<< Пред. стр.

стр. 30
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Для устранения возможных недоразумений или злоупотреблений в отношениях
между участниками негласного товарищества закон устанвливает, что по сделкам,
заключенным участником от своего имени в общих интересах, он все равно отвечает
перед третьими лицами всем своим имуществом (п. 2 ст. 1054 ГК) и не может,
следовательно, ссылаться на долевой характер своей ответственности или иные
гипотетические ее ограничения, связанные с его участием в товариществе. В
остальном на негласные товарищества распространяются правила о простых товариществах.
Разумеется, негласные товарищества не могут создаваться с целью ограничения
конкуренции, злоупотребления доминирующим положением на рынке (абз. 2 п. 1
ст. 10 ГК) либо реализации иных попыток обхода антимонопольного законодательства
(ст. 168, 169 ГК).
По общему правилу участники товарищества как долевые собственники принимают
решения по общим делам единогласно (по соглашению всех участников). Они, однако,
вправе предусмотреть в договоре иной порядок принятия решений - по большинству
голосов, в том числе пропорционально сделанным вкладам либо долям в праве
общей собственности (п. 5 ст. 1044). В такой ситуации товарищи, сделавшие
наименьший вклад или оставшиеся в меньшинстве, заранее отказываются от своего
"права вето" в соответствии с принципом свободного осуществления гражданских
прав (ст. 9 ГК).
Однако некоторые права товарищей не могут быть ограничены или прекращены
даже по их воле. В частности, любой товарищ, в том числе не уполномоченный
на ведение общих дел, вправе знакомиться со всей документацией по их ведению,
включая данные баланса, и ни при каких условиях не может отказаться от этого
права или лишиться его (ст. 1045). Ничтожными объявлены любые соглашения товарищей,
устраняющие кого-либо из них по каким-либо основаниям от участия в покрытии
общих расходов и убытков или от участия в прибыли (ст. 1046, 1048 ГК). Наконец,
ничтожным считается и всякое соглашение, ограничивающее или устраняющее право
товарища на отказ от участия в товариществе, возникшем по бессрочному договору
(ч. 2 ст. 1051).
Общая прибыль участников обычно распределяется пропорционально стоимости
их вкладов или долей в праве общей собственности. Товарищеский договор или
дополнительное соглашение участников могут ввести и иные, в том числе дополнительные
критерии распределения прибыли (например, трудовой вклад для граждан-участников,
дополнительную часть прибыли за успешное ведение общих дел и т. д.).
В отношении общих расходов и убытков ст. 1046 ГК устанавливает возможность
определения порядка их погашения специальным соглашением сторон и лишь при
его отсутствии допускает такое погашение пропорционально стоимости вклада
каждого участника. Очевидно, что в большинстве случаев убытки и расходы будут
погашаться прежде всего за счет общего имущества или его определенной части
и лишь при его недостатке - из личного имущества участников, когда и будет
иметь принципиальное значение относительный размер (стоимость) каждого вклада.
Договор простого товарищества прекращается по истечении срока или по
достижении цели, для которой он заключался, либо при возникновении указанного
в нем отменительного условия (п. 2 ст. 157 ГК). Кроме того, выход из срочного
товарищества одного из участников прекращает его действие в отношениях между
ним и остальными товарищами (которые вправе сохранить действие данного договора
для себя). Такой досрочный выход допускается при наличии уважительных причин
с возмещением оставшимся товарищам реального ущерба (но не упущенной выгоды),
причиненного таким выходом (ст. 1052 ГК).
Бессрочный товарищеский договор прекращается при выходе из него одного
из участников, если только оставшиеся товарищи специальным соглашением не
пожелают сохранить его. При этом заявление участника о выходе из бессрочного
договора должно последовать не менее чем за три месяца до предполагаемого
выхода (ч. 1 ст. 1051 ГК).
