<< Пред. стр.

стр. 26
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

и обязанностей по сделкам, которые непосредственно представляемый не заключал.
При невозможности лично осуществлять такого рода действия поверенный может
возложить исполнение своего поручения на другое лицо своего заместителя -
только в двух случаях: когда он прямо уполномочен на это самим доверителем
либо вынужден к этому силою обстоятельств для неотложной охраны интересов
своего доверителя (п. 1 ст. 187, п. 1 ст. 976 ГК). Однако и в этих случаях
за доверителем сохраняется возможность отвести избранного поверенным заместителя.
Кроме того, поверенный отвечает перед своим доверителем за выбор заместителя
(включая, следовательно, возмещение возможных убытков, причиненных обнаружившейся
неудачностью этого выбора), если только сам доверитель не указал в договоре
или в доверенности возможного заместителя и никакого выбора у поверенного
не было.
На содержание правил о договоре поручения большое влияние оказал институт
коммерческого представительства (ст. 184 ГК), впервые закрепленный новым гражданском
законодательством. Его основными юридическими особенностями являются сфера
действия (предпринимательской оборот), возмездный характер, возможность одновременного
представления интересов двух разных лиц (что характерно, например, для брокеров
или маклеров, совершающих биржевые сделки для своих клиентов), а также допустимость
оформления представительских полномочий письменным договором, а не доверенностью.
Все эти обстоятельства в полной мере учитываются правилами нового Кодекса.
Так, возмездный характер деятельности коммерческого представителя стал
основой для признания за ним права на удержание за собой полученных для доверителя
вещей в обеспечение своих требований по договору поручения (о возмещении понесенных
издержек и обеспечении средствами, необходимыми для исполнения поручения,
а также о выплате причитающегося вознаграждения) (п. 3 ст. 972, ст. 359).
С учетом быстро меняющейся конъюнктуры рынка на коммерческого представителя
нельзя во всех случаях возлагать ограничения возможности отступления от указаний
доверителя, очевидно необходимые для обычных ситуаций представительства и
традиционно изложенные в императивных предписаниях закона. Поэтому доверитель
может теперь предоставить ему право отступать от своих указаний без предварительного
запроса об этом и даже без последующего уведомления (п. 3 ст. 973 ГК).
С другой стороны, к коммерческому представителю как к профессиональному
участнику оборота предъявляются повышенные требования. Так, в договорах поручения
с участием коммерческого представителя односторонний (в том числе и безмотивный)
отказ от договора может последовать лишь после обязательного уведомления об
этом другой стороны не менее чем за 30 дней, если более длительный срок не
предусмотрен договором поручения (п. 3 ст. 977 ГК). С учетом этого обстоятельства,
в частности, следует применять нормы п. 2.6 Инструкции Минфина РФ от 6 июля
1992 года N 53 "О правилах совершения и регистрации сделок с ценными бумагами"<75>,
касающиеся профессиональных участников фондового рынка и предусматривающие
возможность одностороннего прекращения действия договора поручения на совершение
сделок купли-продажи ценных бумаг. Лишь при реорганизации юридического лица
- коммерческого представителя его доверитель по-прежнему вправе отменить свое
поручение без предварительного уведомления, поскольку при реорганизации гражданский
закон охраняет интересы кредиторов (контрагентов) этой организации.
Односторонний отказ коммерческого представителя от исполнения договора
поручения хотя и является допустимым, но влечет для него обязанность возмещения
доверителю всех причиненных этим убытков. Правда, и доверитель, односторонне
отказывающийся от договора с коммерческим представителем, тоже обязан возместить
ему причиненные этим убытки (ср. пп. 2 и 3 ст. 978 ГК). Таким способом законодатель
значительно смягчает тяжесть неблагоприятных последствий одностороннего отказа
от исполнения договора поручения в предпринимательском обороте, где этот договор
во многих случаях фактически не имеет традиционного для отношений поручения
лично-доверительного характера.

