<< Пред. стр.

стр. 25
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

имущество (п. 1 ст. 343). При этом выгодоприобретателем в этом страховании
всегда считается кредитор - сторона, перед которой должник-страхователь обязан
нести соответствующую ответственность (например, поклажедатель или вкладчик),
несмотря на иное указание в договоре страхования (п. 3 ст. 932 ГК).
Особо выделяется договор страхования предпринимательского риска, то есть
риска неполучения доходов в результате предпринимательской деятельности. В
этом случае может быть застрахован риск только самого страхователя (предпринимателя)
и только в его пользу (ч. 1 ст. 933 ГК). Третьему лицу нельзя застраховать
предпринимательский риск выгодоприобретателя-предпринимателя, ибо он обязан
делать это сам, за счет собственных доходов (что, кстати, исключает некоторые
возможные злоупотребления с государственным и муниципальным имуществом). Если
же предприниматель-страхователь заключит такой договор в пользу иного лица
(выгодоприобретателя), договор все равно будет считаться заключенным в пользу
самого страхователя (ч. 3 ст. 933 ГК).
Важной особенностью договоров страхования ответственности, как и договоров
личного страхования, является отсутствие в них максимального размера страховой
суммы (страхового возмещения), поскольку определить точный размер страхового
интереса, как в имущественном страховании, здесь не представляется возможным.
Поэтому в данных договорах страхования страховая сумма определяется исключительно
по усмотрению сторон и не может быть ограничена (п. 3 ст. 947 ГК).
В договоре личного страхования страхуется риск причинения вреда жизни
или здоровью гражданина, достижение им определенного возраста или наступление
в его жизни иного указанного в договоре события (п. 1 ст. 934 ГК). При этом
застрахованным лицом по условиям конкретного договора может быть как сам страхователь
(гражданин), так и другой названный им гражданин. Если в таком договоре выгодоприобретатель
прямо не обозначен, им считается сам застрахованный (а в случае его смерти
его наследники). Возможно также и указание выгодоприобретателя при наличии
застрахованного лица (например, его близкого родственника, в пользу которого
работодатель страхует своего работника). В виде страхового возмещения может
выплачиваться не только единовременная сумма, но и периодические платежи (например,
при страховании от увечья или при страховании пенсий).
Поскольку у выгодоприобретателя или у страхователя, не являющихся застрахованными
лицами, то есть не подвергающихся риску наступления страхового случая, может
появиться интерес в его наступлении для застрахованного (влекущем для них
право на получение страхового возмещения), застрахованный гражданин должен
письменно согласиться на заключение договора личного страхования в пользу
данных лиц. При отсутствии такого согласия договор страхования может быть
признан недействительным по иску застрахованного лица или его наследников
(абз. 2 п. 2 ст. 934 ГК).
Без письменного согласия застрахованного лица не допускается также замена
выгодоприобретателя (ч. 1 ст. 956 ГК). Само же застрахованное лицо может быть
заменено страхователем только с согласия как самого этого лица, так и страховщика
(ибо в личном страховании наступление страхового случая существенно может
зависеть от личности застрахованного) (п. 2 ст. 955 ГК).
Важно также отметить, что договор личного страхования является публичным
договором (абз. 2 п. 1 ст. 927, ст. 426). Следовательно, здесь не могут устанавливаться
различные условия для одних и тех же групп граждан и не допускается отказ
в заключении договора со стороны страховщика на объявленных им условиях. На
эти отношения распространяются также правила Закона о защите прав потребителей.
Имущественное и личное договорное страхование в качестве добровольного
ранее обычно противопоставлялось обязательному страхованию. Как уже говорилось,
такое основание их противопоставления теперь утратило значение, ибо обязательное
страхование по общему правилу тоже осуществляется в договорной форме (п. 1
ст. 936 ГК). Поэтому и на него распространяются общие правила Кодекса о договоре
страхования.
Закон ограничивает круг страховых интересов в обязательном страховании.