Поскольку отношения простого товарищества связаны с долевой и даже с
солидарной ответственностью его участников по общим долгам, невозможность
несения хотя бы одним из них имущественной ответственности также прекращает
его. Поэтому данный договор утрачивает силу при банкротстве одного из участников
или выделе его доли его кредиторами (если только соглашением оставшихся участников
не будет специально предусмотрено сохранение договора в отношении остальных
товарищей, размер возможной ответственности которых в этом случае соответственно
возрастает).
Необходимость личного участия в делах товарищества по общему правилу
влечет прекращение действия товарищеского договора в случае объявления гражданина-участника
недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, а также
его смерти или ликвидации либо реорганизации участвующего в товариществе юридического
лица. Оставшиеся участники могут договориться о сохранении действия договора
между остальными товарищами либо замещении прекратившего существование товарища
его наследниками (в случае смерти гражданина) или правопреемниками (в случае
реорганизации юридического лица).
При прекращении действия договора простого товарищества возникает необходимость
четкого решения двух важных вопросов: об ответственности по общим обязательствам,
существующим перед третьими лицами ("внешние отношения"), и о разделе общего
имущества или возврате имущества, переданного в общее пользование ("внутренние
отношения").
Для первой группы отношений закон устанавливает солидарную ответственность
всех бывших участников прекратившегося товарищества по неисполненным общим
долгам (абз. 2 п. 2 ст. 1050 ГК). Это касается и участников товарищества,
не занимавшегося предпринимательской деятельностью. Если же после выхода из
товарищества одного из участников договор по соглашению оставшихся участников
сохранил в отношении них свое действие, вышедший участник остается ответственным
по тем общим обязательствам, которые образовались в период пребывания его
в товариществе, так, как если бы он остался участником этого договора (ст.
1053), то есть либо в долевом, либо в солидарном порядке (ст. 1047). Это,
разумеется, не относится к случаям смерти или ликвидации либо реорганизации
участника, а также признания его недееспособным, ограниченно дееспособным
или безвестно отсутствующим. Очевидно, что данные правила включены в интересах
охраны прав кредиторов товарищества.
Во второй группе отношений предусматривается раздел общего имущества
товарищей по правилам о разделе объекта долевой собственности (ст. 252 ГК).
При этом участник, внесший в общее имущество индивидуально определенную (и
непотребляемую) вещь, вправе требовать ее возврата в натуре, если это возможно
по условиям выдела и на вещь не обращено взыскание кредиторов по общим долгам
товарищества. Имущество, переданное в общее пользование, возвращается передавшему
его участнику, однако без компенсации за износ (ибо это имущество использовалось
также и в интересах внесшего его лица, которое, кроме того, могло получить
соответствующую часть прибыли от такого использования), если только нет соглашения
участников о компенсации. Это же относится и к возврату участнику индивидуально
определенной вещи, переданной им в общую долевую собственность.

Глава 56. Публичное обещание награды (ст. 1055-1056)

Данный институт отсутствовал во всех ранее действовавших гражданских
кодексах и Основах гражданского законодательства. Следовательно, в случае
спора по поводу выплаты обещанной награды решение суда могло быть вынесено
лишь исходя из общих норм об обязательствах.
Обязательство из публичного обещания награды по своей правовой природе
носит недоговорный характер, хотя и предполагает волеизъявление сторон возникшего
правоотношения. Каждое из этих волеизъявлений представляет собой самостоятельные
сделки. Одна из них - объявление о публичной награде, а другая - обращение
отозвавшегося лица или лиц за выплатой награды<77>.
Количество отозвавшихся зависит от характера действий, о которых идет
речь в публичном обещании награды. Например, если имеется в виду отыскание
вещи, отозвавшимся может быть, как правило, только одно лицо. Но если предлагается
сообщить сведения о разыскиваемом преступнике, отозвавшихся может оказаться
неограниченное количество.
