<< Пред. стр.

стр. 44
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ

норм, предусматривающих положения о месте нахождения юридических лиц, правильным
было бы исходить из того, что местом их нахождения является место расположения
органов юридического лица (ст. 53).
Юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда лишь в случаях,
предусмотренных ГК (п. 2 ст. 61). Поэтому положения об основаниях ликвидации
юридического лица, содержащиеся в иных законах, не подлежат применению при
разрешении соответствующих споров.
Если решением суда о ликвидации юридического лица на его учредителей
(участников) либо уполномоченный его учредительными документами орган возложены
обязанности по осуществлению ликвидации (п. 3 ст. 61), однако в установленный
срок ликвидация юридического лица не произведена, суд назначает ликвидатора
и поручает ему осуществить ликвидацию юридического лица.
При ликвидации юридических лиц, в том числе в порядке, предусмотренном
законодательством о несостоятельности (банкротстве), требования кредиторов
удовлетворяются в очередности, определенной п. 1 ст. 64 ГК (п. 3 ст. 65).
При рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц следует
исходить из того, что имущество должника, признанного судом несостоятельным
(банкротом), которое являлось предметом залога, подлежит включению в общую
конкурсную массу имущества, а требования кредитора-залогодержателя удовлетворяются
за счет всего имущества должника, в том числе не являющегося предметом залога.
Имущество государственного или муниципального предприятия принадлежит
ему на праве хозяйственного ведения (ст. 294). Как субъект права хозяйственного
ведения, государственное и муниципальное предприятие владеет, пользуется и
самостоятельно распоряжается закрепленным за ним имуществом. Исключение составляет
недвижимое имущество, распоряжаться которым предприятие вправе лишь с согласия
собственника (п. 2 ст. 295).
Кодекс исключает возможность передачи собственником имущества в хозяйственное
ведение государственного или муниципального предприятия и определение его
правомочий по владению, пользованию и распоряжению закрепленным имуществом
на основе договора о передаче имущества в хозяйственное ведение. Такие договоры,
заключенные между соответствующими комитетами по управлению имуществом и государственными
(муниципальными) предприятиями после введения Кодекса в действие, являются
ничтожными сделками. Аналогичные договоры, оформленные до 1 января 1995 года,
должны оцениваться судами наряду с другими доказательствами, свидетельствующими
о закреплении соответствующего имущества за предприятием на праве хозяйственного
ведения, однако правомочия предприятия и собственника в отношении имущества
и их взаимоотношения должны определяться не на основе договора, а в соответствии
с законодательством.
Исчерпывающий перечень прав собственника имущества, находящегося в хозяйственном
ведении государственного (муниципального) предприятия, определяется в соответствии
с п. 1 ст. 295 ГК.
Судебная практика должна учитывать, что собственник (управомоченный им
орган) не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться
имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального)
предприятия. Акты государственных органов и органов местного самоуправления
по распоряжению имуществом, принадлежащим государственным (муниципальным)
предприятиям на праве хозяйственного ведения, по требованиям этих предприятий
должны признаваться недействительными.
Собственник имущества, закрепленного за учреждением или казенным предприятием
на праве оперативного управления, вправе изъять излишнее, неиспользуемое либо
используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению
(п. 2 ст. 296).
При рассмотрении дел по заявлениям учреждений или казенных предприятий
о признании недействительными актов управомоченных собственником органов об
изъятии или распоряжении имуществом, принадлежащим учреждениям или казенным
предприятиям на праве оперативного управления, следует исходить из того, что
бремя доказывания наличия обстоятельств, являющихся в соответствии с Кодексом
основаниями для изъятия имущества, возложено на соответствующий управомоченный
собственником орган.
Существенными условиями договора о залоге являются предмет залога и его
оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого
залогом, а также условие о том, у какой из сторон (залогодателя или залогодержателя)
находится заложенное имущество (п. 1 ст. 339). Если сторонами не достигнуто
соглашение хотя бы по одному из названных условий либо соответствующее условие
в договоре отсутствует, договор о залоге должен признаваться незаключенным.
Обращение взыскания на заложенное недвижимое имущество по требованию
залогодержателя производится по решению суда и не может быть осуществлено
на основании исполнительной надписи нотариуса (п. 1 ст. 349).
Удовлетворение требования залогодержателя за счет заложенного недвижимого
имущества без обращения в суд допускается только на основании нотариально
удостоверенного соглашения залогодержателя с залогодателем, заключенного после
