<< Пред. стр.

стр. 16
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

вопросы применительно к государственному контракту на поставку товаров для
федеральных государственных нужд. Однако поскольку для государственного контракта
на выполнение подрядных работ установлена обязательная конкурсная система
распределения заказов<42>, речь может идти только о нормах статей, которые
относятся к конкурсу.
Так, в силу п. 4 ст. 527 ГК заключение договора с победителем конкурса
является для государственного заказчика (несомненно, что и для заказчика)
обязательным. Пунктом 4 ст. 528 для заключения государственного контракта
с победителем конкурса введен 20-дневный срок со дня проведения конкурса.
Кроме того, согласно п. 5 если сторона, для которой заключение контракта является
обязательным, уклоняется от этого, контрагент вправе обратиться в суд с требованием
о понуждении ее заключить государственный контракт.
Пункт 1 ст. 766 устанавливает круг обязательных условий государственного
контракта, а п. 2 предусматривает, что при организации конкурса (имеются в
виду торги) условия государственного контракта должны определяться в соответствии
с объявленными условиями конкурса и представленным на него предложением подрядчика
- победителя конкурса. Сопоставляя эти статьи, можно сделать вывод, что обязательные
условия государственного контракта, включенные в п. 1 ст. 766 (объем и стоимость
подлежащих выполнению работ, сроки ее начала и окончания, размер и порядок
финансирования и оплаты работ, способы обеспечения исполнения обязательств
сторон), должны найти отражение в условиях конкурса.
Важнейшей гарантией для подрядчика служит норма, закрепленная в ст. 767
Кодекса. Подразумевается правило, в силу которого во всех случаях, когда государственными
органами в установленном порядке уменьшаются средства соответствующего бюджета,
сторонам предоставляется возможность согласовать новые сроки. За подрядчиком
признается право требовать возмещения убытков, причиненных изменением сроков
выполнения работ. В той же статье содержится и другая гарантия: во всех иных
случаях, кроме уменьшения бюджетных средств, государственный контракт может
быть изменен только по соглашению сторон.
Специальный режим определен Законом от 27 декабря 1995 года "О государственном
оборонном заказе"<43>. В частности, установлена обязательная структура договорных
связей, предполагающая заключение государственного контракта между государственным
заказчиком и головным исполнителем, а также контракта между головным исполнителем
и исполнителем. При этом допускается осуществление расчетов между головным
заказчиком и исполнителем. Предусмотрено, что в случае прекращения работ по
выполнению головного заказа головной исполнитель и исполнитель не вправе ликвидировать
или перепрофилировать производственные мощности без согласия Правительства
РФ, которое, в свою очередь, обязуется возместить исполнителям причиненные
убытки. Предусмотрены значительные экономические льготы, стимулирующие выполнение
государственного заказа, а также различные виды ответственности за нарушение
государственного контракта (контракта).
Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления
в Российской Федерации"<44>, который распространяется на городское и сельское
поселение, несколько поселений, объединенных общей территорией, часть поселения,
иную населенную территорию, предусмотренную Законом, включает ст. 33, посвященную
"муниципальному заказу". Она предоставляет органам местного самоуправления
право выступать заказчиком на выполнение определенных работ. К их числу относятся
работы по благоустройству территории муниципального образования, коммунальному
обслуживанию населения, строительству и ремонту объектов социальной инфраструктуры,
производству продукции, оказанию услуг, которые необходимы для удовлетворения
бытовых и социально-культурных потребностей населения соответствующей территории,
а также любые другие работы с использованием предусмотренных для этого собственных
материалов и финансовых средств. По отношению к заключенным в этой связи договорам
с подрядчиком специальные нормы, содержащиеся в 5 комментируемой главы ("Подрядные
работы для государственных нужд"), непосредственно не действуют. В силу ст.