Хотя публичное обещание награды не является офертой, установлению смысла
данного понятия и некоторых его признаков может помочь обращение по аналогии
к легальному определению "публичной оферты". Например, ст. 437 ГК называет
так предложение, в котором выражена воля лица заключить договор на указанных
в нем условиях с любым, кто отзовется. Очевидно, что и публичное обещание
также предполагает волю того, кто выступил с обещанием, выплатить вознаграждение
любому, кто совершит указанное в объявлении действие. Таким образом, смысл
данного понятия может быть сведен к негативному требованию: публичное обещание
не должно быть персонифицировано, то есть не может иметь конкретного адресата.
Кодекс не предусматривает каких-либо особых требований к форме объявления.
Из этого в силу ст. 159 следует, что объявление, подобно другим сделкам, для
которых не установлена обязательная форма, может быть совершено в любой, например
помещено в газете, передано по радио, содержаться в листке, наклеенном на
столбе, и т. п.
Включенное в п. 1 ст. 1055 требование указывать в объявлении соответствующий
срок должно применяться с учетом ст. 314 Кодекса. Это означает, что срок в
объявлении может быть определенным или определимым, а при отсутствии того
и другого действует правило о разумном сроке.
Извещение может устанавливать выплату вознаграждения в виде определенной
суммы денег или иной имущественной ценности, но может и не содержать таких
данных. По крайней мере достаточно, чтобы объявление позволяло считать: тот,
кто его сделал, собирается выплатить вознаграждение. Предполагается, что при
отсутствии в объявлении указания определенной суммы она устанавливается по
соглашению сторон, а при недостижении ими такого соглашения - судом (п. 3
ст. 1055).
Отозвавшимся признается тот, кто не только совершает указанное действие,
но и направляет сообщение об этом сделавшему предложение. По сути дела, именно
об этом действии и идет прежде всего речь. Отмеченное обстоятельство отражено
в п. 4 ст. 1055, в силу которого обязанность выплатить награду возникает независимо
от того, совершено ли это действие в связи со сделанным объявлением или нет.
Кодекс (абз. 2 п. 5 ст. 1055) особо выделяет ситуацию, при которой определить,
кто первым совершил действие, невозможно либо установлено, что оно совершено
одновременно несколькими лицами вместе или порознь. Тогда награда делится
между указанными лицами поровну или в любом ином соотношении, определяемом
соглашением между ними. При этом участие того, кто выступил с обещанием награды,
не предполагается. Если самим отозвавшимся достичь согласия не удастся, они
могут обратиться в суд для разрешения возникшего между ними спора по поводу
выплаты вознаграждения.
В ряде случаев извещение лица, от которого исходит публичное обещание,
может признаваться единственным и достаточным основанием для выплаты награды,
в частности когда публичное обещание награды связано с сообщением необходимых
сведений (например, о нахождении утерянной вещи).
В Кодексе (п. 1 ст. 1055) специально закреплено правило для ситуаций,
когда отозвавшийся должен не только направить извещение, но и совершить определенное
действие: необходимо, чтобы оно было правомерным. В противном случае к тому,
кто объявил награду, и к тому, кто совершил данное действие, помимо уголовных
санкций (если оно составляет уголовно-наказуемое деяние) применяются и гражданско-правовые,
связанные с совершением незаконной сделки или причинением другого вреда.
Статья 312 ГК предоставляет должнику право потребовать от лица, принимающего
исполнение, доказательства того, что он является кредитором или управомочен
им. Если же должник не заявит этого требования, ему придется нести соответствующий
риск. Точно так же в обязанность отозвавшегося на объявление входит убедиться
в том, что обещание было сделано именно тем лицом, которое в нем указано.
При возникновении у отозвавшегося сомнения на этот счет он может потребовать
письменного подтверждения указанного обстоятельства. Если же он этого не сделает,
риск возникшего недоразумения падает на него (п. 2 ст. 1055).
ГК особо защищает интересы лиц, которые отозвались на объявление. Имеются
в виду ситуации, когда тот, кто сделал объявление, его отменяет (ст. 1056).
