<< Пред. стр.

стр. 18
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

грузоотправителю (грузополучателю) провозной платы, удержанной за перевозку
утраченного, недостающего, испорченного или поврежденного груза (багажа),
если плата не входит в стоимость груза (багажа).
В Кодексе имеется еще одна новелла, которая будет иметь принципиальное
значение в деле повышения ответственности перевозчика за необеспечение сохранности
перевозимого груза (багажа). Имеется в виду норма, согласно которой коммерческий
акт и другие документы о причинах несохранности груза или багажа, составленные
перевозчиком в одностороннем порядке, должны оцениваться судом наряду с другими
документами, удостоверяющими обстоятельства, которые могут служить основанием
для ответственности перевозчика, отправителя либо получателя груза или багажа
(п. 4 ст. 796).
Таким образом, коммерческий акт, который ранее "безраздельно господствовал"
над всеми иными доказательствами причин утраты, недостачи, повреждения (порчи)
грузов или багажа при перевозке и зачастую выступал в роли единственного и
бесспорного доказательства, утратил это значение. При рассмотрении споров
суд должен принимать во внимание все имеющиеся доказательства и оценивать
коммерческий акт в совокупности с ними.
Существенным образом изменен Кодексом претензионно-исковой порядок урегулирования
споров, возникающих из перевозок грузов или багажа (ст. 797).
Заслуживает быть отмеченным уже сам факт сохранения претензионного порядка
урегулирования споров. Данное обстоятельство нашло отражение в тексте Кодекса
в виде положения о том, что до предъявления к перевозчику иска, вытекающего
из перевозки груза, обязательно предъявление ему претензии в порядке, предусмотренном
соответствующим транспортным уставом и кодексом. Необходимость сохранения
претензионного порядка очевидна: транспортные организации имеют в качестве
клиентов тысячи организаций-грузовладельцев, поэтому при возникновении конфликтов
они должны иметь возможность разобраться в сложной документации, объявить
при необходимости розыск груза, запросить сведения иных транспортных организаций,
участвовавших в перевозке груза, и т. п.
Обращает на себя внимание, что претензия должна быть предъявлена в порядке,
установленном соответствующим транспортным уставом или кодексом.
Правом на предъявление претензии наделены: по поводу утраты груза грузополучатель
и грузоотправитель при условии представления квитанции в приеме груза к перевозке
(коносамента); в случаях недостачи, порчи или повреждения груза, просрочки
в его доставке - грузополучатель при условии предъявления транспортной накладной
(коносамента) и коммерческого акта; по поводу излишне уплаченных провозной
платы и иных платежей - грузоотправитель и грузополучатель при условии представления
накладной (коносамента); при утрате багажа - лицо, предъявившее багажную квитанцию;
в случаях недостачи, порчи или повреждения багажа предъявитель выданного перевозчиком
акта, удостоверяющего допущенное нарушение; по требованиям, вытекающим из
перевозки пассажира, - этот пассажир (ст. 169, 170 УЖД, ст. 219 УВВТ, ст.
296 КТМ).
Право на предъявление претензии, предоставленное соответствующим транспортным
уставом или кодексом, не может быть передано другому лицу, за исключением
случаев, когда такое право передается грузоотправителем грузополучателю, грузополучателем
грузоотправителю либо их вышестоящим организациям, а также транспортно-экспедиционным
организациям (на морском транспорте также страховщику). Передача права на
предъявление претензии должна быть удостоверена переуступочной надписью на
перевозочном документе (ст. 172 УЖД, ст. 161 УАТ, ст. 297 КТМ, ст. 221 УВВТ,
ст. 114 ВК).
К претензии должны быть приложены документы, свидетельствующие о наличии
у предъявителя права на обращение с претензией (ст. 169, 173 УЖД, ст. 219,
223 УВВТ, ст. 298 КТМ). Претензия должна иметь подпись управомоченного лица.
Таковы основные требования, относящиеся к порядку предъявления претензий
транспортным организациям.