763 ГК положения упомянутого параграфа распространяются только на Российскую
Федерацию и субъектов Федерации. По этой причине статьи указанного параграфа
и изданное в их развитие законодательство могут непосредственно применяться
только при условии, если на этот счет будет прямое указание в законе о подрядах
для государственных нужд. В настоящее время для этого необходимо включение
соответствующих отсылочных норм в заключенный муниципальным образованием договор
либо воспроизведение в нем отдельных норм 5 главы 37 и основанного на них
специального законодательства. В противном случае на эти договоры будут распространяться
только нормы 1 комментируемой главы ("Общие положения о подряде"), а также
4 ("Подряд на выполнение проектных и изыскательских работ").

Глава 38. Выполнение научно-исследовательских,
опытно-конструкторских и технологических
работ (ст. 769-778)

В главе 38 ГК выделены два вида договоров, составляющих в совокупности
единый договорный тип. Это, во-первых, договоры на выполнение научно-исследовательских
работ и, во-вторых, договоры на выполнение опытно-конструкторских и технологических
работ.
В Кодексах 1922 и 1964 годов ни тот, ни другой договор особо не упоминались.
В Основах 1991 года в главе о подряде впервые появилась статья, посвященная
договорам о выполнении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ<45>.
Различие между указанными договорами состоит в их предмете, то есть в
характере действий (работ), которые должен осуществить исполнитель. Пункт
1 ст. 769 ГК предусматривает, что для первого договора предметом служат обусловленные
техническим заданием заказчика научные исследования, а для второго - разработка
образца нового изделия, конструкторской документации на него или новой технологии.
Оба договора устанавливают аналогичную обязанность заказчика: в том и в другом
случае она состоит в принятии работ и их оплате. При этом и тот и другой договор
могут заключаться по поводу как всего цикла работ (имеются в виду исследования,
разработка и изготовление образцов), так и отдельных этапов либо элементов
(п. 2 ст. 769).
Потребность в создании особого, отличного от подряда режима для данных
договоров вызвана в основном двумя обстоятельствами.
Одно из них предполагает, что предмет договора составляет в указанных
случаях не результат работ, а работы как таковые. С этим связан основной элемент
правового режима данных договоров - отличное от подряда распределение риска.
Имеется в виду, что, если иное не установлено законом или договором, риск
случайной невозможности исполнения договоров на выполнение научно-исследовательских
работ, опытно-конструкторских и технологических работ несет заказчик (п. 3
ст. 769 ГК). Таким образом, действует принцип, прямо противоположный закрепленному
в п. 1 ст. 705 для подряда (риск случайной гибели или случайного повреждения
результата выполненной работы до ее приемки заказчиком возлагается на подрядчика).
Другое обстоятельство заключается в творческом характере работ, составляющих
предмет договора. Из этого вытекает необходимость для сторон принимать на
себя обязанности и осуществлять их исполнение с учетом действия законов и
иных правовых актов об интеллектуальной собственности (исключительных правах)<46>.
Различие между двумя видами договоров, регулируемых главой 38 ГК, определяется
неодинаковой степенью творчества, присущей работам, которые образуют предмет
одного и другого договора. Это различие потребовало в ряде случаев специального
регулирования. Так, в частности, договоры на выполнение научно-исследовательских
работ должны, если нет иного указания в самом договоре, исполняться стороной
лично (п. 1 ст. 770). По этой причине для привлечения третьего лица к исполнению
необходимо получить согласие заказчика. Такого согласия для договоров на выполнение
опытно-конструкторских и технологических работ не нужно, если только иное
не предусмотрено договором (п. 2 ст. 770).
Еще большее значение отмеченное различие имеет для выявления последствий
невозможности достижения результата работ. Так, в силу ст. 775 если это последствие
наступило из-за обстоятельств, не зависящих от исполнителя, то по договору
на выполнение научно-исследовательских работ заказчик обязан оплатить стоимость
работ, которые были проведены до обнаружения подобной невозможности (но не
свыше соответствующей части работ, указанной в договоре). При аналогичной
ситуации применительно к договорам на выполнение опытно-конструкторских и
технологических работ на заказчике лежит обязанность оплатить исполнителю
лишь понесенные им затраты (ст.776). Таким образом, степень риска заказчика
во втором договоре существенно меньше по сравнению с первым.