Существует исчерпывающий перечень обстоятельств, при которых недопустима отмена
обещанного в объявлении (если это прямо указано в объявлении или из него вытекает
либо в нем содержится определенный срок для совершения действия, за которое
предусмотрена награда, или же отмена обещания вызвана тем, что подобное действие
уже кем-то из отозвавшихся выполнено). Во всех остальных случаях, то есть
при правомерном отказе, тот, кто выступил с обещанием, не освобождается от
необходимости возместить расходы, понесенные отозвавшимся в связи со сделанным
объявлением.
Разумеется, такое возмещение не может превышать объявленной награды.
Любые лица, которые считают действия сделавшего объявление нарушением их прав,
связанных с выплатой вознаграждения, могут обратиться к нему с иском в суд.
В заключение следует отметить, что в п. 1 ст. 1055 ГК в качестве основания
для выплаты (выдачи) награды названо совершение любого правомерного действия.
Те действия, которые указаны в п. 1 ст. 1055, - отыскание утраченной вещи
или сообщение лицу, объявившему о награде, необходимых сведений - представляют
собой только примерный набор. Поэтому принятие на себя соответствующего обязательства
возможно, в частности, и в сфере предпринимательской деятельности применительно
к самым различным ситуациям, когда возникает потребность в совершении кем-либо
из отозвавшихся определенного действия (при этом кем именно, сделавший объявление
не знает).

Глава 57. Публичный конкурс (ст. 1057-1061)

Соответствующая глава впервые появилась в ГК РСФСР 1964 года, где она
носила название "Конкурс". И ранее, и теперь эта глава построена по модели
обязательства, сходного с публичным обещанием награды. В частности, сходство
выражается в том, что и в данном случае обязательство возникает из сделок,
совершенных сторонами: тем, кто объявил конкурс, и тем, кто в нем участвует.
Предметом публичного конкурса может быть не только "лучшее выполнение
работы" (как это предусмотрено в Кодексе 1964 года), но и "достижение иных
результатов" (например, конкурс пианистов или вокалистов).
Существует ряд других особенностей, характеризующих публичный конкурс.
Одна из них: публичный конкурс должен быть направлен на достижение определенных
общественно полезных целей (п. 2 ст. 1057 ГК). В противном случае конкурс
признается недействительным с последствиями, предусмотренными 2 главы 9 "Сделки".
Другая состоит в том, что вознаграждение выплачивается не просто лицу,
совершившему определенные действия, но именно тому, кто выполнил объявленные
условия публичного конкурса лучше всех и признан победителем конкурса в соответствии
с его условиями (п. 1 ст. 1057). В этой связи непременными условиями возникших
отношений между организатором и участниками конкурса следует считать порядок
и сроки вынесения решения о признании лица победителем. Они должны непременно
содержаться в сделанном объявлении о конкурсе. Наряду с этим есть и иные обязательные
условия конкурса. Среди них в п. 4 ст. 1057 указаны существо задания, критерии
и порядок оценки результатов работы и иных достижений, место, срок и порядок
их представления. Отсутствие какого-либо из этих условий не делает сам конкурс
недействительным. Риск, связанный с отсутствием одного из них, с учетом конкретных
обстоятельств может быть возложен либо на организатора конкурса, либо на его
участника.
Кодексом внесен ряд новелл в правовое регулирование отношений, возникших
при объявлении публичного конкурса. В основном они сводятся к следующему.
Круг возможных организаторов публичного конкурса теперь ничем не ограничен
(по ГК 1964 года в этой роли могли выступать только социалистические организации
и при том непременном условии, что право организовывать публичные конкурсы
было прямо предусмотрено в их уставе). Круг участников конкурса зависит от
того, является ли он открытым или закрытым (п. 3 ст. 1057). Открытый означает,
что предложение организатора конкурса обращено ко всем желающим и делается
путем объявления в печати или в иных средствах массовой информации. При открытом
конкурсе его организатор не может отказать в приеме работ или оценке достижений
кому-либо. Отмеченное обстоятельство не исключает права организатора осуществить
предварительную квалификацию его участников. Однако, во-первых, такой отбор
возможен лишь при условии, если на этот счет содержится прямое указание в
объявлении о конкурсе, и, во-вторых, критерии для подобного отбора должны
вытекать из целей конкурса.
