и типовые
условия договоров, в том числе и на утратившие силу.
В определенном смысле вторую жизнь многим подобным условиям договоров,
которые не могут рассматриваться сегодня в качестве примерных в контексте
п. 1 ст. 427 ГК, может дать норма п. 2 названной статьи, согласно которой
в случаях, когда в договоре не содержится отсылка к примерным условиям, такие
примерные условия могут применяться к отношениям сторон в качестве обычаев
делового оборота. Но для этого они должны отвечать определенным требованиям:
представлять собой правила, которые являются сложившимися и широко применяемыми
в какой-либо области предпринимательской деятельности, и по сути своей не
противоречить действующему законодательству.

Договор присоединения

Так же как и публичный договор, отдельным типом гражданско-правового
договора является договор присоединения. Это понятие объединяет в единый тип
те договоры, которые были заключены путем присоединения одной из сторон к
условиям договора, определенным другой стороной в формулярах или иных стандартных
формах.
Таким образом, критерием выделения из всех гражданско-правовых договоров
договора присоединения является не существо возникших из него обязательств,
как это имеет место при дифференциации договорных обязательств на отдельные
виды договоров, и не характер деятельности одной из сторон (публичный договор),
а способ заключения договора. Следовательно, характерные черты такого договора
определяются в преобладающей степени юридико-техническими факторами и могут
быть обнаружены в области техники договорной работы.
Две характерные особенности присущи всякому договору, который может быть
квалифицирован как договор присоединения:
- во-первых, условия договора присоединения должны быть определены одной
из сторон в формулярах или иных стандартных формах. Следует иметь в виду,
что к числу таких стандартных форм и формуляров не могут быть отнесены растиражированные
образцы текстов договоров, которые используются многими организациями. В этих
случаях вторая сторона вправе заявить о разногласиях по отдельным пунктам
или по всему тексту договора в целом и в конечном итоге условия договора будут
определяться в обычном порядке, то есть по соглашению сторон;
во-вторых, условия договора, определенные в соответствующем формуляре
или содержащиеся в стандартной форме, могут быть приняты другой стороной не
иначе как путем присоединения к этим условиям. Это требование исключает возможность
для сторон в договоре присоединения формулировать условия, отличные от выраженных
в стандартной форме или формуляре, по их соглашению, а для присоединившейся
стороны - также и саму возможность заявлять при заключении договора о разногласиях
по его отдельным условиям.
Таким образом, дело стороны, присоединяющейся к предложенному договору,
- присоединиться к договору в целом (или не присоединяться к нему). Это ограничивает
ее права, но значительно облегчает процесс заключения договора и оформления
договорных отношений.
Случаи и порядок разработки формуляров и стандартных форм договоров в
ГК не установлены, не предусмотрены также какие-либо требования к организациям,
разрабатывающим договоры присоединения.
Вместе с тем определение договора присоединения, данное в ГК (п. 1 ст.
428), не допускает расширительного толкования. Случаи, когда условия договора
не могут быть приняты присоединяющейся стороной "не иначе как путем присоединения
к предложенному договору в целом", предполагают либо жесткое законодательное
регулирование соответствующих договоров, когда условия, содержащиеся в формулярах
или стандартных формах, непосредственно вытекают из императивных норм (например,
железнодорожная или товарно-транспортная накладная, коносамент), либо рассчитаны
на отношения с массовым потребителем (гостиничное обслуживание, услуги связи
и т. п.). В сфере предпринимательства договоры присоединения могут получить
широкое распространение в отношениях с участием банков, энергоснабжающих организаций
и др.
Юридические последствия определения договора как договора присоединения
заключаются в наделении присоединившейся стороны правом требовать расторжения
или изменения договора по особым основаниям, которые не признаются таковыми
в отношении иных гражданско-правовых договоров (ст. 450 ГК).
Особые основания расторжения или изменения договора присоединения по
требованию присоединившейся стороны заключаются в том, что присоединившаяся
сторона вправе потребовать изменения или расторжения договора, если он лишает
эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, или ограничивает
ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие
явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя
из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности
участвовать в определении условий договора. Это обеспечивает дополнительную
защиту прав присоединившейся стороны, которая была лишена возможности участвовать
в определении условий договора.
Обстоятельства, которые служат основанием для расторжения или изменения
договора присоединения, не связаны с незаконностью договора или его отдельных
условий - они скорее являются следствием формулирования этих условий в одностороннем
порядке, в силу чего увеличивается вероятность включения в договор присоединения
условий, устанавливающих односторонние преимущества и льготы в отношении стороны,
разрабатывающей условия договора, и, напротив, чрезмерно обременительных условий
для присоединившейся стороны.
Коммерческие организации и иные лица, присоединяющиеся к условиям договора
в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, не наделены в полной
мере объемами правомочий присоединившейся стороны на расторжение или изменение
договора. В отличие от рядовых потребителей соответствующие требования лиц,
профессионально занимающихся предпринимательской деятельностью, могут быть
судом отклонены, если будет доказано, что они знали или должны были знать,
на каких условиях заключается договор присоединения.
Заслуживают внимания содержащиеся в Кодексе нормы о предварительном договоре.
Предварительный договор (ст. 429) не является новым институтом гражданского
права. Соответствующие нормы о предварительном договоре были предусмотрены
Основами (ст. 60). В отличие от Основ нормы, содержащиеся в ГК, более детально
и подробно регулируют форму и содержание предварительного договора, определяют
последствия для сторон в случае нарушения его условий.
Форма предварительного договора должна соответствовать требованиям, предъявляемым
к основному договору. Если же такие требования законами или иными правовыми
актами не установлены, предварительный договор подлежит заключению в простой
письменной форме. Несоблюдение формы предварительного договора влечет его
недействительность, причем такой предварительный договор рассматривается как
ничтожная сделка. Это означает, что при несоблюдении правил о форме договора
каждая из сторон, а также любое заинтересованное лицо вправе предъявить требование
о последствиях ничтожной сделки. Такие последствия могут быть применены судом
и по его инициативе (п. 2 ст. 166 ГК).
Таким образом, требования, предъявляемые к форме предварительного договора,
и последствия их несоблюдения являются более жесткими, чем общие требования
к форме сделок (п. 1 ст. 162 ГК).
Содержание предварительного договора представляет собой обязательства
сторон по заключению в будущем соответствующего договора о передаче имущества,
выполнении работ или оказании услуг (основного договора). Основной договор
должен быть заключен на условиях, предусмотренных предварительным договором.
Существенные условия предварительного договора могут быть разделены на
два вида: условия, имеющие отношение непосредственно к предварительному договору
(срок заключения основного договора), а также условия, позволяющие установить
предмет и иные существенные условия основного договора.
Срок заключения сторонами основного договора должен быть указан в предварительном
договоре. Однако если такой срок сторонами не определен, будет действовать
презумпция, согласно которой основной договор подлежит заключению в течение
одного года с момента заключения предварительного договора (п. 4 ст. 429 ГК).
Во всех случаях срок заключения основного договора остается существенным
условием предварительного договора: либо этот срок устанавливается сторонами,
либо он признается равным одному году с момента заключения предварительного
договора.
Юридические последствия истечения срока, предусмотренного предварительным
договором для заключения основного договора (а при его отсутствии - срока
в один год), состоят в том, что, если основной договор в течение этого срока
не будет заключен или хотя бы одна из сторон не направит другой стороне оферту,
обязательства, возникшие из предварительного договора, считаются прекращенными.
Необоснованное уклонение одной из сторон, заключившей предварительный
договор, от заключения основного договора может повлечь для нее по требованию
другой стороны решение суда о понуждении заключить договор. Сторона, необоснованно
уклоняющаяся от заключения договора, должна также возместить другой стороне

<< Пред. стр.

стр. 40
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>