Объектом последнего может быть либо страхование личности или имущества других
лиц (граждан), либо риск собственной ответственности за причинение вреда или
за нарушение договора (п. 1 ст. 935, п. 3 ст. 936 ГК). Закон не может возлагать
на гражданина обязанность страховать свою жизнь или здоровье, так как это
было бы нарушением принципа свободы в осуществлении гражданских прав (п. 1
ст. 9), не оправданным важным публичным интересом. Обязательное имущественное
страхование для имущества юридических лиц может быть установлено законом лишь
в отношении имущества, являющегося государственной или муниципальной собственностью
(п. 3 ст. 935 ГК).
Не считается обязательным страхование, обязанность осуществить которое
основана не на прямом указании закона, а вытекает из договора (например, предварительного
или из договора внешнеторговой купли-продажи) либо из учредительных документов
юридического лица (например, из устава общества взаимного страхования, если
только законом прямо не предусмотрено осуществление этим обществом обязательного
страхования). Ведь в таких ситуациях страхователи могли бы не заключать соответствующий
договор или не участвовать в соответствующем юридическом лице и никакой обязанности
страхования для них не возникло бы.
Особенность обязательного страхования заключается в том, что обязанным
здесь является страхователь, который за свой счет страхует риск выгодоприобретателя
(если только речь не идет о пассажире, стоимость личного страхования которого
включается в стоимость проездного билета) в случаях, прямо закрепленных законом,
определяющим как страховые риски, так и минимальный размер страховых сумм.
В силу этого страхователь не вправе ни уклониться от заключения договора страхования,
ни заключить его на менее выгодных по сравнению с введенными законом условиях.
Статья 937 ГК впервые установила весьма жесткие последствия нарушения
страхователем своей обязанности по обязательному страхованию. Если такой договор
не заключен страхователем, выгодоприобретатель, во-первых, вправе через суд
обязать заключить его и, во-вторых, при наступлении страхового случая потребовать
компенсации убытков в размере определенного законом страхового возмещения.
Если же упомянутый договор заключен на менее выгодных для выгодоприобретателя
условиях, чем указанные в законе, при наступлении страхового случая страхователь
все равно обязан возместить выгодоприобретателю убытки до размера обусловленного
законом страхового возмещения. Кроме того, все неосновательно сбереженные
в результате незаключения договора или заключения его на ухудшенных для выгодоприобретателя
условиях денежные средства в любом случае подлежат взысканию в доход федерального
государства с начислением на них процентов годовых по правилам ст. 395 Кодекса.
Договор страхования заключается в письменной форме под страхом признания
его недействительным (если только речь не идет об обязательном государственном
страховании государственных служащих, предусмотренном ст. 969 ГК). Однако
вместо подписанного обеими сторонами документа в роли такой формы могут выступать
страховые полисы, свидетельства, сертификаты, квитанции, подписанные страховщиком
и принятые страхователем. Допускается также страхование по генеральному полису
(ст. 941), выданному страховщиком на различные партии однородного имущества
на сходных условиях в течение согласованного сторонами срока, что имеет известное
распространение в предпринимательской деятельности. Но и в этом случае страхователь
вправе потребовать выдачи страховых полисов по отдельным партиям застрахованного
по генеральному полису имущества.
Обычно страховщики используют разработанные ими или их объединениями
стандартные формы договора (или страхового полиса) по отдельным видам страхования.
В п. 3 ст. 16 Закона о страховании установлен обязательный минимум данных
и реквизитов, необходимых для страхового свидетельства. Подписывая или принимая
эти документы, страхователь вынужден полностью соглашаться с их содержанием,
что типично для договора присоединения (ст. 428 ГК). В таких стандартных формах
могут также содержаться отсылки к стандартным правилам страхования, принятым
страховщиком или объединением страховщиков. Данные правила становятся обязательными
для страхователей и выгодоприобретателей, если на них имеется прямая ссылка
в договоре и их содержание изложено в страховом документе или в приложении
к нему. В целях защиты интересов страхователей и выгодоприобретателей закон
разрешает сторонам договариваться об изменении или дополнении отдельных правил
в конкретном договоре (п. 3 ст. 943 ГК) (разумеется, учитывая правила ст.
426 о публичном договоре применительно к договорам личного страхования).