При закрытом конкурсе предложения направляются определенному кругу лиц.
Приглашенные лица обладают теми же правами, что и любой отозвавшийся в открытом
конкурсе.
Предусмотрена гарантия для участников на случай отмены публичного конкурса
или изменения его условий. Подразумевается право участника, выполнившего указанную
в объявлении работу до того, как ему стало или должно было стать известно
о состоявшейся отмене или изменении условий конкурса, требовать возмещения
расходов, которые он до указанного момента понес в связи с публичным конкурсом
и в соответствии с его условиями (п. 3 ст. 1058). При этом расходы считаются
понесенными в связи с конкурсом и в соответствии с его условиями, если организатор
не докажет иного (того, что работа выполнена вне связи с конкурсом либо заведомо
не соответствует его условиям).
Более весомая гарантия действует при изменении условий проведения публичного
конкурса или его отмене с нарушением содержащихся в ГК требований (имеется
в виду, что публичный конкурс может быть изменен или отменен только не позднее
окончания первой половины установленного в объявлении срока и непременно тем
же способом, что и само объявление о конкурсе). Суть гарантии состоит в праве
тех, кто выполнил работу, отвечающую требованиям, которые указаны в объявлении
о публичном конкурсе, до изменения его условий, требовать выплаты награды.
Соответствующие права не связаны с "определением лучшего". Поэтому не исключена
ситуация, когда с аналогичными требованиями обратятся несколько участников.
Организатор публичного конкурса, в отличие от того, что было предусмотрено
в Кодексе 1964 года, освобождается теперь от обязанности возвратить участникам,
которые не были признаны победителями, представленные ими работы не только
тогда, когда это было предусмотрено в объявлении о публичном конкурсе, но
и в случае, если это вытекает из характера соответствующих работ (например,
проекты, направленные для участия в конкурсе на лучший памятник).
Урегулирован вопрос об использовании произведений литературы, науки и
искусства, представленных лицами, удостоенными награды. Кодекс закрепляет
за организаторами публичного конкурса, если иное не установлено его условиями,
преимущественное право на заключение договора с таким автором об использовании
его произведения. При этом во всех случаях автору должен быть выплачен гонорар,
причитающийся за опубликование произведения. В отличие от этого Кодексом РСФСР
1964 года допускалось включение в указанных случаях в объявление о публичном
конкурсе условия, исключающего право победителя на получение гонорара. Теперь
такое условие в объявлении будет признано недействительным.
Во всех случаях, когда иное не было предусмотрено объявлением о конкурсе
или не вытекает из самого характера работы, работы, выполненные теми, кто
не стал его победителем, должны быть возвращены авторам (ст. 1061).
Впервые введено правило, касающееся возможной коллизии между статьями
о торгах и о публичном конкурсе применительно к случаям, когда предметом последнего
служит заключение договора с победителем (например, конкурс по поводу заключения
договора на разработку проекта определенного объекта). В подобных случаях
нормы о торгах (ст. 447 - 449 ГК) пользуются приоритетом по отношению к нормам
о публичном конкурсе.
Если выигравшей публичный конкурс признана работа, выполненная двумя
или более лицами, награда делится между ними в соответствии с достигнутым
соглашением, а при невозможности достичь соглашения определяется судом. Дележ
награды между победителями составляет один из возможных вариантов решения
организатора публичного конкурса и допускается во всех ситуациях, если иное
не противоречит опубликованным условиям конкурса.
Права на участие в конкурсе (в открытом - любого лица, а в закрытом -
приглашенного), а также права, возникающие в связи с участием в конкурсе и
признанием победителем, а равно права организатора конкурса (на заключение
договора с победителем) подлежат судебной защите в обычном порядке.

