<< Пред. стр.

стр. 20
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

иной кредитной организации и обезличиваются, а вкладчику по его требованию
выдаются иные купюры. Нельзя рассматривать эти отношения и как разновидность
"хранения с обезличением вещей" (так называемого "иррегулярного хранения",
предметом которого являются вещи, определенные родовыми признаками). Ведь
кредитные организации не "хранят" денежные средства в буквальном смысле слова
(даже с обезличением купюр), а используют их в своей деятельности, не говоря
уже о физической невозможности "хранения" безналичных денег.
Иное дело - принятие банком на хранение ценных бумаг, драгоценностей,
драгоценных металлов и тому подобных вещей (в том числе и с предоставлением
клиентам для этих целей специальных банковских сейфов). Здесь речь идет о
классическом договоре хранения (ст. 921, 922 ГК), в силу которого на банке
лежит обязанность возврата клиенту-поклажедателю тех же самых вещей, даже
если некоторые из них, например ценные бумаги, стали еще и объектом договора
доверительного управления (ст. 1012 и сл.), заключенного клиентом с банком.
Поэтому вклад как объект рассматриваемых банковских сделок представляет
собой не денежную сумму, а обязательственное право требования. Банковский
счет, на котором находится вклад, не служит титулом права собственности или
иного вещного права, а определяет размер и содержание соответствующего права
требования клиента к банку. Применительно к вкладу нельзя говорить о существовании
вещного права, в том числе права собственности вкладчика или банка, ибо невозможно
физически обладать, например, безналичными денежными средствами. Обязательственное
же право требования может быть объектом имущественного оборота и даже включаться
в состав имущества (например, предприятия, наследственной или конкурсной массы),
воплощая в себе некую товарную (экономическую) ценность. Его, однако, нельзя
смешивать с вещным правом, объектом которого является вещь, а не притязание
на известное поведение обязанного лица. Различие вещных и обязательственных
прав, очевидное и традиционное для европейского континентального права, неизвестно
англо-американской правовой системе, огромное влияние которой на регламентацию
финансовых отношений безусловно. Некритическое использование идущей из названной
системы терминологии и конструкций становится причиной многочисленных недоразумений,
возникающих по этому поводу в банковской практике.
Изложенное объясняет определение договора банковского вклада в п. 1 ст.
834 ГК, в соответствии с которым банк, принявший вклад, обязуется возвратить
сумму вклада с выплатой предусмотренных договором процентов. Вместо обязанности
"хранить" вклад на банк возлагается обязанность принять определенные меры
по обеспечению возврата вклада (ст. 840 ГК), то есть иметь дополнительные
гарантии, обеспечивающие исполнение им своих обязательств по данному договору.
С этой точки зрения следует отметить крайне неудачное определение вклада
в ч. 1 ст. 36 Закона о банках и банковской деятельности (в редакции от 3 февраля
1996 года). Здесь вклад определен как "денежные средства", размещаемые "в
целях хранения и получения дохода", из чего при буквальном толковании вытекает
обязанность банка хранить денежные купюры вкладчика и вернуть ему их, что
невозможно.
Стороной, принимающей вклады (депозиты), в данном договоре может быть
только банк, располагающий правом на привлечение средств во вклады в соответствии
с выданной ему лицензией (ч. 2 ст. 36 Закона о банках). Всякая иная кредитная
организация, которой закон предоставил право принимать вклады от юридических
лиц, также должна руководствоваться правилами о данном договоре. Именно в
этом состоит смысл нормы п. 4 ст. 834 ГК, которую нельзя понимать так, что
при привлечении вкладов от физических лиц иными, нежели банки, коммерческими
организациями (например, паевыми инвестиционными фондами) на них не распространяются
правила о договоре банковского вклада. Суть правил данной главы Кодекса состоит
как раз в том, что единственной законной формой привлечения денежных средств
граждан во вклады является рассматриваемый договор с банком (а в ином случае
наступают последствия, предусмотренные ст. 835 ГК). Более того, в соответствии
с ч. 3 ст. 36 Закона о банках право привлечения денежных средств граждан во
вклады предоставляется только банкам, "с даты государственной регистрации
которых прошло не менее двух лет".