Глава 50. Действия в чужом интересе без поручения (ст. 980-989)

Институт действий в чужом интересе без поручения впервые был введен в
российское законодательство ст. 118 Основ 1991 года. Данная статья объединяла
принципиальные положения о двух достаточно различных институтах совершение
сделок в интересах другого лица без его поручения, то есть ведение его дел
без полномочий на это, что в значительной мере совпадало с правилом п. 4 ст.
28 Основ, предусматривавшим последствия совершения сделки от имени другого
лица неуполномоченным лицом (ср. ст. 183 ГК РФ), и предотвращение угрозы ущерба
имуществу других лиц без соответствующих полномочий. В первом случае речь
обычно шла о выходе представителя за пределы своих полномочий, последствия
которого традиционно регулировались в правилах об институте представительства.
Во втором - о так называемых обязательствах из спасания чужого имущества (разновидности
внедоговорных обязательств), возникающих в силу самого факта действий спасателя
в интересах другого лица и без его согласия из-за неотложной необходимости
и не обязательно приводивших к желаемому результату (спасению соответствующего
имущества).
Иначе говоря, в одних случаях речь шла о сделках, так или иначе порождавших
договорные обязательства, а в других - об обязательствах из "квазиделиктов",
то есть об отношениях, порожденных возникновением имущественного вреда при
отсутствии каких бы то ни было договорных обязательств. При этом в первом
случае предметом правоотношений были юридические действия (сделки), а во втором
- действия фактического порядка, не имевшие, как правило, юридической цели.
В первой ситуации лицо, совершавшее соответствующие действия, стремилось к
передаче прав и обязанностей другому лицу, а во второй - к возмещению причиненных
ему убытков. Общим для них становится то обстоятельство, что во всех этих
ситуациях одно лицо действовало в имущественных интересах другого лица, не
имея на то его согласия.
Прежде всего, в Кодексе предпринята попытка уйти от известной искусственности
объединения двух названных институтов. Речь идет не о "ведении чужих дел"
(в рамки которых логически не всегда укладываются фактические действия по
предотвращению угрозы ущерба чужому имуществу), а о "действиях в чужом интересе"
(поскольку действия могут носить как юридический, так и фактический характер).
В силу п. 1 ст. 980 ГК такого рода действия могут породить соответствующие
юридические последствия (обязательства) только при наличии некоторых необходимых
условий.
Во-первых, эти действия должны совершаться при отсутствии не только прямого
поручения (оформленного договором или доверенностью), но и всякого иного (хотя
бы и устного) указания или заранее обещанного согласия заинтересованного лица.
Предполагается, что последнее не только не сделало какого бы то ни было волеизъявления
по этому поводу, но в большинстве случаев даже и не знает о совершаемых в
его интересах действиях. Если такое заинтересованное лицо присутствует при
совершении указанных действий, его не нужно специально извещать о них, ибо
предполагается, что это лицо выразит свое согласие или несогласие с ними (п.
2 ст. 981 ГК). Если оно одобрит эти действия хотя бы устно, узнав о них, то
в силу прямого указания ст. 982 Кодекса будет считаться, что между ним и лицом,
совершавшим в его интересах те или иные действия, возник соответствующий гражданско-правовой
договор. Это может быть договор поручения (в силу которого на заинтересованное
лицо перейдут права и обязанности по сделкам, заключенным ранее в его интересах),
договор подряда (в силу которого заинтересованному лицу придется оплатить
стоимость произведенных для него работ) и т. д.
Во-вторых, любые действия в чужом интересе должны производиться не по
усмотрению совершающего их лица, а лишь в целях предотвращения вреда личности
или имуществу заинтересованного лица, либо исполнения уже существующего у
него обязательства (например, по уплате квартирной платы, налоговых и иных
обязательных платежей за временно отсутствующего соседа), либо в иных его
непротивоправных интересах.
Придание юридического (гражданско-правового) значения действиям по предотвращению
вреда личности заинтересованного лица свидетельствует о существенном расширении
сферы действия рассматриваемых обязательств. Теперь они вышли за рамки чисто
имущественных отношений (как это предусматривалось ранее п. 2 ст. 118 Основ)
и включают в себя обязательства по спасанию жизни или здоровья человека. Такого
рода обязательств наше гражданское законодательство никогда не знало, хотя
в юридической литературе на протяжении многих лет обосновывалась необходимость
их законодательного признания. Появление их в новом Кодексе следует рассматривать
как принципиальное новшество, свидетельствующее о значительном усилении гуманной
направленности закона.