Глава 58. Проведение игр и пари ( ст. 1062-1063)

Данный институт является новым для нашего гражданского законодательства.
Правовое регулирование этих отношений до сих пор затрагивало только организацию
лотерей или тотализатора и в основном сводилось к закреплению за государством
монополии на проведение соответствующих игр.
Правовое регулирование игр и пари осуществлялось уже в Древнем Риме.
Еще тогда подобное регулирование в тех или иных формах и объеме выражало в
целом негативное отношение к играм и пари со стороны государства, которое
проявлялось в установлении разного рода ограничений. В частности, выигрыши
рассматривались как приобретение имущества по недействительной сделке. Единственным
видом разрешенных игр было то, что впоследствии получило название спортивных
состязаний.
Различного рода ограничения дошли до нашего времени. Во всяком случае
когда Комиссия по разработке Гражданского уложения России готовила материалы
к книге 5, посвященной обязательственному праву, она обратила внимание, что
законодательство всех стран делится на два вида: в одних игры и пари полностью
запрещены, а в других только ограничены. Так, в самой дореволюционной России
(том Х, часть 1 Свода законов гражданских) признавались ничтожными займы "по
игре и для игры", заключенные с ведома займодавца (ст. 2014). Таким образом,
под защитой закона могли быть только займы, выданные займодавцем, который
не знал, для какой цели берет у него деньги заемщик.
Негативное в целом отношение к играм и пари сохраняет в значительной
мере и Кодекс. Из статей 1062 и 1063 следует, что игры и пари считаются действительными
сделками только в случаях, прямо предусмотренных этими статьями, и соответственно
только в этих случаях подлежат защите. Общим же правилом является признание
и игр, и пари обстоятельствами, с которыми не может быть связано возникновение
прав и обязанностей у сторон.
Более того, действующий в нашей стране Уголовный кодекс признает преступлением
содержание игорных притонов (ст. 226), организацию азартных игр (в карты,
в рулетку, "наперсток" и др.) на деньги, вещи и иные ценности (ст. 208-1),
а также вовлечение несовершеннолетних в занятие азартными играми (ст. 210).
Нормы главы 58 ГК имеют двоякое значение.
Во-первых, они выделяют особые случаи, при которых в пари или в играх
участвует слабая сторона, нуждающаяся в защите со стороны законодателя. Речь
идет о требованиях лиц, которые приняли участие в играх или пари под влиянием
обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором
игр и пари (ст. 1062). При применении указанной нормы следует иметь в виду,
что содержащееся в ней общее правило, по которому не подлежат защите вытекающие
из игры требования юридических лиц и граждан, распространяется на обоих участников
пари и игр: как на организатора игр, так и их участника. И наоборот, исключение
из правила, направленного на защиту слабой стороны, относится к требованиям
только участника игры и пари, но не их организатора. Таким образом, налицо
ограничительное применение нормы.
Во-вторых, в ст. 1063 ГК подразумевается легитимированная организация
лотерей, тотализаторов (взаимных пари), а также других основанных на риске
игр. Такого рода рисковые, то есть алеаторные, сделки вправе совершать, выступая
в роли организатора, Российская Федерация, субъекты Федерации, муниципальные
образования, а также любое лицо, которое получило от компетентного органа
(государственного или муниципального) лицензию.
Алеаторная сделка представляет собой договор, сторонами в котором являются
организация, получившая лицензию, и любой другой субъект, выступающий как
участник в роли ее контрагента. Порядок выдачи лицензий на проведение лотерей
на уровне Федерации утверждает Правительство РФ, а порядок организации самих
лотерей - Президент РФ.
