<< Пред. стр.

стр. 24
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

- квитанцию или жетон. В случае их утраты могут быть представлены любые доказательства
принадлежности вещи данному лицу. Одна из особенностей договора - обязанность
выплатить возмещение на случай утраты, недостачи или повреждения вещи. При
этом п. 4 ст. 923 дает основания сделать вывод о том, что после истечения
24 часов с момента требования о возмещении утраченных, недостающих или поврежденных
вещей хранитель оказывается в просрочке. Следовательно, с этого момента начинают
исчисляться санкции, предусмотренные Кодексом на случай неисполнения денежного
обязательства (ст. 395). Имеется в виду выплата процентов, установленных за
пользование чужими денежными средствами, и в не покрытой ими части взыскание
убытков от просрочки. Кроме того, при определении размеров ответственности
в указанных ситуациях следует ориентироваться на ст. 393, определяющую порядок
исчисления убытков. Это означает необходимость исходить из цен, которые существуют
в месте нахождения камеры хранения в день предъявления лицом требования о
возмещении вреда.
Основная особенность хранения в гардеробе организации выражается в способе
заключения договора. Помимо сдачи вещи в гардероб договор считается заключенным
и тогда, когда лицо просто оставило свое пальто и шапку или другие вещи, но
непременно в том месте, которое отведено для этих целей в помещении организации,
на железной дороге, ином виде транспорта. Таким образом, отведение места в
указанных случаях (например, установление вешалки) должно расцениваться как
публичная оферта, а оставление вещи любым лицом - как акцепт.
Статья 925 ГК позволяет разделить хранение в гостинице (а равно в мотелях,
домах отдыха, пансионатах, санаториях, банях и т. п.) на три вида. При первом
условие о хранении составляет часть договора на оказание гостиничных услуг.
Следовательно, каждый, кто заключил договор на проживание в гостинице, может
оказаться в положении поклажедателя и вправе предъявлять в случае утраты или
повреждения своих вещей требования к гостинице как к хранителю. При этом внесение
вещи в номер или другое предназначенное для этой цели место или передача ее
работнику гостиницы рассматриваются как передача хранителю.
Второй договор, не охватывающий непосредственно оказание гостиничных
услуг, подразумевает хранение денег и валютных ценностей, ценных бумаг и других
драгоценных вещей. Для того, чтобы договор считался заключенным, принадлежащие
постояльцу драгоценные вещи должны быть приняты гостиницей. В указанном случае,
как и в предыдущем, вступают в действие общие нормы о хранении.
Третий договор, также относящийся к ценным вещам, связан с помещением
драгоценностей в индивидуальный сейф без их принятия гостиницей. Здесь вступают
в действие нормы о договоре аренды (предмет аренды - " сейф"), а также положения,
отражающие особенности договора на охрану ценностей. Соответственно гостиница
освобождается от ответственности, лишь если докажет, что по условиям хранения
доступ кого-либо к сейфу без ведома постояльца исключался или стал возможен
лишь вследствие непреодолимой силы либо его собственных виновных действий
(не запер сейф).
Наконец, последний вид хранения связан с секвестром, добровольным (передачей
вещи самими сторонами на время до разрешения возникшего между ними спора)
или принудительным (в силу решения суда). Первый регулируется заключенным
сторонами договором, а второй - нормами закона. В последнем случае речь идет
о ст. 374-376 Гражданского процессуального кодекса. Имеется в виду, что в
процессе исполнения имущество, на которое наложен арест, должно быть передано
под расписку должнику или другим лицам, назначенным судебным исполнителем.

Глава 48. Страхование (ст. 927-970)

В гражданском обороте, основанном на рыночных отношениях, страхование
занимает особое место. Уменьшая возможные имущественные потери участников,
этот институт служит важной правовой гарантией охраны их интересов. Вместе
с тем страхование как способ аккумуляции и последующего использования огромных
денежных средств само является разновидностью предпринимательской деятельности
в финансовой сфере. Не случайно специальный закон о страховании был принят
в числе первых основных законов "рыночной волны" (см. Закон РФ от 27 ноября
1992 года "О страховании"<73>).