Следует иметь в виду, что в ст. 942 ГК перечислены существенные условия
договоров имущественного и личного страхования. При отсутствии соглашения
сторон хотя бы по одному из таких условий договор будет считаться незаключенным
(п. 1 ст. 432). Кроме того, страхователь обязан при заключении договора сообщить
страховщику об обстоятельствах, имеющих существенное значение с точки зрения
вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков. Вместе
с тем и страховщик должен принять меры к выяснению таких обстоятельств, оговорив
их в стандартной форме договора (страхового полиса) или в специальном письменном
запросе, на который должен ответить страхователь. Сообщение страховщику заведомо
ложных сведений об указанных обстоятельствах дает ему право требовать признания
договора недействительным как совершенного под влиянием обмана, если только
обстоятельства, о которых умолчал страхователь, уже не отпали (п. 3 ст. 944,
ст. 179 ГК). Но если страховщик не поставил соответствующие вопросы перед
страхователем или заключил договор, не дожидаясь его ответов, он не может
впоследствии ссылаться на то, что сведения о таких обстоятельствах не были
ему сообщены (п. 2 ст. 944). Будучи профессиональным предпринимателем, он
сам в состоянии позаботиться об обеспечении своих имущественных интересов.
Закон дает страховщику право на оценку реальности и объема страхового
риска (ст. 945 ГК). При имущественном страховании он вправе предварительно
осмотреть страхуемое имущество и даже провести экспертизу по оценке его действительной
стоимости (когда, например, объектом страхования выступает произведение искусства),
а при личном страховании может провести обследование страхуемого лица. В случае
проведения оценки страхуемого имущества страховщик не может впоследствии оспаривать
его стоимость, даже ссылаясь на обман со стороны страхователя. Такая ссылка
будет иметь значение лишь при отказе страховщика от проведения указанной оценки
(ст. 948 ГК). Страхователь, со своей стороны, вправе оспаривать оценку страховщика,
договариваясь с ним о ее размере. Ведь в конечном счете страховая сумма определяется
соглашением сторон и имеет только верхний предел в виде размера страхового
интереса и лишь в договорах страхования имущества.
Страховщик обязан соблюдать требования закона об охране коммерческой
тайны и нематериальных благ личности (ст. 139 и 150 ГК), а потому не вправе
разглашать сведения, ставшие ему известными в ходе производившейся им оценки
страхового риска.
В период действия договора страхования могут появиться новые обстоятельства,
существенно влияющие на страховой риск. С одной стороны, это обстоятельства,
полностью исключающие возникновение соответствующего риска. Так, гибель застрахованного
имущества от иных причин, нежели наступление страхового случая, делает последний
невозможным. Прекращение предпринимательской деятельности страхователя, например
в связи с признанием его неплатежеспособным (банкротом), исключает дальнейшую
возможность наступления у него предпринимательского риска. Очевидно, что в
этих и аналогичных им ситуациях существование страхового риска следует считать
невозможным, а заключенный по этому поводу договор страхования - досрочно
прекратившимся (п. 1 ст. 958 ГК). В подобном случае страховщик сохраняет право
на часть страховой премии (пропорционально фактическому времени действия договора).
С другой стороны, могут появиться новые обстоятельства, существенно увеличивающие
страховой риск. Об этих обстоятельствах страхователь (и соответственно выгодоприобретатель)
обязан немедленно сообщить страховщику (некоторые из них могут также прямо
оговариваться в страховом полисе или в правилах страхования, переданных страхователю).
Последний вправе потребовать изменения условий заключенного договора, а при
возражениях страховщика - его расторжения по общим правилам о расторжении
гражданско-правовых договоров (п. 2 ст. 959 ГК). Если же страхователь и выгодоприобретатель
намеренно умалчивают о возникновении таких обстоятельств, страховщик вправе
требовать расторжения договора и возмещения всех причиненных ему убытков (п.
3 ст. 959 ГК). Однако для договоров личного страхования закон делает существенное
изъятие: страховщик вправе требовать изменения или расторжения указанных договоров
по этим мотивам лишь тогда, когда данная возможность прямо предусмотрена в
самом договоре (п. 5 ст. 959 ГК). Тем самым обязанность страхователя или застрахованного
по договору личного страхования сообщить страховщику о существенном изменении
условий страхового риска имеет практическое значение, только если в страховом
полисе или в приложенных к нему правилах страхования установлены последствия
ее несоблюдения.