Остальные нормы данной главы являются общими для всего договорного типа.
Если исполнители в том и другом договоре привлекли к исполнению третье
лицо (в договоре на выполнение научно-исследовательских работ - с согласия
заказчика), то оно занимает позицию субподрядчика, а исполнитель, заключивший
договор с заказчиком, - позицию генерального подрядчика. Содержащаяся в ст.
770 ГК отсылка к ст. 706 означает, что в указанном случае, во-первых, исполнитель
отвечает перед таким третьим лицом за действия заказчика, а перед заказчиком
за действия третьего лица; во-вторых, третье лицо не вправе предъявлять какие-либо
требования непосредственно заказчику, а заказчик - третьему лицу, кроме ситуаций,
когда законом будет предусмотрена непосредственная ответственность третьего
лица перед заказчиком и(или) заказчика перед третьим лицом; в-третьих, заказчик
вправе привлечь к участию в выполнении работ помимо исполнителя другое лицо,
заключив с ним "прямой договор", но только с согласия исполнителя.
Кодекс (ст. 772) допускает возможность устанавливать в договоре пределы
и условия использования результатов работ, не делая различий между способными
и неспособными к правовой охране результатами. Если же стороны не включат
в договор никаких указаний на этот счет, вступит в силу презумпция, содержащаяся
в п. 2 ст. 772 ГК. Ее смысл состоит в том, что и исполнитель, и заказчик в
равной мере вправе использовать результат работ для себя (для собственных
нужд).
При применении статей данной главы, относящихся к использованию результата
работ, необходимо иметь в виду также нормы ст. 138 и 139 ГК. Первая закрепляет
исключительные права гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной
деятельности и соответственно допускает предоставление третьему лицу права
пользоваться такими результатами лишь с согласия правообладателя. Вторая,
посвященная не только служебной, но и коммерческой тайне, указывает на возможность
защиты соответствующей информации способом, установленным Кодексом и другими
законами (наиболее распространенный из этих способов состоит в обязанности
возместить причиненные убытки).
Особенность договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских
и технологических работ нашла отражение и в том, как решается вопрос об ответственности
сторон за нарушение договорных обязательств. Так, п. 1 ст. 777 возлагает на
исполнителя ответственность перед заказчиком за нарушение договора при условии,
если он не докажет, что такое нарушение произошло не по вине исполнителя.
В упомянутой норме содержится отсылка к п. 1 ст. 401 ГК. Смысл такой отсылки
состоит в том, что лицо признается невиновным, если при той степени заботливости
и осмотрительности, которая от него требовалась по характеру обязательства
и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.
Ссылка на один лишь п. 1 ст. 401 дает вместе с тем основание сделать вывод
о желании законодателя не распространять на данные отношения действие п. 3
ст. 401 ГК. Следовательно, применительно к рассматриваемым договорам исключается
повышенная ответственность даже в случаях, когда такие договоры связаны с
предпринимательской деятельностью (смысл повышенной ответственности состоит
в том, что она наступает во всех ситуациях, если должник не докажет, что надлежащее
исполнение стало невозможным вследствие чрезвычайных и непредотвратимых при
данных условиях обстоятельств - непреодолимой силы).
Пункт 2 ст. 777 ГК предусматривает ограничение и по объему ответственности.
Речь идет о том, что, как правило, возмещению подлежат убытки лишь в виде
реального ущерба, в то время как упущенная выгода возмещается, только если
это установлено договором. Правда, в том же пункте есть указание относительно
порядка применения условия договора, содержащего обязанность возмещения убытков,
причиненных заказчику, в пределах стоимости работ, в которых выявлены недостатки.
Это указание направлено против возможного сужения ответственности. Оно подчеркивает,
что пределом ответственности в таком случае будет служить общая стоимость
всех работ по договору, а не только той их части, в которой обнаружены недостатки.