В качестве вкладчиков могут выступать любые юридические лица и граждане,
причем в последнем случае договор банковского вклада признается публичным
договором (ст. 426 ГК). Это означает запрет установления льгот или ограничений
при оформлении вкладов для отдельных граждан и обязанность заключать такие
договоры с любым обратившимся с этой целью гражданином. Вклад может быть также
внесен на счет вкладчика иным (третьим) лицом либо сделан в пользу такого
третьего лица.
Ограничение организаций, имеющих право привлекать денежные средства во
вклады, призвано исключить получившие широкое распространение в последнее
время многочисленные случаи злоупотреблений и мошенничества, основанные в
значительной мере на недоработках законодательства. Попытки использования
этой возможности в обход требований о лицензировании такого рода деятельности
и создании необходимых гарантий вкладчикам облекались в самые разнообразные
формы: выпуск не предусмотренных законом ценных бумаг (типа "билетов МММ"),
создание "компаний по найму (селенгу) денежных купюр", учреждение товариществ
на вере со многими тысячами вкладчиков, средства которых бесконтрольно использует
"полный товарищ", и т. д. Подобные попытки нельзя исключить и в будущем. Поэтому
в п. 2 ст. 835 ГК закреплено общее правило о последствиях принятия вкладов
любыми неуправомоченными лицами либо с нарушением установленного порядка (в
том числе с ограничением предусмотренных законом прав вкладчиков).
Если в такой ситуации вклад принят от гражданина, последний вправе потребовать
немедленного возврата всей суммы вклада с начислением на нее процентов, предусмотренных
ст. 395 ГК, и возмещения сверх того всех причиненных убытков, включая неполученные
доходы. Если же вклад сделан юридическим лицом, договор вклада признается
недействительным по правилам ст. 168 ГК (то есть по общему правилу ничтожным)
с применением последствий совершения недействительных сделок. В силу ст. 1103
ГК здесь действуют правила о неосновательном обогащении, в соответствии с
которыми возникает обязанность возврата неосновательно приобретенного имущества
с возмещением всех полученных от его использования доходов и уплатой процентов
согласно ст. 395 ГК (ст. 1107 ГК), то есть наступают фактически аналогичные
последствия.
Таковы же последствия и при возврате средств, уплаченных за незаконно
выпущенные ценные бумаги или продажу гражданам ценных бумаг, исключающих получение
ими своих средств по первому требованию, в частности векселей. Следует учитывать,
что Положение о переводном и простом векселе 1991 года предусматривает использование
векселей только в предпринимательском ("хозяйственном") обороте. Возможно
применение векселей и в отношениях между гражданами, не являющимися предпринимателями.
Однако речь может идти о выдаче конкретных векселей гражданином или гражданину,
а не о массовом выпуске с целью сбыта гражданам "финансовых", "инвестиционных"
и тому подобных "векселей", в действительности как раз и являющемся незаконным
привлечением их денежных средств во вклады. Согласно п. 3 ст. 835 ГК лишь
федеральный закон может установить иные, нежели предусмотренные здесь, специальные
последствия такой деятельности (например, о расчетах по акциям, выпуск которых
был признан незаконным).
Договор банковского вклада подлежит обязательному письменному оформлению
под страхом недействительности (ничтожности) (п. 2 ст. 836 ГК). Однако формой
этого договора может служить сберегательная книжка, сберегательный или депозитный
сертификат или иной аналогичный документ, предусмотренный законом либо банковскими
правилами (например, лицевой счет и заверенная банком выписка из него и т.
п.), а не только специальный документ, подписанный обеими сторонами. Явно
излишним и непродуманным является указание в ч. 2 ст. 36 Закона о банках на
необходимость оформления любого вклада "договором в письменной форме в двух
экземплярах, один из которых выдается вкладчику".
Сберегательная книжка по общему правилу оформляет отношения банковского
вклада с участием граждан. Закон предусматривает теперь обязательные реквизиты
сберегательной книжки (п. 1 ст. 843 ГК). Важно отметить, что именно указанные
в сберкнижке данные о вкладе являются основанием для расчетов вкладчика с
банком, если только последний не доказал иное состояние вклада. Тем самым,
по сути, установлена презумпция правильности соответствующих записей, имеющих
преимущественное доказательственное значение в случае спора. Поэтому операции
по вкладу должны производиться банком только при предъявлении сберкнижки вкладчиком.