В статье 960 Кодекса решен практически важный вопрос о последствиях перехода
прав на застрахованное имущество к другому лицу, то есть об изменении субъекта
страхового интереса в имущественном страховании (например, при смерти страхователя
и переходе его имущества к наследникам). В этой ситуации права и обязанности
страхователя переходят к лицу (или лицам), к которому перешли права на имущество
(например, к наследнику или наследникам страхователя). Иначе говоря, наступает
правопреемство и договор имущественного страхования сохраняет силу для нового
страхователя. Последний лишь обязан незамедлительно уведомить страховщика
о состоявшемся правопреемстве. Согласия страховщика на такой переход (п. 1
ст. 19 Закона о страховании) теперь не требуется. Если же такое преемство,
по мнению страховщика, повлечет существенное изменение страхового риска (например,
снижение степени заботливости нового собственника о сохранности перешедшего
к нему застрахованного имущества), он вправе действовать по правилам ст. 959
Кодекса.
На страхователе и выгодоприобретателе лежит обязанность незамедлительно
уведомить страховщика о наступлении страхового случая (п. 1 ст. 961 ГК). После
заявления страхователя страховщиком составляется страховой акт (аварийный
сертификат), служащий основанием для страховых выплат (п. 1 ст. 20 Закона
о страховании). В договоре личного страхования (страхования жизни и здоровья)
срок уведомления страховщика не может быть менее 30 дней (п. 3 ст. 961 ГК),
ибо страховой случай здесь связан с физическими и нравственными страданиями
людей, которые должны иметь дополнительное время для устройства своих имущественных
дел. Неисполнение страхователем или выгодоприобретателем обязанности информировать
страховщика о страховом случае дает последнему право отказать в выплате страхового
возмещения. Правда, страхователь и выгодоприобретатель не лишены возможности
доказать, что страховщик в действительности своевременно узнал о наступлении
страхового случая либо его незнание не могло сказаться на его обязанности
по выплате страхового возмещения (п. 2 ст. 961 ГК), однако бремя доказывания
названных обстоятельств лежит на них, тогда как страховщик предполагается
неинформированным о страховом случае.
Кроме того, при наступлении страхового случая при имущественном страховании
страхователю следует принять разумные и доступные ему меры по уменьшению убытков
(например, срочно вызвать пожарную охрану, работников милиции или врача скорой
помощи, самому принять возможные по обстоятельствам меры и т. п.). Умышленное
непринятие таких мер влечет освобождение страховщика от обязанности возмещения
соответствующих убытков (пп. 1 и 3 ст. 962 ГК). Для поощрения страхователей
к реальному принятию названных мер закон установил обязанность страховщика
возмещать страхователю необходимые расходы по уменьшению убытков, даже если
принятые меры оказались безуспешными, а возмещение этих расходов вместе со
страховыми убытками превысит страховую сумму (п. 2 ст. 962 ГК).
Страховщик подлежит освобождению от выплаты страхового возмещения, если
страховой случай наступил вследствие умысла заинтересованных лиц - страхователя,
застрахованного лица или выгодоприобретателя, поскольку страховой случай здесь
возник исключительно по их вине, а не в силу обстоятельств риска. При имущественном
страховании закон может предусмотреть такое последствие и для случаев грубой
неосторожности страхователя или выгодоприобретателя (ср. п. 1 ст. 963 и п.
1 ст. 404 ГК). Из этого традиционного для страхового права правила ст. 963
Кодекса устанавливает два исключения. Во-первых, выплата страхового возмещения
по договорам страхования ответственности за причинение вреда (в деликтных
обязательствах) должна быть произведена и при причинении вреда по вине страхователя
или застрахованного, поскольку в этих обязательствах вина причинителя зачастую
не имеет значения для наступления его ответственности, а страхование осуществляется
в пользу выгодоприобретателя потерпевшего, а не в пользу правонарушителя.