В отличие от ранее действовавшего законодательства (ст. 384 ГК 1964 года)
Кодекс не установил каких-либо сроков на предъявление претензий и не предоставил
такую возможность транспортным уставам и кодексам. Поэтому все многочисленные
нормы, содержащиеся в транспортных уставах и кодексах, в которых определяются
такие сроки, утратили силу. Указанные сроки на предъявление претензий к транспортным
организациям носили преклюзивный характер, а принимая во внимание имевшееся
у транспортных организаций право возвратить предъявленную претензию грузоотправителю
(грузополучателю) без рассмотрения по формальным основаниям, зачастую служили
непреодолимым препятствием на пути предъявления каких-либо требований перевозчику.
Сегодня главное, чтобы претензия была предъявлена перевозчику в порядке, предусмотренном
соответствующим транспортным уставом или кодексом, и в пределах установленного
срока исковой давности.
Кстати, срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки
груза, увеличен Кодексом до одного года вместо двух месяцев, как было определено
ранее действовавшим законодательством.
В ГК имеется отдельная статья, предусматривающая ответственность перевозчика
за причинение вреда жизни или здоровью пассажира. В этих случаях ответственность
перевозчика будет определяться по правилам, предусмотренным главой 59 ГК ("Обязательства
вследствие причинения вреда"). Правда, это не исключает возможности установления
в отдельном законе или договоре перевозки повышенной ответственности перевозчика
за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира.

Глава 41. Транспортная экспедиция (ст. 801-806)

Договор транспортной экспедиции впервые регулируется Кодексом в качестве
самостоятельного гражданско-правового договора, которому посвящена отдельная
глава. Суть обязательства, возникающего из договора транспортной экспедиции,
состоит в том, что одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и
за счет другой стороны (клиента), в качестве которой выступает грузоотправитель
или грузополучатель, выполнить или организовать выполнение определенных договором
экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза (ст. 801 ГК).
Ранее транспортно-экспедиционное обслуживание рассматривалось законодательством
в качестве определенного набора дополнительных к перевозке груза операций
и услуг, выполняемых для грузоотправителя или грузополучателя транспортной
или иной специализированной организацией. Регулировались указанные правоотношения
в минимальной степени транспортными уставами и кодексами и издаваемыми в соответствии
с ними правилами перевозок грузов.
Одним из наиболее развитых было правовое регулирование транспортно-экспедиционного
обслуживания грузоотправителей и грузополучателей, осуществляемое организациями
автомобильного транспорта. Данное обстоятельство объясняется двумя причинами.
Во-первых, на автомобильном транспорте перевозка груза производится автотранспортной
организацией, как правило, без сопровождения его экспедитором грузоотправителя
(грузополучателя), а функции экспедитора возлагаются на водителя автотранспортной
организации - шофера-экспедитора (ст. 49-50 УАТ). Во-вторых, в свое время
после долгих дискуссий между транспортными министерствами и ведомствами на
Министерство автомобильного транспорта РСФСР было возложено выполнение функций
по транспортно-экспедиционному обслуживанию грузоотправителей и грузополучателей
при централизованном завозе (вывозе) грузов на станции железных дорог, в порты
(на пристани) и аэропорты. В связи с этим в УАТ был включен раздел VIII "Транспортно-экспедиционные
операции и услуги, оказываемые предприятиями и организациями автомобильного
транспорта общего пользования".
В соответствии с УАТ отношения, связанные с транспортно-экспедиционным
обслуживанием, регламентировались специальным нормативным актом: Правилами
транспортно-экспедиционного обслуживания предприятий, организаций и учреждений
в РСФСР, утвержденными Министерством автомобильного транспорта РСФСР 13 ноября
1980 года по согласованию с Госпланом РСФСР и Государственным арбитражем РСФСР.
Впоследствии указанные Правила стали самостоятельным разделом Общих правил
перевозок грузов автомобильным транспортом<62>.
УАТ и Правила определили нормы, регулирующие транспортно-экспедиционное
обслуживание, дифференцировано применительно к прямому автомобильному сообщению
и смешанному автомобильно-железнодорожному, автомобильно-водному и автомобильно-авиационному
сообщению.