Едиными для обоих видов договоров являются также нормы, которые устанавливают
обязанности исполнителя (ст. 773). Большая часть из них непосредственно относится
к обеспечению надлежащего качества выполненных работ. Так, на исполнителя
возлагается обязанность своими силами и за свой счет устранить допущенные
по его вине недостатки в выполненных работах, которые могут повлечь отступление
от технико-экономических параметров, предусмотренных в техническом задании
или в договоре.
Исполнитель, который уклонился от обязанности устранить возникшие по
его вине недостатки, несет ответственность в объеме, предусмотренном п. 2
ст. 777 Кодекса.
Норма ст. 773 не исключает того, что по соглашению сторон исполнитель
примет на себя обязанность своими силами устранить и все другие недостатки.
Однако тогда соглашение, о котором идет речь, должно определить, за чей счет
будут произведены конкретные работы.
Ряд обязанностей исполнителя связан с обеспечением соблюдения прав на
результаты интеллектуального творчества, принадлежащих другим лицам. В частности,
исполнитель должен согласовывать с заказчиком необходимость использования
охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, принадлежащих третьим
лицам, а также приобретение прав на их использование. Соответствующая норма
позволяет сделать вывод, что, если в ходе выполнения работ будут нарушены
права третьего лица, охраняемые законом, отрицательные последствия заявленных
таким лицом требований должны падать на виновную сторону в договоре (заказчика
или исполнителя).
Каждая из сторон в указанных договорах обязана обеспечить конфиденциальность
сведений, которые касаются предмета договора, хода его исполнения и результатов
(ст. 771). Объем данных сведений должен быть определен в содержащемся в договоре
перечне. Выразив согласие на включение таких сведений в упомянутый перечень,
сторона тем самым принимает на себя обязанность осуществлять их публикацию
лишь с согласия контрагента. Поскольку ст. 771 ГК не устанавливает специальных
последствий нарушения данного обязательства, а п. 2 ст. 777 ограничивает размер
ответственности лишь применительно к обнаружению недостатков в результатах
работ, следует признать, что содержащееся в ст. 777 ограничение объема ответственности
не распространяется на случаи противоправных действий, указанные в ст. 771
ГК.
В соответствии со ст. 773 исполнитель обязан гарантировать заказчику
передачу полученных по договору результатов, не нарушающих исключительных
прав других лиц. Следовательно, если заказчику придется нести ответственность
за нарушение таких прав, он сможет в порядке регресса взыскать выплаченную
сумму с исполнителя (кроме ситуаций, когда виновным в нарушении будет признан
сам заказчик). Обязанности заказчика в рассматриваемом договоре совпадают
с теми, которые возлагаются на одноименную сторону в подрядном договоре, -
принять результат работ и оплатить его, однако эти общие обязанности дополняются
двумя специальными: передавать исполнителю необходимую информацию, а если
это предусмотрено договором, то и техническое задание. Возможно возложение
на заказчика исполнения и такой обязанности: согласовать с контрагентом программу
(технико-экономические параметры) или тематику работ (ст. 774).
В заключение отметим, что, хотя рассматриваемый договор и является самостоятельным,
в правовом регулировании договора отразилось его происхождение. По этой причине
глава 38 ГК включает довольно много отсылок к отдельным нормам главы 37 о
подряде: к ст. 706, 708, 709, 738, 763-768. Этот перечень не является исчерпывающим.
В частности, Порядок закупки и поставки продукции для федеральных государственных
нужд (п. 20), утвержденный постановлением Правительства РФ от 26 июня 1995
года, среди направлений, по которым строится Федеральная инвестиционная программа,
служащая основой для заключения контрактов на выполнение подрядных работ для
государственных нужд, называет помимо прочего "развитие фундаментальных и
прикладных научных исследований". Следовательно, если возникнет вопрос о заключении
в указанных случаях государственного контракта, появляется необходимость в
субсидиарном применении статей 5 главы 37 ГК.