Во-вторых, по договору личного страхования страховое возмещение подлежит выплате,
даже если смерть застрахованного лица наступила вследствие его самоубийства,
если только договор страхования действовал к этому моменту не менее двух лет
(и следовательно, страховщик получил определенную часть своей премии).
Если договором страхования предусмотрена периодическая уплата страховых
взносов страховщику и уплата очередного взноса просрочена страхователем, наступают
последствия этого нарушения, определенные договором страхования (п. 3 ст.
954 ГК). Если же в период такой просрочки произошел страховой случай, страховщик
все равно обязан выплатить страховое возмещение, уменьшив его на сумму просроченного
взноса (п. 4 ст. 954 ГК). Ранее п. 1 ст. 23 Закона о страховании предусматривал
для таких ситуаций последствие в виде прекращения договора и отпадения указанной
основной обязанности страховщика.
Страховщик по общему правилу освобождается от обязанности выплаты страхового
возмещения также при наступлении страхового случая вследствие названных в
ст. 964 Кодекса обстоятельств, большинство из которых относится к обстоятельствам
непреодолимой силы (ср. п. 1 ст. 202 ГК). Риск таких обстоятельств, как ядерные
взрывы, военные действия, народные волнения и т. п., с одной стороны, невозможно
прогнозировать и рассчитывать, а с другой стороны - при их наступлении страховые
случаи возникают в массовом порядке и неотвратимо. Поэтому такого рода риски
обычно и не страхуются. Кодекс не исключает, однако, их страхования по специальному
закону или договору и тогда отказ в выплате возмещения, разумеется, неправомерен.
Это же касается и принудительных действий государственных органов по изъятию
застрахованного имущества.
По выплате страхового возмещения к страховщику переходит требование к
лицу, ответственному за возникшие убытки (если, разумеется, такое лицо существует).
Это относится к случаям причинения вреда застрахованному лицу или имуществу
либо неисполнения договора контрагентом страхователя, то есть тех ситуаций,
когда, например, в отсутствие страхования страхователь-потерпевший имел бы
право на предъявление соответствующего имущественного требования к фактическому
причинителю вреда (правонарушителю). При этом на место потерпевшего становится
страхователь, выплативший потерпевшему страховое возмещение (и в пределах
этой выплаты). Такое требование страховщика к фактическому правонарушителю
является разновидностью регрессных (обратных) требований. Подразумеваются
требования, обращаемые (оборачиваемые) к фактическому должнику третьим лицом,
исполнившим его обязательства перед его кредитором вместо него.
В страховом праве такие регрессные требования называются суброгацией
(п. 1 ст. 965 ГК, ср. ст. 22 Закона о страховании). Закон не допускает возможности
устранения суброгации по договору - установления в нем запрета на переход
права требования, если вред был причинен умышленно. В иных случаях стороны
договора страхования могут оговорить в нем, что страховщик не получает суброгации
в отношении причинителя и, следовательно, не сможет компенсировать за этот
счет свои расходы.
При отсутствии такой оговорки страхователь (или выгодоприобретатель),
отказавшийся от своего права требования к лицу, ответственному за убытки,
или сделавший осуществление этого права невозможным (например, не предъявивший
вовремя претензию или исковые требования, не составивший или не собравший
необходимые документы, удостоверяющие основания ответственности причинителя,
и т. п.), теряет право на страховое возмещение полностью или в соответствующей
части (и должен вернуть излишне выплаченные ему вследствие этого суммы) (п.
4 ст. 965 ГК). Таким образом, страхователь по общему правилу обязан не только
извещать страховщика о страховом случае и принимать возможные меры по уменьшению
убытков, но и позаботиться об обеспечении будущего требования страховщика
к фактическому причинителю вреда, в том числе путем передачи страховщику документов,
доказательств и сведений, необходимых для осуществления суброгации.