В части второй Гражданского кодекса РФ страховые обязательства, в том
числе возникающие на основе договоров страхования, впервые в российском гражданском
праве получили развернутое закрепление. Даже в чисто количественном отношении
нормы главы 48 ГК намного превышают объем названного Закона и тем более его
правил о договоре страхования. В соответствии с ч. 1 ст. 4 Вводного закона
Закон о страховании 1992 года может применяться лишь в части, не противоречащей
правилам Кодекса. Практически это означает, что в полном объеме сохраняют
действие лишь правила Закона о страховании, посвященные обеспечению финансовой
устойчивости страховщиков и государственному надзору за их деятельностью.
В остальном, и в особенности для договоров страхования, этот Закон может применяться
только в субсидиарном порядке.
Следует отметить, что правила главы 48 ГК предусматривают принятие целого
ряда законов о страховании - о различных видах обязательного страхования (ст.
927 и 969), о взаимном страховании (ст. 968), о специальных видах страхования
(ст. 970). Очевидно, потребуется и особый закон об организации страхового
дела или по крайней мере о государственном контроле за страховой деятельностью<74>.
До принятия таких законов сохраняют силу действующие нормативные акты о страховании,
однако для страховых обязательств - лишь в части, не противоречащей нормам
главы 48 ГК, которая содержит общие правила для всех страховых обязательств.
Эти последние исчерпывающим образом установлены Кодексом и не должны затрагиваться
никакими иными законами.
Правила главы 48 ГК распространяются, таким образом, на три относительно
самостоятельные группы страховых обязательств: 1) обязательства из договора
страхования; 2) обязательства, возникшие из специальных видов страхования,
оформляемых самостоятельными договорами, которые включают в себя условия о
страховании (иностранные инвестиции, страхуемые от некоммерческих, то есть
политических и тому подобных рисков; морское страхование в отношении грузов,
перевозимых морским путем, или судов; медицинское страхование, представляющее
собой, по сути, форму оплаты медицинских услуг, предоставляемых гражданам;
страхование банковских вкладов как обязательная гарантия их возврата вкладчикам;
страхование пенсий, осуществляемое в этих же целях); 3) обязательства из договоров
страхования, которые подлежат обязательному заключению в силу прямого указания
закона, а не по усмотрению сторон (обязательное страхование). При этом две
последние группы страховых обязательств должны регламентироваться прежде всего
специальными законами (содержание которых должно учитывать правила ГК), а
в их отсутствие - действующими нормативными актами подзаконного характера,
которые также не могут противоречить правилам ГК в вопросах содержания, оформления
и исполнения страховых договорных обязательств.
В статье 927 ГК закреплена система страховых обязательств. Прежде всего,
они возникают на основании договоров имущественного или личного страхования.
В первом случае в роли страхователя могут выступать как граждане, так и различные
юридические лица, а во втором - только граждане, ибо страхуется интерес, связанный
с личностью (обычно с жизнью или здоровьем) застрахованного. Договоры имущественного
или личного страхования охватывают и специальные виды страхования, например
морское, медицинское или страхование банковских вкладов, что ведет к появлению
соответствующих смешанных договоров (п. 3 ст. 421 ГК).
Кроме того, страховые обязательства проистекают из обязательного страхования.
Согласно правилам п. 2 ст. 927 и п. 1 ст. 936 Кодекса обязательное страхование,
в том числе и государственное, теперь также должно осуществляться путем заключения
договоров по общим правилам о договорах страхования. Обязательное государственное
страхование может касаться только жизни, здоровья или имущества граждан и
реализуется за счет средств соответствующего (федерального или субъектов Федерации)
бюджета, а не застрахованного лица, то есть носит некоммерческий (бесприбыльный)
характер (например, страхование работников правоохранительных органов или
военнослужащих). В связи с изложенным данное страхование перестало носить
характер фактического налога с граждан (каковым ранее, в частности, являлось
обязательное государственное страхование некоторых видов имущества граждан).