В-третьих, действия в чужом интересе, как указывает Кодекс, должны совершаться,
исходя из очевидной выгоды или пользы заинтересованного лица, с необходимой
по обстоятельствам дела заботливостью и осмотрительностью и с возможным учетом
его действительных или вероятных намерений. Такое лицо не должно быть, следовательно,
поставлено перед необходимостью чрезмерных затрат, несоразмерных достигнутому
результату, или, например, выполнения оспаривавшимся им обязательств. Действия
в чужом интересе должны совершаться так, как их совершило бы либо могло совершить
само заинтересованное лицо или по крайней мере заботливый и разумный участник
гражданско-правовых отношений.
Поэтому закон и ориентирует на учет известных или вероятных намерений
заинтересованного лица и, кроме того, требует его обязательного извещения
о совершенных в его интересах действиях при первой же реальной возможности
(п. 1 ст. 981 ГК). К тому же после этого сообщения необходимо выждать разумный
срок для того, чтобы получить решение заинтересованного лица об одобрении
или неодобрении таких действий и соответственно этому продолжать или прекратить
их (если только ожидание не нанесет ему серьезного ущерба, учитывая прежде
всего неотложную необходимость совершения указанных действий).
Таким образом, действия в чужом интересе, порождающие юридический результат
в виде обязанности возмещения убытков, должны совершаться не по произвольному
желанию любого лица, а лишь с соблюдением установленных законом требований.
В ином случае они не получают признания закона и, следовательно, не влекут
юридических последствий. Совершившее их лицо сможет в этом случае рассчитывать
лишь на применение правил о неосновательном обогащении (глава 60 ГК). Правила
о действиях в чужом интересе без поручения неприменимы также к действиям специализированных
государственных и муниципальных организаций, совершающих их в силу своих уставных
задач (п. 2 ст. 980 ГК): органов охраны правопорядка, пожарных частей, медицинских
и ремонтных служб и т. п. Это означает, что они совершают такого рода действия
и при отсутствии указанных выше условий, причем это обстоятельство не порождает
обязанности возмещения вреда ни этим организациям, ни лицам, в интересах которых
они действовали, поскольку такая деятельность носит не гражданско-правовой
(частный), а публично-правовой характер и не является предметом гражданско-правового
регулирования (ст. 2 ГК).
Особый случай предусмотрен п. 2 ст. 983, в котором речь идет об обязательствах
по спасанию жизни граждан и об алиментных обязательствах по содержанию граждан.
Соответствующие действия могут предприниматься и против воли спасаемых лиц
(например, решивших покончить жизнь самоубийством) либо против воли тех, на
ком лежит алиментная обязанность (поскольку исполнение такой обязанности связано,
в свою очередь, с защитой интересов полностью или частично нетрудоспособных
граждан). Очевидно, что позиция законодателя здесь в значительной мере определяется
публичным интересом. По общему же правилу неодобрение заинтересованным лицом
совершавшихся для него действий юридического или фактического порядка не влечет
для него никаких юридических обязанностей в отношении последствий этих действий.
Содержание обязательства, возникшего в результате совершения действий
в чужом интересе без поручения, состоит прежде всего в обязанности заинтересованного
лица возместить лицу, совершившему такие действия, понесенные им расходы.
При этом не имеет значения достижение предполагаемого положительного результата
(что характерно для обязательств, возникающих из спасания жизни или чужого
имущества).
Определяя размер возмещения, закон говорит о необходимости возмещения
только реального ущерба (п. 1 ст. 984 ГК), исключая тем самым возможность
принудительной компенсации упущенной выгоды. Это и понятно, поскольку совершавшее
данные действия лицо преследовало цель помочь другому лицу, а не получить
вследствие этого какую-либо выгоду. При спасании чужого имущества размер возможного
возмещения во всяком случае не может превышать стоимость такого имущества,
иначе искажается смысл самого обязательства, особенно в случаях, когда имущество
все-таки не удалось спасти. Кроме того, при положительном результате действий,
совершенных для заинтересованного лица, совершившее их лицо в силу ст. 985
ГК может претендовать также и на вознаграждение, но лишь в том случае, если
оно прямо предусмотрено законом, соглашением с заинтересованным лицом или
обычаями делового оборота (прежде всего, в сфере предпринимательских отношений).