Сберкнижка на предъявителя прямо объявлена ценной бумагой, а потому в случае
ее утраты права по ней могут быть восстановлены только в особом порядке так
называемого вызывного производства (ст. 148 ГК, ст. 274-281 ГПК). Замена утраченной
или испорченной именной сберкнижки может быть произведена выдавшим ее банком.
Сберегательные и депозитные сертификаты являются ценными бумагами и могут
быть как именными, так и предъявительскими. В соответствии с письмом Центробанка
от 10 февраля 1992 года (с изменениями и дополнениями от 18 декабря 1992 года
и от 24 июня 1993 года)<67> сберегательный сертификат удостоверяет обязательство
банка по выплате размещенного у него сберегательного вклада и может быть выдан
только гражданину, а депозитный сертификат удостоверяет обязательство банка
по выплате размещенного у него депозитного вклада и выдается только юридическому
лицу. При этом все расчеты по купле-продаже таких сертификатов и выплате причитающихся
по ним сумм должны осуществляться только в безналичном порядке (хотя платежи
по сберегательным сертификатам допускаются также и наличными деньгами).
Сами сертификаты, по мнению Центробанка, не служат расчетным или платежным
документом, хотя право требования по ним может быть уступлено (передано) владельцами
другим лицам (в том числе, очевидно, и в уплату за переданный товар или оказанные
услуги). Сертификаты являются срочными (и не могут выпускаться сроком "до
востребования"), причем срок обращения депозитных сертификатов ограничивается
одним годом, а сберегательных - тремя годами. При массовом (серийном) выпуске
банковских сертификатов условия их выпуска и обращения подлежат обязательному
утверждению органами Центробанка. По истечении установленного срока владелец
сертификата вправе требовать от банка возврата суммы вклада и обусловленных
в сертификате процентов. При этом возможно досрочное предъявление сертификата
к оплате даже при отсутствии указания об этом в условиях его выпуска (п. 3
ст. 844 ГК). В таком случае банк обязан выплатить вкладчику проценты, выплачиваемые
им по вкладам до востребования (то есть более низкие), если иной размер процентов
не установлен условиями сертификата.
Договор банковского вклада может заключаться с условием выдачи по первому
требованию (до востребования) либо по истечении определенного срока (срочный
вклад). При внесении вклада может быть предусмотрено дополнительное условие
его выдачи, не противоречащее закону (условный вклад), например достижение
вкладчиком определенного возраста и т. д. Однако во всех случаях за вкладчиком
сохраняется право требовать досрочной выдачи всей суммы вклада, за исключением
вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата. Для граждан
условие об отказе от получения вклада по первому требованию объявлено ничтожным
(абз. 2 п. 2 ст. 837 ГК). Таким образом, банк ни при каких условиях не может
препятствовать получению гражданином-вкладчиком своего вклада или его части
(ч. 1 ст. 36 Закона о банках). Единственным неблагоприятным для вкладчика
последствием в этом случае становится выплата ему процентов в пониженном размере
(соответствующем процентам по вкладам до востребования, если иной их размер
не предусмотрен конкретным договором банковского вклада).
Договор банковского вклада - возмездный и не может быть иным даже по
соглашению сторон. Закон предусматривает обязанность банка выплачивать проценты
по вкладу в определенном договором размере. При отсутствии в договоре такого
условия проценты подлежат выплате в размере ставки банковского процента (ставки
рефинансирования, по которой Центробанк выдает кредиты коммерческим банкам),
существующей в месте жительства или нахождения клиента (в настоящее время
данная ставка не дифференцируется по регионам, а является единой) (п. 1 ст.
838, п. 1 ст. 809 ГК).
Изменение оговоренного размера процентов по вкладам допускается, если
его запрет прямо не установлен договором (ср. ч. 2 ст. 29 Закона о банках).
Однако возможность одностороннего уменьшения банком размера процентов и в
этом случае подвергнута ограничениям. Во-первых, уменьшенный банком размер
процентов может применяться лишь по истечении месяца с момента сообщения об
этом вкладчикам (если иное условие не предусмотрено договором вклада). Во-вторых,
размер процентов по срочным или условным вкладам граждан вообще не может быть
уменьшен, если только такая возможность прямо не установлена федеральным законом.