Глава 49. Поручение (ст. 971-979)

Договор поручения оформляет одну из основных разновидностей обязательств
по оказанию юридических услуг. В эту группу включаются и обязательства, возникающие
из договоров комиссии, агентирования, доверительного управления имуществом
и коммерческой концессии (франчайзинга). К ним примыкает также ряд обязательств,
возникающих из договоров транспортной экспедиции и действий в чужом интересе
без поручения. Особенностью всех этих отношений является выступление в них
посредника - представителя, агента, комиссионера, доверительного управляющего
и т. д., действующего либо от чужого, либо даже от собственного имени, но
так или иначе в чужих интересах, то есть непосредственно или в конечном итоге
создавая, изменяя или прекращая определенные права или обязанности для своего
принципала (представляемого, комитента, учредителя и т. п.). К этому и сводится
суть юридических услуг, позволяющих управомоченным или обязанным лицам достигать
известного правового результата через посредство иных лиц.
Наиболее ярко специфика посреднических услуг видна в отношениях поручения.
Предметом договора поручения является совершение одним лицом от имени другого
только определенных юридических действий - сделок, где стороной становится
представляемый, а не представитель, поскольку последний совершает эти сделки
от имени представляемого, а не от своего собственного, заранее информируя
об этом контрагентов (третьих лиц). Таким образом, смысл этой юридической
услуги заключается в получении участником имущественного оборота возможности
выступать в качестве стороны сделки через посредство специально уполномоченного
(по данному договору) лица. Именно поэтому договор поручения называют договором
о представительстве, а правила о договоре поручения тесно связаны с правилами
о представительстве и доверенности (глава 10 ГК).
Представительство возможно не только в предпринимательских, но и в большинстве
других гражданских правоотношений (за изъятиями, предусмотренными п. 4 ст.
182 Кодекса). Поэтому сторонами договора поручения могут быть любые дееспособные
граждане и юридические лица, а также публично-правовые образования. Лишь для
коммерческих представителей имеются ограничения - в их роли могут выступать
только коммерческие организации или индивидуальные предприниматели.
Закон теперь прямо подчеркивает, что права и обязанности по сделке, совершенной
поверенным (представителем), возникают непосредственно у доверителя (представляемого),
минуя поверенного (п. 1 ст. 971 ГК). Иначе говоря, поверенный не становится
участником сделки, совершенной (заключенной) им с третьим лицом от имени и
в интересах своего доверителя. Таким образом, более четко выявлена особенность
юридической природы этих отношений, не всегда удачно отражаемая в современном
отечественном законодательстве. Так, в акционерном законодательстве и в законодательстве
о ценных бумагах иногда указывается на представителя акционера или владельца
ценной бумаги как на какую-то особую, самостоятельную фигуру, без должного
учета того обстоятельства, что юридически действия поверенного являются действиями
самого доверителя (представляемого) и в лице поверенного контрагенты (третьи
лица) имеют дело с его доверителем.
При этом п. 2 ст. 971 ГК допускает заключение договора поручения как
с указанием, так и без указания срока, в течение которого поверенный вправе,
таким образом, действовать от имени доверителя. Однако полномочия поверенного
по общему правилу все равно должны закрепляться в выдаваемой ему доверенности
(п. 1 ст. 975), срок действия которой ограничен законом (п. 1 ст. 186), если
только речь не идет о нотариальной доверенности, предназначенной для совершения
действий за границей. Из этого видна необходимость специального (письменного)
оформления договора поручения, заключенного без указания срока либо на срок,
превышающий срок действия выданной в его исполнение доверенности. Оно не требуется
в случаях совпадения сроков действия самого договора и выданной на его основании
доверенности, ибо эта последняя всегда является бесспорным доказательством
наличия договора.
Предмет договора поручения может конкретизироваться указаниями доверителя,
касающимися, например, способов или порядка совершения соответствующих юридических
действий, определения круга возможных контр-агентов по сделкам, заключаемым
поверенным и т. п. Закон требует, чтобы такие указания были "правомерными,
осуществимыми и конкретными" (п. 1 ст. 973 ГК), иначе они не будут связывать
поверенного. Так, можно возложить на поверенного обязанность приобрести в
собственность доверителя какую-либо вещь по цене, не превышающей известную
сумму, однако от него нельзя потребовать приобретения такой вещи даром или
у лица, неправомерно завладевшего ею (и потому иногда готового продать ее
за символическую цену).