Указанное обязательство касается лишь тех отношений, которые возникли
до момента одобрения соответствующих действий заинтересованным лицом. После
получения одобрения заинтересованного лица согласно ст. 982 Кодекса юридическая
природа этих отношений меняется - они становятся договорными, а потому вопрос
о компенсации убытков совершившего эти действия лица должен решаться по правилам
о соответствующем договоре (п. 2 ст. 984).
Что касается последствий совершения сделки в чужом интересе неуполномоченным
лицом, то в случае последующего одобрения этой сделки заинтересованным лицом
оно и становится ее участником по правилам ст. 183 Кодекса. Поэтому в рассматриваемой
главе регламентирован только порядок перехода к нему прав и обязанностей по
сделке, который должен соответствовать общим правилам закона о переводе долга
и об уступке права требования (ст. 382-388, 391 ГК). В частности, для перехода
обязанностей по такой сделке требуется не только ее одобрение заинтересованным
лицом, но и согласие другой стороны - кредитора, у которого меняется должник,
если только этот кредитор уже в момент заключения сделки не знал или не должен
был знать о заключении сделки в чужом интересе (ч. 1 ст. 986 ГК).
Если в результате совершения действий в чужом интересе заинтересованному
лицу либо третьим лицам был причинен имущественный вред лицом, совершавшим
такие действия, он также подлежит возмещению по общим правилам главы 59 ГК,
посвященной обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда. Ясно,
что, если действовавшее в чужом интересе лицо руководствовалось требованием
закона о соблюдении необходимой по обстоятельствам дела заботливости и осмотрительности,
оно будет освобождено от такой обязанности. В противном случае оно должно
отвечать перед потерпевшими за неблагоприятный имущественный результат своих
действий.
Наконец, действовавшее в чужом интересе лицо независимо от результата
своих действий и их одобрения заинтересованным лицом обязано представить последнему
отчет с указанием полученных доходов и понесенных расходов и иных убытков
(ст. 989 ГК). Ведь оно вторглось в чужую имущественную сферу и потому должно
проинформировать законного владельца о последствиях своего вмешательства.
Следовательно, возникшее в результате совершения действий в чужом интересе
без поручения обязательство не является односторонним - наряду с обязанностью
возмещения реальных убытков совершавшему их лицу оно также влечет для последнего
обязанность по представлению указанного отчета.

Глава 51. Комиссия (ст. 990-1004)

Договор комиссии относится к числу договоров, опосредующих предоставление
юридических услуг. С его помощью осуществляются сделки по возмездной реализации
имущества, не принадлежащего отчуждателю. Иначе говоря, он оформляет отношения
торгового посредничества. Необходимость в таких сделках очевидна для владельца
товара изготовителя (продавца), особенно во внешнеторговых отношениях, ибо
участие в них профессионального торгового посредника избавляет изготовителя
(отчуждателя товара) от множества забот по подысканию контрагентов, оформлению
и исполнению заключаемых с ними сделок и т. п.
В договоре комиссии комиссионер обязуется по поручению комитента совершить
от своего имени, но за счет комитента одну или несколько сделок с третьими
лицами. При этом он же становится и стороной (участником) таких сделок, приобретая
по ним права и обязанности, которые затем должен будет передать комитенту.
Комитент (отчуждатель товара) не становится участником сделок, заключенных
в его интересах и за его счет комиссионером, даже если он будет прямо назван
в сделке или вступит в непосредственные отношения по ее исполнению с третьим
лицом (приобретателем товара) (п. 1 ст. 990 ГК).