Более того, обязательным такое страхование является ныне для государства
и его органов, выступающих в роли страхователей (в пользу определенных категорий
граждан). Это же относится и к другим случаям обязательного страхования, когда,
например, организация-перевозчик обязана застраховать жизнь и здоровье пассажира
от несчастных случаев, а лицо, использующее услуги частных детективных и охранных
организаций, - жизнь и здоровье работников этих организаций при осуществлении
ими сыскных или охранных действий. Подобное страхование, в том числе его условия,
предложенные страхователем, необязательны для страховых компаний (страховщиков)
(п. 2 ст. 927 ГК), с которыми страхователю придется их специально согласовывать.
В связи с этим не только формально, но и по существу утратило смысл прежнее
понятие обязательного страхования, которое всегда являлось государственным
и подразумевало обязанность гражданина застраховать себя или свое имущество
в государственной страховой организации по установленным государством ставкам
и иным условиям (ср. пп. 2 и 3 ст. 106 Основ 1991 года).
Предметом обязательного страхования также могут быть некоторые виды специального
страхования (например, морское или медицинское). Иначе говоря, специальные
виды страхования, предусмотренные законом, могут иметь как добровольный (договорный),
так и обязательный характер, однако по общему правилу должны быть оформлены
договором (страхования или смешанным). Кодекс закрепляет лишь два исключения
из этого правила. Обязательное государственное страхование государственных
служащих может осуществляться "непосредственно на основании законов и иных
правовых актов о таком страховании" (п. 2 ст. 969 ГК) в силу приобретения
гражданином статуса госслужащего на основании трудовых правоотношений. В обществах
взаимного страхования допускается оформление страхового обязательства "непосредственно
на основании членства", причем в некоторых случаях путем взаимного страхования
возможно осуществление и обязательного, а не только добровольного страхования
(пп. 3 и 4 ст. 968 ГК).
В любых видах страхования запрещено страхование противоправных интересов
(например, последствий совершения правонарушений страхователем), а также убытков
от участия в играх, лотереях и пари (поскольку в соответствии со ст. 1062
ГК требования, связанные с участием в играх и пари, по общему правилу не подлежат
судебной защите, то есть не охраняются правом, а их страхование лишило бы
игру или пари смысла) и расходов, к которым лицо может быть принуждено в целях
освобождения заложников (ибо в таком случае оно в значительной мере утрачивает
интерес в организации противодействия террористам). Нельзя, следовательно,
застраховаться, например, от последствий конфискации имущества, которая применяется
в качестве санкции за совершение преступления или иного правонарушения (ст.
243 ГК).
Правило о ничтожности условий договора о страховании противоправных интересов
исключает возможность весьма своеобразных сделок "страхования риска невозврата
кредита", получивших определенное распространение в современной предпринимательской
практике. Речь идет о ситуации, в которой заемщик-страхователь, заранее не
собираясь возвращать полученный кредит (а именно предполагая заведомое, причем
собственное нарушение условий кредитного договора), "страхует" этот "риск"
у страхователя в пользу банка-займодавца (а после получения кредита и уплаты
нескольких страховых взносов прекращает договор страхования по соглашению
со страхователем). Попытки "страхования" собственной вины и уж во всяком случае
умысла на совершение противоправных деяний, во всяком правопорядке относящихся
к противоправным интересам, не могут получать правовую защиту. Иное дело -
риск профессиональной ошибки, например, врача или адвоката (относительно которого
обычно вообще невозможно вести речь о вине допустившего ошибку лица). Именно
потому, что такого рода риск едва ли может быть поставлен кому-либо в вину,
он и является объектом страхования.
По договору страхования страховщик обязуется возместить страхователю
либо указанному им иному лицу (выгодоприобретателю) убытки, наступившие вследствие
указанного в договоре страхового случая, в пределах определенной договором
страховой суммы, а страхователь обязуется уплачивать обусловленную договором
плату (страховую премию). Кодекс отказался от формулировки единого понятия
договора страхования (ср. ст. 15 Закона о страховании), последовательно проводя
дифференциацию договоров имущественного и личного страхования (ср. ст. 929
и 934 ГК), закрепленную еще в ст. 107 Основ 1991 года. Такой подход представляется
более обоснованным в силу очевидных различий субъектного состава, характера
страховых случаев, содержания и объектов страхования и даже способа страхового
возмещения.