Глава 39. Возмездное оказание услуг (ст. 779-783)

Договор возмездного оказания услуг, как и подряд, имеет своим предметом
совершение действий по заданию заказчика. Однако существенное различие между
этими договорами состоит в том, что в подряде конечной целью служит получение
определенного результата и именно он подлежит принятию и оплате. В договоре
возмездного оказания услуг отсутствует материальный результат действия, а
значит, оплачивается услуга как таковая: соответственно стадии сдачи и приемки,
как правило, не выделяются. В этой связи в обязанности исполнителя входит
совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности,
а заказчика - их оплата.
Наиболее рельефно своеобразие названных договоров выражается в распределении
риска. В то время как конституирующим признаком подряда выступает возложение
риска случайного неисполнения на подрядчика, при возмездном оказании услуг
в вопросе, связанном с последствиями неисполнения или ненадлежащего исполнения
договора, действуют общие правила, закрепленные в ст. 401 ГК, посвященной
основаниям ответственности за нарушение обязательства. Имеется в виду, что
тот, кто не исполнил обязательство или исполнил его ненадлежащим образом,
отвечает в виде общего правила лишь при наличии вины. В самой ст. 401 раскрывается
понятие вины. Сделано это путем указания на признаки коррелята вины-невиновности:
сторона в обязательстве признается невиновной, когда при той степени заботливости
и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру обязательства и
условиям оборота, она приняла все меры для надлежащего его исполнения. Именно
принцип вины, включающий и презумпцию виновности лица, нарушившего обязательство
(тот, кто нарушил обязательство, признается виновным, если не докажет, что
он не виноват), действует применительно к договору услуг. Однако данный принцип
знает и исключение, которое также в полной мере распространяется на договор
возмездного оказания услуг (п. 3 ст. 401). Это исключение действует тогда,
когда услуги оказывает юридическое лицо или гражданин, являющиеся предпринимателем,
и при этом оказание такого рода услуг входит в сферу предпринимательской деятельности
исполнителя. Предприниматель, о котором идет речь, несет ответственность за
неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства даже и тогда, когда
вины его в этом нет. Он может быть освобожден от ответственности только при
условии, если докажет, что нарушение последовало из-за действия непреодолимой
силы. Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при
данных условиях обстоятельства. Примерами могут служить явления стихийного
характера (землетрясение, неожиданное по времени и по интенсивности наводнение,
военные действия, забастовка и т. п.).
Кодекс счел необходимым особо оговорить обстоятельства, которые к непреодолимой
силе не относятся, а значит, они не освобождают лицо от ответственности. Таких
случаев три: нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие
на рынке нужных для исполнения товаров (например, запасных частей, которые
необходимы были исполнителю, заключившему договор на ремонт автомобиля) и
отсутствие у должника необходимых денежных средств для приобретения нужных
материалов или оборудования.
При использовании правила о повышенной ответственности (ответственности
не только "за вину", но и "без вины") надо иметь в виду два момента. Во-первых,
для применения правила о повышенной ответственности необходимо, чтобы исполнителем
являлся предприниматель. В то же время в отношении заказчика не имеет значения,
выступает ли в этой роли учреждение либо гражданин, удовлетворяющий личные
бытовые потребности. Во-вторых, общее правило об ответственности за свою вину
и исключение из него в виде повышенной ответственности (вплоть до действия
непреодолимой силы) закреплены диспозитивной нормой. Как таковая она допускает
возможность установления в законе или договоре более сильной ответственности
(например, по отношению к предпринимателю ответственность и при непреодолимой
силе) либо более мягкой (например, то, что исполнитель-предприниматель будет
нести ответственность только при наличии вины).
В договоре может быть предусмотрено возложение риска ответственности
за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора на заказчика даже тогда,
когда установлено, что нарушение договора произошло по вине исполнителя. Однако
сам ГК определил, что нельзя освободить сторону от нарушения обязательства
при наличии в ее действиях умысла (знала, что ее действия могут повлечь нарушение
обязательства, и этого хотела). Если такое условие (о принятии на себя последствий
умышленного нарушения обязательства контрагентом) и будет включено в договор,
это условие следует признать недействительным.