При перевозках грузов в прямом автомобильном сообщении автотранспортные
организации выполняют для грузоотправителей и грузополучателей по годовым
договорам перевозки грузов обязательные и дополнительные транспортно-экспедиционные
услуги. К числу транспортно-экспедиционных услуг, выполняемых в обязательном
порядке, относятся: прием грузов к перевозке автомобильным транспортом по
надлежаще оформленным грузоотправителями товарно-транспортным документам;
сопровождение и охрана грузов при перевозке автомобильным транспортом; сдача
грузов грузополучателям с надлежащим оформлением им товарно-транспортных документов.
Указанные услуги выполняются шофером-экспедитором соответствующей автотранспортной
организации.
В годовых договорах перевозки грузов автомобильным транспортом по согласованию
сторон может быть предусмотрено также выполнение автотранспортной организацией
ряда дополнительных транспортно-экспедиционных операций и услуг, в частности:
ведение учетных карточек для грузоотправителей по выполнению плана перевозок;
предварительная подготовка груза к перевозке (подсортировка, затаривание,
пакетирование и т. п.); внутрискладская переработка грузов; погрузка и выгрузка
грузов; кратковременное хранение грузов на складах автотранспортных организаций.
Гораздо шире набор транспортно-экспедиционных операций и услуг, выполняемых
автотранспортными организациями при осуществлении централизованного завоза
(вывоза) грузов автомобильным транспортом на станции железных дорог, в морские
и речные порты (на пристани) и аэропорты. Здесь тоже имеются как обязательные,
так и дополнительные операции и услуги. В обязательном порядке автотранспортные
организации должны обеспечить: представление станциям железных дорог, морским,
речным портам (пристаням) и аэропортам заявки на отправление грузов; получение
разрешения (визы) на завоз грузов; прием грузов от грузоотправителей, сдача
грузов станциям железных дорог, морским, речным портам и аэропортам; оплата
стоимости перевозок и дополнительных сборов железной дороге, морскому, речному
и воздушному транспорту; получение документов, подтверждающих прием грузов
другими видами транспорта и оплату им платежей, причитающихся за перевозку,
и доставка этих документов грузоотправителям; раскредитование документов на
прибывшие в адрес грузополучателей грузы; информация грузополучателей о прибытии
грузов; прием грузов от станций железных дорог, морских, речных портов (пристаней)
и аэропортов; сопровождение и охрана грузов при перевозке автомобильным транспортом;
сдача грузов получателям; доставка грузополучателям транспортных и других
документов.
В годовых договорах на централизованную перевозку грузов по согласованию
сторон может предусматриваться выполнение автотранспортными организациями
дополнительных транспортно-экспедиционных операций и услуг, и в частности:
наведение и выдача справок о движении грузов; маркировка предназначенных к
отправлению грузов; завоз грузов на склады, укрупнение мелких отправок и подгруппировка
грузов по направлениям и назначению; хранение грузов на складах; погрузка
грузов у отправителей и разгрузка у получателей, уведомление об отправке или
прибытии грузов.
Содержащиеся в УАТ и названных Правилах нормы, регулирующие транспортно-экспедиционное
обслуживание грузоотправителей и грузополучателей автотранспортными организациями,
и ныне сохраняют свое значение. Однако такого рода правоотношения, когда обязанности
экспедитора исполняются перевозчиком, не могут быть отнесены к числу основных
в транспортно-экспедиционном обслуживании (п. 2 ст. 801 ГК).
Уже в Основах 1991 года (ст. 105) договор транспортной экспедиции был
выведен далеко за рамки транспортно-экспедиционного обслуживания, осуществляемого
перевозчиком груза. И в ГК нормы о договоре транспортной экспедиции ориентированы
скорее на обязательства с участием специализированной организации (экспедитора),
не являющейся перевозчиком груза.
Основные обязанности экспедитора, составляющие содержание обязательства,
возникающего из договора транспортной экспедиции, состоят в организации перевозки
груза клиента тем транспортом и по тому маршруту, которые избраны клиентом
или экспедитором, заключении для этого экспедитором от имени клиента или от
своего имени договоров перевозки грузов с транспортными организациями, обеспечении
отправки и получения груза клиента.