Важной особенностью страхового договора является вступление его в силу
не в момент достижения его сторонами соглашения (или его подписания), а по
общему правилу - в момент уплаты первого страхового взноса или всей страховой
премии (п. 1 ст. 957 ГК). Договором, однако, может быть установлен и иной
срок вступления его в силу, например с момента принятия в члены общества взаимного
страхования. Из-за возможности несовпадения этих моментов закон определяет,
что договорное страхование распространяется лишь на те страховые случаи, которые
произойдут после вступления договора в силу (если договором прямо не предусмотрен
иной срок начала действия страхования, например опять-таки для обществ взаимного
страхования).
Для требований, вытекающих из договоров страхования по отношению к любым
участникам страховых обязательств, законом установлен сокращенный срок исковой
давности в два года (ст. 966, ср. п. 1 ст. 197, ст. 199 ГК).
Кроме того, закон допускает односторонний отказ от данного договора для
страхователя в любое время и без указания мотивов (если только не отпала сама
возможность наступления обусловленного в договоре страхового случая, при котором
его действие подлежит прекращению) (ср. п. 2 ст. 958 и ст. 310, п. 3 ст. 450
ГК). Страховщик вправе тогда удержать за собой фактически полученную им часть
своей страховой премии (если иное не предусмотрено договором страхования -
абз. 2 п. 3 ст. 958 ГК, ср. абз. 2 п. 3 ст. 23 Закона о страховании), однако
не может обращаться за возмещением причиненных ему убытков. Закон не требует
теперь соглашения сторон или внесения в договор условия относительно возможности
его досрочного прекращения, но не указывает и на возможности одностороннего
расторжения договора страховщиком (ср. пп. 2 и 3 ст. 23 Закона о страховании).
Участниками отношений страхования являются страхователь (заинтересованное
лицо), страховщик и выгодоприобретатель. В качестве страхователя и выгодоприобретателя
(бенефициара) могут выступать любые участники гражданских правоотношений.
Правовое положение выгодоприобретателя определяется также по правилам о договоре
в пользу третьего лица (ст. 430 ГК), разновидностью которого следует считать
соответствующий договор страхования. В некоторых случаях участие бенефициара
в страховом обязательстве исключено законом (например, при страховании предпринимательского
риска, допускаемого только в пользу самого страхователя), а в других, напротив,
необходимо (например, при страховании ответственности, которое возможно только
в пользу третьих лиц).
Однако в отличие от классической конструкции договора в пользу третьего
лица, по которому последнее может приобрести лишь права, но не обязанности,
страховщик может включить в договор страхования условие о том, что выгодоприобретатель
(в том числе застрахованное лицо), предъявивший требования о выплате страхового
возмещения, должен исполнить некоторые обязанности по не заключавшемуся им
договору, прежде всего не выполненные страхователем (п. 2 ст. 939 ГК). Страхователь
может также заменить выгодоприобретателя другим лицом, письменно уведомив
об этом страховщика, если только выгодоприобретатель уже не предъявил требование
о выплате страхового возмещения или не выполнил какую-либо из обязанностей
страхователя (ст. 956).
Страховщиком может быть лишь страховая организация юридическое лицо,
притом имеющая лицензию на осуществление страховой деятельности (ст. 938 ГК,
ст. 32 Закона о страховании). В силу норм Кодекса страховщиком может быть
лишь коммерческая организация (пп. 1 и 2 ст. 50 ГК), но не любое юридическое
лицо (как устанавливал п. 1 ст. 6 Закона о страховании). Закон о страховании
(абз. 2 п. 1 ст. 6) исключает для страховых организаций занятие производственной,
торгово-посреднической и банковской деятельностью и фактически разрешает им
заниматься только страховой деятельностью, что следует признать вполне оправданным.