В соответствии со ст. 401 Кодекса ст. 781 распределяет между сторонами
последствия невозможности исполнения с учетом вины той или иной из них. Первый
вариант (п. 2 ст. 781) подразумевает случай, когда невозможность исполнения
возникла по вине заказчика. Тогда на него возлагаются все последствия такой
невозможности. Они состоят в обязанности заказчика оплатить услуги в полном
объеме. При этом такая обязанность представляет собой не самый долг, а ответственность
за нарушение обязательства. По этой причине возможны ситуации, при которых
вступает в действие ст. 404 ГК. Речь идет о смешанной вине, то есть вине обеих
сторон. В подобных случаях суд может присудить указанную в договоре стоимость
работ подрядчику лишь частично.
Пункт 3 ст. 781 посвящен последствиям невозможности исполнения, которая
возникает "по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает".
Тем самым сфера действия соответствующей нормы расширена: она связывает определенные
последствия не только с виновными, но и с любыми иными действиями, за которые
сторона несет ответственность. Например, для исполнителя-предпринимателя подойдут
ситуации, когда он в создавшейся невозможности невиновен, но все же в силу
ст. 401 ГК должен нести ответственность.
Смысл решения вопроса в п. 3 ст. 781 ГК состоит в том, что при отсутствии
оснований для наступления ответственности той или другой стороны отрицательные
последствия возникшей невозможности исполнения распределяются определенным
образом между контрагентами. Это выражается в наделении исполнителя правом
требовать лишь возмещения фактически понесенных расходов.
И п. 2, и п. 3 ст. 781 представляют собой диспозитивные нормы. Это означает,
в частности, что у сторон есть право закрепить в договоре любое иное решение
вопроса о последствиях невозможности исполнения.
Статья 781 Кодекса оставляет открытым вопрос о последствиях третьего
случая невозможности исполнения: когда она возникла по вине самого исполнителя.
Тогда, если иное не предусмотрено в законе или договоре, он утрачивает полностью
право на выплату вознаграждения. А если ранее был выплачен аванс, то он, как
правило, должен быть возвращен.
Аналогичных норм о невозможности исполнения обязательств в договоре подряда
нет. Более того, приведенные решения не совпадают с нормами подряда, посвященными
распределению различных рисков между сторонами.
Существует и ряд других отличных от регулирующих подряд норм. Одна из
них связана с личным исполнением обязательства подрядчиком (исполнителем):
в договоре подряда презюмируется возможность привлечения подрядчиком к исполнению
третьего лица. А потому обязательность личного исполнения наступает только
при условии, если это записано в договоре: напротив, в силу ст. 780 ГК предполагается
(если иное не установлено договором), обязательное исполнение договора лично
исполнителем.
Для понимания сущности другой особенности, относящейся к одностороннему
отказу от исполнения, следует иметь в виду, что применительно к договору услуг
законодатель проявляет большую заботу об интересах заказчика. В частности,
п. 1 ст. 782 подобно ст. 717 ("Отказ заказчика от исполнения договора подряда")
предоставляет заказчику право отказаться от договора, однако если по договору
подряда ему придется в этой ситуации уплатить подрядчику часть установленной
цены пропорционально доле работы, выполненной до получения подрядчиком соответствующего
извещения, то по договору возмездного оказания услуг заказчику в указанном
случае будет достаточно оплатить исполнителю фактически понесенные им расходы.
Другая особенность состоит в предоставлении не только заказчику, но и исполнителю
права на отказ от договора. Правда, тогда речь идет о полном возмещении убытков
(п. 2 ст. 782). При этом надо обратить внимание на их характер: в отличие
от компенсационных убытков, призванных возместить причиненный нарушением договора
ущерб, при данных обстоятельствах подразумеваются убытки, аналогичные тем,
которые имеют своим основанием незаключение договора.