Помимо названных обязанностей экспедитора, непосредственно связанных
с обеспечением перевозки груза клиента, договором транспортной экспедиции
может быть предусмотрено осуществление экспедитором и ряда дополнительных
услуг и операций, необходимых для доставки груза клиента. К их числу относятся:
выполнение таможенных и иных формальностей; получение требующихся для экспорта
и импорта товаров документов; проверка количества и состояния груза, его погрузка
и выгрузка; уплата пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на клиента;
хранение груза, его получение в пункте назначения, а также иные операции и
услуги, установленные договором.
Специфической обязанностью клиента по договору транспортной экспедиции
является предоставление экспедитору документов, относящихся к грузу, а также
информации о свойствах груза, особых условиях его перевозки и иных сведений,
необходимых экспедитору для исполнения договора транспортной экспедиции (ст.
804). Непредоставление клиентом такой информации дает экспедитору право не
приступать к исполнению своих обязанностей по договору вплоть до получения
необходимой информации. Он вправе также потребовать от клиента возмещения
убытков, причиненных непредоставлением необходимых документов и информации
о грузе. Виды документов (характер информации о грузе), которые клиент обязан
предоставить экспедитору, определяются в договоре транспортной экспедиции.
В случаях, когда экспедитор, выполняя свои обязанности, действует от
имени клиента, например при заключении договора с перевозчиком, получении
груза и т. п., клиент должен выдать ему доверенность (п. 2 ст. 802).
Никаких особых требований к форме договора транспортной экспедиции Кодекс
не содержит. Такой договор заключается в простой письменной форме (п. 1 ст.
802). Это означает, что договор транспортной экспедиции может быть заключен
не только путем составления единого документа, подписанного сторонами, но
и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной,
телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить,
что документ исходит от стороны по договору (ст. 434).
Исполнение договора транспортной экспедиции экспедитором, не являющимся
перевозчиком груза, может быть произведено лишь путем привлечения третьих
лиц (транспортных организаций). При этом за неисполнение договора ответственность
перед клиентом несет экспедитор. Как экспедитор, так и клиент вправе отказаться
от исполнения договора транспортной экспедиции, предупредив об этом другую
сторону в разумный срок, при условии возмещения этой стороне убытков, вызванных
расторжением договора.
В случае нарушения условий договора транспортной экспедиции экспедитор
несет ответственность по общим правилам об ответственности за неисполнение
и ненадлежащее исполнение гражданско-правовых обязательств (ст.393-406 ГК).
Вместе с тем предусмотрено исключение для ситуаций, когда нарушение договора
транспортной экспедиции со стороны экспедитора вызвано ненадлежащим исполнением
договоров перевозки. При таких обстоятельствах ответственность экспедитора
перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором
отвечает соответствующий перевозчик (ст. 803).
Глава 41 ГК включает в себя лишь самые общие положения, регулирующие
договоры транспортной экспедиции, составляющие необходимую основу для последующего
детального правового регулирования иными законами и правовыми актами. В этом
смысле следует обратить внимание на то, что Кодекс называет среди источников
правового регулирования рассматриваемых правоотношений закон о транспортно-экспедиционной
деятельности, который должен быть разработан в возможно короткий срок. А до
принятия такого закона основная нагрузка в правовом регулировании обязательств
по транспортно-экспедиционному обслуживанию возлагается на вырабатываемые
по соглашению сторон условия конкретных договоров транспортной экспедиции.

Глава 42. Заем и кредит (ст. 807-823)

1. Заем (ст. 807-818)

Заемные и кредитные отношения являются неотъемлемым элементом нормального
имущественного оборота. В ранее действовавшем ГК РСФСР 1964 года правовое
регулирование этих отношений было значительно обеднено, а кредитные обязательства
оторваны от заемных и рассматривались законом как совершенно самостоятельные
виды обязательств. Основы 1991 года, напротив, исходили из тождества договоров
займа и кредитного, хотя и признавали возможность возникновения особого обязательства
по предоставлению кредита. Все это породило ряд практических сложностей и
недоразумений, которые разрешил новый Гражданский кодекс.