Статья 968 Кодекса предусмотрела возможность создания обществ взаимного
страхования (ср. ст. 7 Закона о страховании), которые являются некоммерческими
организациями. Такие общества, известные в России еще до революции, представляют
собой потребительские кооперативы, оказывающие страховые услуги своим членам
(ср. п. 1 ст. 116 ГК). Они создаются путем объединения участниками необходимых
для этого средств (паевых взносов) и не приносят прибыли. Здесь в роли страхователей
могут выступать лишь участники (члены) общества, а страховщиком становится
само созданное ими общество. Особенности правового положения таких обществ
должны определяться специальным законом, который, однако, не может противоречить
правилам ГК (абз. 2 п. 2 ст. 968). Страховые отношения между обществом и его
членами определяются также уставом общества и установленными им правилами
страхования, в связи с чем правила Кодекса о страховых обязательствах применяются
здесь субсидиарно (абз. 2 п. 3 ст. 968).
Если же общество взаимного страхования захочет осуществлять страхование
лиц, не являющихся его членами, оно должно будет преобразоваться в коммерческую
организацию (например, в производственный кооператив), получить лицензию и
соблюсти иные введенные законом для страховых организаций требования. При
этом его взаимоотношения со страхователями, не участвующими в обществе, будут
строиться на основе правил главы 48 ГК в форме договоров страхования (п. 5
ст. 968).
Один и тот же объект страхования может быть застрахован по одному договору
несколькими страховщиками (например, при большой стоимости имущественного
комплекса). В этом случае страховщики должны будут нести солидарную обязанность
по выплате страхового возмещения (ср. ст. 322-325 ГК), если только договором
не будут определены конкретные обязанности каждого из них (ст. 953). Обязанность
закреплять в договоре права и обязанности каждого страховщика (ст. 12 Закона
о страховании), как и правило о пропорциональных выплатах страхователю в этих
ситуациях (абз. 3 п. 3 ст. 10 Закона о страховании), теперь отпали.
Участие нескольких страховщиков возможно также в форме перестрахования,
обычно гораздо более предпочтительного для всех участников, нежели сострахование.
При перестраховании страховщик страхует у другого страховщика свой собственный
риск выплаты страхового возмещения. Как правило, это происходит при большой
сумме такого возмещения или значительном риске. По существу, страховщик перекладывает
при этом свой риск полностью или в части на другого страховщика, выступая
в отношении него в роли страхователя. Однако перед страхователем по основному
договору страхования ответственным все равно остается первый страховщик как
сторона по договору.
Все участвующие в перестраховании являются страховыми организациями,
то есть предпринимателями, а само перестрахование представляет собой обязательство
по осуществлению предпринимательской деятельности. Возможно также последовательное
заключение нескольких договоров перестрахования (п. 4 ст. 967 ГК). Перестраховщик
обычно возмещает страховщику его потери либо начиная с определенного предела
(лимита), либо в определенной части, хотя не исключено и полное возмещение
всех убытков страховщика (являющегося здесь страхователем). Как правило, на
отношения перестрахования распространяются правила о страховании предпринимательского
риска (каковым, в сущности, и является риск первого страховщика).
В обязательном государственном страховании в роли страхователей выступают
федеральные органы исполнительной власти, в качестве выгодоприобретателей
- государственные служащие (объектом страхования являются их жизнь, здоровье
и имущество), а страховщиками могут быть государственные страховые и иные
государственные организации (при бездоговорном страховании) либо обычные страховые
организации (при обязательном договорном страховании) (пп. 1 и 2 ст. 969 ГК).
Условия такого страхования определяются законами и иными правовыми актами
об обязательном государственном страховании при субсидиарном применении к
ним правил главы 48 ГК (п. 4 ст. 969).
Новый Гражданский кодекс, учитывая потребности развивающейся рыночной
экономики, существенно расширил круг объектов имущественного страхования (ср.
ст. 4 Закона о страховании). Наряду с давно известным риском утраты, недостачи
(уменьшения) или повреждения (порчи) определенного имущества объектом страхования
прямо объявлены риск гражданско-правовой деликтной (внедоговорной) ответственности
и риск убытков от предпринимательской деятельности (п. 2 ст. 929 ГК). Имущественные
интересы (риски) как объекты имущественного страхования согласно данной норме
не имеют закрытого, исчерпывающего характера. Не исключается, в частности,
страхование риска неполучения ожидаемых доходов не предпринимателем, а, например,
гражданином - владельцем ценных бумаг или профессиональным исполнителем (по
причинам, не обязательно связанным с ухудшением состояния его здоровья).