Для аналогичных вкладов юридических лиц возможность одностороннего изменения
банком размера процентов может устанавливаться также и договором (п. 3 ст.
838 ГК).
Сами проценты на вклад начисляются со дня, следующего за днем поступления
вклада в банк, до дня, предшествующего выплате суммы вклада (п. 1 ст. 839
ГК), и выплачиваются вкладчику ежеквартально по его требованию (если иной
срок их выплаты не предусмотрен договором). В любом случае при возврате вклада
выплачиваются все начисленные к этому сроку и не полученные вкладчиком проценты.
Особое внимание закон уделяет способам обеспечения возврата вкладов.
Прежде всего, все без исключения банки обязаны страховать вклады граждан (п.
1 ст. 840 ГК, ст. 38 Закона о банках). Вклады граждан в банках, в которых
более 50 процентов акций или долей участия принадлежит публично-правовым образованиям
(федеральному государству, субъектам Федерации или муниципальным образованиям),
обеспечиваются также установлением субсидиарной ответственности этих образований
по долгам таких банков. Следует напомнить, что указанная ответственность по
правилам п. 1 ст. 399 ГК наступает при отказе должника (банка) удовлетворить
соответствующее требование вкладчика либо при неполучении от него ответа на
предъявленное требование в разумный срок, а не только в случае неплатежеспособности
банка. Для юридических лиц способы обеспечения возврата банками их вкладов
определяются условиями договоров. Следует иметь в виду, что, как и всякое
юридическое лицо, банк отвечает по своим обязательствам перед вкладчиками
всем своим имуществом (п. 1 ст. 56 ГК), включая уставный и резервный фонды,
точнее говоря, все активы банка (ср. также ч. 1 ст. 11 и ст. 24, 25 Закона
о банках).
Во всех случаях банк обязан специально информировать вкладчиков о мерах,
обеспечивающих возврат их вкладов (ср. ч. 1 ст. 8 Закона о банках). Ухудшение
условий обеспечения возврата вклада (например, уменьшение уставного капитала
банка или размера его чистых активов), а тем более утрата специального обеспечения
или невыполнение обязанностей по такому обеспечению, предусмотренных договором,
дают вкладчику безусловное право требовать немедленного возврата всей суммы
вклада с начислением на нее процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК, и
возмещением всех убытков (включая неполученный доход в виде процентов по вкладу).
Закон теперь прямо регулирует возможность внесения вклада не только самим
вкладчиком, но и третьим лицом в его пользу (ст. 841), а также соответственно
- возможность внесения вкладов в пользу третьих лиц (ст. 842). В первом случае
банк обязан зачислить во вклад денежные средства, поступившие для вкладчика
от третьих лиц, презюмируя согласие на это вкладчика (поскольку последний
предоставил иным лицам сведения о своем счете по вкладу). Разумеется, вкладчик
может по каким-то соображениям отказаться от зачисления таких средств на его
счет или оговорить в договоре необходимость получения на то его особого согласия.
Во втором случае вклад вносится в банк на имя определенного третьего
лица, а не самого непосредственного вкладчика (например, родители вносят вклад
на имя своего ребенка). В данном договоре существенным условием (при отсутствии
которого договор считается незаключенным) является точное указание имени гражданина
или наименования юридического лица, в пользу которого вносится вклад. Такое
лицо становится владельцем вклада с момента выражения им намерения воспользоваться
вкладом, обычно осуществляемого в форме предъявления к банку соответствующего
требования. До этого момента (в том числе, следовательно, и при отказе или
нежелании третьего лица воспользоваться правами вкладчика) возможность использовать
вклад сохраняется за внесшим его лицом, которое вправе изъять вклад полностью
или частично. На указанные отношения распространяются также общие правила
о договоре в пользу третьего лица (ст. 430 ГК) с учетом того, что банк является
в них должником, а фактический вкладчик - кредитором.