ГК исходит из необходимости различия нескольких договорных обязательств,
оформляющих единые по экономической природе заемные отношения. В главе 42,
во-первых, регламентирован договор займа в строгом смысле слова, правила о
котором одновременно являются общими для договоров денежного и товарного кредита;
во-вторых, кредитный договор, к которому при отсутствии специальных предписаний
могут применяться также правила о договоре займа, если они не противоречат
существу урегулированных им отношений; в-третьих, особые разновидности кредита
товарный и коммерческий, к которым наряду с правилами о договорах кредита
и займа могут также применяться правила об основных договорах, обслуживаемых
кредитом (например, о договорах купли-продажи). Таким образом, различные кредитные
обязательства рассматриваются как самостоятельная разновидность общей категории
заемных обязательств.
Займ традиционно является реальным договором, вступающим в силу лишь
с момента передачи денег (или вещей) займодавцем заемщику, когда и возникают
соответствующие обязательства. Это прямо следует из правила абз. 2 п. 1 ст.
807 ГК, согласно которому лишь с указанного момента договор считается заключенным.
По этой конструкции займодавца нельзя, следовательно, понудить к выдаче займа,
поскольку обещание предоставить его не имеет юридической силы. Ясно, что такой
классический подход к займу не рассчитан на профессиональный финансовый рынок,
что, собственно, и предопределяет появление относительно самостоятельных кредитных
обязательств.
Кроме того, обязательства займа могут возникать не только из договора
займа. По соглашению сторон иного договора, например купли-продажи или аренды,
их долг, возникший по такому договору (например, по предоставлению товаров
или по оплате аренды), может быть заменен (новирован) обязательством займа
(ст. 818 ГК). По сути это означает известную отсрочку исполнения с распространением
на нее правил о договоре займа, включая начисление процентов. Такое, правда,
невозможно в отношении некоторых обязательств личного характера (п. 2 ст.
414 ГК) и во всяком случае требует дополнительного специального оформления.
Предметом договора займа могут быть как деньги, так и иные движимые вещи,
которые определяются родовыми, а не индивидуальными признаками (например,
определенное договором количество зерна известного сорта или металла такой-то
марки). Следовательно, имущество, составляющее предмет займа, поступает в
собственность заемщика и перестает быть объектом собственности займодавца.
Поэтому последний вправе претендовать на возврат ему лишь аналогичных по количеству
вещей того же рода и качества, но не тех же самых вещей. Ведь заемщик использует
эти вещи в своих целях, нередко смешивая их с собственными аналогичными вещами.
Невозможность вернуть те же самые денежные купюры или вещи очевидна, ибо в
ином случае исключается их использование заемщиком для собственных нужд. Поэтому
различие собственного и заемного имущества (средств) возможно проводить лишь
в учетных (бухгалтерских) целях, в частности определяя размер (сумму, стоимость)
чистых активов хозяйственного общества. Но собственником заемных средств все
равно становится заемщик, а у займодавца имеется лишь основанное на договоре
(обязательстве) займа соответствующее право требования.
Данное обстоятельство важно иметь в виду при рассмотрении любых сделок,
содержащих элементы займа, в частности банковских. В последнем случае именно
банк или иное кредитное учреждение, выступающее в роли заемщика по отношению
к своим клиентам-вкладчикам, становится собственником соответствующих средств,
а находящиеся у него "заемные средства" юридически и фактически являются его
собственностью. Невозможны ни "наем денежных купюр" по договорам "селенга"
(представлявший собой, по сути, мошенническую сделку с целью обхода требований
о лицензировании кредитно-банковской деятельности), ни "доверительное управление
денежными купюрами" (теперь прямо исключенное п. 2 ст. 1013 ГК), допускавшееся
правилами о "паевых инвестиционных фондах", призванными спасти от банкротства
такого рода сомнительные организации (см. Указ Президента РФ от 26 июля 1995
года N 765 "О дополнительных мерах по повышению эффективности инвестиционной
по- литики Российской Федерации"). К сожалению, новая редакция Закона о банках
и банковской деятельности от 3 февраля 1996 года вновь допускает "доверительное
управление денежными средствами" (п. 3 ч. 2 ст. 5 официального текста Закона
и ст. 7 Закона о внесении изменений и дополнений), что не просто противоречит
здравому смыслу, но и станет основой для продолжения различных злоупотреблений,
в том числе и со стороны "паевых инвестиционных фондов".