Смысл выделения договоров возмездного оказания услуг состоит, в частности,
в ограничении пределов действия норм о подряде. До принятия Гражданского кодекса
это можно было сделать только одним путем: создать самостоятельные типы договоров,
конкурирующие с подрядом. Так, появились договоры, перечисленные в п. 2 ст.
779 ГК: выполнения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ,
перевозки, транспортной экспедиции, банковского вклада, банковского счета,
расчетов, хранения, поручения, комиссии, доверительного управления имуществом.
Для каждого из этих договоров создан свой режим, отличный и от подряда и от
возмездного оказания услуг.
Вместе с тем открывается возможность использовать в конкретном случае
отличающиеся от подряда договоры, которые специально не выделены в Кодексе.
Примерный перечень соответствующих услуг указан в п. 2 ст. 779 ГК. Это услуги
связи, медицинские, ветеринарные, аудиторские, консультационные, информационные
услуги, услуги по обучению, туристическому обслуживанию и др. В ряде случаев
для отдельных видов договоров на возмездное оказание услуг создаются акты
обычно на уровне Правительства Российской Федерации.
Примером могут служить Правила предоставления гостиничных услуг в Российской
Федерации, утвержденные постановлением Правительства РФ от 15 июня 1994 года<47>,
Правила предоставления услуг местными телефонными сетями, утвержденные постановлением
Правительства РФ от 24 мая 1994 <48> года, Правила предоставления услуг по
вывозу твердых и жидких бытовых отходов, утвержденные постановлением Правительства
РФ от 26 сентября 1994 <49>, Правила предоставления платных медицинских услуг
населению медицинскими учреждениями, утвержденные постановлением Правительства
РФ от 13 января 1996 <50> года, Правила предоставления услуг по техническому
обслуживанию и ремонту автомототранспортных средств <51>, утвержденные постановлением
Правительства РФ от 6 июля 1994 года, и др. Акты о некоторых видах услуг приняты
на более высоком уровне. Так, в Законе РФ от 5 июля 1995 года "О почтовой
связи" содержатся нормы, предусматривающие порядок организации договорных
услуг почтовой связи, а также права пользователей услуг почтовой связи <52>
. С Законом непосредственно связано постановление Правительства РФ от 7 августа
1995 года "О перечнях услуг связи, на которые осуществляется государственное
регулирование цен (тарифов)" <53>.
В Правилах, посвященных отдельным видам услуг, обычно указаны порядок
заключения соответствующих договоров, права потребителя услуг (заказчика)
и исполнителя, обязанности сторон, а также их ответственность за нарушение
договора. Правила, в том числе и перечисленные выше, в качестве потребителей
называют либо граждан, либо граждан и юридических лиц, либо только юридических
лиц.
Рядом особенностей обладает правовое регулирование договоров с участием
потребителей-граждан. Прежде всего это выражается в том, что такие договоры
относятся к категории публичных, следовательно, на них в полном объеме распространяется
режим, установленный ст. 426 ("Публичный договор") (см. комментарий к параграфам
"Розничная купля-продажа" - глава 30 и "Бытовой подряд" - глава 37).
В рассматриваемой области действуют и правила, посвященные отдельным
видам работ. Так, Правила предоставления платных медицинских услуг населению
медицинскими учреждениями определяют порядок и условия предоставления указанных
услуг (дополнительных к гарантированному объему бесплатной медицинской помощи)
лечебно-профилактическими учреждениями, которые являются обязательными для
исполнения всеми медицинскими учреждениями. В Правилах подчеркивается необходимость
наличия у соответствующих организаций сертификата и лицензии на избранный
вид деятельности, а для государственных и муниципальных медицинских учреждений,
оказывающих платные медицинские услуги населению, нужно специальное разрешение
соответствующего органа управления здравоохранения. В Правилах подробно регулируются
обязанности соответствующих учреждений, а также потребителей (для последних

<< Пред. стр.

стр. 16
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>