возникновения оснований для обращения взыскания на предмет залога. Условие
о праве залогодержателя обратить взыскание на заложенное имущество без предъявления
иска в суд, содержащееся непосредственно в договоре о залоге, должно признаваться
недействительным.
На предмет залога (движимое имущество), переданный залогодержателю, взыскание
может быть обращено в порядке, установленном договором о залоге, если законом
не предусмотрен иной порядок (п. 3 ст. 349).
В связи с этим суды при разрешении споров, видимо, должны исходить из
того, что существенным условием договора о залоге, которым предусмотрена передача
имущества залогодержателю (заклад), наряду с существенными условиями всякого
договора о залоге является также условие о порядке обращения залогодержателем
взыскания на предмет залога.
При рассмотрении дел, связанных с возмещением убытков, причиненных неисполнением
или ненадлежащим исполнением обязательств суды должны учитывать, что в отличие
от ранее действовавшего законодательства в состав реального ущерба включаются
наряду с понесенными кредитором расходами и утратой или повреждением его имущества
также расходы, которые кредитор должен будет произвести для восстановления
нарушенного права (п. 2 ст. 15). Указанные расходы могут быть подтверждены
обоснованным расчетом предполагаемых затрат кредитора на восстановление нарушенного
права.
В состав упущенной выгоды кредитором могут быть включены доходы, полученные
должником вследствие допущенного им нарушения.
Размер убытков должен определяться судом в соответствии с правилами,
предусмотренными законом, иным правовым актом или договором, а при отсутствии
таких правил - исходя из цен, существовавших в том месте, где обязательство
должно было быть исполнено, в день предъявления иска или в день вынесения
решения суда (п. 3 ст. 393).
В соответствии с п. 1 ст. 395 за пользование чужими денежными средствами
вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки
в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого
лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.
В указанных случаях проценты подлежат уплате независимо от того, получены
ли чужие денежные средства в соответствии с договором либо при отсутствии
договорных отношений.
Как пользование чужими денежными средствами следует квалифицировать также
удержание должником денежных сумм, подлежащих уплате за переданные ему товары,
выполненные работы, оказанные услуги.
Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора-гражданина
(месте нахождения юридического лица) учетной ставкой банковского процента
на день исполнения денежного обязательства. В настоящее время в отношениях
между организациями и гражданами Российской Федерации подлежат уплате проценты
в размере единой учетной ставки Центрального банка Российской Федерации по
кредитным ресурсам, предоставляемым коммерческим банкам. В указанном размере
подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами и
на сумму неосновательного денежного обогащения (п. 3 ст. 133 Основ гражданского
законодательства).
Проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими средствами
по день уплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами
или договором не определен более короткий срок. В связи с этим в решении суда
о взыскании с должника денежных средств, на которые начислены проценты за
пользование чужими средствами, не должна указываться сумма подлежащих уплате
процентов в твердом размере, определенная путем капитализации соответствующих
платежей.
В таком решении должны содержаться сведения о денежной сумме, на которую
начислены проценты; дата, начиная с которой производится начисление процентов;
размер процентов за соответствующие периоды (в зависимости от изменения учетной
ставки банковского процента); указание на то, что проценты подлежат начислению
по день фактической уплаты кредитором денежных средств.
Суд может также удовлетворить требование кредитора исходя не из учетной
ставки банковского процента, применявшейся в соответствующие периоды, а из
учетной ставки на день предъявления иска или на день вынесения решения.
При разрешении споров, связанных с применением субсидиарной ответственности,
необходимо учитывать, что требование к лицу, несущему субсидиарную ответственность,
может быть предъявлено кредитором лишь после предъявления соответствующего
требования основному должнику (п. 1 ст. 399).
Для признания соблюденным порядка предварительного обращения кредитора
к основному должнику достаточно предъявления последнему претензии либо иного
письменного требования и наличия отказа должника в его удовлетворении либо
неполучения кредитором ответа на его требование в разумный срок.
Так могли бы выглядеть некоторые разъяснения по применению отдельных
положений нового ГК в судебной практике. Однако эти рекомендации носят лишь
предположительный характер. Однозначные ответы на возникающие вопросы могут
быть даны лишь путем официального судебного толкования, которое, в свою очередь,
будет базироваться на основе анализа реальной судебной практики.

<< Пред. стр.

стр. 44
(общее количество: 44)

ОГЛАВЛЕНИЕ