Примером может служит Порядок выдачи разрешений на проведение всероссийских
лотерей, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от
15 апреля 1995 года<78>. Этот Порядок распространяется на лотереи, которые
проводятся на территории РФ федеральными органами исполнительной власти, общероссийскими
общественными объединениями, а также международными общественными объединениями,
которые созданы в нашей стране и осуществляют деятельность на ее территории,
а также на территории одного или более иностранных государств. Разрешения,
о которых идет речь, выдает Министерство финансов Российской Федерации на
срок в три года. При этом особо предусмотрена недопустимость передачи разрешения
на проведение всероссийских лотерей кому бы то ни было.
К лицам, нарушающим порядок проведения лотерей, применяются различного
рода санкции, вплоть до приостановления действия или аннулирования разрешения
на проведение лотерей. Решение на этот счет соответствующего органа может
быть обжаловано в арбитражном суде.
К алеаторным договорам, разрешенным законом, применяются, если это не
противоречит их сущности, общие положения о договорах. Такой вывод вытекает
из п. 1 ст. 1063 Кодекса.
Специфика алеаторных сделок состоит в том, что и при играх, и при пари
в зависимости от наступления или ненаступления установленного обязательства
выигрывает одна сторона, а проигрывает другая. Все дело в том, какая из сторон
окажется в той или иной позиции.
По своей конструкции алеаторные договоры разновидность условных сделок.
Как и в иных условных сделках, возникновение прав и обязанностей поставлено
здесь в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит
ли оно. При этом к разрешенным алеаторным сделкам, аналогично другим условным
сделкам, должен применяться п. 3 ст. 157 ГК. Из него вытекает, что, когда
наступлению условия ("выпал выигрыш") недобросовестно воспрепятствовала сторона,
которой это невыгодно (имеется в виду организатор игр и пари), условие признается
наступившим. И напротив, если наступлению условия недобросовестно содействовала
сторона, которой наступление условия выгодно (участник), условие признается
ненаступившим.
Правовой режим легитимированных алеаторных сделок включает нормы, которые
относятся к форме договора (п. 2 ст. 1063). Такой договор должен быть письменным
- в виде лотерейного билета, квитанции, иного документа. Положение о выпуске
и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР специально оговаривает
то обстоятельство, что лотерейные билеты не являются ценными бумагами.
Абзац первый п. 3 ст. 1063 Кодекса перечисляет условия, которые должны
содержаться в предложении о заключении соответствующего договора (оферте).
Все они - срок проведения игр, порядок определения выигрыша и его размер относятся
к числу существенных, а значит, без их согласования договор не может считаться
заключенным.
В ГК предусмотрены определенные гарантии прав участников легитимированных
игр. Одна из них связана с отказом организатора от проведения игры в установленный
срок: в указанном случае за участником признается право требовать либо переноса
срока проведения игр, то есть исполнения принятого организатором игр обязательства
в натуре, либо возмещения понесенных участником убытков, но только в виде
реального ущерба. Следовательно, упущенная выгода возмещению не подлежит (абз.
2 п. 3 ст. 1063). Другая гарантия призвана обеспечить своевременную и полную
выплату выигрыша в срок, определенный в оферте, исходящей от организатора
игр (при отсутствии иного указания в договоре срок считается равным 10 дням).
Эта гарантия выражается в том, что у участника возникает право требовать выдачи
ему выигрыша в установленных в условиях проведения игр размере, форме (денежной
или в натуре) и сроки (при отсутствии в условиях указания на определенный
срок он признается равным 10 дням и начинает исчисляться с момента определения
результата игр) (п. 4 ст. 1063). Пункт 5 ст. 1063 предусматривает, что участник,
не получивший своевременно и в полном объеме причитающийся ему выигрыш, вправе
требовать от организатора помимо выплаты выигрыша также и возмещения убытков,
которые были причинены организатором. Соответствующая норма дает основания
сделать вывод, что, когда выигрыш носит денежный характер и его невыплата
представляет собой нарушение денежного обязательства, предполагается применение
в полном объеме ст. 395 ГК. Подразумевается обязанность должника уплатить
кроме самой суммы долга также проценты на нее, исчисляемые в соответствии

<< Пред. стр.

стр. 30
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>