Изложенное объясняет ограничения или запреты на совершение сделок займа
с имуществом (вещами), ограниченным в обороте (абз. 2 п. 2 ст. 129 ГК). Ясно,
что в качестве предмета займа не вправе выступать вещи, которые могут принадлежать
лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается
по специальному разрешению, если заемщик не относится к числу таких участников
или не имеет такого разрешения. Наиболее очевидный пример, прямо упомянутый
в п. 2 ст. 807 ГК, сделки займа с иностранной валютой и валютными ценностями.
Они могут совершаться лишь в случаях и в порядке, предусмотренных Законом
РФ от 9 октября 1992 года "О валютном регулировании и валютном контроле" (см.
также ст. 140, 141 и 317 ГК).
Вместе с тем закон прямо допускает теперь заключение договора целевого
займа, устанавливающего конкретные условия использования полученного займа
на строго определенные цели (ст. 814 ГК). В этом случае возможно определение
в договоре мер контроля займодавца за целевым использованием полученного имущества,
при препятствовании которым (либо при прямом нарушении целевого назначения
займа) у займодавца возникает право на досрочный возврат суммы займа с причитающимися
процентами. Целевое использование находящегося в частной собственности имущества
предусмотрено Кодексом и в ряде других случаев (ср., например, п. 4 ст. 213
и ст. 288).
Сторонами договора займа могут быть любые лица, в том числе граждане
и некоммерческие организации. Следует, однако, иметь в виду, что речь идет
именно о договорах займа, хотя бы и возмездных, но не о кредитных сделках.
Не могут выступать в роли займодавцев финансируемые собственником учреждения,
ибо в содержание имеющегося у них права оперативного управления возможности
распоряжения имуществом собственника не входят (п. 1 ст. 298 ГК). Таковыми
обычно являются государственные органы и органы местного самоуправления (если
только закон прямо не разрешает им участвовать в имущественном обороте от
имени соответствующего публично-правового образования). Казенные предприятия
могут быть займодавцами только с согласия собственника (п. 1 ст. 297).
По общему правилу договор займа теперь предполагается возмездным, причем
размер процентов в соответствии с п. 1 ст. 809 ГК определяется договором (если
только безвозмездный характер займа не установлен законом или договором).
При отсутствии в этом договоре прямых указаний о размере процентов он определяется
по тем же правилам, что и проценты за пользование чужими денежными средствами
(п. 1 ст. 395). Сами проценты по соглашению сторон могут взыскиваться как
в денежной, так и в натуральной форме и в этом смысле не зависят от предмета
займа (его характера). Вместе с тем предполагается, что заем вещей - беспроцентный
(безвозмездный), если иное прямо не предусмотрено в договоре. В денежном займе
беспроцентным предполагается только бытовой заем между гражданами (на сумму,
не превышающую 50-кратного размера минимальной оплаты труда).
Проценты по договору займа могут выплачиваться в любом согласованном
сторонами порядке (в том числе и однократно), но при отсутствии специальных
указаний должны выплачиваться ежемесячно, причем не до определенного договором
срока возврата суммы займа, а до дня ее фактического возврата (п. 2 ст. 809).
Это правило следует применять в сочетании с правилом ст. 319 ГК, в соответствии
с которым при недостаточности суммы платежа, произведенного должником, по
общему правилу считается, что основная сумма долга погашается в последнюю
очередь. Следовательно, и проценты по займу можно продолжать начислять на
неполученную сумму до ее полного погашения.