Глава 45. Банковский счет (ст. 845-860)

Банковский счет является необходимым средством организации и осуществления
расчетов, включая и кредитные операции. Открытие и ведение банковских счетов
относится к банковским операциям (п. 3 ч. 1 ст. 5 Закона о банках), которые
могут совершаться лишь банками и другими кредитными организациями (например,
клиринговыми палатами), имеющими необходимую для этого лицензию (п. 4 ст.
845 ГК). Юридически банковский счет является формой соответствующего договора,
заключенного между банком (кредитной организацией) и клиентом. Договорные
отношения составляют бесспорный предмет гражданско-правового регулирования,
в сфере которого нормы Гражданского кодекса обладают приоритетом перед всеми
другими законами (п. 2 ст. 3 ГК). Поэтому банковское законодательство, включая,
разумеется, и ведомственные акты Банка России, в этой сфере безусловно подчиняется
общим правилам ГК (ср. ч. 1 и ч. 4 ст. 30 Закона о банках).
Договор банковского счета предполагает обязательства банка перед клиентом
по зачислению, перечислению и выдаче со счета соответствующих распоряжениям
клиента денежных сумм и проведении других операций по счету. При этом объектом
совершаемых действий в большинстве случаев являются безналичные денежные средства.
Банк не "хранит" денежные средства клиентов и даже зачисляет на счет или списывает
с него обычно безналичные деньги. Его право использовать денежные средства,
находящиеся на счете клиента, для собственных целей (п. 2 ст. 845 ГК) исключает
возможность возврата клиенту тех же самых денежных купюр. Иначе говоря, в
договоре банковского счета, как и в других банковских сделках, объектом обычно
являются права требования, а не вещи (хотя бы определенные родовыми признаками),
относительно которых не может возникать никаких вещных прав. "Владелец счета"
в действительности является не "собственником денежных средств, находящихся
на счете", а управомоченным лицом - субъектом соответствующего права требования
(которое, разумеется, входит в состав его имущества). Поэтому вопрос о том,
кто является собственником денежных средств, находящихся на счете, становится
бессмысленным и юридически некорректным.
В обязанности банка входит также предоставление клиенту возможности беспрепятственного
распоряжения средствами, находящимися на счете (но используемыми банком).
Банк не вправе контролировать направления использования средств клиента или
устанавливать иные ограничения его права распоряжаться этими средствами по
своему усмотрению (п. 3 ст. 845 ГК). Единственный случай, когда банк не исполняет
указаний клиента по распоряжению средствами его счета (и даже не вправе это
делать), - арест счета, то есть прекращение расходных операций по счету по
постановлению (решению или определению) суда либо следственных органов с санкции
прокурора (ст. 858 ГК, ст. 27 Закона о банках). Статья 858 Кодекса говорит
также о возможности приостановления любых операций по счету, но лишь в случаях,
прямо предусмотренных федеральным законом, когда также исключается осуществление
права клиента на беспрепятственное распоряжение средствами соответствующего
счета.
За пользование денежными средствами клиента банк обязан уплачивать ему
процент в размере, определяемом договором. При отсутствии такого условия в
договоре размер данных процентов должен соответствовать размеру процентов,
обычно уплачиваемых банком по вкладам до востребования (то есть ставке рефинансирования
Банка России - п. 2 ст. 852, п. 1 ст. 809 ГК). Таким образом, договор банковского
счета должен признаваться возмездным, если только его безвозмездный характер
прямо не установлен соглашением сторон (п. 1 ст. 852 ГК). Клиент же обязан
оплачивать услуги банка по совершению операций с денежными средствами на его
счете только в случаях, прямо предусмотренных договором (п. 1 ст. 851 ГК).
Клиент (физическое или юридическое лицо) вправе открывать несколько счетов,
в том числе одинаковых (однородных), в различных банках, если только федеральный
закон не устанавливает прямых ограничений (ч. 3 ст. 30 Закона о банках). В
банках, получивших лицензию на проведение валютных операций (уполномоченных
банках), возможно открытие счетов клиентов в иностранной валюте (ст. 5 Закона
о валютном регулировании и валютном контроле, ч. 3 ст. 30 Закона о банках).