Этим договор комиссии отличается от договора поручения. В названных договорах
посредник действует в интересах и по поручению своего принципала ("патрона"),
однако для третьих лиц, с которыми он заключает сделки, ситуация выглядит
неоднозначно. Поверенный всегда обозначает себя в этом качестве, представляя
доверенность или иное уполномочие на совершение сделок, участником которых
поэтому сразу же становится представляемый. Комиссионер в отличие от поверенного
всегда выступает от собственного имени и не обязан называть комитента, в связи
с чем третье лицо, с которым он вступает в сделку, предполагает его отчуждателем
имущества. Поэтому права и обязанности по такой сделке и возникают у комиссионера,
а не у комитента и именно с комиссионером контрагент по сделке должен решать
все спорные вопросы (например, о ненадлежащем качестве товара или просрочке
в его отгрузке).
Договор комиссии отличается от договора поручения и по предмету. Его
объект составляют сделки (обычно по купле-продаже имущества комитента), тогда
как объектом поручения могут быть различные "юридические действия", не всегда
сводимые к сделкам (например, представительство интересов своего клиента в
суде). Наконец, договор комиссии всегда возмездный, а поручение становится
таковым лишь при специальном указании закона, иного правового акта или договора.
Возмездность комиссии, оформляющей отношения торгового посредничества,
исключает лично-доверительный характер этого договора. Поэтому комиссионер,
в отличие от поверенного, не может в одностороннем порядке и безмотивно отказаться
от исполнения договора, а смерть гражданина-комитента или ликвидация выступавшего
в этой роли юридического лица не влечет автоматического прекращения договора,
ибо здесь возможно правопреемство.
Развитый имущественный оборот предполагает широкое использование различных
разновидностей договора комиссии. Закон предоставляет теперь возможность заключать
договор комиссии как на определенный срок, так и без указания срока, с указанием
или без указания территории его исполнения, с обязательством комитента не
назначать иных комиссионеров по аналогичным сделкам или без такого обязательства,
с определением ассортимента сбываемых комиссионером товаров или без такого
определения (п. 2 ст. 990 ГК). Это позволяет, в свою очередь, заключать договоры
комиссии по сбыту определенных товаров на согласованной территории в течение
установленного срока или без такового, с сохранением за продавцом-комитентом
права сбывать аналогичный товар самостоятельно или через других торговых посредников
или без такового, устанавливать ограниченный перечень (ассортимент) товаров,
сбыт которых регулируется условиями договора, и т. д.
Такого рода отношения давно известны во внешнеторговом обороте. Комиссионер-посредник
может получить от комитента исключительное ("эксклюзивное") право продажи
его товаров на той или иной территории (страны, региона и т. п.) на определенный
срок или бессрочно, причем перечень товаров может быть ограничен договором
(имея в виду возможность привлечь для сбыта иных товаров данного производителя
других посредников). Обычно в таких случаях комитент оговаривает также запрет
комиссионеру быть посредником в реализации аналогичных товаров других изготовителей
на данной территории, как бы "блокируя" соответствующий рынок. Возможно также
условие об обязанности комитентаизготовителя вначале предложить данный товар
(или новый товар) для сбыта данному комиссионеру-посреднику и лишь при его
отказе - иным посредникам. Такая разновидность комиссии, как договор консигнации,
предусматривает передачу товара комитентом-изготовителем на склад посредника-консигнатора,
обязанного затем реализовать этот товар от своего имени. Непроданный товар
возвращается комитенту, если в договоре нет условия о "безвозвратности" определенного
количества изделий (то есть, по сути, об их покупке консигнатором).
Законом или иными правовыми актами могут предусматриваться особенности
отдельных видов договора комиссии (п. 3 ст. 990 ГК), имея в виду принципиальную
возможность распространения на них общих правил Кодекса об этом договоре.
Подзаконными актами у нас обычно устанавливаются, например, специальные правила
розничной комиссионной торговли предметами потребления. Такие правила должны
соответствовать не только общим положениям ГК о договоре комиссии, но и нормам
Закона о защите прав потребителей.