Закон вместе с тем не включает известного законодательству некоторых
зарубежных стран правила о начислении процентов на проценты. Предусмотренные
ст. 395 ГК проценты за неисполнение денежного обязательства, в том числе обязательства
займа, будучи санкцией за нарушение договора, а не "платой за кредит", могут
поэтому начисляться помимо (сверх) процентов, установленных договором займа
(разумеется, если иное последствие нарушения заемщиком договора не обусловлено
в самом договоре). Однако такие проценты начисляются со дня, когда сумма займа
подлежала возврату, до дня ее фактического возврата займодавцу (п. 1 ст. 811
ГК). В случае согласования сторонами возможности возврата суммы займа по частям
при просрочке возврата любой очередной части займодавец получает право требования
возврата всей оставшейся суммы займа с процентами (п. 2 ст. 811). С этого
момента, следовательно, возможно и начисление на указанную сумму дополнительно
процентов в соответствии со ст. 395 Кодекса. Очевидно, что проценты по правилам
указанной статьи могут быть взысканы лишь при нарушении обязательства займа
денег, но не вещей (либо при невозврате процентов в денежной сумме по договору
займа вещей).
Аналогичные последствия наступают для заемщика в случаях, когда он не
предоставляет займодавцу обещанное по договору дополнительное обеспечение
возврата займа (например, предмет залога, поручительство другого лица или
банковскую гарантию), либо это обеспечение утрачивается (например, погибает
предмет залога), или его условия ухудшаются (например, поручитель-коммерческая
организация объявляет об уменьшении своего уставного капитала) не по вине
займодавца. Поскольку обеспечение займа предоставлял заемщик, он и должен
позаботиться о его реальности. В противном случае займодавец вправе требовать
досрочного возврата ссуды с процентами с начислением на эту сумму процентов
в соответствии со ст. 395 ГК со дня возникновения такого права.
Договор займа предусматривает упрощенное по сравнению с кредитным договором
оформление. Простая письменная форма требуется для этого договора только в
случаях, когда займодавцем является юридическое лицо либо сумма этого договора,
заключаемого между гражданами, превышает не менее чем в 10 раз минимальный
размер оплаты труда, установленный законодательством (п. 1 ст. 808). В остальных
случаях этот договор не требует даже простой письменной формы. Вместе с тем
последняя и в указанных выше случаях может быть заменена распиской заемщика
либо иным документом, подтверждающим передачу займодавцем заемщику определенной
денежной суммы или определенного количества вещей (платежное поручение банку,
счет-фактура на товары, облигация и т. д.).
Важно иметь в виду, что даже при несоблюдении простой письменной формы
договора займа в случаях, предусмотренных законом, такой договор вовсе не
считается недействительным. В соответствии с п. 1 ст. 162 ГК сторонам в такой
ситуации запрещается ссылаться на свидетельские показания в подтверждение
договора займа или его условий. Это не лишает их возможности приводить письменные
и другие доказательства.
Данное обстоятельство имеет значение и для случаев оспаривания договора
заемщиком "по безденежности", то есть в ситуациях, когда заемщик доказывает
фактическое неполучение от займодавца денег или вещей по договору либо получение
их в меньшем количестве, чем было согласовано сторонами (ст. 812). Если договор
займа требовал простой письменной формы, то и его оспаривание по безденежности
на основании свидетельских показаний не допускается (если только речь не шла
о договоре, заключенном под влиянием обмана, насилия, угрозы и тому подобных
обстоятельств, предусмотренных ст. 179 ГК, доказывание которых в любом случае
возможно со ссылкой на свидетелей). Таким образом, последствия несоблюдения
простой письменной формы договора займа связаны с ограничением круга доказательств,
представляемых сторонами в случае спора. При отсутствии спора такой договор
действителен.
Договор займа является односторонним, так как возлагает обязанность только
на заемщика, оставляя за займодавцем право требования. Поэтому ГК и говорит
только об обязанности заемщика и последствиях ее нарушения (ст. 810, 811,

<< Пред. стр.

стр. 18
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>