Статья 860 ГК прямо распространила действие общих правил о договоре банковского
счета на корреспондентские счета, субсчета и иные счета банков, если только
закон, президентский указ, правительственное постановление или принятые в
соответствии с ними ведомственные нормативные акты (банковские правила) не
предусматривают каких-либо исключений. Из этого, в частности, вытекает возможность
применения к таким счетам общих правил, касающихся ареста счетов или приостановления
операций по ним.
Закон обязывает банк заключить договор банковского счета с любым клиентом,
обратившимся к нему с предложением открыть счет на условиях, которые сам банк
объявил для счетов данного вида (разумеется, при соответствии как предложения,
так и условий требованиям закона и ведомственных правил Банка России, если
последние установлены в соответствии с законом) (п. 2 ст. 846 ГК). Тем самым
банки лишаются возможности произвольного выбора клиентов. Отказ банка в открытии
счета клиенту может последовать только при отсутствии у него реальной возможности
принять клиента на банковское обслуживание либо в случаях, допускаемых законом
или иными правовыми актами (например, по предложению клиента открыть ему валютный
счет, сделанному банку, не имеющему валютной лицензии). Во всех иных случаях
клиент может в судебном порядке принудить банк к заключению договора и взыскать
с него понесенные убытки (п. 2 ст. 846 и п. 4 ст. 445 ГК). Тем самым договор
банковского счета рассматривается, по сути, как разновидность публичного договора.
Оформление открытия банковского счета регулируется банковскими правилами.
В настоящее время сохраняет силу Инструкция Госбанка СССР от 30 октября 1986
года N 28 (разумеется, в части, не противоречащей российскому законодательству),
которая предусматривает необходимые для открытия счета документы и требования
к их содержанию. Кодекс устанавливает лишь общие требования по удостоверению
прав лиц, распоряжающихся средствами счета (ст. 847). Прежде всего, они касаются
юридических лиц, распоряжение счетами которых осуществляют их органы. Банк
должен иметь копии учредительных документов (из которых видно, кто именно
является органом данного юридического лица-клиента) и карточку с образцами
подписей соответствующих физических лиц. Если дело касается представителя,
в том числе осуществляющего распоряжение счетом от имени физического лица-клиента,
требуется представление надлежащим образом оформленных полномочий (глава 10
ГК). Во всех случаях права лиц, осуществляющих от имени клиента распоряжение
его счетом, должны быть удостоверены самим клиентом, который и несет связанный
с этим риск (банк же обязан удостовериться в правильности оформления указанных
прав). Удостоверение прав распоряжения счетом допускается также с помощью
электронных средств платежа, электронно-цифровой подписи или иного аналога
собственноручной подписи, кодов, паролей и тому подобных средств (п. 3 ст.
847, п. 2 ст. 160 ГК), в частности пластиковых (кредитных) карточек.
Особый вопрос, вызывавший некоторые трудности на практике, - возможность
списания средств со счета по поручению клиента третьим лицом, обычно являющимся
кредитором клиента по какому-либо денежному обязательству. Арбитражная практика
испытывала в этом вопросе определенные колебания. При наличии в договоре клиента
(плательщика) с третьим лицом (кредитором) условия, позволяющего кредитору
списывать средства со счета плательщика без согласия последнего, предполагалось,
что плательщик-клиент обязан письменно сообщить банку как о наличии данного
условия договора, так и о своем согласии с ним, указав при этом конкретного
кредитора, пользующегося таким правом, и основания списания (отгруженная продукция,
оказанные услуги, выполненные работы и т. д.)<68>. Такая возможность исключалась
практикой для корреспондентских счетов банков<69>. В п. 2 ст. 847 Кодекса
указанное право признано за клиентами банков при условии, что владелец счета
письменно даст банку соответствующее распоряжение с указанием данных, позволяющих
бесспорно определить лицо (физическое или юридическое), имеющее право на такое
списание, однако без указания оснований списания (ибо последнее противоречило
бы правилу п. 3 ст. 845).