Особым видом рассматриваемых отношений является договор субкомиссии,
который комиссионер вправе заключить с другим лицом (субкомиссионером) в целях
исполнения данного ему комитентом поручения (п. 1 ст. 994 ГК). По существу,
речь идет о возможности возложения исполнения данного договора на третье лицо
(п. 1 ст. 313 ГК). Поскольку договор комиссии не носит лично-доверительного
характера, его исполнение по общему правилу может возлагаться на субкомиссионера,
если только договор не содержит прямого запрета. Важно, что ответственным
за исполнение перед комитентом все равно остается комиссионер, причем комитент
без его согласия не вправе вступать в отношения с субкомиссионером (если только
эта возможность прямо не предусмотрена договором комиссии). Комиссионер же
по отношению к субкомиссионеру выступает в роли комитента, приобретая соответствующие
права и обязанности.
Возмездный характер комиссии предполагает уплату комиссионеру вознаграждения,
определенного договором. Закон не содержит более ограничений возможности определять
размер такого вознаграждения в виде разницы или части разницы между назначенной
комитентом ценой и той более выгодной ценой, по которой был продан товар (ср.
ч. 3 ст. 415 ГК 1964 года). При отсутствии соответствующего условия в договоре
вознаграждение комиссионеру уплачивается в размере обычно взимаемого при сравнимых
обстоятельствах вознаграждения за комиссионные (посреднические) услуги (п.
3 ст. 424 ГК).
Если комиссионер примет на себя специальное ручательство (делькредере)
за исполнение заключенной им для комитента сделки третьим лицом (позволяющее
комитенту при неисполнении или ненадлежащем исполнении такой сделки предъявить
соответствующие требования к комиссионеру), он вправе потребовать за это дополнительное
вознаграждение, предусмотренное договором (п. 1 ст. 991). При отсутствии в
договоре указаний о размере оплаты за делькредере применяются правила п. 3
ст. 424 Кодекса.
Наконец, комитент обязан возместить комиссионеру все расходы по исполнению
поручения, за исключением расходов, понесенных комиссионером по хранению имущества
(ибо комитент обязан в максимально возможные сроки сбыть товар комитента либо
передать ему приобретенное для него имущество). Однако закон или договор могут
установить обязанность комитента компенсировать комиссионеру и эти расходы
(ст. 1001 ГК). Комиссионер сохраняет право на возмещение понесенных им расходов
и на вознаграждение и в тех случаях, когда договор комиссии не был исполнен
по вине комитента (п. 2 ст. 991).
Поскольку комиссионер совершает сделки в интересах и за счет комитента,
он обязан исполнить данное ему комитентом поручение на условиях, наиболее
выгодных для комитента и в соответствии с его указаниями, Дополнительная выгода,
полученная комиссионером по сравнению с ожидавшейся и указанной комитентом,
при отсутствии специального указания в договоре делится между комиссионером
и комитентом поровну (ст. 992 ГК). Данное правило было установлено п. 1 ст.
120 Основ 1991 года. Ведь появление указанной выгоды обычно связано не только
с действиями комиссионера, но и со сложившейся конъюнктурой спроса и предложения
относительно товаров, отчуждаемых или приобретаемых комитентом.
Если комиссионер продаст имущество комитента по цене ниже согласованной,
он обязан возместить разницу, если только не докажет, что иного выхода у него
не было и такая продажа предотвратила еще большие убытки для комитента. При
отсутствии таких доказательств он будет предполагаться виновно нарушившим
условия договора, тем более что в обычной ситуации комиссионер обязан также
запросить комитента о возможности отступления от первоначально данных указаний.
Здесь на комиссионера возлагается также обязанность доказать отсутствие возможности
получить согласие комитента на отступление от его указаний (п. 2 ст. 995 ГК).
Если же речь идет о приобретении для комитента имущества по цене выше
согласованной, он вправе не принимать это имущество от комиссионера, считая
договор не исполненным надлежащим образом. Комитент обязан, однако, заявить
об этом комиссионеру в разумный (наиболее краткий по продолжительности) срок
по получении извещения о совершении соответствующей сделки. В противном случае
покупка будет считаться принятой комитентом. Комиссионер в такой ситуации
может принять разницу в цене на свой счет. Тогда комитент теряет право отказаться
от заключенной для него сделки, ибо его указания следует считать полностью
соблюденными (п. 3 ст. 995 ГК).