Страховой интерес как объект страхования предопределяет два общепризнанных
принципа страхового права: не может быть страхования при отсутствии страхового
интереса, а сам страховой интерес всегда определяет максимально возможный
объем страхового возмещения. Поэтому имущество может быть застраховано только
в пользу лица, имеющего страховой интерес в сохранении этого имущества (п.
1 ст. 930 ГК).
Таким лицом может быть как собственник, так и обладатель иного вещного,
а также и обязательственного права на конкретное имущество (в частности, залогодержатель,
арендатор, доверительный управляющий, хранитель и т. д.). Вероятно, следовательно,
наличие одновременно нескольких страховых интересов у разных лиц в отношении
одного и того же имущества (например, у собственника и арендатора, каждый
из которых может застраховать соответствующий объект в пределах своего интереса).
В страховых отношениях часто участвуют лица выгодоприобретатели (бенефициары),
в пользу которых страхователь заключает договор страхования. В этом качестве
тоже должны выступать лица, имеющие интерес в сохранении данного имущества
(например, наследники или близкие родственники гражданина, застраховавшего
свою жизнь; основное (материнское) общество в отношении имущества дочерней
компании и т. д.). Если же у лица нет страхового интереса в данном имуществе
(например, читателя библиотеки или зрителя театра в имуществе этих учреждений
культуры, наемного работника в имуществе своей организации-работодателя, за
сохранность которого он не отвечает, и т. д.), оно не может его застраховать,
а заключенный страховой договор является недействительным (оспоримым) (п.
2 ст. 930 ГК).
Вместе с тем закон допускает заключение договора имущественного страхования
в пользу выгодоприобретателя без указания его конкретного имени или наименования
(страхование "за счет кого следует") (п. 3 ст.930). Разумеется, страхователем
и в этом случае выступает лицо,имеющее страховой интерес. Однако право на
получение страхового вознаграждения страхователь в такой ситуации может передать
любому лицу, в том числе и не имевшему страхового интереса в застрахованном
имуществе. Такое право должно быть оформлено страховым полисом на предъявителя,
отвечающим всем свойствам предъявительской ценной бумаги (ср. абз. 2 п. 3
ст. 930 и п. 1 ст. 142, п. 1 ст. 146, п. 2 ст. 147 ГК). Таким образом, с развитием
данной разновидности страхования появляется и новый вид ценных бумаг.
Понятно также, что страховое возмещение по договору имущественного страхования
не может превышать стоимости страхового интереса. Давно известно, что цель
страхования снять страх за убытки, а не доставить выгоду застрахованному лицу.
Поэтому пределом страховой суммы при страховании имущества является его действительная
(рыночная, фактическая, но не обязательно балансовая, или учетная) стоимость
на день заключения договора страхования, а для предпринимательского риска
- размер убытков (п. 2 ст. 15 ГК), которые страхователь мог бы понести при
наступлении страхового случая (п. 2 ст. 947 ГК).
Договором может быть предусмотрена иная, как правило более низкая, оценка
страховой стоимости либо само страховое возмещение устанавливается ниже страховой
стоимости (неполное имущественное страхование). В этом случае страхователь
или выгодоприобретатель (то есть лица, имеющие страховой интерес) вправе осуществить
дополнительное страхование, но лишь в оставшейся не застрахованной части,
поскольку общая страховая сумма по всем договорам страхования данного объекта
все равно не может превышать его страховую стоимость (п. 1 ст. 950 ГК).
Если же страховая сумма будет завышена по сравнению со страховой стоимостью,
договор страхования в части такого превышения считается ничтожным (п. 1 ст.
951 ГК). Тогда страховщик вправе, во-первых, оставить за собой излишне уплаченную
ему часть страховой премии (страховых взносов) (однако не может требовать
продолжения ее выплаты в прежнем объеме, ибо она должна быть уменьшена пропорционально
уменьшению страховой суммы). Во-вторых, при наличии обмана со стороны страхователя,
намеренно завысившего страховую сумму, страховщик может также потребовать
признания недействительным заключенного договора в полном объеме (а не только
в части превышения страховой суммой действительной стоимости имущества или
размера возможных убытков) и возмещения причиненных ему этим убытков, если
они не покрыты фактически полученной им страховой премией (п. 3 ст.951 и ст.