Как списание средств со счета клиента, так и зачисление на него средств
охватываются понятием операций по счету. Юридически все они представляют собой
форму исполнения договора банковского счета. Закон устанавливает обязанность
банка-услугодателя совершать для клиента-владельца счета все виды операций,
которые предусмотрены для соответствующей разновидности счетов (расчетный,
текущий и т. д.) законом, банковскими правилами или обычаями делового оборота,
применяемыми в банковской практике. Следовательно, банк не может отказать
клиенту в совершении какой-либо операции по счету, если только такая возможность
не была им заранее оговорена в договоре (ст. 848 ГК). Это, в частности, касается
случаев отсутствия у конкретного банка корреспондентских отношений с некоторыми
другими, например зарубежными, банками, что исключает возможность осуществления
некоторых операций. Банк должен оговорить это обстоятельство при заключении
договора (открытии счета), иначе клиент будет вправе потребовать от него возмещения
всех убытков, причиненных ему отказом в совершении конкретной операции.
Закон устанавливает теперь и сроки совершения операций по счету клиента.
Согласно с ч. 2 ст. 31 Закона о банках "перечисление средств клиента и зачисление
средств на его счет" должно осуществляться не позже следующего операционного
дня после получения соответствующего платежного документа. Иное положение
может быть установлено законом или договором, либо "платежным документом"
(то есть банковскими правилами, в силу которых Банк России получает возможность
регулировать своими актами сроки исполнения денежных обязательств). В отличие
от этого ст. 849 ГК устанавливает более четкий порядок, которому в силу нормы
п. 2 ст. 3 ГК следует отдать безусловный приоритет и в данном вопросе.
Кодекс исходит из того, что зачисление средств на счет клиента должно
производиться не позднее дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего
платежного документа. Этот срок - максимальный, а более короткий срок может
предусматриваться договором (стороны не могут увеличить его, ссылаясь на ч.
2 ст. 31 Закона о банках или тем более на банковские правила). Списание средств
со счета также должно производиться не позднее дня, следующего за днем поступления
в банк платежного документа. Однако в этом случае закон, договор или банковские
правила могут предусмотреть и иной - сокращенный или более продолжительный
срок. Очевидно, что такая дифференциация сроков проведения операций по счету
должна служить интересам клиентов банков. Нарушение установленных сроков влечет
ответственность банка в виде уплаты процентов за пользование чужими денежными
средствами "по ставке рефинансирования Банка России" (ч. 3 ст. 31 Закона о
банках), то есть по правилам ст. 395 ГК (ст. 856).
В содержание банковского обслуживания, предоставляемого банком клиенту,
может входить и его обязанность производить необходимые платежи даже при отсутствии
денег на счете, как бы кредитуя счет (по существу, конечно, выдавая кредит
клиенту). В этом случае между банком и клиентом возникают отношения кредита
или займа, подчиняющиеся общим правилам о соответствующих договорах (п. 2
ст. 850 ГК). Кредитование счета клиента банком производится согласно договору
банковского счета и потому может содержать условия, отличные от правил главы
42 Кодекса.
В некоторых случаях клиент обязан оплачивать услуги банка, в котором
у него открыт счет. Эта обязанность обычно возникает при "кредитовании счета",
а также при совершении некоторых, прямо указанных договором банковских операций
(п. 1 ст. 851 ГК). При исполнении этой обязанности клиента и обязанности банка
по выплате процентов за пользование средствами клиента появляется возможность
осуществления зачета встречных однородных требований (ст. 853 и 410 ГК). Договор
может исключить такой зачет. При отсутствии же запрета банк производит зачет
без специального согласия клиента, лишь информируя его о зачете в сроки, предусмотренные
договором или обычаем (как правило, в форме выписки со счета с необходимой
расшифровкой).
Списание денежных средств со счета клиента как общее правило допускается
только по прямому указанию последнего (п. 1 ст. 854 ГК). Без указания клиента
списание (то есть распоряжение принадлежащим ему имуществом) разрешено лишь
на основании решения суда (ср. ч. 3 ст. 27 Закона о банках и п. 1 ст. 237
ГК), прямого указания закона (например, налогового) или договора клиента с
банком (в частности, в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 847 ГК). При этом
очередность списания устанавливается императивными правилами закона (ст. 855
ГК) и не может изменяться условиями договора.
При наличии на счете клиента необходимых денежных средств списание их
по требованиям, предъявленным к счету, осуществляется в календарном порядке
(в порядке поступления), если только какие-то из требований не пользуются
установленными законом привилегиями. Если же средств на счете недостаточно

<< Пред. стр.

стр. 20
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>