В обязанности поверенного входит личное исполнение данного ему поручения
(передоверие возможно лишь в прямо предусмотренных законом случаях, поскольку
доверитель управомочил на совершение юридических действий от своего имени
только поверенного, но не других лиц). Кроме того, поверенный по требованию
доверителя должен сообщать ему о ходе выполнения поручения, без промедления
передавать все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения,
и при необходимости представить отчет об исполнении поручения (ст. 974 ГК).
Доверитель, со своей стороны, обязан прежде всего уполномочить поверенного
на совершение юридических действий от своего имени, выдав ему доверенность,
а также возмещать поверенному издержки по исполнению поручения и обеспечивать
его необходимыми для исполнения поручения средствами. По исполнении поручения
он должен принять от поверенного все исполненное и уплатить вознаграждение,
если договор был возмездным (ст. 975 ГК).
По общему правилу договор поручения, как и ранее, не предполагается возмездным.
Уплата поверенному вознаграждения за совершение в интересах доверителя соответствующих
действий должна быть предусмотрена законом, иными правовыми актами или договором.
Если, однако, данный договор связан с осуществлением хотя бы одним из его
участников предпринимательской деятельности (например, заключается коммерческой
организацией для достижения целей ее деятельности), указанная презумпция меняется
(п. 1 ст. 972). Здесь доверитель обязан уплатить поверенному вознаграждение,
если только безвозмездный характер их отношений прямо не установлен договором
поручения. При этом не будет иметь значение даже отсутствие точных указаний
на размер вознаграждения или порядок его уплаты - в силу правила п. 3 ст.
424 Кодекса оно должно выплачиваться в сумме, которая при сравнимых обстоятельствах
обычно взимается за аналогичные услуги. Иначе говоря, в возмездном договоре
поручения размер вознаграждения перестает быть существенным условием (ср.
абз. 2 п. 1 ст. 432). Такой подход проводится новым Кодексом применительно
ко многим возмездным договорам и является отражением требований развитого
имущественного оборота.
Поскольку доверитель лишен возможности постоянного контроля за действиями
своего поверенного, но автоматически, в силу закона, становится стороной заключенных
им сделок, необходима высокая степень доверия в их взаимоотношениях. Утрата
доверия к своему партнеру любым из участников договора поручения должна влечь
его прекращение. Поэтому отношения сторон данного договора носят лично-доверительный
характер, наиболее ярко проявляющийся в возможности одностороннего отказа
от его исполнения даже без указания причин (п. 2 ст. 977 ГК).
Иначе говоря, в изъятие из общих правил о недопустимости одностороннего
отказа от исполнения обязательства (ст. 310) договор поручения может быть
прекращен как отменой поручения доверителем, так и отказом поверенного, совершенными
во всякое время (то есть в любой момент), причем соглашения об отказе от этой
возможности объявлены ничтожными. Более того, по общему правилу в случае одностороннего
отказа от договора одной стороны другая не имеет возможности потребовать возмещения
убытков (пп. 2 и 3 ст. 978). Независимо от того, какая из сторон договора
выступила инициатором его расторжения (и независимо от причины ее действий),
доверитель должен возместить поверенному фактически понесенные в связи с исполнением
поручения издержки и уплатить соответствующую часть вознаграждения за уже
выполненную работу, если договор поручения носил возмездный характер.
Лично-доверительный характер отношений, складывающихся между сторонами
данного договора, исключает и возможность правопреемства по их обязательствам,
даже если наследник или опекун (попечитель) гражданина, являвшегося участником
договора, либо правопреемник юридического лица контрагента выразят желание
продолжить отношения поручения. В этом случае необходимо будет заключить новый
договор между участниками. Наследники гражданина-поверенного или ликвидатор
юридического лица, бывшего поверенным, должны известить доверителя о смерти
гражданина или ликвидации юридического лица и передать доверителю его имущество,
находившееся у поверенного (ст. 979 ГК).
Понятно значение обязанности поверенного лично исполнить данное ему поручение:
ведь в результате его действий происходит возложение на представляемого прав

<< Пред. стр.

стр. 25
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>