179 ГК). Но если один и тот же объект одновременно застрахован страхователем
от одного и того же риска у двух или нескольких страховщиков (что, безусловно,
свидетельствует о превышении страхового интереса), помимо перечисленных выше
последствий при наступлении страхового случая сумма страхового возмещения
подлежит пропорциональному (относительно первоначальной страховой суммы) уменьшению
по каждому из таких договоров "двойного страхования" (п. 4 ст. 951 ГК).
Таким образом, страховое возмещение ни в коем случае не должно превышать
реальный страховой интерес. Лишь при имущественном страховании одного и того
же объекта от различных рисков, например от стихийных бедствий и от умышленного
уничтожения другими лицами, которое возможно как по одному, так и по нескольким
разным договорам, в том числе и с разными страховщиками, общая страховая сумма
может превышать страховую стоимость (п. 1 ст. 952), но только при маловероятном
одновременном наступлении разных страховых случаев (п. 2 ст. 952 ГК).
Наряду со страхованием имущества объектом имущественного страхования
является также имущественная ответственность, а точнее говоря, риск ее наступления.
Как уже отмечалось, невозможно застраховаться от последствий собственного
противоправного виновного поведения. Однако в обязательствах из причинения
вреда личности или имуществу (внедоговорных) ответственность нередко возникает
и при отсутствии вины причинителя, например если он является владельцем источника
повышенной опасности (ст. 1079 ГК). В этом случае страхование ответственности,
построенной, по существу, на началах риска, вполне допустимо. В соответствии
с п. 1 ст. 931 Кодекса может быть застрахован риск ответственности как самого
страхователя, так и иного лица, на которое такая ответственность может быть
возложена, например владельца источника повышенной опасности и лица, управляющего
таким источником по доверенности владельца. Если такое застрахованное лицо,
не являющееся страхователем, не названо в договоре, застрахованным будет считаться
только риск ответственности самого страхователя. Страхователь вправе также
заменить застрахованное лицо другим (пока не наступил страховой случай), письменно
сообщив об этом страховщику ( например, в случае выдачи им новой доверенности
на управление автотранспортным средством), если только возможность замены
прямо не исключена договором страхования (п. 1 ст. 955).
Выгодоприобретателем в таком договоре страхования всегда будет потерпевший
(лицо, которому может быть причинен вред), независимо от того, кто назван
в качестве выгодоприобретателя в этом договоре (п. 3 ст. 931 ГК). В этом и
состоит важнейшая особенность данного договора, преследующего цель обеспечения
имущественных интересов потерпевшего и лишь косвенно - причинителя вреда (правонарушителя),
который все равно несет соответствующие расходы по уплате страхового вознаграждения.
Выгодоприобретатель в таком страховании вправе при наступлении страхового
случая предъявить требование об уплате страхового возмещения непосредственно
страховщику, а причинитель вреда (страхователь) остается ответственным перед
потерпевшим (выгодоприобретателем) в размере причиненного ему ущерба, не покрытого
страховым возмещением (п. 4 ст. 931, ст. 1072).
Что касается страхования риска наступления ответственности по договору,
то Кодекс допускает его лишь в прямо перечисленных законом (но не иным правовым
актом или договором) случаях и только в отношении самого страхователя, но
не иного лица (п. 1 ст. 932). Тем самым исключается возможность страхования
риска ответственности за невыполнение договорных обязательств, возложенных
должником-страхователем на третьих лиц (ср. п. 1 ст. 313 ГК). Страхование
риска ответственности за нарушение договора предусмотрено Кодексом, например,
для ломбардов, страхующих за свой счет в пользу поклажедателей переданное
на хранение и под залог ссуды имущество (п. 4 ст. 919), для банков, страхующих
возврат вкладов граждан (п. 1 ст. 840), для лиц, у которых находится заложенное

<< Пред. стр.

стр. 24
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>