Отступления от указаний комитента при исполнении договора, в том числе
касающиеся цены заключенных комиссионером для комитента сделок, разрешаются
комиссионеру только в случаях, когда это необходимо в интересах комитента
и нет возможности запросить его мнение или получить от него в разумный срок
ответ, содержащий необходимые указания. Однако и в этом случае он при первой
же возможности должен уведомить комитента о допущенных отступлениях. Нарушение
данных требований закона грозит комиссионеру ответственностью за возникшие
у комитента убытки. Даже по договору право отступать от указаний комитента
без предварительного запроса может быть предоставлено только профессиональному
комиссионеру-предпринимателю (п. 1 ст. 995).
Вещи, поступившие к комиссионеру от комитента для реализации либо приобретенные
комиссионером за счет комитента, считаются собственностью последнего (п. 1
ст. 996 ГК). Следовательно, комитент несет бремя их содержания и риск случайной
гибели или порчи (ст. 210, 211), если только по условиям договора он не возложит
этот риск на комиссионера или иное лицо, разумеется, за дополнительное вознаграждение.
Это обстоятельство важно и для возможного страхования такого имущества. Комиссионер
обязан страховать его только по указанию и за счет комитента либо если страхование
данного имущества комиссионером прямо предусмотрено договором комиссии или
обычаями делового оборота (например, обычными условиями внешнеторговых сделок
консигнации) (п. 3 ст. 998 ГК). Комиссионер несет лишь расходы по хранению
этого имущества, если иное не установлено законом или договором комиссии (ч.
2 ст. 1001).
Следует, однако, учитывать и обязанности комиссионера по хранению имущества
комитента. Согласно п. 1 ст. 998 ГК комиссионер отвечает перед комитентом
за утрату, недостачу или повреждение находящегося у него имущества комитента,
то есть предполагается виновным в соответствующих убытках последнего. На нем
также лежат обязанности известить собственника-комитента о явных недостатках
его имущества (повреждениях или недостаче, заметных при наружном осмотре вещей),
как присланного комитентом для реализации, так и поступившего для комитента
от третьих лиц, и принять меры по охране прав комитента и сбору необходимых
доказательств (п. 2 ст. 998 ГК), в частности по составлению актов о недоброкачественности
или недостаче товара. Нарушение данных обязанностей дает основание считать
комиссионера виновным в соответствующих убытках комитента полностью или в
части.
По общему правилу комиссионер отвечает за действительность, но не за
исполнимость заключенных им с третьими лицами в интересах комитента сделок
(п. 1 ст. 993 ГК). Так, истечение исковой давности по требованиям к третьим
лицам об оплате товаров комитента или об отгрузке товаров комитенту повлечет
ответственность комиссионера. Он остается также ответственным перед комитентом
за отсутствие необходимой осмотрительности в выборе контрагента, например
в случае заключения им сделки с юридическим лицом, находящимся в ликвидации
или признанным неплатежеспособным. При наличии в договоре условий о делькредере,
то есть отношений поручительства (ст. 361 ГК), возможна как солидарная, так
и субсидиарная (дополнительная) ответственность комиссионера за неисполнение
третьим лицом сделки в отношении комитента (ст. 363). Однако при отсутствии
перечисленных выше трех оснований (действительность требований по сделке,
осмотрительность в выборе контрагента или условие о делькредере в договоре
комиссии) комиссионер не может отвечать за исполнение заключенной им сделки
третьим лицом. Он должен лишь немедленно сообщить об этом комитенту, собрать
для него необходимые доказательства (подтверждающие неисполнение) и по требованию
комитента передать ему все права по такой сделке (п. 2 ст. 993 ГК).
Поскольку комиссионер, в отличие от поверенного, первоначально сам становится
стороной в сделках, заключенных им для комитента с третьими лицами, необходима
последующая передача им комитенту прав и обязанностей по таким сделкам. Эта
передача должна подчиняться общим правилам гражданского права об уступке требования
и переводе долга (глава 24 ГК). Данные правила распространяются и на ситуацию,

<< Пред. стр.

стр. 26
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>